Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Кто согласно легенде о призвании варягов был первым князем. Глава 1. Призвание варягов

Кто согласно легенде о призвании варягов был первым князем


Кто правил Русью до "призвания варягов"

Историю Руси обычно принято вести от «призвания варягов», о том же, что было до того, как Рюрик пришел «володеть нами» в учебниках говорится редко. Тем не менее, о том, что государственность на Руси была и «до Рюрика» говорит много фактов.

До "призвания"

Официальная отечественная историография говорит, что государственность на Руси возникла в 862 году после прихода к власти династии Рюриковичей. Однако последнее время многие исследователи ставят под сомнение такую точку зрения. В частности политолог Сергей Черняховский утверждает, что начало русской государственности следует отодвинуть, по крайней мере, на 200 лет вглубь истории. И не безосновательно.

О централизованном Русском государстве до Рюриковичей говорят многие источники, в частности «Иоакимовская летопись», опубликованная в XVIII столетии Василием Татищевым.

Если допустить, что варягов «призвали на княжение» в русские земли, тогда напрашивается вывод, что здесь были не разрозненные славянские племена, а народ, который имел представление о централизованной власти. Впрочем, если признать верной мысль историка Бориса Рыбакова о том, что Рюрик стал княжить после завоевания Новгорода, то и в этом случае мы видим подчиняющиеся единой столице владения.

Гардарики

В греческих и латинских источниках называются крупные города, вокруг которых концентрировалось древнерусское население. Кроме Киева и Новгорода там упоминаются подзабытые сейчас Изборск, Полоцк, Белозерск, Любечь, Вышгород. Например, баварский географ IX века насчитывал у славян до 4000 городов!

Одним из признаков государственности является существование письменности. Сейчас уже ясно, что в дохристианской Руси она была. Об этом, к примеру, говорит писатель X века Ибн-Фодлан, как очевидец утверждавший, что на могильном столбе русы всегда писали имя покойного, а также князя, которому тот подчинялся. Византийцы и скандинавы не только упоминали, что славяне имеют собственные письмена – буквицу, но и называли их образованным народом.

Более того, в византийских источниках при описании жизни русов отразились и явные признаки их государственного устройства: иерархия знати, административное деление земель, упоминаются также мелкие князья, над которыми стояли «цари».

Потерянная династия

По общепринятой версии первую правящую династию на Руси заложил Рюрик. Однако современные исследователи предполагают, что Рюриковичи свергли или, по крайней мере, сменили уже существовавшую здесь династию. Историк Александр Самсонов говорит о тесной преемственности на Руси других развитых культур – скифской и сарматской, откуда и могли прийти первые князья русских земель.

В «Сказании о Словене и Русе» повествуется о двух братьях – сыновьях Скифа, двинувшихся вверх от черноморских земель в поисках новых территорий. Они достигли берегов реки Волхов, где и основали город Словенск, который позднее стал называться Великим Новгородом.

Дальше, как пишется в летописи, «Словен же и Рус живяху между собою в любви велице, и княжиша тамо, и завладеша многими странами тамошних краев. Такоже по них сынове их и внуцы княжаху по коленом своим и налезоша себе славы вечные и богатства многа мечем своим и луком». В источниках также упоминается о тесных связях государства Словена и Руса как с варварскими народами, так и с развитыми странами Запада и Востока.

Доказательством подлинности этой истории могут выступать арабо-персидские источники XII века, которые писали о русах и славянах, ссылаясь на эпонимы Руса и Словена. Византиец Симеон Логофет в X веке также упоминает Руса, как предка русского народа. А греки, называя эти земли «Великой Скифью», по сути, подтверждают, что правили здесь потомки Скифа.

Исходя из летописей, земли Словена и Руса неоднократно подвергались запустению, но правящая династия сохранилась. Потомком первых князей стал Гостомысл, который после смерти четырех сыновей оказался последним в роду. Волхвы, растолковав один из снов Гостомысла, предсказали, что новым правителем в Новгороде будет сын его дочери Умилы и варяжского князя Годослава. Этот сын и есть легендарный Рюрик, которого призвали сменить (или продолжить, учитывая родство) новгородскую династию.

Впрочем, историки неоднозначно относятся к такой версии династической преемственности. В частности, Н. М. Карамзин и С. М. Соловьев ставили под сомнение реальность Гостомысла. Более того, некоторые археологи не уверены в самом существовании Новгорода до IX века. Раскопки «Рюрикова городища» подтвердили только следы позднего скандинавского и западнославянского присутствия в этих землях.

Все дороги ведут в Киев

Если можно поставить под сомнение достоверность «Сказания о Словене и Русе», то факт существования «Северных архонтств» историками признан. Так византийцы называли непокорные земли-государства, расположившиеся в Северном Причерноморье, которые в VI и VII веках являлись для Константинополя серьезной угрозой.

Раскопки в центральной Украине подтвердили существование здесь некогда развитых и густозаселенных территорий. Эти протогосударственные образования были объединены понятием «Черняховской культуры». Установлено что на этих землях развивались железообрабатывающее, бронзолитейное, кузнечное, камнесечное производство, а также ювелирное дело и чеканка монет.

Историки отмечают высокий уровень хозяйствования и активную торговлю представителей «Черняховской культуры» с крупными античными центрами. По мнению академика В. В. Седова основным населением этих мест были славяне-анты и скифо-сарматы. Позднее где-то с V века именно в центре «Черняховской культуры» начинает свое возвышение Киев – будущая столица Древнерусского государства, основателем которого согласно «Повести временных лет» стал Кий.

Правда, историк Н. М. Тихомиров время основания Киева отодвигает на VIII век. Хотя другие исследователи возражают и находят новую дату в IV столетии, приводя в пример один из средневековых летописных источников: «Бысть основание его в лето от Христа 334».

Сторонник более ранней версии основания Киева историк М. Ю. Брайчевский, опираясь на труды византийского писателя Никифора Григоры, утверждает, что Кий, как и многие правители соседних стран, получил из рук Константина Великого символ власти. В тексте Григоры есть упоминание о «повелителе Руси», которому император вручил титул «царского кравчего».

Так, получив добро на княжение, Кий стал у истоков правящей династии молодой державы со столицей в Киеве. В «Велесовой книге» (которая, конечно, не может считаться достоверным источником) Кий описан как выдающийся полководец и администратор, который объединив под своим началом большое количество славянских племен, создал могучее государство.

Польский историк Ян Длугош, отмечая роль Кия в становлении древнерусской государственности, считает, что киевский князь основал линию династической преемственности: «После смерти Кия, Щека и Хорива, наследники по прямой линии, их сыновья и племянники много лет господствовали у русинов, пока преемственность не перешла к двум родным братьям Аскольду и Диру».

Как мы знаем из «Повести временных лет» в 882 году преемник Рюрика Олег убил Аскольда и Дира и завладел Киевом. Правда в «Повести» Аскольд и Дир называются варягами. Но если опираться на версию польского историка то Олег прервал законную династию, идущую от Кия, и заложил основы для правления новой династической ветви – Рюриковичей.

