Жарникова, Светлана Васильевна. Светлана жарникова


Светлана Васильевна Жарникова » Перуница

Светлана Васильевна Жарникова Родилась в г.Владивостоке Приморского края.
  • В 1970 г. закончила факультет теории и истории изобразительного искусства института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина в Ленинграде. Работала в г.Анапе Краснодарского края и г.Краснодаре.
  • С 1978 по 2002 г. жила и работала в г.Вологде.
  • С 1978 по 1990 – научный сотрудник Вологодского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.
  • С 1990 по 2002 г. – научный сотрудник, затем заместитель директора по научной работе Вологодского Научно-методического Центра культуры. Преподавала в Вологодском областном Институте повышения квалификации педагогических кадров и Вологодском Государственном педагогическом Институте.
  • С 1984 по 1988 г. – обучение в Аспирантуре института этнографии и антропологии АН СССР. Защитила диссертацию "Архаические мотивы севернорусской орнаментики (к вопросу о возможных праславянско-индоиранских параллелях). Кандидат исторических наук.
  • С 2001 г. член Международного Клуба Ученых.
  • С 2003 г. живет и работает в Санкт-Петербурге.
Основной круг научных интересов: Арктическая прародина индоевропейцев; ведические истоки северорусской народной культуры; архаические корни северорусского орнамента; санскритские корни в топо и гидронимии Русского Севера; обряды и обрядовый фольклор; семантика народного костюма. «Как началась научная деятельность, связанная с ведическими ариями?Все было очень просто. Во-первых, мне как всякому нормальному человеку было интересно узнать: «Кто мы, откуда и куда идем? Но это было давно, я все же искусствовед, закончила академию художеств. И поскольку по воле судьбы нам пришлось уехать из Краснодара, так как из-за болезни мужа нам надо было сменить климат на более континентальный. Так мы с двумя детьми приехали в Вологду. Сначала я водила экскурсии младшим научным сотрудником в Вологодском историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике. Затем мне предложили развивать какую-нибудь научную тему, но чтобы никому не мешать. Тогда я решила заниматься орнаментом, хотя считалось, что о нем и так все знают. И тут обнаружилась парадоксальная вещь, что в северно-русском орнаменте: в абашевской, андроновской культурах эти орнаменты за пределы так называемого арийского круга не выходят. Тогда потянулась цепочка: раз здесь был ледник, то когда сюда пришли эти самые славяне, финоугры. Тогда выясняется, что ледника оказывается вообще не было на этом месте.

Кроме того, климатические характеристики были более оптимальные, чем в западной Европе. А потом выясняется, что раньше здесь вообще климат был супер, об этом говорят климатологи. Если это так, то кто здесь жил? Антропологи заявляют, что здесь не было никаких монголоидных характеристик, это были классические европеоиды, а финоугры — классические монголоиды. Тогда нужно было прибегнуть к научным доказательствам: ведь существуют антропология, лингвистика, геоморфология и так далее. Собираешь все эти данные как кубик рубика, и если ничего не выпадает из контекста, то значит все правильно. Прошло время анализа и наступило время синтеза, которое может длиться столетиями.

На сегодняшний день мы имеем географические названия, мы имеем лексику, антропологический тип, мы имеем исторические данные, мы имеем орнамент, определенные обрядовые структуры, мы имеем определенные тексты, которые расшифровывают эти обрядовые структуры; и все это вместе взятое, плюс выводы, которые в свое время сделали Жан Сельмен Баи, Уоррен, Тилак, не заинтересованные в апологетике российской истории. Мы все это берем вместе и получаем результат».

Действительно на сегодняшний день идет огромная борьба и борьба уже геополитическая. Действительно речь идет о том, что должна выстраиваться новая идеология России, многонациональной России, которая объединяет все ее народы на основе их общего родства, их общей прародины и общей истории. Вне зависимости от той конфессиональной и национальной раздробленности, которая имеет место на сегодняшний день. И поэтому обращаясь к нашим древним корням, к тем истокам, мы можем с вами констатировать: «Да, вроде мы все разные, но и сегодня генетики уже говорят про екутов, которые сами себя называют саха, то есть люди сахи (оленя, лося), у центральнорусских, у северо-западных индийцев, у современных татар один и тот же набор антигенов. О чем это говорит? О генетическом родстве.

...Товарищи, дорогие мои друзья, соотечественники, мы уже имеем Веды, не надо ничего придумывать. То, что арии унесли на территорию Индостана, что они хранили как святыню, на что не подействовали никакие другие конфессии и не могли подействовать...

Для того, чтобы знать свою историю, достаточно читать гимны Ригведы и Авесты, которые и древние иранцы, и древние индийцы унесли на свою новую территорию и хранили как святыню, как зеницу ока. Они не имели права не только изменять слог или слово, но даже интонирование; и они дошли до нас. Давайте и мы не будем ничего придумывать, ничего изобретать, у нас есть прошлое огромное, глубокое; на много тысяч десятков лет мы его охватить сейчас не можем, мы не можем понять тех знаний, которые пришли к нам в сказках, в песнях, в обрядах, во всем.

Элементарно то, что сохранилось в нашей религиозной системе, что ушло в православие: «Бог есть свет и нет в нем никакой тьмы». Да ведь и древние арии то же самое говорили: изначально был свет, и все что нас окружает — это только эманация света, это только иллюзия света. Мы приходим из света и уходим на «тот свет». И уходим мы из мира яви, которым правит мир прави, в мир нави. А навь на санскрите, а значит на нашем с вами языке, означает новый, свежий, молодой. Мы уходим в другой свет, чтобы в нем очиститься, вернуться обратно и подняться на новый уровень. И так до бесконечности пока не обретем право быть святьем, то есть обладать световым телом и не возвращаться обратно.

...Поймите, что любое вдохновение, озарение, просветление исследователя — это огромный титанический труд, это всегда жертвоприношение. И в этом наши предки были правы: да, жертвоприношение — это наша жизнь. И когда нас озаряет, когда мы работаем на грани инфаркта, наш мозг потребляет в 3-4 раза больше крови, чем в обычном состоянии. Значит, напрягается мозг, напрягаются кровеносные сосуды. Мы платим за эти открытия самими собой, своей жизнью, своей кровью.

Я вас призываю: будьте вежливы, люди, будьте бдительны. Уважайте своих предшественников. Когда вы что-то создаете, то ваши последователи будут опираться на вас. Ведь это фундамент, на котором строится новая идеологема, ибо идеология — это идеалы, воплощенные в слове, а точнее в законе. А без них ни один этнос существовать не может. И стремясь построить новую российскую идеологию, основанную на нашем прошлом, мы говорим: да, все народы нашей страны едины, они выросли из одной почвы, у них общая кровь, общая история, общие корни, так давайте жить в мире...

Голубев С.В.

www.perunica.ru

Светлана Васильевна Жарникова — Традиция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»

Светла́на Васи́льевна Жа́рникова (27 декабря 1945 г.р., город Владивосток, СССР — 26 ноября 2015 г.с., город Санкт-Петербург Российской Федерации) — кандидат исторических наук, этнограф, искусствовед, действительный член Русского географического общества; член Международного клуба учёных с 2001 года, и, с 2002 по 2015 годы — руководитель отделения этого клуба, под наименованием — «Этнология».[1]

Светлана Жарникова:

  • родилась 27 декабря 1945 года во Владивостоке Приморского края Союза Советских Социалистических Республик в семье военнослужащего.
  • в 1970 году закончила факультет теории и истории изобразительного искусства Института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина в советском городе Ленинград. После окончания института работала в городах Анапе и Краснодаре.
  • с 1978 по 2002 годы жила и работала в городе Вологда, где с 1978 по 1990 годы — научный сотрудник Вологодского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, а с 1990 по 2002 годы — научный сотрудник, и — затем, заместитель директора по научной работе Вологодского Научно-методического Центра культуры. Преподавала в Вологодском областном Институте повышения квалификации педагогических кадров и в Вологодском Государственном педагогическом Институте.
  • с 1984 по 1988 годы — обучение в Аспирантуре института этнографии и антропологии АН СССР, где защитила диссертацию на тему «Архаические мотивы севернорусской орнаментики (к вопросу о возможных праславянско-индоиранских параллелях)», получив степень кандидата исторических наук.
  • с 2001 года — член Международного клуба учёных (неакадемическая организация с весьма либеральными условиями для вступления).
  • с 2003 года — переезжает из города Вологда в Санкт-Петербург, где живёт и работает по специальности: основной круг научных интересов — арктическая прародина индоевропейцев, ведические истоки северорусской народной культуры, архаические корни северорусского орнамента, санскритские корни в топо- и гидронимии Русского Севера, обряды и обрядовый фольклор, семантика народного костюма.

Скончалась утром 26 ноября 2015 года в кардиологическом центре Алмазова города Санкт-Петербург. Похоронена в Шексне, рядом с супругом — архитектором, Германом Ивановичем Виноградовым.

