Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Иоанн кронштадтскии. Семья и биография Иоанна Кронштадтского. Фото и интересные факты

Святой Праведный Иоанн Кронштадтский. Иоанн кронштадтскии


Семья и биография Иоанна Кронштадтского. Фото и интересные факты

12 октября 1894 года в Ливадийском дворце находился очень больной государь Александр III. Вскоре в сопровождении многих людей к нему прибыл священник. Самодержец собрался с силами и вышел поприветствовать пастыря. Александр поблагодарил его за скорое прибытие по собственной инициативе и попросил помолиться за его здоровье. Сам же царь не решался до этого звать к себе священника. Спустя пять дней, самодержец пригласил пастыря, чтобы причаститься. За несколько минут до смерти император попросил батюшку положить на воспалённую голову его святые ладони. Пока Александр III не испустил дух, пастырь не отнимал от него рук. Этим священником был Иоанн Кронштадтский. Биография и чудесные факты из жизни этого удивительного человека будут представлены в данной статье. Итак, приступим.

Избранное дитя

Биография Иоанна Кронштадтского начинает отсчёт с 1829 года. Именно тогда и появился на свет в Архангельской губернии будущий пастырь. Родители мальчика – чтец местной церкви Илия и его жена Иодора – глубоко верили в Бога. Так как новорождённый был беспомощным и очень слабым, они поспешили его окрестить. Надежда на выживание малютки почти отсутствовала, а так он сразу оказался бы в Царствии Божьем. И произошло чудо: после того, как прибывший батюшка трижды погрузил Иоанна в воду купели, глаза младенца заблестели, а щёки порозовели. С того дня он стал крепнуть и наливаться жизненной силой.

Родители мальчика, имевшие огромный религиозный опыт, усмотрели в чудесном исцелении сына знак свыше. Чтец Илия настаивал на христианском воспитании мальчика. Так с первых лет жизни приходская церковь стала для героя данной статьи родным домом, школой богопознания и благочестия.

биография иоанна кронштадтского

Учёба

С детских лет на Иване словно лежала печать избранничества. Мальчик не любил общаться со сверстниками. Всё свободное время он проводил или за учёбой и молитвами в храме, или в домашнем труде. Так как семья была многодетной, Иоанну с малых лет приходилось помогать по хозяйству родителям.

Грамота очень плохо давалась юному христианину. Это мучило его чуткую и тонкую душу. Особенно Иоанн переживал из-за того, что неуспехами в учёбе огорчает своих добрых родителей. Как-то мальчик в очередной раз получил неудовлетворительную отметку и отправился спать. Он долго ворочался и не мог уснуть. Ваня встал с кровати и, не надевая обуви, пошёл к домашней иконе, чтобы помолиться. Будущий святой искренне просил Бога даровать ему способности к учёбе. Как впоследствии вспоминал Иоанн Кронштадтский, биография которого была насыщена яркими событиями, на него снизошло озарение. Ум в голове как бы раскрылся, а память очистилась от всякой шелухи. Заданный накануне урок предстал перед внутренним взором мальчика во всех деталях. Одноклассники были очень удивлены, когда на следующий день Ваня отвечал на уроке толковым ясным языком. С тех пор юный христианин получал только высокие отметки. Позже он стал лучшим учеником: сначала в училище, потом в семинарии и, наконец, в духовной академии (Санкт-Петербург).

Видение будущего

В истории религии есть множество примеров, когда Божьи избранники удостаивались особых откровений или пророческих видений. Биография Иоанна Кронштадтского содержит несколько таких мистических случаев. И первый из них произошёл ещё во время учёбы молодого человека в духовной академии. Однажды Иоанн размышлял о будущем служении людям и Богу. Юный подвижник мечтал совершить какой-нибудь миссионерский подвиг, приведя к Господу дикие племена, проживающие на дальневосточных окраинах страны. С этими мыслями молодой человек и уснул.

А ночью ему было видение: Иоанн стоял посреди величественного собора в священнических ризах. Все детали внутреннего убранства представлялись ему ясно и отчётливо. В видении ему открылось, что это был собор святого Андрея Первозванного, который находился в городе Кронштадте. Проснувшись, молодой человек не стал задумываться о ночном видении, а сразу приступил к своим обязанностям.

иоанн кронштадтский биография

Свадьба

Спустя несколько дней, биография Иоанна Кронштадтского окрасилась знаменательным событием. Молодой человек получил предложение о вступлении в законный брак с православной девушкой Елизаветой. Она приходилась дочерью настоятелю собора в Кронштадте. До этого момента герой данной статьи даже не помышлял о женитьбе. Иоанн был словно ангел во плоти и его мысли никогда не склонялись к радостям супружеской жизни. Но совпадение предложения о свадьбе и недавнего сна Иоанн посчитал указанием свыше.

Вскоре молодой выпускник академии стал венчанным супругом Елизаветы, дочери главы Андреевского собора. А через какое-то время Иоанн принял рукоположение и вступил в должность священника этого храма.

Неожиданное предложение

Супружеская жизнь молодой пары началась со скандала. В первую брачную ночь пастырь обратился к Елизавете с предложением, которое повергло её в шок. Иоанн Кронштадтский (биография, дневники и другая информация о святом есть в церковных библиотеках) сказал, что в мире и так довольно много счастливых пар. Но всё-таки в общей массе превалирует людское горе. Он желал, чтобы они вместе с Лизой служили всем несчастным и страждущим. А делать это новоиспечённый священник хотел в полной нравственной чистоте. Иоанн предложил супруге остаться братом и сестрой.

Здоровой, красивой, молодой жене было трудно понять и принять подобную просьбу. Она не сразу смирилась с таким ужасным, а по существу, ангельским жребием. Елизавета неоднократно жаловалась отцу. Тот, в свою очередь, доносил архиерею о странном поведении нового пастыря, намекая на то, что Иоанн мог стать жертвой собственного самолюбия. Но молодой священник был непреклонен и не внимал настойчивым требованиям духовного начальства о возвращении к нормальной семейной жизни. Вскоре произошло разрешение этой драмы, чуть было не ставшей трагедией.

иоанн кронштадтский биография и чудесные факты

Знак свыше

Однажды епископ сам вызвал к себе Иоанна и начал давить на него с особой силой. Священник извинился и сказал, что на такой поступок нет Божьей воли. После этого у архиерея потемнело в глазах, а с шеи сорвалась панагия (овальное изображение Божьей Матери, которое носили на золотой цепи) и со стуком покатилась по полу. Владыка сам упал на колени перед молодым пастырем. Архиерей, имеющий весомый религиозный опыт, сразу понял, на чьей стороне справедливость. Он моментально осознал, что молодой человек является избранным Богом праведником, которому Всевышний уготовил особый путь. Можно сказать, что с этого момента и началась духовная биография Иоанна Кронштадтского. Священника перестали донимать требованиями о выполнении супружеского долга. Со временем и его жена Елизавета полностью смирилась с тяжёлым жребием.

Литургический подвиг

В чём же он заключался? Сразу после того, как Иоанн стал пастырем в Андреевском соборе, он до конца жизни проводил там священную литургию. Причём делал это ежедневно без отпусков и выходных. Даже болезни не останавливали его религиозного рвения. Пастырь приходил в Андреевский собор к четырём утра и готовился к службе. Каждая его литургия проходила при огромном стечении православного народа.

иоанн кронштадтский биография дневники

Благотворительность

Герой данной статьи отличался живой искренней любовью к людям. Сразу после службы он шёл в трущобы Кронштадта. Благословлял, беседовал, раздавал всё, что имел в карманах. Часто Иоанн Кронштадтский, биография и семья которого были описаны в данной статье, возвращался домой без денег, сапог и верхней одежды. Бывало, Елизавета жаловалась на мужа архиерею насчёт того, что дома порой нечего есть, а священник всё раздаёт нищим. Но потом она поняла смысл его поступков. Ведь это не было блажью, а являлось пунктуальным исполнением евангельской заповеди: дай просящему.

На собственные деньги Иоанн основал Дом трудолюбия. Там в течение дня могли получить еду до тысячи жаждущих и нищих. Также Кронштадский основал монастырь в честь Иоанна Рыльского, училище для бедных, мастерские, больницу и многое другое. Но главной его миссией было исцеление и возрождение человеческих душ. Священник обладал даром чудотворения и целительства.

Спасение от самоубийства

Как-то отец Иоанн шёл по Кронштадту, возвращаясь к себе домой. В одном из скверов он увидел сидящую на скамье девушку. На её лице пастырь прочитал сильнейшие духовные муки. Батюшка подошёл и предложил свою помощь. Оказалось, молодая девушка была на грани самоубийства. Из сложившейся жизненной ситуации она просто не видела другого выхода. Спустя много лет, женщина написала в воспоминаниях, что в тот момент отец Иоанн чистым добрым словом зажёг в её душе надежду. Она пошла за ним в храм и с помощью веры изменила собственную жизнь, определив цель и смысл существования.

святой праведный иоанн кронштадтский биография

Чудеса

Однажды героя данной статьи пригласили к знатной женщине в Петербург. Она никак не могла разродиться. Когда священник прибыл в дом, доктора разводили руками: плод умер во чреве. Сепсис и смерть матери были неминуемы. Иоанн Кронштадтский (биография для детей об этом святом присутствует во многих книгах православной тематики) попросил удалиться всех из комнаты, где громко стонала роженица в горячем бреду. Пастырь опустился на колени, поднял руки к небу и стал простить Бога исцелить женщину и ребёнка. Кронштадский молился в течение получаса. После чего батюшка вышел из комнаты с румянцем на щеках. Его взор горел божественной силой, а из уст лились непостижимые святые слова: «Господу было угодно, чтобы младенец воскрес. Мать жива. Родился мальчик».

Чудеса, которые совершил Бог посредством молитвы Иоанна, стали всеобщим достоянием. В Андреевский собор, где служил пастырь, приходило очень много людей. Также поступали тысячи телеграмм и писем (даже из-за границы) с просьбой помочь и помолиться. Иоанн Кронштадский не отказывал никому – ни иудеям, ни мусульманам, ни христианам. Слава батюшки была такова, что во время поездок из одного города в другой, на всём пути его встречали скопления людей. При приближении судна или кареты, на которых ехал пастырь, они становились на колени.

иоанн кронштадтский биография и семья

Пророчества о судьбе России

Святой Иоанн Кронштадтский, биография которого известна всем верующим людям, был богодуховенным пророком. Одно из его самых знаменитых предсказаний касается судьбы Российского государства. В начале двадцатого века Иоанн проповедовал с амвона о том, что нашу страну ждут тяжёлые испытания. По мнению святого, мятеж крамольников станет причиной разорения Русских земель. Пастырь нещадно обличал либералов, социалистов, нигилистов, за что и был ими люто ненавидим. Как-то его обманом заманили в богатый особняк, сообщив, что умирающему человеку требуется причастие. Как только священник вошёл, его схватили и распяли на кровати, а потом нанесли в пах несколько ударов ножом. Но преступниками были не русские люди, поэтому батюшка скрыл это покушение, чтобы избежать погромов.

Незадолго до своей смерти святой праведный Иоанн Кронштадтский, биография которого есть во многих энциклопедиях религиозной тематики, написал ещё одно пророчество о России. Приведём его дословно:

«Что случится с Россией? Если воцарятся крамольники, то страной будут управлять враги православной веры. Их главная цель – лишить церковь свободы, имущества, исконного благолепия и закабалить русских, а также все братские народы. Жалки и безумны наши интеллигенты. По своему легкомыслию они утратили веру отцов, которая является жизненной опорой во всех бедах и скорбях. Эти безумцы не понимают, что если благодаря их усилиям Россия откажется от Бога, у неё отымется царь, и земли русские будут раздроблены на множество осколков. Вот тогда и придёт время Антихриста. Если страна не очистится от большого количества плевел, то вскоре она опустеет. Именно такой судьбы удостоились многие древние города и царства, стёртые правосудием Божиим с лица земли за отступление от веры».