Так удивительным образом сходятся судьбы двух полулегендарных династий: новгородской, берущей начало от Словена и Руса и киевской, происходящей от Кия. Но обе версии небезосновательно позволяют предположить, что древнерусские земли могли быть полноценными государствами задолго до «призвания варягов».

Источник

otevalm.livejournal.com

Глава 1. Призвание варягов. Северные войны России

Глава 1. Призвание варягов

В лето 6370[1] от сотворения мира пошли кровавые свары у северных славян. "И не было среди них правды, и встал род на род, и была среди них усобица, и стали воевать сами с собой.

И сказали себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам? к Руси. Те варяги назывались русью подобно тому, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готладцы, – вот так и эти прозывались.

Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И вызвались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли к славянам, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, – на Белом озере, а третий, Трувор, – в Изборске".

Именно так описано становление государственности на Руси в «Повести временных лет». Поскольку, кроме летописи, никаких других данных о призвании Рюрика нет, то по этому поводу отечественные историки уже два столетия ведут жестокую войну между собой. Тех, кто поверил летописи, окрестили норманистами, а тех, кто считал призвание варягов вымыслом, и князя Рюрика – мифологическим персонажем, стали звать антинорманистами.

Еще в XIX веке спор историков получил политическую окраску. Дело в том, что несколько немцев, состоявших на русской службе, имели неосторожность намекнуть, что вот де без европейцев русские не смогли создать своего государства. Против них грудью встали «квасные» патриоты. Мы, мол, сами с усами и вашего Рюрика знать не знаем, а история наша начинается от славянских князей Олега и Игоря. Нашлись историки, первым среди которых был В.Н. Татищев (1686-1750), придумавшие Рюрику деда – славянина Гостомысла, жившего то ли в Новгороде, то ли в славянском Поморье. Исторические споры норманистов и антинорманистов не уместятся даже в самый пухлый том. Мы же изложим наиболее правдоподобную версию тех древних событий.

Начнем с того, что выясним, кто такие варяги. У нас принято отождествлять варягов с викингами – скандинавскими морскими разбойниками. В VIII-X веках викинги (норманны) были грозой всех стран северной Европы и даже Средиземного моря. В IX веке корабли викингов достигли Исландии, в X веке – Гренландии и Канады (полуостров Лабрадор). Вожди викингов (конунги) захватывали земли в Западной Европе и зачастую оседали там. Некоторые из них позже стали князьями, графами, баронами и даже королями.

Несколько в ином качестве викинги приходили в земли восточных славян за десятки лет до появления там Рюрика. Набеги на земли славян и грабежи, безусловно, имели место, но не они составляли главный вид деятельности викингов. Здесь они чаще всего выступали в ролях купцов и наемников.

Флотилии норманнских судов (драккаров) легко передвигались вдоль северного побережья Европы и грабили по пути местное население, а затем через Гибралтарский пролив попадали в Средиземное море. Это был очень длинный, но сравнительно легкий путь. А вот пройти «из варяг в греки» по русским рекам и волокам было гораздо короче, но пробиться там силой было трудно, скорее всего, невозможно. Вот и приходилось норманнам ладить с местным населением, особенно в районах волоков. Для славянского населения волок становился промыслом, поэтому жители окрестных поселений углубляли реки, рыли каналы, специально содержали лошадей для волока и соответствующих «специалистов». Естественно, за это норманнам приходилось платить.

По пути «из варяг в греки» к викингам присоединялись отряды славян, а затем объединенное славяно-норманнское войско шло в Византию то войной, то наниматься на службу к византийскому императору. Именно поэтому славяне и называли викингов варягами. Варяг – это искаженное норманнское слово «Vaeriniar», которое норманны, в свою очередь, позаимствовали у греков. Греческое «joisegatoi» означает «союзники», точнее – «наемные воины-союзники». Заметим, что среди собственных названий скандинавских племен варяги не фигурируют, и ни один народ Западной Европы не давал норманнам такого имени. Слово «варяг» отражает специфику исключительно славяно-норманнских отношений.

Разобравшись с варягами, обратимся к личности Рюрика. Ряд историков, включая Б.А. Рыбакова, отождествляет летописного Рюрика с Рёриком Ютландским – мелким датским конунгом, владевшим местечком Дорестад во Фрисландии. Рёрик неоднократно упоминается в западных хрониках. Там сказано, что в 50-е годы IX века викинги отняли у Рёрика Дорестад.

А с 862 года его имя исчезает из хроник. В 870 году Рёрик на короткое время появляется в королевстве франков, и затем исчезает вновь. Согласно нашей летописи, Рюрик умер в 879 году. Следовательно, с большой степенью вероятности можно принять версию, что Рёрик Ютландский принял предложение славян около 862 года и действительно княжил у них до 879 года.

А вот его «братья» Синеус и Трувор являются плодом фантазии летописца. Возможно, он располагал каким-то документом, славянским или норманнским, где и нашел непонятные слова «синеус» (sine hus – свой род) и «трувор» (thru varing – верная дружина). Видимо, о Рёрике было сказано, что он прибыл со своими родичами и верными дружинниками. Тех и других малограмотный летописец превратил в братьев Рюрика. Не имея никаких сведений о деятельности Трувора с Синеусом и об их потомстве, летописец умертвил обоих «братьев» вскоре после «прибытия», в 864 году.

Теперь остается последний вопрос, какую это «русь» привел с собой Рюрик? В книге английских авторов «Викинги», изданной в Москве в 1995 году, говорится: «Славяне называли викингов русами, поэтому территория, где расселились русы, получила название Русь (впоследствии – Россия)». (Филиппа Уингейт, Энн Миллард, «Викинги», М., «Росмэн», 1995, с.40.)

Мягко выражаясь, это буйная фантазия ученых дам Филиппы Уингейт и Энн Миллард, как, впрочем, и других иностранных и отечественных историков[2] .

Дело в том, что в Скандинавии никогда не было не только племени варягов, но и племени русов. Русью (или русами) норманнов называли лишь в Восточной Европе.

Некоторые историки связывают слово «рос» («рус») с географической и этнической терминологией Поднепровья, Галиции и Волыни, утверждая, что именно там существовало племя «рос» или «русь». Но, увы, и эта версия не соответствует ни летописям, ни фактам.

Автор придерживается мнения тех историков, которые полагают, что слово «русь» близко к финскому слову «routsi», что означает «гребцы» или «плаванье на гребных судах». Отсюда следует, что русью первоначально называли не какое-то племя, а двигающуюся по воде дружину. Кстати, и византиец Симеон Логофет писал, что слово «рус» или «русь» происходит от слова «корабль» (!).

Итак, поначалу славяне и византийцы называли русью дружины норманнов и славян, передвигавшиеся на гребных судах. Через несколько десятилетий это слово стало ассоциироваться с дружиной киевского князя, а еще позже – с его владениями и с его подданными.

