Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Русь крестил князь. Каган Руси «Владимир — красно солнышко». Кто крестил Русь?

Малороссийский вестник Санкт-Петербурга. Русь крестил князь


Как князь Владимир Русь крестил

28 июля мы отмечаем памятную дату – День крещения Руси. Конечно, историки не могут с точностью установить день, когда произошло это событие, повернувшее ход истории нашей страны. Да и само оно было достаточно протяженным во времени. Но праздник решено было отмечать в день, в который православная церковь чтит память святого равноапостольного князя Владимира. Именно он в 988 году принял историческое решение о крещении Руси и крестился сам, с дружиной и боярами.

Князь Владимир был младшим сыном киевского князя Святослава и внуком великой княгини Ольги. Почему же выбор Владимира остановился на восточном христианстве?

Поначалу Владимир делал ставку на язычество

Как следует из летописных источников, в частности, из «Повести временных лет» древнерусского летописца Нестора, в 980 году Владимир Святославич попытался провести религиозную реформу язычества. Он установил единый пантеон языческих божеств. Во главе этой структуры стоял Перун. Также туда вошли Стрибог, Даждьбог, Семарг, Хорс и Мокошь.

«Владимир сперва пытался укрепить и консолидировать язычество. Но как человек, бесспорно, умнейший, он скоро понял, что сделать это невозможно. Язычество всегда приводило не к объединению народа, а лишь к еще большим распрям между разными группами. История показала, что те народы, которые остались языческими, быстро растворились в христианском или исламском мире. Или вообще исчезли – например, это произошло с балтийскими славянами. Владимир же быстро понял, что усилия по консолидации язычества не будут плодотворными, и совершил исторический выбор в пользу православия, объединения всего народа и политической самостоятельности», – рассказывает настоятель московского храма святого Феодора Студита у Никитских ворот, сооснователь сообщества «Русская миссия» Всеволод Чаплин. 

Rolling Stonesкартина «Владимир-язычник» / Васнецов Виктор

Почему другие религии не понравились князю 

Летописи повествуют, что к Владимиру пришли представители самых сильных религий, дабы обратить его в свою веру. 

«Это были представители греческого и римского христианства, а также мусульмане из Волжской Булгарии (не путать со славянскими болгарами) и хазарские иудеи. И начался богословский спор. Каждый выступал, расписывая преимущества своей религии и критикуя все прочие. Самое пространное из приведенных в летописи – выступление так называемого Философа, который, судя по всему, опирается на кириллические источники – святые книги, уже переведенные на славянский язык», – говорит специалист по истории Древней Руси, профессор, доктор исторических наук Игорь Данилевский.

После этой беседы князь Владимир обращается к боярам за советом. Те говорят, что надо посмотреть на все это своими глазами. И вот в каждую из стран отправляется депутация для того, чтобы посмотреть, как совершаются богослужения и на то, как каждая из религий отражается в жизни.Rolling Stonesкартина «Великий князь Владимир избирает религию» / Эггинк Иван

Вернувшись, бояре рассказывают обо всем, что видели. Например, при выборе принимались во внимание, среди прочего, и пищевые запреты. Владимира не устроило то, что и мусульманам, и иудеям нельзя есть свинину, а мусульманам – еще и пить вино. Летопись приписывает ему знаменитую фразу: «Руси есть веселие пити, не можем без того быти».

«Тем не менее, многое в каждой из религий понравилось, – говорит историк. – Например, князю Владимиру вполне импонировало то, что мусульманам можно иметь несколько жен. Послы с восторгом рассказывали также о том, что такой красоты, как в Греции, они больше нигде не видели. То есть, на этом этапе все происходит во многом на эмоционально-оценочном уровне. С другой стороны, надо понимать, что связи Руси с Византией были постоянными и, скорее всего, христианская вера хорошо соответствовала некой принятой на Руси ментальности, совокупности культурных представлений и норм».

Во всем виновата женщина?

По словам Игоря Данилевского, есть и другая версия, как все это происходило. В 987 князь Владимир захватил греческий город Корсунь, который находился на юго-западном побережье Крыма (позже он получил название Херсонес). Владимир обещал вернуть город грекам, если их императоры отдадут за Владимира замуж их сестру, византийскую царевну Анну. Это, среди прочего, значительно повышало статус самого Владимира, который оказывался сразу вровень с византийскими императорами. Однако Анна отказалась выходить замуж за Владимира до тех пор, пока он будет язычником.

Далее в летописных источниках следует упоминание о слепоте, которая поражает Владимира в тот момент, когда Анна прибывает в сопровождении духовенства в Корсунь для встречи с Владимиром. Она предлагает ему немедленно креститься в надежде на исцеление. И слепота действительно спадает с его глаз, когда князь принимает христианство.

«Действительно, это очень красивый образ, когда душевная слепота оставляет Владимира: благодаря крещению он «прозрел», – говорит Игорь Данилевский. 

Крещение – это выбор независимости

Что же принес с собой исторический выбор князя Владимира?

Rolling Stonesкартина «Крещение князя Владимира на Корсуни» / Фёдор Бронников

«Крещение – это выбор пути. Вместе с православием князь Владимир выбрал для народа настоящую свободу, самостоятельность, и в этом состоит главный вектор развития Руси. Князь не случайно отверг западную линию христианства, поскольку очевидно было стремление подчинить Русь давлению Рима. Такое жесткое давление всегда было свойственно представителям так называемого католицизма. Восточная римская империя, которую сейчас именуют Византией, была тоже сильным государством, но все же она не претендовала на духовно-политическую власть над Русью. Поэтому выбор православия в действительности был политическим. Это было решение независимого властителя и свободного народа. Православие – не аполитичная религия, оно предполагает определенный общественный идеал. Выбор католицизма, ислама или иудаизма обрекал бы страну на внешнюю зависимость, погружение в идейную и духовную орбиту одного из сильных государств, будь то Арабский халифат, Хазарский каганат или папский Рим. Не случайно многие народы, которые сделали свой исторический выбор в пользу Рима или в пользу исламского мира, оказались в дальнейшей истории гораздо более зависимы, чем Русь», – говорит протоиерей Всеволод Чаплин.

«Это был выбор, который решительно отделил Россию от Запада, – говорит Игорь Данилевский. – Но вместе с христианством пришла книжная культура, и это величайшее достижение, которое включило Русь в культурное поле всех христианских стран и невероятно подвинуло страну на пути ее развития».

Православие изменило и внешние границы Руси. После принятия христианства Русь начинает восприниматься как центр богоспасаемой земли. И ее границы стали постепенно расширяться. 

Был ли Владимир первым

Rolling Stonesкартина «Крещение князя Владимира» / Васнецов Виктор

Летописи сохраняют и другие, более ранние версии крещения Руси. 

«Считается, что самым первым человеком, который объявил, что Русь примет крещение, но не крестил ее, был апостол Андрей. Он первым из апостолов приходит на территорию Руси и говорит, что на том месте, где он остановился, будет большой город и множество храмов. А остановился он там, где позже был построен Киев», – говорит Игорь Данилевский.

В одном летописном источнике есть упоминания о крещении Руси при патриархе Константинопольском Фотии. Это произошло после нападения русов на Константинополь в 860 году. Фотий направил миссионеров в Киев. Историк Данилевский предполагает, что это, скорее всего, касалось дружинников и отдельных русичей. По некоторым данным, в этот период были крещены киевские князья Аскольд и Дир c боярами. Поэтому эти события иногда называют фотиевым, или аскольдовым крещением Руси. 

«Историки расходятся в оценке роли князя киевского Аскольда, в оценке того факта, способствовал ли он распространению христианства. Но церковное предание утверждает, по крайней мере, о его личном крещении – есть даже сторонники его причисления к лику святых. Многие народы, племена, которые пытались осаждать Восточную римскую империю, поражались ее культуре, мудрости, духовности и сами часто принимали восточное христианство. Так что весьма вероятно, что после крещения Аскольда состоялось и крещение некоторого количества людей в его окружении. Известно, что до Владимира на Руси были христиане. Святая княгиня Ольга, внуком которой был Владимир, была христианкой, посещала в Киеве богослужения. Но православие принимали отдельные люди. Очевидно, что до Владимира и в первый период его княжения Киев оставался языческим», – рассказывает Всеволод Чаплин.

