Начало сплошной коллективизации: В СССР началась массовая коллективизация

Коллективизация сельского хозяйства в 1928-1930 годах: роль «легкой кавалерии» | Слезин

1. ГАСПИТО — Государственный архив социально-политической истории Тамбовской области. Ф. П. — 379. Оп. 1. Д. 144. Л. 1. Д. 171. Л. 63. Ф. П. — 1165. Оп. 1. Д. 26. Л. 44, 89. Ф. П. — 1176. Оп. 1. Д. 82. Л. 70.

2. Год работы «легкой кавалерии» в округе (Резолюция I-го Окружного слета «ЛК»). — Пенза : Издание Пензенского окружкома ВЛКСМ, 1930. -10 с.

3. Жуковский Д. В боях. Работа «Легкой кавалерии» Средней Волги / Д. Жуковский. — Москва ; Самара : Государственное издательство, 1931. — 50 с.

4. Задачи «Легкой кавалерии» в реконструктивный период : решения II ленинградской областной конференции «легкой кавалерии», 15-16 марта 1930 г. — Москва ; Ленинград : Молодая гвардия, 1930. — 30 с.

5. Комсомол в борьбе с бюрократизмом : письмо ЦКК ВКП (б) и ЦК ВЛКCМ, 4 октября 1927 г. // Документы КПСС о Ленинском комсомоле и пионерии. — Москва : Молодая гвардия, 1987. — С. 104-108.

6. На первой линии огня // Коммуна. — 1930. — 4 февраля.

7. Об участии ВЛКСМ в хозяйственном строительстве : Постановление ЦК ВКП(б) от 23 декабря 1929 г. // КПСС в резолюциях, решениях съездов и конференций. — Москва, 1984. — С. 69-71.

8. Первый краевой слет «Легкой кавалерии» (резолюции и постановление). — Нижний-Новгород : Государственное издательство, 1930. — 19 с.

9. РГАСПИ — Российский государственный архив социально политической истории. Ф. М. — 1. Оп. 2. Д. 79. Л. 17. Д. 80. Л. 17.Д. 82. Л. 42. Оп. 3. Д. 64. Л. 241. Д. 66. Л. 145, 147, 154, 274. Оп. 23. Д. 81. Л. 51, 77. Д. 965. Л. 68-73. Д. 967. Л. 2-5, 45.

10. Сайкин И. Легкая кавалерия и борьба с бюрократизмом / И. Сайкин. — Москва : Молодая гвардия, 1930. — 58 с.

11. Сталин И. В. Головокружение от успехов : к вопросам колхозного движения / И. В. Сталин // Правда. — 1930. — 2 марта.

12. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание : документы и материалы. — Москва : РОССПЭН, 2000. — Т. 2. — 927 с.

13. Андриец У. М. Комсомольские организации как политический ресурс в коллективизации сельского хозяйства Дальнего Востока / У. М. Андриец // Россия и АТР. — 2016. — № 1. — С. 250-260.

14. Долгова И. Л. Социальный характер советской молодежи Дальнего Востока 30-х гг. : диссертация … кандидата исторических наук / И. Л. Долгова. — Хабаровск, 2003. — 226 с.

15. Ивницкий Н. А. Коллективизация и раскулачивание (начало 1930-х гг.) / Н. А. Ивницкий. — Москва : Интерпракс, 1994. — 269 с.

16. Ипполитов В. А. Восприятие в комсомоле статьи И. В. Сталина «Головокружение от успехов» / В. А. Ипполитов, А. А. Слезин // Вопросы истории. — 2018. — № 8. — С. 52-60.

17. Курс лекций по истории ВЛКСМ. — Москва : Высшая комсомольская школа при ЦК ВЛКСМ, 1976. — Т. 1. — 375 с.

18. Мигущенко О. Н. Молодежь и коллективизация (по материалам ЦЧО) / О. Н. Мигущенко // Преподавание истории в школе. — 1994. — № 5. — С. 27-29.

19. Минина Е. А. Государственная молодежная политика в деревне юга Дальневосточного края периода коллективизации (1927-1937 гг. ) : диссертация … кандидат исторических наук / Е. А. Минина. — Хабаровск, 2008. — 244 с.

20. Надькин Т. Д. Сталинская аграрная политика и крестьянство Мордовии / Т. Д. Надькин. — Москва : РОССПЭН, 2010. — 311 с.