Что же касается варягов, осевших на Руси, то они, как правило, обрусевали уже во втором поколении. Есть народы, склонные к быстрой ассимиляции, и наоборот, известны случаи, когда отдельные племена столетиями не желают ассимилироваться среди местного населения. Обычно такие случаи кончаются серьезными этническими конфликтами, ответственность за которые сейчас стало модно сваливать с больной головы на здоровую, то есть на коренное население, составляющее абсолютное большинство. Норманны же очень быстро ассимилировались, и не только в славянских землях, но и в Англии, Франции, Италии, короче, повсюду.

Если норманны и превосходили славян в военном искусстве, то в остальном они стояли на более низком уровне развития, поэтому легко перенимали элементы славянской культуры. Норманны в Византии и Западной Европе довольно быстро меняли свою религию на христианство, а в Новгороде и Киеве – на славянских богов. Кстати, пантеоны скандинавских и славянских богов были весьма схожи. Характерно, что в договорах с Византией варяжский князь Олег, ближайший сподвижник Рюрика, клянется не скандинавскими богами Одином и Тором, а славянскими Перуном и Белесом.

Невысокий культурный уровень варягов-норманнов и их быстрая ассимиляция дали мощные козыри в руки историкам-антинорманистам. С последними можно согласиться в том, что варяги не оказали практически никакого влияния на быт, обычаи, культуру, религию и язык славян. Однако в политике, и особенно в военной истории славян, варяги сыграли весьма существенную роль.

В 60-е годы IX века, пока Рюрик правил в Новгороде и Ладоге, в Киеве правили два варяжских конунга, Аскольд и Дир. Согласно русским летописям, Аскольд и Дир вместе с Рюриком прибыли в 862 году в Новгород, а затем отпросились с отрядом варягов на службу в Византию. Однако ряд ученых не без основания считает, что это выдумка летописца, пытавшегося оправдать действия князя Олега (Ольгерда), а на самом деле оба конунга правили Киевом раньше, чем с 862 года.

Аскольд и Дир собрали довольно большое войско, состоявшее из славян. Согласно византийским источникам, в 860 году 200 ладей русов подошли к Константинополю. В течение недели город находился в осаде, после чего император Михаил начал переговоры с русами и заключил с ними мирный договор. Походом на Царьград руководили Аскольд и Дир. Византийские источники говорят о том, что вождь русов принял христианство. Судя по всему, это был Аскольд, недаром впоследствии на могиле Аскольда построили церковь святого Николая. Аскольд и Дир совершили несколько успешных походов на хазар, чем обеспечили безопасность своих владений от налетов степных кочевников.

После смерти Рюрика северными славянскими землями стал править князь Олег (Ольгерд), родственник Рюрика, поскольку сын Рюрика Игорь был еще ребенком. В 882 году Олег собрал войско из варягов и славян и двинулся на ладьях по воде в южном направлении. Как сказано в летописи, «приде к Смоленску и придя град и посади муж свои, оттуда поиде вниз и взя Любеч, посади муж свои». Перевести это, видимо, следует, так: Смоленск сдался Олегу без боя, а Любеч пришлось штурмовать, и в обоих городах Олег оставил свои гарнизоны.

Подплывая к Киеву, Олег велел замаскировать ладьи под купеческие суда. Часть воинов изображала гребцов, большинство же легло на дно ладей. Ладьи пристали возле Угорской горы, оттуда Олег послал гонцов сказать киевским князьям, что они варяги-купцы и плывут из Новгорода в Константинополь. Аскольд и Дир с небольшой свитой вышли из города для осмотра товаров. Когда они подошли к ладьям, оттуда выскочили варяги и убили обоих князей. После этого Киев без сопротивления сдался Олегу. Это убийство явилось актом объединения северных и южных восточнославянских земель, в результате чего возникло государство, впоследствии названное Киевской Русью.

Земли Киевской Руси имели довольно слабые политические и экономические связи как со столицей, так и между собой. Впрочем, это характерно для всех государств Европы конца IX века, например, для Западно-франкского и Восточно-франкского королевств, Великоморавского государства, Болгарского царства и других. Тем не менее, до 1991 года ни у одного серьезного историка не возникало сомнений, что у всех славянских племен, входивших в Древнерусское государство, был общий язык (разумеется, с местными диалектами), общие верования, и они были одним народом. Что же касается варяжского элемента в Киевском государстве, то большинство варягов ассимилировалось, а остальные, прослужив несколько лет у киевского князя, отправлялись служить в Византию, либо иногда возвращались на историческую родину.

В 907 году киевский князь Олег (Ольгерд) с дружиной, состоявшей из славян и варягов, осадил Константинополь (Царьград). После непродолжительной осады греки запросили мира. Олег получил большую контрибуцию и подписал выгодный для Киева договор о торговле и мореплавании. Согласно легенде, Олег прибил свой щит к вратам Царьграда. Византийцы целовали крест в соблюдение договора, а Олег и его мужи клялись оружием и славянскими богами Перуном и Белесом. Любопытно, что и в 907 году, и через четыре года, когда послы из Киева приезжали за подтверждением договора, из четырнадцати человек лишь двое имели славянские имена – Велемудр и Стемир, а остальные – скандинавские: Карл, Рулав, Руальд, Труан, Фарлаф и т. д. Но оба раза все послы клялись славянскими богами.

После смерти Олега в 912 году на киевский престол вступил Игорь, сын Рюрика (?-945). Летом 941 года Игорь предпринял морской поход на Константинополь. 11 июля у входа в Босфорский пролив русские ладьи встретились с византийским флотом. Противник применил «греческий огонь», и русская флотилия, потеряв несколько судов, отступила. Потерпев поражение у Константинополя, флотилия Игоря двинулась к берегам Винифии и начала опустошать побережье. Однако вскоре русские увидели византийскую эскадру Феофана и вынуждены были бежать. Феофан решил преградить русским путь домой и блокировал Днепро-Бугский лиман. Поэтому Игорю с дружиной пришлось возвращаться назад через Керченский пролив.

В 944 году Игорь решил взять реванш. На сей раз он собрал большое войско и разделил его на две части: пешие славяне и варяги пошли морем, а конные славяне и наемники-печенеги двинулись сухим путем. Сам Игорь пошел с конной ратью, но дойти ему удалось лишь до Дуная, где его встретили послы императора.

Греки предложили Игорю дань значительно большую, чем взял Олег. Игорь взял деньги и ценные ткани и двинулся назад. В следующем 945 году был заключен договор с Византией. Любопытно, что в ходе принятия нового договора в Киеве часть славян и варягов присягали не Перуну, а целовали крест в церкви святого Ильи. Кстати говоря, в годы мира с Византией русские (то есть славяне и варяги) охотно шли на императорскую службу. Например, в 949 году в ходе боевых действий византийского флота у острова Крит в составе флота было девять русских кораблей и более шестисот воинов-русов.