Огнем и мечом?

Rolling Stonesкартина «Крещение киевлян» / Клавдий Лебедев

После крещения Владимира массовые крещения происходят и в Киеве, и в Новгороде, и по всей русской земле. При этом есть источники, которые говорят, что князь новгородский Добрыня крестил Новгород огнем и мечом. 

«Это поздние источники, – говорит Игорь Данилевский. – Более ранние летописи говорят об этом намного более спокойно. А во многих этот процесс представлен как триумфальное шествие христианства, массовое принятие. Так, в одном летописном сюжете даже присутствует рассказ, как всенародно сбрасывают с пьедесталов в реку языческих богов. Это может свидетельствовать о том, что тот пантеон языческих богов, который ранее создает Владимир, является чем-то инородным, привнесенным сверху. И христианство воспринимается народом как избавление от этих чужеродных богов».

По мнению историка, часть этих богов имеют даже неславянские имена и чуждую суть. В частности, Даждьбог и Стрибог связаны с культом Солнца, а все этнографы отмечают, что солнечного культа на Руси не было. Хорос и Симмаргл – вообще божества с иранскими корнями, так что они вполне могли быть отвергнутыми в народе. Так что крещение, возможно, сместило тех языческих богов, которые были чужеродными, и против которых уже росло раздражение и протест.

«Большинство же так называемых славянских богов, таких как Лель, Лада, Каляд, Курент и другие – это в большинстве своем представители так называемой кабинетной мифологии, – говорит Игорь Данилевский. – То есть, мифологии, написанной в XIX и XX веке в кабинетах ученых. Проводились исследования этих источников. Их выдают, в частности, междометия, которые не употреблялись в то время, когда писались древние летописи, а также то, что в ранг богов возводятся некие домашние духи, которые упоминаются совсем отрывочно и про которых в древних источниках почти ничего нет».Rolling Stonesкартина «Крещение Руси» / Василий Перов

Скорее всего, в реальности язычество на Руси не было зрелым, не были выяснены отношения между языческими богами, не устоялись их функции. Поэтому эти функции легко были перенесены на христианство. Цельные представления христианства хорошо наложились на то, что было в народной традиции, и произошла христианизация язычества.

«Неоязычники обычно не могут ответить, какими источниками они пользуются, когда говорят о том, что Русь крестилась огнем и кровью. Но называют цифры: девять миллионов погибших. Однако археологические изыскания не подтверждают того, что на территории Руси были массовые истребления населения. По всему миру, там, где сотни и тысячи людей погибали насильственным путем, археологи находят явные подтверждения тому. Как же девять миллионов-то остались незамеченными? Раскопаны уже несколько древних капищ, и уж где и быть этим массовым захоронениям безвинно погибших насильственной смертью, как не там? Но их нет», – говорит историк церкви, священник Георгий Максимов.

Часто ссылаются на так называемую Акимовскую летопись. В ней описано, как воевода, присланный из Киева, силой принудил новгородских язычников креститься, рассказывает историк. «Даже если принять ее за достоверный источник, то именно она и является доказательством того, что такие случаи были исключением. Кроме этого инцидента, бывшего в Новгороде, в других местах христианство принималось мирно и полюбовно», – поясняет Максимов. 

«Кроме того, начиная со второй половины XX века, археологи начали находить берестяные грамоты. Их сейчас найдено очень много, около четырехсот, они писались в основном по бытовым поводам и явно не подлежали никакой цензуре. Самые ранние берестяные письма относятся ко временам крещения Руси. Ни в одном из таких писем не упоминаются славянские боги. Их просто не вспоминают, поскольку они не были нужны нашим предкам. О них никто не горевал! Все это показывает несостоятельность мифа о насильственном крещении Руси. Не надо считать наших предков безвольными слабаками! Миллионы людей нельзя принудить силой принять чужую веру», – говорит священник.

Наши предки добровольно приняли христианство и это определило в дальнейшем свободу Руси от всех внешних влияний, ее самостоятельный путь развития. Так что сегодня мы празднуем, по сути, День независимости, только древний, с историей, насчитывающей уже 1030 лет.

mir24.tv

Зачем князь Владимир крестил Русь?

Анатолий ГЕРАСИМЧУК

День Крещения Руси на протяжении многих лет был рядовой датой церковного календаря. О нем упоминалось 14 августа, вместе с праздниками Происхождения честных древ Животворящего Креста Господня и святых мучеников Маккавеев, в первый день Успенского поста. В память о водном крещении древних русичей в этот день обычно совершается водоосвящение.

С недавних пор праздник перенесли на 28 июля, в день памяти равноапостольного великого князя Владимира — крестителя Руси. В 2008 году этот день стал государственным праздником Украины, в 2010–м — России.

Но все чаще и чаще, особенно на фоне экономических и политических неурядиц, постигших Украину и Россию, у многих людей возникает вопрос: а зачем Владимир крестил Русь?

Притчей во языцех в последнее время стала родословная Владимира по материнской линии.

Представители так называемого «русского мира», пытающиеся возродить российскую империю на основе идеи «первородства» и превосходства «русско–арийской расы» над другими народами и нациями (они же зачастую своего рода «неоязычники»), выдвигают тезис о крещении Руси как «государственном перевороте» и «навязывании» «русскому народу» чуждой «иудохристианской» религии. Эти новоявленные «истинные арийцы»  ищут свое величие в далеком прошлом. Причины убогости и нищеты своей страны они объясняют внешним влиянием, создавая и формируя образ врага, который виноват во всех их нынешних проблемах.

По их версии, князь Владимир был евреем по матери. А его мать Малуша происходила из семьи не просто еврея — ее отец, любечанин Малко, был, якобы, целым раввином. И что крестил Владимир Русь не просто так — а чтобы подчинить ее евреям.

Вот так вот все просто. После тысячи лет разных периодов в истории Руси — от ее величия во времена князя Владимира Великого до трехсотлетней тьмы татаро–монгольского ига, от распада Руси и создания на ее территории целого ряда новых государств до могущественной российской империи, покорившей много народов и стран  — после всего этого, оказывается, что будто бы тысячу лет Русь страдала от того, что князь Владимир подчинил славян евреям. Откуда это, из каких исторических источников?

Можно сказать сразу: ни в русских летописях, ни в иностранных хрониках, ни вообще в каких–либо исторических документах нет и тени намека на еврейские корни князя Владимира. В «Повести временных лет» Нестор кратко сообщает: «Владимир же был от Малуши — милостницы Ольгиной. Малуша же была сестра Добрыни; отец же им был Малко Любечанин, и приходился Добрыня дядей Владимиру». И всё.

Не ссылаясь на исторические источники, «неоарийцы», тем не менее, утверждают, что Малко — на самом деле Малх, а Добрыня — Дабран! Малха они взяли, по–видимому, из Библии — так звали раба первосвященника, которому при аресте Иисуса Христа Пётр отрубил мечом ухо. А Дабрана откуда взяли? Да ниоткуда. От верблюда, как пишет российский писатель Николай Шошунов.

И все же, хотя и нет у «неоарийцев» ни одного доказательства генетического еврейства князя Владимира, давайте предположим, что Малко был любечским раввином. Этот раввин своих детей называет славянскими именами Добрыня и Малуша? И этот раввин отдаёт своих детей не просто в унизительное для иудеев услужение к гоям, а, как утверждают историки, — в рабство. В то время как мы помним, что рабства на Руси не было.

А столь почитаемый «неоарийцами» Святослав, разгромивший хазарских иудеев, вдруг проникается любовью к еврейке, дочери раввина, и признаёт, вопреки всем правилам престолонаследия, рожденного ею еврея своим сыном и наследником, и даже даёт ему княжеский удел в Новгороде?