иоанн кронштадтский краткая биография для детей

Смерть

Отец Иоанн Кронштадтский, биография которого является примером подражания для любого христианина, скончался в 1908 году. В 1964 г. его прославила святая Русская Зарубежная Православная Церковь. А в 1990 году священника канонизировала и Русская Православная Церковь. Российский народ почитал Кронштадского святым ещё при его жизни. Недавно в Петербурге обновили Иоанновский монастырь. Именно в нём находится чудотворная гробница святого.

Вот и закончилась краткая биография Иоанна Кронштадтского. В заключение представим немного познавательной информации о пастыре.

Интересные факты

  • Известно, что после общей исповеди, которую проводил герой данной статьи, плакали почти все присутствовавшие люди. В конце полы мыли не водой, а слезами покаявшихся грешников.
  • Иоанна называли Кронштадтским, потому что он провёл в этом городе всю свою жизнь. Многие даже не знали его настоящую фамилию «Сергиев».
  • Иоанн Кронштадтский, биография и чудесные факты о котором были представлены выше, исцелял своей молитвой не только православных людей, но и евреев с мусульманами.
  • В одном из своих видений батюшка увидел события Октябрьской революции 1917 года.
  • 53 года – вот священнический стаж, который имел Иоанн Кронштадтский. Краткая биография для детей об этом святом представлена в учебных пособиях духовных училищ и семинарий.
  • Последняя строчка в дневнике отца Иоанна такова: «Нашу душу способна спасти лишь одна искренняя милостыня».

fb.ru

Святой Праведный Иоанн Кронштадтский | Житие

Содержание статьи

В этой статье редакция портала «Православие и мир» собрала для Вас всю информацию о житии, молитвах и иконе Святого Праведного Иоанна Кронштадтского. Память Иоанна Кронштадтского совершают 20 декабря / 2 января – в день блаженной кончины святого праведника.

Иоанн Кронштадтский

Вероятно, уже во второй, а не в первый год моего студенчества (то есть в 1904 году) мне удалось поехать к батюшке. Почему же не в первый?– естественно, спросит читатель. Да, стоит спросить об этом. Объясняется это общим духовным, точнее, недуховным состоянием России. Теперь, после потрясений революции, принято у многих хвалить прошлое. Да, было много прекрасного. Но вот беда: мы сами не хотели замечать его. Так было и с отцом Иоанном. По всему миру славилось имя его. И мы, студенты, знали об этом. А теперь мы и живем рядом с Кронштадтом: через час-два можно было быть в гостях у отца Иоанна… Но у нас, студентов, и мысли не было об этом. Что за загадка? Нужно сознаться, что внешность религиозная у нас продолжала быть еще блестящей, но дух очень ослабел. И “духовные” сделались мирскими. Чем, например, интересовались сначала мы, новые студенты? Неделями ходили по музеям, забирались под самый верх купола “Исаакия”, посещали театры, заводили знакомства с семейными домами, где умеющие танцевали. Лекциями интересовались очень мало: ходили лишь по два-три “дежурных” для записи за профессорами и чтобы не было полной пустоты в аудиториях. Службы тоже посещали по желанию. И лишь небольшая группочка покупала себе столики и керосиновые лампы с абажурами, ставили мы их не в “занятных”, где не было тишины, а в аудиториях, по стенам. По крепко установившейся традиции, здесь уже не разрешалось говорить. В этой тишине всякий занимался любимым предметом: кто святыми отцами, кто вавилонскими раскопками, кто политической литературой (таких было очень мало). А еще образовалась группочка богомолов, эти ходили и на будничные богослужения: утром – на Литургии, а вечером – на вечерню с утреней. Во главе этой группы стояли сам ректор академии, тогда – епископ Сергий (впоследствии патриарх), и инспектор архимандрит Феофан (скончавшийся во Франции беженцем). Но здесь были буквально единицы. А общестуденческая жизнь шла мимо религиозных интересов. Совершенно не нужно думать, что духовные школы были питомниками отступников, безбожников, ренегатов. Таких были тоже единицы. И они опасались даже перед товарищами показывать свой атеизм, ибо все мы хорошо знали друг друга и не придавали никакой серьезной цены этим атеистам.

Но гораздо опаснее был внутренний враг: религиозное равнодушие. Большинство из нас учились не для священства, а чтобы получить места преподавателей, иногда – чиновников, и лишь десять процентов шли в пастырство, то есть на пятьдесят-шестьдесят человек курса каких-то пять-шесть человек.

При таком равнодушии вообще, к пастырству в частности, должно быть понятным и равнодушие студентов к всероссийскому светильнику, отцу Иоанну. А тут еще подошли революционные времена: студенты интересовались политикой, забастовками; а отец Иоанн попал на “доску” правых: не по времени уже был он.

И даже профессора, более ответственные люди, чем мы, молодежь, ничуть не интересовались отцом Кронштадтским. Однажды мне, как регенту хора, пришлось завести разговор с ученейшим профессором, протоиереем Орловым, о богословии. Я сослался на отца Иоанна. А он иронически сказал мне:

– Ну какой же это богослов?!

Пришлось прекратить разговор. Была некоторая часть столичного духовенства, которая, вместе с паствами своими, почитала отца Иоанна. Еще более почитало его духовенство в провинции.

Но самым главным почитателем – как всегда – был наш так называемый простой народ. Не обращая никакого внимания на высших, он тысячами и за тысячи верст и шел, и ехал, и плыл в Кронштадт. К тому времени уже вполне определилось разделение между народом и интеллигенцией, а отчасти – и духовенством, которое скорее можно было отнести к интеллигенции, чем к простонародью. Это разделение было и в наших школах… Мало того: даже архиереи не проявляли особого интереса к отцу Иоанну. Мне, впрочем, известно несколько имен, которые почитали его и старались быть с ним в общении… Но в глубине души и архиереи, и иереи чувствовали высоту батюшки. Очевидцы рассказывали мне, как огромная зала Дворянского Собрания, во главе с тремя митрополитами, ждала обещавшего приехать на духовный концерт отца Иоанна. И когда он вошел туда, то тысячи людей встали, в потрясающем до слез благоговении, как один человек. Архиереи облобызались с ним, предложили сесть рядом на приготовленное ему место… И концерт начался.

Среди глубоких почитателей отца Иоанна был и архиепископ Финляндский Сергий, впоследствии – Патриарх всея Руси. Я в то время (1908—1910 годы) был у него личным секретарем. И помню, что он завел у себя и в Выборге, и на Ярославском подворье обычай – читать ежедневно вместо всяких поучений слова батюшки. И один из монахов, отец В-фий, читал нам его простые, но православные беседы. Это уже было начало прославления. А другой богослов, архимандрит Феофан, ставил его творения наряду со святыми отцами и советовал их изучать так же серьезно, как и древних отцов.

А мы, студенты и профессора, не интересовались. Боже, как горько! Как стыдно теперь! И сейчас вот плачется от нашей нищеты и от окамененного нечувствия. Нет, далеко не все было благополучно и в Церкви. Мы становились теми, о коих сказано в Апокалипсисе: “Так как ты ни холоден, ни горяч, то изблюю тебя из уст Моих…” Пришли скоро времена, и мы, многие, были изблеваны даже из Родины… Не ценили мы святынь ее. Что посеяли, то и пожали.

Вот почему и я не на первый год поехал в Кронштадт, а уже на второй, вместе с двумя другими товарищами, младшими по курсу.

То был холодный ноябрь. Но снегу почти не было. Извозчики ездили еще на пролетках.

Приехали в гостиницу “Дома трудолюбия”, созданного отцом Иоанном. Там нас, как студентов академии, приняли со вниманием. Утром нужно было вставать рано, чтобы в четыре часа уже быть в храме. Нас провели в алтарь собора. Андреевский собор вмещал, вероятно, пять тысяч человек. И он уже был полон. В алтаре, кроме нас, было еще несколько человек духовных и несколько светских лиц.

Иоанн КронштадтскийУтреню начал один из помощников отца Иоанна. А скоро через узкую правую боковую дверь алтаря вошел и батюшка в меховой шубе – дар почитателей. Отдавши ее на руки одному из сторожей (их было много в соборе, как увидим), он, ни на кого не глядя, ни с кем не здороваясь, быстро и решительно подошел к престолу и также быстро пал на колени перед ним… Не помню: перекрестился ли он на этот раз? После я заметил, что он не раз падал ниц, не крестясь: очевидно, так требовала его пламенная душа. Иногда, вместо креста, всплескивал руками, а иногда и крестился. Ясно, что для него форма не имела связывающего значения, – как и должно быть у людей, горящих духом: “не человек для субботы, а суббота для человека”, – говорил Господь. Конечно, это право принадлежит не нам, рядовым и слабым людям, а окрепшим в благодати Божией; поэтому никому нельзя искусственно подражать таким великанам…

После этого батюшка обратился уже к присутствовавшим в алтаре и со всеми нами весьма ласково поздоровался, преподав мирянам благословение.

Потом быстро оторвался от нас и энергично пошел к жертвеннику. Там уже лежала целая стопка телеграмм, полученных за день и за ночь со всех концов Руси. Батюшка не мог их сразу и прочитать здесь. Поэтому он с тою же горячностью упал перед жертвенником, возложил на все эти телеграммы свои святые руки, припал к ним головою и начал тайно молиться Всевидящему Господу о даровании милостей просителям… Что потом делалось с этими телеграммами, я лично не знаю: вероятно, секретарствующие лица посылали ответы по адресам, согласно общим указаниям, данным батюшкою. В особых случаях им самим составлялись тексты для телеграмм. Да ведь, собственно, и не в этих ответах было главное дело, а в той пламенной молитве, которая возносилась им перед жертвенником или в других местах, где захватывали его просьбы…

Между тем утреня продолжала идти своим порядком. После шестопсалмия, во время великой ектений, батюшка в одной епитрахили быстро вышел на правый клирос. На этот раз ему показалось, что недостаточно света. И он, подозвав одного из церковных служителей, вынул из кармана какую-то денежную бумажку и вслух сказал:

– Света мало! Света!

Очевидно, полутемнота храма не соответствовала его пламенному духу: Бог есть Бог светов! Бог славы и блаженства! – и потому отец Иоанн послал за свечами…

Подошло время чтения канонов. По Уставу, полагается читать два очередных канона дня недели; а сверх этого, третий канон – в честь святого, память которого о совершалась в тот день. Была среда. А праздновалась, как сейчас помню, память преподобного Алипия, 26 ноября. И как читал батюшка! Совсем не так, как читаем мы, обыкновенные священнослужители: то есть ровно, без выражений, певучим речитативом. И это мы делаем совершенно правильно, по церковному учению с древних времен: благоговение наше пред Господом и сознание собственного недостоинства не позволяют нам быть дерзновенными и в чтении; бесстрастность ровного, спокойного, благоговейного совершения богослужения – более пристойна для нашей скромности. Не случайно же подчиненные вообще разговаривают с начальствующими не развязно, не вольно, а “почтительно докладывают” ровным тоном. Особенно это заметно в военной среде, где воины отвечают начальникам, подобно церковному речитативу, на “одних нотах”.

“…закон положен,– говорит Апостол Павел, – не для праведника…”

И отцу Иоанну– при его горящей энергии, гремящей вере; при тысячах людей, жаждущих его дерзновенной молитвы; при сознании им нужд, горя, скорбей, грехов этих простых чад Божиих; даже при огромности самого храма, требующего сильного голоса, – отцу Иоанну нельзя было молиться так, как мы молимся. И он молился чрезвычайно громко, а главное: дерзновенно. Он беседовал с Господом, Божией Матерью и святыми… Батюшка не мог ни войти, ни выйти через храм, как это делаем мы все – и священники, и архиереи. Нам это можно; а ему было нельзя. Народ тогда бросился бы к нему массою и в порыве мог затоптать его. Мне пришлось слышать о давно прошедшем подобном случае, как толпа сбила его с ног, разорвала в клочки “на благословение” его рясу и едва оставила его живым.