В 946 году князя Игоря убили древляне при попытке собрать дополнительную дань с города Коростень. Сын Игоря Святослав был ребенком, и несколько лет после смерти Игоря от имени Святослава правила его мать, княгиня Ольга.

Годы правления Святослава отмечены походами в Поволжье, на Северный Кавказ и в Болгарию. О походах Святослава написано много, но, увы, историки их еще до конца не исследовали, мы же вынуждены пропустить походы Святослава, так как они не соответствуют теме нашей работы. Скажем лишь, что в войсках Святослава варяжский элемент был крайне немногочисленен. В 972 году возвращавшегося по Днепру из Болгарии в Киев князя Святослава на острове Хортица застигли врасплох печенеги и убили.

Установившихся законов престолонаследия в Киевской Руси еще не было. Детям и внукам Святослава пришлось решать этот вопрос силой. Решающей силой в борьбе за киевский престол в конце X – начале XI века стали варяги.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Призвание варягов. О чем идет спор

Призвание варягов. О чем идет спор

Школьная научно-практическая конференция учащихся

Муниципальное автономное образовательное учреждение

«Лицей №4»

«Призвание варягов. О чем идет спор»

Работу выполнил:

Прибылев Тимофей Михайлович

д класс

Научный руководитель:

Шаяхметова

Венера Рузальевна

Пермь 2012г.

ВВЕДЕНИЕ

Современная Россия (Российская Федерация) - это огромная страна, протянувшаяся почти на 10 тыс. км от Балтийского моря до Тихого Океана с запада на восток и на 5 тыс. км от Северного Ледовитого Океана до степей, пустынь и горных хребтов Средней и Восточной Азии.

А как и когда зародилась Российское государство, какие исторические события способствовали этому процессу?

Праславяне, предки славян, со II тысячелетия до н.э. жили на территории Центральной и Восточной Европы, от реки Одер и до Карпатских гор. Примерно в VI в. н.э. славянские племена начали расселение по территории современной России.

На землях нашей страны, еще до прихода славян, жили угро-финны, балты и другие племена, и на месте будущих славянских городов уже были развитые поселения.

Славяне, расселяясь, уживались с коренным населением, шло взаимопроникновение культур - племена перенимали опыт и умения друг друга. Название «славяне» стало распространяться в середине первого тысячелетия нашей эры. Сначала так назывались только западные славяне, восточные назывались «антами». Но вскоре название «Славяне» закрепилось за всеми племенами, говорившими на славянских языках.

Около VI века из единой славянской общности выделилась восточно - славянская группа племенных союзов.

Целью исследовательской работы является выяснение обстоятельств призвания варягов при помощи летописных и научно - исторических данных и сравнительный анализ научно - исторических и летописных версий призвания варягов.

Задачи:

1)Выяснить, по какой причине призвали варягов.

2)Узнать, кто их призвал (старейшины племен или народ), в какой город (есть несколько версий)

3)Выяснить, с кем пришёл Рюрик на Русь.

)Сравнить версии призвания варягов из разных летописей.

Характеристика используемой литературы

)«Повесть временных лет» в переводе Д.С.Лихачева. Характеристика: летопись. Охваченный период истории начинается с библейских времён в вводной части и заканчивается 1117 годом (в 3-й редакции).

2)Н.М.Карамзин «Об истории государства Российского». Характеристика: книга, содержащая вырезок из 12 томов собрания сочинений Н.М.Карамзина. В ней можно прочесть информацию от начала образования славянского государства и до междоцарствия (Семибоярщины).

)В.О. Ключевский «Курс русской истории» 1 том. Характеристика: книга, содержащая лекции В.О. Ключевского.

)«История России с древнейших времен до конца XVII века» под ред. А.Н.Сахарова. Характеристика: книга, в которой написано о периоде от начала образования славянского государства и до 17 в.

)С.М. Соловьев «Об истории древней России». Характеристика: энциклопедия, содержащая вырезок из 13 томов собрания сочинений Н.М.Карамзина С.М. Соловьева. В ней можно прочесть информацию от начала образования славянского государства и до царствованья Алексея Михайловича.

)Книги, взятые из интернета:

Д.И. Иловайский «О мнимом призвании варягов». Характеристика: исследование о призвании варягов.

Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. // Полное собрание русских летописей. Характеристика: собрание летописей.

А.Н.Кирпичников «Сказание о призвании варягов - легенды и действительность». Характеристика: исследование о призвании варягов.

Глава 1. Восточные славяне до призвания Рюрика

В лесистой местности, каковой в те времена была Восточная Европа, реки были единственными доступными дорогами, по ним проходили и основные торговые пути. Поэтому и расселялись славяне в основном вдоль рек. Освоив области возле Днестра, Буга и Днепра, славяне пришли к верховьям Оки, Волги, Дона, Западной Двины, Волхова, к Ладожскому и Ильменскому озерам, к Белому морю.

На западе жили дреговичи, позже здесь появились кривичи, древляне и поляне. Еще дальше на север продвинулись ильменские словене. Другая ветвь - толочане - облюбовала для поселения берега реки Полота.

Жили славяне в небольших поселках, обнесенных частоколом. За частоколом лежали земли общины. Члены общины вместе возделывали землю, пасли скот, охотились и рыбачили. Скудость северных почв с лихвой искупало богатство северных лесов, где водилось немало пушного зверя, высоко ценимого в далекой Византии. Немалый доход приносило и бортничество.

Родственные семьи объединялись в родовые общины, возглавляемые старейшинами, которые вместе вели хозяйство. Близкие родовые общины объединялись в племена, с вождями во главе. Старейшины и вожди племен окружали себя опытными воинами - дружиной. Вождь племени назывался «Кнез», отсюда и слово «Князь». Опираясь на силу дружины, князь подчинял себе общинников. лавяне вели активную торговлю как с южными соседями - Византией, так и с северными - нормандскими государствами. На важнейших точках этих торговых дорог («из варяг в греки») возникли первые славянские города. Большинство из них вытянулось длинной цепью по главной речной дороге Днепра-Волхова. Одновременно с возникновением городов появилась проблема их защиты и защиты торговли и торговых путей. Города начали вооружаться, опоясываться стенами, вводить у себя военное устройство, запасаться ратными людьми.

На рубеже VIII - IX веков на речных путях стали появляться пришельцы с берегов Балтийского моря, получившие название варяги. Балтийское море также называлось Варяжским. Варяги приходили в земли словян или с торговыми целями, или по зову племенных вождей- первых князей, набиравших из них свои военные дружины. Эти варяги и вошли в состав вооруженного класса, который стал складываться по большим торговым городам под влиянием внешних опасностей.

Таким образом, славянские племена стояли на пороге возникновения государственности.