А может быть, Владимир, не будучи евреем по крови, все же был, как его называют «неоарийцы», «иудейским ставленником» и крестил Русь по заданию местного киевского кагала?

Но ведь странное какое–то иудейское задание — обращать свой народ не в иудейство (как это, например,  действительно делали с подачи иудеев хазарские каганы), а в христианство.

Между прочим, в «Повести временных лет» Нестор передает разговор Владимира с иудеями, пришедшими к нему с целью обратить Русь в свою веру. Почитаем. «Пришли хазарские евреи и сказали: «Слышали мы, что приходили болгары и христиане, уча тебя каждый своей вере. Христиане же веруют в того, кого мы распяли, а мы веруем в единого Бога Авраамова, Исаакова и Иаковля». И спросил Владимир: «Что у вас за закон?» Они ответили: «Обрезаться, не есть свинины и заячины, соблюдать субботу». Он же спросил: «А где земля ваша?» Они же сказали: «В Иерусалиме». А он спросил: «Точно ли там?». И ответили: «Разгневался Бог на отцов наших и рассеял нас по разным странам за грехи наши, а землю нашу отдал христианам». Сказал на это Владимир: «Как же вы иных учите, а сами отвергнуты Богом и рассеяны? Если бы Бог любил вас и закон ваш, то не были бы вы рассеяны по чужим землям. Или и нам того же хотите?».

Выходит, что иудейские миссионеры были у Владимира, предлагали ему свою веру, но получили от Владимира гневную отповедь и ушли несолоно хлебавши. Не правда ли, в очень интересном тоне разговаривал «иудейский ставленник» со своими «хозяевами»?

Согласитесь, никак не склеивается версия с «иудейской миссией» Владимира.

Тем не менее, давайте разберемся с этим вопросом поподробней.

О матери князя Владимира

Родословная великого князя Владимира Святославича, крестителя Руси, княжившего в Киеве с 980 года до своей кончины в 1015 году, до последнего времени вроде бы не вызывала особых вопросов. Дедом Владимира был князь Игорь Рюрикович, начавший княжить в Киеве в 912 году и убитый древлянами в 945 году. А бабушкой — княгиня Ольга (ок. 890 — 969), жестоко отомстившая древлянам за убийство мужа и принявшая в 955 году, при посещении Константинополя, христианство.

Отцом Владимира был князь Святослав Игоревич, княживший в Киеве с 945 года, разгромивший в 960–х годах Хазарский каганат, с 967 года воевавший в Болгарии и погибший в бою с печенегами в 972 году.

У Владимира было два брата по отцу, но от разных матерей (многоженство в дохристианской Руси было обычным делом), — Ярополк и Олег, погибшие в междоусобной борьбе. А мамой Владимира была, согласно летописи, ключница княгини Ольги по прозвищу Малуша.

Какого же происхождения была Малуша, которая родила князю Святославу его наследника? Есть ли в серьёзной русской исторической литературе какие–либо исследования относительно этнической принадлежности князя Владимира по материнской линии? Разумеется, версия о еврействе Владимира никем из серьезных историков не рассматривалась вообще. А другие версии?

Есть несколько известных исследований родословной Малуши. Первые два — в 5–м томе «Записок Императорской Академии Наук», изданном в Санкт–Петербурге в 1864 году: статья известного историка и археолога Д.И. Прозоровского (1820–1894) «О родстве св. Владимира по матери», и статья знаменитого филолога–слависта И.И. Срезневского (1812–1880) «О Малуше, милостнице в.к. Ольги, матери в.к. Владимира».

Д.И. Прозоровский указывает на схожесть имени отца Малуши и деда Владимира Малко с именем древлянского князя Мала и обосновывает версию о том, что в ходе событий после убийства древлянами князя Игоря в 945 году древлянский князь Мал был взят Ольгой в плен и отправлен в ссылку в Любеч, где и стал любечанином Малко, а его дочь, соответственно, стала рабыней–ключницей Ольги. Д.И. Прозоровский делает вывод, что Малуша была не только славянкой, но и, как и сама Ольга, христианкой.

Вступая в дискуссию с Д.И. Прозоровским, И.И. Срезневский обращает внимание на то, что Малуша названа ключницей Ольги во всех списках «Повести временных лет», кроме Ипатьевского списка, где она и названа «милостницей». Анализируя затем этимологию этого слова и его употребление в древнеславянской литературе, И.И. Срезневский делает вывод, что «милостница» означает «любимица», «фаворитка», а не «раздающая милостыни ключница». Вместе с тем, Срезневский согласен с Прозоровским в том, что определение «любечанин» по всем древнерусским понятиям могло означать только одно — «свободный горожанин Любеча».

Известнейший российский историк и публицист, автор учебников по всеобщей и русской истории Д.И. Иловайский в своей работе «К вопросу о названиях порогов и личных именах. Вообще о филологии норманистов» обращает внимание на женское имя Малфред в древнем княжеском семействе: «В Лаврентиевской летописи под 1000 годом сказано: «Преставилась Малфредь. В се же лето преставилась и Рогнедь, мати Ярославля». То же известие буквально повторяется и в Ипатьевской летописи: «Преставися Мальфридь». Что это за Малфрида или Малфредь? Обыкновенно ее считают одной из жен Владимира Великого и ее имя относят к именам норманским. Но эти заключения совершенно произвольны. По всей вероятности, это не жена, а мать Владимира, известная Малуша, по Лаврентьевской летописи «ключница», а по Ипатьевской «милостница» Ольги. Брат ее был известный воевода Добрыня, а отец любечанин Малко (уменьшительное от имени Мал: такое же имя носил, как мы знаем, один древлянский князь). Следовательно, это была чисто славянская семья. Малуша, конечно, получила своё ласкательное имя или прозвание по отцу (как Любко и Любуша и т.п.). А когда ее сын Владимир сделался великим князем киевским, то, естественно, ради почёта ее имени придали одно из тех почетных окончаний, каковыми были –слав, а также –мир или –фрид, и вместо Малуши получилась Малфрида или Малфредь. Только таким образом можно объяснить упоминание о смерти её как лица известного; тогда как прежде ни о какой Малфриде не говорилось. Летописец, отмечая ее кончину, как бы указывает именно на любопытное совпадение; в одном и том же году умерли обе матери: и Владимира, и сына его Ярослава. Имя Малфредь, подобно Рогнедь, было долго в употреблении в русском княжем семействе, так, в Ипатьевской летописи под 1167 годом упоминается туровская княжна Малфрид».

Львовский историк Ю.Р. Дыба в своих работах доказывает происхождение Малуши из Низкиничей на Волыни.

Трудно поэтому понять, зачем «неоарийцы», эти якобы русско–славянские националисты, на всех углах кричат, что из–за иудейского ставленника Владимира всю последнюю тысячу лет славянская Россия была оrкупированной страной, а русские — народом–рабом. Если целые народы записывать в рабы согласно их христианского вероисповедания, то рабскими народами надо считать и всю Европу, а также США и Канаду, что, согласитесь, противоречит истине. Потому что рабство, в которое попадают народы, зависит не от выбора религии, а от свободы выбора каждым народом своей власти, от желания или нежелания людей самим определять свою судьбу в политическом плане, от степени свободы независимых общественных институтов, таких как партии и профсоюзы, а также от наличия или отсутствия независимых СМИ.

Живым подтверждением тому, что Малуша была дочерью древлянского князя Мала, является название древлянского города X века Малин. В Малине по сей день живо предание, что город заложен Малом Древлянским, что неудивительно, ибо имена эти явно взаимосвязаны, а лежит город на территории Древлянской земли.

Положение в государстве брата Малуши — Добрыни — также несомненно свидетельствует о его княжеском происхождени. Если бы Малуша была купленной рабою, то Добрыня был бы не что иное как холоп. А холопа в качестве регента Владимира новгородцы просто бы не приняли. Как не приняли бы править собой еврея. Потому что даже в Хазарии стать каганом мог только член царственной семьи с древних хазарских родов. А значит, и Добрыня был из княжеского рода. Как и Малуша.

