Перов Василий Григорьевич (1834-1882). Перов василий григорьевич


Василий Григорьевич Перов

Как привлекала заграничная поездка молодых художников: шесть беззаботных лет занятия искусством, солнце, свобода!.. Но уже через полтора года Перов просится домой:

И снова Россия... Порефор­менная Россия, где крестьянство было освобождено, но ограблено, унижено, обмануто. И в соответ­ствии с этими горькими вывода­ми пишет Василий Перов кар­тину «Похороны крестьянина».

Зима. Тяжело нависло над до­рогой небо. Убогий гроб в убогих санях... Низко склонившая голо­ву вдова, уставшая плакать де­вочка и маленький мальчик — единственный мужчина в доме, «хозяин», утонувший в батькином большом полушубке. И ни­кому нет дела до этого безысход­ного горя.

Перова всегда особенно огор­чала участь обездоленных детей. Он повествовал о ней не только в картинах, но и в рассказах. В одном из них есть образ «криво­го Петьки»:

Даже в солнечной Франции разглядел художник маленького савояра. Посреди тысяч жилищ заснул на улице бездомный мальчик, и к плечу его тесно прильнуло единственное родное существо — всклокоченная обе­зьянка, помогающая ему выпра­шивать деньги.

Вернувшись в Россию, в числе самых горьких своих картин за­думал художник «Тройку». В сумрачный зимний день трое детей везут сани с огромной об­леденелой бочкой. Метет позем­ка. Бесконечно тянется глухая монастырская стена, словно от­гораживая от детей все радости мира. И в тени этой холодной стены дети тянут за собою тяже­лые сани устало и покорно, как измученные деревенские савра­ски... Какой-то прохожий сжа­лился над ними и подтолкнул на ухабе бочку с водой. Но прохо­жий сейчас уйдет, и дети оста­нутся одни. Как и судьба умер­шего крестьянина, жизнь этих детей никому не интересна. По­руганное, искалеченное дет­ство...

Тройка. 1866

Картина закончена. Давление общественного мнения было так велико, что Перов, поэт скорби народной, получил за нее звание академика. Чтобы написать коренника - центральный образ  «тройки», и привел Василий  Григорьевич Перов в свою мастерскую двена­дцатилетнего Васеньку.

А через четыре года пришла к художнику тетка Марья. «Я вы­шел и увидел перед собой ма­ленькую, сгорбленную старушку с большой белой головной повяз­кой, из-под которой выглядыва­ло маленькое личико, изрезан­ное мельчайшими морщинка­ми...» Умер Вася — заболел чер­ной оспой и умер. Одна на белом свете осталась тетка Марья. И вспомнила она портрет, который списал с ее сына художник. Про­дала Марья весь свой нищенский скарб, посмотрела — денег ма­ловато. Пошла в люди тетка Ма­рья и, не жалея себя, работала всю зиму, деньги копила — для Васи. А потом, пряча за пазухой платочек с деньгами, отправи­лась к художнику — купить картину с Васенькиным порт­ретом.

Картина была уже в собрании Третьякова. «Хоть бы взглянуть на нее!» — заплакала тетка Ма­рья. Привел ее художник в богатый дом, где на стенах висело множество картин, и предоста­вил самой оглядеться. Вмиг сре­ди десятков картин нашла тетка Марья картину с Васенькой. «Ба­тюшка ты мой! — воскликнула она.— Родный ты мой, вот и зу­бик-то твой выбитый!» — И с этими словами, как трава, под­резанная взмахом косца, повали­лась на пол...»

Через год послал Василий Гри­горьевич Перов специально на­писанный для нее портрет сына. Отписала тетка Марья живопис­цу, что повесила портрет Васень­ки к образам. И это последнее, что знаем мы о тетке Марье и написанном великим художни­ком с любовью и сочувствием портрете ребенка.

Но как памятник народному горю, как память о короткой и тяжелой жизни крестьянских де­тей висит в Третьяковской гале­рее знаменитая картина «Трой­ка».

И бьется в ней сердце великого русского живописца.

Скончался Василий Перов от чахотки в маленькой подмосковной больнице на территории усадьбы Кузьминки (ныне территория Москвы). Похоронен на монастырском кладбище в Даниловом монастыре.

Прах его был перезахоронен на монастырском кладбище в Донском монастыре; точная дата перезахоронения не установлена. На новой могиле художника был установлен надгробный памятник работы скульптора Алексея Евгеньевича Елецкого.

Его сын — Владимир Перов — тоже был художником.

Последний кабак у заставы. 1868

 

НЕСТЕРОВ О ПЕРОВЕ

Учитель рисования. 1867Когда-то, очень давно, имя Пе­рова гремело так, как позднее гремели имена Верещагина, Ре­пина, Сурикова, Васнецова.

О Перове говорили, славили его и величали, любили и ненавидели его, ломали зубы «критики», и было то, что бывает, когда родил­ся, живет и действует среди лю­дей самобытный, большой талант.

В Московской школе живописи все жило Перовым, дышало им, носило отпечаток его мысли, слов, деяний. За редким исключением все мы были преданными, востор­женными его учениками.

Я, когда перешел в натурный класс, любил бывать у Перова один, и такие посещения памятны были надолго. Мне в Перове нра­вилась не столько показная сторо­на, его желчное остроумие, сколь­ко его «думы». Он был истинным поэтом скорби. Я любил, когда Василий Григорьевич, облокотив­шись на широкий подоконник мастерской, задумчиво смотрел на улицу с ее суетой у почтамта, зорким глазом подмечая все яр­кое, характерное, освещая виден­ное то насмешливым, то злове­щим светом, и мы, тогда еще сле­пые, прозревали...

Фомушка-сыч. 1868 Перов, начав с увлечения Фе­дотовым и Гоголем, скоро вырос в большую, самобытную личность. Переживая лучшие свои создания сердцем, он не мог не волновать сердца других.