Последнее интервью

C.В. Жарникова — сторонница арктической гипотезы, поддерживаемой учёными из Индии и некоторых других стран. Подтверждением этой гипотезы С. В. Жарникова считает сходство санскрита с севернорусскими го́ворами. По мнению критиков, в своих предположениях — С. В. Жарникова, игнорирует достижения современной исторической лингвистики: …точно установившей происхождение северных диалектов русского языка, — по убеждению тех же критиков, — от значительно более южных протобалтославянских языков.

С. В. Жарникова находит в санскритских параллелях объяснение большого количество топонимов на территории России и, даже тех — происхождение которых, предположительно, давно установлено и никак не связано с санскритом. Топонимист А. Л. Шилов, критикуя трактовку С. В. Жарниковой об этимологии гидронимов «происхождение которых ещё не установлено», писал: «…может быть, признание „темных“ названий принципиально неопределимыми все же лучше, чем объявление их санскритскими, как это делается с иными гидронимами Русского Севера — Двина, Сухона, Кубена, Стрига [Кузнецов 1991; Жарникова 1996]»[2]

Как небезосновательно отмечает В. А. Шнирельман: «Особый интерес Жарникова испытывала к изображению свастики и пыталась доказать, что как индоиранцы, так и славяне унаследовали этот символ от триполья, если вообще не от позднепалеолитических предков».[3]

Авторские публикации[править]

  1. Восточнославянское языческое верховное божество и следы его культа в орнаментике северорусских женских головных уборов // Всесоюзная сессия по итогам полевых этнографических исследований 1980 −1981 гг. Тезисы докладов: город Нальчик 1982 г., стр. 147 −148 (0,1 п.л.)
  2. О попытке интерпретации значения некоторых образов русской народной вышивки архаического типа. // Советская этнография 1983 г., № 1, стр. 87 −94 (0,5 п.л.)
  3. О некоторых архаических мотивах вышивки Сольвычегодских кокошников северодвинского типа // Советская этнография 1985 г., № 1 стр. 107 −115 (0,5 п.л.)
  4. Архаические мотивы северорусской народной вышивки и их параллели в древнейших орнаментах населения Евразийских степей // Информбюллетень МАИКЦА (ЮНЕСКО) Москва: Наука 1985 г., в 6 −8 (русский и английский варианты) стр. 12 −31 (1 п.л.)
  5. Отражение языческих верований и культа в орнаментике северорусских женских головных уборов // Научно-атеистические исследования в музеях Л. ГМИРиА 1986 г., стр. 96 −107 (1 п.л.)
  6. К вопросу о возможной локализации священных гор Меру и Хары индоиранской (арийской) мифологии // Информбюллетень МАИКЦА (Юнеско) М. 1986 г., т. 11 (русский и английский варианты) стр. 31 −44 (1 п.л.)
  7. Фаллическая символика северорусской прялки как реликт праславянско- индоиранской близости // Историческая динамика расовой и этнической дифференциации населения Азии. М: Наука 1987 г., стр. 330 −146 (1.3 п.л.)
  8. О возможных истоках образов птиц в русской народной обрядовой поэзии и прикладном искусстве // Всесоюзная научно-практическая конференция. Фольклор. Проблемы сохранения, изучения, пропаганды. Тезисы докладов М. 1988 г., стр. 112 −114 (0.2 п.л.)
  9. Архаические мотивы севернорусской орнаментики (к вопросу о возможных праславянско-индоиранских параллелях) Канд. Диссертация, Институт этнографии и антропологии АН СССР 1989 г. (10 п.л.)
  10. О возможных истоках образа коня-оленя в индоиранской мифологии, скифо-сакской и северорусской орнаментальных традициях // Всесоюзная школа-семинар по семиотике культуры. Архангельск 1989 г., стр. 72 −75 (0,3 п.л.)
  11. Где же Вы, горы Меру? // Вокруг света, № 3 1989 г., стр. 38 −41.
  12. Задачи этнографического изучения Вологодской области // Вторая краеведческая научно-практическая конференция. Тезисы докладов. Вологда 1989 г. (0,1 п.л.).
  13. Возможные истоки образа коня-гуся и коня-оленя в индоиранской (арийской) мифологии // Информбюллетень МАИКЦА (Юнеско) М : Наука 1990 г., т. 16 (русский и английский варианты) стр. 84 −103 (2 п.л.)
  14. «Ригведа» о северной прародине арьев // Третья краеведческая научно- практическая конференция. Тезисы докладов, Вологда 1989 г. (0,2 п.л.)
  15. Обрядовые функции северорусского женского народного костюма. Вологда 1991 г. (2,5 и.л.)
  16. Узоры ведут по древним тропам // Слово 1992 г., № 10 стр. 14 −15 (0,4 п.л.)
  17. Исторические корни северорусской народной культуры // Информационно- практическая конференция по проблемам традиционной народной культуры Северо- Западного региона России. Тезисы докладов. Вологда 1993 г., стр. 10 −12 (О,2 п.л.)
  18. Загадка Вологодских узоров // Древность: Арьи. Славяне. B.I M: Витязь 1994 г., стр. 40 −52 (1 п.л.)
  19. Древние тайны русского Севера // Древность: Арьи Славяне В.2 М: Витязь 1994 г., стр. 59 −73 (1 п.л.)
  20. Образы водоплавающих птиц в русской народной традиции (Истоки и генезис) Культура Русского Севера Вологда Издание ВГПИ 1994 г., стр. 108 −119 (1 п.л.)
  21. Узоры ведут в древность // Радонеж 1995 г., № 6 стр. 40 −41 (0,2 п.л.)
  22. Древние тайны Русского Севера // Древность: Арьи. Славяне. Изд.2 М: Палея 1996 г., стр. 93 −125(2 п.л.)
  23. Мы кто в этой старой Европе // Наука и жизнь № 5 1997 г. (0,7 п.л.)
  24. Древние тайны Русского Севера // Кто они и откуда? Древнейшие связи славян и арьев М. 1998 г., стр. 101 −129, 209 −220 (3 п.л.)
  25. Мир образов русской прялки, Вологда 2000 г. (3 п.л.)
  26. Славяне и арьи в Вологодской, Олонецкой (Карелия), Архангельской и Новгородской губерниях М. Экономическая газета № 1, 2, 3, 2000 г. (3 п.л.)
  27. Дорогами мифов (А. С. Пушкин и русская народная сказка) // Этнографическое обозрение № 2 2000 г., стр. 128 −140 (1.5 п.л.)
  28. Откуда пришел наш Дед Мороз // Мир детского театра № 2, 2000 г. стр. 94 −96
  29. Так ли прост наш Дед Мороз // Вокруг Света № 1, 2001 г., стр. 7 −8
  30. Концепция программы «Великий Устюг — Родина Деда Мороза» Вологда 2000 г. (5n.л.)
  31. Сохранились даже названия рек (в соавт. с А. Г. Виноградовым) // СПб — Новый Петербург № 18, 2001 г. (0,25 п.л.)
  32. Где же ты Гиперборея? (в соавт. с А. Г. Виноградовым) // СПб — Новый Петербург № 22, 2001 г. (0,25 п.л.)
  33. Отражение ведических мифологем в восточнославянской календарной обрядности // На пути к возрождению. Опыт освоения традиций народной культуры Вологодской области. Вологда 2001 г., стр. 36 −43 (0,5 п.л.)
  34. Преданья старины глубокой (в соавт. с А. Г. Виноградовым) в редакции Нового Петербурга (0,25 п.л.)
  35. Золотая нить (Древнейшие истоки народной культуры Русского Севера)
  36. Архаические корни традиционной культуpы Русского Севера, Вологда 2003 г. (11, 5 п.л.)
  37. Исторические корни календарных обрядов. Вологда 2003 г. (5 п.л.)
  38. Ферапонтовская Мадонна // Пятницкий бульвар № 7(11), Вологда 2003 г., стр. 6 −9.
  39. Восточная Европа как прародина индоевропейцев. (в соавт. С А. Г. Виноградовым) // Реальность и субъект № 3, том 6 — СПб 2002 г., стр. 119 −121
  40. О Локализации священных гор Меру и Хары // Гиперборейские корни Калокагатии. — СПб, 2002 г., стр. 65 −84
  41. Реки — хранилища памяти (в соавт. с А. Г. Виноградовым) // Русский Север — прародина индо-славов. — М.: Вече 2003 г., стр. 253 −257.
  42. Древние танцы Русского Севера // Русский Север — прародина индо-славов. — М.; Вече 2003 г., стр. 258 −289.
  43. Веды и восточнославянская календарная обрядность // Русский Север — прародина индо-славов. М.; Вече 2003 г., стр. 290 −299.
  44. А. С. Пушкин и древнейшие образы русских сказок // Русский Север — прародина индо-славов. М.: Вече 2003 г., стр. 300 −310.
  45. Арьяна-Гиперборея — Русь. (в соавт. с А. Г. Виноградовым). Рукопись. (50 авт.л.)

