Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Синеус и трувор. Синеус и Трувор в переводе с албанского

Синеус и Трувор в переводе с албанского. Синеус и трувор


Синеус и Трувор — Славянская культура

Синеус и Трувор Синеус и Трувор — легендарные братья варяга Рюрика, призванного на княжение в Новгород. По традиционной летописной версии («Повесть временных лет») в 862 г. Рюрик стал князем в Новгороде, Синеус — в Белоозере, Трувор — в земле кривичей, в Изборске; через два года Синеус и Трувор умерли, и Рюрик принял единоличную власть.В Никоновской летописи написано:

«Пойдоша из Немецъ три брата со всъмъ родомъ смоимъ: Рюрикъ, Синеусъ, Триворъ. И бысть Рюрикъ старъйшина в Новъгороде, а Синеусъ старъйшина бысть на Белъоѕере, а Триворъ во Изборце »

Согласно гипотезе Г. З. Байера, которую также поддерживал и историк Б. А. Рыбаков, имя «Синеус» представляет собой искаженное старошведское «свой род» (швед. sine hus), а «Трувор» — «верная дружина» (швед. thru varing). Таким образом, Рюрик приходит княжить не со своими двумя братьями, а со своим родом (в который входил, например, Вещий Олег) и верной дружиной. Поэтому многие историки полагают, что Нестор Летописец в написании «Повести временных лет» пользовался более ранними, но пока неизвестными, шведскими источниками, и при этом транскрибировал слова, не произведя перевода.

Кроме того, легенды о том, как три брата создают царство, и один из них становится царём, существуют у многих народов, начиная с легенды о приходе Пердикки на царство в Древней Македонии в VIII веке до н. э.

К тому же Синеус не мог быть белоозерским князем с 862 по 864 год, поскольку археологически существование города Белоозера прослеживается только с X века, а Новгород, согласно археологическим исследованиям академика В. Л. Янина, появляется не ранее середины X века. Д. С. Лихачёв полагал, что Рюрик, Синеус и Трувор должны были, по замыслу новгородского летописца, стать «мистическими пращурами» Новгорода, как Кий, Щек и Хорив для Киева.

Существование самого Рюрика, как реального исторического лица, большинством историков под сомнение не ставится. Напротив, в последнее время в европейской историографии наметилась тенденция индентифировать «варяжского» Рюрика с Рориком «датским» (Рёрик Ютландский).

В настоящее время один из ведущих скандинавистов-филологов Е. А. Мельникова выдвинула доказательства несостоятельности интерпретации имен Синеуса и Трувора как «свой род» и «верная дружина» (как кальки с якобы древнескандинавских «sine hus» и «thru varing», восходящей к идеям Г. З. Байера и Б. А. Рыбакова). Такая версия, по утверждению Е. А. Мельниковой, могла утвердиться только среди историков, не знакомых с древнескандинавскими языками, поскольку эти «фразы» абсолютно не соответствуют элементарным нормам морфологии и синтаксиса древнескандинавских языков, а также семантике слов hus и vaeringi, которые никогда не имели значения «род, родичи» и «дружина». Уже в середине XIX в. А. А. Куник и позже Н. Т. Беляев доказали происхождение летописных имен Синеус и Трувор от древнескандинавских Signjótr и Þórvar[ð]r. Е. А. Мельникова показала, что эти имена хорошо известны в рунических надписях и исландском антропонимиконе. Таким образом, в тексте «Повести Временных лет», вполне может быть, Синеус и Трувор фигурируют как личные имена.

Похожие статьи:

История → "Утерянный" лист

Альтернативная история → Как искажали и рубили наши славянские корни

История → Сказание о призвании варягов

История → Балтийские славяне и Северо-Западная Русь в раннем Средневековье

История → Крепость Изборск

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Синеус и Трувор

Глупость, как и всё живое, может быть представлена большим разнообразием. Одной из её разновидностей является прилипчивая идея о том, что имена братьев летописного князя Рюрика – Синеуса и Трувора – на самом деле скрывали слова sine hus и thru varing (они взяты непосредственно «из народа», поэтому за орфографию автор никакой ответственности не несёт).

Ах, как приятно иным людям ласкать себя мыслью: дескать, меня не надуешь, я на три метра в землю вижу! Такие убеждены, что изучать летописи слева направо и сверху вниз, принимая на веру рассказы летописцев – занятие для простаков. Читать летописи надо с подходцем и лучше всего – между строк! Именно между строк хранятся все тайны, скрытые от народа под видом… ну, там, под разными видами! Из таких думок родилось много исторических «находок».

Но конкретно для российской истории неисчерпаемым источником умопомрачительных «открытий» явились, конечно, упорные, почти трёхсотлетние настояния норманистов о том, что ведущую роль в процессах образования Древнерусского государства, в создании древнерусского института верховной княжеской власти, в таинственной институционализации контроля над Балтийско-Волжским торговым путём, в возведении древнерусских городов в русле не то завоевательной экспансии, не то миграции колонистов сыграли выходцы из так называемой Средней Швеции. Однако на этом звездном пути старушка–история подставила ортодоксальным норманистам ножку самым ехидным образом, не предъявив в наличности ни одного подходящего шведского Рюрика.