21. Никулин Р. Л. Политический контроль над коммунистической молодежью в период коллективизации : формы, инструменты, последствия / Р. Л. Никулин // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. — 2009. — № 2. — С. 60-63.

22. Окуда Х. «От сохи к портфелю»: деревенские коммунисты и комсомольцы в процессе раскрестьянивания / Х. Окуда // История сталинизма: итоги и проблемы изучения. — Москва : РОССПЭН, 2008. — С. 495-527.

23. Стецюра Ю. А. Молодежь в переустройстве сельского хозяйства в СССР на рубеже 20-30-х годов XX века / Ю. А. Стецюра, А. А. Панарин // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. — 2012. — № 2. — С. 56-62.

УЧАСТИЕ ЛЕНИНГРАДСКИХ РАБОЧИХ В ПРОВЕДЕНИИ СПЛОШНОЙ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ В КРАСНОЯРСКОМ КРАЕ

||||||

ИСТОЧНИК:    Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013. № 6. Ч. 2. С. 115-117.
РАЗДЕЛ:    Исторические науки и археология
Порядок опубликования статей | Показать содержание номера | Показать все статьи раздела | Предметный указатель

Лицензионное соглашение об использовании научных материалов.

Мезит Людмила Эдгаровна
Красноярский государственный педагогический университет им. В. П. Астафьева

Аннотация. В статье анализируется деятельность ленинградских рабочих, мобилизованных в начале 1930-х гг. в сибирскую деревню для проведения сплошной коллективизации, борьбы с кулачеством, выполнения плана хлебозаготовок. Основное внимание уделено их социокультурному облику. Проанализировано участие рабочих во внедрении новых форм организации труда на селе: создании полеводческих бригад и звеньев, развертывании соревнования, подготовке кадров колхозных руководителей из крестьян.

Ключевые слова и фразы: сплошная коллективизация, кулак, двадцатипятитысячник, совхозы, хлебозаготовки, complete collectivization, kulak, mobilized workers, state farms, grain procurements

Открыть полный текст статьи в формате PDF. Бесплатный просмотрщик PDF-файлов можно скачать здесь.
Список литературы:

  1. Борисов Ю. С. Двадцатипятитысячники. М.: Политиздат, 1959.
  2. Государственный архив Красноярского края (ГАКК). Ф. П10. Оп. 1.
  3. ГАКК. Ф. П59. Оп. 1.
  4. ГАКК. Ф. П60. Оп. 1.
  5. ГАКК. Ф. П70. Оп. 4.
  6. ГАКК. Ф. П96. Оп. 1.
  7. Гущин Н. Я. Рабочий класс Сибири в борьбе за создание колхозного строя. Новосибирск: Наука, 1965.
  8. Зомбе Е. Б. Двадцатипятитысячники // Вопросы истории. 1947. № 5.
  9. История рабочих Ленинграда. 1703-1955. Л.: Наука, 1972. Т. 2.
  10. Сахаров А. Н. 1930: год «коренного перелома» и начало «большого террора» // Вопросы истории. 2008. № 9.
  11. Селунская В. М. Двадцатипятитысячники – проводники политики партии в колхозном строительстве // Вопросы истории. 1954. № 3.
  12. Троценко Н. Д. Социокультурный облик 25-тысячников в Сибири (начало 1930-х гг. ) // Личность. Культура. Общество: к 85-летию профессора В. Л. Соскина. Новосибирск: Наука, 2010. С. 76-89.

Порядок опубликования статей | Показать содержание номера | Показать все статьи раздела | Предметный указатель


© 2006-2022 Издательство ГРАМОТА

разработка и создание сайта, поисковая оптимизация:
krav.ru

Сталин, речь о кулаках, 1929 г.

Нехватка продовольствия была серьезной проблемой в первые дни Советского Союза, а в 1921 г.
Ленин ввел НЭП как средство улучшения сельскохозяйственного производства.
НЭП разрешил крестьянам заниматься сельским хозяйством для получения прибыли. Некоторые (5% или около того) разбогатели в
следующее десятилетие. Однако кулака (зажиточных крестьян) были недовольны, частично
потому что у них не было промышленных товаров, которые они могли бы купить на прибыль
фермы. Иногда они отказывались продавать свой урожай в знак политического протеста. Как показано
в речи, приведенной ниже, Сталин обвинил их в нехватке продовольствия и приказал
коллективизации своих хозяйств. Теоретически только кулака должны были быть нацелены, но в
на практике правительство захватывало фермы, принадлежавшие любым крестьянам, выступавшим против
коллективизация. Разгневанные фермеры зарезали свой скот и разбили сельскохозяйственную технику.
а не передавать их государству. Виртуальная гражданская война развернулась между русскими
военных и крестьян, а к 1931 г. погибли миллионы крестьян. -смв

Н.Б. Сталин приводит хлебную статистику в пересчете на русский пуда , что составляет около 36
фунты.