Летопись говорит только о Малуше–ключнице, то есть рабыне, старательно обходя молчанием периоды, когда она была свободной женщиной. А в годы рабства ее, вероятно, действительно звали Малушей, точнее, переименовали из Малы в Малушу (точная параллель превращению Мала в Малко). Получив же свободу, она, очевидно, снова стала Малой, а потом и Малфредой.

Между прочим, это разгадал еще в XVIII веке В.Н. Татищев. Он счел ее знатной славянкой, но не разгадал, кто она.

И на самом деле это буквально — разгадка тайны тысячелетия.

И не исключено, что крещение Владимира связано именно с тем, что его мать Малуша–Малфреда была крещена вместе с Ольгой в 955 году в Константинополе. Некоторые исследователи считают, что Малфреда была женой Владимира, происхождением из Чехии. И опять–таки делают вывод о возможном влиянии христианки–жены на выбор Владимиром религии для Руси.

В центре городского парка в Коростене стоит сегодня княжна Малуша, которая отправляет своего сына, Великого Киевского князя Владимира, в дальний путь, крестить Киевскую Русь.Надпись на памятнике гласит: «Древлянська княжна Малуша, дружина князя Святослава з малолітнім сином Володимиром, майбутнім Великим Київським князем, Хрестителем Русі».На заднем фоне, на высокой горе, стоит памятник князю Малу, с надписью: «Князь Мал, син Нискинії, нескорений патріот землі древлянської. Боровся за незалежність древлян в Х ст. Пам’ятник споруджено на честь 1300–річчя м. Коростеня від вдячних нащадків».

 

Сергей Ефошкин. Мать с сыном. Малуша прощается с Владимиром

О шестибожии

В 980 году Добрыня с Владимиром взяли Киев и сразу же закрыли главный храма Перуна, воздвигнув на новом месте храм Шестибожия и установив статуи шести богов. В «Повести временных лет»  об этом событии говорится так: «И стал Владимир княжить в Киеве один, и поставил  кумиры  на  холме  за теремным двором: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, и Хорса, Дажьбога, и Стрибога, и Симаргла, и Мокошь».

Но почему именно шесть богов? Разве не достаточно было поставить одного Перуна, именем которого Русь подписывала свои мирные договоры с Византией (при Олеге в 907 году,  Игоре — в 945–м, и Святославе — в 971–м)? Причем, в тех договорах наряду с Перуном фигурировал еще один бог — Волос. Почему же Владимир установил шесть богов, и при этом тот же Волос в пантеон Шестибожия не попал?

Да потому, что, наверное, Волос (Велес) считался богом скота, торговли и богатства, а также покровителем торговли и посредником в договорах — общим для всех славян. А в то время у каждой земли, каждого княжества был уже свой персональный небесный покровитель.

Перун был хозяином Полянской земли. Когда Перун «воевал» и «заключал мир» с Византией, он представлял Киев. Но он же был покровителем Игоря Рюриковича в борьбе с Малом. И покровителем Ярополка в борьбе с Олегом и Владимиром также, несомненно, был Перун. Поэтому все беды Древлянской земли и Древлянской династии (вспомним хотя бы десятилетнее рабство Добрыни и Малуши) считались в те времена проявлением воли Перуна.

«Его могущества и справедливого гнева», — открыто говорили предаставители Варяжской династии Рюриковичей и их  сторонники. «Его злой воли» — читалось в глазах древлян.

Древляне все свои удачи и победы приписывали покровительству собственного, древлянского, бога. Небесным хозяином Древлянской земли, покровителем Древлянской династии был Даждьбог. И конечно же, Даждьбог должен был находиться в 980 году в стане победителей — и в составе Шестибожия Владимира.

Память о политической роли Даждьбога сохранилась в знаменитом «Слове о полку Игореве», посвященном более поздним драматическим событиям 1185 года. «Даждьбожьи внуки» — такую метафору использовал автор «Слова о Полку Игореве» в отношении русичей для выделения их родственной общности и необходимости прекратить распри и сплотиться перед угрозой внешних врагов: «Тогда при Олзе Гориславличи сеяшется и растяшеть усобицами, погибашеть жизнь Даждьбожа внука, в княжих крамолах веци человекомь скратишась».

«Въстала обида в силах Даждьбожа внука, вступила девою на землю Трояню, въсплескала лебедиными крылы на синем море у Дону: плещучи, упуди жирня времена».

Обратите внимание — не Перуновы внуки. Не Перун выступил у автора «Слова» первым царем славян, а Даждьбог. А князья русские, — это потомки («внуки») Даждьбога.

Даждьбожьим внуком, несомненно, титуловался Мал — в качестве князя Древлянского. Этот титул должен был после него унаследовать Добрыня. Но унаследовал Владимир — и на сей раз в качестве государя всея Руси.

О том, что «Даждьбожий внук» — это, очевидно, властитель Руси, князь, писал академик Рыбаков.

И наличие этого титула у государя в Киеве (запомнившегося надолго как последний дохристианский титул властителя Руси) может означать только одно: Владимир в 980 году или несколько позже провозгласил в своем манифесте с высоты трона, что отныне царствует как князь не Варяжской, а Древлянской династии. И титул Даждьбожьего внука в этой связи весьма красноречив — в связи со стабильным былинным эпитетом Владимира — «Красно Солнышко». Ведь никакими чертами «солнцеподобного» недоступного величия Владимир в былине не наделен. Эпитет «Красно Солнышко» звучит тепло, любовно, а вовсе не грозно–величественно.

Но почему же у этого идеального, патриархального князя русской былины стабильный «солнечный» эпитет?

Ответ на это дан наукой. Говоря о Даждьбожьем внуке, Рыбаков пишет также: «С этой солнечной символикой связан и былинный эпитет Владимира — «Красно Солнышко». То есть эпитет сопоставлен непосредственно с миром богов.

Дело в том, что Даждьбог — именно солнечный бог. И если он был покровителем Древлянской земли, то Владимир был внуком Даждьбога по праву князя Древлянской династии. Во времена, когда о нем слагались былины, это на Руси знал каждый. Эпитет «Красно Солнышко» был столь же естествен, как титул Даждьбожьего внука.

Победа 980 года (как и победа 945–го) была одержана под Древлянским знаменем. И хотя описания его не сохранились, но, скорее всего, на нем сиял солнечный лик небесного покровителя княжества, Даждьбога Древлянского. В победном 980 году всюду, где армия Добрыни водружала Древлянское знамя, после черной ночи деспотизма варягов восходило Краснo Солнышко Даждьбога, освященное в глазах всего народа столетней героической борьбой древлян против варяжских угнетателей.

Солнечный лик Даждьбога мог быть вышит на знаменах, на груди княжеской одежды, в которой князь объезжал знаменитые богатырские заставы — крепости против печенегов.

Получается, что поэтическое «Владимир Красно Солнышко» было практически равнозначным титулу «Владимир Древлянский», «Даждьбожий внук».

Но Даждьбог в Шестибожии Владимира стоит на третьем месте — после Перуна и Хорса. Места богов в списке тоже не были случайными. Они оказались распределены в строгом соответствии с заслугами их земель в победе 980 года. Эта победа была одержана под Древлянским знаменем, — но прежде всего новгородским оружием. Покровителем  Новгородской земли мог быть, по версии А. Членова, Хорс.

То есть, на языке русской дохристианской геральдики (а он оставался общепонятен еще долго после крещения Руси) «Владимир Красно Солнышко» расшифровывалось как титулатура «Владимир Новгородский и Древлянский». Князь земель, хозяевами которых были боги Солнца Даждьбог и Хорс.

А Перун, как бог Киева, возможно, пришедший вместе с варягами, в 980 году еще оставался первым, но его положение резко изменилось. Он продолжал царствовать, но — перестал править. Самовластие Перуна Добрыня заменил соправительством шести богов, символизировавшим соправительство шести земель.

