Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Засадный полк сергия радонежского. АРАКСЫ ЗАСАДНОГО ПОЛКА НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ И СЕГОДНЯ

Защитник ты наш Сергий Радонежский. Засадный полк сергия радонежского


У тебя истинно Ярое сердце Аракс!

Сергию Радонежскому удалось, казалось бы, невероятное: используя двойную маскировку – от официальной Церкви и неоднородного, зачастую предательского общества, на основе древних традиций, обычаев и верований (христианские догмы не годились для воспитания этого «спецназа»), воссоздать духовно-волевой потенциал и вскормить элиту внутри этноса, которую составляли не только ученики преподобного Сергия, но в большей мере представители светского, княжеско-боярского сословия. Образ Радонежского, словно незримый стяг, реял над головами многих потомков, благодаря чему элита просуществовала целый исторический виток и только с реформами Петра была заменена на новую.

     Сергей Алексеев      "Россия: мы и мир

peresvet-i-oslyabya 1

 

Основной риск открыть тайный арсенал Засадного Полка заключался не в «высшем пилотаже», общеизвестном среди араксов и в какой-то степени ставшим достоянием людской, мирской молвы, пусть в виде легенд, мифов и суеверий. Настоящий шок и последующее немедленное действие мог вызвать иной трюк, весьма современный, ибо новая, неожиданная грань состояния Правила была открыта случайно и всего около ста лет назад.      Собранные в монастыри воины, воспитанное и посвящённое в древние тайны царских скифов-араксов чёрное воинство, тогда называемое просто иноческим войском, было передано князю Дмитрию из рук в руки и определено Сергием Радонежским как засадный полк (откуда потом и возникло название). Тысяча засадников после поединка Пересвета с Челубеем стояли в привычном месте — в дубраве Куликовского Урочища и ждали своего часа. И когда он пробил, вышли и мечами, засапожными ножами, а то и просто рукопашным боем решили исход битвы.      Это был шок для противника, когда один Сергиев воин дрался с тремя-четырьмя десятками пеших и конных врагов и был неостановим ни саблей, ни ударом копья или пущеной стрелой. Они в буквальном смысле прорубали в рядах монголов одновременно тысячу дорог, по которым потом устремлялись оставшиеся в живых княжеские дружинники, и страшны были своей неуязвимостью. Почти не имея доспехов — широкие пояса да железные бляхи, прикрывающие сердце — араксы невероятным образом уворачивались от смерти и поражали воображение не только противника; свои взирали с удивлением и страхом, ибо чудилось, что это не засадный полк вышел из дубравы — десница Господня, спустившись с небес, разит поганых.      Они и сейчас, коль явился бы Сергий и собрал весь Полк, смогли бы одолеть супостата с засапожниками и наручьями, но с началом века электричества и проводной связи засадниками было замечено одно странное явление: если поблизости от Урочища, где происходил поединок, или рядом с домом аракса, где он вздымался на правило, оказывалась линия или электроприборы, то время от времени случался пожар. Ни с того ни с сего загорались провода, лопались и гасли лампочки, вылетали предохранители и дымились электромоторы.      И когда эти происшествия наконец-то соединили с состоянием Правила, точнее, с холостым выбросом энергии, если аракс набирал её, а потом отказывался от реализации в том или ином упражнении, но не опускался на землю, чтобы заземлиться, — только тогда стало ясно, каким оружием обладает теперь Засадный Полк.      И не зря говорят, все новое — хорошо забытое старое: сразу же вспомнили, что были когда-то в Сергиевом воинстве иноки, способные останавливать грозу, отклонять молнии или, наоборот, насылать их на супостата. И все поголовно, кто овладел Правилом, обладали способностью не просто выбрасывать рассеянные мощные заряды в стратосферу, отчего иногда и над южными районами светилось полярное сияние, но сворачивать, скручивать его в небольшой и сверхнасыщенный энергией шар, обыкновенно называемый в миру шаровой молнией. Мало того, каждый аракс мог управлять шаром, как хотел, ибо её, на первый взгляд, стихийный, подчинённый ветру и сквознякам полет подчинялся строжайшей воле того, кто произвёл его на свет.      Этот летающий сгусток энергии мог преодолевать огромные расстояния, подпитываясь на ходу единственной пищей — золотом, к которому имел притяжение, как к сверхпроводимому и аппетитному энергетическому продукту. Потому часто шаровая молния, брошенная на произвол судьбы, появлялась возле золотых рудников, в хоромах богатых людей, а если прижмёт, то и в бедных домах, чтобы слизнуть с пальца венчальное колечко или нательный крестик.    

Преподобный Сергий собирал в свои монастыри не кротких овечек, не послушное стадо рабов Божьих, но воинов, имеющих от рождения Ярое сердце. Суть Засадного Полка в том и состояла, чтобы внезапным, неотвратимым и беспощадным ударом нанести сокрушительное поражение врагу, всадить засапожный нож в самое сердце, перехватить ему жилы, переломать кости и вышибить мозги. Тут действительно придётся идти по трупам и плавать в крови. Душа мирского человека, рождённого, чтобы жить и наслаждаться великим даром жизни, даже при особой любви к отечеству и ненависти к врагам не могла бы остаться чистой и непорочной.      Засадники, принявшие постриг к иной, иноческой жизни, брали на себя все грехи мира…      Вместе с утратой ярого сердца аракc переставал быть араксом — защитником, и выходил из лона Сергиева воинства. Ражный ещё не вышел, однако теперь явственно осознал, что связан с ним не особым состоянием духа, а формально, по принадлежности к древнему роду засадников. Поджаров заметил это, когда просматривал видеозапись поединка с Колеватым, где Ражный и на самом деле снял рубаху лишь потому, что не хватало в сердце воинской ярости… 

 

Так вот, судя по этим преданиям, Ражный сделал вывод, что такое явление, как Ослаб, восходит к древним скифским временам, ибо оно полностью отождествляется с Гогом — князем северного богатырского народа Магог. Во всех сказках о военных походах этого народа на восток, его князь Гог был ослабленным по особому ритуалу: ему распаривали руки и ноги в «немтыре» — горячем отваре травы, от которой немели, становились бесчувственными мягкие ткани, после чего он сам подрезал себе сухожилия, и так, чтобы оставалась возможность передвигаться, ездить на коне, совершать руками нехитрые действия. Но нельзя было владеть ни мечом, ни другим оружием, ни даже ударить кулаком. Если сухожилия срастались и крепли, то князь подрезал их снова или слагал с себя верховную власть. Когда же они рвались, Ослаб был обязан сложить свои полномочия, и не по причине своей неподвижности; разорванные сухожилия означали, что духовный управитель управлял не только словом…      Точно такой же ритуал совершал инок, которого на тайном соборе пожизненно избирали Ослабом.      Главным оружием Гога и Ослаба оставалось вещее слово.      Ослаб не только вершил суды и управлял духовной жизнью Воинства; обязанности походного судьи, прокурора и полкового священника занимали времени меньше, чем основной его труд — Радение о будущем. Здесь он становился предсказателем, оракулом, астрологом, тонким аналитиком и ретивым молитвенником. Прежде чем протрубить Сбор Засадного Полка, Ослаб должен был получить благое слово Преподобного Сергия, который денно и нощно молился на небесах за всё русское воинство.      Именно для Радения о будущем Ослаб собирал опричину, бывшую ему глазами и ушами. Он никогда не выходил в мир из своей кельи, расположенной неподалёку от боярских хором, за исключением момента, когда объявлял Сбор Засадному Полку. А так обычно довольствовался тем, что ему приносили приближённые араксы и иноки, которых он рассылал по всему свету.      Его вотчиной была Судная Роща, где старец не только судил и наказывал провинившихся араксов; здесь, как в глубокой древности, вершились все самые важные праведные дела и принимались судьбоносные решения.      На древе Правды в Судной Роще не было живого места от жертвенных знаков, когда-то вбитых, вколоченных в его ствол. Ражный стоял под ним и слушал, как трещат и лопаются живые волокна…      Суд начался в тот же миг, как появился Ослаб — глубокий медлительный старец в чёрной рясе схимо-монаха. На вид он был иссохшим, утлым, выветрелым от времени, однако былую мощь выдавал низкий, далеко не старческий голос и жёсткие на вид, длинные седые волосы, охваченные главотяжцем. Бороду он не носил, дабы лицо было всегда открытым, но не брил её, а выщипывал суровой нитью. Взгляд его казался самоуглублённым и, верно, оттого расплывчатым, неуловимым; в руках Ослаб держал костяные чётки, увенчанные крестообразным мечом.  ***

 

