Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Черненко константин устинович краткая биография. Черненко, Константин Устинович

Константин Устинович Черненко. Черненко константин устинович краткая биография


Константин Устинович Черненко - биография и семья

Родители и семья

Отец, Устин Демидович, в сибирское село Большая Тесь Новосёловского района Красноярского края переселился из Украины в конце XIX века. После смерти первой жены от тифа в 1919 году женился второй раз. От первого брака было две дочери и два сына.

Брат, Николай Устинович, служил в милиции в Томской области. В начале 80-х работал заместителем министра внутренних дел СССР (курировал учебные заведения). Другого брата Черненко звали Александр.

Первую жену Черненко звали Фаина Васильевна. Родилась она в Новосёловском районе Красноярского края. Сын Альберт и дочь Лидия. Альберт Черненко был секретарём Томского горкома КПСС по идеологической работе, ректором Новосибирской высшей партийной школы. Докторскую диссертацию «Проблемы исторической причинности» защитил, будучи на партийной работе. В последние годы жизни — заместитель декана размещенного в Новосибирске юридического факультета Томского государственного университета. Жил в Новосибирске. Считал, что ему ближе всего теория конвергенции — соединения противоположностей, в частности капитализма и социализма. У Альберта Константиновича Черненко два сына: Владимир и Дмитрий.

Вторая жена — Анна Дмитриевна (урождённая Люби?мова) родилась 3 сентября 1913 года в Ростовской области.

Окончила Саратовский институт сельскохозяйственного машиностроения. Была комсоргом курса, членом факультетского бюро, секретарём комитета комсомола. В 1944 году вышла замуж за К. У. Черненко. Ограждала больного супруга от поездок с Брежневым на охоту. Анна Дмитриевна была маленького роста, с застенчивой улыбкой. От брака с ней появились дети: Владимир, Вера и Елена. Анна Дмитриевна скончалась 25 декабря 2010 года в ЦКБ, после продолжительной болезни.

Владимир Константинович Черненко скончался от сердечной недостаточности в 2006 году. Супруга его Галина Ивановна. Имеет сына (род. в 1980), названного в честь деда Костей. Сын Владимира окончил Рязанское воздушно-десантное училище, дочь Олеся — школьница.

Елена Константиновна родилась в Пензе. Как и её отец, она закончила педагогический институт. В 1974 г. Елена Черненко защитила кандидатскую диссертацию по философии на тему: «Методологические проблемы социальной детерминированности биологии человека». В 1979 г. Е. Черненко совместно с К. Е. Тарасовым публикует книгу, основанную на материалах диссертации и озаглавленную «Социальная детерминированность биологии человека»; в этой книге, ссылаясь на работы классиков марксизма, авторы отстаивали точку зрения примата «социального» в формировании поведения человека. Тарасов и Черненко выделяли 60 вариантов решения проблемы соотношения биологического и социального, представляя эти варианты и всевозможные их модификации в виде схем и рисунков.

Вера, также дочь Константина Устиновича и Анны Дмитриевны Черненко, родилась в Пензе. Работала в Вашингтоне в советском посольстве.

Молодость

Окончил трёхгодичную школу сельской молодёжи, Высшую школу партийных организаторов при ЦК ВКП (б) (1945), Кишиневский педагогический институт (1953). В 1929—1931 — заведующий отделом агитации и пропаганды Новоселовского райкома ВЛКСМ.

В 1931—1933 служил в Казахстане (49-й погранотряд пограничной заставы Хоргос Талды-Курганской области), где участвовал в ликвидации банды Бекмуратова. В период службы в погранвойсках вступил в ВКП(б) и был избран секретарём парторганизации погранотряда.

В 1933—1941 — заведующий отделом пропаганды и агитации Новоселовского и Уярского райкомов партии Красноярского края, директор Красноярского краевого дома партийного просвещения.

В 1941—1943 — секретарь Красноярского крайкома ВКП (б), затем на учебе в Москве.

В 1945—1948 — секретарь Пензенского обкома партии. С 1948 — зав.отделом пропаганды и агитации в ЦК Компартии Молдавии. Именно здесь в начале 1950-х годов Черненко познакомился с Брежневым, тогда первым секретарём. Деловое общение переросло в дружбу, которая длилась до конца жизни. С 1950 года карьера Черненко неразрывно связана с карьерой Брежнева.

В ЦК КПСС

С 1956 года заведущий сектором массовой агитации в отделе пропаганды ЦК КПСС. В 1960—1965 годах начальник Секретариата Президиума Верховного Совета СССР (председателем Президиума в 1960—1964 годах был Л. И. Брежнев). В 1965—1982 годах заведующий Общим отделом ЦК КПСС, одновременно с 1976 года секретарь ЦК КПСС.

Он ведал почтой, адресованной генсеку; прописывал предварительные ответы. К заседаниям Политбюро готовил вопросы и подбирал материалы. Черненко был в курсе всего происходящего в высшем партийном эшелоне. Он вовремя мог подсказать Брежневу о чьём-то приближающемся юбилее или об очередном награждении. Нередко решения исходили от Константина Устиновича, но оглашались от имени генсека.

Черненко умело льстил Брежневу. Со временем стал для Брежнева незаменим. И на вторых ролях чувствовал себя очень комфортно. Приглашение на охоту в Завидово было знаком особого доверия генсека. Черненко охоту не любил и каждый раз там простужался.

Все эти качества Брежнев в Черненко особенно ценил. Он щедро награждал Константина Устиновича, продвигал по партийной лестнице, полностью ему доверял. Дважды Черненко сопровождал Брежнева в заграничных поездках: в 1975 году — в Хельсинки, где происходило международное Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, и в 1979 году — на переговоры в Вену по вопросам разоружения.

С конца 1970-х годов Черненко стал считаться одним из возможных преемников Брежнева, связанным с консервативными силами в его окружении. К моменту кончины Брежнева в 1982 он считался (и западными политологами, и высокопоставленными партийцами) одним из двух, наряду с Андроповым, претендентов на полноту власти; верх одержал Андропов. Политбюро ЦК КПСС после кончины Брежнева рекомендовало Черненко предложить Пленуму ЦК КПСС кандидатуру Андропова на пост Генерального секретаря. Он это сделал 12 ноября 1982 в конце своего выступления на Пленуме (большая часть которого была посвящена характеристике Брежнева), подчёркивая, вместе с тем, необходимость коллективного руководства; после этого Андропов был единогласно избран генсеком.

В феврале 1982 года Политбюро одобрило присуждение Ленинских и государственных премий за «Историю внешней политики СССР, 1917—1980 гг.» в двух томах, а также за многотомник по международным конференциям периода Второй мировой войны. В числе лауреатов, удостоенных Ленинской премии, был Черненко, никак не поучаствовавший в создании этих научных трудов. Но Ленинское лауреатство считалось очень престижным, и Черненко его получил, равно как и третье звание Героя, к своему семидесятитрёхлетию.

Скорая болезнь и кончина Андропова и затруднения относительно исхода дальнейшей внутрипартийной борьбы сделали Черненко новым главой партии и государства. Когда же 73-летний Черненко получил высшую должность в советском государстве, у него уже не осталось ни физических, ни духовных сил, чтобы руководить страной.