Жил и работал Перов в такое время, когда «тема», переданная ярко, выразительно, как тогда го­ворили, «экспрессивно», была са­модовлеющей. Краски же, ком­позиция картины, рисунок сами по себе значения не имели, они были желательным придатком к удачно выбранной теме. И Перов, почти без красок, своим талантом, горячим сердцем достигал неот­разимого впечатления, давал то, что позднее давал великолепный живописец Суриков в своих исто­рических драмах...

В год моего поступления в шко­лу живописи Перовым была ор­ганизована в залах училища пер­вая ученическая выставка картин. До нас, только что поступивших, доходил слух о том, кто и что пи­шет, что поставит на выставку.

Это было в 1878 году, мне было шестнадцать лет. Я написал две небольшие картинки, одна была этюд: девочка строит домики из карт, вторая — «В снежки». Двое ребятишек бьются в снежки, бой идет азартный...

Спящие дети. 1870

Накануне открытия выставки, когда все картины были установ­лены, мы пригласили для осмотра Перова, инициатора и строгого нашего судью. У каждого было на мысли, что-то скажет Василий Григорьевич.

РыболовПоявился и он... Мы тотчас окружили его, и просмотр начал­ся. Моя картина стояла в натур­ном классе, слева у окна. Долго мне пришлось ждать, пока Перов дошел до нее. Мое юное сердце билось-билось, я переживал но­вое, еще неведомое чувство: страх, смешанный с сладостной надеждой.

Перов остановился против картины, все сгрудились вокруг него, я спрятался за товарищей. Вни­мательно осмотрев картину своим «ястребиным» взглядом, он спро­сил: «Чья?» — Ему ответили: «Не­стерова».— Я замер. Перов бы­стро обернулся назад: найдя меня взором, громко и неожиданно бросил: «Каков-с!» — пошел даль­ше. Что я перечувствовал, пере­жил в эту минуту! Надо было иметь мою впечатлительность, чтобы в этом «каков-с» увидеть свою судьбу, нечто провиден­циальное... Я почувствовал себя счастливейшим из людей, забыв все, оставив и Перова и выставку, бросился вон из училища и долго пробродил одиноким по стогнам и весям московским, переживая свое счастье. Однородное по силе чувство пережил я в жизни еще два-три раза, едва ли больше. Че­рез девять лет оно посетило меня вторично, в тот день, когда П. М. Третьяков приобрел у меня для галереи моего «Пустынника», и этот день был днем великой ра­дости: тогда впервые мои близкие признали во мне художника, и это была самая большая награда для меня, больше медалей, званий, коими награждали позднее. В. Г. Перов и П. М. Третьяков меня утвердили в моем призва­нии. Они были и остались для многих примером, как надо по­нимать, любить и служить искус­ству.

А. Н. ОстровскийПерову не было и пятидесяти, а казался он стариком. Он все чаще и чаще стал прихварывать. Появи­лась ранняя седина, усталость... В те дни я и кое-кто из моих прия­телей стали подумывать об Акаде­мии. Собирались туда без особой надобности, без плана, «за компа­нию»... Я пошел к Перову, все рассказал ему, но сочувствия, одобрения не получил. По его словам, ехать в Петербург было мне рано, да и незачем. Недо­вольный ушел я тогда от Василия Григорьевича — он не убедил ме­ня: тяга в Академию все росла...

В конце зимы Перов серьезно заболел воспалением легких. У него обнаружилась чахотка. Стали ходить слухи, что долго он не про­тянет. Как случилось, что Василий Григорьевич Перов в 49 лет стал седым, разбитым стариком и те­перь умирает в злой чахотке? Да как — очень просто: ненормаль­ное детство, арзамасская школа Ступина, где он, незаконный сын барона Криденера, учился и по­лучил за хороший почерк прозвище «Перов», дальше невоздер­жанная юность, бурная, как в те времена часто бывало, молодость, напряженная нервная работа, не­померная трата энергии, безгра­ничный расход душевных сил. Дальше — с боя взятая извест­ность, наконец, слава, а за ней тревога ее потерять — появление Верещагина, Репина, Сурикова, Васнецова,— и довольно было случайной простуды, чтобы под­точенный организм сломился...

Ф. М. Достоевский. 1872И вот Перов умирал, не дописав «Пугачевцев», не докончив «Пу­стосвята», коими, быть может, собирался дать последний бой "обедоносным молодым нова­торам...

Смерть Перова было первое мое большое горе, поразившее меня со страшной, неожиданной силой.

Наступил день похорон. С утра начали приносить в церковь венки. Их было множество. Ожидались депутаты от Академии художеств, от Общества поощрения худо­жеств, от Товарищества пере­движных выставок, основателем которых был Перов, от музеев и пр.

Мы, молодежь, в этот памятный день были на особом положении: мы хоронили не только знамени­того художника Перова, мы хоро­нили горячо любимого учителя.

Провожатых было множество. Народ стоял вдоль панелей. Впе­реди процессии растянулись уче­ники с венками. Венок нашего на­турного класса несли самые млад­шие из учеников Перова — Рябушкин и я.

Видя такие многолюдные похо­роны, подходили обыватели спра­шивать: «кого хоронят?» — и, уз­нав, что хоронят не генерала, а всего-навсего художника, отходи­ли разочарованные. Медленно двигалась процессия к Данилову монастырю, куда за много лет по той же Серпуховке, мимо Павлов­ской больницы, провожали Гоголя (а позднее Перов нарисовал ри­сунок: «Похороны Гоголя героями его произведений»).

Вот и последнее расставание. Как тяжело оно нам! Гроб опуска­ют, земля глухо стучит где-то внизу. Все кончено. Скоро вырос намогильный холм... Все медлен­но расходятся, мы, ученики по­койного, уходим последними...

Перова больше нет среди нас. Осталось его искусство, а в нем его большое сердце.

Вечная память учителю!