Хочу напомнить, что творцы норманистского историозодчества всегда и вплоть до сегодняшнего дня находились под сильным влиянием представлений в рамках линейной эволюции, согласно которой человечество вначале проживало небольшими родовыми коллективами, изолированными друг от друга, и по этой схеме каждый такой коллектив перемещался в межплеменном пространстве не только со своими вещами, украшениями и пр., но и со своими именами. Соотвественно, по именам легко определить, кто к какой этнической группе принадлежал. Поэтому все силы были брошены на поиски Рюрика из Средней Швеции. Однако когда никого не нашли, то взыскующий взор стал обшаривать и ближайшие окрестности, и тут–то на глаза попался Рёрик из латиноязычных хроник, которого представители мира науки нарекли Рюриком Ютландским (к вопросу об искуственных именах, якобы массово производимых хитрыми летописцами). И, что называется, пошла писать губерния.

Вот какой портрет «конунга Рёрика» можно найти, например, в работах М.Б. Свердлова:

Этот мужественный правитель нападал на Западнофранкское королевство из Фрисландии (на территории современной Голландии и северо-западной части Германии), за что франки вынудили его оттуда переселиться. С дружиной и близким окружением («домом») он был вынужден отправиться в Ютландию (современную Данию). Изгнанный франками и оттуда, он был вынужден переселиться, вероятно, в Среднюю Швецию. Избрание князем именно Рёрика являлось мудрым политическим решением, поскольку он не был шведом и должен был решать те задачи, которые стояли перед славяно-мерянским объединением…1

Почему избрание князем именно этого неудачника, не сумевшего защитить и сохранить даже собственное достояние и отеческие гробы, являлось мудрым решением, лично мне представляется какой–то утонченной загадкой. Хотелось бы получить разъяснение. Не знаю, правда, к кому обращаться.

Однако, пока суть да дело, надо рассказать, что на пути переселения в древнерусскую историю персонажа из датской истории как раз и оказались братья летописного Рюрика – Синеус и Трувор, которых нет в биографии так называемого Рюрика Ютландского. К тому же у них, к огорчению пестунов этого сумбурного героя, оказались «необычные для скандинавской ономастики имена», поэтому летописных братьев Рюрика следовало изгнать из истории, иначе все корабли тонули. Для их ликвидации и применили метод лингвистического «расчленения» с пояснением, что эти горемыки, на самом деле, являлись переосмысленными скандинавскими выражениями: sinn hus – «свой дом» и tru var – «вера» и «договор» в значении «верная дружина».

Отсюда следовало, что согласно преданию, отразишемуся в именах легендарных братьев Рюрика, он прибыл на Русь «со своим домом» (близким окружением и слугами) и «верной дружиной» (служилыми людьми).2

Примечательного в этой истории с так называемым Рюриком Ютландским то, что все её сторонники не владеют ни одним из скандинавских языков. По этой причине они с лёгкостью могут коверкать якобы «скандинавские» фразы и не испытывать от этого неудобства. Но тем, кто хоть немного знаком со скандинавскими языками, читать вышеприведённые экзерсисы тяжело.

«Sinn hus» – это не «скандинавское» выражение, поскольку скандинавское было бы «sitt hus» (дат., норв., шв.). «Tru» – это слово неизвестного происхождения, поскольку «вера» будет «tro» (дат., норв., шв.). Как можно писать вышеприведённые лингвистические выдумки, даже не потрудившись элементарно свериться со словарём, объяснять не берусь. Но возможно, такова цена длительного обитания в утопической среде: если можно было создать исторические события, никогда не происходившие на «скандинавской» почве, то почему бы ни начать придумывать никогда не существовавший «скандинавский» язык? Особо интересно то, что в среде приверженцев «скандинавского» Рюрика немало скандинавистов, но даже с мнением этих коллег сторонники «sine hus» и «thru varing» не считают нужным сверяться.

Известно, что с критикой нелепой версии имён Синеуса и Трувора как переосмысленных фраз некоего «скандинавского» языка выступала такая известная скандинавистка как Е.А. Мельникова. Так, Мельникова совершенно однозначно разъясняла, что среди историков, которые не знакомы с дренескандинавскими языками, распространена версия этимологии имен Синеусъ и Труворъ как переосмысленных эпитетов или фраз и приводила, в качестве примера, Б.А. Рыбакова:

Б.А. Рыбаков полагает, что «в летопись попал пересказ какого-то скандинавского сказания о деятельности Рюрика, а новгородец, плохо знавший шведский язык, принял традиционное окружение конунга за имена его братьев».

Он приводит два возможных, по его мнению, варианта «шведского оригинала»: sine use или sine hus, означающий якобы «со своими родичами» или «свой род», для Синеус, и tru war или thru varing со значением «верная дружина» для Трувор. Не говоря уже о полном несоответствии этих «исконных» фраз элементарным нормам морфологии и синтаксиса древнескандинавских языков, а также семантике слов hus и væringi, которые никогда не имели значения «род, родичи» и «дружина», предположение исходит из того, что летописец-переписчик дважды перевел эту фразу: один раз в соответствии с её истинным смыслом – Рюрик приходит, по Новгородской первой летописи, с «роды своими… пояша со собою дружину многу и предивну», а затем вторично – приняв её за личные имена.3

Казалось бы, яснее не скажешь. Лингвистические конструкции, с помощью которых некоторые российские историки пытаются ликвидировать летописных братьев Рюрика, не соответствуют элементарным нормам древнескандинавских языков. Получается фраза вроде «мандрапа пупа мандрапа па» из одной старой кинокомедии. Иначе говоря, это – несуществующий язык, или же, как часто пишут в интернете, – албанский.

Как же подобная абракадабра могла получить распространение среди учёных и закрепиться в российской науке? Именно в российской, поскольку в западную она как будто не перешла, по крайней мере, среди скандинавских учёных она точно не привилась – как угодно, но свои-то языки они знают. Приведу пример из монографии норвежского исследователя Х. Станга.