И потому нужно было избрать иной путь: его из дома привозили на извозчике (а не в карете, как пишут иные) до сада, хотя тут было всего каких-то пять минут ходу. И на извозчике увозили. В саду не было ни души: высокие ворота были заперты. Батюшка быстро садился на пролетку; извозчик сразу мчался по саду к воротам. А там уже стояли служители, они сразу открывали выезд, и лошадь мчалась прямо, хотя там стоял народ, ждавший батюшку “хоть еще разок взглянуть”. И лишь от страху попасть под копыта или под колеса, люди невольно раздвигались, и батюшка вылетал “на свободу”.

Но и тут не обошлось без инцидента. На моих глазах – мы из алтаря вышли за ним по саду – какой-то крестьянин бросился прямо в середину пролетки, желая, видимо, получить личное благословение. Но быстрой ездой он был мгновенно сбит с ног и упал на землю. Я испугался за него и, закрыв лицо руками, закричал инстинктивно:

– Ай, задавили, задавили!

И вдруг на мой испуг слышу совершенно спокойный ответ:

– Не бойся, не бойся! Батюшкины колеса не давят, а исцеляют!

Я открыл глаза: это сказала худенькая старушечка, действительно спокойная.

Поднялся и смельчак невредимым, отряхнул с себя пыль и пошел в свой путь, а люди – в свой: точно ничего и не случилось. Куда уехал батюшка, не знаю: говорили, что в Петербург.

Иоанн Кронштадтский. Храм

Общая исповедь

В древности исповедь бывала открытой: грешник каялся пред всей Церковью. Но потом этот обычай был заменен теперешней тайной исповедью. Причина этого заключалась в том, что не у всякого хватало силы смирения бичевать себя публично пред всеми; а кроме того, подобная исповедь вводила в соблазн невинные души. Но вот бывают такие обстоятельства, что они вынуждают иногда пользоваться и общими исповедями. Главной причиной тут является громадное количество причастников, когда невозможно справиться не только одному, но даже и нескольким священникам. Остается одно из двух: или не допускать желающих до причащения, а это болезненно и неспасительно; или же сделать общую исповедь для всех. Что избрать? В древние времена христиане причащались вообще без исповеди, жили свято, за исключением особых случаев. И эта практика существует доселе в греческой, сербской, сирийской Церквах. Я лично наблюдал это в некоторых приходах Югославии; видел в Крыму, когда азиатские беженцы от турок молились в приделе Симферопольского собора, и в свое время их священник мерно обходил стройные ряды и причащал всех подряд, без исповеди. Слышал от очевидцев, как греческий смиренный священник после литургии шел еще со Святой Чашей по селу и причащал тех, кто по хозяйственным препятствиям не был в церкви: и эти – большей частью женщины – выбегали из своих хижин на улицу в чем были, кланялись в землю и с детскою верою причащались Святых Божественных Тайн. Картина такой первобытной чистой веры была умилительна. Эти и другие примеры показывают, что Церковь допускает возможность причащения и без исповеди и даже считает это нормальным порядком для добрых христиан; поэтому на всякой Литургии она приглашает всех “верных”:

– “Со страхом Божиим и верою приступите” к причащению…

Прежде и приступали. Святой Василий Великий говорит, что в его время люди причащались по три и по четыре раза в неделю. А Златоуст отвечает:

– Не спрашивай: сколько раз; а скажи: как ты приступаешь?

Иоанн Кронштадтский. Евхаристия

Конечно, и теперешний способ говения и причащения один раз в году тоже имеет свой смысл, чтобы верующие с большим страхом, благоговением, приготовлением, очищением, покаянием, ответственностью приступали ко святому причащению, именно со страхом Божиим. Но этот обычай совсем не есть закон, обязательный на все случаи. Во время трудного периода последних тридцати лет Церковь наша разрешала желающим и еженедельное причащение, при условии, если это благословляет местный духовник для желающих. И нормально – перед каждым причащением нужно исповедоваться каждому. А если таких желающих оказывалось бы много, тогда дозволялось духовнику делать и общую исповедь. Но при этом внушалось, что имеющий какие-либо особые нужды духовные должен подойти после к духовнику и раскрыть ему душу, чтобы получить и особое разрешение.

Так иногда делалось в разных приходах. Но я хочу рассказать, как при мне происходила общая исповедь у отца Иоанна. Мы с юношеской простотою обратились к нему в алтаре:

– Батюшка! Нам бы хотелось видеть вашу общую исповедь.

Он с простотой и любовью ответил:

– Я только вчера совершил ее. Но ради вас я и ныне покажу вам, как она делается мною.

Перед причащением отец Иоанн вышел через Царские врата на амвон и сказал приблизительно следующую проповедь. Привожу ее в извлечении.

– Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь! – с силой начал он. – Царь и псалмопевец Давид сказал: Бог с Небесе приниче на сыны человеческия, видети, аще есть разумеваяй или взыскаяй Бога? Вси уклонишася, вкупе непотребни быша, несть творяй благое, несть до единого (Пс. 52, 3—4). По-русски: “Господь посмотрел с Неба…” – и т.д. Батюшка перевел псалом на русский язык. Затем обратился ко всем с указанием, что и в наше время – все уклонились в грехи… И он начал перечислять их. В храме стали раздаваться всхлипывания, рыдания, потом восклицания:

– Батюшка! Помолись за нас!

Тогда батюшка на весь храм воскликнул:

– Кайтесь!

Читайте также – Перед грозой. Святой праведный Иоанн Кронштадтский

В храме поднялся всеобщий вопль покаяния: каждый вслух кричал о своих грехах; никто не думал о своем соседе; все смотрели только на батюшку и в свою душу… И плакали, и кричали, и рыдали… Так продолжалось не одну минуту… Затем отец Иоанн дал рукою знак, чтобы верующие стихли. Довольно скоро шум утих. И батюшка продолжал свою проповедь:

“Видите: как мы все грешны. Но Отец наш Небесный не хочет погибели чад Своих. И ради нашего спасения Он не пожалел Сына Своего Единородного, послал Его в мир для нашего искупления, чтобы ради Него простить все наши грехи. И не только – простить нас, но даже позвать нас на Свой Божественный пир! Для этого Он даровал нам великое Чудо, даровал нам в пищу и питие Святое Тело и Святую Кровь Самого Сына Своего, Господа нашего Иисуса Христа. Этот чудесный пир совершается на каждой Литургии, по слову Самого Господа: “Приимите, ядите. Сие есть Тело Мое!” и: “Пиите от нея (Чаши) вси, сия есть Кровь Моя”.

Как в притче, отец с любовью принимает своего прегрешившего, но покаявшегося блудного сына и устраивает ему богатый пир, радуясь его спасению, – так и ныне Отец Небесный ежедневно и каждому кающемуся учреждает Божественную Трапезу – святое причащение.

Приходите же с полною верою и надеждой на милосердие нашего Отца, ради ходатайства Сына Его! Приходите и приступайте со страхом и верою к святому причащению.

А теперь все наклоните свои главы; и я, как священнослужитель, властью Божией, данной нам, прочитаю над вами отпущение грехов”.

Все в благоговейной тишине склонили головы; и отец Иоанн поднял на воздух над всеми свою епитрахиль и прочитал обычную разрешительную молитву, совершая над всею церковью знамение креста при словах “прощаю и разрешаю” … “во имя Отца и Сына и Святаго Духа”… Затем началось причащение.

Чтобы закончить об “общей исповеди”, я вспомню о нескольких подробностях и случаях в связи с ней. Когда я уже был иеромонахом, приходит ко мне один знакомый старый богомолец и почитатель отца Иоанна и сообщает мне следующее:

– Стоял я у батюшки в соборе; и он велел нам каяться. Я вслух рассказывал ему свои грехи. И вдруг мой сосед ударил меня, в какой-то злобе, по щеке. Я вспомнил Евангелие Христово, чтобы подставить ударившему и другую мою щеку. А он ударил меня и по другой.

– Зачем вы рассказываете мне об этом?

Он замешался в ответе. Я подумал:

“Вероятно, ему хотелось похвалиться своим мнимым смирением”. – И тогда становилось несколько понятным, почему Бог попустил ему потерпеть дважды посрамление. Оказалось все же, что он пришел ко мне с вопросом:

– Хорошо ли я сделал, что подставил ему и вторую щеку?

– Не думаю, – ответил я. – Смиреннее было бы подумать вам о том, что вы не доросли еще до такой высоты. А еще лучше, если бы вы чем-то не задели вашего соседа и не довели его до раздражения и до первой пощечины.

– Как так?– не ожидал он этого поворота.

– Мы, несовершенные, можем расстроить наших ближних даже своим благочестием. Бесы хорошо умеют различать истинную святость от неистинной. Первой они боятся, а над второй издеваются. Помните, в книге Деяний рассказывается, как бес поступил с семью сынами иудейского первосвященника Скевы, которые заклинали бесноватых именем Господа Иисуса: злой дух сказал: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто? И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома. А апостолу Павлу духи повиновались (Деян. 19, 13—16). Поэтому я думаю, – говорю ему, – нам, грешникам, лучше скрывать свое доброе, если оно и есть. Вот – мое мнение вам.

Потерпевший замолчал, но я не был уверен, согласился ли он со мною. Ему, по-видимому, хотелось лучше оставаться с хорошим мнением о себе и “пострадать” за правду, чем сознать себя недостойным ни того, ни другого.

Да, и в “добрых делах” каждому нужно ведать свою меру. Без меры и добро не есть добро, – учит святой Исаак Сирин.

Когда мы возвращались в тот же вечер из Кронштадта в Петроград, то ко мне на пароходе обратился с вопросом какой-то простец из богомольцев, бывший на той же Литургии у отца Иоанна:

– Что-то я слышал, батюшка звал нас всех на обед, а обеда-то не было?! А-а?

Я понял наивность души этого посетителя и спокойно разъяснил ему, что под “пиром” батюшка разумел святое причащение. И повторил поселянину мысль поучения. Он понял и успокоился:

– Вот оно что! А я-то думал, он обедать позвал.

Много лет спустя, уже за границей, мне привелось самому быть участником подобной исповеди. Но должен откровенно сознаться, что она на меня не произвела такого действия, силы и мира, какие почти всегда сопровождают отдельную, личную, тайную, обычную исповедь. А у отца Иоанна была особая сила Божия.

Чудеса отца Иоанна Кронштадтского

Святой Иоанн КронштадтскийЗадача этих записок заключается отчасти в том, чтобы писать о том, что я лично видел или по крайней мере сам слышал от достоверных свидетелей. Об этом и запишу.

О чудесах его знали по всей России. Одна мать привела своего сына, страдавшего глазами. Она попросила меня провести их к отцу Иоанну. Батюшка принял их со мною. Мать рассказала ему о десятилетнем сыне. Отец Иоанн взял его, поставил между своих колен и начал, молясь внутренне, гладить по закрытым его зеницам своими большими перстами. После, – говорила мать, – сын никогда не жаловался на свои глаза.

Другой случай мне сообщил сын о своем родном отце. Я уже печатал о нем в кратком листке об отце Иоанне. Вспоминаю снова.

Отец был из богатой купеческой семьи Шустиных. Сын его был потом слушателем богословских курсов, организованных мною в Югославии (Бела Церква). Это был чистый и добросовестный человек, неспособный на обман. Теперь он священствует. И вот что он рассказывал мне.

Отец заболел горловой чахоткой. Никакие доктора не могли помочь. Смерть была у дверей. Как раз время было к Рождеству. В прежнее время готовились к “елке”, теперь было не до нее: все ждали конца со дня на день. Больной уже не мог вслух говорить.