Глава 2. Норманнская и антинорманская теории о призвании варягов

Историки сходятся во мнении, что российское государство появилось примерно в 9 веке. Но, к сожалению, письменных источников, относящихся к тому времени, не сохранилось. Единственным письменным источником, повествующим о событиях тех лет, является знаменитая летопись «Повесть временных лет», созданная легендарным монахом Киево-Печерского монастыря Нестором. В «Повести временных лет» записаны легенды о происхождении славян <#"justify">Официальное распространение норманнская теория получила в 30-40-е годы XVIII века во времена "бироновщины", когда многие высшие должности при дворе были заняты немецкими дворянами. Естественно,что и весь первый состав Академии Наук был укомплектован немецкими учеными. Один из них, а именно профессор Санкт-Петербургской Академии наук немец Г. 3. Байер, не знавший русского языка, а тем более древнерусского, в 1735 г. в своих трактатах на латинском языке "Происхождение Руси" и "Варяги" высказал мнение, что древнерусское слово из летописей - "варяги" - это название скандинавов, давших государственность Руси. В дальнейшем эту теорию развили немецкие же ученные Г.Ф. Миллер и А.Л. Шлетцер.

Труды Байера высоко ценились русскими историками XVIII века. У него заимствовал Татищев норманнскую теорию происхождения варягов-руси, которую он в своей истории излагает по Байеру. Немецкий учёный был знатоком скандинавских языков, но не посчитал необходимым хоть сколько-нибудь ознакомиться с языком страны, историей которой он занялся. Очень точно, как мне кажется, сказал о Байере Н.Надеждин: «Только по необъяснимой странности, живя в России, будучи русским профессором, занимаясь русской историей, он не только не знал ни слова, но даже не хотел учиться по-русски».

Норманнская теория отрицает происхождение древнерусского государства как результат внутреннего общественно-экономического развития. Норманисты связывают начало государственности на Руси с моментом призвания варягов на княжение в Новгород и завоевания ими славянских племен в бассейне Днепра. Они считали, что сами варяги, из которых был Рюрик с братьями, не были колена и языка славенского... они были скандинавы, то есть шведы. Славянские племена были изображены в трудах этих «ученых» мужей как совершенно дикие и совсем неспособные к созданию собственного государства. Само «призвание» было изображено как завоевание славянских земель.

Создателями норманнской теории из летописи без какого бы то ни было критического рассмотрения извлекались отдельные фразы. 3.Байер, Г. Миллер, А. Шлетцер ухватили в летописном тексте фразы о "звериньском образе" жизни древних славян, произвольно отнесли их к современникам летописца (хотя на самом деле контрастное описание "мудрых и смысленых" полян и их лесных соседей должно быть отнесено к первым векам нашей эры) и были весьма обрадованы легендой о призвании варягов северными племенами, позволившей им утверждать, что государственность диким славянам принесли норманны-варяги. На всем своем дальнейшем двухсотлетнем пути норманнизм все больше превращался в простую антирусскую политическую доктрину, которую ее пропагандисты тщательно оберегали от соприкосновения с наукой и критическим анализом.

Сама по себе эта теория является варварской по отношению к нашей истории и к ее истокам в частности. Практически на основе этой теории всей русской нации вменялась некая второстепенность, вроде бы на достоверных фактах русскому народу приписывалась страшная несостоятельность даже в сугубо национальных вопросах.

Кроме того, приверженцы норманнской теории утверждают, что сам термин «Русь» имеет древне-шведское происхождение. Таким образом, все те, кого русские летописи, сообщения восточных писателей и другие источники называют руссами, превращаются в варягов. Тогда получается, будто вся начальная история Древнерусского государства делалась викингами. Но Русью, как мы уже говорили, сначала средневековые источники называли строго ограниченную область в Среднем Поднепровье, где располагался Киев, «мать городов русских». Когда новгородцы или суздальцы собирались в Киев, они говорили, что едут «на Русь». Задолго до появления варягов был известен народ росов, или русов. В сообщениях авторов VI столетия - Иордана и сирийских писателей - дается описание россов и географическое положение их земель в среднем течении реки Днепр.

Резким противником данной теории выступал М. В. Ломоносов, отстаивавший южные истоки древнерусской государственности и отрицавший роль скандинавов в его формировании. Его «Древняя Российская история» была первым трудом антинорманиста, трудом борца за честь русского народа, за честь его культуры, языка, истории, трудом, направленным против теории немцев. Он знал прошлое Руси, верил в силы русского народа, в его светлое будущее.

Борьбу с этой "теорией" вели В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский и др. Норманнскую теорию подвергали критике русские историки С.А. Геодонов, И.Е. Забелин, А.И. Костомаров, Иловайский Д.И.

Помимо Ломоносова опровержение норманнской теории высказывают и другие российские историки, в том числе и С. М. Соловьев: «Норманны не были господствующим племенем, они только служили князьям туземных племен; многие служили только временно; те же, которые оставались в Руси навсегда, по своей численной незначительности быстро сливались с туземцами, тем более что в своем народном быте не находили препятствий к этому слиянию. Таким образом, при начале русского общества не может быть и речи о господстве норманнов, о норманнском периоде» .

Известный русский историк С.Ф. Платоно <#"justify">Последователи М.В. Ломоносова шаг за шагом разрушали нагромождение домыслов, при помощи которых норманнисты стремились удержать и укрепить свои позиции. Появилось множество фактов (особенно археологических), показывающих второстепенную и вторичную роль варягов в процессе создания государства Руси.

Глава 3. Сравнительный анализ «Повести временных лет» И Новгородской летописи

Как о призвании варягов говорится в самом тексте «Повести временных лет»?

Эта летопись была составлена в Киеве <#"justify">Вот как звучит история призвания Рюрика в оригинале на языке летописца Нестора. "В лето 6367 (859 г по Р. Х) имаху дань варязи из моря на чуди, на словенех, на мери и на всех кривичех. А хозари имаху на полян, витячей.... В лето 6370 (861 г по Р. Х) изгнаши варязи на море, не даша им дани и почаша сами в собе владети. И не быть в них правды, вестя род на род и быша усобицы, и воевати почаше сами на ся. И реша сами в себе: поищем себе князя, иже бы володеть нами и судить по праву. И идоша за море к варязям, к русичам. Сице бо зваху ся тьи варязи на Русь, яко се друзи зовутся "свие"(шведы), урмяне(норманны), англяне гте(готландцы), тако и ся. Реша русичи, чудь, мери, кривичи и все ся: земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет. Да поидите княжить и воеводить нами. И изборси 3 брата с роды своими пояша по себе всю Русь и придоша. Старейший, Рюрик седе возле Новегороде, а другий Синеус на Беле озере, а третий, Изборсте Трувор. По двою же лету братья Рюрика умре. И приимя власть Рюрик роздал своим мужьем грады. Тепереча Рюрик всеми владети стал есть".

Можно ли верить этому сообщению? Ведь сомнения возникают даже при беглом рассмотрении текста.

Как можно представить себе, что только-только изгнав пришлых «из моря» варягов в 861 году уже на следующий год победившие племена славян и финно-угров вновь зовут к себе тех же варягов?