Аудиовизуальный материал[править]

Светлана Жарникова: Меня уже поздно убивать

Жарникова Светлана Васильевна: Доклад на конференции по Гиперборее РГО (2004 год)

Жарникова Светлана Васильевна: Хоровод историй

Жарникова C. В.: Секрет гонения на гусли

Интервью со Светланой Васильевной Жарниковой о Русском Севере, Кайласе и о многом другом

Свтлана Жарникова: Орнамент и язык в культуре народов

Индийские Веды и Россия. Жарникова Светлана — Цикл интервью

Жарникова С. В. «Восточноевропейское земледелие в период архаики», выступление в Российском географическом обществе в декабре 2011 года

traditio.wiki

Ящик пандоры – Светлана Васильевна Жарникова

Родилась в г. Владивостоке Приморского края.

  • В 1970 г. закончила факультет теории и истории изобразительного искусства института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина в Ленинграде. Работала в г.Анапе Краснодарского края и г.Краснодаре.
  • С 1978 по 2002 г. жила и работала в г.Вологде.
  • С 1978 по 1990 – научный сотрудник Вологодского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.
  • С 1990 по 2002 г. – научный сотрудник, затем заместитель директора по научной работе Вологодского Научно-методического Центра культуры. Преподавала в Вологодском областном Институте повышения квалификации педагогических кадров и Вологодском Государственном педагогическом Институте.
  • С 1984 по 1988 г. – обучение в Аспирантуре института этнографии и антропологии АН СССР. Защитила диссертацию «Архаические мотивы севернорусской орнаментики (к вопросу о возможных праславянско-индоиранских параллелях). Кандидат исторических наук.
  • С 2001 г. член Международного Клуба Ученых.
  • С 2003 г. живет и работает в Санкт-Петербурге.
  • 26 ноября 2015 ушла из жизни
  • Основной круг научных интересов: Арктическая прародина индоевропейцев; ведические истоки северорусской народной культуры; архаические корни северорусского орнамента; санскритские корни в топо и гидронимии Русского Севера; обряды и обрядовый фольклор; семантика народного костюма.

Выдержка из интервью со Светланой Васильевной:

«Как началась научная деятельность, связанная с ведическими ариями?

Все было очень просто. Во-первых, мне как всякому нормальному человеку было интересно узнать: «Кто мы, откуда и куда идем? Но это было давно, я все же искусствовед, закончила академию художеств. И поскольку по воле судьбы нам пришлось уехать из Краснодара, так как из-за болезни мужа нам надо было сменить климат на более континентальный. Так мы с двумя детьми приехали в Вологду. Сначала я водила экскурсии младшим научным сотрудником в Вологодском историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике. Затем мне предложили развивать какую-нибудь научную тему, но чтобы никому не мешать. Тогда я решила заниматься орнаментом, хотя считалось, что о нем и так все знают. И тут обнаружилась парадоксальная вещь, что в северно-русском орнаменте: в абашевской, андроновской культурах эти орнаменты за пределы так называемого арийского круга не выходят. Тогда потянулась цепочка: раз здесь был ледник, то когда сюда пришли эти самые славяне, финоугры. Тогда выясняется, что ледника оказывается вообще не было на этом месте. Кроме того, климатические характеристики были более оптимальные, чем в западной Европе. А потом выясняется, что раньше здесь вообще климат был супер, об этом говорят климатологи. Если это так, то кто здесь жил? Антропологи заявляют, что здесь не было никаких монголоидных характеристик, это были классические европеоиды, а финоугры — классические монголоиды. Тогда нужно было прибегнуть к научным доказательствам: ведь существуют антропология, лингвистика, геоморфология и так далее. Собираешь все эти данные как кубик рубика, и если ничего не выпадает из контекста, то значит все правильно. Прошло время анализа и наступило время синтеза, которое может длиться столетиями. На сегодняшний день мы имеем географические названия, мы имеем лексику, антропологический тип, мы имеем исторические данные, мы имеем орнамент, определенные обрядовые структуры, мы имеем определенные тексты, которые расшифровывают эти обрядовые структуры; и все это вместе взятое, плюс выводы, которые в свое время сделали Жан Сельмен Баи, Уоррен, Тилак, не заинтересованные в апологетике российской истории. Мы все это берем вместе и получаем результат».

]]>1462310159_68kmc7l6cuq Светлана Васильевна Жарникова Не вписывается в науку и историю Необычное О России ]]>

Выдержка из выступления (Март 2009 года)

Действительно на сегодняшний день идет огромная борьба и борьба уже геополитическая. Действительно речь идет о том, что должна выстраиваться новая идеология России, многонациональной России, которая объединяет все ее народы на основе их общего родства, их общей прародины и общей истории. Вне зависимости от той конфессиональной и национальной раздробленности, которая имеет место на сегодняшний день. И поэтому обращаясь к нашим древним корням, к тем истокам, мы можем с вами констатировать: «Да, вроде мы все разные, но и сегодня генетики уже говорят про екутов, которые сами себя называют саха, то есть люди сахи (оленя, лося), у центральнорусских, у северо-западных индийцев, у современных татар один и тот же набор антигенов. О чем это говорит? О генетическом родстве.

…Товарищи, дорогие мои друзья, соотечественники, мы уже имеем Веды, не надо ничего придумывать. То, что арии унесли на территорию Индостана, что они хранили как святыню, на что не подействовали никакие другие конфессии и не могли подействовать…

]]>1462310256_eguybqutkxy Светлана Васильевна Жарникова Не вписывается в науку и историю Необычное О России ]]>

Для того, чтобы знать свою историю, достаточно читать гимны Ригведы и Авесты, которые и древние иранцы, и древние индийцы унесли на свою новую территорию и хранили как святыню, как зеницу ока. Они не имели права не только изменять слог или слово, но даже интонирование; и они дошли до нас. Давайте и мы не будем ничего придумывать, ничего изобретать, у нас есть прошлое огромное, глубокое; на много тысяч десятков лет мы его охватить сейчас не можем, мы не можем понять тех знаний, которые пришли к нам в сказках, в песнях, в обрядах, во всем. Элементарно то, что сохранилось в нашей религиозной системе, что ушло в православие: «Бог есть свет и нет в нем никакой тьмы». Да ведь и древние арии то же самое говорили: изначально был свет, и все что нас окружает — это только эманация света, это только иллюзия света. Мы приходим из света и уходим на «тот свет». И уходим мы из мира яви, которым правит мир прави, в мир нави. А навь на санскрите, а значит на нашем с вами языке, означает новый, свежий, молодой. Мы уходим в другой свет, чтобы в нем очиститься, вернуться обратно и подняться на новый уровень. И так до бесконечности пока не обретем право быть святьем, то есть обладать световым телом и не возвращаться обратно.

…Поймите, что любое вдохновение, озарение, просветление исследователя — это огромный титанический труд, это всегда жертвоприношение. И в этом наши предки были правы: да, жертвоприношение — это наша жизнь. И когда нас озаряет, когда мы работаем на грани инфаркта, наш мозг потребляет в 3-4 раза больше крови, чем в обычном состоянии. Значит, напрягается мозг, напрягаются кровеносные сосуды. Мы платим за эти открытия самими собой, своей жизнью, своей кровью.

Я вас призываю: будьте вежливы, люди, будьте бдительны. Уважайте своих предшественников. Когда вы что-то создаете, то ваши последователи будут опираться на вас. Ведь это фундамент, на котором строится новая идеологема, ибо идеология — это идеалы, воплощенные в слове, а точнее в законе. А без них ни один этнос существовать не может. И стремясь построить новую российскую идеологию, основанную на нашем прошлом, мы говорим: да, все народы нашей страны едины, они выросли из одной почвы, у них общая кровь, общая история, общие корни, так давайте жить в мире…

Голубев С.В.

]]>Источник]]>

pandoraopen.ru

Светлана Жарникова — гиперборейская дура

Славянская Лавка. Кумиры (идолы), этническая посуда, обереги, натуральная косметика

»Уже месяц как готовим совместно с Лесной сказкой комоедицу. Вчера ездил уточнять детали. А прямо на вокзале меня застал звонок Стерха: в герцовке намечалась лекция Велеслава и Резункова. Изначально я отказался, тем более, что отменили мою электичку. Однако Стерх настаивал на моем присутствии. Не догнав, зачем это ему надо, я с опозданием на час прибыл в универ. Кроме того разговора с Велеславом думал постебать Резуноква и навалять дюлей голяди, которая ни одного подобного мероприяти не пропускает. Короче пришел.Как я был рад, что опоздал на час! Первой выступала Жарникова — сторонник арктической прародины славян и происхождения наших предков из Индии. И ведь еще час я вынужден был ее слушать! Стерху я тогда сказал: «такую фигню пороть и я умею! А умеет ли Жарникова чинить машины?»