Расчленение имени летописного Синеуса на «sine hus» Х. Станг решительно отвергает, как грамматически, так и в смысловом отношении. Возвратно-притяжательное местоимение sin/sitt перед существительным – это современный язык. Грамматически мн.ч от «дом» с этим местоимением в др.- сканд. должно было быть með husum sinum. По смыслу слово «дома» – hus или husen – означает только постройки, строения.4 Там же в примечании Станг дополнительно указывает ещё и на нелогичность с точки зрения оформления всей фразы: почему первое выражение «со своими домами» оформлено местоимением «свой», а второе выражение «с верной дружиной» не оформлено:

Why «his houses» in the one instanse, and not «his tru guard» in the other, is anybody’s guess.

Однако лингвистика лингвистикой, но ведь есть ещё и просто здравый смысл. На то, что идея об именах Синеуса и Трувора как переосмысленных выражениях «верная дружина» и «с роды своими» – полнейший абсурд с точки зрения контекста всего летописного повествования, обращал внимание историк Ю.Д. Акашев. Если согласиться с этой идеей, писал он, то получается, что Рюрик обосновался в Новгороде, «его род» – в Белоозере, а его «верная дружина» – в Изборске.5

В.В. Фомин развил эту мысль и показал, что если принять данную концепцию норманистов, то ещё более нелепым выглядит известие Сказания о призвании варягов: «По двою же лету Синеус умре и братъ его Трувор; и прия власть Рюрик», которое должно было бы означать: «Два года спустя умерли «его род» и брат его «верная дружина». Рюрик, таким образом, остался как перст один, буквально разом потеряв всех, с кем он пришёл на Русь – и «свой род», и свою «верную дружину», и непонятно, каким «мужем своим» он начал затем раздавать «грады».

Фомин обращает внимание также на то, что если «sine hus», превратившееся в Синеус, в некоем исходном «древнешведском» тексте означало «со своими родичами» или «с роды своими», то почему же во многих других местах летописи мы так и читаем: «с роды свои», а не с покойным Синеусом? Получается, что в процессе передачи текста Сказания летописец то не понимал шведское «sine hus» и писал Синеус, то вдруг начинал понимать и писал тогда «с роды своими».6

Известный специалист в области русского фольклора С.Н. Азбелев неоднократно отмечал в своих работах, что толкованию имён братьев Рюрика противостоит русский фольклор о князьях Синеусе и Труворе.7

Когда российская историческая наука избавиться от груза утопий, около трёхсот лет довлеющих над ней как кошмар, то надо всей этой историей с «Рюриком Ютландским» будут, наверняка, смеяться больше всего. Пишу об этом с горечью, зная, имена каких крупных учёных связаны в истории науки с этой версией.

Один из моих читателей во время обсуждения был озабочен вопросом: как вписываются в версию о славянском происхождении Рюрика слова sine hus и thru varing? Надеюсь, что хотя бы частично сумела облегчить его заботы и ответить – решительно никак, таких слов просто нет. Переводи их хоть с восточноскандинавского на западноскандинавский (таких языков в природе пока не открыто, но в интернете они иногда мелькают), хоть – наоборот, получается одно и тоже: RUBBISH!

Да и «славянского происхождения Рюрика» у меня нет. Я не работаю ни с этносами, ни с языковыми семьями. Предмет моих исследований – династии, а там всё полиэтнично.

Лидия Грот,кандидат исторических наук

Источник

info-grad.com

Синеус и Трувор в переводе с албанского

Синеус и Трувор в переводе с албанского

Глупость, как и все живое, может быть представлена большим разнообразием видов. Одной из ее разновидностей является прилипчивая идея о том, что имена братьев летописного князя Рюрика – Синеуса и Трувора – на самом деле скрывали слова sine hus и thru varing (они взяты непосредственно «из народа», поэтому за орфографию автор никакой ответственности не несет).

Ах, как приятно иным людям ласкать себя мыслью: дескать, меня не надуешь, я на три метра в землю вижу! Такие убеждены, что изучать летописи слева направо и сверху вниз, принимая на веру рассказы летописцев, – занятие для простаков. Читать летописи надо с подходцем и лучше всего – между строк! Именно между строк хранятся все тайны, скрытые от народа под видом… ну, там, под разными видами! Из таких думок родилось много исторических «находок».

Но конкретно для российской истории неисчерпаемым источником умопомрачительных «открытий» явились, конечно, упорные, почти трехсотлетние настояния норманнистов о том, что ведущую роль в процессах образования Древнерусского государства, в создании древнерусского института верховной княжеской власти, в таинственной институционализации контроля над Балтийско-Волжским торговым путем, в возведении древнерусских городов в русле не то завоевательной экспансии, не то миграции колонистов сыграли выходцы из так называемой Средней Швеции. Однако на этом звездном пути старушка-история подставила ортодоксальным норманнистам ножку самым ехидным образом, не предъявив в наличности ни одного подходящего шведского Рюрика.

Хочу напомнить, что творцы норманнистского историозодчества всегда и вплоть до сегодняшнего дня находились под сильным влиянием представлений, рожденных теорией линейной эволюции, согласно которой человечество вначале проживало небольшими родовыми коллективами, изолированными друг от друга, и по этой схеме каждый такой коллектив перемещался в межплеменном пространстве не только со своими вещами, украшениями и пр., но и со своими именами. Соответственно, по именам легко определить, кто к какой этнической группе принадлежал. Поэтому все силы были брошены на поиски Рюрика из Средней Швеции. Однако когда никого не нашли, то взыскующий взор стал обшаривать и ближайшие окрестности, и тут-то на глаза попался Рерик из латиноязычных хроник, которого представители мира науки нарекли Рюриком Ютландским (к вопросу об искусственных именах, якобы массово производимых хитрыми летописцами). И, что называется, пошла писать губерния.