Генеральный секретарь

13 февраля 1984 г. К. У. Черненко единогласно был выбран Генеральным секретарем ЦК КПСС. К власти в огромной державе пришёл человек, нигде и никогда не работавший на самостоятельном участке. К этому времени 72-летний Черненко был уже очень тяжело болен и выглядел как промежуточная фигура. В августе 1983 года на отдыхе Черненко тяжело отравился копчёной рыбой, которую прислал ему министр внутренних дел СССР Виталий Федорчук, и поэтому значительную часть своего правления провёл в Центральной клинической больнице, где иногда даже проводились заседания Политбюро ЦК КПСС. В больнице (незадолго до смерти) ему было вручено удостоверение об избрании народным депутатом РСФСР; эта церемония была продемонстрирована по всесоюзному телевидению.

За время правления Черненко было предпринято несколько так и не удавшихся проектов: полная политическая реабилитация Сталина, реформа школы, усиление роли профсоюзов. При нём был официально введён как праздник День знаний (1 сентября 1984). В июне 1983 года Черненко выступил с программным докладом «Актуальные вопросы идеологической и массово-политической работы партии». В нём, в частности, Константин Устинович подверг критике самодеятельные эстрадные группы с репертуаром «сомнительного свойства», которые «наносят идейный и эстетический ущерб». Этот доклад стал началом крупномасштабной борьбы с независимыми музыкальными исполнителями в 1983—84 годах, главным образом с исполнителями русского рока. Выступление на «квартирниках» и подобных самодеятельных концертах было приравнено к незаконной предпринимательской деятельности, нарушающей монополию компании Росконцерт, и грозило тюремным заключением.

При Черненко началась постбрежневская и постмаоистская разрядка в отношениях с КНР, однако отношения с США оставались крайне напряжёнными; в 1984 СССР, в ответ на бойкот Московской олимпиады США и их союзниками, бойкотировал олимпиаду в Лос-Анджелесе. В этот период СССР впервые посетил глава испанского государства — король Хуан Карлос I. При Черненко не происходило каких-либо существенных изменений в составе Политбюро и Совета Министров.

Будучи «правой рукой» Брежнева, он неустанно почитал его. Когда же сам Константин Устинович стал генсеком, он нуждался в подобном в свой адрес. От подчиненных он требовал, чтобы они докладывали ему об откликах о его беседах, встречах, выступлениях, читал обзоры о собственной персоне. Как правило, восторженные отклики о генсеке черпались из советской прессы и печати социалистических стран. Труднее было обнаружить что-то позитивное в его адрес в западных изданиях.

По некоторым утверждениям, в начале 1985 года тяжело больной К. У. Черненко попытался покинуть свой пост, но не получил согласия.

Многие активные расследования и репрессии против различного рода коррупционеров брежневского времени, начатые при Андропове, при Черненко были частично приостановлены. Дела, которые не получили развития, были спущены на тормозах. Так, например, фактически прекратилось Узбекское дело, приостановили следствие против Николая Щелокова, которое вскоре было продолжено. Прекратилось следствие по «бриллиантовому делу» и с Галины Брежневой был снят домашний арест. Однако некоторые громкие дела продолжались. Так, уже при Черненко был расстрелян бывший глава Елисеевского магазина Соколов, после возобновления расследования покончил с собой бывший министр внутренних дел Н. А. Щёлоков.

По предложению Ричарда Косолапова генсек восстановил в КПСС 94-летнего В. М. Молотова; Молотов, будучи старше Черненко на 21 год, ещё и пережил его, скончавшись в возрасте 96 лет. Решение о реабилитации и восстановлении в партии Молотову объявил лично Генсек. Это породило в народе шутку: "Черненко готовит себе преемника". За два дня до своей смерти Черненко, находясь на лечении в ЦКБ, поддерживаемый Гришиным, вдруг появился на телеэкране во время выборов в Верховный Совет РСФСР (где за него отдали 100 % голосов) и с трудом произнёс несколько приветственных фраз.

Тем не менее, именно при нём был выслан за границу и лишён советского гражданства заслуженный артист РСФСР Юрий Любимов. Сам Любимов считал, что «после смерти Андропова совсем распоясались». В 1988 году Любимов вернулся в Москву, а в 1989 восстановлен в советском гражданстве.

Смерть и наследие

10 марта 1985 года в 19 часов 20 минут Константин Устинович скончался от остановки сердца, при проявлениях нарастающей печеночной и легочно-сердечной недостаточности. После года и двадцати пяти дней правления он стал последним похороненным у Кремлёвской стены. Похороны Константина Устиновича были назначены на среду, 13 марта, в 13 часов на Красной площади. 11, 12, 13 марта 1985 года в стране был объявлен траур, в момент погребения были произведены орудийные залпы в Москве, в столицах союзных республик, в городах-героях, в крепости-герое Бресте и еще в 10 крупнейших городах, на пять минут была приостановлена работа всех предприятий и организаций по всей территории Советского Союза

Кончиной Черненко завершился пятилетний период, в течение которого значительная часть брежневского Политбюро ушла из жизни («эпоха пышных похорон» или «Гонки на лафетах»). Он оказался самым престарелым из всех советских лидеров, когда-либо получавших пост Генерального Секретаря. Его преемником на этом посту уже на другой день был избран Михаил Горбачёв, представитель следующего поколения Политбюро; однако Председателем Президиума Верховного Совета, вопреки восьмилетней традиции совмещать эти посты, был назначен бессменный министр иностранных дел Андрей Громыко, который был даже старше Черненко.

Память Черненко, по устоявшемуся ритуалу, была увековечена, но это опять же был последний такой случай. В честь Черненко были на короткое время переименованы города Шарыпово Красноярского края и Шолданешты в Молдавии. Также его имя получила Красноярская улица в московском районе Гольяново; уже в 1988 городам вернули историческое название, а улицу переименовали в Хабаровскую (название «Красноярская» за это время успела получить соседняя новая улица). Инициатива переименовать в г. Черненко и Черненковскую область г. Пензу и Пензенскую область, где Константин Устинович недолгое время был секретарем обкома по идеологии, вообще не была реализована. Тем не менее, в Астрахани до сих пор существует улица Черненко. При Горбачёве его непосредственный предшественник, наряду с Брежневым, официально осуждался как деятель периода застоя (в отличие от лично связанного с Горбачёвым Андропова, в деятельности которого до 1991 официальная пропаганда находила положительные стороны).

Черненко был одним из 16 трижды Героев Социалистического Труда (1976, 1981 и 1984; кроме него из членов Политбюро трижды Героями Труда были только Н. С. Хрущёв и Д. А. Кунаев). При этом, если первые две Звезды были приурочены к «круглым» датам (65 и 70 лет), то последняя была присвоена «За … и в связи с 73-х летием». Награждён золотой медалью имени Карла Маркса от АН СССР.

В заслугу Черненко ставится практически идеально организованный им документооборот в ЦК. Кроме того, Черненко придумал уникальный механизм по мгновенной выемке любого документа из гигантских архивов Кремля и «Особой папки» Сталина, и организовал строительство для этого пневмопочты между Кремлем и Старой площадью, где находился ЦК, за что получил Государственную премию.. Также по инициативе К.У.Черненко в конце 1970-х фактически была создана заново футбольная команда "Спартак", покинувшая в тот момент высшую лигу чемпионата страны, и под руководством главного тренера К.И.Бескова она добилась выдающихся достижений в чемпионатах 1980-х годов - фактически в каждом сезоне команда становилась медалистом, либо завоевывая чемпионство, либо входя в тройку лучших команд страны.