С первыми тремя землями мы уже разобрались. Это Полянская, Новгородская, Древлянская. Которых в Шестибожии представляли Перун, Хорс, Даждьбог. Кого же представляли Стрибог, Симаргл и Мокошь? Ответ не совсем прост. А.Членов убежден, что это были три княжества, которые Добрыне удалось вырвать из–под власти Ярополка и привлечь на свою сторону, богами–покровителями которых были Стрибог Полоцкий, Симаргл Дреговичский, Мокошь Смоленская («русская Афродита»).

То есть, по версии А. Членова, пять земель победившей новгородско–древлянской коалиции поддержали своим оружием Владимира Древлянского, который сел на троне в Киеве, в шестой, Полянской земле. Поэтому–то и богов было именно шесть. И перечислены они в Шестибожии (кроме номинального первенства Перуна) строго в порядке заслуг их земель в завоевании победы над Ярополком и Свенельдом.

Да, Стрибог Полоцкий и Симаргл Дреговичский свое место в пантеоне могли занять по той причине, что не оказали армии Добрыни сопротивления, которое привело бы к тому, что бросок на Киев через их земли захлебнулся бы в самом начале или на полпути. И, может быть, даже оказали Добрыне активное содействие, открыв ему дорогу и пополнив его войско. Смоленская дружина против Владимира тоже могла не пойти — и после его победы войти в единое государство на равных правах с землями–победителями.

Когда армия сына Мала Древлянского, вихрем пронесшаяся через Полоцкую и Дреговичскую земли, завершая этот фантастический  прыжок, обрушилась прямо на Киев, под стенами Киева в едином строю могли встать полки четырех союзных русских земель: Новгородской, Древлянской, Полоцкой и Дреговичской. Но где в это время было Черниговское княжество северян (сиверян), которое всегда играло одну из главенствующих ролей в политическом раскладе на Руси? И какой бог (если мы говорим о богах) был покровителем северян? Похоже, что им мог быть Симаргл. То есть, Симаргл не Дреговичский, а Черниговский. А если это так — то и Чернигов в стороне тогда не стоял.

В любом случае, победоносная кампания 980 года завершилась тем, что несколько княжеств становятся не бесправной добычей варягов и их бога, а равноправными землями Руси. Этот принцип и был выражен в установлении Шестибожия. И для нас сейчас не особо важно, какие боги какую именно землю представляли. Важно то, какую они роль играли в то время вообще.

Более подробно остановимся на всех богах, которых князь Владимир ввел в пантеон Шестибожия, в следующей части нашего повествования.

Анатолий ГерасимчукПо  материалахкниги А. Членова «По следам Добрыни»,статей Прозоровского, Срезневскогои других открытых источников.Опубликовано на страницах газеты «Аргумент плюс»в 29 (156) – 32 (159) номерах за июль–август 2013 г.

Окончание здесь

uargument.com.ua

И крестил князь Владимир Русь...

И крестил князь Владимир Русь...

К 1030-летию Крещения Руси.

Благословенъ Господь Иисусъ Христосъ,иже възлюби новыя люди, Рускую землю,и просвѣти ю крещениемь святымь. «Повесть временных лет».

Нестор-летописец повествует, что когда великий киевский князь Владимир захватил Корсунь (античный город Херсонес на территории современного Севастополя), у него заболели глаза, он ослеп. И прозрел только когда крестился. Якобы подвинула его к такому шагу будущая жена Анна Византийская. Видя чудесное исцеление князя, крестились его сподвижники. Придя в Киев уже христианином, князь Владимир приказал главного языческого кумира Перуна сбросить в Днепр, остальных идолов изрубить и сжечь. На горе, где они стояли, возвели церковь святого Василия (имя князя в крещении).

По княжескому повелению всех киевлян крестили в водах Днепра (или впадавшей в Днепр небольшой речушки Почайны). Восприняли они новую веру якобы радостно. Ну что же, радоваться приходилось, ведь князь объявил, что кто не крестится, станет ему врагом. А быть недругом великого князя никому не хотелось.

По всем городам и весям древняя славянская вера жёстко искоренялась. Воевода Добрыня огнём и мечом крестил новгородцев. Где прежде стояли языческие истуканы, возводились на византийский лад церкви. Христианство стало государственной религией на Руси (988). Хотя долго ещё по окраинным руським землям народ «отай» поклонялся своим привычным кумирам.

Рассказ Нестора-летописца о Крещении Руси выглядит легендарно. Серьёзные историки не склонны вполне доверять ему, подвергают сомнению и дату Крещения.

Князь Владимир крестился сам и крестил Русь не из-за своих личных амбиций. Новая вера отвечала велению времени, только сильная княжеская власть, освящённая крепкими религиозными устоями, могла укрепить руськую государственность. Мудрый князь понимал это прекрасно.

В средние века жизнь государства определялась религией. Недаром в «Повести временных лет» монах Нестор легендарно рассказывает о выборе веры князем Владимиром. «Смущали» его мусульмане, евреи и христиане-католики, однако не сумели убедить в своей вере. Долго или недолго колебался князь, но выбрал христианскую веру по византийскому образцу. Для этого у него были вполне серьёзные основания.

Русь по своему географическому положению находилась между восточными и западными соседями, их влияние на руськую жизнь было огромно. По Волге и Каспийскому морю руськие купцы достигали Персии. В качестве денег на Руси ходили арабские серебряные монеты — дирхемы. Запад скупал у русов пушнину, а продавал оружие — мечи и панцири, стеклянную посуду, другие товары. По днепровскому водному пути «из варяг в греки» русы торговали с Византией. В 907 году Олег Вещий заключил с византийцами договор, по которому греки обязывались давать дань на Киев, Чернигов, другие руськие города. В нём рассматривались юридические аспекты пребывания русов в Константинополе. Именно политические, экономические и культурные связи Руси с Византией повлияли на принятие князем Владимиром христианства по-восточному, греческому образцу.

Византия несколько раз пыталась крестить славян. С варварами лучше было дружить, обратив в свою веру, чем постоянно напрягаться от их жестоких набегов. Они серьезно угрожали безопасности Восточной Римской империи, периодически появляясь под стенами Константинополя.

Первый раз христианство пришло в Русь при воинственных киевских князьях Аскольде и Дире. В 860 году дружина дуумвиров нежданно осадила Константинополь. Много тогда русы избили греков и ограбили монастырей, поразивших их своим пышным убранством и христианскими святынями. Отойдя с богатой добычей от Царьграда, Аскольд и Дир задумались о крещении и направили в Византию посольство, заявившее, что князья желают стать христианами.

Константинопольский патриарх Фотий отправил в Киев епископа, крестившего Аскольда и Дира. Однако князья совсем не помышляли о крещении народа, так как не рассматривали христианство в качестве государственной религии. В этом сказалась их ограниченность как политических деятелей. Народ продолжал верить в своих идолов, что значительно ослабляло княжескую власть.

Косвенным подтверждением этому следует считать убийство Аскольда и Дира Олегом Вещим. В летописях не сохранилось даже глухого упоминания о волнении киевлян, безразлично они восприняли вероломное умерщвление своих князей-христиан. Так как видели в них угрозу своему образу жизни. А пришедший с далёкого севера по водному пути «из варяг в греки» князь Олег был язычником, что вызывало у них симпатию.

Олег Вещий поставил точку в так званом «Фотиевом крещении» Руси. Вторая попытка крестить русов тоже не возымела желаемого действия. Киевская княгиня Ольга крестилась в Константинополе (957), однако не сумела обратить в греческую веру своё окружение. Её воинственный сын Святослав так и остался язычником. Русская православная церковь (РПЦ), помня христианские добродетели княгини, прославила её как святую и равноапостольную. «Она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи», — сказал летописец. Собственно, княгиня Ольга стала предтечей Крещения Руси. Только внук её князь Владимир решил эту непростую задачу.