Христос в Гефсиманском саду. 1878

 

СТАСОВ О ПЕРОВЕ

Перов явился, в 1858 году, прямым на­следником и продолжателем Федотова, когда выставил свою картину «Приезд ста­нового на следствие». Десять лет отделяли эту картину от «Свежего кавалера» и «Сва­товства майора», но молодой художник поднимал выпавшую из рук Федотова кисть на том месте, где он ее уронил...

Голова киргиза-каторжника. 1873Перов начал своими картинами пропо­ведь нового искусства. Настроение Перова было глубоко серьезное. Он мало был на­клонен расплываться в красивых и сладких ощущениях; он был полон негодования на то, что видел; его волновали до корней души целые толпы русских типов и лично­стей, постоянно везде стоявшие около не­го; его потрясали сцены и события, около которых слишком многие проходят не за­мечая. У него натура была одной породы с Гоголем, у него были тоже две главные ноты: юмор и трагедия. Он столько же мало был способен, как Гоголь, рисовать условную смазливость людей и жизни, спокойно прославлять красоту и благопо­лучие. У него и люди, и сцены, и лица, и тела были живые копии с того, что в самом деле есть на свете. Ни нравоучительности, ни фельетонного легкого смеха... у него уже не было. Все у него было, особливо в первые годы, строго, важно, серьезно и больно кусалось. За это последнее качест­во его многие прозвали живописцем «тен­денциозным», но эта-то именно сторона его таланта и составляла венец его юного, порывистого творчества.

Монастырская трапеза. 1865—1876

...«Сельский крестный ход», «Проповедь в селе» (1861), «Чаепитие в Мытищах» (1862), «Монастырская трапеза» (1866) вдруг нарисовали целый новый мир, тоже раньше никем не тронутый, с той стороны, которая была именно самая характерная. До тех пор было принято изображать наше духовенство с одной только точки зрения: точки зрения благодушных, елейных па­стырей, представителей неба на земле. После Пушкина и его гениальной «Сцены в корчме», после Гоголя и его столько же гениальных сцен с дьячками, попами и монахами мудрено было новым художни­кам купаться все только в прежней лжи и притворстве. Надо было показать эти лич­ности в самом деле людьми, и притом та­кими, какими всякий их знавал и видел в действительной жизни, особенно в глухих углах России.

...Перов идет все по-прежнему в гору по свободе и силе представления и даже по силе колорита. У него является теперь це­лый ряд портретов в величину натуры... «Странник» и «Фомушка-сыч» — это были тоже портреты, да только еще более — этюды с характернейших русских типов.

Охотники на привале. 1871

Период времени между 1870 и 1875 го­дами — это период наивысшего расцвета Перова. «Птицелов», «Рыболов», «Охотни­ки на привале», «Ботаник», «Голубятник» — во всех этих задачах нет ничего ни великого, ни значительного, ничего драма­тического, ни захватывающего воображе­ние. Но тут предстала целая галерея рус­ских людей, мирно живущих по разным углам России, ничего не знающих, ни о чем не заботящихся, хоть трава не расти, и только всей душой ушедших в любезное и ничтожнейшее занятие: кому — дороже всего на свете птицу на дудочку поймать, кому — рыбу из воды вытащить, кому — зайца догнать, кому — увидать, как дерев­цо или цветочек растет, кому — уследить за кувырканиями турманов в воздухе... Тут в коллекции есть и дворовые люди, поседелые в холопском хомуте, и помещи­ки, закаленные в праздности, и крестьяне, совращенные от своего дела, и барчата, и дворяне, и мещане, и мальчишки, и стари­ки... На первый взгляд тут все только юмор, добродушный, милый, наивный, не­злобивый, ни о чем особенно не задумы­вающийся юмор, простые картины русских нравов, да, но только от этого «наивного» юмора и от этих «простых» картин мураш­ки по телу бегают. Гоголь с Островским, должно быть, тоже наивные юмористы и изобразители простых сцен были. Нет, кто не слеп и не глух, почувствует в этих картинах едкое жало. Проживи еще Пе­ров... по всей вероятности, он начертил бы много еще таких же глубоких картин, сня­тых живьем с нашей родины.

Дилетант. 1862Мало кто знает, что Перов — действительно «чрезвычайно цен­ный для нас русский художник» — был также и прекрасным белле­тристом, автором интересных рас­сказов, публиковавшихся в журна­лах сто лет назад. Мы знакомим наших читателей с маленькой но­веллой В. Г. Перова «Нечто о портретном сходстве».

НЕЧТО О ПОРТРЕТНОМ СХОДСТВЕ

Молодой художник, только что получивший серебряную медаль за живопись, приехал в деревню к своему отцу, который был управ­ляющим при большом имении. Личность отца художника была очень типична и характерна: он походил на цыгана; был высокого роста и очень тучный, с черной, густой, окладистой бородой и с такими же черными, кудрявыми и лохматыми волосами. Немедлен­но по приезде своем сын принялся писать с него портрет, который вскоре был готов. Раз в передней комнате их дома собралось дере­венское начальство, как-то: бур­мистр, староста, сотский, десят­ский и прочие власти. Они явились получить приказания на завтраш­ние работы, так как на другой день начинался покос.

Молодой художник, желая по­хвастаться перед ними своей удач­ной работой, вынес им показать изображение своего родителя. Поставив его к стене, на пол, он спросил их: «Ну что, братцы, по­хож ли портрет?» Все пришли в восторг, даже в изумление, гово­ря: «Вот так портрет! Ну, словно живой. Только что слова не вы­молвит. Ах, ребята, вот-то похо­же»,— и они близко рассматривали портрет со всех сторон, даже щупали его.

«Ну, а скажите-ка мне, с кого он написан?» — спросил худож­ник, вполне уверенный в рази­тельном сходстве портрета. «Как с кого написан?..— заговорили присутствующие хором.— Эва! что вздумал спрашивать: с кого написан. Уж, вестимо, с кого: с твоей болезной маменьки, Татья­ны Дмитриевны» (которая, ска­зать кстати, была худа, как щепка, и постоянна больна).

Сконфуженно взял портретист свое произведение и, не говоря ни слова, торопливо унес его.