     Само существование Ослаба, сама фигура этого старца была, пожалуй, самой таинственной, сакральной частью Сергиева Воинства. Некоторые вольные араксы, ведущие более мирской, бытовой образ жизни, никогда с ним не встречались и закономерно считали его некой притчей, мифом, символом, которого нет на самом деле, что он — сосредоточение мудрости, своеобразный духовный канон, по которому полагается жить защитнику Отечества и с помощью коего воспитывать новое поколение. Он носил не имя, данное от рождения, а титул, как и Пересвет, и потому казался слишком отстранённым и далёким, но все отлично знали и толковали этот титул — Ослаб (с ударением на последний слог), и означал он ослабленного человека. Разумеется, физически ослабленного, для усиления другой ипостаси — духовной.      Считали, что Ослаб, как традиционный соуправитель Засадного Полка, появился при Сергии Радонежском, который лично и через учеников своих, собирая иноков в воинские монастыри — не простых крестей, черносошенных смердов, не богатырского телосложения людей, а иных — дерзких, ярых, своевольных, среди которых были всякие, большей частью, лихие разбойники, по природе своей обладающие воинским духом и удалью. Ему не нужны были смиренные молельники, боязливые и робкие перед жизнью и Богом, напротив, и потому, дабы испытать их возможности, а потом привести к чувству, требовался духовный полководец, способный пробудить в них не силу, коей было в избытке, но Ярое сердце. Так вот, преподобный испытывал найденных и приведённых в монастыри послушников с помощью слабосильного, но досужего умом старца Ослаба (более известного, как Ослябя), который ведал способ достижения высшей духовной власти в умерщвлении плоти.  *** 

 

     Хоори раскололся, поведал, чего хочет.      Он сделал паузу, стараясь вызвать любопытствуюший вопрос, — не вызвал, но интереса к своему рассказу не потерял.      — Он проводил исследования древнекитайских источников, обошёл чуть ли не все монастыри Тибета, сделался ламой и нашёл то, что искал — самую древнюю и таинственную школу единоборств Мопатене. Этим стилем владеют единицы особо посвящённых монахов. После нескольких лет ученичества Хоори овладел Мопатене, однако его гуру открыл ему ещё одну тайну: глубинную суть тибетской школы этого вида борьбы можно познать… в России. И дали ему прочитать древний манускрипт, где к этому было прямое указание.      Финансист боролся с собственными чувствами.      — У нас в России существует некая бойцовская традиция, эдакая древняя кузница богатырей, тайный орден борцов. И будто дожил он до наших дней, сохранился и существует благодаря русскому святому Сергию Радонежскому. Живут обыкновенно, с виду не выделяются физической мощью, а то и этого не заметно… Говорит, если за таким человеком несколько лет пристально наблюдать, можно уловить некоторые отклонения, странности. Например, необъяснимые отлучки раза два-три в год, несколько необычный образ жизни, страсть к одиночеству, поздняя женитьба, особое воспитание детей…  ***

 

     Калики перехожие — наказанные араксы, жили общинно в Сиром Урочище, своеобразном скиту. И были ещё там калики верижные, носящие на теле своём тридцатипудовые цепи — вериги, которыми усмирялась взбесившаяся плоть. Иначе их называли болящими, поскольку они когда-то переусердствовали в достижении Правила, перетрудились на правиле и, единожды войдя в состояние аффекта, более никогда не выходили из него и, не чувствуя, не соразмеряя силы своей, переступали неписаные законы — до смерти били соперников в Урочищах, буйствовали и колотили народ в миру. Тяжкие вериги приносили им со временем обратный эффект, достигаемый на правиле: наказанные араксы слабели и превращались в «ослабков» — уродливых, кривоногих, горбатых и физически убогих людей, кончающих жизнь свою в том же Сиром Урочище, где исполняли нехитрые обязанности по хозяйству, или уходили в мир, становились юродивыми, блаженными мудрецами.      Традиция эта соблюдалась жёстко и неизменно со времён Сергия Радонежского, который не бросал в тюрьмы и подземелья провинившихся, а напротив, приближал к себе, держал под рукой и перед своим недремлющим взором. Накануне схватки приход калика мог означать самое неприятное и обидное — потерю поединка.  ***     Ражный промыл совершенно пустой желудок более для того, чтобы соблюсти ритуал, и поднялся из лога в дубраву. Боевая одежда лежала в рюкзаке, ношеная, стираная и штопаная: на первый поединок по обыкновению сын выходил в отцовской рубахе и портках и только пояс надевал свой, изготовленный каликами перехожими в Сиром Урочище и принесённый ко дню появления на свет. Младенца повивали этим поясом сразу же, как только отрезали пуповину.      Будут победы на ристалищах — новых рубах калики нанесут столько, что и внукам будет в чем выйти в рощу…      Он разложил одежду на траве, после чего извлёк из рюкзака икону Покровителя Засадного Полка — Сергия Радонежского и поставил в развилку дуба Почитания. Ему не нужно было ни молиться, ни просить о чем-либо; важнее для всякого поединщика, и особенно для того, кто выходил на ристалище впервые, считалось символическое присутствие Святого в момент приготовлений. В некоторых родах с иконой Преподобного шли до самого ристалища, дабы уберечься от дурного глаза, но большинство араксов смеялись над подобным обычаем и выходили на поединок со светочем — очистительным огнём, зажжённым в чаше, подвешенной на цепях к треноге. И если не угасал этот огонь до конца состязания, то становился или факелом победы, или огнём позора.  ***     Существующие обычаи засадников складывались во времена татаро-монгольского ига, при Сергии Радонежском, и соблюдались очень строгие и весьма насущные правила конспирации, сохранившиеся до сегодняшнего дня. Вместе с тем, было в этих обычаях и кое-что более древнее, архаичное, не связанное с христианством и теперь ставшее чистой символикой. Поклонение и приношение жертв деревьям Урочища было привычным и обыденным, но кроме того, например, приносить дары вотчиннику, на чьей земле произойдёт схватка. Каков дар, зависело от важности поединка: по обыкновению это был жеребёнок или ловчий сокол, но если для аракса борьба на земляном ковре была решающей, судьбоносной, значимость дара увеличивалась соразмерно и не имела привычного понятия цены. Победитель мог одарить самым дорогим — вторым или третьим по счёту сыном, отдав его вотчиннику на воспитание и обучение, если у того нет сыновей и некому наследовать Рощу, или дочь в жены, если хозяин Урочища недавно вступил в сборный возраст и холост.  ***     Ражный отлично понимал, что Воропай поступил как всякий сильный и страстный поединщик, и не его это вина, что он одолел на ристалище отца, в сече изуродовал руку, лишил его полноценной жизни аракса, отнял кафтан с шапкой, хоромы и Валдайское Урочище — единственное не наследственное, а передающееся боярому мужу сразу же после победы над бывшим его владельцем. Так была устроена жизнь Засадного Полка, да и воинская жизнь вообще: самый сильный, дерзкий и даже беспощадный занимал воеводское место. Потому-то его называли боярый муж.      Лишь единственный раз за всю историю это правило было нарушено, когда боярин Пересвет пал в поединке и князь Дмитрий своей волей назначил вести засадный полк воеводу Боброка, поскольку Ослаб мог водить его только на духовное поле брани.  ***     У тебя истинно Ярое сердце, аракс! Ты ведь не родителя своего защищаешь — в нем самого Сергия.

 

     Он же сказал однажды: научитесь за отцов постоять, а за отчину уж постоите сполна!

88825 original

 

 Читать и скачать книгу Сергея Алексеева

"Волчья схватка 1"

 

 

 

 

 

april-journal.com

Мы предлагаем к юбилею Куликовской битвы, 21 сентября 1380 года, несколько материалов разных авторов. Сражение произошло в день Рождества Пресвятой Богородицы, покровительницы Руси.

Переиграть Мамая. Как Дмитрий Донской одолел более сильного противника

  

 Константин Кудряшов

 

 

Это сражение произошло 635 лет назад, 21 сентября 1380 года. Оно было не самым масштабным и не самым успешным — противники остались «при своих».

Тем не менее в нашем сознании именно Куликовская битва стала одним из главных сражений в истории. О таких событиях говорят: «Известны со школьной скамьи». Но об этой битве мы знаем даже с детского сада, поскольку советский мультфильм «Лебеди Непрядвы», созданный к 600-летнему юбилею сражения, адресован как раз самым маленьким: Сергий Радонежский, Дмитрий Донской, Пересвет и Челубей, Мамай и засадный полк... И торжественный финал - наши наконец-то победили татаро-монголов.

Китайский след?

И всё же почему главной считается именно Куликовская битва? Тем более если учесть, что спустя всего два года после победы, в 1382 г., новый хан взял и сжёг Москву?

Непонимание рождает раздражение и даже желание переписать историю. И вот уже нам рассказывают, что битва произошла в Москве, на Куличках, да и была она вовсе не битвой, а так - заурядной поножовщиной. А от источников отмахиваются - дескать, слишком поэтичны и потому недостоверны.

И в самом деле, взять хотя бы эпизод «ночного гадания», упоминаемый во всех источниках. Князь Дмитрий и воевода Боброк, возглавляющий засадный полк, накануне битвы пытаются угадать, за кем будет победа. Приметы прямо как в сказке - крик гусей, вой волков, грай воронов. Да ещё Боброк «слушает землю»: «У татар стук громкий, будто город строится, и клики и женский вопль, а в русском стане тихо». И делает вывод, что русские победят, но ценой большой крови. Сплошная мистика!