{1} Характерная черта работы нашей партии в прошлом
год в том, что мы, как партия, как Советская власть:

&nbsp &nbsp
а) развили наступление по всему фронту против капиталистических элементов в
сельская местность;

&nbsp &nbsp
б) что это наступление, как вы знаете, дало и продолжает давать весьма ощутимые результаты,
положительные результаты.

{2}
Что это значит? Это означает, что мы перешли от политики , ограничивающей
эксплуатируя склонности кулаков к политике ликвидации кулачества как класса. Это
означает, что мы совершили и продолжаем осуществлять один из решающих поворотов в нашей
вся политика.

{3}
До последнего времени партия придерживалась политики ограничения эксплуататорских тенденций
кулаки. Как известно, эта политика была провозглашена еще на VIII съезде партии. Это
было вновь объявлено при введении нэпа и на XI съезде нашей
Партия. Все мы помним известное письмо Ленина [в 1922, в котором он] . . . еще раз вернулся
необходимости проведения этой политики. Окончательно эта политика была подтверждена XV съездом.
нашей партии. И именно такую ​​политику мы проводили до недавнего времени.

{4}
Была ли эта политика правильной? Да, это было абсолютно правильно в то время. Могли бы мы предпринять
такое наступление на кулачество каких-нибудь пять-три года тому назад? Можем ли мы тогда иметь
рассчитывали на успех в таком наступлении? Нет, мы не могли. Это было бы самое
опасный авантюризм. Было бы очень опасно играть в наступлении. Для нас
непременно должен был бы потерпеть неудачу, а наша неудача укрепила бы позиции кулаков.
Почему? Потому что у нас еще не было в сельской местности опорных пунктов в виде широкой сети
совхозов и колхозов, которые могли бы стать основой решительного наступления на
кулаки. Потому что а. в то время мы еще не были в состоянии заменить капиталистическим производством
кулаков социалистическим производством колхозов и совхозов. . . .

{5} Наступление на кулачество — дело серьезное. Это не должно
путать с декламацией против кулачества. Его также не следует путать с политикой
булавочные уколы против кулаков, которые . . . оппозиция делала все возможное, чтобы навязать партии. К
начать наступление на кулачество, значит, надо разбить кулачество, ликвидировать его как
учебный класс. Если бы мы не ставили перед собой этих целей, то наступление было бы декламацией, булавочными уколами,
фразерство, что угодно, только не настоящее большевистское наступление. Для начала наступления на
кулаков, значит, надо подготовиться, а потом ударить по кулакам, ударить так, чтобы не допустить
им снова подняться на ноги. Вот что мы, большевики, называем настоящим наступлением. Могли бы мы
предприняли такое наступление пять или три года назад с какой-либо перспективой
успех? Нет, мы не могли.

{6} Действительно, в 1927 году кулаки произвели свыше 600 миллионов пудов
хлеба, из которых около 130 млн. пудов сбыли за пределы деревни. Это было
довольно серьезная сила, с которой приходилось считаться. Сколько же сделали наши колхозы и
совхозы производят в то время? Около 80 миллионов пудов, из них около 35 миллионов пудов.
отправлено на рынок (товарное зерно). Судите сами, могли ли мы в то время иметь
заменил кулацкий выход и кулацкий товарный хлеб на выход и товарный хлеб.
наших колхозов и совхозов? Очевидно, мы не могли.

{7}
Что значило бы снова начать решительное наступление. кулаки под таким
условия? Это означало бы верный провал, укрепление позиций кулаков и
остался без зерна. Вот почему мы не могли и не должны были предпринять решительное
наступления на кулачество в то время. . .