А. И. Криденер. 1876Н. Г. Криденер. 1856

shedevrs.ru

биография, картины, личная жизнь художника.

Василия Перова один из его учеников называл «подлинным певцом скорби». И не зря: постоянными персонажами его жанровых картин были измученные крестьяне, голодные, замерзшие или оплакивающие умерших родственников. Однако кисти Перова принадлежат не только социальные работы, но целая портретная галерея и картины на исторические сюжеты.

Наследник художественных традиций

Василий Перов родился в 1834 году в сибирском городе Тобольске. Он был внебрачным сыном губернского прокурора, барона Георгия Криндера — просвещенного, свободомыслящего человека, который принимал у себя в доме ссыльных декабристов. Хотя родители мальчика и обвенчались вскоре после его рождения, ребенок все равно считался незаконнорожденным, не имел права на титул и фамилию отца. В документах он числился как Васильев — по фамилии крестного. А псевдоним Перов позже родился из прозвища, которое дал ему сельский дьячок за успехи в чистописании.

В 1843–1846 годах Василий Перов учился в арзамасском уездном училище, самостоятельно занимался рисованием. После окончания училища он поступил в художественную школу Александра Ступина. Мальчик усердно учился и даже начал писать масляными красками — раньше, чем другие ученики. В 1840-х годах он уже написал несколько портретов и жанровых полотен: «Нищий, просящий милостыню», «Деревенская тройка», «Народное гулянье в семик».

Василий Перов 1

Василий Перов. Парижское гулянье. Эскиз. 1863. ГТГ

Василий Перов 1

Василий Перов. Приезд станового на следствие. 1857. ГТГ

Василий Перов 1

Василий Перов. Отпетый. 1873. ГИМ

В 1853 году Перов решил продолжать образование — в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Он попал в интересную и разнородную творческую среду: его товарищами стали начинающие художники со всей России, близким другом — молодой пейзажист Иван Шишкин, преподавателями — Михаил Скотти, Николай Рамазанов и Аполлон Мокрицкий, ученик Венецианова.

Годы обучения стали для молодого Перова нелегкими: вначале ему было негде жить, он все время испытывал финансовые трудности. Начинающий художник даже однажды чуть не бросил школу, но один из преподавателей, Егор Васильев, приютил его в собственной квартире.

В 1856 году Перова ждал первый успех: за этюд головы мальчика он получил малую серебряную медаль на конкурсе Академии художеств. В следующем году за картину «Приезд станового на следствие» — большую серебряную медаль. Критики того времени считали его прямым наследником художественных традиций Павла Федотова, который писал в духе критического реализма, когда показывается, насколько обстоятельства жизни человека и его характер зависят от социальной среды.

«Подлинный певец скорби»

В 1861 году Перов закончил Школу живописи и получил золотую медаль первого класса за картину «Проповедь в селе». Дремлющий помещик и удрученные своими мыслями крестьяне, воркующая парочка и дети, которые внимательно слушают священника... Художник показал на полотне своеобразный социальный срез — грубое невежество и отношение к скучному, по мнению толпы, оратору.

В том же году Перов написал еще одну картину со схожим сюжетом — «Сельский крестный ход на Пасхе». В ней показана русская деревня 1860-х годов с нищими невежественными крестьянами и безнравственными священниками. Картина вызвала в Петербурге горячие дискуссии: одни хвалили автора за смелость и художественное мастерство, другие были до крайности возмущены таким углом зрения. Через некоторое время полотно сняли с выставки и даже запретили демонстрировать в России. Однако Павел Третьяков приобрел картину для своей галереи. За покупку «бездуховного» полотна ему грозило неодобрение Священного Синода, а Перову — ссылкой в Соловецкий монастырь. Однако художника мнение критиков не смущало, и в 1862 году он написал следующее социальное полотно «Чаепитие в Мытищах». На нем изображен сытый ленивый священник за полуденным чаем и двое истощенных нищих, которых прогоняет от стола прислуга.

В январе 1862 года Василий Перов получил стипендию и пансион от Императорской Академии художеств и по традиции отправился за границу. Он посещал музеи Берлина, Дрездена, Парижа, делал наброски в самых бедных кварталах города. Из этюдов родились полотна с уличными музыкантами и нищими, старьевщиками и простыми горожанами — «Слепой музыкант», «Савояр», «Парижская шарманщица» и «Праздник в окрестностях Парижа».

Перов тяготился заграничной жизнью и страстно желал вернуться домой. Еще до того, как истекли предоставленные ему два года, он написал в Совет при Академии художеств: «Осмеливаюсь просить Совет о позволении мне возвратиться в Россию. Причины, побуждающие просить меня об этом, я постараюсь здесь представить: живя за границей почти два года и несмотря на все мое желание, я не мог исполнить ни одной картины, которая был бы удовлетворительна, — незнание характера и нравственной жизни народа делает невозможным довести до конца ни одной из моих работ».

После возвращения на родину художник продолжал создавать полотна на социальные сюжеты. На картинах 1860-х годов появлялись угнетенные крестьяне, изможденные городские дети, безвольные служащие у богатых господ. Позже Михаил Нестеров, ученик Василия Перова, называл живописца «подлинным певцом скорби».

«Художество выступало во всем величии своей настоящей роли: оно рисовало жизнь, оно «объясняло» ее, оно «произносило свой приговор» над ее явлениями».

Василий Перов 2

Василий Перов. Тройка. Ученики мастеровые везут воду. 1866. ГТГ

Василий Перов 2

Василий Перов. Приезд гувернантки в купеческий дом. 1866. ГТГ

Василий Перов 2

Василий Перов. Проводы покойника 1865. ГТГ

Портреты и историческая живопись

В 1869 году Перов объединился с группой художников, и вместе они основали Товарищество передвижных художественных выставок. На первой выставке передвижников в 1871 году появились картины Перова «Охотники на привале», «Рыболов» и несколько портретов. Параллельно с участием в товариществе Василий Перов преподавал в Московской школе живописи, ваяния и зодчества и попробовал себя в литературном творчестве. Он писал рассказы о своем художественном опыте — «Тетушка Марья», «На натуре (Фанни под № 30)».