Послали за отцом Иоанном, как за последней надеждой. А он был восприемником одного из детей купца. Приехал батюшка и спрашивает, почему не послали за ним прежде? Около кровати больного был столик с бесполезными уже лекарствами. Он отодвинул его ногою, пузырьки попадали на пол.

– Ты веруешь в Господа Иисуса Христа всем сердцем?

– Верую, – прошептал больной.

– Веруешь, что Он волен и силен творить чудеса и теперь?

– Верую.

– Раскрой рот твой.

Больной раскрыл. Батюшка с молитвою трижды дунул ему в горло и сказал:

– Через три дня приезжай ко мне в Кронштадт: поговеешь и причастишься.

И уехал. Как везти такого больного зимою в Кронштадт? На верную смерть?

Но больной приказал исполнять повеление батюшки. Его свозили и привезли…

– И после того, – закончил сын, – отец прожил еще двадцать пять лет.

Третий случай произошел в Париже в 1933 году, второго апреля. В одно воскресенье назначено было совершить крещение взрослой еврейки. Она выразила желание, чтобы это было сделано после Литургии в пустом храме… Ушли все. Осталось лишь духовенство да восприемники. Кроме них, я вижу еще двух женщин среднего возраста. “Вероятно, – думаю, – это знакомые крещаемой”. На всякий случай подхожу к ним и спрашиваю, не знакомые ли они этой еврейки? “Какой?”– “А вот которую мы будем крестить сейчас”. – “Мы даже и не знали об этом”.– “Почему же вы остались?” – “У нас есть свое дело к вам”. – “Ну, в таком случае подождите до конца крещения”. Перекрестили. Назвали Евфросинией. Одели ее. Увели. Я подошел к двум женщинам. И вот что они сообщили. Одна из них была жена казачьего генерала О. А другая – жена полковника: фамилию этой теперь забыл. А она в эту ночь видела необычайный сон.

Читайте также – Иоанн Кронштадтский — в присутствии Бога

Иоанн Кронштадтский. Рассказ о чудесах

– Я прежде была верующей, когда училась в гимназии. А потом – высшие курсы, товарищество: я сделалась “неверующей” без особых оснований, так себе! Потом – замужество, революция, эвакуация: не до веры. И я просто перестала интересоваться всем этим. И не мучилась. Но вот ныне вижу сон. Является ко мне какой-то священник с золотым крестом на груди, а рядом с ним старичок, весь в белом. Священник грозно говорит: “Я – отец Иоанн Кронштадтский, а это – отец Серафим Саровский”. Затем он строго сказал мне: – Ты совсем забыла Бога. Это – грешно! Воротись к вере опять. Иначе тебе будет плохо!” – и они исчезли. Я проснулась. Утром побежала вот к моей знакомой генеральше О. А она – верующая. И показала мне иконочку Серафима, а потом нашла и картинку отца Иоанна. Я их именно и видала во сне. Мы теперь просим вас прийти ко мне в квартиру и отслужить там молебен.

Я взял певца, Бр. Г., и тотчас же исполнил их просьбу.

Кроме этих случаев, я слышал десятки подобных рассказов об отце Иоанне, но забыл их, а записать в свое время – не записал.

Давно пришлось слышать рассказ, записанный самим отцом Иоанном в Дневнике. Как известно, он возвращался из Санкт-Петербурга в Кронштадт поздно; иногда чуть не к полуночи. После молитв ложился спать.

“Если ты хорошо помолишься, – советовал он в Дневнике, – то выгадаешь два-три часа хорошего сна”.

Утром, не позже трех часов, он уже вставал, чтобы прочитать утреннее правило к причащению. Книжка эта – как и вообще все в небольшой квартирке его – была всегда в определенном месте. Но на этот раз она точно пропала куда.

“Долго я искал ее напрасно. И вдруг я заметил, что за все это время совсем забыл о Боге. И, остановившись, сказал в себе: “Господи! Прости меня, что я из-за твари позабыл о Тебе, Творце!” И тотчас книжка нашлась”.

Больше я не буду выискивать в памяти моей чудес. Чудеса ведь совсем не главное свидетельство о высоте или святости человека.

Апостол Павел говорит коринфянам, что если я и чудеса творю, а любви не имею, – то я ничто. Так мне можно сказать: чудеса без святости – тоже ничто.

Самое главное чудо – это был сам отец Иоанн! Пройти такую жизнь, благодетельствовать своими молитвами, жить непрестанно в Боге – это высшее чудо!

И притом как прожить? Будучи в Париже, я однажды посетил русскую библиотеку в католическом монастыре. И там попался мне Дневник отца Иоанна. Начав читать его, я скоро наткнулся на запись его под Новый, 1898 год. Он пишет благодарения Богу за многое. А в конце написал слова, способные потрясти кого угодно: он благодарит Бога за непорочное житие свое!!! “За непорочное житие!”

Боже, Боже! Кто из нас мог бы дерзнуть даже не только сказать, но и подумать подобные слова?! Буквально никто. А он изрек и записал навеки… Сколько же ему тогда было лет? Уже – семьдесят!.. Вот это – чудо! Дожить до старости в “непорочности”.

Чудо и его богослужение, особенно ежедневные Литургии. Дело даже не в том лишь, что он служил их ежедневно, а в том, что он возрос духовно до этой церковной высоты – до Литургии. Литургия есть вершина и средоточие всего христианства, Литургия есть полнота и завершение всех прочих богослужений. И если кто дошел до этой вершины и жил ею (а не служил только), тот, значит, дошел до вершины Церковной жизни! Вот это еще более высокое чудо! Человек не только сохранился от грехов, но и дошел до высоты небесной, ибо отец Иоанн считал и называл Литургию “Небом на Земле”.

И если бы мы не знали ничего больше об отце Иоанне, как лишь об этой высоте его Литургического богослужения, и тогда мы могли бы сказать о нем: “Это был святой служитель Церкви Божией!”

Молитва Святому Праведному Иоанну Кронштадтскому

О великий чудотворче и предивный угодниче Божий, богоносне отче Иоанне! Призри на нас и внемли благосердно молению нашему, яко великих дарований сподоби тя Господь, да ходатаем и присным молитвенником за нас будеши. Се бо страстьми греховными обуреваеми и злобою снедаеми, заповеди Божия пренебрегохом, покаяния сердечного и слез воздыхания не принесохом, сего ради многим скорбем и печалем достойнем явихомся.

Ты же, отче праведный, велие дерзновение ко Господу и сострадание к ближним имея, умоли Всещедрого Владыку мира, да пробавит милость Свою на нас и потерпит неправдам нашим, не погубит нас грех ради наших, но время на покаяние милостивно нам дарует.

О святче Божий, помози нам веру Православную непорочно соблюсти и заповеди Божии благочестно сохранити, да не обладает нами всякое беззаконие, ниже посрамится Правда Божия в неправдах наших, но да сподобимся достигнуть кончины христианския, безболезненныя, непостыдныя, мирныя и Тайн Божиих причастныя.

Еще молим тя, отче праведне, о еже Церкви нашей Святей до скончания века утвержденной быти, Отечеству же нашему мир и пребывание испроси, от всех зол сохрани, да тако народи наши, Богом храними, в единомыслии веры и во всяком благочестии и чистоте, в лепоте духовнаго братства, трезвении и согласии свидетельствуют: яко с нами Бог! В Нем же и движемся и есмы, и пребудем во веки. Аминь.

Вы прочитали статью Святой Праведный Иоанн Кронштадтский. Узнать больше о деяниях святого Вы можете, прочитав другие статьи:

Источник: Святой Праведный Иоанн Кронштадтскийв воспоминаниях современников

www.pravmir.ru

Иоанн Кронштадтский

Иоанн Кронштадтский

Родился Иван настолько слабым, что родители, отец – пономарь Илия Михайлович, и мать – Феодора, решили окрестить младенца в тот же день, чтобы, не дай Бог, не умер некрещеным. Назвали мальчика Иваном. Вопрос о выборе профессии перед ним не стоял, как утверждает житие, все предки на протяжении более чем трехсот лет были священнослужителями. Так что будущее было предопределено – продолжать «трудовую династию».

Когда мальчику исполнилось десять лет, отец определил его в Архангельское приходское училище. И вот тут начались его мучения. Маленький Ваня оказался, как бы это сказать повежливее, несколько туповат. Он с трудом читал, плохо понимал пояснения, сам признавал, что «ничего не мог уразуметь из пройденного, не запоминал ничего из рассказанного». Но был очень старателен и очень хотел добиться успехов в учебе, о чем ночами истово молил Бога. И молитва помогла совершить невероятное. Позже он писал о том, как мучился и молился: «Такая тоска на меня напала, я упал на колени и принялся горячо молиться. Не знаю, долго ли пробыл я в таком положении, но вдруг что-то точно потрясло меня всего. У меня точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове, и мне ясно представился учитель того дня, его урок; я вспомнил даже, о чем и что он говорил, и легко, радостно так стало на душе, никогда не спал я так покойно, как в ту ночь. Тут засветало, я вскочил с постели, схватил книги, и о счастье! читать стало гораздо легче, понимаю все, а то, что прочитал, не только все помнил, но хоть сейчас и рассказать могу. В короткое время я продвинулся настолько, что перестал уже быть последним учеником. Чем дальше, тем лучше успевал я в науках, и к концу курса одним из первых был переведен в семинарию».

Успехи юноши отметили наставники и в 1851 году направили его в Петербургскую духовную академию. Иоанн хотел стать монахом, готовился к миссионерству, собираясь ехать в Китай или Америку. Но однажды во сне увидел себя священником, справляющим службу в незнакомом соборе. Посчитав этот сон за знамение, Иоанн выбирает сан священника.

За год до окончания академии он венчается с Елизаветой Несвитской, дочерью протоиерея из Кронштадта. В 1855 году, окончив Академию, защищает кандидатскую диссертацию «О кресте Христовом в обличение мнимых старообрядцев». 10 декабря 1855 года Христофором, епископом Ревельским, Иоанн рукоположен в дьяконы и почти сразу же в священники. Местом его службы становится Андреевский собор города-крепости Кронштадт.

Это величественное строение, созданное Андреяном Захаровым по подобию Адмиралтейства в Петербурге, неизменно восхищает современников. Поскольку этот прекрасный собор, посвященный Андрею Первозванному, стал первым и единственным местом служения отца Иоанна, коротко коснемся его истории.

В 1717 году император Петр I заложил в Кронштадте, возле Петровских доков, первый собор в честь апостола Андрея Первозванного, святого покровителя России и флота. Деревянный собор был выстроен предположительно по проекту Э. Лейна.

20 июня 1805 года в присутствии императора Александра I был заложен каменный Андреевский собор, возводившийся по проекту талантливого архитектора Андреяна Захарова, Главных Адмиралтейств архитектора, автора проектов застройки Васильевского острова и Кронштадта. Но сами эти проекты, увы, не сохранились. В 1817 году храм был освящен.

В этом храме и предстояло служить отцу Иоанну.

В то время Кронштадт был местом ссылки. Здесь, в ремонтных мастерских, в порту, трудилось множество чернорабочих, не нашедших заработков в Петербурге, либо уволенных с «волчьими билетами» за пьянку, дебоши и прогулы. Жили бедно, даже убого, ютились в самодельных хибарах либо в холодных бараках. Работали много и тяжело, жили грязно и скверно – в беспробудном пьянстве и безысходной нужде.

Отец Иоанн сразу пошел именно к ним, обездоленным и нуждающимся. Он помогал, как мог, раздавал деньги, ухаживал за больными, терпеливо беседовал, наставляя на путь истинный.