Киновоплощения

  • Сериал «Красная площадь» (2004 год, актёр Юрий Саранцев).
  • Сериал «Брежнев» (2005 год, актёр Афанасий Кочетков).

Современники, потомки и историки о Константине Черненко

people-archive.ru

История, правители России, «Титаник»

ПРАВИТЕЛИ РОССИИ

ЧЕРНЕНКО КОНСТАНТИН УСТИНОВИЧ (1911 – 1985) Генеральный секретарь ЦК КПСС. 13.2.1984 – 10.3.1985

Черненко Константин Устинович

В феврале 1984 года наступил звездный час Константина Черненко. Волею сложившихся обстоятельств он был вознесен на самую вершину верховной власти. Сценарий его «вознесения» был до примитивности прост и почти в точности повторял событийный ряд возвышения Юрия Владимировича Андропова. Расхождения были только в деталях, в мелочах, в нюансах.

На следующий день после кончины Андропова 10 февраля 1984 года в 11 часов утра началось внеочередное заседание Политбюро. Как и в ноябре 1982-го, после смерти Брежнева, заседанию предшествовали неофициальные встречи между членами Политбюро. Все решилось на переговорах четверки: Устинов, Черненко, Громыко, Тихонов.

На этих переговорах, к удивлению собравшихся, Андрей Андреевич Громыко сразу же начал зондировать почву с целью заполучить пост генерального секретаря ЦК КПСС. Пытаясь предотвратить такое развитие событий, маршал Дмитрий Федорович Устинов предложил на этот пост Константина Устиновича Черненко. Эта кандидатура устроила всех. В результате председателю Совета Министров СССР Николаю Александровичу Тихонову было предоставлено право предложить ее для утверждения на предстоявшем заседании Политбюро.

Вновь, как и после кончины Брежнева, предварительные договоренности обязывали Тихонова сделать такое предложение. Однако тогда маршал Устинов помешал этому, и в действие вступила вторая предварительная договоренность. Теперь же он сам стал инициатором продвижения Черненко.

Кстати, о кандидатуре молодого Горбачева никто и не вспомнил: партийные старейшины резонно опасались, что тот, придя к высшей власти, может быстро распрощаться с ними.

Все действо прошло без сенсаций и неожиданностей. Заседание Политбюро нельзя было, пожалуй, назвать битвой, выигранной Константином Устиновичем: его ход был рутинным, итог предопределенным изначально.

Краткое выступление Черненко, приглашение к выдвижению кандидатур на пост генсека. Затем заранее обговоренное выступление Тихонова, в котором сразу же было заявлено об уверенности, что в Политбюро существует единство мнений: Константин Устинович – достойная кандидатура на должность генерального секретаря.

А дальше – выступления почти всех членов и кандидатов в члены Политбюро, в которых в той или иной форме было одобрено предложение Тихонова. Итог переклички мнений подвел сам Константин Устинович, констатировавший полное единство позиций собравшихся о целесообразности выдвижения его, Черненко, на пост генсека. При этом он повторил почти слово в слово формулировку, приведенную Тихоновым и в ходе дальнейшей процедуры повторенную Горбачевым. Дорога к утверждению мнения Политбюро на Пленуме ЦК была, таким образом, открыта.

Пленум состоялся 13 февраля в Свердловском зале Большого Кремлевского дворца. На нем по поручению Политбюро снова выступил Тихонов. Воздав дань памяти Юрия Владимировича Андропова, он огласил предложение партийного руководства избрать Черненко новым генеральным секретарем ЦК КПСС.

Затем в речи Николая Александровича был сделан экскурс в биографию претендента: «Константин Устинович прошел богатую жизненную школу. Знает он и нелегкий крестьянский труд, и солдатскую службу, и будни сельского обкома.

Многие годы он возглавлял ответственные участки партийной работы в Красноярской, Пензенской, Молдавской партийных организациях, в аппарате ЦК КПСС».

После биографического экскурса в речи Тихонова последовала не очень оригинальная мысль о том, что Черненко известен как соратник Брежнева и Андропова. Здесь явно просматривался зыбкий намек: это обстоятельство дает ему, дескать, право стать их преемником.

Далее следовало пространное перечисление заслуг соискателя:

– Работая в Политбюро и секретариате ЦК, Константин Устинович многое сделал для развития и утверждения ленинского стиля партийного и государственного руководства.

– Константина Устиновича отличает умение зажечь людей своей энергией, новаторским отношением к любому делу, сплотить товарищей на дружную коллективную работу.

– Константину Устиновичу принадлежит видная роль в разработке крупных теоретических проблем развития социалистического общества, в создании целостной концепции идеологической деятельности КПСС на длительную перспективу.

– Константину Устиновичу принадлежит самое активное участие в формировании стратегических направлений нашей миролюбивой внешней политики.

– Наши военные работники знают, как много занимается Константин Устинович вопросами укрепления обороноспособности страны, оснащения Вооруженных сил современной техникой, идейной закалки личного состава армии и флота.

По мнению составителей этой, в общем-то, «рекламной» речи, весь приведенный перечень заслуг Черненко выглядел вполне внушительно и весьма убедительно, что давало право на важное обобщение:

– Политбюро уверено, что Константин Устинович Черненко на посту Генерального секретаря ЦК КПСС будет достойно возглавлять боевой штаб ленинской партии.

Все последующее было повторением «под копирку» ноябрьского Пленума ЦК 1982 года. Единогласное голосование. Благодарственно-программная речь нового генсека.

Дело было сделано: у партии, а значит, и у страны появился следующий руководитель. Трудно сказать, что думали и чувствовали тогда участники этой церемонии. Но, наверное, не у всех было спокойно на душе. Пусть не большинство, но хотя бы некоторые из них знали о реальных возможностях нового руководителя, о крайне плачевном состоянии его здоровья. Однако никто не рискнул сказать об этом вслух, никто не посмел предостеречь единомышленников от принятия бесперспективного решения.

Что это было? Коллективное наваждение? Общее ослепление? Конечно, ни то и ни другое. Принимавшие это решение люди были годами воспитаны на благоговейном отношении к сохранению единства в рядах их партии. Для них непререкаемым был постулат, согласно которому наверху лучше известно, что надо делать. К тому же многие убежденно считали: выполнить свой партийный долг означало активно следовать предначертанию сверху. Все это вместе взятое и дало слепящий эффект единодушного голосования.

Когда-то Платон утверждал, что самое тяжкое проявление обмана это – самообман. Собравшиеся в Кремле в феврале 1984-го люди впали в этот грех: они позволили себе обмануть самих себя.

Другой древний грек, Аристотель, правда, снисходительно говорил об ошибающихся: «Промахнуться легко, трудно попасть в цель». Однако февральская «промашка» была совсем иного рода. Голосовавшим тогда в Кремле, чтобы не совершить ее, нужно было иметь за спиной совсем другую историю, совсем другие традиции. Любой судья «февральцев» обязан учитывать это, памятуя не столько об их вине, сколько о том, кто они и откуда.

История совмещения Константином Устиновичем Черненко постов генерального секретаря ЦК КПСС и председателя Президиума Верховного Совета СССР весьма незатейлива. Если Андропов предпочел подождать свыше семи месяцев до такого совмещения, то Черненко этого не потребовалось. Обстоятельства преподнесли ему своеобразный подарок.

В начале 1984 года истек срок полномочий Верховного Совета СССР десятого созыва. Выборы депутатов следующего созыва состоялись в марте. Так что, став генсеком, Константин Устинович почти сразу же получил формальную возможность занять и второй искомый пост.