Этот час, да судя по всему и предыдущий, она расписывала славянскую культуру и арктическую прародину славян на довольно безсистемном изложении материала. Мало того, что безсистемном, так еще и безграмотном! Восновном цитировала Афанасьева. Когда требовалось что-то дополнить или подтвердить из своих теорий — обращалась к Ведам, махабхарате и Велесовой книге (которая «все расставила по своим местам»). Выводила русское «нищий» от санскритского омонима со значением «ряженный». Забыв об анатолийском диалекте, назвала русский язык наиболее близким к санскриту. Подчеркнув, что блины не являются символами солнца, отнесла их к атрибутам луны. Вывела славянское «Святки» от санскритского «свытья». Выдавала следующие перлы: «на масленицу — первый блин комом, потому, что наши предки бросали в могилу три кома земли», «прялка — символ мужского начала», «имя богини зари Ушас близко к нашему «ужас». Когда она закончила и спросила есть ли вопросы, я взвыл: «на фиг! Еще раз такое слушать!» Однако вопросы последовали. Пришлось поучаствовать. Я постарался указать Жарниковой на все ее ошибки, но она каждый раз норовила отмазаться по двум аргументам — «я такого не говорила» и «читайте первоисточники, там все есть». Попытался разобраться с лунными блинами и солярной символикой, указав, что согласно Буенок и Рыженкову, некоторые блины пекли так, чтобы в их круге отпеатался солнечный крест, который сама Жарникова упоминала, как символ солнца. Та отмазалась на тему, «ну, это уже 19 век, а вот в более ранних первоисточниках вы не найдете упоминание блина, как солнца. Ни один фольклорист не упоминает такого». Я заметил, что только что назвал две фамилии. Она отмахнулась — дескать наше время, не котируется. И вообще, сам Лермонтов сравнивал Луну с блином. Я огрызнулся «один поэт солнце сравнил со снайперским прицелом». В ответ получил предъяву на то, что в 19 веке (резко ставшем авторитетным в плане язычества, хотя ранее утверждалось обратное) снайперских прицелов не было. Повел разговор насчет Египта, прослушав свою порцию «я такого не говорила». Жарниковагорда заявила, что славяне вышли из Египта потому, что свою страну они звали Та-Кемь, «что означает «Земля Кемь», а в России тоже есть Кемь». Язвительное «вообще-то «Кем» — это «черная» смутило Жарникову, но не поколебало упорства. Замечание насчет того, что звуки «р» и «л» в египетской грамматике писались одним символом так же был проигнорировано. Зато вступилась кто-то из сторонниц Жарниковой, заявив, что во всех виденных ею источниках бога звали «Ра», и никак иначе. Я ответил, что есть такая вещь, как традиция. И согласно ей, и Вавилон зовут Вавилоном, хотя его название в подлиннике «Баб-Алу». В ответ получил бормотание «главное — не название, главное — суть». Далее спорить устал, тем более, что Жарникова повторяла свою лекцию по второму разу в кругу фанатов.»

Похожие Статьи

Вконтакте

Facebook

Google+

Одноклассники

Мой мир

Twitter

slaviy.ru

Жарникова, Светлана Васильевна — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Светла́на Васи́льевна Жа́рникова (27 декабря 1945, Владивосток, СССР — 26 ноября 2015, Санкт-Петербург Российской Федерации) — советский и российский этнограф и искусствовед, действительный член Русского географического общества.

Биография

Родилась в семье военнослужащего. В 1970 году закончила факультет теории и истории изобразительного искусства Института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина в Ленинграде. После окончания института работала в Анапе и Краснодаре. В 1978—2002 годах жила и работала в Вологде. В 1978—1990 годах — научный сотрудник Вологодского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. В 1990—2002 годах — научный сотрудник, затем заместитель директора по научной работе Вологодского Научно-методического Центра культуры. Преподавала в Вологодском областном институте повышения квалификации педагогических кадров и в Вологодском государственном педагогическом институте.

С 1984 по 1988 годы обучалась в аспирантуре института этнографии и антропологии АН СССР, где защитила диссертацию на тему «Архаические мотивы севернорусской орнаментики (к вопросу о возможных праславянско-индоиранских параллелях)», получив степень кандидата исторических наук. В 2001 году стала членом Международного клуба учёных (неакадемическая организация с либеральными условиями для вступления).

В 2003 года переехала из Вологды в Санкт-Петербург.

Скончалась утром 26 ноября 2015 года в кардиологическом центре Алмазова города Санкт-Петербург. Похоронена в Шексне, рядом с супругом — архитектором Германом Ивановичем Виноградовым.

Основной круг научных интересов — арктическая прародина индоевропейцев, ведические истоки северорусской народной культуры, архаические корни северорусского орнамента, санскритские корни в топо- и гидронимии Русского Севера, обряды и обрядовый фольклор, семантика народного костюма.

Критика

C. В. Жарникова — сторонница неакадемической арктической гипотезы, в настоящее время не признаваемой учёными всего мира (за исключением небольшого их количества, преимущественно из Индии). Подтверждением этой гипотезы С. В. Жарникова считает сходство санскрита с севернорусскими говорами (хотя это сходство на уровне созвучия отдельных слов незначительно, объясняется принадлежностью обоих языков к группе индоевропейских и в целом не превышает сходства санскрита с иными диалектами русского языка и со многими другими индоевропейскими языками). В своих предположениях С. В. Жарникова игнорирует достижения современной исторической лингвистики, достаточно точно установившей происхождение северных диалектов русского языка от значительно более южных протобалтославянских языков.

С. В. Жарникова находит в санскритских параллелях объяснение большого количество топонимов на территории России, даже тех, происхождение которых давно установлено и никак не связано с санскритом. Топонимист А. Л. Шилов, критикуя трактовку С. В. Жарниковой этимологии гидронимов, происхождение которых ещё не установлено, писал: «…может быть, признание „темных“ названий принципиально неопределимыми все же лучше, чем объявление их санскритскими, как это делается с иными гидронимами Русского Севера — Двина, Сухона, Кубена, Стрига [Кузнецов 1991; Жарникова 1996]»[1].

Как отмечает В. А. Шнирельман: «Особый интерес Жарникова испытывала к изображению свастики и пыталась доказать, что как индоиранцы, так и славяне унаследовали этот символ от Триполья, если вообще не от позднепалеолитических предков»[2].

Напишите отзыв о статье "Жарникова, Светлана Васильевна"

Примечания

  1. ↑ Журнал Вопросы языкознания ноябрь-декабрь 1999 года ([docviewer.yandex.ru/?url=http%3A%2F%2Fwww.ruslang.ru%2Fdoc%2Fvoprosy%2Fvoprosy1999-6.pdf&name=voprosy1999-6.pdf&lang=ru&c=5720a9c7f5c5 оцифрованная копия журнала])
  2. ↑ Шнирельман В. А. Арийский миф в современном мире. В 2 т. — М.: Новое литературное обозрение, 2015.