Божья благодать коснулась-таки души язычника и большого развратника киевского князя Владимира. Иначе трудно понять как такой грешник, убивший псковского князя Рогволода и прилюдно изнасиловавший его жену Рогнеду, безжалостно расправившийся со своим родным братом Ярополком, вдруг стал благочестивым христианином. Но всему воля Божья. Привела она буйную княжескую головушку к христианскому смирению. Народная мудрость гласит, что на Бога надейся, а сам не плошай! И князь Владимир, решив принять христианскую веру, не оплошал, что послужило на благо не только его душе, а всей Руси.

Первый руський митрополит Иларион сравнил князя Владимира с римским императором Константином: «Он царство эллинов и римлян Богу покорил, ты же — Русь». Прозорливым оказался великий князь! Обратив Русь в новую веру, он открыл для неё новые, ранее неизведанные горизонты, приведшие державу руськую к славе и почитанию во всём христианском мире.

В Европе перестали считать Русь страной варварской. Руськие князья по образованности не уступали западным монархам. Черниговский князь Святослав Ярославич собрал большую библиотеку. Древнеруський памятник словесности «Слово о полку Игореве» стоит в одном ряду с такой выдающейся французской поэмой, как «Песнь о Роланде».

В монастырях велось летописание, с княжеской помощью открывались школы, где монахи обучали сноровистых к грамоте подростков. В городах появились первые каменные храмы, построенные в византийском и романском стиле.

Авторитет Руси среди соседних стран ширился, укреплялись международные связи. Княжеских дочерей сватали короли. Анна, дочь руського князя Ярослава Мудрого, вышла замуж за французского короля Генриха Первого, стала королевой Франции. Другую княжескую дочь Елизавету сосватал викинг Харальд, будущий король Норвегии Харальд Третий Суровый, основатель норвежской столицы Осло.

Русь, встав вровень с другими христианскими народами, пошла своим самобытным путём. Быстро набирала сил и стала страной «слышимой и знаемой во все концы света». А всё благодаря великому киевскому князю Владимиру. Он почитаем и ныне среди католиков и православных. В то время ещё не было официального разделения христианства на православие и католицизм. Случилось так только в год смерти его сына Ярослава, прозванного потомками Мудрым (1054). РПЦ почитает великого киевского князя Владимира как святого, сподобившегося подвигом Крещения Руси встать рядом с апостолами, верными учениками Иисуса Христа. Верующие чтут память князя в день, когда он преставился. Случилось это 15 июля / 28 июля 1015 года.

***

В Киеве возлагают большие надежды, что 28 июля этого года Украинская православная церковь станет самостоятельной. Ещё весной президент Порошенко выступил с заявлением, что Украина близка к получению томоса (грамоты) об автокефалии УПЦ.

Небольшая ремарка. Сегодня на Украине церковный раскол. Существуют каноническая УПЦ Московского патриархата, которая официально представляет Украину за рубежом, но в опале у националистически настроенных украинских политиков. К неканоническим, непризнанным мировым Православием, относятся УПЦ Киевского патриархата и Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ). На Украине эти раскольничьи Церкви считаются национальными, вот их легализации и ждёт с нетерпением президент Порошенко и Верховная Рада.

Константинопольский патриарх Варфоломей, по уверению президента Порошенко, якобы готов к такому шагу. Наконец-то УПЦ выйдет из-под ярма Русской православной церкви, которая совсем не является для неё материнской. Такой для УПЦ всегда была Константинопольская церковь, так как именно от неё Украина приняла Крещение.

Вот так, оказывается, что князь Владимир крестил Украину, а не Русь. Хотя Украины как государства в средние века на политической карте мира не существовало, об украинцах тогда слыхом не слыхивали. Впрочем, когда слушаешь некоторых украинских историков, создаётся впечатление, что Украина — самая древняя в мире страна, а первым словом, произнесённым ещё первобытным человеком, было «Украина». Этакий «украиноцентризм» сродни комплексу неполноценности, свидетельствует о детской болезни молодого украинского государства, о стремлении любой ценой «выбиться в люди» — найти свою историю там, где её и в помине не было.

Но вряд ли стоит серьёзно думать, что украинский президент не знает истории. Петр Порошенко убеждён, что независимая Украина должна иметь свою единую национальную Церковь. Тяжело это оспорить, вот только не все методы для достижения такой цели хороши. Метод «выкручивания рук», который сегодня применяют украинские политики по отношению к УПЦ МП, вряд ли поможет церковному примирению, а значит, спокойствию в государстве.

Значительное число верующих на Украине, это прихожане канонической УПЦ Московского патриархата. В случае предоставления автокефалии не смутятся ли их души? Тогда придётся молиться с раскольниками в одних церквах. Без покаяния ушедших в раскол и возвращения их в лоно канонической Церкви, это выглядит святотатством. Потому УПЦ МП выступает против автокефалии. Сначала нужно говорить об объединении украинских церквей, но неканонические УПЦ КП и УАПЦ идти на это не хотят. И совсем не по религиозным мотивам. Политика тут диктует свои права.

Патриарх Варфоломей может принять решение об автокефалии УПЦ без согласия поместных церквей. Во всемирном Православии таких насчитывается 15. Но тогда он легализует украинских раскольников, это посеет большую сумятицу среди мирового Православия. Вряд ли поместные церкви согласятся, чтобы схизматики из одной отдельно взятой страны диктовали свои условия. А нынче это именно так выглядит со стороны украинских неканонических Церквей, они на всех парах стремятся к признанию.

Заявление украинского президента поддержала Верховная Рада. По Конституции Украины Церковь отделена от государства. Однако украинские политики ничтоже сумняшеся вмешиваются в жизнь Церкви. А ведь именно с их подачи произошёл церковный раскол. К этому приложил руку первый президент Украины Леонид Кравчук и иже с ним. Именно они подняли на щит нынешнего патриарха УПЦ Киевского патриархата Филарета Денисенко, бывшего епископа РПЦ и предстоятеля УПЦ Московского патриархата, более 20 лет назад извергнутого из своего сана и отлученного от Церкви за свои прегрешения перед ней и верующими.

Говорят, что патриарх Варфоломей испытывает сильное давление со стороны США. Потому подаёт надежду украинским политикам и раскольникам. Якобы томос об автокефалии будет дарован Украине 28 июля, в День поминовения святого равноапостольного князя Владимира.

Объявит ли об этом во всеуслышание Вселенский Константинопольский патриарх Варфоломей, ждать осталось совсем недолго. Не верится, что он примет опрометчивое решение. Ведь томос об автокефалии УПЦ означает легализацию украинского раскола, поставит под удар авторитет патриарха Варфоломея среди верующих и внесёт большую смуту во вселенское Православие.

Источник

maloros.org

Каган Руси «Владимир — красно солнышко». Кто крестил Русь?

 

После насильственной христинизации Руси, князем Владимиром, в живых остался на Руси, только один из шести.Остальные люди были безжалостно умерщвлены.Православная церковь причастила его к «лику святых» и назвала — «Владимир — красно солнышко».

 

Сначала вопрос о происхождении князя Владимира, крестителя Киевской Руси. Мать Владимира, ключница его бабки, княгини Ольги, Малуша была еврейкой (по летописи ее отцом был некий Малк из Любеча). В книге Н. Козлова «Плач по Иерусалиму» (1999) читаем: « Великий князь Владимир Святой согласно летописным источникам являлся сыном рабыни по имени Малуша, состоявшей ключницей (милостивницей) его бабки великой княгини Ольги. (Рабыни? А разве на Руси в те времена было рабство?)

По одной из исторических гипотез Малуша была дочерью раввина «равв» – из города Любеча, также носивший еврейское имя Малк*, что совершенно неудивительно, если учесть, что один из древнейших русских городов Любеч до 882 года находился в вассальной зависимости от иудейского Хазарского каганата, платил ему дань, что подтверждается, в частности, фактом принятия на себя великим князем Владимиром титула кагана, зафиксированного летописями и совершенно не свойственного для славян». При этом Н. Козлов особое внимание читателя обращает на предание о происхождении хазарской верхушки от «исчезнувших с исторической сцены после ассирийского пленения 10-ти колен Израилевых».