Вопрос об этом был предварительно решен на состоявшемся 10 апреля 1984 года Пленуме ЦК КПСС. Произошло это как бы походя, мимоходом. Логика инерции мышления и действия сработала по схеме: сказал «а» – требуется добавить «б». Сделал выбор – подтверди его вновь. И выбор, естественно, был подтвержден.

Церемония избрания Константина Устиновича Председателем Президиума Верховного Совета СССР состоялась на следующий день после Пленума ЦК. В ней не было ничего примечательного, кроме, пожалуй, появления новой фигуры главного «церемониймейстера». В такой роли выступил Михаил Сергеевич Горбачев, занявший к этому времени де-факто позиции второго секретаря ЦК (официально в партийной иерархии такой пост не был предусмотрен). Одно из первых появлений Горбачева на публике в новом для себя качестве обратило на него всеобщее внимание. Заметим: пройдет меньше года – и он будет солировать на политических подмостках страны уже в почетном одиночестве.

... Итак, Москва, Большой Кремлевский дворец, 11 апреля 1984 года. На трибуне первой сессии Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва Михаил Сергеевич Горбачев. Говорит он уверенно, четко, раскованно, с ораторским лоском. Лишь придирчивое ухо изредка может заметить в его интонациях выговор сельского жителя. Михаил Сергеевич вносит на рассмотрение парламента «поддержанное партийной группой Верховного Совета и Советами Старейшин палат» предложение избрать Константина Устиновича Черненко председателем Президиума Верховного Совета СССР.

Затем он сообщает о том, что вчерашний Пленум ЦК «исходя из высших интересов советского общества и государства» принял решение о таком совмещении постов.

Горбачев переходит к перечислению заслуг претендента:

– Коммунисты, все советские люди знают Константина Устиновича как стойкого борца за коммунизм и мир, испытанного руководителя-ленинца, обладающего выдающимися политическими и организаторскими способностями, громадным жизненным опытом.

Из уст Михаила Сергеевича звучат сообразные моменту фразы: «отдает все силы и знания», «из собственного опыта хорошо знает», «вносит значительный вклад».

Горбачев напоминает, что претендент последнее время возглавлял Комиссию по иностранным делам Совета Союза Верховного Совета СССР, которая под его руководством проводила в жизнь внешнеполитический курс партии и государства.

Михаил Сергеевич выступает по всем правилам ораторского искусства. Это заметно всем, но понимают ли собравшиеся, что он, агитируя за другого, явно пропагандирует себя?!

Заключительный аккорд своего выступления Горбачев произносит на высокой ноте, с возвышенным патетическим пафосом:

– Все это, товарищи депутаты, позволяет выразить твердую уверенность, что избрание генерального секретаря ЦК КПСС товарища Черненко Константина Устиновича председателем Президиума Верховного Совета СССР принесет большую пользу общему делу, решению тех грандиозных задач, которые стоят перед нами сегодня.

Проходит еще несколько протокольных минут парламентской процедуры – и вот уже депутаты дружно поднимают руки, голосуя за предложение Горбачева. Вопрос решен.

Теперь очередь выступать за Константином Устиновичем. Поднявшись на трибуну, он выдерживает паузу, пытаясь отдышаться. Затем начинает говорить, не отрывая глаз от текста. Слова благодарности, уверения в признании огромной ответственности, с которой связано выполнение обязанностей главы государства.

Константин Устинович читает с трудом, время от времени задыхаясь, проглатывая слова, сбиваясь на монотонную скороговорку. Какой разительный контраст: только что на трибуне был молодой, энергичный, красноречивый Горбачев, и вот вслед за ним – этот вызывающий сочувствие старец! И он, этот старец, – лидер великой страны?! И его, согласно неписаным процедурным канонам, вовсю расхваливает Горбачев?!

Приходили ли такие вполне естественные мысли в головы к сидящим в кремлевском зале депутатам? Наверное, к некоторым приходили, но, пожалуй, как-то несмело, лишь для того, чтобы остаться в сокровенных тайниках рассудка. Время для этих мыслей еще не наступило.

Понимает ли сам себя в эти минуты Горбачев? Должно быть, понимает. Ох как понимает. Он чувствует, не может не чувствовать свое полное превосходство над болезненным старцем. Он в праве признаться себе с опьяняющим ощущением близкой победы: «Да, я уже второй среди высших партийных руководителей. Я уже, можно сказать, наследник этого разваливающегося на глазах старца».

Горбачев знает, что обретенный им «второй номер» уже почти принят общественным сознанием, что к нему привыкают. Конечно, удержаться на этой второй позиции будет нелегко. Старики из Политбюро, да и не только они, изо всех сил пытаются столкнуть с нее. Они хорошо понимают, что второй номер» в нынешней ситуации очень быстро может превратиться в «первый», что он сулит такой заманчивый шанс на будущее.

Какое оно? Что там впереди? Лишь нам теперь известно: ждать Горбачеву совсем недолго – от апреля 1984-го до марта 1985-го. Осталось совсем чуть-чуть: Михаилу Сергеевичу – до вожделенного, Константину Устиновичу – до неизбежного.

Биография Черненко четко разделена на две неравные части: первые двадцать лет – и вся остальная жизнь. Эти два десятилетия вместили работу с ранних лет по найму у сельских богатеев, учебу в трехлетней школе крестьянской молодежи, начало службы в пограничных войсках. А остальные более полувека были отданы деятельности партийного функционера. Став парторгом погранотряда в Казахстане, Константин Черненко уже почти никогда (исключение составляет его работа в Президиуме Верховного совета СССР) не расставался с выборными партийными должностями. Одолел все их ступени от секретаря райкома партии до генсека ЦК.

Такой «партийный крен» доминировал в биографиях многих известных политических деятелей советского периода нашей истории. Неординарность партийной карьеры Черненко состояла не только в том, что он сумел стать одним из пяти генсеков (Сталин, Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачев). Своеобразным было и партийное «амплуа» Константина Устиновича.

В немногочисленных современных публикациях о Черненко можно встретить определение этого «амплуа»: «чиновник партии». Почти восемнадцать лет он проработал заведующим Общим отделом ЦК КПСС. Причем не оставил руководство этим отделом, даже получив пост секретаря ЦК партии. Достигнув генсековских высот, он сохранил за собой курирование его.

Работа с партийными документами, контроль за их использованием, составление справочного материала, дирижирование потоками входящей и исходящей информации были больше, чем основная сфера интересов Константина Устиновича. Все это вкупе с пристрастием к канцеляризму и бюрократическим шаблонам являлось подлинной религией для Черненко.

Он считался большим знатоком партийной и советской работы. Этим вопросам посвящено значительное число публикаций, выпущенных за подписью Черненко. Наиболее значительным его трудом считалась выпущенная в 1980 году книга «Вопросы работы партийного и государственного аппарата».

Во множестве публикаций за подписью Черненко излагались вопросы ленинского стиля работы. Можно, пожалуй, говорить о потоке таких публикаций, который быстро стал нарастать после избрания Константина Устиновича в 1976 году секретарем ЦК КПСС. Приведем лишь их названия: «Некоторые вопросы ленинского стиля в работе КПСС» (1976), «XXV съезд КПСС о дальнейшем развитии ленинского стиля в партийной работе» (1976), «Совершенствовать стиль и методы деятельности партийного аппарата» (1978), «Ленинский стиль работы и коммунистическое воспитание трудящихся» (1979), «За ленинский стиль в партийной работе» (1980), «Творческое развитие ленинского стиля в деятельности партийных органов» (1980), «Ленинская стратегия руководства» (1981) и т.д.