Авторские публикации

  1. Восточнославянское языческое верховное божество и следы его культа в орнаментике северорусских женских головных уборов // Всесоюзная сессия по итогам полевых этнографических исследований 1980 −1981 гг. Тезисы докладов: город Нальчик 1982 г., стр. 147 −148 (0,1 п.л.)
  2. О попытке интерпретации значения некоторых образов русской народной вышивки архаического типа. // Советская этнография 1983 г., № 1, стр. 87 −94 (0,5 п.л.)
  3. О некоторых архаических мотивах вышивки Сольвычегодских кокошников северодвинского типа // Советская этнография 1985 г., № 1 стр. 107 −115 (0,5 п.л.)
  4. Архаические мотивы северорусской народной вышивки и их параллели в древнейших орнаментах населения Евразийских степей // Информбюллетень МАИКЦА (ЮНЕСКО) Москва: Наука 1985 г., в 6 −8 (русский и английский варианты) стр. 12 −31 (1 п.л.)
  5. Отражение языческих верований и культа в орнаментике северорусских женских головных уборов // Научно-атеистические исследования в музеях Л. ГМИРиА 1986 г., стр. 96 −107 (1 п.л.)
  6. К вопросу о возможной локализации священных гор Меру и Хары индоиранской (арийской) мифологии // Информбюллетень МАИКЦА (Юнеско) М. 1986 г., т. 11 (русский и английский варианты) стр. 31 −44 (1 п.л.)
  7. Фаллическая символика северорусской прялки как реликт праславянско- индоиранской близости // Историческая динамика расовой и этнической дифференциации населения Азии. М: Наука 1987 г., стр. 330 −146 (1.3 п.л.)
  8. О возможных истоках образов птиц в русской народной обрядовой поэзии и прикладном искусстве // Всесоюзная научно-практическая конференция. Фольклор. Проблемы сохранения, изучения, пропаганды. Тезисы докладов М. 1988 г., стр. 112 −114 (0.2 п.л.)
  9. Архаические мотивы севернорусской орнаментики (к вопросу о возможных праславянско-индоиранских параллелях) Канд. Диссертация, Институт этнографии и антропологии АН СССР 1989 г. (10 п.л.)
  10. О возможных истоках образа коня-оленя в индоиранской мифологии, скифо-сакской и северорусской орнаментальных традициях // Всесоюзная школа-семинар по семиотике культуры. Архангельск 1989 г., стр. 72 −75 (0,3 п.л.)
  11. Где же Вы, горы Меру? // Вокруг света, № 3 1989 г., стр. 38 −41.
  12. Задачи этнографического изучения Вологодской области // Вторая краеведческая научно-практическая конференция. Тезисы докладов. Вологда 1989 г. (0,1 п.л.).
  13. Возможные истоки образа коня-гуся и коня-оленя в индоиранской (арийской) мифологии // Информбюллетень МАИКЦА (Юнеско) М : Наука 1990 г., т. 16 (русский и английский варианты) стр. 84 −103 (2 п.л.)
  14. «Ригведа» о северной прародине арьев // Третья краеведческая научно- практическая конференция. Тезисы докладов, Вологда 1989 г. (0,2 п.л.)
  15. Обрядовые функции северорусского женского народного костюма. Вологда 1991 г. (2,5 и.л.)
  16. Узоры ведут по древним тропам // Слово 1992 г., № 10 стр. 14 −15 (0,4 п.л.)
  17. Исторические корни северорусской народной культуры // Информационно- практическая конференция по проблемам традиционной народной культуры Северо- Западного региона России. Тезисы докладов. Вологда 1993 г., стр. 10 −12 (О,2 п.л.)
  18. Загадка Вологодских узоров // Древность: Арьи. Славяне. B.I M: Витязь 1994 г., стр. 40 −52 (1 п.л.)
  19. Древние тайны русского Севера // Древность: Арьи Славяне В.2 М: Витязь 1994 г., стр. 59 −73 (1 п.л.)
  20. Образы водоплавающих птиц в русской народной традиции (Истоки и генезис) Культура Русского Севера Вологда Издание ВГПИ 1994 г., стр. 108 −119 (1 п.л.)
  21. Узоры ведут в древность // Радонеж 1995 г., № 6 стр. 40 −41 (0,2 п.л.)
  22. Древние тайны Русского Севера // Древность: Арьи. Славяне. Изд.2 М: Палея 1996 г., стр. 93 −125(2 п.л.)
  23. Мы кто в этой старой Европе // Наука и жизнь № 5 1997 г. (0,7 п.л.)
  24. Древние тайны Русского Севера // Кто они и откуда? Древнейшие связи славян и арьев М. 1998 г., стр. 101 −129, 209 −220 (3 п.л.)
  25. Мир образов русской прялки, Вологда 2000 г. (3 п.л.)
  26. Славяне и арьи в Вологодской, Олонецкой (Карелия), Архангельской и Новгородской губерниях М. Экономическая газета № 1, 2, 3, 2000 г. (3 п.л.)
  27. Дорогами мифов (А. С. Пушкин и русская народная сказка) // Этнографическое обозрение № 2 2000 г., стр. 128 −140 (1.5 п.л.)
  28. Откуда пришел наш Дед Мороз // Мир детского театра № 2, 2000 г. стр. 94 −96
  29. Так ли прост наш Дед Мороз // Вокруг Света № 1, 2001 г., стр. 7 −8
  30. Концепция программы «Великий Устюг — Родина Деда Мороза» Вологда 2000 г. (5n.л.)
  31. Сохранились даже названия рек (в соавт. с А. Г. Виноградовым) // СПб — Новый Петербург № 18, 2001 г. (0,25 п.л.)
  32. Где же ты Гиперборея? (в соавт. с А. Г. Виноградовым) // СПб — Новый Петербург № 22, 2001 г. (0,25 п.л.)
  33. Отражение ведических мифологем в восточнославянской календарной обрядности // На пути к возрождению. Опыт освоения традиций народной культуры Вологодской области. Вологда 2001 г., стр. 36 −43 (0,5 п.л.)
  34. Преданья старины глубокой (в соавт. с А. Г. Виноградовым) в редакции Нового Петербурга (0,25 п.л.)
  35. Золотая нить (Древнейшие истоки народной культуры Русского Севера)
  36. Архаические корни традиционной культуpы Русского Севера, Вологда 2003 г. (11, 5 п.л.)
  37. Исторические корни календарных обрядов. Вологда 2003 г. (5 п.л.)
  38. Ферапонтовская Мадонна // Пятницкий бульвар № 7(11), Вологда 2003 г., стр. 6 −9.
  39. Восточная Европа как прародина индоевропейцев. (в соавт. С А. Г. Виноградовым) // Реальность и субъект № 3, том 6 — СПб 2002 г., стр. 119 −121
  40. О Локализации священных гор Меру и Хары // Гиперборейские корни Калокагатии. — СПб, 2002 г., стр. 65 −84
  41. Реки — хранилища памяти (в соавт. с А. Г. Виноградовым) // Русский Север — прародина индо-славов. — М.: Вече 2003 г., стр. 253 −257.
  42. Древние танцы Русского Севера // Русский Север — прародина индо-славов. — М.; Вече 2003 г., стр. 258 −289.
  43. Веды и восточнославянская календарная обрядность // Русский Север — прародина индо-славов. М.; Вече 2003 г., стр. 290 −299.
  44. А. С. Пушкин и древнейшие образы русских сказок // Русский Север — прародина индо-славов. М.: Вече 2003 г., стр. 300 −310.
  45. Арьяна-Гиперборея — Русь. (в соавт. с А. Г. Виноградовым). Рукопись. (50 авт.л.)

Ссылки

Аудиовизуальный материал
  • [www.youtube.com/watch?v=3Ps2JR5qHBM Светлана Жарникова: Меня уже поздно убивать]
  • [www.youtube.com/watch?v=dwe4Tf5Psjo Жарникова Светлана Васильевна: Доклад на конференции по Гиперборее РГО (2004 год)]
  • [www.youtube.com/watch?v=cNDUHz0kM_c Жарникова Светлана Васильевна: Хоровод историй]
  • [www.youtube.com/watch?v=z_FZP62LqYs Жарникова C. В.: Секрет гонения на гусли]
  • [www.youtube.com/watch?v=tRmS1nuwxqM&list=PLbvR7_TV_kwF7Dh38g5GOWqKOMqjOpq6W Подборка интервью с Жарниковой С. В.]
  • [www.youtube.com/watch?v=s0VvC4MgwDs Интервью со Светланой Васильевной Жарниковой о Русском Севере, Кайласе и о многом другом]
  • [www.youtube.com/watch?v=VbAJ8dyvITk Свтлана Жарникова: Орнамент и язык в культуре народов]
  • [www.youtube.com/watch?v=JDaphqu1Fsg Индийские Веды и Россия. Жарникова Светлана — Цикл интервью]
  • [www.youtube.com/watch?v=XibvOuLadgo Жарникова С. В. «Восточноевропейское земледелие в период архаики», выступление в Российском географическом обществе в декабре 2011 года].