А между тем князь не зря сказал после битвы Боброку: «Воистину, не ложь твои приметы!» Дело в том, что «гадания» - обычное дело в средневековом сражении. Вой волков и крик птиц - не сказка, а жестокая правда. Войску Мамая пришлось произвести спешный и длинный ночной марш, во время которого оно распугало обитателей степи. «Женский вопль» - всего лишь скрип тележных осей. Всё вместе даёт основание предположить, что противник вымотан, кони и люди устали. А значит, победа вполне вероятна.

Сергей Кириллов. «Куликово поле». 1995 г. Фото: Public Domain/ CC-BY-SA 2.5/Sergei Kirillov

Если бы Мамай и Дмитрий Донской играли в шахматы, ордынцу пришлось бы сдаться уже на этом этапе. Русский князь переиграл его вчистую, умелым маневром заставив произвести изнуряющий марш и принять бой на невыгодной позиции. Но то была не игра. И потому князь был вынужден «изрядить полки против поганых». Как он это сделал? Бояре князя Дмитрия вздыхали: «Ни прежде нас, ни при нас, ни после нас не будет так воинство уряжено». Сложный глубокий расчленённый боевой порядок из пяти взаимо­связанных соединений пехоты и кавалерии плюс сильный фланговый удар резервом - тяжёлой «кованой ратью». Классический китайский военный канон! Вершина стратегической мысли того времени. Как на Руси узнали о такой тактике - бог весть. Мамай же в спешке построил свои войска примитивно, как это делали все степняки ещё 200 лет назад, - центр и два крыла.

Заслуженная гордость

Отдельный вопрос - численность войск. Обычно говорят о 150 тысячах ордынцев и 100 тысячах русских. Судя по последним исследованиям, основанным на церковных поминальных списках, Русь выставила не более 15 тысяч человек, около 20 тысяч привёл Мамай. Не впечатляет? Но сравним: в знаменитой битве при Пуатье в 1356 г., где решалась судьба Англии и Франции, силы сторон были таковы: 13 тысяч французов и 4 тысячи англичан.

Дальнейшее решали уже простые воины. И тут, к великому сожалению многих, рушится один из самых красивых и героических сюжетов нашей истории. Мы помним, чтоАлександр Пересвет, чернец из Троицкой обители, ученик самого Сергия Радонежского, перед битвой вышел на поединок с ордынским богатырём Челубеем, убил его, был смертельно ранен, однако успел благословить русскую рать... Почти всё здесь - вымысел автора «Сказания о Мамаевом побоище», что было написано в XVI в., через 200 лет после битвы. Другие источники о начале сражения сообщают просто: «Начали сходиться полки русские с татарами».  

Но всё-таки почему именно Куликовская битва? Наверное, потому, что Дмитрий Донской собрал объединённое, общерусское войско. И не для обороны. Он направил воинов в самое сердце врага, в кочевья, как когда-то поступил его предок Владимир Мономах, именем которого матери степняков пугали детей. Да, два года спустя Тохтамыш сжёг Москву. Но на Куликовом поле был сделан первый шаг к Тихому океану. От Руси к России.

 

  

 09:56 08/09/2015 Андрей Сидорчик

 

Куликовская битва. И. Блинов, 19й в. Куликовская битва. И. Блинов, 19й в. © / Public Domain

 

 

 

 

8 сентября 1380 года по юлианскому календарь (21 сентября по новому стилю) состоялось историческое сражение русских войск и Золотой Орды.

1. Куликовская битва не была первым успешным сражением русских войск против Золотой Орды. В 1365 году ордынцы были побеждены у Шишевского леса, в 1367 году на реке Пьяне, а в 1378 году рать Дмитрия Донского разбила войско мурзы Бегича на реке Воже.

 

2. Из-за несоответствий данных источников о Куликовской битве существуют крайне противоречивые оценки числа её участников. Наименьшая численность русского и ордынского войска указывается в 5–10 тысяч человек, наибольшая — в 800 тысяч человек только в составе войска Золотой Орды.

 

3. Непосредственным поводом к конфликту, приведшему к Куликовской битве, стал отказ московского князя Дмитрия Донского выплачивать дань Золотой Орде на ранее существовавших условиях. При этом Дмитрий Донской не оспаривал право Орды на дань, но имел основания оказывать сопротивление Мамаю, который являлся узурпатором, а не законным властителем Золотой Орды.

4. Исход Куликовской битвы решил удар засадного полка в главе с Дмитрием Андреевичем Боброком-Волынским и князем Владимиром Андреевичем Серпуховским. За полтора столетия до этого, в 1242 году, аналогичный приём принёс дружине Александра Невского победу над немецкими рыцарями в сражении на Чудском озере.

5. Перед началом битвы князь Дмитрий Донской поменялся одеждой с московскимбоярином Михаилом Бреноком и занял место среди простых ратников. Михаил Бренок, заменивший князя, погиб во время атаки ордынцев, рассчитывавших дезорганизовать русское войско убийством командующего.

 

6. На стороне войска Золотой Орды, возглавляемого Мамаем, должны были выступить войска князя литовского Ягайло и 

дружина князя Олега Рязанского. Эти планы были сорваны решительным маршем русского войска навстречу ордынцам. В итоге литовцы и рязанцы, не успевшие к сражению, отметились лишь нападениями на возвращающиеся после битвы русские обозы с ранеными и добычей.

7. Дмитрий Донской принял решение дать бой войску Золотой Орды, форсировав Оку и выдвинувшись к Дону. Таким образом, князь исключил возможность внезапного появления в своём тылу союзников Мамая литовцев. Манёвр оказался неожиданным не только для ордынцев, но и для русских. Во многих городах, направивших полки на битву с Мамаем, полагали, что Дмитрий Донской ведёт войско на верную смерть

8. Триумфатор Куликовской битвы князь Дмитрий Донской, получивший благословение на бой у Сергия Радонежского, был причислен к лику святых при советской власти — решением Поместного собора Русской Православной церкви в 1988 году.

9. Победы на Куликовом поле и в Великой Отечественной войне были одержаны под знаменем одного цвета — красного. В Куликовской битве русские полки сражались под тёмно-красным знаменем с изображением золотого образа Иисуса Христа.

10. Разгром Мамая в Куликовской битве привёл к его поражению в борьбе с ханом Тохтамышем за власть в Золотой Орде. Два года спустя, в 1382 году, Тохтамыш разграбил и сжёг Москву и добился выплаты дани.

 

  

 Сергей Осипов

 

Художник Александр Павлович Бубнов (1908-1964). «Утро на поле Куликовом». 1943–1947 гг. Государственная Третьяковская галерея в Москве. Художник Александр Павлович Бубнов (1908-1964) "Утро на поле Куликовом». 1943–1947 гг. Государственная Третьяковская галерея в Москве. © / РИА Новости

 

Кто в России не знает, что 21 сентября 1380 г. на Куликовом поле войска князя Дмитрия Донского разбили татаро-монгольскую рать Мамая! Так же все согласны с тем, что это положило начало освобождению Руси от ига. А вот дальше - сплошные недомолвки

 

Разборки 1380-го

Относительно титулов Дмитрия Донского никто не сомневается - великий князь Московский и Владимирский. А вот Мамая называют то ханом, то военачальником, а то и просто самозванцем. Внесём ясность: к 1380 г. он уже почти 20 лет был беклярбеком, то есть главнокомандующим, министром иностранных дел и верховным судьёй в той части Золотой Орды, что лежала западнее Волги. При нём сменились несколько марионеточных ханов (сам Мамай не был чингизидом - прямым потомком Чингисхана), в описываемый момент на престоле сидел некто Тюляк(Тулубей), вошедший в русскую историю под именем Челубея.

Незадолго до описываемых событий Мамай построил новые крепостные стены вокруг своей столицы - города Солхат (ныне Старый Крым). Этот фортификационный проект опустошил его казну. Тут-то старый вояка и вспомнил, что московский князь Дмитрий Иванович задолжал ему немалую сумму - дань за 10 лет. Сперва Мамай обратился к Дмитрию по-хорошему, но ответа не получил. Тогда, как водится и в современных «разборках», беклярбек послал к обидчику «конкретных пацанов». «Наезд» не удался - в августе 1378 г. Дмитрий в пух и прах разбил на реке Воже (Рязанская обл.) войско мурзы Бегича. Вот тогда обе стороны поняли, что угроза войны - это всерьёз. И стали собирать войска.

В. М. Васнецов. «Поединок Пересвета с Челубеем». 1914 год. Фото: Public Domain

«Пока дело не зашло слишком далеко, - рассказывает Михаил Горелик, историк, искусствовед, эксперт по средневековым вооружениям, – князь Дмитрий советовался с Сергием Радонежским, признанным духовным авторитетом того времени. Но не по религиозным вопросам, как у нас принято считать (для этого у князя был епископ в Москве), а по сугубо светским - может, Мамаю всё-таки стоит заплатить? Сергий посоветовал заплатить. Возможно, вся история этим бы и закончилась, но Мамая погубила жадность. Почувствовав слабину, он потребовал, чтобы дань платили не по действующим на тот момент ставкам, а по «расценкам» тридцатилетней давности, когда Золотая Орда была в зените могущества. С такими «предъявами» дешевле было воевать».