Константин Устинович явно претендовал на роль теоретика партии. Эти амбиции стали рельефно проявляться в короткие 13 месяцев его генсековского взлета. Примечательно, что в биографии, опубликованной в печати в связи с его избранием на пост Генерального секретаря ЦК КПСС, он был назван «автором ряда научных трудов». А в биографии, помещенной в Календаре-справочнике «Коммунист» на 1985 год, он был уже представлен как «автор фундаментальных трудов», то есть – с более солидным подтекстом.

В период недолгого правления Черненко на его поведение первостепенное воздействие оказывала болезнь: он страдал тяжелой эмфиземой легких. По свидетельству «кремлевского» врача академика Е.И.Чазова, состояние здоровья Константина Устиновича катастрофически ухудшилось еще до избрания его генсеком.

В августе 1983 года во время отдыха Черненко в Крыму произошел нелепый случай, приведший к экстраординарной ситуации. Отдыхавший по соседству министр внутренних дел Федорчук прислал Константину Устиновичу в подарок приготовленную в домашних условиях копченую рыбу, которая оказалась крайне недоброкачественной. Отравление этой рыбой вызвало у Черненко «тяжелейшую токсикоинфекцию с осложнениями в виде сердечной и легочной недостаточности». Вопрос тогда стоял о жизни и смерти.

Как вспоминает академик Чазов, «заболевание Черненко протекало тяжело, учитывая, что инфекция и интоксикация наложились на изменения в организме, связанные с хроническим процессом в легких. С большим трудом нам удалось его спасти, но восстановить его здоровье и работоспособность было невозможно. Из больницы выписался инвалид, что было подтверждено расширенным консилиумом ведущих специалистов нашей страны».

И что же, буквально несколько месяцев спустя этот инвалид, чудом оставшийся в живых пациент кремлевской больницы, стал в высшем руководстве фигурой №1. И естественно, что проблема здоровья затмила для него все остальное.

Нередко утверждают, что Черненко был начисто лишен перспективного мышления, желания совершать какие-либо масштабные действия в рамках существовавшей социально-экономической системы. Однако это утверждение требует некоторых уточнений.

Близко знавшие Константина Устиновича люди утверждают, что в последние недели и даже дни своей жизни он строил планы проведения следующего XXVII съезда партии. Словом, позывы к решению перспективных задач ему отнюдь не были чужды.

Кроме того, неверно было бы ставить точку после традиционного утверждения о том, что Константин Устинович не хотел никаких преобразований. Точнее было бы сказать, что он просто не мог их проводить, был не в состоянии вне зависимости от своего желания или нежелания. Проживи он немного больше, и на вопрос о его дальнейших планах можно было бы ответить более определенно.

Такое утверждение небезосновательно хотя бы потому, что в программной речи Черненко при вступлении его на пост генерального секретаря ЦК КПСС содержались идеи перестройки и ускорения и употреблялись сами эти термины. Утверждалось, что «в серьезной перестройке нуждаются система управления экономикой, весь наш хозяйственный механизм». Отмечалось, что решения партии «дали в руки партийных и хозяйственных органов определенные рычаги повышения эффективности производства, ускорения экономического развития страны». Говорилось, что началась напряженная работа, направленная на то, чтобы «придать мощное ускорение развитию народного хозяйства, преодолеть трудности, с которыми столкнулась страна на рубеже 70–80 годов».

Да, слова «перестройка» и «ускорение» раньше Горбачева произнес с высокой трибуны Черненко. Конечно, эти термины еще не были наполнены тем специфическим содержанием, которое они приобрели во времена Горбачева. Их употребление носило декларативный характер.

Наиболее объективную характеристику Константина Черненко как высшего руководителя дал, пожалуй, академик Е.И.Чазов. Вновь процитировать его мнение будет, думается, уместным: «Встав во главе партии и государства, Черненко честно пытался выполнить роль лидера страны. Но это ему было не дано – и в силу отсутствия соответствующего таланта, широты знаний и взглядов, и в силу его характера. Но самое главное – это был тяжело больной человек».

Константин Устинович скончался 10 марта 1985 года: в полдень он потерял сознание, а в восьмом часу вечера у него остановилось сердце. Его похороны на Красной площади состоялись 13 марта, то есть всего лишь через два дня после этого. Примечательно, что и Брежнева, и Андропова хоронили через четыре дня после кончины. В последнем же случае новое руководство несколько поспешило с похоронами Черненко, как бы давая понять, что торопится поскорее перевернуть последнюю страницу его времени на календаре отечественной истории.

ИЗ БИОГРАФИЧЕСКОЙ ХРОНИКИ К.У.ЧЕРНЕНКО

1911, 11 сентября. Родился в деревне Большая Тесь Новоселовского района Красноярского края.

1929–1930. Работает заведующим отделом пропаганды и агитации Новоселовского райкома ВЛКСМ Красноярского края.

1930-1933. Служба в пограничных войсках.

1931. Вступает в ВКП(б). Вскоре избирается секретарем парторганизации 49-го погранотряда, дислоцированного в Талды-Курганской области Казахстана.

1933–1941. Работает в Красноярском крае заведующим отделом пропаганды и агитации Новоселовского и Уярского райкомов партии, директором Красноярского краевого дома партийного просвещения.

1941–1943. Секретарь Красноярского крайкома ВКП (б) по пропаганде и агитации.

1943–1945. Учеба в Высшей школе парторганизаторов при ЦК ВКП(б).

1945–1948. Работает секретарем Пензенского обкома партии.

1948–1956. Работает заведующим отделом пропаганды и агитации ЦК Компартии Молдавии.

1950, июль. Знакомство с Л.И.Брежневым, избранным Первым секретарем ЦК Компартии Молдавии.

1956–1960. Возглавляет сектор отдела пропаганды ЦК КПСС.

1960–1965. Начальник Секретариата Президиума Верховного Совета СССР.

1965. Утверждается заведующим Общим отделом ЦК КПСС; работает в этой должности до 1982 года.

1966–1971. Кандидат в члены ЦК КПСС.

1971, март. На XXIV съезде КПСС избирается членом ЦК партии.

1975, 30 июля – 1 августа. Участвует в работе советской делегации на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки).

1976. февраль-март. Является одним из технических организаторов проведения XXV съезда КПСС. 5 марта. На Пленуме ЦК КПСС, состоявшемся после XXV съезда партии, избирается секретарем ЦК КПСС. Март. Получает звание Героя Социалистического Труда.

1977. Избирается кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС.

1978, ноябрь. Избирается членом Политбюро ЦК КПСС.

1979, июнь. Участвует в советско-американских переговорах в Вене по вопросам разоружения.

1980. Выходит в свет книга К.У.Черненко «Вопросы работы партийного и государственного аппарата». Декабрь. Участвует в работе II съезда Коммунистической партии Кубы.

1981, сентябрь. Во второй раз присваивается звание Героя Социалистического Труда.

1982. Получает Ленинскую премию.

1983, 14 июня. Делает на Пленуме ЦК КПСС доклад «Актуальные вопросы идеологической, массово-политической работы партии». Август. Отравление в Крыму копченой рыбой, имевшее серьезные последствия для здоровья.