Вот какой портрет «конунга Рерика» можно найти, например, в работах М.Б. Свердлова: «Этот мужественный правитель нападал на Западнофранкское королевство из Фрисландии (на территории современной Голландии и северо-западной части Германии), за что франки вынудили его оттуда переселиться. С дружиной и близким окружением («домом») он был вынужден отправиться в Ютландию (современную Данию). Изгнанный франками и оттуда, он был вынужден переселиться, вероятно, в Среднюю Швецию. Избрание князем именно Рерика являлось мудрым политическим решением, поскольку он не был шведом и должен был решать те задачи, которые стояли перед славяно-мерянским объединением…»[98]

Почему избрание князем именно этого неудачника, не сумевшего защитить и сохранить даже собственное достояние и отеческие гробы, являлось мудрым решением, лично мне представляется какой-то утонченной загадкой. Хотелось бы получить разъяснение. Не знаю, правда, к кому обращаться.

Однако, пока суть да дело, надо рассказать, что на пути переселения в древнерусскую историю персонажа из датской истории как раз и оказались братья летописного Рюрика – Синеус и Трувор, которых нет в биографии так называемого Рюрика Ютландского. К тому же у них, к огорчению пестунов этого сумбурного героя, оказались «необычные для скандинавской ономастики имена», поэтому летописных братьев Рюрика следовало изгнать из истории, иначе все концепционные корабли тонули. Для их ликвидации и применили метод лингвистического «расчленения» с пояснением, что эти горемыки, на самом деле, являлись переосмысленными скандинавскими выражениями: sinn hus – «свой дом» и tru var – «вера» и «договор» в значении «верная дружина».

«Отсюда следовало, что, согласно преданию, отразившемуся в именах легендарных братьев Рюрика, он прибыл на Русь «со своим домом» (близким окружением и слугами) и «верной дружиной» (служилыми людьми)»[99].

Примечательно в этой истории с так называемым Рюриком Ютландским то, что все ее сторонники не владеют ни одним из скандинавских языков. По этой причине они с легкостью могут коверкать якобы «скандинавские» фразы и не испытывать от этого неудобства. Но тем, кто хоть немного знаком со скандинавскими языками, читать вышеприведенные экзерсисы тяжело.

«Sinn hus» – это не «скандинавское» выражение, поскольку скандинавское было бы «sitt hus» (дат., норв., шв.). «Tru» – это слово неизвестного происхождения, поскольку «вера» будет «tro» (дат., норв., шв.). Как можно писать вышеприведенные лингвистические выдумки, даже не потрудившись элементарно свериться со словарем, объяснять не берусь. Но возможно, такова цена длительного обитания в утопической среде: если можно было создать исторические события, никогда не происходившие на «скандинавской» почве, то почему бы не начать придумывать никогда не существовавший «скандинавский» язык? Особо интересно то, что в среде приверженцев «скандинавского» Рюрика немало скандинавистов, но даже с мнением этих коллег сторонники «sine hus» и «thru varing» не считают нужным сверяться.

Известно, что с критикой нелепой версии имен Синеуса и Трувора как переосмысленных фраз некоего «скандинавского» языка выступала такая известная скандинавистка, как Е.А. Мельникова. Так, Мельникова совершенно однозначно разъясняла, что среди историков, которые не знакомы с древнескандинавскими языками, распространена версия этимологии имен Синеусъ и Труворъ как переосмысленных эпитетов или фраз, и приводила, в качестве примера, Б.А. Рыбакова: «Б.А. Рыбаков полагает, что «в летопись попал пересказ какого-то скандинавского сказания о деятельности Рюрика, а новгородец, плохо знавший шведский язык, принял традиционное окружение конунга за имена его братьев».

Он приводит два возможных, по его мнению, варианта «шведского оригинала»: sine use или sine hus, означающий якобы «со своими родичами» или «свой род», для Синеус, и tru war или thru varing со значением «верная дружина» для Трувор. Не говоря уже о полном несоответствии этих «исконных» фраз элементарным нормам морфологии и синтаксиса древнескандинавских языков, а также семантике слов hus и vceringi, которые никогда не имели значения «род, родичи» и «дружина», предположение исходит из того, что летописец-переписчик дважды перевел эту фразу: один раз в соответствии с ее истинным смыслом – Рюрик приходит, по Новгородской первой летописи, с «роды своими… пояша со собою дружину многу и предивну», а затем вторично – приняв ее за личные имена»[100].

Казалось бы, яснее не скажешь. Лингвистические конструкции, с помощью которых некоторые российские историки пытаются ликвидировать летописных братьев Рюрика, не соответствуют элементарным нормам древнескандинавских языков (!!!). Получается фраза вроде «мандрапа пупа мандрапа па» из одной старой кинокомедии. Иначе говоря, это – несуществующий язык, или же, согласно интернетской лексике, – «албанский».

Как же подобная абракадабра могла получить распространение среди ученых и закрепиться в российской науке? Именно в российской, поскольку в западную она как будто не перешла, по крайней мере, среди скандинавских ученых она точно не привилась – как угодно, но свои-то языки они знают. Приведу пример из монографии норвежского исследователя X. Станга.