Отрывок, характеризующий Жарникова, Светлана Васильевна

Свист и удар! В пяти шагах от него взрыло сухую землю и скрылось ядро. Невольный холод пробежал по его спине. Он опять поглядел на ряды. Вероятно, вырвало многих; большая толпа собралась у 2 го батальона. – Господин адъютант, – прокричал он, – прикажите, чтобы не толпились. – Адъютант, исполнив приказание, подходил к князю Андрею. С другой стороны подъехал верхом командир батальона. – Берегись! – послышался испуганный крик солдата, и, как свистящая на быстром полете, приседающая на землю птичка, в двух шагах от князя Андрея, подле лошади батальонного командира, негромко шлепнулась граната. Лошадь первая, не спрашивая того, хорошо или дурно было высказывать страх, фыркнула, взвилась, чуть не сронив майора, и отскакала в сторону. Ужас лошади сообщился людям. – Ложись! – крикнул голос адъютанта, прилегшего к земле. Князь Андрей стоял в нерешительности. Граната, как волчок, дымясь, вертелась между ним и лежащим адъютантом, на краю пашни и луга, подле куста полыни. «Неужели это смерть? – думал князь Андрей, совершенно новым, завистливым взглядом глядя на траву, на полынь и на струйку дыма, вьющуюся от вертящегося черного мячика. – Я не могу, я не хочу умереть, я люблю жизнь, люблю эту траву, землю, воздух… – Он думал это и вместе с тем помнил о том, что на него смотрят. – Стыдно, господин офицер! – сказал он адъютанту. – Какой… – он не договорил. В одно и то же время послышался взрыв, свист осколков как бы разбитой рамы, душный запах пороха – и князь Андрей рванулся в сторону и, подняв кверху руку, упал на грудь. Несколько офицеров подбежало к нему. С правой стороны живота расходилось по траве большое пятно крови. Вызванные ополченцы с носилками остановились позади офицеров. Князь Андрей лежал на груди, опустившись лицом до травы, и, тяжело, всхрапывая, дышал. – Ну что стали, подходи! Мужики подошли и взяли его за плечи и ноги, но он жалобно застонал, и мужики, переглянувшись, опять отпустили его. – Берись, клади, всё одно! – крикнул чей то голос. Его другой раз взяли за плечи и положили на носилки. – Ах боже мой! Боже мой! Что ж это?.. Живот! Это конец! Ах боже мой! – слышались голоса между офицерами. – На волосок мимо уха прожужжала, – говорил адъютант. Мужики, приладивши носилки на плечах, поспешно тронулись по протоптанной ими дорожке к перевязочному пункту. – В ногу идите… Э!.. мужичье! – крикнул офицер, за плечи останавливая неровно шедших и трясущих носилки мужиков. – Подлаживай, что ль, Хведор, а Хведор, – говорил передний мужик. – Вот так, важно, – радостно сказал задний, попав в ногу. – Ваше сиятельство? А? Князь? – дрожащим голосом сказал подбежавший Тимохин, заглядывая в носилки. Князь Андрей открыл глаза и посмотрел из за носилок, в которые глубоко ушла его голова, на того, кто говорил, и опять опустил веки. Ополченцы принесли князя Андрея к лесу, где стояли фуры и где был перевязочный пункт. Перевязочный пункт состоял из трех раскинутых, с завороченными полами, палаток на краю березника. В березнике стояла фуры и лошади. Лошади в хребтугах ели овес, и воробьи слетали к ним и подбирали просыпанные зерна. Воронья, чуя кровь, нетерпеливо каркая, перелетали на березах. Вокруг палаток, больше чем на две десятины места, лежали, сидели, стояли окровавленные люди в различных одеждах. Вокруг раненых, с унылыми и внимательными лицами, стояли толпы солдат носильщиков, которых тщетно отгоняли от этого места распоряжавшиеся порядком офицеры. Не слушая офицеров, солдаты стояли, опираясь на носилки, и пристально, как будто пытаясь понять трудное значение зрелища, смотрели на то, что делалось перед ними. Из палаток слышались то громкие, злые вопли, то жалобные стенания. Изредка выбегали оттуда фельдшера за водой и указывали на тех, который надо было вносить. Раненые, ожидая у палатки своей очереди, хрипели, стонали, плакали, кричали, ругались, просили водки. Некоторые бредили. Князя Андрея, как полкового командира, шагая через неперевязанных раненых, пронесли ближе к одной из палаток и остановились, ожидая приказания. Князь Андрей открыл глаза и долго не мог понять того, что делалось вокруг него. Луг, полынь, пашня, черный крутящийся мячик и его страстный порыв любви к жизни вспомнились ему. В двух шагах от него, громко говоря и обращая на себя общее внимание, стоял, опершись на сук и с обвязанной головой, высокий, красивый, черноволосый унтер офицер. Он был ранен в голову и ногу пулями. Вокруг него, жадно слушая его речь, собралась толпа раненых и носильщиков. – Мы его оттеда как долбанули, так все побросал, самого короля забрали! – блестя черными разгоряченными глазами и оглядываясь вокруг себя, кричал солдат. – Подойди только в тот самый раз лезервы, его б, братец ты мой, звания не осталось, потому верно тебе говорю… Князь Андрей, так же как и все окружавшие рассказчика, блестящим взглядом смотрел на него и испытывал утешительное чувство. «Но разве не все равно теперь, – подумал он. – А что будет там и что такое было здесь? Отчего мне так жалко было расставаться с жизнью? Что то было в этой жизни, чего я не понимал и не понимаю».

Один из докторов, в окровавленном фартуке и с окровавленными небольшими руками, в одной из которых он между мизинцем и большим пальцем (чтобы не запачкать ее) держал сигару, вышел из палатки. Доктор этот поднял голову и стал смотреть по сторонам, но выше раненых. Он, очевидно, хотел отдохнуть немного. Поводив несколько времени головой вправо и влево, он вздохнул и опустил глаза. – Ну, сейчас, – сказал он на слова фельдшера, указывавшего ему на князя Андрея, и велел нести его в палатку. В толпе ожидавших раненых поднялся ропот. – Видно, и на том свете господам одним жить, – проговорил один. Князя Андрея внесли и положили на только что очистившийся стол, с которого фельдшер споласкивал что то. Князь Андрей не мог разобрать в отдельности того, что было в палатке. Жалобные стоны с разных сторон, мучительная боль бедра, живота и спины развлекали его. Все, что он видел вокруг себя, слилось для него в одно общее впечатление обнаженного, окровавленного человеческого тела, которое, казалось, наполняло всю низкую палатку, как несколько недель тому назад в этот жаркий, августовский день это же тело наполняло грязный пруд по Смоленской дороге. Да, это было то самое тело, та самая chair a canon [мясо для пушек], вид которой еще тогда, как бы предсказывая теперешнее, возбудил в нем ужас. В палатке было три стола. Два были заняты, на третий положили князя Андрея. Несколько времени его оставили одного, и он невольно увидал то, что делалось на других двух столах. На ближнем столе сидел татарин, вероятно, казак – по мундиру, брошенному подле. Четверо солдат держали его. Доктор в очках что то резал в его коричневой, мускулистой спине. – Ух, ух, ух!.. – как будто хрюкал татарин, и вдруг, подняв кверху свое скуластое черное курносое лицо, оскалив белые зубы, начинал рваться, дергаться и визжат ь пронзительно звенящим, протяжным визгом. На другом столе, около которого толпилось много народа, на спине лежал большой, полный человек с закинутой назад головой (вьющиеся волоса, их цвет и форма головы показались странно знакомы князю Андрею). Несколько человек фельдшеров навалились на грудь этому человеку и держали его. Белая большая полная нога быстро и часто, не переставая, дергалась лихорадочными трепетаниями. Человек этот судорожно рыдал и захлебывался. Два доктора молча – один был бледен и дрожал – что то делали над другой, красной ногой этого человека. Управившись с татарином, на которого накинули шинель, доктор в очках, обтирая руки, подошел к князю Андрею. Он взглянул в лицо князя Андрея и поспешно отвернулся. – Раздеть! Что стоите? – крикнул он сердито на фельдшеров. Самое первое далекое детство вспомнилось князю Андрею, когда фельдшер торопившимися засученными руками расстегивал ему пуговицы и снимал с него платье. Доктор низко нагнулся над раной, ощупал ее и тяжело вздохнул. Потом он сделал знак кому то. И мучительная боль внутри живота заставила князя Андрея потерять сознание. Когда он очнулся, разбитые кости бедра были вынуты, клоки мяса отрезаны, и рана перевязана. Ему прыскали в лицо водою. Как только князь Андрей открыл глаза, доктор нагнулся над ним, молча поцеловал его в губы и поспешно отошел. После перенесенного страдания князь Андрей чувствовал блаженство, давно не испытанное им. Все лучшие, счастливейшие минуты в его жизни, в особенности самое дальнее детство, когда его раздевали и клали в кроватку, когда няня, убаюкивая, пела над ним, когда, зарывшись головой в подушки, он чувствовал себя счастливым одним сознанием жизни, – представлялись его воображению даже не как прошедшее, а как действительность. Около того раненого, очертания головы которого казались знакомыми князю Андрею, суетились доктора; его поднимали и успокоивали. – Покажите мне… Ооооо! о! ооооо! – слышался его прерываемый рыданиями, испуганный и покорившийся страданию стон. Слушая эти стоны, князь Андрей хотел плакать. Оттого ли, что он без славы умирал, оттого ли, что жалко ему было расставаться с жизнью, от этих ли невозвратимых детских воспоминаний, оттого ли, что он страдал, что другие страдали и так жалостно перед ним стонал этот человек, но ему хотелось плакать детскими, добрыми, почти радостными слезами. Раненому показали в сапоге с запекшейся кровью отрезанную ногу. – О! Ооооо! – зарыдал он, как женщина. Доктор, стоявший перед раненым, загораживая его лицо, отошел. – Боже мой! Что это? Зачем он здесь? – сказал себе князь Андрей. В несчастном, рыдающем, обессилевшем человеке, которому только что отняли ногу, он узнал Анатоля Курагина. Анатоля держали на руках и предлагали ему воду в стакане, края которого он не мог поймать дрожащими, распухшими губами. Анатоль тяжело всхлипывал. «Да, это он; да, этот человек чем то близко и тяжело связан со мною, – думал князь Андрей, не понимая еще ясно того, что было перед ним. – В чем состоит связь этого человека с моим детством, с моею жизнью? – спрашивал он себя, не находя ответа. И вдруг новое, неожиданное воспоминание из мира детского, чистого и любовного, представилось князю Андрею. Он вспомнил Наташу такою, какою он видел ее в первый раз на бале 1810 года, с тонкой шеей и тонкими рукамис готовым на восторг, испуганным, счастливым лицом, и любовь и нежность к ней, еще живее и сильнее, чем когда либо, проснулись в его душе. Он вспомнил теперь ту связь, которая существовала между им и этим человеком, сквозь слезы, наполнявшие распухшие глаза, мутно смотревшим на него. Князь Андрей вспомнил все, и восторженная жалость и любовь к этому человеку наполнили его счастливое сердце. Князь Андрей не мог удерживаться более и заплакал нежными, любовными слезами над людьми, над собой и над их и своими заблуждениями.

wiki-org.ru

Жарникова, Светлана Васильевна Википедия

Светла́на Васи́льевна Жа́рникова (27 декабря 1945, Владивосток — 26 ноября 2015, Санкт-Петербург) — советский и российский этнограф и искусствовед, действительный член Русского географического общества. Кандидат исторических наук.