Если варягов изгнали, то почему именно их призывают вновь для установления порядка? Разгадка этого противоречия, думается, не в том, что славяне и финны не способны были сами умиротворить внутренние распри и пошли "на выдачу" к недавним врагам. Объяснение в ином. Северные племена, освободившись от обременительных поборов, готовились к отражению нового натиска скандинавов. Угроза была реальной. В "Житии святого Ансгария", составленном Римбертом, описано нападение датчан в 852 г. на некий богатый город в "пределах земли славян", который можно сопоставить с Ладогой. Этот поход, вероятно, сопровождавшийся обложением данью, показал растущую опасность экспансии на восток со стороны викингов. О дальнейшем развитии событий можно судить по "Сказанию о призвании варягов". Смысл приглашения чужестранцев, очевидно, заключался в стремлении привлечь опытного полководца с отрядом воинов, в данном случае Рюрика, чтобы он смог защитить славянских и финских конфедератов. Пришелец - скандинав, конечно, знал военные приемы своих соотечественников, в том числе и тех, которые приходили на Русь с грабительскими, пиратскими целями. Выбор полководца оказался удачен, до конца Х столетия скандинавы не отваживались нападать на северные земли Руси.

И если все же сначала прогнали, а на следующий год призвали, то вопрос кто прогнал и призвал? Распыленные по дремучим лесам разноязычные племена славенов, кривичей, мери? Или к тому времени уже оформились какие-то местные государственные образования во главе с местными вождями. Но тогда как представить, что эти вожди, только-что испытавшие вкус победы добровольно отдают власть чужакам. Ведь не зря самоназвание многих народов переводится как «люди». Чужое племя и за людей не считали!

В истории призвания Рюрика фигурируют три брата-пришельца. Ученые давно обратили внимание на странные имена двух из них - Синеуса и Трувора, бездетных и как-то подозрительно одновременно умерших в 864 г. При внимательном изучении скандинавских документов тех лет, выяснилось, что таких имен у древних скандинавов «из-за моря» просто не было!

Не секрет, что сюжет о трех братьях-чужестранцах - основателях городов и родоначальников династий - своего рода фольклорное клише. Подобные предания и легенды были повсеместно распространены в Европе в средние века.

Высказано предположение, что Синеуса и Трувора не существовало, а летописец буквально передал слова старошведского языка "sune hus" и "thru varing", означавших "с родом своим и верной дружиной".

Еще одно изложение о призвании Рюрика, сохранилось в новгородском летописании.

Хоть Новгородская летопись это и переработка XIII века изначального текста Нестора, но сделанная на «родине» происходивших событий. Рассмотрим эту версию и выясним, чем она отличается от Киевской и в какой мере эти отличия приближают ее к действительности тех лет, когда Новгород еще только начинался.

«Въ времена же Кыева и Щека и Хорива новгородстии людие, peкомии Словени, и Кривици, и Меря: Словене свою волость имели, а Кривици свою, а Мере свою; кождо своим родом владяше; а Чюдь своим родом; и дань даяху Варягом от мужа по белей веверици; а иже бях у них, то ти насилье деяху Словеном, Кривичем, и Мерям и Чюди. И въсташа Словене и Кривици и Меря и Чюдь на Варягы, и изгнаша я за море; и начаша владети сами собе и городы ставити. И въсташа сами на ся воевать, и бысть межи ими рать велика и усобица, и въсташа град на град, и не беше в них правды. И реша к себе: "князя поищем, иже бы владел нами и рядилъ ны по праву". Идоша за море к Варягом и ркоша: "земля наша велика и обилна, а наряда у нас нету; да поидете к нам княжить и владеть нами". Изъбрашася 3 брата с роды своими, и пояша со собою дружину многу и предивну, и приидоша к Новугороду. И седе стареишии в Новегороде, бе имя ему Рюрик, а другыи седе на Белеозере, Синеус; а третеи в Изборьске, имя ему Трувор. И с тех Варяг, находник тех, прозвашася Русь, и от тех словет Руская земля и суть новгородстии людие до днешняго дни от рода варяжьска".

Видно, что «Повесть временных лет» приписывала основание Новгорода Рюрику, то, согласно по Новгородской летописи , Новгород уже существовал, когда призвали Рюрика. И призвали его сами жители Новгорода. Был ли неправ новгородец XIII в., когда он представлял себе словен, кривичей и мерю городскими жителями, новгородцами? Представим, что речь в нем идет не о городских жителях, а о населении бескрайних просторов севера Восточно-Европейской равнины. Итак, эти просторы входят в союз племен, славянских и неславянских. Но у такого союза должен быть какой-то центр или столица. Новгородец начала XIII в. разумно видит в такой столице Новгород. Далее, если союз племен изгоняет варягов, то из этого следует предполагать необычайное единство действий жителей бескрайних просторов.

Такое единство, возможно только в том случае, если представители этих племен живут в одном центре. Таким центром новгородец и считает Новгород.

Представим себе, что эти племена изгнали варягов и между ними начались распри. Казалось бы, что эти распри должны неизбежно привести к распаду племенных союзов, к отделению племен друг от друга, к образованию их центров. Однако союз почему-то не только не распадается, а напротив, враждующие роды принимают совместное решение призвать нового варяжского князя, который правил бы этой федерацией "по праву".

И тогда прав новгородский летописец, когда он считает, что подобные действия могли быть проявлены словенами, кривичами и мерянами только в том случае, если они были не отдельными племенами, а отдельными частями одного народа, которые уже не могли разойтись, а вынуждены были развиваться вместе и потому не нашли иного выхода, как в призвании князя, облеченного задачей примирить враждующие стороны.

"И всташа град на град", - указывает Новгородская летопись вместо слов Нестора о том, что "вста род на род".

Археологические находки, сделанные на Новгородской земле, доказывают, что Новгород первоначально состоял из нескольких городов. Не их ли имеет в виду новгородский летописец? Тем более, что трудно представить себе зачем надо было воевать племенным центрам, если бы они существовали в удалении на сотни километров один от другого. Им проще было бы разойтись, а не воевать.

Таким образом, новгородская версия начала XIII в. о призвании Рюрика резко отличается от первоначальной киевской записи не только "удревнением" существования Новгорода, не только утверждением его независимого от князя происхождения, но и такими деталями, которые исправляют неверное представление киевского летописца о какой-то группе племен, способной, несмотря на разъединяющие их огромные пространства, сплоченно действовать против варягов, сплоченно призывать их снова, сооружать свои собственные города не затем, чтобы разъединиться, а чтобы снова объединиться и т. д.

Картина событий, по смыслу «Повести временных лет», необычайно противоречива с точки зрения представлений ученых о смешанном этническом составе населения лесного севера. Напротив, текст Новгородской летописи, сводя все эти события к территории одного города устраняет и объясняет противоречия летописи монаха Нестора.