1984, 10 февраля. На заседании Политбюро принимается решение рекомендовать К.У.Черненко на пост генерального секретаря ЦК КПСС.

13 февраля. На внеочередном Пленуме ЦК партии избирается генеральным секретарем ЦК КПСС. 10 апреля. Выступает на Пленуме ЦК КПСС с речью, посвященной улучшению работы Советов народных депутатов. 11 апреля. Избирается на Первой сессии Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва председателем президиума Верховного совета СССР. Сентябрь. Награждается третьей «Золотой звездой» Героя Социалистического Труда. 23 октября. Проводит второй и последний в своей жизни Пленум ЦК партии (после февраля 1984 года) в должности Генерального секретаря ЦК КПСС.

1985, 7 февраля. Последний раз появляется в своем рабочем кабинете. 10 марта. В 19.20 – кончина К.У.Черненко. 13 марта. Похороны в Москве на Красной площади.

Источник информации: А.А.Данцев. Правители России: ХХ век. Ростов-на-Дону, издательство «Феникс», 2000.

know-it-all-1.narod.ru

Черненко, Константин Устинович - это... Что такое Черненко, Константин Устинович?

Константи́н Усти́нович Черне́нко (11 (24) сентября 1911(19110924) — 10 марта 1985) — Генеральный секретарь ЦК КПСС с 13 февраля 1984, Председатель Президиума Верховного Совета СССР с 11 апреля 1984 (депутат — с 1966-го).

Член ВКП(б) с 1931 года, ЦК КПСС — с 1971 года (кандидат с 1966-го), член Политбюро ЦК КПСС с 1978 года (кандидат с 1977-го).

Родители и семья

Отец, Устин Демидович, переселился из Украины в сибирское село Большая Тесь Новосёловского района Красноярского края в конце XIX века. Жил в просторном доме на берегу большой реки. Работал на промыслах: сначала на медных рудниках, затем на золотых приисках. Посевными работами занималась его жена, Харитина Дмитриевна. Высокая, сильная, быстрая, она поднимала и перебрасывала в руках трёхпудовые мешки. После её смерти от тифа в 1919 году Устин женился второй раз. От первого брака было две дочери и два сына. Мачеха детям не приглянулась. Деревня Большая Тесь, где они появились на свет, была позже затоплена новым морем при создании Красноярского водохранилища в 1972 году, а её жителей переселили в Новосёлово.

Сестра Черненко, Валентина Устиновна, родилась немного раньше Константина Устиновича. Обладала сильным, властным характером.

…В выдвижении Черненко какую-то роль и я сыграл. Черненко работал в Красноярске. Сестра его, Валентина Устиновна, умная девка, немного старше Константина. Она очень дружила с Олегом Борисовичем Аристовым, который работал первым секретарём Красноярского крайкома. Жена у Аристова умерла, он был вдовцом. У Валентины Устиновны муж погиб на фронте. Ну, они встречались. Валентина Устиновна работала тогда заведующей орготделом Красноярского горкома КПСС. Я в то время секретарствовал в Чите. У меня, как у члена военного совета Забайкальского округа, был самолёт. Когда я летел в Москву, мне сибирские секретари звонили: «Захвати». Я в Иркутске захватывал Хворостухина, в Красноярске — Аристова. И вот Аристов очень часто ездил с Валентиной Устиновной. А однажды прихватил с собой этого Костю. Аристов послал его учиться в Высшую партийную школу. В Москве мы часто встречались. Аристов всегда был с Валентиной Устиновной, и Костя часто в номер гостиницы заходил. Однажды, когда в ЦК разговор зашёл о кадрах для Молдавии, я возьми да и скажи, что вот вопросы пропаганды Черненко мог бы обеспечить, он кончает Высшую партийную школу. Аристов поддержал моё предложение. Тогда Константина и послали в Молдавию. Там Брежнев с ним познакомился. Вообще-то он, говорят, писать как следует не мог, но помогал Брежневу речи составлять. Потом Брежнев в Москве объявился. И Костя из Молдавии утёк.

— Геннадий Воронов[1]

Брат Генсека, Николай Устинович, служил в милиции в Томской области; на войне не был. В начале 80-х работал заместителем министра внутренних дел СССР (курировал учебные заведения). Другого брата Черненко звали Александр.

Первую жену Черненко звали Фаина Васильевна. Родилась она в Новосёловском районе Красноярского края. Брак с нею не сложился, но в этот период родился сын Альберт и дочь Лидия.[2] Альберт Черненко был секретарём Томского горкома КПСС по идеологической работе, ректором Новосибирской высшей партийной школы. Докторскую диссертацию «Проблемы исторической причинности» защитил, будучи на партийной работе. В последние годы жизни — заместитель декана размещенного в Новосибирске юридического факультета Томского государственного университета. Жил в Новосибирске. Считал, что ему ближе всего теория конвергенции — соединения противоположностей, в частности капитализма и социализма. У Альберта Константиновича Черненко два сына: Владимир и Дмитрий.

Вторая жена — Анна Дмитриевна (урождённая Люби́мова) родилась 3 сентября 1913 года в Ростовской области.

Окончила Саратовский институт сельскохозяйственного машиностроения. Была комсоргом курса, членом факультетского бюро, секретарём комитета комсомола. В 1944 году вышла замуж за К. У. Черненко. Ограждала больного супруга от поездок с Брежневым на охоту. Анна Дмитриевна была маленького роста, с застенчивой улыбкой. От брака с ней появились дети: Владимир, Вера и Елена. Анна Дмитриевна скончалась 25 декабря 2010 года в ЦКБ, после продолжительной болезни.

Владимир Константинович Черненко родился в Кишинёве в 1936 году, скончался от сердечной недостаточности в 2006 году. Супруга его Галина Ивановна. Имеет сына (род. в 1980), названного в честь деда Костей. Сын Владимира окончил Рязанское воздушно-десантное училище, дочь Олеся — школьница.

Елена Константиновна родилась в Пензе. Как и её отец, она закончила педагогический институт. В 1974 г. Елена Черненко защитила кандидатскую диссертацию по философии на тему: «Методологические проблемы социальной детерминированности биологии человека». В 1979 г. Е. Черненко совместно с К. Е. Тарасовым публикует книгу, основанную на материалах диссертации и озаглавленную «Социальная детерминированность биологии человека»; в этой книге, ссылаясь на работы классиков марксизма, авторы отстаивали точку зрения примата «социального» в формировании поведения человека. Тарасов и Черненко выделяли 60 вариантов решения проблемы соотношения биологического и социального, представляя эти варианты и всевозможные их модификации в виде схем и рисунков.

Вера, также дочь Константина Устиновича и Анны Дмитриевны Черненко, родилась в Пензе. Работала в Вашингтоне в советском посольстве.

Молодость

К. У. Черненко в молодости

Окончил трёхгодичную школу сельской молодёжи, Высшую школу партийных организаторов при ЦК ВКП (б) (1945), Кишиневский педагогический институт - учитель истории (1953). В 1929—1931 — заведующий отделом агитации и пропаганды Новоселовского райкома ВЛКСМ.

В 1931—1933 служил в Казахстане (49-й погранотряд пограничной заставы Хоргос Талды-Курганской области), где участвовал в ликвидации банды Бекмуратова. В период службы в погранвойсках вступил в ВКП(б) и был избран секретарём парторганизации погранотряда.