Расчленение имени летописного Синеуса на «sine hus» X. Станг решительно отвергает, как грамматически, так и в смысловом отношении. Он напоминает о том, что возвратно-притяжательное местоимение sin/sitt перед существительным – это современный язык. Грамматически мн.ч. от «дом» с этим местоимением в др. – сканд. должно было быть me? husum sinum. По смыслу слово «дома» – hus или husen – означает только постройки, строения[101]. Там же в примечании Станг дополнительно указывает еще и на нелогичность с точки зрения оформления всей фразы: почему первое выражение «со своими домами» оформлено местоимением «свой», а второе выражение «с верной дружиной» не оформлено: «Why «his houses» in the one instanse, and not «his tru guard» in the other; is anybody’s guess». Да и к самому отождествлению Рерика, «действовавшего во Фризии», с летописным Рюриком скандинавские медиевисты относятся критически. На невозможность такой идентификации указывает, например, известная датская медиевистка, специализирующаяся на викингской тематике Эльсе Роэсдаль[102]. Датская медиевистика с удовольствием бы приписала летописного Рюрика к заслугам датской истории, но Э. Реэсдаль – прекрасный знаток источников и вообще датской истории, поэтому она не может брать буквально из воздуха любую привлекательную чепуху и строить из нее «исторические» концепции.

Однако лингвистика лингвистикой, но ведь есть еще и просто здравый смысл. На то, что идея об именах Синеуса и Трувора как переосмысленных выражениях «верная дружина» и «с роды своими» – полнейший абсурд с точки зрения контекста всего летописного повествования, обращал внимание историк Ю.Д. Акашев. Если согласиться с этой идеей, писал он, то получается, что Рюрик обосновался в Новгороде, «его род» – в Белоозере, а его «верная дружина» – в Изборске[103].

В.В. Фомин развил эту мысль и показал, что если принять данную концепцию норманнистов, то еще более нелепым выглядит известие Сказания о призвании варягов: «По двою же лету Синеус умре и братъ его Трувор; и прия власть Рюрик», которое должно было бы означать: «Два года спустя умерли «его род» и брат его «верная дружина». Рюрик, таким образом, остался как перст один, буквально разом потеряв всех, с кем он пришел на Русь, – и «свой род», и свою «верную дружину», и непонятно, каким «мужем своим» он начал затем раздавать «грады»».

Фомин обращает внимание также на то, что если «sine hus», превратившееся в Синеус, в некоем исходном «древнешведском» тексте означало «со своими родичами» или «с роды своими», то почему же во многих других местах летописи мы так и читаем: «с роды свои», а не с покойным Синеусом? Получается, что в процессе передачи текста Сказания летописец то не понимал шведское «sine hus» и писал Синеус, то вдруг начинал понимать и писал тогда «с роды своими»[104].

Известный специалист в области русского фольклора С.Н. Азбелев неоднократно отмечал в своих работах, что толкованию имен братьев Рюрика противостоит русский фольклор о князьях Синеусе и Труворе[105].

Когда российская историческая наука избавится от груза утопий, около трехсот лет довлеющих над ней как кошмар, то надо всей этой историей с «Рюриком Ютландским» будут наверняка смеяться больше всего. Однако пока нелепые «Синехюсы» по-прежнему, бродят по российской исторической науке, сходя в нее со страниц вполне респектабельных исторических трудов. Пишу об этом с горечью, зная, имена каких крупных ученых связаны в истории науки с этой версией.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Синеус и Трувор - это... Что такое Синеус и Трувор?

Синеус и Трувор — легендарные братья варяга Рюрика, призванного на княжение в Новгород. По традиционной летописной версии («Повесть временных лет») в 862 г. Рюрик стал князем в Новгороде, Синеус — в Белоозере, Трувор — в земле кривичей, в Изборске; через два года Синеус и Трувор умерли, и Рюрик принял единоличную власть.

В Никоновской летописи написано:

Пойдоша из Немецъ три брата со всъмъ родомъ смоимъ: Рюрикъ, Синеусъ, Триворъ. И бысть Рюрикъ старъйшина в Новъгороде, а Синеусъ старъйшина бысть на Белъоѕере, а Триворъ во Изборце
Труворов крест

Согласно гипотезе Г.З.Байера[1], которую также поддерживал и историк Б. А. Рыбаков, имя «Синеус» представляет собой искаженное старошведское «свой род» (швед. sine hus), а «Трувор» — «верная дружина» (швед. thru varing). Таким образом, Рюрик приходит княжить не со своими двумя братьями, а со своим родом (в который входил, например, Вещий Олег) и верной дружиной. Поэтому многие историки полагают, что Нестор Летописец в написании «Повести временных лет» пользовался более ранними, но пока неизвестными, шведскими источниками, и при этом транскрибировал слова, не произведя перевода[2].

Кроме того, легенды о том, как три брата создают царство, и один из них становится царём, существуют у многих народов, начиная с легенды о приходе Пердикки на царство в Древней Македонии в VIII веке до н. э.

К тому же Синеус не мог быть белоозерским князем с 862 по 864 год, поскольку археологически существование города Белоозера прослеживается только с X века, а Новгород, согласно археологическим исследованиям академика В. Л. Янина, появляется не ранее середины X века. Д. С. Лихачёв полагал, что Рюрик, Синеус и Трувор должны были, по замыслу новгородского летописца, стать «мистическими пращурами» Новгорода, как Кий, Щек и Хорив для Киева.