Л. Гумилев также полагал, что правящий слой Хазарии был еврейским не только по вере, но и по крови, представляя собой прообраз «комиссарской» касты в Советской России. Брат Малуши Добрыня (евр. «Добран»?) стал одним из главных воевод Владимира и отличился особой жестокостью при крещении Новгорода (что, впрочем, вполне объяснимо с расовой точки зрения, если принять гипотезу Емельянова-Козлова). Крещение евреем Добрыней Новгорода, активно не желавшего включаться в расово чуждый Проект, стало, по сути, первым еврейским террором против Руси (989 г.). «Пошло гулять по свету семя комиссара…», как сказал С. Жариков.Уходя вторично в поход за Дунай, Святослав оставил княжить в Киеве своего старшего сына Ярополка, а второму сыну, Олегу, отдал древлянскую землю. Попросили себе князя и новгородцы. Ярополк и Олег отправляться на далёкий север не захотели. Тогда дружинник Добрыня посоветовал новгородцам попросить на княжение третьего сына Святослава – Владимира, родившегося от Добрыниной (правильно — Добран)сестры Малуши, ключницы княгини Ольги. Управляющий хозяйством в Древней Руси – ключник – уже по своей должности становился невольником. Поэтому прозвище «робичич» – сын рабыни – сопровождало Владимира в течение всей его жизни. 

Вскоре после гибели Святослава между его совсем юными сыновьями началась усобица. Средний Святославич, Олег Древлянский, погиб, заваленный трупами под обломившимся мостиком. Владимир, опасаясь подобной участи, бежал в сопровождении Добрыни «за море» к варягам, и Ярополк остался единственным князем Руси. Однако через три года Владимир вернулся с наёмными варяжскими дружинами и двинулся на Киев. 

Готовясь к схватке, оба брата хотели приобрести союзника. Им мог стать правивший в Полоцке князь Рогволод, явившийся, по словам летописца, «из-за моря». Имел ли он какое-то отношение к потомкам Рюрика, неизвестно. И Ярополк, и Владимир посватались к дочери Рогволода Рогнеде. Та выбрала Ярополка, презрительно обронив по адресу Владимира: «Не хочу розути робичича» (после свадьбы жена должна была разуть мужа в знак покорности). Узнав о надменном ответе, Владимир собрал войско из варягов и северных славян и напал на Полоцк. Дядя князя еврей Добрыня (Добран), оскорбленный насмешкой не меньше Владимира, ворвался в Полоцк и пленил всю семью Рогволода. Затем, когда они стали его пленниками и рабами, Добрыня заставил Владимира овладеть Рогнедой на глазах ее отца и матери. Рогволод был убит, а Рогнеда принуждена выйти замуж за Владимира. 

Затем, в 980 году, Владимир овладел Киевом. Подкупив воеводу Блуда – главного советника Ярополка, Владимир заманил старшего брата в свой терем, и два дружинника убили Ярополка мечами. По законам того времени победителю доставалось всё. Досталась Владимиру и молодая супруга Ярополка, гречанка, бывшая когда-то монахиней. Захваченная Святославом во время византийского похода она «ради красоты лица ее» была приведена в жены старшему сыну. Теперь бывшая инокиня стала женой младшего «робичича». Когда Владимир сошелся с ней, она уже была беременна от Ярополка и вскоре родила сына, Святополка. Так решительно и жестоко Владимир проложил дорогу к престолу своего отца. 

Вполне в духе времени протекала и личная жизнь нового князя. У Владимира было пять или шесть жен. Кроме того, летописец, явно сгущая краски, сообщает о 800 наложницах. Православный книжник, осуждая князя, пишет, что одержимый «похотью женской», не щадил он в своем «блудном несытстве» ни замужних, ни девиц. 

Как повествует летопись, новгородцы, узнав, что еврей Добрыня (Добран) идет крестить их, собрали вече и поклялись не позволить свергнуть родовых Богов. Народное сопротивление возглавили жрец Богомил и тысяцкий Угоняй, заявивший: «Лучше нам погибнуть, чем Богов наших дать на поругание». Стороны сошлись в битве «и бысть междо ими сеча зла», в ходе которой Добрыня, желая отвлечь «язычников» от боя, зажег Новгород. Сломив сопротив

gifakt.ru

И КРЕСТИЛ КНЯЗЬ ВЛАДИМИР РУСЬ...

К 1030-летию Крещения Руси

Благословенъ Господь Иисусъ Христосъ, иже възлюби новыя люди, Рускую землю, и просвѣти ю крещениемь святымь. «Повесть временных лет».

Нестор-летописец повествует, что когда великий киевский князь Владимир захватил Корсунь (античный город Херсонес на территории современного Севастополя), у него заболели глаза,   он ослеп. И прозрел только когда крестился. Якобы подвинула его к такому шагу будущая жена Анна Византийская. Видя чудесное исцеление князя, крестились его сподвижники. Придя в Киев уже христианином, князь Владимир приказал главного языческого кумира Перуна сбросить в Днепр, остальных идолов изрубить и сжечь. На горе, где они стояли, возвели церковь святого Василия (имя князя в крещении). 

По княжескому повелению всех киевлян крестили в водах Днепра (или впадавшей в Днепр небольшой речушки Почайны). Восприняли они новую веру якобы радостно. Ну что же, радоваться приходилось, ведь князь объявил, что кто не крестится, станет ему врагом. А быть недругом великого князя никому не хотелось. 

По всем городам и весям древняя славянская вера жёстко искоренялась. Воевода Добрыня огнём и мечом крестил новгородцев. Где прежде стояли языческие истуканы, возводились на византийский лад церкви. Христианство стало государственной религией на Руси (988). Хотя долго ещё по окраинным руським землям народ «отай» поклонялся своим привычным кумирам. 

Рассказ Нестора-летописца о Крещении Руси выглядит легендарно. Серьёзные историки не    склонны вполне доверять ему, подвергают сомнению и дату Крещения. 

Князь Владимир крестился сам и крестил Русь не из-за своих личных амбиций. Новая вера отвечала велению времени, только сильная княжеская власть, освящённая крепкими религиозными устоями, могла укрепить руськую государственность. Мудрый князь понимал это прекрасно.

В средние века жизнь государства определялась религией. Недаром в «Повести временных лет» монах Нестор легендарно рассказывает о выборе веры князем Владимиром. «Смущали» его мусульмане, евреи и христиане-католики, однако не сумели убедить в своей вере. Долго или недолго колебался князь, но выбрал христианскую веру по византийскому образцу. Для этого у него были вполне серьёзные основания.

Русь по своему географическому положению находилась между восточными и западными соседями, их влияние на руськую жизнь было огромно. По Волге и Каспийскому морю руськие купцы достигали Персии. В качестве денег на Руси ходили арабские серебряные монеты — дирхемы. Запад скупал у русов пушнину, а продавал оружие — мечи и панцири, стеклянную посуду, другие товары. По днепровскому водному пути «из варяг в греки» русы торговали с Византией. В 907 году Олег Вещий заключил с византийцами договор, по которому греки обязывались давать дань на Киев, Чернигов, другие руськие города. В нём рассматривались юридические аспекты пребывания русов в Константинополе. Именно политические, экономические и культурные связи Руси с Византией повлияли на принятие князем Владимиром христианства по-восточному, греческому образцу. 

Византия несколько раз пыталась крестить славян. С варварами лучше было дружить, обратив в свою веру, чем постоянно напрягаться от их жестоких набегов. Они серьезно угрожали безопасности Восточной Римской империи, периодически появляясь под стенами Константинополя. 

Первый раз христианство пришло в Русь при воинственных киевских князьях Аскольде и Дире. В 860 году дружина дуумвиров нежданно осадила Константинополь. Много тогда русы избили греков и ограбили монастырей, поразивших их своим пышным убранством и христианскими святынями. Отойдя с богатой добычей от Царьграда, Аскольд и Дир задумались о крещении и направили в Византию посольство, заявившее, что князья желают стать христианами.