{8}
Но сегодня? Какая сейчас позиция? Сегодня у нас есть достаточная материальная база для нанесения удара.
против кулачества, сломить его сопротивление, ликвидировать его как класс и заменить их
продукция по продукции колхозов и совхозов. Вы знаете, что в 1929 году зерно
произведено в колхозах и совхозах не менее чем на 400 миллионов пудов (200
миллионов пудов ниже валовой продукции кулацких хозяйств в 1927 г.). Вы также знаете, что в 1929 г.
колхозы и совхозы дали более 130 миллионов пудов товарного зерна.
(т. е. больше, чем у кулаков в 1927 г.). Наконец, вы знаете, что в 1930 валовой сбор зерна
колхозы и совхозы составят не менее 900 миллионов пудов (т. е. более
валовой продукции кулаков в 1927 г.), а их продукция товарного хлеба будет не менее
400 миллионов пудов (т. е. несравненно больше, чем дали кулаки в 1927 г.).

{9}
Так обстоит дело у нас теперь, товарищи.

{10}
Вот вам и изменения, произошедшие в экономике нашей страны.

{11}
Теперь, как видите, у нас есть материальная база, позволяющая заменить кулака.
продукция по продукции колхозов и совхозов. Именно по этой причине наша
решительное наступление на кулачество имеет теперь несомненный успех.

{12}
Вот как надо вести наступление на кулачество, если мы имеем в виду настоящую и
решительные наступательные, а не пустые декламации против кулачества.

{13}
Вот почему мы недавно отказались от политики , ограничивающей эксплуатацию
тенденции кулачества к политике ликвидации кулачества как класса .

{14}
Ну, а политика раскулачивания? Можем ли мы допустить раскулачивание в районах
сплошная коллективизация? Этот вопрос задают в разных кругах. Нелепый вопрос! Мы
не могли допустить раскулачивания, пока мы проводили политику ограничения
эксплуатацией тенденций кулачества, пока мы не могли перейти к решительному
наступление на кулачество, пока мы не смогли заменить кулацкий выход на выход
колхозов и совхозов. В то время проводилась политика недопущения раскулачивания.
было нужно и правильно. Но сейчас? Теперь все по-другому. Теперь мы можем вести
решительное наступление на кулачество, сломить его сопротивление, ликвидировать его как класс и
заменить свою продукцию продукцией колхозов и совхозов. Сейчас раскулачивание
осуществляется самими массами бедняков и середняков, ставящих
Полная коллективизация на практике. Теперь раскулачивание в районах полное
коллективизация перестала быть просто административной мерой. Теперь это неотъемлемая часть
становление и развитие колхозов. Следовательно, теперь смешно и глупо
долго рассуждать о раскулачивании. Когда голова снята, о волосах не скорбят.

{15}
Другой вопрос, который кажется не менее смешным: должны ли кулаки быть
разрешено вступать в колхозы. Конечно нет, ибо они заклятые враги
колхозное движение.

Внедрению коллективного хозяйственного строя

Голодомору предшествовала  политика коллективизации , которая заключалась в насильственном насаждении коллективного хозяйственного строя государственной формы. Привыкшие к частной собственности украинские крестьяне не восприняли новый строй. Поэтому введение коллективизации сопровождалось принуждением крестьян к вступлению в колхозы, террором, арестами и депортациями инакомыслящих, которых советская пропаганда клеймила «кулаками», «буржуазными националистами». Режим объявил войну этим людям и уничтожил их физически.

 

До коллективизации в 1929 году крупным производителем сельскохозяйственной продукции были индивидуальные хозяйства. Крестьяне имели монополию на производство зерновых культур (лен, конопля, хмель, сахарная свекла), продуктов животноводства. Действия советской власти в виде обложения дворов, штрафов, экспроприации, уничтожения зажиточных дворов привели к так называемой «хлебной проблеме», как рецессии.

За счет коллективизации Советское правительство планировало решить ряд важнейших для себя вопросов: обеспечение свободы действий сельскохозяйственного населения, предотвращение движения национального сопротивления, решение «хлебного вопроса» путем ликвидации 5,2 млн. ферм и создания на их базе 25 тысяч колхозов.

 

Режим начал классовую борьбу, разделив крестьянство на классы: бедноту, середню и кулачество. Последними из этой классификации были богатые хозяева и враги. В мае 1929 г. Совет Народных Комиссаров представил формальное определение кулацкого хозяйства, которое в этом хозяйстве регулярно использовало наемный труд, либо имело мельницу, молочную ферму, арендованные сельскохозяйственные машины и помещения; родственники занимались коммерческой деятельностью или ростовщичеством или имели иной нетрудовой доход, особенно от принадлежности к духовенству.

Согласно этим определениям почти каждый фермер может быть наказан. Штамп «прокулак», то есть крестьянин, не имевший своего хозяйства, но отказывавшийся вступать в колхоз, как-то демонстрировал нелояльность правительству. Расплывчатость понятий «кулак» и тем более «прокулак» расширила категорию потерпевших.