Кто убил Челубея?

Под русские знамёна собралось гораздо меньше князей, чем чуть раньше, когда Дмитрий ходил покорять Тверь. Все понимали: Мамай - мужик серьёзный, тут и убить могут. Силы противников, сошедшихся на Куликовом поле, точно неизвестны - предположительно от 15 до 30 тыс. бойцов. «Сразу хотелось бы покончить с одним популярным мифом, - продолжает М. Горелик. - Никаких генуэзцев - лучшей в Европе пехоты тех лет - в первых рядах Мамаева войска на Куликовом поле не было. Они в тот момент были с Мамаем в ссоре, к тому же стоили их солдаты очень дорого.

В. К. Сазонов. «Дмитрий Донской на Куликовом поле». 1824 год. Фото: Public Domain

Ну и вторая легенда - о поединке с Челубеем. В более ранних летописях (до XV в.) прямо сказано, что хана Челубея собственноручно убил на Куликовом поле именно князь Дмитрий Московский, а не Пересвет. Эта версия появилась позднее и была, видимо, создана монахами Троице-Сергиевой лавры. Лично я считаю, что Донской - личность абсолютно героическая, причём как в смысле организаторских способностей, так и личного мужества и рыцарского мастерства. 

Дальнейшее хорошо известно: на обратном пути победоносное московское войско, обременённое добычей, было ограблено литовцами князя Ягайло, которые так и не вступили в битву на стороне Мамая. Его же вскоре ещё раз разбил хан Тохтамыш, потомок Чингис-хана, претендовавший на власть во всей Золотой Орде. Победитель написал письмо князю Дмитрию, в котором поздравил с блестяще проведённым сражением (он не без оснований считал Мамая узурпатором) и тут же вернулся к вопросу о выплате дани. Дмитрий и ему платить не стал. За это в 1382-м Тохтамыш сжёг Москву, но великое дело уже было сделано. Дмитрий посеял в умах современников идею, что государственные дела отныне можно решать без оглядки на Золотую Орду. Через столетие это привело к падению ига».

«Куликовская битва» Адольф Ивон. 1859 год. Фото: Public Domain

 

 

infonarod.ru

Сергий Радонежский

Современное освещение битвы на Куликовом поле основывается в первую очередь на том, что московскую дружину и лично московского князя Дмитрия Ивановича благословил авторитетный церковный деятель христианской церкви Сергий Радонежский, основатель Троицо-Сергиевого монастыря, который напутствовал московского князя благословением: “Симъ победиша врази твоя”.

На самом же деле Сергий Радонежский никогда не был христианином, а то с какой бы стати при христианском священнике существовали сотни воинов хранителей Арконы из храма Световита с острова Ругий (Рюген), которые входили в Орден Золотых поясов. Волхв Сергий также, как и Дмитрий Донской был канонизирован христианской церковью только в XIX веке. Зачем бы спрашивается, Великий Князь Дмитрий Иванович Московский пошёл к какому-то старику отшельнику, когда у него рядом под носом находилась вся Патриархия, почему же они его не благословили? Да потому что они ему сказали:“Любая власть от Бога. Если Богу угодно, чтобы Мамай сидел в Кремле, так тому и быть”. Услышав такой ответ, Дмитрий загрустил. Он приходит домой, а там его ждёт Дмитрий Боброк-Волынский, князь-ведун. Увидев состояние Дмитрия Московского, он его спрашивает: “Ты, что это голову повесил Великий Князь”? А тот ему отвечает: “Не благословляют на сечу”. Тогда Боброк говорит: “Пойдём к волхву, старец мудрый, благословит”. Пришли они к нему, он Дмитрию и говорит:“Княжил как князь, а теперь ратуйся как ратник”. Московский тогда спрашивает: “А руководить кто будет”? Волхв показывает на Боброк-Волынского и говорит: “Симъ победиша врази твоя”.

Начало Куликовской битвы христианские летописцы описывают так: “Конница Мамая начала бой, она атаковала русский передовой полк. В жестокой схватке полк погиб, и тогда, сменив княжеские доспехи на одежду рядового воина, в бой вступил князь Дмитрий Иванович, что подняло дух войска. Как только войска Мамая завязли в битве с большим полком и полком левой руки, в решающий момент в бой вступил засадный полк Владимира Андреевича. Внезапно русская конница ударила в тыл наступающему противнику. Монголо-татарское войско охватила паника, и оно бросилось в бегство. Почти 30 вёрст преследовали бегущих победители. В этом бою был тяжело ранен Московский князь Дмитрий Иванович, заслуживший этой битвой славное имя “Донской””.

А, что же было на самом деле?

Об устройстве вооружённой силы Московского князя Дмитрия Ивановича мы писали ранее. К этому можно лишь добавить, что не все воины были христианами, так как в то время на Руси ещё очень много людей исповедывали Старую Православную Веру (Родовую).

При первом ударе конницы Мамая почти вся дружина московского князя Дмитрия была уничтожена, и летописцы того времени описывают даже такие подробности, как “стоячие мертвецы, которым некуда было падать; когда люди сходили с ума, а самые крепкие грезили наяву”. Это описание напрочь исключает столкновение небольших отрядов. В тяжелейших условиях боя, когда московская княжеская дружина была уничтожена, а великокняжеское знамя пало, христианское воинство Руси очутилось перед жестоким выбором либо бросать оружие и спасаться бегством (при подобном знамении не допускается двух толкований, так как на знамени был изображён лик Спаса), либо искать покровительства Вышних Сил иного порядка. И тут на поле битвы внезапно прозвучали клич-призывы к старым славянским Богам: Сварогу, Перуну, Велесу, Стрибогу, Индре и другим. Именно это счёл сказками Карамзин, когда писал свою “Историю Государства Российского”. Далее христианский летописец пишет: “И на глазах удивлённого противника христалюбивое воинство рыцарей обернулось ордой диких язычников, доведённых до озверения застарелой ненавистью к поработителям, и тяжелейшими потерями”.

Именно с этой проблемой столкнулась армия Мамая, ожидавшая повального бегства русских войск, после того, как рухнуло великокняжеское знамя, и московская дружина была полностью уничтожена.

Призыв к славянским Богам сделал своё дело. Суть в том, что в отличие от христианского и мусульманского воина, согласно их вере они автоматически попадают в рай после смерти, воину-славянину в этих же условиях следует предварительно изрядно потрудиться, а уже попадаться в плен или обращаться в бегство ему автоматически противопоказано. Врага, воину-славянину надлежит встречать лицом к лицу, и чем больше их будет на его счету, тем больше шансов на достойное существование в Высших Сферах (Волхалле – Небесной обители воинов, чертоги которой хранит Бог Волх, сын Матери Сырой Земли и Вышнего Бога Индры). С этими проблемами Мамай никак не ожидал столкнуться, и тем более с той структурой боя, которую ему навязал князь-ведун Дмитрий Боброк-Волынский, состоящий к тому же в Ордене Золотых Поясов, находившегося при волхве Сергии Радонежском.

Именно возврат к исконной Православной вере славян предопределил исход битвы. Таким образом, на Куликовом поле был дан новый толчок распространения и возрождения во многих регионах исконной славянской веры, которую христиане называют язычеством. Именно эти факты пытались и пытаются замолчать и исказить христианские летописцы и учёные мужи от академической исторической науки.

Сопоставляя различные исторические данные можно сказать, что если бы Русь в то время была исключительно христианским государством, где существовала бы только одна вера – христианство, то Русь до сих пор бы находилась под чужеземным игом, а может быть, и не существовала вообще.

В подтверждение вышеизложенного можно процитировать приамбулу к Федеративному Закону “О свободе совести и о религиозных объединениях” № 125-ФЗ, вступившего в силу с 1 октября 1997 года: “Федеральное Собрание Российской Федерации, …признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии её духовности и культуры; уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России; принимает настоящий Федеральный закон”. Как видно из приведённого фрагмента, православие и христианство даже в приамбуле к Федеральному Закону России означают не одно и тоже. Любые вольные толкования закона недопустимы. Давайте же более не позволять христианской церкви присваивать наше родное наследие, а также величаться чужою силою, славою, могуществом и знаниями! Отнимем у них доводами те факты, которые они так насильственно приурочили к себе, ограбив историю славян и ариев!

Дата добавления: 2015-07-26; просмотров: 216 | Нарушение авторских прав

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.058 сек.)

mybiblioteka.su

Алексеев С. | Волчья хватка. | Куликово поле.