Поначалу в народе его приняли настороженно, недоверчиво и даже насмешливо – ходит чудной поп по трущобам, деньги раздает, с больными возится. Поначалу действительно, романтически и возвышенно настроенный отец Иоанн раздавал все, что получал. Однажды его епархиальное начальство вынуждено было распорядиться не выдавать ему на руки заработанные деньги, поскольку он все их раздает, а потом сам голодает. Большой народной любви его походы «в люди» не вызвали, скорее наоборот – одно время его даже прозвали юродивым.

В 1857 году отца Иоанна пригласили в Кронштадтское городское училище преподавать Закон Божий. В 1862 году подобное предложение поступило от классической гимназии Кронштадта, в которой отец Иоанн получил возможность преподавать детям до самых старших классов, до зрелого возраста.

К преподаванию он отнесся весьма ответственно и с радостью, как сам признавался, вступил в школу, как «делатель в питомник душ».Он был убежден, что главная цель – создать прочный духовный фундамент, основу, на которой впоследствии можно будет возводить здание разумного понимания жизни. Он постоянно подчеркивал, что важно не количество знаний, а прочность усвоенного. И даже не столько усвоенного, сколько освоенного, осмысленного.

«Душа человеческая по природе проста, – так писал отец Иоанн, – и все простое легко усвояет себе, обращает в свою жизнь и сущность, а все хитросплетенное отталкивает от себя, как не свойственное ее природе, как бесполезный сор. Мы все учились. Что же осталось в нашей душе из всех наук? Что врезалось неизгладимо в сердце и память? Не с детской ли простотой преподанные истины? Не сором ли оказалось все, что было преподано искусственно, безжизненно? Не напрасно ли потрачено время на слишком мудрые уроки? Так – это всякий из нас испытал на себе. Значит, тем осязательнее всякий должен убедиться в необходимости простого преподавания, особенно малым детям. Не в том сила, чтобы преподать много, а в том, чтобы преподать немного, но существенно нужное для ученика в его положении».

Отец Иоанн дорожил каждым учеником. Бывали случаи, когда он просил гимназическое начальство отдать «уволенного из обучения раба» ему под личную ответственность. И тщательно занимался воспитанием души таких, как сейчас говорят, трудных подростков.

Но вскоре он понял, что на одно жалование священника всех голодных и нищих не прокормишь, а в одной школе всех добру не научишь. И в 1872 году через газету «Кронштадтский вестник» отец Иоанн обращается с эмоциональными воззваниями к жителям города, призывая сообща помочь бедным и бездомным. Священнику удалось найти действенные слова и организовать сбор средств. На собранные деньги под руководством отца Иоанна начинается возведение Дома Трудолюбия, строительство которого заканчивается в 1882 году.

Дом Трудолюбия – это грандиозный проект отца Иоанна, не просто некое здание, это общее название ряда благотворительных учреждений (со временем их стало двадцать пять), созданных при непосредственном его участии. В Доме были обустроены и активно действовали рабочие мастерские, женские мастерские, вечерние курсы труда, на которых можно было получить специальность, школа, детский сад, приют для сирот, народная столовая, в которой можно было пообедать за мизерную плату, были и бесплатные обеды для нищих и бездомных. При Доме Трудолюбия существовала библиотека, воскресная школа для рабочих, бесплатная лечебница. В 1888 году на средства, собранные отцом Иоанном, и на его личные сбережения был построен ночлежный дом, в 1891 году – странноприимный дом. В этих заведениях кронштадтские бездомные находили ночлег от выдувающих душу ледяных ветров с Балтики, больные и одинокие престарелые – приют и уход, а безработные – возможность заработать. И не надо думать, что при Доме Трудолюбия существовали кустарные мастерские, в которых за гроши строгали табуретки. Для примера, только в пеньковой мастерской в 1890 году работало шестнадцать тысяч человек!

Объединить людей на доброе дело – дорогого стоит. Из лоскутков одно одеяло сшить можно, а на всех не сошьешь – лоскутков не хватит, как и одной зарплаты священника на всех страждущих. Надо ли говорить, что спасший сотни людей от гибели, давший приют нищим, накормивший голодных, отец Иоанн стал пользоваться в Кронштадте невероятной популярностью. К тому же он виртуозно владел словом, был исключительно эмоционален, потому проповеди его всегда собирали множество прихожан, на них ходило все больше и больше народа.

После 1880 года слава об отце Иоанне из Кронштадта пересекла свинцовые воды Балтики, достигла града Петрова и распространилась по всей России. Что произошло?

Произошло вот что – отец Иоанн обрел чудесный дар исцеления.

Набожный сановник из Петербурга тяжело заболел – два года не вставал с постели, все приглашенные врачи были бессильны. Наслышанный от родственников об отце Иоанне из Кронштадта, сановник пригласил его к себе с просьбой помолиться за него, облегчив тем самым страдания. Отец Иоанн приехал, помолился, а после молитвы сказал больному:

– Я помолился, а теперь вставай, будем молиться вместе!

И больной неожиданно для всех. встал.

Другой случай известен со слов медицинского светила, профессора Сергея Петровича Боткина. Он рассказывал, что в 1882 году пытался лечить княжну З. Н. Шаховскую, находившуюся в безнадежном состоянии, – у нее было общее заражение крови. Во сне она увидела отца Иоанна, на проповедях которого раньше бывала. Она рассказала о своем сне отцу и профессору. Профессор Боткин на следующий день встретил отца Иоанна и попросил его помолиться за здоровье княжны. Отец Иоанн обещал и выполнил свое обещание. На следующий день он сам приехал к княжне, причастил ее как умирающую. После этого княжна, страдавшая жестокой бессонницей, тут же уснула и спала долго, проснулась она совершенно здоровой и прожила до глубокой старости.

В житии отца Иоанна Кронштадтского описано много чудесных случаев исцеления больных его молитвами: либо в его присутствии, либо заочно.

Естественно, слава о священнике, исцеляющем даже на расстоянии, мгновенно разлетелась по всей России. Кронштадт наполнился паломниками, ежегодно приезжали до двадцати тысяч человек, а позже и до восьмидесяти тысяч. Ежедневные службы Всероссийского Пастыря собирали по четыре-пять тысяч человек. По большим праздникам собор вмещал до десяти тысяч молящихся, как и храм Христа Спасителя. В конце XIX – начале XX века Андреевский собор был самым посещаемым храмом России.

Имя отца Иоанна, прозванного Кронштадтским, стало известно всей России. Он был настолько популярен, что его проповеди и беседы тут же печатались большими тиражами и моментально расходились по всей империи.

В 1859 году в Петербурге вышли его «Катехизические беседы» с общедоступным изложением христианского вероучения, ставшие очень популярными. Огромной известностью пользовался дневник отца Иоанна, публиковавшийся под названием «Моя жизнь во Христе, или Минуты духовного трезвения и созерцания, благоговейного чувства, душевного исправления и покоя в Боге».

Воистину невероятно терпение и трудолюбие не отличавшегося физической крепостью отца Иоанна. Но сила духовная, двигавшая им, совершала чудеса. Казалось, он успевал всюду: многочасовые службы в храме, преподавание в гимназии, в воскресной школе, дела попечительские. Он много писал, на протяжении многих лет вел ежедневный дневник.

У отца Иоанна открылся еще один чудесный дар – исцелять, благословляя предметы, даже телеграммы. К ежедневным паломникам прибавились телеграммы и письма со всех уголков России. Писем и телеграмм было такое огромное количество, что пришлось открыть специальное почтовое отделение для переписки отца Иоанна.

Неутомимый труженик, он просыпался в три часа утра, молился и отправлялся в собор, служить литургию. Паломники встречали его на всем протяжении пути от дома до храма. Отец Иоанн всегда любил литургию. Особое внимание он уделял покаянию, предшествовавшему литургии, утверждая, что путь к очищению лежит через покаяние. Но в храме собиралось столько народа, что физически невозможно было исповедать каждого по отдельности. И отец Иоанн обратился к духовным властям с просьбой разрешить общую исповедь. Оговорюсь сразу, мне лично это до сих пор непонятно, поскольку тайна исповеди служит залогом искренности исповедуемого и является одним из таинств церкви. Хотя в протестантской церкви испокон веков существует прилюдная исповедь-покаяние.

Одну такую массовую исповедь описал присутствовавший на ней игумен Константин:

«Перед началом исповеди отец Иоанн обращался к кающимся с призывом: грешники и грешницы, подобные мне! Вы пришли в храм сей, чтобы принести Господу Иисусу Христу, Спасителю нашему, покаяние в грехах и потом приступить к Тайнам. Приготовились ли вы к восприятию столь великого Таинства? Знаете ли, что великий ответ несу я пред Престолом Всевышнего, если вы приступите не приготовившись? Знаете ли, что вы каетесь не мне, а Самому Господу, Который невидимо присутствует здесь? Тело и Кровь Которого в настоящую минуту находится на Престоле?

Приготовив так молящихся, отец Иоанн начинал сам от лица народа и к нему, обратившись лицом, читать покаянные молитвы… Должным образом подготовив народ, отец Иоанн возглашал громким голосом: кайтесь! Тут стало твориться что-то невероятное. Вопли, крики, устное исповедание тайных грехов. Никто не замечал соседа, каждый думал только о себе.

Отец Иоанн в это время стоял, облокотившись на аналой, и молился. Молился и плакал – так плакал, что слезы лились градом.

– Там, в том углу, вы должны еще покаяться! – неожиданно восклицал он, выпрямившись и указывая пальцем в западную сторону собора. И в ответ начинают литься оттуда с необыкновенной страстью вопли покаяния…

Иногда отец Иоанн уходил в алтарь и там молился, склонившись пред престолом и положив на него голову. Батюшка, наконец, выходит снова на амвон. Пот катится по его лицу.

Отец Иоанн простирает епитрахиль над народом и читает разрешительную молитву. Исповедь кончена. Со всех сторон слышны еще сдержанные вздохи, рыдания и стоны – зарницы после разрешившейся и пронесшейся очистительной грозы.»

Получая со всех концов России большие пожертвования, отец Иоанн употреблял их на благотворительность. Но Всероссийский Пастырь не зря был так назван – он пекся не только о Кронштадте, – на собранные им средства и при его помощи были основаны монастыри: Иоанно-Богословский в Архангельской епархии, Воронцовско-Благовещенский в Псковской епархии, Леушинский женский в Новгородской епархии с подворьем в Петербурге и храмом Святого Апостола Иоанна Богослова, Вауловский скит в Ярославской губернии и ряд других храмов в России.

Осенью 1894 года отца Иоанна приглашают к императору. Александр III тяжело болен, вызванный из Берлина профессор Лейден нашел у него серьезную болезнь почек – нефрит. Как писал Георгий Чулков: «И вот, оказывается, у самодержцев болят почки, горлом идет кровь. Ноги у царя опухли. Дышать трудно. Он похудел. Виски и щеки провалились, весь он осунулся. Одни уши торчат».

Александра III мучают постоянные, непрекращающиеся боли. Приезды отца Иоанна стали для государя настоящими часами отдохновения: присутствие священника приносит ему видимое облегчение. Отец Иоанн приезжает после службы, сидит возле кровати императора и тихо читает молитвы, положив руку на голову больному. Так он может сидеть часами, ночь напролет.

Врачи требуют увезти царя на юг, на свежий воздух. Его перевозят в Ялту, в Малый Ливадийский дворец. Отец Иоанн следует за императором. Теперь он вообще не отходит от него, царю становится лучше только тогда, когда отец Иоанн накладывает ему на голову руки. 20 октября 1894 года государь умер буквально на руках Иоанна Кронштадтского.