Существование самого Рюрика, как реального исторического лица, большинством историков под сомнение не ставится. Напротив, в последнее время в европейской историографии наметилась тенденция индентифировать «варяжского» Рюрика с Рориком «датским» (Рюрик Ютландский).

Примечания

  1. ↑ Е. В. Пчёлов. Монархи России. Olma Media Group, 2003
  2. ↑ Аналогичная картина имела место и у других историков в другие времена, не знавших достаточно хорошо чужой язык, как, например, было в «Памятных сведениях» у Монтесиноса, транскрибировавшего название с языка кечуа на испанский, но не осуществившего перевод слов, из чего получился Третий перуанский царь Huanacaui Phirua, вместо развернутой цитаты-определения; то есть, как в случае с Трувором и Синеусом, имела место техническая ошибка переводчика.

См. также

Ссылки

dic.academic.ru

Синеус и Трувор в переводе с албанского

Глупость, как и всё живое, может быть представлена большим разнообразием. Одной из её разновидностей является прилипчивая идея о том, что имена братьев летописного князя Рюрика – Синеуса и Трувора – на самом деле скрывали слова sine hus и thru varing (они взяты непосредственно «из народа», поэтому за орфографию автор никакой ответственности не несёт).  Ах, как приятно иным людям ласкать себя мыслью: дескать, меня не надуешь, я на три метра в землю вижу! Такие убеждены, что изучать летописи слева направо и сверху вниз, принимая на веру рассказы летописцев – занятие для простаков. Читать летописи надо с подходцем и лучше всего – между строк! Именно между строк хранятся все тайны, скрытые от народа под видом… ну, там, под разными видами! Из таких думок родилось много исторических «находок». Но конкретно для российской истории неисчерпаемым источником умопомрачительных «открытий» явились, конечно, упорные, почти трёхсотлетние настояния норманистов о том, что ведущую роль в процессах образования Древнерусского государства, в создании древнерусского института верховной княжеской власти, в таинственной институционализации контроля над Балтийско-Волжским торговым путём, в возведении древнерусских городов в русле не то завоевательной экспансии, не то миграции колонистов сыграли выходцы из так называемой Средней Швеции. Однако на этом звездном пути старушка–история подставила ортодоксальным норманистам ножку самым ехидным образом, не предъявив в наличности ни одного подходящего шведского Рюрика. Хочу напомнить, что творцы норманистского историозодчества всегда и вплоть до сегодняшнего дня находились под сильным влиянием представлений в рамках линейной эволюции, согласно которой человечество вначале проживало небольшими родовыми коллективами, изолированными друг от друга, и по этой схеме каждый такой коллектив перемещался в межплеменном пространстве не только со своими вещами, украшениями и пр., но и со своими именами. Соотвественно, по именам легко определить, кто к какой этнической группе принадлежал. Поэтому все силы были брошены на поиски Рюрика из Средней Швеции. Однако когда никого не нашли, то взыскующий взор стал обшаривать и ближайшие окрестности, и тут–то на глаза попался Рёрик из латиноязычных хроник, которого представители мира науки нарекли Рюриком Ютландским (к вопросу об искуственных именах, якобы массово производимых хитрыми летописцами). И, что называется, пошла писать губерния. Вот какой портрет «конунга Рёрика» можно найти, например, в работах М.Б. Свердлова: 

Этот мужественный правитель нападал на Западнофранкское королевство из Фрисландии (на территории современной Голландии и северо-западной части Германии), за что франки вынудили его оттуда переселиться. С дружиной и близким окружением («домом») он был вынужден отправиться в Ютландию (современную Данию). Изгнанный франками и оттуда, он был вынужден переселиться, вероятно, в Среднюю Швецию. Избрание князем именно Рёрика являлось мудрым политическим решением, поскольку он не был шведом и должен был решать те задачи, которые стояли перед славяно-мерянским объединением…1

 Почему избрание князем именно этого неудачника, не сумевшего защитить и сохранить даже собственное достояние и отеческие гробы, являлось мудрым решением, лично мне представляется какой–то утонченной загадкой. Хотелось бы получить разъяснение. Не знаю, правда, к кому обращаться. Однако, пока суть да дело, надо рассказать, что на пути переселения в древнерусскую историю персонажа из датской истории как раз и оказались братья летописного Рюрика – Синеус и Трувор, которых нет в биографии так называемого Рюрика Ютландского. К тому же у них, к огорчению пестунов этого сумбурного героя, оказались «необычные для скандинавской ономастики имена», поэтому летописных братьев Рюрика следовало изгнать из истории, иначе все корабли тонули. Для их ликвидации и применили метод лингвистического «расчленения» с пояснением, что эти горемыки, на самом деле, являлись переосмысленными скандинавскими выражениями: sinn hus – «свой дом» и tru var – «вера» и «договор» в значении «верная дружина». 

Отсюда следовало, что согласно преданию, отразишемуся в именах легендарных братьев Рюрика, он прибыл на Русь «со своим домом» (близким окружением и слугами) и «верной дружиной» (служилыми людьми).2