«Так было и решено, что Фанни приедет по оставленному ей адресу в мастерскую Егора Яковлевича.На другой день, около полудня, явилась Фанни. Она вошла скромно, даже робко, напоминая только отчасти «погибшее, но милое созданье». Днем она выглядела хуже, чем вечером, но ростом казалась выше. Личность ее была самая обыкновенная, только темно-красные волосы, вроде как у Тициановской Магдалины, бросались в глаза. Лет ей по виду было с чем-нибудь двадцать.Фанни стояла спокойно. В положении ее тела чувствовалось изящество. Сложена она была хорошо.Егор Яковлевич рисовал с увлечением, даже не курил своей трубочки».

В 1870-е годы остросоциальных работ у Василия Перова стало меньше. В этот период он писал полотна со сценками из жизни русской провинции — «Птицелов», «Охотники на привале», «Ботаник» — и портреты. Его работы получались простыми и реалистичными, со строгой композицией и сдержанным колоритом. Александра Островского Василий Перов изобразил в непринужденной домашней обстановке, Ивана Тургенева — задумчивым и погруженным в собственные мысли. Одним из самых известных портретов стало полотно с Федором Достоевским. Ссутулившись и обхватив руками колено, писатель отрешенно смотрит в угол комнаты. Аскетичная серо-коричневая гамма добавляет портрету драматичности — картину оживляют лишь красные крапинки на черном галстуке писателя.

«Портрет этот не только лучший портрет Перова, но и один из лучших портретов русской школы вообще. В нем все сильные стороны художника налицо: характер, сила выражения, огромный рельеф».

Портретная галерея

В последние годы жизни Перов обратился к новому жанру — исторической живописи. Он планировал написать три полотна о Пугачевском восстании, но успел лишь завершить несколько этюдов для последней части трилогии — «Суд Пугачева». Остальные полотна остались на стадии набросков. Это «Осада Пскова», «Пимен и Григорий», «Михаил Тверской в Татарской орде» и «Пытка боярыни Морозовой». Последней работой мастера стало масштабное полотно 1881 года со множеством персонажей — «Никита Пустосвят».

Василий Перов умер от чахотки в 1882 году, ему на тот момент было 48 лет. Его похоронили в Даниловом монастыре, а позже перезахоронили на кладбище Донского монастыря. На могиле художника установлен памятник работы скульптора Алексея Елецкого.

Бастарды русской культуры: незаконнорожденные художники, писатели, архитекторы

Вспоминаем деятелей русской культуры, имевших пятно в метрике.

Бунтари от живописи

10 фактов из истории художников-передвижников.

www.culture.ru

Перов картины

Перов Василий Григорьевич – великий русский художник, живописец. Родился 21 декабря 1833 года в Тобольске. Настоящая фамилия Перова была Криденер, так как он был незаконным сыном некоего барона Г. К. Криденера. Фамилия или псевдоним Перов появилась уже позже – её дал будущему художнику учитель грамоты.

Учился живописи в художественной школе А. В. Ступина; в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. В последнем получил серебряную медаль за этюд головы мальчика. За свою жизнь художник Перов получил немало медалей и наград, как серебряных, так и золотых. Известными картинами, которые были оценены по достоинству и до сих пор являются визитной карточкой этого мастера, являются: Охотники на привале, Рыболов, Птицелов, Тройка, Проводы покойника и многие другие в том числе и знаменитые портреты известных в ту пору людей – Достоевский, Тургенев и другие.

Живопись этого художника – это жизнь и быт обычных крестьян, купцов. Все его работы являются отражением реальной жизни того времени. Несмотря на то, что прошло много лет, многие до сих пор могут провести аналогию между жизнью нашего прошлого и настоящего. Многие его  картины очень переживательные, например Тройка, про которую можно написать отдельную книгу – история про бедного мальчика. Как известно, Перов запечатлел этого мальчика на своей картине (в середине) и через некоторое время мальчик умер. Его мать, у которой не осталось никакой памяти о сыне, кроме  этой картины, практически каждый день ходила в Третьяковскую галерею, где висела Тройка и подолгу стояла у неё.

29 мая 1882 года художник Василий Григорьевич Перов скончался от чахотки. Произошло это в селе Кузьминки, которое сейчас является частью Москвы. Похоронен на Донском кладбище.

Блаженный

 

Ботаник

 

Чаепитие в Мытищах

 

Дети-сироты на кладбище

 

Дворник и барыни

 

Голубятник

 

Любитель

 

На железной дороге

 

Накануне девичника

 

Охотники на привале

 

Отпетый

 

Перов

 

Портрет драмматурга Островского

 

Портрет писателя Даля

 

Портрет писателя Достоевского

 

Последний кабак у заставы

 

Проводы покойника

 

Птицелов

 

Рыбная ловля

 

Рыболов

 

Сцена на могиле

 

Сельский крестный ход на Пасхе

 

Спящие дети

 

Странник

 

Тройка

 

Утопленница

 

Возвращение крестьян с похорон зимою

Для тех, кто любит хороший юмор, на сайте slonika.net вы найдёте очень много смешных и умилительных фото. Эти фото, шутки, анекдоты, демотиваторы обязательно подарят вам хорошее настроение на весь день.

art-assorty.ru

Перов Василий Григорьевич (1833 - 1882)

Еще не закончив писать картину "Проводы покойника", Перов задумал другую - показать только детей, детей мастеровых, детей московской улицы.

Перов представил зимнюю, вьюжную улицу, как бы отгороженную от людей , от уличной суеты угрюмой монастырской стеной. Вдоль стены, по улице вверх трое детей везут на салазках огромную обледенелую бочку с водой. Два мальчика и девочка выбились из сил, ветер рвет их дырявую одежонку, а они все тянут и тянут свои сани, вот-вот соскользнет бочка с обледенелых саней, но какой-то случайный прохожий удержал бочку сзади и помогает ее везти. Невозможно без сострадания смотреть на эти изможденные лица детей, видеть эти глаза, наполненные горечью, страданием, мукой. Суровые краски зимнего пейзажа усиливают безотрадное впечатление от картины.