Кроме того, сами знаменитые слова послов о призвании иноземного правителя в «Повести временных лет», которые звучат: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет», являются только одним из возможных вариантов перевода текста летописи на современный язык. Выражение «порядка нет» часто понимается буквально, как указание на хаос от безвластия. Однако в первоисточнике слова «порядок» нет. В «Повести временных лет» по Ипатьевскому списку на старославянском языке написано: «земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет», более того, ряде других списков (например в той же Новгородской Четвёртой летописи написано «земля наша добра и велика есть, изобилна всем, а нарядника в ней нет». При этом под словом наряд исследователями понимаются полномочия на определенную деятельность, в данном случае на осуществление властных функций, а под нарядником - правитель княжества.

Таким образом, логично предположение, выдвинутое еще М.В. Ломоносовым, ярым противником теории норманистов, что не слабость и не неспособность россов к государственному управлению, как это упорно старались утверждать сторонники норманской теории, а классовые противоречия, которые были подавлены силой варяжской дружины, были одной из причин призвания варягов.

О варягах Ломоносов пишет следующее: ''Не правильно рассуждает кто варяжское имя предписывает одному народу, многие сильные доказательства уверяют, что они из разных племен языков состояли. Только одним они соединялись - обыкновенным тогда по морям разбоем».

По мнению Ломоносова варягами называли все северные народы, в доказательство этого он ссылается на шведских, норвежских, исландских, славянских и греческих историков того времени. Племена варягов были воинственными и совершали множество военных походов. Проходя по земле где жили славяне и чудь, они периодически останавливались в районе города Киева где хранили награбленное.

Упоминая о варягах - россах Ломоносов писал, что: '' Варяги с пруссами произошли от одного поколения…'' И Рюрик, по его мнению, был призван на владение к славянам из варягов - россов, при этом он ссылается на летописца Нестора.

Ломоносов выдвигает гипотезу о происхождении названия прусского рода: '' Когда Рюрик с братьями со всем родом и с варягами - россами переселился к славянам новгородским, тогда оставшиеся жители после них на прежних своих местах поруссами или оставшимися по руссов переименованы. Основываясь на древних источниках, Ломоносов писал: что Русью назывались Литва, Жмуть и Подляхия. Еще до прихода Рюрика к новгородцам и распространялась по юго-восточным берегам Варяжского моря, основываясь на этом, можно сказать, что территория варяг - руссов простиралась до восточных пределов Белой Руси, а может быть, до Старой Русы, от которой она и получила свое название. В те временя Рюрику покорялись несколько народов: славянские - Новгород, Изборск, Полоцк, из чуди - меря, весь, мурома, т.е. Ростов, Бело - озеро, Муромская земля. Южные славяне - поляне, кривичи, древляне, северяне и прочие, отчасти управлялись своими старейшинами, а от части платили дань хозарам. Северные славяне от новых своих владетелей прозвались россами.

Еще одной из возможных причин (в дополнение вышеизложенной) призвания именно Рюрика было его кровное родство с одним из Новгородских посадников - Гостомыслом. Первые предания о Гостомысле появились XV в. в Первой Софийской летописи, где повествуется, что ильменские словены поставили город Новгород и посадили в нем старейшину Гостомысла.

В летописях Степенной Новгородской книги указывается, что Гостомысл умер в глубокой старости. Могила его существует якобы в районе Болотова холма близ Новгорода. По данным Иоакимовской летописи XVII в., перед своей смертью (844) Гостомысл пригласил в Новгород на княжение своего внука Рюрика, сына дочери Умили, которая была замужем за одним из западнославянских князей с острова Руген (современный Рюген в Германии) для соблюдения династической преемственности.

По данным летописи Гостомысл очень храбрый человек и мудрый правитель. Собственные подданные глубоко уважали и чтили, поскольку он являлся великим правосудцем, а соседи, боясь войны с ним, посылали ему дары и дани. Многие иноземные правители приходили морем и землею, видеть его суд, спросить у него совета, вкусить его мудрости.

Летопись повествует, что у Гостомысла было четверо сыновей и три дочери. Дочери вышли замуж за соседних князей. Одни сыновья умерли собственной смертью. Другие погибли на войне. Поэтому унаследовать власть было некому. Но однажды во сне Гостомысл увидел, как из чрева его средней дочери Умилы выросло большое и плодовитое дерево, которое покрыло весь Великий град и от плодов которого насытились все люди его земли. Гостомысл потребовал истолковать его сон. Волхвы-вещуны заявили, что наследником будет сын Умилы, который приведет к расцвету его землю. Перед смертью Гостомысл собрал старейшин от славян, руси, чуди, веси, мери, кривичей дреговичей, рассказал им про свое сновидение и послал избранных людей «за море» - за своим внуком.

К сожалению, точный подтверждений этой легенде пока не найдено, но такое стечение обстоятельств было вполне возможно, и в истории многих европейских государств есть примеры того, что при отсутствии прямого законного наследника по мужской линии, обращаются к наследникам по женской линии.

Таким образом, Рюрика можно рассматривать как вполне законного «наследника» правителя славянских земель.

Вызывает, правда, некоторое сомнение в точном датировании событий, изложенных в «Повести временных лет».

Почему летописец отнес появление Рюрика к 862 году? Это можно попробовать объяснить. Летопись создавалась во времена Ярослава Мудрого, то есть в первой половине XI века (и первая версия была завершена к 1039 году). Летописцу пришлось обращаться к событиям почти полуторавековой (для него) давности, а опереться он мог в основном на народные предания, которые, разумеется, никаких точных дат не фиксируют . Летописец рассуждал так: князь Игорь, как ему было известно, являлся современником византийского императора Романа I Лакапина, а следовательно, и закончить свою карьеру они должны были одновременно. Император сошел с политической сцены (хотя и не умер) около 945 года, и летописец отнес предание о смерти Игоря к этому же году. (То, что он при этом пользовался датами от сотворения мира, в ходе рассуждения ничего не меняет. Также в скобках заметим, что в тех же византийских источниках Игорь и в 949 году упоминается как живой.)

Далее, он рассудил так: по средневековым представлениям, человеческий век составляет 33 года, и если из 945 вычесть 33, получится 912, - и сделал 912 год датой вокняжения Игоря и смерти его предшественника Олега. Далее он повторил операцию, вычтя 33 из 912 - и получил 879, дату прихода к власти Олега и смерти Рюрика. И разве вас не настораживает удивительное совпадение: и Олег (879 - 912), и Игорь (912 - 945) правили в точности одинаковый срок, причем это срок соответствует былинной цифре «тридцать лет и три года»! Но Рюрик же явился на Русь уже зрелым мужем и главой своего рода. Стало быть, отводить ему полный век, 33 года, будет многовато - и летописец эту цифру разделил пополам и вычел из 879 не 33, а только 17. И получился у него 862 год, который и стал таким образом «началом русской государственности».

Таким образом, в 2012 г отмечается очередная юбилейная дата - 1150 лет российской государственности.