 Примечательного в этой истории с так называемым Рюриком Ютландским то, что все её сторонники не владеют ни одним из скандинавских языков. По этой причине они с лёгкостью могут коверкать якобы «скандинавские» фразы и не испытывать от этого неудобства. Но тем, кто хоть немного знаком со скандинавскими языками, читать вышеприведённые экзерсисы тяжело. «Sinn hus» – это не «скандинавское» выражение, поскольку скандинавское было бы «sitt hus» (дат., норв., шв.). «Tru» – это слово неизвестного происхождения, поскольку «вера» будет «tro» (дат., норв., шв.). Как можно писать вышеприведённые лингвистические выдумки, даже не потрудившись элементарно свериться со словарём, объяснять не берусь. Но возможно, такова цена длительного обитания в утопической среде: если можно было создать исторические события, никогда не происходившие на «скандинавской» почве, то почему бы ни начать придумывать никогда не существовавший «скандинавский» язык? Особо интересно то, что в среде приверженцев «скандинавского» Рюрика немало скандинавистов, но даже с мнением этих коллег сторонники «sine hus» и «thru varing» не считают нужным сверяться. Известно, что с критикой нелепой версии имён Синеуса и Трувора как переосмысленных фраз некоего «скандинавского» языка выступала такая известная скандинавистка как Е.А. Мельникова. Так, Мельникова совершенно однозначно разъясняла, что среди историков, которые не знакомы с дренескандинавскими языками, распространена версия этимологии имен Синеусъ и Труворъ как переосмысленных эпитетов или фраз и приводила, в качестве примера, Б.А. Рыбакова: 

Б.А. Рыбаков полагает, что «в летопись попал пересказ какого-то скандинавского сказания о деятельности Рюрика, а новгородец, плохо знавший шведский язык, принял традиционное окружение конунга за имена его братьев». Он приводит два возможных, по его мнению, варианта «шведского оригинала»: sine use или sine hus, означающий якобы «со своими родичами» или «свой род», для Синеус, и tru war или thru varing со значением «верная дружина» для Трувор. Не говоря уже о полном несоответствии этих «исконных» фраз элементарным нормам морфологии и синтаксиса древнескандинавских языков, а также семантике слов hus и væringi, которые никогда не имели значения «род, родичи» и «дружина», предположение исходит из того, что летописец-переписчик дважды перевел эту фразу: один раз в соответствии с её истинным смыслом – Рюрик приходит, по Новгородской первой летописи, с «роды своими… пояша со собою дружину многу и предивну», а затем вторично – приняв её за личные имена.3

 Казалось бы, яснее не скажешь. Лингвистические конструкции, с помощью которых некоторые российские историки пытаются ликвидировать летописных братьев Рюрика, не соответствуют элементарным нормам древнескандинавских языков. Получается фраза вроде «мандрапа пупа мандрапа па» из одной старой кинокомедии. Иначе говоря, это – несуществующий язык, или же, как часто пишут в интернете, – албанский. Как же подобная абракадабра могла получить распространение среди учёных и закрепиться в российской науке? Именно в российской, поскольку в западную она как будто не перешла, по крайней мере, среди скандинавских учёных она точно не привилась – как угодно, но свои-то языки они знают. Приведу пример из монографии норвежского исследователя Х. Станга. Расчленение имени летописного Синеуса на «sine hus» Х. Станг решительно отвергает, как грамматически, так и в смысловом отношении. Возвратно-притяжательное местоимение sin/sitt перед существительным – это современный язык. Грамматически мн.ч от «дом» с этим местоимением в др.- сканд. должно было быть með husum sinum. По смыслу слово «дома» – hus или husen – означает только постройки, строения.4 Там же в примечании Станг дополнительно указывает ещё и на нелогичность с точки зрения оформления всей фразы: почему первое выражение «со своими домами» оформлено местоимением «свой», а второе выражение «с верной дружиной» не оформлено: 

Why «his houses» in the one instanse, and not «his tru guard» in the other, is anybody’s guess.

 Однако лингвистика лингвистикой, но ведь есть ещё и просто здравый смысл. На то, что идея об именах Синеуса и Трувора как переосмысленных выражениях «верная дружина» и «с роды своими» – полнейший абсурд с точки зрения контекста всего летописного повествования, обращал внимание историк Ю.Д. Акашев. Если согласиться с этой идеей, писал он, то получается, что Рюрик обосновался в Новгороде, «его род» – в Белоозере, а его «верная дружина» – в Изборске.5 В.В. Фомин развил эту мысль и показал, что если принять данную концепцию норманистов, то ещё более нелепым выглядит известие Сказания о призвании варягов: «По двою же лету Синеус умре и братъ его Трувор; и прия власть Рюрик», которое должно было бы означать: «Два года спустя умерли «его род» и брат его «верная дружина». Рюрик, таким образом, остался как перст один, буквально разом потеряв всех, с кем он пришёл на Русь – и «свой род», и свою «верную дружину», и непонятно, каким «мужем своим» он начал затем раздавать «грады». Фомин обращает внимание также на то, что если «sine hus», превратившееся в Синеус, в некоем исходном «древнешведском» тексте означало «со своими родичами» или «с роды своими», то почему же во многих других местах летописи мы так и читаем: «с роды свои», а не с покойным Синеусом? Получается, что в процессе передачи текста Сказания летописец то не понимал шведское «sine hus» и писал Синеус, то вдруг начинал понимать и писал тогда «с роды своими».6 Известный специалист в области русского фольклора С.Н. Азбелев неоднократно отмечал в своих работах, что толкованию имён братьев Рюрика противостоит русский фольклор о князьях Синеусе и Труворе.7 Когда российская историческая наука избавиться от груза утопий, около трёхсот лет довлеющих над ней как кошмар, то надо всей этой историей с «Рюриком Ютландским» будут, наверняка, смеяться больше всего. Пишу об этом с горечью, зная, имена каких крупных учёных связаны в истории науки с этой версией. Один из моих читателей во время обсуждения был озабочен вопросом: как вписываются в версию о славянском происхождении Рюрика слова sine hus и thru varing? Надеюсь, что хотя бы частично сумела облегчить его заботы и ответить – решительно никак, таких слов просто нет. Переводи их хоть с восточноскандинавского на западноскандинавский (таких языков в природе пока не открыто, но в интернете они иногда мелькают), хоть – наоборот, получается одно и тоже: RUBBISH! Да и «славянского происхождения Рюрика» у меня нет. Я не работаю ни с этносами, ни с языковыми семьями. Предмет моих исследований – династии, а там всё полиэтнично. Лидия Грот,кандидат исторических наук Перейти к авторской колонке 