Перов быстро написал двоих крайних детей, но долго не мог найти "коренника", мальчика в центре "Тройки". Однажды у Тверской заставы он увидел усталых пешеходов - старушку с мальчиком. Художник был поражен, насколько мальчик подходил по своему типу для его картины. Перов с трудом уговорил старушку-мать позволить написать сына, та все боялась, что это великий грех. После долгих уговоров она согласилась. Мальчик сидел спокойно; Перов писал горячо, быстро, а старушка, которая оказалась при ближайшем рассмотрении гораздо моложе, тихо рассказывала о том, как похоронила мужа, детей и остался у нее только единственный сын Васенька, единственная ее радость. Картина была написана.

"Тройку" впоследствии купил Третьяков П.М. Однажды на квартиру художника пришла какая-то старушка. Он не узнал ее, она напомнила ему о себе и долго не могла успокоиться - все плакала. Потом сказала, что сын ее умер, она, похоронив его, распродала все, собрала немного денег и вот пришла купить картину, где "был списан ее сынок". Перов объяснил, что картина ему уже не принадлежит и повел ее в Третьяковскую галерею. Она обвела комнату своим кротким взглядом и стремительно подошла к той картине, где изображен ее милый Вася. "Батюшка ты мой! Родной ты мой, вот и зубик-то твой выбитый!" - и с этими словами, как подрезанная, повалилась на пол. Много времени провела мать у картины Перова, никто ее не тревожил, и только дежурный наполненными слез глазами смотрел не нее. "Море слов, а горя реченька, горя реченька бездонная!,,"

Это бездонное человеческое горе всегда и везде умел видеть и видел Перов своим большим и щедрым сердцем.

cvetamira.ru

Перов Василий Григорьевич

Перов Василий Григорьевич - один из самых известных русских живописцев 19-го века, художник-жанрист, мастер портретной и исторической живописи.

Перов появился на свет незаконнорожденным (родители обвенчались после рождения малыша) в городе Тобольске 21 или 23 декабря 1833 (по новому стилю - 2 или 4 января 1834). Его отец барон Криденер был местным прокурором, однако мальчик не имел права на титул родителя по причине внебрачного рождения.

Фамилию Перов будущий художник получил в виде прозвища за умелое владение письменными принадлежностями.

Ранние годы Василия Григорьевича прошли частично в Арзамасе. Здесь Перов окончил курс в уездном училище, особо отличившись в рисовании. Усердие мальчика заставило родителей отдать его в местную художественную школу А. В. Ступина.

В 1853 году талантливый юноша поступил в московское училище Живописи и Ваяния. Его наставниками в МУЖВЗ были Скотти М. И., Мокрицкий А. Н., Зарянко С. К.. В учебном заведении Перов подружился с Илларионом Прянишниковым.

Во время обучения художник испытывал серьезные материальные затруднения. Его отец, обремененный большой семьей, перестал выделять средства на учебу сына. Однако, несмотря на лишения, Перов продолжал упорно трудиться и заставил обратить на свой талант внимание преподавательского состава. В декабре 1856 года Училище представило Перовский этюд головы мальчика на конкурс в Академию Художеств, за который автор получил малую серебряную медаль.

Впоследствии Академия также высоко оценивала работы Перова:

  • большая серебряная медаль за картину "Приезд станового на следствие" (1858)
  • малая золотая медаль за картину "Сын дьячка, произведенный в первый чин" (1860)

В 1861 году на выпускной конкурс Перов выставил картину "Проповедь в селе" (1861). Это произведение Академия оценила большой золотой медалью и правом на пенсионерскую поездку на три года за границу.

Однако, в Париже, Перов испытал творческий кризис и подал прошение о досрочном возвращении на родину. В 1864 году художник получил высочайшее дозволение и осенью он вернулся в Москву.

Оказавшись на родине, художник создает ряд произведений пронизанных трагическими интонациями (Ученики-мастеровые везут воду (1866), Последний кабак у заставы (1868) и др.).

В начале 70-х годов Перов создает ряд запоминающихся портретов (А.Н.Островского, (1871), В.И.Даля, Ф.М.Достоевского (оба 1872) и другие). Жанровые картины этого периода утрачивают драматизм, в них сквозит добродушный юмор (Охотники на привале, 1871; Рыболов, 1871; и т. д.). В конце творческого пути художник обращался к исторической и религиозной живописи.

Перов в последнее десятилетие проявил себя как талантливый писатель. Ряд его очерков и рассказов были опубликованы и вызвали живой интерес современников.

Василий Григорьевич Перов сыграл значительную роль в организации Товарищества передвижных выставок. Он являлся одним из членов-учредителей организации (1870).

В течение 11 лет (1871-1882) Перов преподавал в МУЖВЗ. Его учениками были такие известные матера как Касаткин Н. А., Коровин С. А., Нестеров М. В., Рябушкин А. П..

Художник вошел в историю русского изобразительного искусства как ведущий мастер критического направления бытовой живописи второй половины 19 века. Творчество Перова оказало огромное влияние на развитие не только представителей московской художественной школы, но и всего русского искусства второй половины XIX века.

29 мая (10 июня) 1882 года Василия Григорьевича Перова не стало. Художник был похоронен на Донском кладбище.