Отец Иоанн был отнюдь не робкой овечкой, а настоящим пастырем, умеющим, когда надо, защищать и направлять свою паству. В тщедушном теле скрывался яростный, порой даже воинственный, дух борца, прорывавшийся в его проповедях и посланиях. С амвона и со страниц газет и журналов он обличал неверие, богоборчество, сектантство. Вера его была безгранична и порой доходила до фанатизма. Именно он стал одним из инициаторов осуждения церковью графа Льва Николаевича Толстого, обличая его как антицерковника и безбожника, упрекая в избалованном барстве. Отец Иоанн обрушивался на него в печати, опубликовав ряд статей и брошюр. Среди них: «Против графа Льва Н. Толстого, других еретиков и сектантов нашего времени и раскольников», СПБ, 1902; «О душепагубном еретичестве гр. Л. Н. Толстого», СПБ, 1905.

Во время революции 1905–1907 годов Иоанн Кронштадтский осудил восставших, посылал проклятия на рабочих, взявших в руки оружие. В этот период он обличал «бесноватый нигилизм», «безумное безбожие», грозившие утащить Россию на дно пропасти. Был активным членом «Союза русского народа».

В последние годы жизни он предчувствовал и предвидел грядущие, тяжелые для России и всего народа русского, испытания и пытался предупредить, предостеречь паству.

Во многих проповедях он говорил, что безверие – прямой путь к погибели, всякое покушение на власть царя, данную от Бога, покушение на веру православную. «Россия, если отпадешь от своей веры, как уже отпали от нее многие интеллигенты, то не будешь уже Россией, или Русью святой. И если не будет покаяния у народа русского, конец мира близок. Бог отнимет благочестивого царя и пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозваных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами».

О предвидении суровых времен говорят и многие пророчества отца Иоанна, сделанные в эти годы.

«Царь у нас праведной и благочестивой жизни, Богом послан ему тяжелый крест страданий, как своему избраннику и любимому чаду, как сказано тайновидцем судеб Божиих: «Кого я люблю, тех обличаю и наказываю»».

Многие прихожане вспоминали потом, как Иоанн Кронштадтский предсказывал, что «уже близко время, что разделится народ на партии, восстанет брат на брата, сын на отца и отец на сына и прольется много крови на русской земле. Часть русского народа будет изгнана из пределов России, изгнанники вернутся в свои родные края, но не так скоро, своих мест не узнают и не будут ведать, где их родные похоронены».

В июле 1894 года, во время посещения Ставрополя, после службы в Троицком соборе кто-то из огромной толпы спросил, понравился ли ему город. Отец Иоанн ответил:

– Город ваш хороший, но он будет затоплен водой.

В 1913 году пророчество вспомнили, когда Самарское техническое общество взялось за обсуждение проекта Р. М. Кржижановского о сооружении плотины и электростанции на Волге. И в 1955 году пророчество сбылось: возвели Волжскую ГРЭС, перекрыли великую реку, и Ставрополь, а с ним и десятки сел и деревень, ушли на дно водохранилища.

Иоанн Кронштадтский. Продолжение →

Главная → История & Пророчества

prophecies.ru

Праведный Иоа́нн Кронштадтский, пресвитер

Свя­тый пра­вед­ный отец наш Иоанн, Крон­штадт­ский чу­до­тво­рец, ро­дил­ся 19 ок­тяб­ря 1829 го­да в се­ле Су­ра Пи­неж­ско­го уез­да Ар­хан­гель­ской гу­бер­нии – на да­ле­ком се­ве­ре Рос­сии, в се­мье бед­но­го сель­ско­го дьяч­ка Илии Сер­ги­е­ва и же­ны его Фе­о­до­ры. Но­во­рож­ден­ный ка­зал­ся столь сла­бым и бо­лез­нен­ным, что ро­ди­те­ли по­спе­ши­ли тот­час же окре­стить его, при­чем на­рек­ли его Иоан­ном в честь пре­по­доб­но­го Иоан­на Рыль­ско­го, в тот день Св. Цер­ко­вью празд­ну­е­мо­го. Вско­ре по­сле Кре­ще­ния мла­де­нец Иоанн сталь за­мет­но по­прав­лять­ся. Бла­го­че­сти­вые ро­ди­те­ли, при­пи­сав это бла­го­дат­но­му дей­ствию св. Та­ин­ства Кре­ще­ния, ста­ли с осо­бою рев­но­стью на­прав­лять его мысль и чув­ство к Бо­гу, при­учая его к усерд­ной до­маш­ней и цер­ков­ной мо­лит­ве. Отец с ран­не­го дет­ства по­сто­ян­но брал его в цер­ковь и тем вос­пи­тал в нем осо­бен­ную лю­бовь к бо­го­слу­же­нию.

Жи­вя в су­ро­вых усло­ви­ях край­ней ма­те­ри­аль­ной нуж­ды, от­рок Иоанн ра­но по­зна­ко­мил­ся с без­от­рад­ны­ми кар­ти­на­ми бед­но­сти, го­ря, слез и стра­да­ний. Это сде­ла­ло его со­сре­до­то­чен­ным, вдум­чи­вым и за­мкну­тым в се­бе и, вме­сте с тем, вос­пи­та­ло в нем глу­бо­кое со­чув­ствие и со­стра­да­тель­ную лю­бовь к бед­ня­кам. Не увле­ка­ясь свой­ствен­ны­ми дет­ско­му воз­рас­ту иг­ра­ми, он, но­ся по­сто­ян­но в серд­це сво­ем па­мять о Бо­ге, лю­бил при­ро­ду, ко­то­рая воз­буж­да­ла в нем уми­ле­ние и пре­кло­не­ние пред ве­ли­чи­ем Твор­ца вся­кой тва­ри.

На ше­стом го­ду от­рок Иоанн при по­мо­щи от­ца на­чал учить­ся гра­мо­те. Но гра­мо­та вна­ча­ле пло­хо да­ва­лась маль­чи­ку. Это его пе­ча­ли­ло, но это же по­двиг­ло и на осо­бен­но го­ря­чие мо­лит­вы к Бо­гу о по­мо­щи. Ко­гда отец его, со­брав по­след­ние сред­ства от ску­до­сти сво­ей, от­вез его в Ар­хан­гель­ское при­ход­ское учи­ли­ще, он, осо­бен­но ост­ро по­чув­ство­вав там свое оди­но­че­ство и бес­по­мощ­ность, все уте­ше­ние свое на­хо­дил толь­ко в мо­лит­ве. Мо­лил­ся он ча­сто и пла­мен­но, го­ря­чо про­ся у Бо­га по­мо­щи. И вот по­сле од­ной из та­ких го­ря­чих мо­литв, но­чью, маль­чи­ка вдруг точ­но по­тряс­ло все­го, "точ­но за­ве­са спа­ла с глаз, как буд­то рас­крыл­ся ум в го­ло­ве", "лег­ко и ра­дост­но так ста­ло на ду­ше": ему яс­но пред­ста­вил­ся учи­тель то­го дня, его урок, он вспом­нил да­же, о чем и что он го­во­рил. Чуть за­свет­ле­ло, он вско­чил с по­сте­ли, схва­тил кни­ги – и, о сча­стие! Он стал чи­тать го­раз­до луч­ше, стал хо­ро­шо по­ни­мать все и за­по­ми­нать про­чи­тан­ное.

С той по­ры от­рок Иоанн стал от­лич­но учить­ся: од­ним из пер­вых окон­чил учи­ли­ще, пер­вым окон­чил Ар­хан­гель­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию и был при­нят на ка­зен­ный счет в С.-Пе­тер­бург­скую Ду­хов­ную Ака­де­мию.

Еще учась в се­ми­на­рии, он ли­шил­ся неж­но лю­би­мо­го им от­ца. Как лю­бя­щий и за­бот­ли­вый сын, Иоанн хо­тел бы­ло пря­мо из се­ми­на­рии ис­кать се­бе ме­сто диа­ко­на или пса­лом­щи­ка, чтобы со­дер­жать остав­шу­ю­ся без средств к су­ще­ство­ва­нию ста­руш­ку-мать. Но она не по­же­ла­ла, чтобы сын из-за нее ли­шил­ся выс­ше­го ду­хов­но­го об­ра­зо­ва­ния, и на­сто­я­ла на его по­ступ­ле­нии в ака­де­мию.

По­сту­пив в ака­де­мию, мо­ло­дой сту­дент не оста­вил свою мать без по­пе­че­ния: он вы­хло­по­тал се­бе в ака­де­ми­че­ском прав­ле­нии кан­це­ляр­скую ра­бо­ту и весь по­лу­чав­ший­ся им скуд­ный за­ра­бо­ток пол­но­стью от­сы­лал ма­те­ри.

Учась в ака­де­мии, Иоанн пер­во­на­чаль­но скло­нял­ся по­свя­тить се­бя мис­си­о­нер­ской ра­бо­те сре­ди ди­ка­рей Си­би­ри и Се­вер­ной Аме­ри­ки. Но Про­мыс­лу Бо­жию угод­но бы­ло при­звать его к ино­го ро­да пас­тыр­ской де­я­тель­но­сти. Раз­мыш­ляя од­на­жды о пред­сто­я­щем ему слу­же­нии Церк­ви Хри­сто­вой во вре­мя уеди­нен­ной про­гул­ки по ака­де­ми­че­ско­му са­ду, он, вер­нув­шись до­мой, за­снул и во сне уви­дел се­бя свя­щен­ни­ком, слу­жа­щим в крон­штадт­ском Ан­дре­ев­ском со­бо­ре, в ко­то­ром в дей­стви­тель­но­сти он ни­ко­гда еще не был. Он при­нял это за ука­за­ние свы­ше. Ско­ро сон сбыл­ся с бук­валь­ной точ­но­стью. В 1855 го­ду, ко­гда Иоанн Сер­ги­ев окон­чил курс ака­де­мии со сте­пе­нью кан­ди­да­та бо­го­сло­вия, ему пред­ло­же­но бы­ло всту­пить в брак с до­че­рью про­то­и­е­рея крон­штадт­ско­го Ан­дре­ев­ско­го со­бо­ра К. Несвит­ско­го Ели­са­ве­тою и при­нять сан свя­щен­ни­ка для слу­же­ния в том же со­бо­ре. Вспом­нив свой сон, он при­нял это пред­ло­же­ние.

12 де­каб­ря 1855 го­да со­вер­ши­лось его по­свя­ще­ние в свя­щен­ни­ка. Ко­гда он впер­вые во­шел в крон­штадт­ский Ан­дре­ев­ский со­бор, он оста­но­вил­ся по­чти в ужа­се на его по­ро­ге: это был имен­но тот храм, ко­то­рый за­дол­го до то­го пред­став­лял­ся ему в его дет­ских ви­де­ни­ях. Вся осталь­ная жизнь о. Иоан­на и его пас­тыр­ская де­я­тель­ность про­те­ка­ла в Крон­штад­те, по­че­му мно­гие за­бы­ва­ли да­же его фа­ми­лию "Сер­ги­ев" и на­зы­ва­ли его "Крон­штадт­ский", да и сам он неред­ко так под­пи­сы­вал­ся.

Брак о. Иоан­на, ко­то­рый тре­бо­вал­ся обы­ча­я­ми на­шей Церк­ви для иерея, про­хо­дя­ще­го свое слу­же­ние в ми­ру, был толь­ко фик­тив­ный, нуж­ный ему для при­кры­тия его са­мо­от­вер­жен­ных пас­тыр­ских по­дви­гов: в дей­стви­тель­но­сти он жил с же­ной, как брат с сест­рой. "Счаст­ли­вых се­мей, Ли­за, и без нас мно­го. А мы с то­бою да­вай по­свя­тим се­бя на слу­же­ние Бо­гу", – так ска­зал он сво­ей жене в пер­вый же день сво­ей брач­ной жиз­ни, до кон­ца дней сво­их оста­ва­ясь чи­стым дев­ствен­ни­ком.