Биография

Родилась в семье военнослужащего. В 1970 году закончила факультет теории и истории изобразительного искусства Института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина в Ленинграде. После окончания института работала в Анапе и Краснодаре. В 1978—2002 годах жила и работала в Вологде. В 1978—1990 годах — научный сотрудник Вологодского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. В 1990—2002 годах — научный сотрудник, затем заместитель директора по научной работе Вологодского Научно-методического Центра культуры. Преподавала в Вологодском областном институте повышения квалификации педагогических кадров и в Вологодском государственном педагогическом институте.

С 1984 по 1988 годы обучалась в аспирантуре института этнографии и антропологии АН СССР, где защитила диссертацию на тему «Архаические мотивы севернорусской орнаментики (к вопросу о возможных праславянско-индоиранских параллелях)», получив степень кандидата исторических наук. В 2001 году стала членом Международного клуба учёных (неакадемическая организация с либеральными условиями для вступления).

В 2003 года переехала из Вологды в Санкт-Петербург.

Скончалась утром 26 ноября 2015 года в кардиологическом центре Алмазова города Санкт-Петербург. Похоронена в Шексне, рядом с супругом — архитектором Германом Ивановичем Виноградовым.

Основной круг научных интересов — арктическая прародина индоевропейцев, ведические истоки северорусской народной культуры, архаические корни северорусского орнамента, санскритские корни в топо- и гидронимии Русского Севера, обряды и обрядовый фольклор, семантика народного костюма.

Критика

C. В. Жарникова являлась сторонницей неакадемической арктической гипотезы, в настоящее время не признаваемой учёными всего мира (за исключением небольшого их количества, преимущественно из Индии). Вслед за Н. Р. Гусевой она повторяла тезис о близком родстве славянских языков и санскрита и настаивала на том, что прародина ариев (индоевропейцев) лежала на Русском Севере, где якобы располагалась легендарная гора Меру[1]. Подтверждением этой гипотезы С. В. Жарникова считала якобы имеющееся особое сходство санскрита с севернорусскими говорами.

С. В. Жарникова при помощи санскрита объясняла большое количество топонимов на территории России, даже тех, происхождение которых давно установлено и никак не связано с санскритом. Топонимист А. Л. Шилов, критикуя трактовку С. В. Жарниковой этимологии гидронимов, происхождение которых ещё не установлено, писал: «…может быть, признание „темных“ названий принципиально неопределимыми все же лучше, чем объявление их санскритскими, как это делается с иными гидронимами Русского Севера — Двина, Сухона, Кубена, Стрига [Кузнецов 1991; Жарникова 1996]»[2].

Библиография

  • Восточнославянское языческое верховное божество и следы его культа в орнаментике северорусских женских головных уборов // Всесоюзная сессия по итогам полевых этнографических исследований 1980—1981 гг. Тезисы докладов: город Нальчик 1982 г., стр. 147—148
  • О попытке интерпретации значения некоторых образов русской народной вышивки архаического типа (по поводу статьи Г. П. Дурасова). // Советская этнография 1983 г., № 1, стр. 87—94
  • Archaic motifs in Nort Russian folk embroidery and parallels in ancient ornamental designs of the eurasian steppe peoples // International association for the study of the cultures of Central Asia. 1984.
  • О некоторых архаических мотивах вышивки Сольвычегодских кокошников северодвинского типа // Советская этнография 1985 г., № 1 стр. 107—115
  • Архаические мотивы северорусской вышивки и браного ткачества и их параллели в древнейшем искусстве народов Евразии// Информбюллетень МАИКЦА (ЮНЕСКО) Москва: Наука 1985 г., в 6−8 стр. 12—31
  • Отражение языческих верований и культа в орнаментике северорусских женских головных уборов. (На материале фонда Вологодского областного краеведческого музея) // Научно-атеистические исследования в музеях Л. ГМИРиА 1986 г., стр. 96—107
  • On the possible location of the Holy Hara and in Indo-Iranian (Aryan) mythology // International association for the study of the cultures of Central Asia. 1986.
  • К вопросу о возможной локализации священных гор Меру и Хары индоиранской (арийской) мифологии // Информбюллетень МАИКЦА (Юнеско) М. 1986 г., т. 11 стр. 31—44
  • Архаические мотивы северорусской орнаментики (к вопросу о возможных прасловянско-индоиранских параллелях) // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. АН СССР. Ин-т этнографии. Москва 1986 г. 27 стр.
  • Фаллическая символика северорусской прялки как реликт праславянско- индоиранской близости // Историческая динамика расовой и этнической дифференциации населения Азии. М: Наука 1987 г., стр. 330—146
  • О возможных истоках образов птиц в русской народной обрядовой поэзии и прикладном искусстве // Всесоюзная научно-практическая конференция. Фольклор. Проблемы сохранения, изучения, пропаганды. Тезисы докладов. Часть первая. М. 1988 г., стр. 112—114
  • Архаические мотивы севернорусской орнаментики (к вопросу о возможных праславянско-индоиранских параллелях) // Канд. Диссертация, Институт этнографии и антропологии АН СССР 1989 г.
  • О возможных истоках образа коня-оленя в индоиранской мифологии, скифо-сакской и северорусской орнаментальных традициях // Семиотика культуры. Тезисы докладов Всесоюзной школы-семинара по семиотике культуры 18-28 сентября 1989 года. Архангельск 1989 г., стр. 72—75
  • Где же Вы, горы Меру? // Вокруг света, № 3 1989 г., стр. 38—41
  • Задачи этнографического изучения Вологодской области // Вторая краеведческая научно-практическая конференция. Тезисы докладов. Вологда 1989 г.
  • Possible origins of horse-goose and horse-deer images in Indo-Iranian (Aryan) mythology // International association for the study of the cultures of Central Asia. 1989.
  • «Ригведа» о северной прародине арьев // Третья краеведческая научно- практическая конференция. Тезисы докладов и сообщений. Вологда 23—24 мая 1990 года
  • Возможные истоки образа коня-гуся и коня-оленя в индоиранской (арийской) мифологии // Информбюллетень МАИКЦА (Юнеско) М : Наука 1990 г., т. 16 стр. 84—103
  • Отражение языческих верований и культа в орнаментике северорусских женских головных уборов (на материале фонда Вологодского областного краеведческого музея) // Научно-атеистические исследования в музеях. Ленинград. 1990 г. стр.94—108.
  • Обрядовые функции северорусского женского народного костюма. Вологда 1991 г. 45 стр.
  • Узоры ведут по древним тропам // Слово 1992 г., № 10 стр. 14—15
  • Исторические корни северорусской народной культуры // Информационно- практическая конференция по проблемам традиционной народной культуры Северо- Западного региона России. Тезисы докладов и сообщений. Вологда 20-22 октября 1993 г. стр. 10—12
  • Загадка Вологодских узоров // Древность: Арьи. Славяне. Выпуск 1. M: Витязь 1994 г., стр. 40—52
  • Древние тайны русского Севера // Древность: Арьи Славяне В.2 М: Витязь 1994 г., стр. 59—73
  • Образы водоплавающих птиц в русской народной традиции (истоки и генезис)// Культура Русского Севера. Вологда. Издание ВГПИ 1994 г., стр. 108—119
  • Нечерноземье — житница России?: Беседа с канд. ист. наук, этнографом С. В. Жарниковой. Записал А.Ехалов// Русский Север-Пятница. 20 января 1995 г.
  • Узоры ведут в древность // Радонеж 1995 г., № 6 стр. 40—41
  • Ехалов А. Жарникова С. Нечерноземье — земля будущего. О перспективах развития сел. хоз-ва Вологод. области. 1995 г.
  • Филиппов В. Куда исчезли древляне и кривичи, или Почему вологодский говор в переводе на санскрит не нуждается. Об исследовании этнографа С. В. Жарниковой // Известия. 18 апреля 1996 г.
  • Древние тайны Русского Севера // Древность: Арьи. Славяне. Изд.2 М: Палея 1996 г., стр. 93—125
  • Русский Север — священная прародина арьев!: Беседа с С. В. Жарниковой. Записал П.Солдатов // Русский Север-Пятница. 22 ноября 1996 г.
  • Мы кто в этой старой Европе // Наука и жизнь № 5 1997 г.
  • Древние тайны Русского Севера // Кто они и откуда? Древнейшие связи славян и арьев М. РАН. Ин-т этнологии и антропололгии им. Н. Н. Миклухо-Маклая.1998 г., стр. 101—129
  • Гидронимы Русского Севера: (Опыт расшифровки через санскрит) // Кто они и откуда? Древнейшие связи славян и арьев М. РАН. Ин-т этнологии и антропололгии им. Н. Н. Миклухо-Маклая.1998 г., стр. 209—220
  • Мир образов русской прялки, Вологда 2000 г.
  • Славяне и арьи в Вологодской, Олонецкой (Карелия), Архангельской и Новгородской губерниях // М. Экономическая газета № 1, 2, 3, 2000 г.
  • Дорогами мифов (А. С. Пушкин и русская народная сказка) // Этнографическое обозрение № 2 2000 г., стр. 128—140
  • Откуда пришел наш Дед Мороз // Мир детского театра № 2, 2000 г. стр. 94—96
  • Филиппов Виктор. Рогулька, тетеря и выгонец: Пиццу ели на берегу Ледовитого океана пять тысяч лет назад. По материалам сценария «Праздник круглого пирога» и монографии этнографа С.Жарниковой // Русский Север-Пятница. Вологда. 14 апреля 2000 г.
  • Концепция программы «Великий Устюг — Родина Деда Мороза» Вологда 2000 г.
  • И первой об этом сказала «Авеста»: Беседа с этнологом С.Жарниковой, автором концепции программы «Великий Устюг — родина Деда Мороза»// Записала А.Горина // Вологодская неделя. 2-9 ноября 2000 г.
  • Так ли прост наш Дед Мороз // Вокруг Света № 1, 2001 г., стр. 7—8
  • Отражение ведических мифологем в восточнославянской календарной обрядности // На пути к возрождению. Опыт освоения традиций народной культуры Вологодской области. Вологда 2001 г., стр. 36—43
  • Сохранились даже названия рек (в соавт. с А. Г. Виноградовым) // СПб — Новый Петербург № 18, 2001 г.
  • Где же ты Гиперборея? (в соавт. с А. Г. Виноградовым) // СПб — Новый Петербург № 22, 2001 г.
  • Восточная Европа как прародина индоевропейцев. (в соавт. С А. Г. Виноградовым) // Реальность и субъект № 3, том 6 — СПб 2002 г., стр. 119—121
  • О Локализации священных гор Меру и Хары // Гиперборейские корни Калокагатии. — СПб, 2002 г., стр. 65—84
  • Золотая нить (Древнейшие истоки народной культуры Русского Севера) (Ред и рец д.и.н., Лауреат премии им. Дж. Неру. Н. Р. Гусева). Вологда. 2003 г. 247 стр.
  • Архаические корни традиционной культуры Русского Севера: сборник научных статей. Вологда 2003 г. 96 стр.
  • Исторические корни календарных обрядов. ОНМЦКиПК. Граффити. Вологда 2003 г. 83 стр.
  • Ферапонтовская Мадонна // Пятницкий бульвар № 7(11), Вологда 2003 г., стр. 6—9.
  • Реки — хранилища памяти (в соавт. с А. Г. Виноградовым) // Русский Север — прародина индо-славов. — М.: Вече 2003 г., стр. 253—257.
  • Древние танцы Русского Севера // Русский Север — прародина индо-славов. — М.; Вече 2003 г., стр. 258—289.
  • Веды и восточнославянская календарная обрядность // Русский Север — прародина индо-славов. М.; Вече 2003 г., стр. 290—299.
  • А. С. Пушкин и древнейшие образы русских сказок // Русский Север — прародина индо-славов. М.: Вече 2003 г., стр. 300—310.
  • Наше время где-то на подходе: Беседа с этнографом, проф. С. Жарниковой. Беседовала Н. Серова // Красный Север (Зеркало). 7 января 2004 года.
  • Phallic cult in the perception of ancient slavs and aryans // International association for the study of the cultures of Central Asia.. 2004 г.
  • Опыт расшифровки через санскрит названий некоторых рек Русского Севера // Русские сквозь тысячелетия. 2007. С.134—139
  • Северная прародина индославов, Гусли — инструмент гармонизации Вселенной // Материалы первого Всероссийского конгресса ведической культуры Ариев-индославов. Санкт-петербург. 2009 г. стр. 14—18, 29—32.
  • Александр Шебунин // Скульптура: альбом, сост.: А. М. Шебунин; послесл.: С. В. Жарникова. РМП. Рыбинск. 128 стр.
  • Гаранина Т. «Стоим у источника и ходим черпать воду Бог знает куда»: (Заметки с конф. «Духовность — энергия поколений», проведенной в Вологде светской общиной «РОД») // по материалам выступления этнографа С.Жарниковой о Русском Севере как прародине. 2010 г.
  • Арьяна-Гиперборея — Русь. (в соавт. с А. Г. Виноградовым).
  • Cultural traditions and the origin of the Indo-Europeans. США. 2013 г. 92 стр.
  • Gold thead: The sources of Russian national culture. США. 2013 г. 234 стр.
  • Proto-homeland of the Indo-Europeans. США. 2013 г. 327 стр.
  • The archeology of the proto-homeland of the Indo-Europeans (The genesis of rituals, traditions of the Indo-Europeans). США. 2013 г. 132 стр.
  • East Europe as a proto-homeland of the Indo-Europeans. США. 2013 г. 192 стр.
  • Archaic images folklore of Northern Russia. США. 2014 г. 182 стр.
  • Indo-Europeans ornamental complexes and their analogues in cultures of Eurasia. США. 2014 г. 399 стр.
  • Mysteries Aryan civilization. США. 2014 г. 316 стр.
  • Collection of articles. США. 2014 г. 474 стр.
  • Золотая нить: истоки русской народной культуры. США. 2014 г. 236 стр.
  • Феномен древнерусской иконописи // Reverse perspective: Theory and practice of reverse perspective. США. 2014 г.
  • Где же ты, Гиперборея?, Чудь // Hyperborea: almanac 1. США. 2015 г. с. 2—17, 41—63.
  • «След ведической Руси». ISBN. 978-5-906756-23-7. М. 2015 г. 288 стр.
  • Отражение ведических мифологем в восточнославянской календарной обрядности. Русские и Германцы: Северная Прародина // Hyperborea 2016: almanac. США. 2016 г. стр. 30-46, 150—165.
  • Обратная перспектива, как художественный метод изображения пространства в византийской и древнерусской живописи // Reverse perspective. Binocular vision and optical corrections.Theory and practice of reverse perspective. США. 2016 г. с. 3—12.
  • Сборник статей. Выпуск 1. Издательский сервис Ridero. 2016 г.
  • Сборник статей. Выпуск 2. Издательский сервис Ridero. 2016 г.
  • Hydronyms of the Russian North. США. 2016 г. 475 стр.
  • Hydronyms of the lands of the Earth Belt. США. 2017 г. 368 стр.