Детские образы в творчестве Перова

Известные картины Перова

webstarco.narod.ru

Василий Григорьевич Перов

  Как преподаватель, В.Г.Перов оставил о себе самые лучшие воспоминания во всех своих учениках. Его взгляды, которые он проводил в своей педагогической деятельности, ясно выражены в одном месте его рассказа "Наши учителя", где он, между прочим, говорит: "Чтобы быть вполне художником, нужно быть творцом; а чтобы быть творцом, нужно изучать жизнь, нужно воспитать ум и сердце, воспитать не изучением казенных натурщиков, а неусыпной наблюдательностью и упражнением в воспроизведении типов и им присущих наклонностей... Этим изучением нужно так настроить чувствительность воспринимать впечатления, чтобы ни один предмет не пронесся мимо вас, не отразившись в вас, как в чистом, правильном зеркале... Художник должен быть поэт, мечтатель, а главное — неусыпный труженик... Желающий быть художником должен сделаться полным фанатиком, живущим и питающимся одним искусством и только искусством". 

 

Автопортрет, 1851

Василий Григорьевич Перов (фамилия, данная при рождении — Васильев; 21 декабря 1833 [2 января 1834], Тобольск — 29 мая [10 июня] 1882, с. Кузьминки, ныне в черте г. Москвы) — русский живописец, один из членов-учредителей Товарищества передвижных художественных выставок.  В.Г.Перов был признанным вождём московской живописной школы, являвшейся в 60-х годах Х1Х века авангардом русского реалистического искусства. В кругах интеллигенции его даже называли «Папа московский», тем самым подчеркивая, что подобно тому, как Папа Римский диктует из Ватикана законы всему католическому миру, Перов из Москвы диктовал законы всему русскому художественному миру. Василий Григорьевич Перов был незаконнорождённым сыном барона Георгия Карловича Криденера. Несмотря на то что вскоре после рождения мальчика его родители обвенчались, Василий не имел прав на фамилию и титул отца. В официальных документах долгое время указывалась фамилия «Васильев», данная по имени крёстного отца. Фамилия «Перов» возникла как прозвище, данное мальчику его учителем грамоты, заштатным дьячком, который этим прозвищем отметил своего ученика за усердие и умелое владение пером для письма.

Плач Ярославны

В. Г. Перов окончил курс в арзамасском уездном училище, был отдан в художественную школу А. В. Ступина (также в Арзамасе). В 1853 году поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где учился у М. И. Скотти, А. Н. Мокрицкого и С. К. Зарянко. В 1856 году получил малую серебряную медаль за представленный в Императорскую академию художеств этюд головы мальчика.Впоследствии Академия присуждала ему и другие награды:

Приезд станового на следствие. 1857 Х., м. 38х43 ГТГ - Перов Василий Григорьевич

большую серебряную медаль за картину «Приезд станового на следствие» (1858),

 

малую золотую медаль за картины «Сцена на могиле»

и «Сын дьячка, произведенный в первый чин» (1860),

большую золотую медаль за картину «Проповедь в селе» (1861). Получив вместе с большой золотой медалью право на зарубежную поездку за казённый счет, Перов отправился в 1862 году в Европу, посещает ряд городов Германии, а также Париж. К этому периоду относятся картины, изображающие европейские сцены уличной жизни («Продавец статуэток», «Савояр», «Шарманщик», «Нищие на бульваре», «Музыканты и зеваки», «Тряпичники»).

Праздник в окрестностях Парижа (Монмартр), 1863-1864

Сироты на кладбище, 1864 г.

Шарманщик в Париже 1864

Парижские тряпичники

Продавец песенников

Вернувшись раньше срока в Москву, Перов с 1865 по 1871 год создал картины «Очередные у бассейна», «Монастырская трапеза», «Проводы покойника», «Тройка», «Чистый понедельник», «Приезд гувернантки в купеческий дом», «Учитель рисования», «Сцена у железной дороги», «Последний кабак у заставы», «Птицелов», «Рыболов», «Охотники на привале».

Один Неисправимый, 1873

В ломбард, 1867

В 1878 году пишет картину «Христос в Гефсиманском саду», в 1880 «Первые христиане в Киеве». В 1866 году он получил степень академика, а в 1871 году — место профессора в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Примерно в это же время он примыкает к Товариществу передвижных художественных выставок.

Христос в Гефсиманском саду, 1878

Первые христиане в Киеве, 1880

 

Известен также В. Г. Перов и как выдающийся мастер портрета.

 

Автопортрет 1870 год

Портрет А.И. Криденер, матери художника 1876 год

Портрет Елизаветы Егоровны Перовой, жены художника  1868 год

Портрет Елены Перовой, пе Scheins, первой жены художника

Портрет Н.Г.Криденера, брата художника

Художник скончался от чахотки в маленькой подмосковной больнице на территории усадьбы Кузьминки (ныне это территория г. Москвы). Похоронен был на монастырском кладбище в Даниловом монастыре. Прах его перезахоронен на монастырском кладбище в Донском монастыре. Точная дата перезахоронения не установлена. На новой могиле художника установлен надгробный памятник работы скульптора Алексея Евгеньевича Елецкого.

РЕКОМЕНДУЮ ПРОЧИТАТЬ: ПОДРОБНАЯ БИОГРАФИЯ-ЗДЕСЬ: http://www.biografija.ru/biography/perov-vasilij-grigorevich.htm

"Путь славы и скорби Василия Перова" (ВИДЕО)

Портрет композитора Антона Рубинштейна, 1870

Василий Григорьевич Перов - Портрет Ф.М.Достоевского

Портрет Владимира Ивановича Даля 1872 год

Портрет И.С. Тургенева 1872

Портрет драматурга А.Н. Островского

Портрет Авдотья Кузнецова, 1870

Портрет поэта Аполлона Майкова, 1872

"Никита Пустосвят" Спор о вере 1881  год

Крестный ход в деревне, 1861

Странник 1870

1865 год

Дворник, отдающий квартиру барыне 1878 год

Суд Пугачева 1875

Чаепитие в Мытищах, близ Москвы, 1862

Странница в поле 1879

Дилетант 1862

Ботаник, 1874

Приезд институтки к слепому отцу. 1870

Голубятник 

Прием странника

 

Почтовые марки СССР, 1956 год

 

 

Почтовые марки России, 2009 год

 175-летие рождения русского художника Василия Перова (1834-1882)

 liveinternet.ru

subscribe.ru

Перов Василий Григорьевич (1834-1882) » Перуница

Перов Василий Григорьевич (1834-1882)АвтопортретПеров Василий Григорьевич - один из лучших русских живописцев новейшего времени, родился в Тобольске 23 декабря 1833 года. Окончил курс в арзамасском уездном училище, был отдан в художественную школу А.В. Ступина в Арзамасе. Находясь в ней, кроме копирования оригиналов, стал впервые пробовать свои силы в композиции и в живописи с натуры.