Хо­тя од­на­жды о. Иоанн и го­во­рил, что он не ве­дет ас­ке­ти­че­ской жиз­ни, но это, ко­неч­но, ска­за­но бы­ло им лишь по глу­бо­ко­му сми­ре­нию. В дей­стви­тель­но­сти, тща­тель­но скры­вая от лю­дей свое по­движ­ни­че­ство, о. Иоанн был ве­ли­чай­шим ас­ке­том. В ос­но­ве его ас­ке­ти­че­ско­го по­дви­га ле­жа­ла непре­стан­ная мо­лит­ва и пост. Его за­ме­ча­тель­ный днев­ник "Моя жизнь во Хри­сте" яр­ко сви­де­тель­ству­ет об этой его ас­ке­ти­че­ской борь­бе с гре­хов­ны­ми по­мыс­ла­ми, этой "неви­ди­мой бра­ни", ко­то­рую за­по­ве­ду­ют всем ис­тин­ным хри­сти­а­нам древ­ние ве­ли­кие от­цы-по­движ­ни­ки. Стро­го­го по­ста, как ду­шев­но­го, так и те­лес­но­го, тре­бо­ва­ло есте­ствен­но от него и еже­днев­ное со­вер­ше­ние Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, ко­то­рое он по­ста­вил се­бе за пра­ви­ло.

При пер­вом же зна­ком­стве со сво­ей паст­вой о. Иоанн уви­дел, что здесь ему пред­сто­ит не мень­шее по­ле для са­мо­от­вер­жен­ной и пло­до­твор­ной пас­тыр­ской де­я­тель­но­сти, неже­ли в да­ле­ких язы­че­ских стра­нах. Без­ве­рие, ино­ве­рие и сек­тант­ство, не го­во­ря уже о пол­ном ре­ли­ги­оз­ном ин­диф­фе­рен­тиз­ме, про­цве­та­ли тут. Крон­штадт был ме­стом адми­ни­стра­тив­ной вы­сыл­ки из сто­ли­цы раз­ных по­роч­ных лю­дей. Кро­ме то­го, там мно­го бы­ло чер­но­ра­бо­чих, ра­бо­тав­ших глав­ным об­ра­зом в пор­ту. Все они юти­лись по боль­шей ча­сти в жал­ких ла­чу­гах и зем­лян­ках, по­про­шай­ни­ча­ли и пьян­ство­ва­ли. Го­род­ские жи­те­ли нема­ло тер­пе­ли от этих мо­раль­но опу­стив­ших­ся лю­дей, по­лу­чив­ших на­зва­ние "по­сад­ских". Но­чью не все­гда без­опас­но бы­ло прой­ти по ули­цам, ибо был риск под­верг­нуть­ся на­па­де­нию гра­би­те­лей.

Вот на этих-то, ка­за­лось, нрав­ствен­но по­гиб­ших лю­дей, пре­зи­ра­е­мых все­ми, и об­ра­тил свое вни­ма­ние ис­пол­нен­ный ду­ха под­лин­ной Хри­сто­вой люб­ви наш ве­ли­кий пас­тырь. Сре­ди них-то он и на­чал див­ный по­двиг сво­е­го са­мо­от­вер­жен­но­го пас­тыр­ско­го де­ла­ния. Еже­днев­но стал он бы­вать в их убо­гих жи­ли­щах, бе­се­до­вал, уте­шал, уха­жи­вал за боль­ны­ми и по­мо­гал им ма­те­ри­аль­но, раз­да­вая все, что имел, неред­ко воз­вра­ща­ясь до­мой раз­де­тым и да­же без са­пог. Эти крон­штадт­ские "бо­ся­ки", "по­дон­ки об­ще­ства", ко­то­рых о. Иоанн си­лою сво­ей со­стра­да­тель­ной пас­тыр­ской люб­ви опять де­лал людь­ми, воз­вра­щая им утра­чен­ный ими бы­ло че­ло­ве­че­ский об­раз, пер­вы­ми "от­кры­ли" свя­тость о. Иоан­на. И это "от­кры­тие" очень быст­ро вос­при­ня­ла за­тем вся ве­ру­ю­щая на­род­ная Рос­сия.

Необык­но­вен­но тро­га­тель­но рас­ска­зы­ва­ет об од­ном из та­ких слу­ча­ев ду­хов­но­го воз­рож­де­ния бла­го­да­ря о. Иоан­ну один ре­мес­лен­ник: "Мне бы­ло то­гда го­дов 22–23. Те­перь я ста­рик, а пом­ню хо­ро­шо, как ви­дел в пер­вый раз ба­тюш­ку. У ме­ня бы­ла се­мья, двое де­ти­шек. Я ра­бо­тал и пьян­ство­вал. Се­мья го­ло­да­ла. Же­на по­ти­хонь­ку по ми­ру сби­ра­ла. Жи­ли в дрян­ной ко­нур­ке. При­хо­жу раз не очень пья­ный. Ви­жу, ка­кой-то мо­ло­дой ба­тюш­ка си­дит, на ру­ках сы­ниш­ку дер­жит и что-то ему го­во­рит лас­ко­во. Ре­бе­нок се­рьез­но слу­ша­ет. Мне все ка­жет­ся, ба­тюш­ка был, как Хри­стос на кар­тин­ке "Бла­го­сло­ве­ние де­тей". Я бы­ло ру­гать­ся хо­тел: вот, мол, шля­ют­ся... да гла­за ба­тюш­ки лас­ко­вые и се­рьез­ные ме­ня оста­но­ви­ли: стыд­но ста­ло... Опу­стил я гла­за, а он смот­рит – пря­мо в ду­шу смот­рит. На­чал го­во­рить. Не смею пе­ре­дать все, что он го­во­рил. Го­во­рил про то, что у ме­ня в ка­мор­ке рай, по­то­му что где де­ти, там все­гда и теп­ло и хо­ро­шо, и о том, что не нуж­но этот рай ме­нять на чад ка­бац­кий. Не ви­нил он ме­ня, нет, все оправ­ды­вал, толь­ко мне бы­ло не до оправ­да­ния. Ушел он, я си­жу и мол­чу... Не пла­чу, хо­тя на ду­ше так, как пе­ред сле­за­ми. Же­на смот­рит... И вот с тех пор я че­ло­ве­ком стал..."

Та­кой необыч­ный пас­тыр­ский по­двиг мо­ло­до­го пас­ты­ря стал вы­зы­вать на­ре­ка­ния и да­же на­пад­ки на него со всех сто­рон. Мно­гие дол­го не при­зна­ва­ли ис­крен­но­сти его на­стро­е­ния, глу­ми­лись над ним, кле­ве­та­ли на него уст­но и пе­чат­но, на­зы­ва­ли его юро­ди­вым. Од­но вре­мя епар­хи­аль­ное на­чаль­ство вос­пре­ти­ло да­же вы­да­

azbyka.ru

ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ - Древо

Св. Иоанн Кронштадтский
Иоанн Ильич Сергиев, Кронштадтский (1829 - 1908), протоиерей, праведный

Память 20 декабря, 1 июня в день прославления, в Соборах Архангельских, Санкт-Петербургских и Эстонских святых

Родился 19 октября 1829 года в семье бедного псаломщика села Суры Пинежского уезда Архангельской губернии. При крещении был наречен Иоанном в честь преподобного Иоанна Рыльского, покровителя Болгарии. Уже в детстве ему была свойственна особая чуткость к проявлениям духовного мира: в шестилетнем возрасте Иоанн сподобился явления своего Ангела-Хранителя. Грамота вначале давалась ему с трудом, как и преподобному Сергию Радонежскому, - и точно так же, как и преподобный, по молитве отрок Иоанн обрёл способности к учению.

В 1851 году окончил Архангельскую духовную семинарию, а в 1855 году - Петербургскую духовную академию. Тогда же он вступил в брак с дочерью протоиерея Константина Несвицкого Елизаветой и вскоре стал священником, - 12 декабря 1855 года отец Иоанн совершил свое первое священническое служение в Свято-Андреевском соборе города Кронштадта. С этого времени отец Иоанн начинает неустанную проповедь в храме и в частных домах, постоянно занимается делами благотворительности, преподает в гимназии, учреждает в Кронштадте "Дом трудолюбия" для бедняков.

В январе 1899 года при Иоанно-Предтеченском храме "Общества религиозно-нравственного просвещения" на Выборгской стороне было основано "Иоанно-Предтеченское братство трезвости". В том же году он основал женскую монашескую общину, которая в 1900 году была преобразована в Сурский Иоанно-Богословский общежительный женский монастырь.

Слава о нем как о знаменитом пастыре, проповеднике и чудотворце (известно огромное число совершенных им исцелений) быстро рапространилась повсюду; в Кронштадт потянулись десятки тысяч богомольцев. "Всероссийский батюшка" (как называли отца Иоанна) сам постоянно путешествовал по стране, посещая самые глухие ее уголки. Почти ежедневно отец Иоанн совершал Божественную Литургию, призывая свою паству как можно чаще причащаться Святых Христовых Тайн. Его имя стало известным и уважаемым в православном мире также благодаря изданию им своих духовных дневников (наиболее известна его книга "Моя жизнь во Христе").

19 ноября 1907 году первым среди священников вступил в "Союз русского народа".

Св. Иоанн Кронштадтский
В ноябре 1908 года тяжело заболел и стал готовиться к кончине. 10 декабря того года всероссийский пастырь отслужил свою последнюю Литургию и в последующие дни причащался дома.

Скончался 20 декабря 1908 года в 7:40 утра. Его похороны состоялись при совместном молении множества епископов, священников и стотысячной народной толпы.

Мощи праведника почивают в нижнем храме Свято-Иоанновского женского монастыря "на Карповке", который он в свое время основал.

Канонизация праведного Иоанна в Русской Православной Церкви состоялась 14 июня 1990 года.

В 2018 году его имя было внесено в список Собора святых Архангельской митрополии [1].

Молитвословия

Тропарь, глас 1

Православныя веры поборниче. / Земли Российския печальниче, / пастырем правило и образе верным, / покаяния и жизни во Христе проповедниче. / Божественных таин благоговейный служителю / и дерзновенный о людех молитвенниче, / отче праведный Иоанне, / целителю и предивный чудотворче, / граду Кронштадту похвало / и церкви нашея украшение, / моли всеблагаго Бога / умирити мир и спасти души наша.

Ин тропарь, глас 4

Росси́йския земли́ па́стырь до́брый показа́лся еси́, / в служе́нии пресви́терстем жизнь во Христе́ стяжа́в, богому́дре о́тче Иоа́нне. / Благода́ть изоби́льную от Влады́ки Христа́ прия́л еси́: / неду́ги отгоня́ти, / малоду́шныя утеша́ти, / в Та́йне Пречи́стаго Те́ла и Кро́ве ве́рныя со Христо́м соединя́ти. / Сего́ ра́ди восхваля́ем тя,/ я́ко моли́твенника о душа́х на́ших.

Ин тропарь, глас тойже

Со апо́столы изы́де веща́ние твое́ в концы́ вселе́нныя,/ с испове́дники стpа́дания за Хpиста́ пpетеpпе́л еси́,/ святи́телем уподо́бился еси́ Сло́ва пpопове́данием,/ с пpеподо́бными во благода́ти Бо́жией пpосия́л еси́./ Сего́ pа́ди вознесе́ Госпо́дь бе́здну смиpе́ния твоего́ пpевы́ше небе́с,/ и даpова́ нам и́мя твое́ во исто́чник пpеди́вных чуде́с./ Те́мже во Хpисте́ во ве́ки живы́й, чудотво́pче,/ любо́вию ми́луй су́щия в беда́х,/ слы́ши ча́да твоя́, ве́pою тя пpизыва́ющия,/ Иоа́нне пpа́ведне,/ возлю́бленный па́стыpю наш.

Кондак, глас 3

Днесь па́стырь Кроншта́дтский / предстои́т Престо́лу Бо́жию / и усе́рдно мо́лит о ве́рных / Христа́ Пастыренача́льника, / обетова́ние да́вшаго: / сози́жду Це́рковь Мою́ / и врата́ а́дова / не одоле́ют ей.