В 1933—1941 — заведующий отделом пропаганды и агитации Новоселовского и Уярского райкомов партии Красноярского края, директор Красноярского краевого дома партийного просвещения.

В 1941—1943 — секретарь Красноярского крайкома ВКП (б), затем на учебе в Москве.

В 1945—1948 — секретарь Пензенского обкома партии. С 1948 — зав.отделом пропаганды и агитаций в ЦК Компартии Молдавии. Именно здесь в начале 1950-х годов Черненко познакомился с Брежневым, тогда первым секретарём. Деловое общение переросло в дружбу, которая длилась до конца жизни. С 1950 года карьера Черненко неразрывно связана с карьерой Брежнева.

С 1956 года заведущий сектором массовой агитации в отделе пропаганды ЦК КПСС. В 1960—1965 годах начальник Секретариата Президиума Верховного Совета СССР (председателем Президиума в 1960—1964 годах был Л. И. Брежнев). В 1965—1982 годах заведующий Общим отделом ЦК КПСС, одновременно с 1976 года секретарь ЦК КПСС.

Константин Устинович был «орговиком» высочайшего класса. Все региональные руководители стремились попасть на приём именно к нему. Потому что знали: если обратился к Черненко, вопрос будет решён, а необходимая документация оперативно пройдёт все инстанции.

— Фёдор Моргун[3]

Он ведал почтой, адресованной генсеку; прописывал предварительные ответы. К заседаниям Политбюро готовил вопросы и подбирал материалы. Черненко был в курсе всего происходящего в высшем партийном эшелоне. Он вовремя мог подсказать Брежневу о чьём-то приближающемся юбилее или об очередном награждении. Нередко решения исходили от Константина Устиновича, но оглашались от имени генсека.

Черненко умело льстил Брежневу. Со временем стал для Брежнева незаменим. И на вторых ролях чувствовал себя очень комфортно. Приглашение на охоту в Завидово было знаком особого доверия генсека. Черненко охоту не любил и каждый раз там простужался.

Все эти качества Брежнев в Черненко особенно ценил. Он щедро награждал Константина Устиновича, продвигал по партийной лестнице, полностью ему доверял. Дважды Черненко сопровождал Брежнева в заграничных поездках: в 1975 году — в Хельсинки, где происходило международное Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, и в 1979 году — на переговоры в Вену по вопросам разоружения.

С конца 1970-х годов Черненко стал считаться одним из возможных преемников Брежнева, связанным с консервативными силами в его окружении. К моменту кончины Брежнева в 1982 он считался (и западными политологами, и высокопоставленными партийцами) одним из двух, наряду с Андроповым, претендентов на полноту власти; верх одержал Андропов. Политбюро ЦК КПСС после кончины Брежнева рекомендовало Черненко предложить Пленуму ЦК КПСС кандидатуру Андропова на пост Генерального секретаря. Он это сделал 12 ноября 1982 в конце своего выступления на Пленуме (большая часть которого была посвящена характеристике Брежнева), подчёркивая, вместе с тем, необходимость коллективного руководства; после этого Андропов был единогласно избран генсеком.

В феврале 1982 года Политбюро одобрило присуждение Ленинских и государственных премий за «Историю внешней политики СССР, 1917—1980 гг.» в двух томах, а также за многотомник по международным конференциям периода Второй мировой войны. В числе лауреатов, удостоенных Ленинской премии, был Черненко, не принявший никакого участия в создании этих научных трудов. Но Ленинское лауреатство считалось очень престижным, и Черненко его получил, равно как и третье звание Героя, к своему семидесятитрёхлетию.

Скорая болезнь и кончина Андропова и затруднения относительно исхода дальнейшей внутрипартийной борьбы сделали Черненко новым главой партии и государства. Когда же 73-летний Черненко получил высшую должность в советском государстве, у него уже не осталось ни физических, ни духовных сил, чтобы руководить страной.

Генеральный секретарь

13 февраля 1984 г. К. У. Черненко единогласно был выбран Генеральным секретарем ЦК КПСС. К власти в огромной державе пришёл человек, нигде и никогда не работавший на самостоятельном участке. К этому времени 72-летний Черненко был уже очень тяжело болен и выглядел как промежуточная фигура. В августе 1983 года на отдыхе Черненко тяжело отравился копчёной рыбой, которую прислал ему министр внутренних дел СССР Виталий Федорчук, и поэтому значительную часть своего правления провёл в Центральной клинической больнице, где иногда даже проводились заседания Политбюро ЦК КПСС. В больнице (незадолго до смерти) ему было вручено удостоверение об избрании народным депутатом РСФСР; эта церемония была продемонстрирована по всесоюзному телевидению.

За время правления Черненко было предпринято несколько так и не удавшихся проектов: полная политическая реабилитация Сталина, реформа школы, усиление роли профсоюзов. При нём был официально введён как праздник День знаний (1 сентября 1984). В июне 1983 года Черненко выступил с программным докладом «Актуальные вопросы идеологической и массово-политической работы партии». В нём, в частности, Константин Устинович подверг критике самодеятельные эстрадные группы с репертуаром «сомнительного свойства», которые «наносят идейный и эстетический ущерб».[4] Этот доклад стал началом крупномасштабной борьбы с независимыми музыкальными исполнителями в 1983—84 годах, главным образом с исполнителями русского рока. Выступление на «квартирниках» и подобных самодеятельных концертах было приравнено к незаконной предпринимательской деятельности, нарушающей монополию компании Росконцерт, и грозило тюремным заключением.[5]

При Черненко началась постбрежневская и постмаоистская разрядка в отношениях с КНР, однако отношения с США оставались крайне напряжёнными; в 1984 СССР, в ответ на бойкот Московской олимпиады США и их союзниками, бойкотировал олимпиаду в Лос-Анджелесе. В этот период СССР впервые посетил глава испанского государства — король Хуан Карлос I. При Черненко не происходило каких-либо существенных изменений в составе Политбюро и Совета Министров.

Будучи «правой рукой» Брежнева, он неустанно почитал его. Когда же сам Константин Устинович стал генсеком, он нуждался в подобном в свой адрес. От подчиненных он требовал, чтобы они докладывали ему об откликах о его беседах, встречах, выступлениях, читал обзоры о собственной персоне. Как правило, восторженные отклики о генсеке черпались из советской прессы и печати социалистических стран. Труднее было обнаружить что-то позитивное в его адрес в западных изданиях.

По некоторым утверждениям, в начале 1985 года тяжело больной К. У. Черненко попытался покинуть свой пост, но не получил согласия[6].

Многие активные расследования и репрессии против различного рода коррупционеров брежневского времени, начатые при Андропове, при Черненко были частично приостановлены. Дела, которые не получили развития, были спущены на тормозах. Так, например, фактически прекратилось Узбекское дело, приостановили следствие против Николая Щелокова, которое вскоре было продолжено. Прекратилось следствие по «бриллиантовому делу» и с Галины Брежневой был снят домашний арест. Однако некоторые громкие дела продолжались. Так, уже при Черненко был расстрелян бывший глава Елисеевского магазина Соколов[7], после возобновления расследования покончил с собой бывший министр внутренних дел Н. А. Щёлоков.