ГЕНЕРАЛ О ЗАСАДНОМ ПОЛКЕ АРАКСОВ

     По древнему ещё уставу Сергиева воинства ему запрещалось напрямую вступать в единоборство с властью, с княжескими людьми, проще говоря, с миром, ибо всякий аракс — инок, монах, призванный и давший обет защищать этот мир независимо от того, нравится он тебе или нет, справедлив ли, разумен ли с твоей точки зрения или вовсе неприемлем. Ражный понимал, отчего преподобный заложил такой принцип в существование Засадного полка: мир на то и мир, что сохраняет за собой право заблуждаться, жить в потёмках, порой бесцельно, дурно, беспутно, то и дело меняя вкусы и пристрастия. Воинское иночество лишено этого напрочь. Засадный полк на то и засадный, что вынужден сидеть и ждать решающей минуты, никак не обнаруживая себя, не обращая внимания на то, что происходит в это время на поле брани.     Иногда ждать, скрипя зубами....      — Что тебе нужно на моей базе?      — На базе теперь ничего. Нужен ты. Твоё личное доверие. Доверительный контакт.      — А высшим эшелонам?      — Полная информация о вашем… воинском подразделении. Для чего и организована вся эта операция. Реформаторам неуютно держать у себя за спиной неуправляемую бесконтрольную силу. Они боятся всего, что им непонятно, неподвластно и не поддаётся реформации.      Он выдавал гостайны, пытался заполучить расположение собеседника.      — У тебя другие цели? — спросил Вячеслав.      — Прямо противоположные, — генерал отдёрнул ноги от разгоревшегося костра. — Найти контакт с вашим… воинством, рыцарским орденом. Кстати, у него есть имя? Вы же как-то называете между собой?      — Никак…      — Такого быть не может!      — Может.      Савватеев остался недоволен ответом, чуял недоверие собеседника, однако и это пропустил.

     — Мы окрестили орден Коренной Россией. Нет, это не кодовое название операции. Так обозначено явление, с которым спецслужбы столкнулись вскоре после революции… В силовых структурах есть люди, которым небезразлична судьба Отечества. И национальных ценностей…Таких людей много. И, к сожалению, некоторые теряют надежду…Ражный пожал плечами.      — Что-то не пойму, о чём ты говоришь…      — Вячеслав Сергеевич, я собрал достаточно информации о воинстве. Нет никакого смысла тупо отрицать явное. У меня есть предложение…      — Ладно, установите контакт, что дальше? Савватеев не любил, когда его перебивают, однако стерпел.      — При полном и взаимном доверии мы сможем переломить ситуацию. В пользу интересов России. И князей нынешних привести в чувство. Ражный посмотрел на его скорченную фигуру и только сейчас заметил, что генерала знобит не от волнения, скорее всего, от простуды.      — Я тебя первый раз вижу. О каком доверии речь?      — Придётся его устанавливать, — заявил он. — В том числе с руководством…Коренной России. Для чего я и здесь. Если сейчас ты говоришь «да», мы расходимся. И встретимся уже на другом уровне. Чтобы обсудить конкретные совместные действия. Я сниму своих людей, оставлю в покое не только твою базу, но и Вещерский лес. Где, по выводам аналитиков, находится центр воинства, генштаб. Понимаешь, о чём говорю? В отчёте укажу причину свёртывания операции — отсутствие какой-бы то ни было реальной основы существования боевого ордена. Успокою реформаторов, мол, всё это миф, местный фольклор…     — Это и в самом деле миф, — подтвердил Ражный. — Ну кто поверит в некое воинство, орден? Вам что, казённых денег девать некуда? Фантазёры… Он был не пробиваем.      — Можно принять всё это за миф, за конспиралогические выдумки фантастов. И мы напрасно проедаем госбюджетные деньги…Впрочем, некоторые так и считают, я до недавнего времени был в их числе. Но застрелился мой предшественник, генерал Мерин. И оставил после себя любопытные документы. Не выдержал, а может, не сумел поверить в то, что увидел, прочёл. Или не захотел… Он знал больше меня, но отчаялся. Я попробую исправить дело…

     — Из материалов оперативного наблюдения и анализа исторических фактов известно: ваш орден создан или воссоздан во время монголо-татарского ига. Для борьбы за независимость Московского государства. Точно не знаю, каким образом, по чьей воле, однако подозреваю, причастен к этому великий князь Дмитрий Донской и Сергий Радонежский. На основе монастырского покаяния, строжайшей дисциплины и подбора кадров, в пустынях и скитах обучались бойцы высшего класса, средневековый спецназ. Орда не контролировала монастыри, чем и воспользовался преподобный…...     — Всё это пришло мне в голову, когда я смотрел на картины поединка Пересвета и Челубея, — продолжал генерал, словно вместе с атрибутами избавился и от казённого тона. — Излюбленная тема живописцев многих веков. И когда узнал, что Челубей не миф — историческая фигура… да ещё и выпускник школы монастыря Шао-Линь! Всё встало на свои места. На Куликовом поле столкнулись два мировых единоборческих течения. Востока и… никому не ведомого, загадочного, русского. Когда на поле брани выходит коренная Россия, Засадный полк. О Шао-Лине мы знаем много, об этой школе почти ничего. Только разрозненные факты, догадки, суждения… Но она существовала и существует доныне. Мало того, совершенствуется. Сам видел воронки после огня небесного. Да и партнёры подтверждают связь со стихийными бедствиями на их континенте…     Он сделал паузу — будто бы боролся с насморком, на самом деле давал возможность собеседнику оценить и усвоить услышанное. Однако Ражный молчал, кружа над ним в полёте нетопыря: от Савватеева исходило вихристое зелёно-красное свечение — явный признак человека, склонного к непредсказуемому поведению. То есть от такого противника можно ожидать всё, что угодно…     — Есть ещё много загадок, которые следует изучить, понять, — продолжил он свои рассуждения. — Например, фигуры Пересвета и Осляби.     Откуда в христианском монастыре иноки с языческими именами? Иноки— воины, да ещё какие! Богатыри, способные потягаться с известной восточной школой. И не с Божьим словом вышел он на поле брани — с мечом и копьём… Историки и богословы всячески изворачиваются, но всё неубедительно. Возникает много вопросов, особенно когда начинаешь изучать тему. Нет, монахи принимали участие в защите монастырских стен, но не впрямую и без оружия. Камни подносили, ядра, смолу кипятили, раненых оттаскивали…     Кстати, наши заокеанские…партнёры давно уже занимаются воинским орденом. Правда, называют свою операцию «Аmbush regiment», что в переводе означает Засадный полк. Шила в мешке не утаишь. Большую часть материалов получили напрямую, думаю, от первых лиц государства. Вероятно, и обсуждают эту тему с глазу на глаз, на уровне щепетильных вопросов о ядерном разоружении. Конечно, ещё можно попарить мозги загадочностью русской души, сумбурностью истории. И президентам, и партнёрам…Однако в наше время информации и компьютерных технологий это уже не проходит.

     Согревшийся возле костра генерал тем часом сморкался в платок, вытирал слёзы и излагал свои умозаключения:      — Ладно, Пересвет вышел на поединок, а что сделал Ослябя? Ему-то за какие заслуги воздали? А во всех источниках он статусом выше…Да и сам факт появления на Куликовом Засадного полка. Смерды, холопы, черносошенные крестьяне, короче, ополченцы от сохи…Пусть даже ушкуйники, разбойный люд, способный убивать из-за угла. Все они не обладают соответствующей психологией! А тут профессиональные, специально тренированные бойцы.      Представляю, что происходило, когда ударили из знаменитой дубравы! Не только ведь огнём небесным разили супостата — ножами резали, глаза в глаза.      Мечами-то было не помахать в толчее, да и молнией не ударить. В крови вражеской плавали. Никакая крестьянская психика не выдержит. Тем паче богобоязненная, иноческая. Это не смолу кипятить… А потом, полк, у которого не было воеводы, нонсенс для Средних веков. Все перечислены, а он сплошная загадка. Чей, из какой земли-княжества, воеводства? Казалось бы, гордиться надо богатырями, а про них почти ни звука. Смерть инока Пересвета геройская, а отчего он не прославлен святым? Не соответствовал каноническим требованиям? Но рисуют его монахом-черноризцем…     Он заметил самоустранённость собеседника, прервал монолог и спросил натянутым голосом:      — Ты меня слышишь, Ражный? Такое ощущение, в облаках витаешь. Или что-то замышляешь?      — Думаю, — отозвался тот. — Что мне делать с охотничьей базой. Хотел спалить, но жалко, столько труда вложено…     Вероятно, Савватеев посчитал это за аллегорию или желание скрыть истинные чувства, переключить внимание, отвлечь.      — Во всём ещё нужно разобраться, — подытожил он. — Прорисовать детали, уточнить нюансы, но это уже ничего не меняет. Древние традиции… боевого ордена существуют, Ражный. Они прослеживаются в истории Смутного времени, войны с Наполеоном, Великой Отечественной…Видел документальные кадры. Организованная Коренная Россия, по тем временам обладающая сверхмощным оружием. И ладно оружие, область физическая.      Можно найти объяснения, Никола Тесла чем-то подобным занимался. Вдруг откуда ни возьмись, ни раньше ни позже появляются нужные Отечеству люди. Ослябя и Пересвет, гражданин Минин и князь Пожарский…Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 3. Гл. 6