Глава 4. Исторические последствия призвания варягов

О дальнейших обстоятельствах жизни первого русского князя изложено в Иоакимовской летописи. В этом источнике отмечено, что у Рюрика родился сын Игорь. Сын был малолетним, когда в 879 г. умер отец и у власти оказался Олег, названный в русских летописях то воеводой, то великим князем. Неуверенность летописей относительно статуса Олега объясняется тем, что он был родственником Рюрика, а не его наследником. Согласно Иоакимовской летописи, он назван "князем Урманским", т. е. норвежским, братом жены Рюрика. Олег, прозванный Вещим, успешно продолжал устремления своего предшественника. Главное, ему удалось судьбоносное дело - объединить север и юг страны. Столицей стал Киев. В Европе довершилось образование могущественной державы - "империи Рюриковичей".

Основатель новой династии и его продолжатель, придя к правлению в чужой стране, поняли, что следует считаться с местными интересами и осуществлять внутренние задачи молодого Русского государства. На смену даням и нерегулярным торговле и поездкам пришла растущая регулярная прямая и посредническая торговля Руси со Скандинавией. Не только монеты, но и русские и восточные вещи все в большем количестве стали поступать в земли викингов. В этот период резко расширяются контакты Восточной и Северной Европы. Скандинавские пришельцы, будь то дружинники, придворная элита, купцы, мастера-ремесленники, включились в местную жизнь, охотно селились в русских городах, строили корабли и ковали оружие, изготовляли украшения, а в дальнейшем шли в услужение русским князьям. Где откупаясь от скандинавских соседей, где поощряя их военную, дипломатическую и купеческую деятельность, варяжские (норманнские) по происхождению руководители Руси укрепили страну, построили новые крепости, создали многоплеменное войско и оснастили его тяжелым вооружением, направляли в своих целях военную активность варягов, оказавшихся на просторах русской равнины. Они использовали их в качестве иноземной наемной части государственного войска. На месте разрозненных племенных областей возникло единое экономическое и социальное пространство. Действия правителей Руси способствовали безопасности северных земель и расширили международную торговлю. Выбор Рюрика в военном отношении, похоже, себя оправдал. Вплоть до конца Х в. скандинавы не нападали на области Ладоги и Новгорода, предпочитая войне торгово-транспортные и межгосударственные связи. На первый взгляд это выглядит парадоксально. Варяги-воители, ставшие составной частью древнерусского правящего класса, принесли не потрясения, а мир нескольким поколениям жителей Северной Руси. Ускорился ее хозяйственный подъем. Может быть, это стало одной из причин мощного политического и военного импульса, который шел с севера и способствовал образованию общерусского государства.

В ознаменование 1000-летия России в 1861-1862 гг. в Новгороде был воздвигнут многофигурный монумент, выполненный скульптором М.О.Микешиным и его помощниками. Среди главных персонажей мы видим Рюрика в образе воина в шлеме, кольчуге, с мечом. На щите проставлен 862 г. Россия оказалась едва ли не первой тогда страной Европы, где был сооружен памятник норманну, в данном случае основателю династии и, как думали, государства.

Цифры, отлитые на щите Рюрика - "862 год", при всей их условности, - крупная веха в жизни Руси и Скандинавии. Тогда народы этих стран вышли вместе на арену европейской истории. 862 год достойно признать в качестве государственной даты, не стыдясь того, что она запечатлена на щите норманнского пришельца. Побуждает к этому и "Сказание о призвании варягов", сохранившее драгоценные моменты исторической истины.

Россию всегда отличали живительные связи со всем миром, в том числе и Скандинавией. Русско-норманнские контакты в период создания государства обогатили технику и культуру обеих стран, ускорили их развитие. От славян и других восточноевропейских народов сканданавы получили меха, невольников, мед, воск, зерно, восприняли приемы кавалерийского боя и восточное оружие, приобщились к строительству городов. Скандинавы, славяне и финны обогатили себя арабским серебром, хлынувшим на европейские рынки по великим водным путям из "варяг в греки" и из "варяг в арабы".

Влияние варягов на Русь, вне всякого сомнения, было довольно существенным. Помимо законодательства и государственности скандинавы приносят с собой военное дело и кораблестроение. Разве славяне на своих ладьях могли бы доплыть до Царьграда и захватить его, бороздить черное море? Царьград захватывает Олег - варяжский конунг, со своей дружиной, но он теперь русский князь, а значит его корабли теперь русские корабли, и наверняка это не только суда пришедшие с варяжского моря, но и срубленные здесь, на Руси. Варяги приносят на Русь навыки мореплавания, владение парусом, ориентирование по звездам, науку обращения с оружием, военное дело.

Благодаря скандинавам на Руси развивается торговля. В начале IX века Древняя Русь - просто некоторые поселения на пути скандинавов к Византии, потом варяги начинают торговать с и туземцами, некоторые так и оседают здесь - кто станет князем, кто дружинником, кто останется торговцем. В последствие славяне и варяги вместе продолжают путь «из варяг в греки». Так благодаря своим князьям-варягам Русь впервые появляется на мировой арене и принимает участие в мировой торговле.

Уже Княгиня Ольга понимает, как важно заявить Русь среди других государств, а ее внук - Князь Владимир заканчивает ею начатое, осуществив Крещение Руси, тем самым, переводя Русь из эпохи варварства, из которой давно вышли другие государства, в эпоху средневековья.

Таким образом, несмотря на явные нестыковки противоречия в летописных источниках, ясно, что «Повесть временных лет» все же содержит в своем основании реальные факты - пришествие варягов на Русь является событием историческим и позитивно повлиявшим на развитие российской государственности.

рюрик норманнский варяг

Заключение

Прошло 1150 лет после рассматриваемых событий. Конечно, сейчас невозможно точно представить, как происходил процесс княжения Рюрика. Мне кажется, что гордые и совсем неслабые словянские племена не могли позвать возглавить свой народ просто чужестранца, а тем более, морского разбойника, какими тогда были в большинстве своем варяги. Я все-таки склонен полагать, что Рюрик действительно был кровным родственником одного из славянских вождей (посадников). И принял титул первого русского князя по праву рождения.

Список использованной литературы

1.«Повесть временных лет» в переводе Д.С.Лихачева. Пермь, Пермское книжное издательство, 1991

2.Н.М.Карамзин «Об истории государства Российского». Москва, «Просвящение», 1990.

.В.О. Ключевский «Курс русской истории» 1 том Москва, «Мысль», 1987.

.«История России с древнейших времен до конца XVII века» под ред. А.Н.Сахарова. Москва, «АСТ», 1997.

.С.М. Соловьев «Об истории древней России» Москва, Издательский дом «Дрофа»,1997.

.Книги, взятые из интернета:

Д.И. Иловайский «О мнимом призвании варягов»

Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. Полное собрание русских летописей.

А.Н. Кирпичников «Сказание о призвании варягов - легенды и действительность» А. Дегтярев, И. Дубов «Начала Отечества. Русская история»

diplomba.ru