Ин кондак, глас 6

Пропове́дником и́стины, богоно́сным отце́м подражая,/ всего́ себе́ на служе́ние Бо́гу и бли́жним вдал еси́,/ и сан свяще́нства нося́, поко́я не ве́дал еси́,/ слу́жбы Бо́жия в хра́ме при́сно соверша́я,/ и в доме́х ве́рных моле́бныя пе́ния воспева́я,/ нужда́ющимся ще́дро благотворя́,/ та́ко наименова́ние благотво́рца и безсре́бренника стяжа́л еси́, Иоа́нне./ Те́мже и по успе́нии твое́м росси́йския лю́дие прославля́ют и́мя твое́,/ и ве́чную па́мять тебе́ возглаша́юще,/ пою́т Бо́гу: аллилу́ия.

Труды

  • Моя жизнь во Христе, или минуты духовного трезвления и созерцания, благоговейного чувства, душевного исправления и покоя в Боге, М., 1894; 5 изд., 1899;
  • Беседы о Боге-Творце и Промыслителе мира, СПб., 1896;
  • Мысли о различных предметах христианской веры и нравственности, СПб., 1897; 2 изд. 1899;
  • Несколько слов в обличение лжеучения графа Л.Н.Толстого, М., 1898;
  • Слова и поучения, произнесенные в 1896, 1897 и 1898 гг., СПб., 1897-98;
  • Правда о Боге, о Церкви, о мире и о душе человеческой. Из нового дневника. Размышления православного христианина, М., 1900;
  • О блаженствах евангельских, СПб., 1896;
  • Правда о Боге, мире и человеке, Кронштадт, 1899;
  • Богопознание и самопознание, приобретаемые из опыта, СПб., 1900;
  • Благодатные мысли о небесном и земном, СПб., 1901;
  • Христианская философия, СПб., 1902;
  • Созерцания и чувства христианской души, СПб., 1905;
  • Мысли христианина, СПб., 1905;

Опубликованные в интернете

  • "Моя жизнь во Христе" и др. труды св. Иоанна Кронштадтского на сайте "Православная беседа":

Литература

  • Санакина, Т. А., сост. (ГААО), "Из родословной семьи Сергиевых: Иоанн Ильич Сергиев (Кронштадтский) и его семья", Наш храм, 2002, № 2, 2-3.

Использованные материалы

  • Страница сайта Русское Православие:
  • Страница календаря портала Православие.Ru:
  • Страница сайта-сборника богослужебных текстов и указаний Псаломщик:

[1]  "Патриарх Кирилл утвердил празднование Собора святых Архангельской митрополии", официальный сайт Архангельской епархии, 7 февраля 2018, http://arh-eparhia.ru/news/201/71640/

drevo-info.ru

Иоанн Кронштадтский - это... Что такое Иоанн Кронштадтский?

в миру Иван Ильич Сергиев (1829—1908), церковный деятель, проповедник, духовный писатель. Протоиерей и настоятель собора Андрея Первозванного в Кронштадте. С 1880-х гг. получил широкую известность как проповедник. При жизни почитался как «молитвенник и заступник» верующих (приглашён семьёй к умирающему М. Е. Салтыкову-Щедрину; на его руках скончался император Александр III). Основал ряд монастырей, храмов и благотворительных учреждений. Сочинение: «Моя жизнь во Христе» (6 изд., 1909) и др. Канонизирован Русской православной церковью.

ИОА́НН КРОНШТА́ДТСКИЙ, Иоанн Праведный, Чудотворец Кронштадский (в миру Сергиев Иван Ильич) (19 октября 1829, с. Сура Пинежского уезда Архангельской губернии — 20 декабря 1908, Кронштадт), русский святитель, проповедник, духовный писатель, настоятель кафедрального собора Св. апостола Андрея Первозванного в Кронштадте. Сын бедного сельского дьячка Илии Сергиева и жены его Феодоры. Был наречен в крещении Иоанном, в честь преподобного Иоанна Рильского (см. ИОАНН РИЛЬСКИЙ). Учился в приходском училище в Архангельске. Окончил Архангельскую Духовную семинарию и был принят на казенный счет в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. В 1855 г. окончил Академию со степенью кандидата богословия (дисс. «О кресте Христовом, в обличение мнимых старообрядцев»). Еще во время учебы в Академии хотел посвятить себя миссионерской работе, но был призван к иному роду пастырской деятельности. Во сне Иоанн увидел себя священником, служащим в Андреевском соборе в Кронштадте. Когда Иоанну Сергиеву по окончании учебы было предложено вступить в брак с дочерью протоиерея кронштадского Андреевского собора К. Несвитского Елизаветой и начать служить в соборе священником, он, вспомнив свой сон, дал согласие. 12 (24) декабря 1855 Иоанн был рукоположен в сан священника. Вся последующая жизнь отца Иоанна протекала в Кронштадте. Здесь же преподавал Закон Божий в городском училище, в 1862—89 — в классической гимназии. С 1898 протоиерей. Осенью 1907 назначен присутствующим в Синод, но по болезни не присутствовал на заседаниях. Среди простого мастерового и нищего люда совершался его самоотверженный пастырский подвиг. Ежедневно посещая убогие жилища своих прихожан, народный пастырь нес им слово утешения и помогал материально, раздавая все, что имел. Вскоре в Иоанне открылся дар чудотворения; многие исцелялись по его молитвам. Вскоре вся верующая Россия потекла к великому чудотворцу. Тысячи людей приезжали в Кронштадт, желая получить от него помощь. В 1859 изданы «Катехизические беседы», массовые брошюры с записями проповедей и бесед распространялись по всей России. Вместе с письмами и телеграммами к отцу Иоанну приходили большие суммы денег на благотворительность. На эти деньги он кормил тысячи верующих, устроил в Кронштадте «Дом трудолюбия» со школой (1882), церковью Александра Невского, мастерскими и приютом, основал в своем родном селе женский монастырь и воздвиг большой каменный храм, а в Санкт-Петербурге построил женский Иоанновский монастырь на Карповке и еще ряд монастырей и храмов в России. По желанию верующих о. Иоанн предпринимал пастырские поездки по многим городам России. На его руках умер император Александр III (см. АЛЕКСАНДР III Александрович). Иоанн Кронштадский неоднократно выступал против Льва Толстого (см. ТОЛСТОЙ Лев Николаевич) («Против графа Льва Н. Толстого, других еретиков и сектантов нашего времени и раскольников», СПб., 1902; «О душепагубном еретичестве гр. Л. Н. Толстого», СПб., 1905) и способствовал его анафематствованию. В Толстом он видел прежде всего «графа», далекого не только от церкви, но и от народа. Неоднократно предостерегал он народ в проповедях и от революционного бесовства. В России и за границей известен дневник о. Иоанна (1856—1908), публиковавшийся в основном под названием «Моя жизнь во Христе...»; многочисленные издания составлены на основе извлечений за разные годы с добавлением проповедей, молитв и бесед. Был похоронен в крипте соборного храма Иоанновского монастыря, перезахоронен на Богословском кладбище в Петербурге. На Поместном Соборе Русской Православной церкви 7—8 июня 1990 Праведный Иоанн Кронштадский был причислен к лику святых. Память 20 декабря (2 января).

dic.academic.ru

Иоанн Кронштадтский — Традиция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»

Иоа́нн Кроншта́дтский (собственно Ива́н Ильи́ч Се́ргиев, 19 (31) октября 1829 — 20 декабря 1908 (2 января 1909), Кронштадт) — русский святой, священник Русской Православной Церкви, проповедник, духовный писатель, член Синода.

Икона Иоанна Кронштадтского

Канонизирован в 1964 году (Русская православная церковь за рубежом) и 14 июня 1990 года (святой праведный Иоанн Кронштадтский, день празднования — 20 декабря по юлианскому календарю).

Биография

  • Родился в селе Сура Пинежского уезда Архангельской губернии в семье церковного служителя.
  • 1835 — сподобился видения ангела-хранителя.
  • 1855 окончил Санкт-Петербургскую духовную академию.
  • Перед рукоположением женился на Елизавете Новицкой — дочери протоиерея кронштадтского Андреевского собора отца Константина. Однако Иоанн не выполнял своих супружеских обязанностей, подражая жизни древних святых, и жена подала на него жалобу епархиальному архиерею. Позднее матушка не раз жаловалась церковному руководству о том, что батюшка не приносит деньги домой и нечего есть, а то и босиком домой прейдет (все раздает нищим). За это не раз получал выговор от епархиального архиерея.
  • В 1855 году Иоанн священником Кронштадского собора Андрея Первозванного.
  • В 1882 году построил и открыл Дом трудолюбия — целый рабочий городок на несколько тысяч человек — место, где рабочие обеспечивались жильем и нормальной работой. За свою жизнь святой Иоанн Кронштадский построил много храмов и часовен, сельские школы и детские приюты, монастыри и ночлежки для бездомных.
  • В 1898 году святой отец во сне в первый раз имел счастье лицезреть Саму Богоматерь.
  • 1899, январь — при Иоанно-Предтеченском храме «Общества религиозно-нравственного просвещения» на Выборгской стороне было основано «Иоанно-Предтеченское братство трезвости».
  • В среде малограмотных людей возникла еретическая секта иоаннитов, которая утверждала, будто отец Иоанн есть Христос, пришедший на землю вторично.
  • Особенно он обличал Льва Толстого за его безбожные и антихристианские мысли и пропаганду.
  • В ноябре 1904 года отец Иоанн тяжело заболел и стал готовиться к кончине.
  • Святой Иоанн Кронштадтский поддержал «ревнителей Святой Руси» — черносотенцев и сам вошел в главную черносотенную организацию — «Союз Русского Народа». Иоанн Кронштадский в одной из своих проповедей 1906 г. заявил, что евреи сами навлекают на себя погромы, что погромы — рука Господня, наказывающая евреев за тяжкие прегрешения против правительства. Хотя Иоанн осудил Кишинёвский погром.
  • Царь Николай II назначил отца Иоанна членом Святейшего Синода, но отец Иоанн был так занят и считал себя недостойным заседать среди архиереев, что не воспользовался таким своим положением и ни разу не принял участие в заседаниях.

Дары Иоанна

Изречения

  • Ты ненавидишь врага — Ты глуп… люби врага — и и ты будешь премудр
  • Надо помнить, что в том и христианская вера состоит, чтобы любить врагов
  • Смотри на всякого человека, домашний он или чужой, как на всегдашнюю новость в мире Божием, как на величайшее чудо Божией премудрости и благости и привычка твоя к нему да не послужит для тебя поводом к пренебрежению его. Почитай и люби его, как себя, постоянно, неизменно
  • Что такое души человеческие? Это одна и та же душа или одно и то же дыхание Божие, которое вдохнул Бог в Адама, которое от Адама и доселе распространяется на весь род человеческий. Все люди поэтому все равно, что один человек или одно великое древо человечества.
  • Чем Бог не веселит нас, своих тварей? Даже цветочками. Как нежная мать, по присносущной Своей силе и премудрости, Он каждое лето из ничего творит для нас эти великолепные растения
  • Молитесь, Господь поможет вам по вере вашей
  • Умолкните же вы, мечтательные конституционалисты и парламентаристы! Отойди от меня, сатана! Только царю подается от Господа власть, сила, мужество и мудрость управлять своими подданными
  • И чем бы мы стали Россияне, без царя? Враги наши постараются уничтожить и самое имя России, так как Носитель, и Хранитель России, после Бога есть Государь России, Царь Самодержавный, без него Россия — не Россия
  • Нынешнее смутное время послужит только к большей славе Церкви Божией
  • Я предвижу восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая — по старому образцу, крепкая своею верою во Христа Бога и Святую Троицу; и будет, по завету великого князя Владимира — как единая Церковь… Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть Подножие Престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский.

См. также

Ссылки

traditio.wiki