СВЯТОЙ ПИР - СБОР ЗАСАДНОГО ПОЛКА

      Сбор Засадного Полка, или, как ещё его называли, Пир Святой, считался событием великим и довольно редким и происходил он в тот час, когда над Отечеством нависала смертельная угроза. По бывшим окраинам России давно курились сторожевыми дымами войны, однако не такие, чтобы поднимать Сергиево Воинство.Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 5

ЗАСАДНЫЙ ПОЛК - 1.000 АРАКСОВ

     И доныне ничего не изменилось, хотя отец частенько говорил, что араксов сначала поубавилось в довоенное время, а потом резко прибавилось, и сейчас их больше, чем в благодатном прошлом веке, то есть тысяча с лишним, настоящий Засадный Полк.Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 3

ЗАСАДНЫЙ ПОЛК - СЕРГИЕВО ВОИНСТВО

     Но в этом и крылись невероятная живучесть и великий внутренний смысл существования Засадного Полка — Сергиева воинства, где невозможно было что-то построить на отцовской или иной славе, и всякий раз каждому потомку, будь он вольный или вотчинный, приходилось начинать все сначала…Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 3

ЗАСАДНЫЙ ПОЛК В ВОЙНУ 1941-1945

     Во время войны Засадный Полк, передвигаясь по нейтральным полосам фронтов, сбивал самолёты и жёг танковые колонны немцев, приводя их в ужас. Однако сразу же после Сбора Ослаб наложил вето на использование этого оружия, ибо отлично понимал, к чему могут привести в век электроники и автоматических систем управления подобные опыты. Ещё отец говорил, будто в Сиром Урочище есть калик верижный, унимающий свою плоть цепями за то, что, будучи побеждённым на ристалище Муромского Урочища, в пылу необузданной страсти произвёл выброс мощного заряда неиспользованной энергии Правила и на несколько дней вывел из строя близстоящую локаторную установку дальнего обнаружения самолётов противника ПВО МосквыСергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 1. Гл. 13

АРАКС - ПЕРЕСВЕТ

     — Сам приехал к заступнику своему, отшельнику вашему. Который коня необъезженного дал и Пересветом нарёк! Да вот не застал старца…Караульные иноки и впрямь не держали его, напротив, опасливо сторонились, выставив медвежьи рогатины.     — На что тебе старец потребовался? — хмуро спросил Сергий, взирая на его босые ноги: снег под ступнями таял…     — Мать послала, — с неким неудовольствием молвил оборотень. — Велела ехать в вашу пустынь, иноческий сан принять. И служить по долгу и совести.     — Чуждых не принимаем ныне, — заявил настоятель. — Много вас иноческого сана домогается, но устав наш строгий. Ступай отсюда подобру— поздорову да более приходить не смей.     — А я не к тебе и пришёл, — вновь стал дерзить ражный. — Матушка к ослабленному старцу послала. У него и попрошусь!     — Нет старца, — скрывая неприятие своё, проговорил настоятель. — И в обитель послухов принимаю я, игумен, а не отшельник. Ежели охота не пропадёт, весной приходи.     Оборотень рассуждал с ярым достоинством:     — Стану я до весны ждать! Мне в сей час надобно матушкину волю исполнить, слово дал. Потом явится и спросит. Суровая да гневливая она у меня, по своему уставу живёт. Да и зимовать нам с красным конём негде. Так что принимай в своё войско!Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 3. Гл. 5

ГДЕ НАХОДИТСЯ РЕЧКА - ДИВЬЯПРОИСХОЖДЕНИЕ АРАКСОВ ЗАСАДНОГО ПОЛКА

     В общем, можно не задерживаться у остывшего моря на промозглом берегу и самому отправляться в горы на поиски Дивьего урочища: если бы кто встречал, подошёл или знак подал ещё на вокзале. Однако вотчина Булыги была местом закрытым, труднодоступным, не хуже, чем Вещерские леса. Существовал единственный ориентир — речка Дивья, бегущая где-то в отрогах Великого Хребта, да и то название это считалось современным, отмеченным только на новых картах. Инородцы называли её Аркус, что было ближе к истине, ибо древнее название звучало как Аракс.     И отсюда происходило название бойцов-поединщиков Засадного полка— араксы, то есть защитники, однако мало кто задумывался над происхождением этого слова, тем более не связывал его с урочищем и рекой, расположенной слишком уж далеко от гнезда Сергиева воинства, Троицкой обители.     Хотя кормилица Елизавета, знающая многие сказания и легенды, говорила, что первыми насельниками монастыря стали некие два брата-близнеца с одним именем Аракс и были они переселенцами. Но отец говорил, что братья пришли позже, и не в пустынь преподобного, а поселились рядом, срубив себе скит, который потом таки назывался — Араксов скит. Откуда они в самом деле появились, оставалось лишь догадываться, но, судя по созвучию имён, скорее всего, с реки Дивьей.     В Сиром урочище Ражный слышал ещё одну историю: будто привела отроков мать по имени Дива или Дева. Все втроём они бежали то ли из татарского плена, то ли просто от погони и по пути много раз сражались с ордынской конницей, шедшей по пятам. Причём будучи пешими, женщина и два её малолетних отрока отчаянно схватывались с конными и побеждали одними только засапожниками: подныривали под брюхо коней, резали им сухожилия, а когда всадник свергался, то сам попадал на нож. И так перебили они большую часть конницы, сами оставаясь неуязвимыми. Когда же оказались в густых лесах, то ордынцы бросили коней и догоняли пешими, однако беглецы вступили в поединок и всех оставшихся перебили. Всё это произошло будто бы на глазах у молодого ещё Сергия близ Троицкой пустыни, который был изумлён отвагой и храбростью женщины с отроками-близнецами.     Но в этой последней схватке Дива была тяжело ранена и, умирая, велела сыновьям отомстить ордынцам, как только возмужают. Будто бы Сергий позвал их в монастырь, однако братья сначала не пошли, по своему обычаю предали тело матери огню, построили скит, стали совершенствовать своё ратное мастерство и озоровать. Время от времени они уходили из радонежских лесов и вдвоём нападали на становища баскачьих призоров близ Москвы или Владимира. Скоро ордынцы выследили, откуда приходят братья, пришли искать на речку Кончуру, и тогда игумен спрятал их у себя в монастыре. Татары не посмели войти в обитель, опасаясь гнева чужих богов, сожгли скит и ушли ни с чем, а Сергий уговорил близнецов принять постриг, нарёк иными именами, однако их по-прежнему звали Араксами.     И так же стали именовать всех иноков, которых они обучали невиданному прежде ратному ремеслу — с ножами выходить против конницы.     Дивью речку часто путали с большим Араксом, что был в Армении, и даже всезнающие калики, блуждая в поисках, иногда оказывались в Нагорном Карабахе или вовсе в Иране, на сопредельной территории. Столь замысловатое расположение урочища и путей к нему соответствовали основному назначению: сходились в поединках тут редко, и не всякий аракс мог похвастаться, что бывал даже на Дивьем ристалище. Но кто боролся на этом земляном ковре, к тому относились уважительно, и независимо, победил или бит был: вотчина Булыги считалась местом, где очень легко и надёжно можно спрятаться от княжеского гнева, от преследования баскачьим призором, то есть от властей.     Иногда повздорившие с миром поединщики оставались там до конца дней своих, однако ссыльными себя не чувствовали, хотя были оторваны от жизни Засадного полка. Долетала молва, что в недоступной вотчине Булыги, вдали от Ослаба, Пересвета и всего мира, вообще жизнь вольготная, однако некоторые её чурались и предпочитали убраться в Сирое, чем в Дивье, дескать, тоска там смертная и никакого там дива сроду не бывало, одни абреки по горам скачут да скот воруют.Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 3. Гл. 10

РИСТАЛИЩЕ АРАКСОВ

     Дубрава оказалась вперемешку с буковыми деревьями, под ногами шелестел толстый листвяной подстил, в кронах сидели молчаливые вороны, и отовсюду, как и во всех рощеньях, сквозило предощущение будущего поединка. Ражный довольно скоро отыскал Поклонный дуб, почему-то увешанный конскими подковами, коих не встречал нигде, и почти сразу наткнулся на ристалище, точнее, определил его по запаху.     Борцовский земляной ковёр был сплошь покрыт лавандой, высохшей на корню во время цветения и синей, как плащ девицы. Скорее всего, посеяли под осень, поэтому она лишь расцвела и вызреть не успела. Вдова и впрямь заботилась о своей дубраве как вотчинница, хотя, судя по всему, на ристалище давно не было схваток, по крайней мере в этом году. По лавандовому полю не ступала нога человека! Ражный с торжествующим удовольствием скинул ботинки, однако не хватило отваги и задора помять его ногами, пройти босым крест-накрест, использовать своё право «первой ночи».     За всю свою историю араксы открыли и сделали обычаем множество примет и поверий, а это знакомство, вернее даже совокупление с ристалищем, ценили особенно. Считалось, земля даёт силы и удачу тому поединщику, кто первым ступил на неё, поэтому все араксы отроческого возраста, получив поруку и прибыв к месту схватки, стремились отыскать дубраву с ристалищем и снять с него сливки земной силы.Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 3. Гл. 10