По предложению Ричарда Косолапова генсек восстановил в КПСС 94-летнего В. М. Молотова; Молотов, будучи старше Черненко на 21 год, ещё и пережил его, скончавшись в возрасте 96 лет. Решение о реабилитации и восстановлении в партии Молотову объявил лично Генсек. Это породило в народе шутку: «Черненко готовит себе преемника». За два дня до своей смерти Черненко, находясь на лечении в ЦКБ, поддерживаемый Гришиным, вдруг появился на телеэкране во время выборов в Верховный Совет РСФСР (где за него отдали 100 % голосов) и с трудом произнёс несколько приветственных фраз.

Смерть и наследие

Файл:SovietAnthem1985.ogg

Исполнение гимна Советского Союза на похоронах Черненко.

10 марта 1985 года в 19 часов 20 минут Константин Устинович скончался от остановки сердца, при проявлениях нарастающей печеночной и легочно-сердечной недостаточности. После года и двадцати пяти дней правления он стал последним похороненным у Кремлёвской стены. Похороны Константина Устиновича были назначены на среду, 13 марта, в 13 часов на Красной площади. 11, 12, 13 марта 1985 года в стране был объявлен траур, в момент погребения были произведены орудийные залпы в Москве, в столицах союзных республик, в городах-героях, в крепости-герое Бресте и еще в 10 крупнейших городах, на пять минут была приостановлена работа всех предприятий и организаций по всей территории Советского Союза[8] Черненко стал последним, кто вообще удостоился чести быть похороненным в некрополе на Красной площади в Москве.

Кончиной Черненко завершился пятилетний период, в течение которого значительная часть брежневского Политбюро ушла из жизни («эпоха пышных похорон»). Он оказался самым престарелым из всех советских лидеров, когда-либо получавших пост Генерального Секретаря. Его преемником на этом посту уже на другой день был избран Михаил Горбачёв, представитель следующего поколения Политбюро; однако Председателем Президиума Верховного Совета, вопреки восьмилетней традиции совмещать эти посты, был назначен бессменный министр иностранных дел Андрей Громыко, который был даже старше Черненко.

Память Черненко, по устоявшемуся ритуалу, была увековечена, но это опять же был последний такой случай. В честь Черненко были на короткое время переименованы города Шарыпово Красноярского края и Шолданешты в Молдавии. Также его имя получила Красноярская улица в московском районе Гольяново; уже в 1988 городам вернули историческое название, а улицу переименовали в Хабаровскую (название «Красноярская» за это время успела получить соседняя новая улица). Инициатива переименовать в г. Черненко и Черненковскую область г. Пензу и Пензенскую область, где Константин Устинович недолгое время был секретарем обкома по идеологии, вообще не была реализована. Тем не менее, в Астрахани до сих пор существует улица Черненко. При Горбачёве его непосредственный предшественник, наряду с Брежневым, официально осуждался как деятель периода застоя (в отличие от лично связанного с Горбачёвым Андропова, в деятельности которого до 1991 официальная пропаганда находила положительные стороны).

Черненко был одним из 16 трижды Героев Социалистического Труда (1976, 1981 и 1984; кроме него из членов Политбюро трижды Героями Труда были только Н. С. Хрущёв и Д. А. Кунаев). При этом, если первые две Звезды были приурочены к «круглым» датам (65 и 70 лет), то последняя была присвоена «За … и в связи с 73-х летием». Награждён золотой медалью имени Карла Маркса от АН СССР.

Черненко придумал уникальный механизм по мгновенной выемке любого документа из гигантских архивов Кремля и «Особой папки» Сталина, за что получил Государственную премию.[2]

Киновоплощения

Современники, потомки и историки[9] о Константине Черненко

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники. Эта отметка установлена 12 мая 2011.

Двадцатимиллионная партия во имя некоего соображения о преемственности выбрала на высший путь никого! Он был милый, простой, малообразованный человек, всю жизнь проведший рядом с Брежневым. Заведовал канцелярией у Леонида Ильича. Я любил приходить к нему на приемы — это был человек сентиментальный. Он был прекрасным заведующим отделом писем! Черненко выкладывал пачку писем, которые, на его взгляд, надо было передать в газеты, читал их вслух, охал, ахал и даже пускал слезу, когда письма были слишком несчастливые. И это — Генеральный секретарь партии…

— А.И. Аджубей, бывший главный редактор газеты «Известия»

Будучи не в состоянии справиться со свалившейся на него на новом посту горой работы… Черненко, подобно больному Брежневу, передоверил подготовку, а во многом и решения крупных проблем узкому кругу наиболее близких ему людей в руководстве — тем же Устинову, Громыко, Тихонову, а также Гришину.

— А. М. Александров-Агентов, помощник Черненко

Черненко начисто был отрешён от земных дел, ибо плохо знал экономику, не говоря уже о науке, технике, культуре.

— В. Афанасьев, бывший главный редактор «Правды»

Свердловский зал был уже почти полон… Провинциальная элита уже вся здесь. И всё как обычно: целовались взасос, громко, через ряды приветствовали друг друга, делились «новостями» о снеге, о видах на урожай, словом, шёл «партийный толк» между своими, чувствующими себя хозяевами жизни. В этой разноголосице я не услышал ни разу имени Андропова или разговора о его смерти…

Где-то без двадцати одиннадцать зал смолк. Началось ожидание. С каждой минутой напряжение росло, атмосфера будто наполнялась электричеством… Напряжение достигло кульминации. Все взоры в сторону левой двери за сценой, где выход в президиум: кто первый?!

Ровно в 11 ч. в проеме двери показалась голова Черненко. За ним Тихонов, Громыко, Устинов, Горбачев и др.

Зал отреагировал молчанием…

— А. С. Черняев, помощник М. С. Горбачева (об атмосфере Пленума ЦК КПСС, проходившем в Кремле в феврале 1984 г. по поводу избрания Черненко)

<…> Я не раз задавал себе вопрос: как же все-таки получилось, что на высшем руководящем посту огромного государства оказался этот слабый и физически, и во многих других отношениях человек, не имевший для этого ни достаточной эрудиции, ни опыта настоящей государственной работы, ни знания экономики? Ведь не могли же этого не видеть избравшие его коллеги, да и сам Константин Устинович, если уж на то пошло?

— А.М. Александров-Агентов, помощник Черненко

…Конечно, Андропов был очень умным человеком и руководителем высокого класса. Константин Устинович относился к нему очень уважительно, а Андропов к Черненко — настороженно.

— А.Д. Черненко, супруга Константина Устиновича (ответ на вопрос "Экспресс-Газеты" (№ 34 (655) за 2007 год) о несколько конфликтных отношениях Генсека с Андроповым)

…Муж пил только по праздникам, коньяк или водку. Но много не пил. Пьяным я его не помню.

— А.Д. Черненко, супруга Константина Устиновича (ответ на вопрос той же газеты об алкогольных пристрастиях Главы СССР)

…Очень любил Есенина, Некрасова, знал их наизусть. Любил так же Твардовского. Конечно, боготворил Пушкина и Лермонтова. Когда мы на отдыхе в Кисловодске гуляли по парку, он читал мне стихи «Выхожу один я на дорогу». Вообще наш брак был счастливым. Костя ни разу не обидел меня ни словом, ни действием. По его взгляду, по его первой реакции я понимала, что он чем-то недоволен, и старалась поправить дело. Мы все прощали друг другу. А вместе прожили 42 счастливых года.

— А.Д. Черненко, супруга Константина Устиновича (В интервью той же газете о литературном мире К.У.Черненко)

Примечания

Ссылки

 Черненко, Константин Устинович на сайте «Герои страны»

med.academic.ru