 

Одним из способов разжигания классовой борьбы в деревне была конфискация зерна у «кулаков» и раздача 25% его беднякам и наемным рабочим. 27 декабря 1929 декабря Сталин провозгласил целью ликвидации «кулачества как класса» . 30 января 1930 г. был издан секретный декрет «О мерах по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации», предусматривавший массовые аресты, грабежи и депортацию крестьянских семей. По указу в СССР раскулачиванию подвергалось 3-5% дворов. По разрядам устанавливались наказания для «кулаков», первый разряд считался наиболее опасным, так как зарегистрирован ОГПУ «за повстанческие организации», заключенные в концлагеря; вторую категорию кулаков сослали в Северный край, Сибирь, на Урал и в Казахстан; кулаки третьей части были раскулачены и выселены в пределах района проживания.

Списки «кулацких хозяйств» на выселение, составленные райисполкомом на основании решений собрания крестьян, батраков и бедноты. Конфискация имущества осуществляется специальным уполномоченным с участием председателей сельсоветов колхозов и маргинальных групп. Конфискованное имущество (имеется в виду производство, недвижимость, земля, жилые квартиры) передано в хозяйства, а изъятые книги и сберегательные бумаги – в НКФ.

 

Согласно этому указу в СССР в конце 1930 на местах 550 партийных работников районного уровня были назначены для ликвидации кулацких хозяйств. В экспроприации имущества у зажиточных владельцев активно участвовали также прикомандированные в деревню рабочие и сельские активы. Однако количество активов в общей массе было невелико. Важную роль в подготовке и проведении репрессивных мероприятий против «кулаков» сыграло ОГПУ.

Общие сведения о выселении украинцев при депортациях и высылках на сегодняшний день учеными пока не установлены. В период с 1928 к концу 1931 г. из хозяйств уменьшилось на 352 тыс. (свыше 1,6 млн человек) .

Правительство требовало, чтобы даже в небольших деревнях были тюрьмы (до революции они существовали только в районных центрах). Эти тюрьмы были выбраны не только из-за страха перед крестьянами, которые выражали недовольство или голосовали против сельского коллективного собрания. Сопротивление коллективизации часто принимало более насильственные формы. В 1929 – 1930 годах были предприняты огромные усилия, чтобы предотвратить владение крестьянами оружием. Указы 19№ 26, 1928 и 1929 гг. ввели обязательную регистрацию охотничьего оружия. В августе 1930 г. в результате небольшого мятежа стало ясно, что постановление не выполнено, было приказано «провести большие обыски». Из зарегистрированных ОГПУ в 1930 г. в Украине произошло 13754 (2,5 млн. членов) крестьянских волнений, бунтов и восстаний 4098 (более 1 млн. участников).  Некоторые из них носили политический характер: участники провозгласили лозунги «Уходи, Советская власть!», «Да здравствует независимая Украина!» И пел «Украина не погибла…»

 

Поскольку сопротивление населения разворачивалось с силой, с такой же силой и репрессиями осуществлялась политика коллективизации, провал которой в Украине в марте 1930 г. осознал Сталин. Тогда власть отказалась от принудительной коллективизации, чтобы перегруппировать свои силы для скорейшего наступления (задержания и депортации продолжались во время Голодомора).

 

Украинцы массово вышли из хуторов, но в хуторах осталось около 3 млн дворов. В Первом колхозном году Украина выполнила план заготовок благодаря благоприятным погодным условиям в 1930 и хороший урожай. Но крестьян лишили простых запасов, которыми они традиционно зарабатывали на жизнь.

 

В 1931 г. крестьяне игнорировались, а политика утверждала сверхплан заготовок, выполнение которого сопровождалось конфискацией максимального количества зерна у колхозников и единоличников. Вследствие этого во многих местах началась голодовка. Советское руководство знало о положении украинских крестьян, но не прекращало грабительских закупок зерна. В начале 1932 ЦК ВКП(б) большевики потребовали хлеба. С этого периода советская власть начала искусственно создавать украинцам условия жизни, рассчитанные на частичное уничтожение нации – Голодомор.

Фермеры сдают зерно государству в селе Ильинцы Винницкого района. 1929

Среди подсудимых — депутаты Якушинецкого сельского совета Винницкого района, которых обвиняют в искажении курса партии на коллективизацию.