В 1853 году поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где имел наставниками М. Скотти , А. Мокрицкого и С. Зарянка . В 1856 году, за представленный в Императорской Академии Художеств этюд головы мальчика, получил малую серебряную медаль. За этой наградой следовали другие, присужденные ему академией: в 1858 году - большую серебряную медаль за картину "Приезд станового на следствие", в 1860 году - малую золотую медаль за картины "Сцена на могиле" и "Сын дьячка, произведенный в первый чин", в 1861 году - большую золотую медаль за "Проповедь в селе". Означенные четыре произведения Перова и написанные им вскоре после того "Проповедь в селе" (находится у К. Солдатенкова в Москве), "Сцена на могиле" (в Третьяковской галерее в М.) и "Чаепитие в Мытинцах" (там же), будучи выставлены в Москве и Петербурге, произвели огромное впечатление на публику и выказали художника остроумным жанристом-сатириком, прямым наследником П. Федотова , не менее его наделенным тонкой наблюдательностью, глубоко вникающим в русскую жизнь, умеющим особенно ярко выставлять на вид ее темные стороны, но несравненно более искусным в рисунке и технике, чем автор "Сватовства майора".

Приезд станового на следствие

Сцена на могиле

Проповедь в селе

Чаепитие в Мытищах

Получив, вместе с большой золотой медалью, право на поездку в чужие края на казенный счет, Перов отправился туда в 1862 году, посетил главные художественные центры Германии и провел около полутора лет в Париже. Здесь он делал этюды с натуры и написал несколько картин, изображающих местные типы и сцены уличной жизни ("Продавец статуэток", "Савояр", "Шарманщик", "Нищие на бульваре", "Музыканты и зеваки", "Тряпичники" и пр.), но вскоре убедился, что воспроизведение незнакомых, чужеземных нравов не дается ему столь же успешно, как изображение родного, русского быта, и возвратился в Россию до окончания срока своего пенсионерства.

Савояр

Парижские тряпичники

Поселившись снова в Москве, Перов принялся работать в том же направлении, на которое выступил в начале своей артистической карьеры, и в период времени с 1865 по 1871 год создал ряд произведений, поставивших его не только во главе всех бывших доселе русских жанристов, но и между первоклассными живописцами подобного рода в Европе. В этот период из-под его кисти вышли такие бесподобные картины, как "Очередная у фонтана", "Монастырская трапеза", "Проводы покойника" (находится у К. Солдатенкова), "Тройка" (в Третьяковской галерее), "Чистый понедельник" (там же), "Приезд гувернантки в купеческий дом" (там же), "Учитель рисования" (у наследника Д. Боткина), "Сцена у железной дороги" (в Третьяковской галерее), "Последний кабак у заставы" (там же), "Птицелов" (там же), "Рыболов" (там же), "Охотники на привале" (там же) и некоторые другие. Четвертая и шестая из этих картин доставили художнику, в 1866 году, степень академика; за "Птицелова", в 1870 году, он получил звание профессора. Однако рядом с такими замечательными произведениями, порой являются у Перова картины, странно задуманные и неудачно исполненные, например "Божия Матерь с Христом у житейского моря" и "Выгрузка извести на Днепре". Кроме того, он пристращается к портретной живописи, для успеха в которой хотя и обладал необходимой наблюдательностью и способностью схватывать человеческие характеры, но не имел вполне жизненной палитры, и которая, во всяком случае, не составляла его главного призвания. Среди написанных им портретов, многие замечательны в отношении лепки, экспрессивности, передачи индивидуальных черт в изображенных лицах, но лишь некоторые отличаются свежестью и естественностью колорита. Лучшие в их числе - портреты А.А. Борисовского, В.В. Бессонова, А.Ф. Писемского , А. Г. и Н.Г. Рубинштейнов , М.П. Погодина , Ф.М. Достоевского и купца Камынина . Получив в 1871 году место профессора в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и примкнув около того же времени, к товариществу передвижных художественных выставок, Перов в первые, следовавшие затем годы, продолжал писать портреты и жанровые картины в прежнем роде, которые надо признать вообще уступающими его предшествовавшим работам; чем далее, тем все сильнее и сильнее увлекался он более возвышенными, по его мнению, задачами - пытался быть живописцем религиозных и аллегорических сюжетов ("Христос в Гефсиманском саду", "Снятие со креста", "Распятие", "Весна" и другие) и, наконец, пристрастился к темам из отечественной истории ("Плач Ярославны", "Первые русские христиане", "Поволжские хищники", "Пугачевцы", "Никита Пустосвят").

Портрет писателя Владимира Ивановича Даля

Плач Ярославны

В этих последних произведениях Перов еще просвечивает его талант, но уже не так ярко, как в былое время; за ними нельзя не признать некоторых достоинств, но вообще они слишком изысканы по композиции, мелодраматичны и свидетельствуют, что в создании их участвовал больше ум, чем художественное чувство их автора. Под конец своей жизни Перов пустился в литературу и напечатал в газете "Пчела" за 1875 год и в "Художественном Журнале" Н. Александрова за 1881 - 1882 гг. несколько, не лишенных занимательности, рассказов из быта художников и свои воспоминания. Он умер от чахотки в с. Кузминках, неподалеку от Москвы, 29 мая 1882 года. - Ср. Д. Ровинского и Н. Собко "Василий Григорьевич Перов, его жизнь и произведения" (Санкт-Петербург, 1892). А. С-в.

www.perunica.ru