Читайте другие статьи на Переформате:

pereformat.ru

Таинственные Синеус и Трувор. Рюриковичи. Собиратели Земли Русской

Таинственные Синеус и Трувор

Некоторые летописи рассказывают о братьях Рюрика, Сениусе и Труворе. Говорится даже, где они княжили: Синеус на Белоозере, а Трувор — в Изборске. Синеус никак не мог быть белоозерским князем с 862 по 864 год, поскольку город Белоозеро существует лишь с X века.

Потом «братья Рюрика» бесследно исчезают из летописей. Потомков у них нет.

Академик Борис Александрович Рыбаков (1908–2001) считал, что имя «Синеус» — это искаженное «свой род» (sine hus на древнешведском языке), а «Трувор» — «верная дружина» (thru varing). Таким образом, Рюрик приходит княжить не со своими двумя братьями, а со своим родом и верной дружиной.

О Рюрике почти ничего не известно, кроме чисто внешних, формальных сведений. Взял власть… подавил восстание Вадима Храброго… Не в Новгороде, так в Приильменье, не в 862-м, так в 864 году. Еще при жизни Рюрика его государство начало расширяться. Кроме земель Приильменья и Ладоги, Рюрику стали подчиняться кривичи, жившие на Западной Двине, — их столицей был город Полоцк. Рюрик покорил финно-угорские племена мурома со столицей в городе Муроме и меря со столицей в Ростове.

Но нам не известно, как выглядел Рюрик, были ли у него ранения и шрамы, любил ли он смотреть на луну или на закат, какую еду он предпочитал, и даже не знаем, с каким оружием предпочитал ходить в бой. Нам не известно, сколько было у Рюрика жен и детей. Летописи сообщают только об одном сыне — Ингваре-Игоре; но, согласно одной из летописей, Рюрик имел нескольких жен, и матерью Игоря была норвежская княжна Ефанда. В русско-византийском договоре 944 года упомянуты племянники Игоря — Игорь и Акун. Значит, у князя Игоря были братья и сестры… Но и о них мы не знаем решительно ничего.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Рюрик и его братья Синеус и Трувор ("думающий" и "знающий")

Оригинал взят у alexandropolus в Рюрик и его братья Синеус и Трувор ("думающий" и "знающий")    У нас  есть для идентификации варягов три имени. Рюрик, Синеус и Трувор. Попробуем перевести эти имена на русский язык.  Самая первая версия, выдвинутая учеными,  относила эти имена к скандинавским. Вот и не будем далеко ходить.К сожалению, я не владею старонорвежским языком, поэтому буду использовать  знание  современного норвежского (букмоля)  и надеяться, что корни слов  не изменились неузнаваемо. Ведь мы,читая русские летописи, не так уж беспомощны. Хотя, конечно, надо иметь навык.     Рюрик, Рюрик -  звучит по-норвежски как "Славный". Можете проверить в словаре  "Ærerik".Ну, славный, так славный. Об этом написано и в Википедии, правда, там "славный"  приведен в  датской орфографии.  Надеюсь здесь нет нужды напоминать, что Дания - тоже скандинавская страна, хотя и не на Скандинавском полуострове расположенная. Шведский, норвежский и датский языки  очень близки.    Далее - мои " пять  копеек".Имена  братьев наилегчайшим образом переводятся с норвежского. "Synes и   Tro(var)" - "Полагать и знать точно".  Это - очень близкие по значению понятия , которые  на русском языке выражаются обычно  как "думать, считать, полагать, верить..." И то, и другое  слово обозначает  ЗНАНИЕ , причем, Трувор  это -  знание с гораздо большей степенью уверенности. Надеюсь, мне удалось объяснить  смысловую разницу между Синеус и Трувор. Можете проверить  по норвежскому словарю.Надо еще отметить, что эти слова  широко используются в современной норвежской речи.Норвегия тоже является    скандинавской  страной.  И мне кажется, что, если бы антинорманисты переводили  не с "древнеисландского", они бы нашли  в русском  и норвежском языках немало общекорневых  слов.  Никак  не 6 - 8!       Еще одно обстоятельство необходимо учитывать. Возможно, вы обратили внимание на то, что  в скандинавском эпосе  принято использовать в качестве  имён  собственных  близкие по значению слова.  Примером могут быть  имена воронов и волков, которые служат Одину.  Вспомним, что Один - верховный  скандинавский  бог ," отец и предводитель асов. Мудрец и шаман, знаток рун и сказов (саг), царь-жрец, князь (конунг)-волхв (vielus), но, в то же время, бог войны и Победы, покровитель военной аристократии, хозяин Вальхаллы и повелитель валькирий.Спутники Одина — во́роны Хугин и Мунин  («помнящий»и «думающий»)   и волки  -  Гери и Фреки («жадный» и «прожорливый»).  А братья у Рюрика Синеус и Трувор ("думающий" и "знающий точно").   Мне лично здесь видится что-то сказочное,  эпическое.Как-то  всё это  вписывается в традицию. Ваше мнение?

alexandropolus.livejournal.com