Примечания

Ссылки

Аудиовизуальный материал

wikiredia.ru

Светлана Васильевна Жарникова

Светлана Васильевна Жарникова (27 декабря 1945, Владивосток — 26 ноября 2015, Санкт-Петербург) — советский и российский этнограф и искусствовед, действительный член Русского географического общества. Кандидат исторических наук.

 

Светлана Васильевна Жарникова

 

Родилась в семье военнослужащего. В 1970 году закончила факультет теории и истории изобразительного искусства Института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина в Ленинграде. После окончания института работала в Анапе и Краснодаре. В 1978—2002 годах жила и работала в Вологде. В 1978—1990 годах — научный сотрудник Вологодского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. В 1990—2002 годах — научный сотрудник, затем заместитель директора по научной работе Вологодского Научно-методического Центра культуры. Преподавала в Вологодском областном институте повышения квалификации педагогических кадров и в Вологодском государственном педагогическом институте.

 

С 1984 по 1988 годы обучалась в аспирантуре института этнографии и антропологии АН СССР, где защитила диссертацию на тему «Архаические мотивы севернорусской орнаментики (к вопросу о возможных праславянско-индоиранских параллелях)», получив степень кандидата исторических наук. В 2001 году стала членом Международного клуба учёных (неакадемическая организация с либеральными условиями для вступления).

 

В 2003 года переехала из Вологды в Санкт-Петербург.

 

Скончалась утром 26 ноября 2015 года в кардиологическом центре Алмазова города Санкт-Петербург. Похоронена в Шексне, рядом с супругом — архитектором Германом Ивановичем Виноградовым.

 

Основной круг научных интересов — арктическая прародина индоевропейцев, ведические истоки северорусской народной культуры, архаические корни северорусского орнамента, санскритские корни в топо- и гидронимии Русского Севера, обряды и обрядовый фольклор, семантика народного костюма.

 

C. В. Жарникова являлась сторонницей неакадемической арктической гипотезы, в настоящее время не признаваемой учёными всего мира (за исключением небольшого их количества, преимущественно из Индии). Вслед за Н. Р. Гусевой она повторяла тезис о близком родстве славянских языков и санскрита и настаивала на том, что прародина ариев (индоевропейцев) лежала на Русском Севере, где якобы располагалась легендарная гора Меру. Подтверждением этой гипотезы С. В. Жарникова считала якобы имеющееся особое сходство санскрита с севернорусскими говорами.

 

Светлана Васильевна Жарникова

 

С. В. Жарникова при помощи санскрита объясняла большое количество топонимов на территории России, даже тех, происхождение которых давно установлено и никак не связано с санскритом. Топонимист А. Л. Шилов, критикуя трактовку С. В. Жарниковой этимологии гидронимов, происхождение которых ещё не установлено, писал: «…может быть, признание „темных“ названий принципиально неопределимыми все же лучше, чем объявление их санскритскими, как это делается с иными гидронимами Русского Севера — Двина, Сухона, Кубена, Стрига [Кузнецов 1991; Жарникова 1996]».

 

 

Смотрите на нашем сайте видео лекции со Светланой Жарниковой

 

mdeva.ru