Константинопольский патриарх Фотий отправил в Киев епископа, крестившего Аскольда и Дира. Однако князья совсем не помышляли о крещении народа, так как не рассматривали христианство в качестве государственной религии. В этом сказалась их ограниченность как политических деятелей. Народ продолжал верить в своих идолов, что значительно ослабляло княжескую власть. 

Косвенным подтверждением этому следует считать убийство Аскольда и Дира Олегом Вещим. В летописях не сохранилось даже глухого упоминания о волнении киевлян, безразлично они восприняли вероломное умерщвление своих князей-христиан. Так как видели в них угрозу своему образу жизни. А пришедший с далёкого севера по водному пути «из варяг в греки» князь Олег был язычником, что вызывало у них симпатию.

Олег Вещий поставил точку в так званом «Фотиевом крещении» Руси. Вторая попытка крестить русов тоже не возымела желаемого действия. Киевская княгиня Ольга крестилась в Константинополе (957), однако не сумела обратить в греческую веру своё окружение. Её воинственный сын Святослав так и остался язычником. Русская православная церковь (РПЦ), помня христианские добродетели княгини, прославила её как святую и равноапостольную. «Она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи», — сказал летописец. Собственно, княгиня Ольга стала предтечей Крещения Руси. Только внук её князь Владимир решил эту непростую задачу.

Божья благодать коснулась-таки души язычника и большого развратника киевского князя Владимира. Иначе трудно понять как такой грешник, убивший псковского князя Рогволода и прилюдно изнасиловавший его жену Рогнеду, безжалостно расправившийся со своим родным братом Ярополком, вдруг стал благочестивым христианином. Но всему воля Божья. Привела она буйную княжескую головушку к христианскому смирению. Народная мудрость гласит, что на Бога надейся, а сам не плошай! И князь Владимир, решив принять христианскую веру, не оплошал, что послужило на благо не только его душе, а всей Руси. 

Первый руський митрополит Иларион сравнил князя Владимира с римским императором Константином: «Он царство эллинов и римлян Богу покорил, ты же — Русь». Прозорливым оказался великий князь! Обратив Русь в новую веру, он открыл для неё новые, ранее неизведанные горизонты, приведшие державу руськую к славе и почитанию во всём христианском мире. 

В Европе перестали считать Русь страной варварской. Руськие князья по образованности не уступали западным монархам. Черниговский князь Святослав Ярославич собрал большую библиотеку. Древнеруський памятник словесности «Слово о полку Игореве» стоит в одном ряду с такой выдающейся французской поэмой, как «Песнь о Роланде». 

В монастырях велось летописание, с княжеской помощью открывались школы, где монахи обучали сноровистых к грамоте подростков. В городах появились первые каменные храмы, построенные в византийском и романском стиле. 

Авторитет Руси среди соседних стран ширился, укреплялись международные связи. Княжеских дочерей сватали короли. Анна, дочь руського князя Ярослава Мудрого, вышла замуж за французского короля Генриха Первого, стала королевой Франции. Другую княжескую дочь Елизавету сосватал викинг Харальд, будущий король Норвегии Харальд Третий Суровый, основатель норвежской столицы Осло. 

Русь, встав вровень с другими христианскими народами, пошла своим самобытным путём. Быстро набирала сил и стала страной «слышимой и знаемой во все концы света». А всё благодаря великому киевскому князю Владимиру. Он почитаем и ныне среди католиков и православных. В то время ещё не было официального разделения христианства на православие и католицизм. Случилось так только в год смерти его сына Ярослава, прозванного потомками Мудрым (1054). РПЦ почитает великого киевского князя Владимира как святого, сподобившегося подвигом Крещения Руси встать рядом с апостолами, верными учениками Иисуса Христа. Верующие чтут память князя в день, когда он преставился. Случилось это 15 июля / 28 июля 1015 года. 

***

В Киеве возлагают большие надежды, что 28 июля этого года Украинская православная церковь станет самостоятельной. Ещё весной президент Порошенко выступил с заявлением, что Украина близка к получению томоса (грамоты) об автокефалии УПЦ. 

Небольшая ремарка. Сегодня на Украине церковный раскол. Существуют каноническая УПЦ Московского патриархата, которая официально представляет Украину за рубежом, но в опале у националистически настроенных украинских политиков. К неканоническим, непризнанным мировым Православием, относятся УПЦ Киевского патриархата и Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ). На Украине эти раскольничьи Церкви считаются национальными, вот их легализации и ждёт с нетерпением президент Порошенко и Верховная Рада. 

Константинопольский патриарх Варфоломей, по уверению президента Порошенко, якобы готов к такому шагу. Наконец-то УПЦ выйдет из-под ярма Русской православной церкви, которая совсем не является для неё материнской. Такой для УПЦ всегда была Константинопольская церковь, так как именно от неё Украина приняла Крещение. 

Вот так, оказывается, что князь Владимир крестил Украину, а не Русь. Хотя Украины как государства в средние века на политической карте мира не существовало, об украинцах тогда слыхом не слыхивали. Впрочем, когда слушаешь некоторых украинских историков, создаётся впечатление, что Украина — самая древняя в мире страна, а первым словом, произнесённым ещё первобытным человеком, было «Украина». Этакий «украиноцентризм» сродни комплексу неполноценности, свидетельствует о детской болезни молодого украинского государства, о стремлении любой ценой «выбиться в люди» — найти свою историю там, где её и в помине не было. 

Но вряд ли стоит серьёзно думать, что украинский президент не знает истории. Петр Порошенко убеждён, что независимая Украина должна иметь свою единую национальную Церковь. Тяжело это оспорить, вот только не все методы для достижения такой цели хороши. Метод «выкручивания рук», который сегодня применяют украинские политики по отношению к УПЦ МП, вряд ли поможет церковному примирению, а значит, спокойствию в  государстве.

Значительное число верующих на Украине, это прихожане канонической УПЦ Московского патриархата. В случае предоставления автокефалии не смутятся ли их души? Тогда придётся молиться с раскольниками в одних церквах. Без покаяния ушедших в раскол и возвращения их в лоно канонической Церкви, это выглядит святотатством. Потому УПЦ МП выступает против автокефалии. Сначала нужно говорить об объединении украинских церквей, но неканонические УПЦ КП и УАПЦ идти на это не хотят. И совсем не по религиозным мотивам. Политика тут диктует свои права.

Патриарх Варфоломей может принять решение об автокефалии УПЦ без согласия поместных церквей. Во всемирном Православии таких насчитывается 15. Но тогда он легализует украинских раскольников, это посеет большую сумятицу среди мирового Православия. Вряд ли поместные церкви согласятся, чтобы схизматики из одной отдельно взятой страны  диктовали свои условия. А нынче это именно так выглядит со стороны украинских неканонических Церквей, они на всех парах стремятся к признанию. 

Заявление украинского президента поддержала Верховная Рада. По Конституции Украины Церковь отделена от государства. Однако украинские политики ничтоже сумняшеся вмешиваются в жизнь Церкви. А ведь именно с их подачи произошёл церковный раскол. К этому приложил руку первый президент Украины Леонид Кравчук и иже с ним. Именно они подняли на щит нынешнего патриарха УПЦ Киевского патриархата Филарета Денисенко, бывшего епископа РПЦ и предстоятеля УПЦ Московского патриархата, более 20 лет назад извергнутого из своего сана и отлученного от Церкви за свои прегрешения перед ней и верующими. 

Говорят, что патриарх Варфоломей испытывает сильное давление со стороны США. Потому подаёт надежду украинским политикам и раскольникам. Якобы томос об автокефалии будет дарован Украине 28 июля, в День поминовения святого равноапостольного князя Владимира.

Объявит ли об этом во всеуслышание Вселенский Константинопольский патриарх Варфоломей, ждать осталось совсем недолго. Не верится, что он примет опрометчивое решение. Ведь томос об автокефалии УПЦ означает легализацию украинского раскола, поставит под удар авторитет патриарха Варфоломея среди верующих и внесёт большую смуту во вселенское Православие. 

maxpark.com