АРАКСЫ ПОСЛЕ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ

     По рассказам кормилицы Елизаветы, раньше происходило иначе. Будто бы после побоища Мамаева, где погибло две третьих Засадного полка и одна треть изранена, преподобный изъял из устава обет безбрачия. А Ослаб, не дожидаясь, когда подживут и затянутся раны, послал по городам и весям неких свах, трёх старух, дабы избрали и привели невест. Да не просто первых встречных — дочерей из воинственных семей, где отцы и деды состояли в дружинах княжеских, владели ратным ремеслом, участвовали не в братских междоусобицах, но в походах на татар и прочих супостатов, отличились храбростью или вовсе пали на бранных полях. И будто эти свахи привели в лесные скиты на Кончуру и другие пустыни красных дев, каждому араксу по невесте. У кормилицы всё заканчивалось как в сказке: поединщики переженились, нарожали детей, обучили их потом ратному делу — в общем, прожили в радости и счастье.     Отец же, будучи боярином, никогда преданий не вспоминал, но в последние годы жизни, стоя у мольберта, любил рассуждать о прошлом засадников. И однажды рассказал совсем другую историю. Будто свахи перестарались и привели в три раза больше дев, чем после битвы осталось поединщиков. Дескать, каждая думала, что послана сватать одна, поэтому избрала и привела невест по числу выживших. А когда оказалось их в три раза больше, что было делать? Отсылать назад — позор, девице только в омут головой; оставить при монастырях — значит обездолить, да и слишком велик искус у прочих пустынников, коль поблизости поселить целомудренных дев. А отдавать в жёны всякому по три невесты обычай не русский — ордынский, басурманский.     Будто впервые между ослабленным старцем и Сергием произошёл разлад на этой почве, преподобный долго не соглашался на столь чуждый нравам брак, де-мол, войдёт в обычай, потом будет не сладить с многожёнством. И уступил Ослабу лишь с тем условием, что подобное может свершаться только после таких великих сражений, как Мамаево побоище. Дабы восполнить потери Засадного полка в короткий срок и нарожать детей за тех, кто не вернулся с бранного поля. Мол, потому и до сих пор есть роды араксов, одинаково называемые тризными. Это потомки тех детей, что родились от двух других жён, взятых замуж вместо араксов, павших в битве и по кому справили тризну.Дело в том, что иноки хоть много лет и жили по обету безбрачия, не видели женщин и так от этого настрадались, что вполне управились бы стремя, не оставили без внимания и ласк, однако искренние чувства всё же испытывали только к одной — такова уж была славянская природа.     Как уживались три жены, три русские женщины в скиту у одного аракса, предание умалчивало, впрочем, как и сам факт существования такого брака.     Однако отец обмолвился, дескать, поэтому не принято в Засадном полку справлять свадьбы с размахом; всё происходило тайно, и свадебный обряд совершался самим иноком. И дабы араксы никогда не вспоминали былое многожёнство, ещё при Сергии утвердился уставной обряд, когда молодых отроков обручали с девами, иногда младенческого возраста, для того чтобы по достижении ими совершенных лету строить праздник Манорамы. Но жизнь всегда шла поперёк всякого устава: то девиц рождалось больше, то араксов много погибало в битвах или между обручёнными происходил раздор. Скорее всего, потому и возник обычай смотра невест, когда отроку предъявляли трёх дев на обоюдный выбор, однако высмотреть он мог всего одну.Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 3. Гл. 12

ТРАДИЦИИ ЗАСАДНОГО ПОЛКА СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО

     — Впрочем, наряды — это лишь дань обычаю, — подыграл Пересвет. — Ты же с мирской девкой по уставу пировал, со светочем, а что вышло? Ничего, сбежала… Всё-таки любовь нас вяжет, а не обряд с венцом. Только диву даёшься, какие мудрые традиции заложил преподобный! Даже если весь Засадный полк погибнет и останется хотя бы один аракс… Нет, даже отрок гоношистого возраста, но с ярым сердцем. И всё возродится. Потому не запретил инокам брать мирских невест и уводить в скит. Только заповедал браки с ними творить по любви и согласию. Тогда дети вырастут араксами. Минет время, и из лесов вновь выйдет воинство…Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 3. Гл. 2

www.alpha-omega.su

Алексеев С. Волчья хватка 3. Сергий Радонежский. Генерал о Засадном полке -

Сергей Алексеев

ГЕНЕРАЛ О ЗАСАДНОМ ПОЛКЕ АРАКСОВ

     По древнему ещё уставу Сергиева воинства ему запрещалось напрямую вступать в единоборство с властью, с княжескими людьми, проще говоря, с миром, ибо всякий аракс — инок, монах, призванный и давший обет защищать этот мир независимо от того, нравится он тебе или нет, справедлив ли, разумен ли с твоей точки зрения или вовсе неприемлем. Ражный понимал, отчего преподобный заложил такой принцип в существование Засадного полка: мир на то и мир, что сохраняет за собой право заблуждаться, жить в потёмках, порой бесцельно, дурно, беспутно, то и дело меняя вкусы и пристрастия. Воинское иночество лишено этого напрочь. Засадный полк на то и засадный, что вынужден сидеть и ждать решающей минуты, никак не обнаруживая себя, не обращая внимания на то, что происходит в это время на поле брани.Иногда ждать, скрипя зубами.     Но тут складывалась совершенно иная ситуация: над его родиной, над его храмом надругались, даже надгробие увезли с могилы отца, и спускать это было недостойно для аракса. И можно было бы оставить после себя гору трупов, однако убийство мирских людей так же было под запретом, как и их оживление. И следовало ещё придумать месть, причём такую, которая бы преследовала обидчиков всю жизнь, например обратить противника в паническое бегство, опозорить, посеять вечный страх, чтоб его существование превратилось в ожидание наказания.

     Ещё через пару минут в голых по-зимнему и светлых зарослях показался знакомый длиннополый дождевик и совсем уж яркая деталь — краснеющие в мутном закате, большие очки на белесом, аскетичном лице. Профессор шёл пешим, без велосипеда, и можно было лишь гадать, что занесло его на берег, в сторону, противоположную от дороги, по которой он уехал несколько часов назад. Самоуглублённый и чем-то сильно озабоченный старик даже не заметил Ражного, прошёл мимо, в калитку, и вздрогнул от окрика.     — Вячеслав Сергеевич? — шёпотом воскликнул он и заозирался. — Вам нужно бежать! Вас ищут! Хотят арестовать!     — Кто ищет? — невозмутимо спросил Вячеслав. — Милиция?     — В том-то и дело — нет! КГБ!.. То есть ФСК! Точнее, ФСБ или нечто подобное. В общем, ЧК, ГПУ!     — С какой стати?     Профессор сглотнул трепещущий страх.     — Сами судите, расскажу по порядку!.. Меня поймали на дороге, остановили люди в масках и униформе. С оружием!.. Велосипед отняли, очень грубо схватили и поволокли в лес. Там, в машине, сидел человек, в гражданском. Узнал его, мы и раньше встречались, я грибы собирал… На самом деле это полковник Савватеев. Точнее, теперь генерал. Но по повадкам совсем не тот, сильно переменился… Сначала дотошно расспрашивал, потом предложил мне организовать встречу. Чтобы я уговорил вас уделить ему полчаса времени. Чтобы вы не сопротивлялись, сказал, с благими намерениями, обоюдно полезными.     Ражный пожал плечами.     — Я готов. Где и когда?     — Ему нельзя верить! — задышал предчувствием ужаса профессор. — Обманет! Бегите, Вячеслав Сергеевич. Только не по дороге, там засада… Встречаться с этим генералом нельзя!     — Что он хочет конкретно?     — Будто бы разобраться, понять, что вы за человек. Говорит, не сделает ничего дурного, но я ему не верю.     — Почему?     — Генерал в глаза не смотрит, значит, лжёт. Хочет заманить на встречу и арестовать. Я знаю, почему они не смотрят в глаза, когда лгут. У них природа противится, всё-таки люди же…     — А где предлагает встретиться?     — В том-то и дело — на базе! Чтоб как в ловушке! — Старик задрал рукав дождевика, выцарапал часы из-под одежды. — Сорок минут осталось!.. Говорит, придёт один, без оружия, но это неправда!.....     — Моё руководство не знает о нашей встрече. Я делаю это по собственной инициативе. И с ведома моих… единомышленников. Поэтому не стану крутить вокруг да около. Власть в России под полным контролем Запада. Политическая, экономическая, всякая… В высших эшелонах явное или скрытое предательство интересов. Всюду правит мировая закулиса. Без согласования с ханами этой орды нынешние наши князья шагу не ступят…     — Политинформацию можно опустить, — однако же поторопил Ражный.     — Что тебе нужно на моей базе?     — На базе теперь ничего. Нужен ты. Твоё личное доверие. Доверительный контакт.     — А высшим эшелонам?     — Полная информация о вашем… воинском подразделении. Для чего и организована вся эта операция. Реформаторам неуютно держать у себя за спиной неуправляемую бесконтрольную силу. Они боятся всего, что им непонятно, неподвластно и не поддаётся реформации.     Он выдавал гостайны, пытался заполучить расположение собеседника.     — У тебя другие цели? — спросил Вячеслав.     — Прямо противоположные, — генерал отдёрнул ноги от разгоревшегося костра. — Найти контакт с вашим… воинством, рыцарским орденом. Кстати, у него есть имя? Вы же как-то называете между собой?     — Никак…     — Такого быть не может!     — Может.     Савватеев остался недоволен ответом, чуял недоверие собеседника, однако и это пропустил.

     — Мы окрестили орден Коренной Россией. Нет, это не кодовое название операции. Так обозначено явление, с которым спецслужбы столкнулись вскоре после революции… В силовых структурах есть люди, которым небезразлична судьба Отечества. И национальных ценностей…Таких людей много. И, к сожалению, некоторые теряют надежду…Ражный пожал плечами.     — Что-то не пойму, о чём ты говоришь…     — Вячеслав Сергеевич, я собрал достаточно информации о воинстве. Нет никакого смысла тупо отрицать явное. У меня есть предложение…     — Ладно, установите контакт, что дальше? Савватеев не любил, когда его перебивают, однако стерпел.     — При полном и взаимном доверии мы сможем переломить ситуацию. В пользу интересов России. И князей нынешних привести в чувство. Ражный посмотрел на его скорченную фигуру и только сейчас заметил, что генерала знобит не от волнения, скорее всего, от простуды.     — Я тебя первый раз вижу. О каком доверии речь?     — Придётся его устанавливать, — заявил он. — В том числе с руководством…Коренной России. Для чего я и здесь. Если сейчас ты говоришь «да», мы расходимся. И встретимся уже на другом уровне. Чтобы обсудить конкретные совместные действия. Я сниму своих людей, оставлю в покое не только твою базу, но и Вещерский лес. Где, по выводам аналитиков, находится центр воинства, генштаб. Понимаешь, о чём говорю? В отчёте укажу причину свёртывания операции — отсутствие какой-бы то ни было реальной основы существования боевого ордена. Успокою реформаторов, мол, всё это миф, местный фольклор…     — Это и в самом деле миф, — подтвердил Ражный. — Ну кто поверит в некое воинство, орден? Вам что, казённых денег девать некуда? Фантазёры… Он был не пробиваем.     — Можно принять всё это за миф, за конспиралогические выдумки фантастов. И мы напрасно проедаем госбюджетные деньги…Впрочем, некоторые так и считают, я до недавнего времени был в их числе. Но застрелился мой предшественник, генерал Мерин. И оставил после себя любопытные документы. Не выдержал, а может, не сумел поверить в то, что увидел, прочёл. Или не захотел… Он знал больше меня, но отчаялся. Я попробую исправить дело…

     — Из материалов оперативного наблюдения и анализа исторических фактов известно: ваш орден создан или воссоздан во время монголо-татарского ига. Для борьбы за независимость Московского государства. Точно не знаю, каким образом, по чьей воле, однако подозреваю, причастен к этому великий князь Дмитрий Донской и Сергий Радонежский. На основе монастырского покаяния, строжайшей дисциплины и подбора кадров, в пустынях и скитах обучались бойцы высшего класса, средневековый спецназ. Орда не контролировала монастыри, чем и воспользовался преподобный…     Где-то во внутреннем кармане Савватеева тонко пиликнула радиостанция, выдавая с головой его «благие» намерения. Ражный лишь ухмыльнулся, а собеседник постарался исправить положение, достал рацию, пистолет и положил перед ним.     — Сам понимаешь, необходимые атрибуты во время операции…     — Понимаю, — отозвался Вячеслав.

     — Всё это пришло мне в голову, когда я смотрел на картины поединка Пересвета и Челубея, — продолжал генерал, словно вместе с атрибутами избавился и от казённого тона. — Излюбленная тема живописцев многих веков. И когда узнал, что Челубей не миф — историческая фигура… да ещё и выпускник школы монастыря Шао-Линь! Всё встало на свои места. На Куликовом поле столкнулись два мировых единоборческих течения. Востока и… никому не ведомого, загадочного, русского. Когда на поле брани выходит коренная Россия, Засадный полк. О Шао-Лине мы знаем много, об этой школе почти ничего. Только разрозненные факты, догадки, суждения… Но она существовала и существует доныне. Мало того, совершенствуется. Сам видел воронки после огня небесного. Да и партнёры подтверждают связь со стихийными бедствиями на их континенте…     Он сделал паузу — будто бы боролся с насморком, на самом деле давал возможность собеседнику оценить и усвоить услышанное. Однако Ражный молчал, кружа над ним в полёте нетопыря: от Савватеева исходило вихристое зелёно-красное свечение — явный признак человека, склонного к непредсказуемому поведению. То есть от такого противника можно ожидать всё, что угодно…     — Есть ещё много загадок, которые следует изучить, понять, — продолжил он свои рассуждения. — Например, фигуры Пересвета и Осляби.Откуда в христианском монастыре иноки с языческими именами? Иноки— воины, да ещё какие! Богатыри, способные потягаться с известной восточной школой. И не с Божьим словом вышел он на поле брани — с мечом и копьём… Историки и богословы всячески изворачиваются, но всё неубедительно. Возникает много вопросов, особенно когда начинаешь изучать тему. Нет, монахи принимали участие в защите монастырских стен, но не впрямую и без оружия. Камни подносили, ядра, смолу кипятили, раненых оттаскивали…     Кстати, наши заокеанские…партнёры давно уже занимаются воинским орденом. Правда, называют свою операцию «Аmbush regiment», что в переводе означает Засадный полк. Шила в мешке не утаишь. Большую часть материалов получили напрямую, думаю, от первых лиц государства. Вероятно, и обсуждают эту тему с глазу на глаз, на уровне щепетильных вопросов о ядерном разоружении. Конечно, ещё можно попарить мозги загадочностью русской души, сумбурностью истории. И президентам, и партнёрам…Однако в наше время информации и компьютерных технологий это уже не проходит.     Собаки теперь охраняли пространство, в котором происходила эта встреча, и по их поведению, как по книге, можно было прочесть всё, что происходило вокруг базы. Загонщики завершали обклад и готовились к загону…     Согревшийся возле костра генерал тем часом сморкался в платок, вытирал слёзы и излагал свои умозаключения:     — Ладно, Пересвет вышел на поединок, а что сделал Ослябя? Ему-то за какие заслуги воздали? А во всех источниках он статусом выше…Да и сам факт появления на Куликовом Засадного полка. Смерды, холопы, черносошенные крестьяне, короче, ополченцы от сохи…Пусть даже ушкуйники, разбойный люд, способный убивать из-за угла. Все они не обладают соответствующей психологией! А тут профессиональные, специально тренированные бойцы.     Представляю, что происходило, когда ударили из знаменитой дубравы! Не только ведь огнём небесным разили супостата — ножами резали, глаза в глаза.     Мечами-то было не помахать в толчее, да и молнией не ударить. В крови вражеской плавали. Никакая крестьянская психика не выдержит. Тем паче богобоязненная, иноческая. Это не смолу кипятить… А потом, полк, у которого не было воеводы, нонсенс для Средних веков. Все перечислены, а он сплошная загадка. Чей, из какой земли-княжества, воеводства? Казалось бы, гордиться надо богатырями, а про них почти ни звука. Смерть инока Пересвета геройская, а отчего он не прославлен святым? Не соответствовал каноническим требованиям? Но рисуют его монахом-черноризцем…     Он заметил самоустранённость собеседника, прервал монолог и спросил натянутым голосом:     — Ты меня слышишь, Ражный? Такое ощущение, в облаках витаешь. Или что-то замышляешь?     — Думаю, — отозвался тот. — Что мне делать с охотничьей базой. Хотел спалить, но жалко, столько труда вложено…     Вероятно, Савватеев посчитал это за аллегорию или желание скрыть истинные чувства, переключить внимание, отвлечь.     — Во всём ещё нужно разобраться, — подытожил он. — Прорисовать детали, уточнить нюансы, но это уже ничего не меняет. Древние традиции… боевого ордена существуют, Ражный. Они прослеживаются в истории Смутного времени, войны с Наполеоном, Великой Отечественной…Видел документальные кадры. Организованная Коренная Россия, по тем временам обладающая сверхмощным оружием. И ладно оружие, область физическая.     Можно найти объяснения, Никола Тесла чем-то подобным занимался. Вдруг откуда ни возьмись, ни раньше ни позже появляются нужные Отечеству люди. Ослябя и Пересвет, гражданин Минин и князь Пожарский…Сергей Алексеев. Волчья хватка. Книга 3. Гл. 6

www.alpha-omega.su

Угланов В.Ю. | Подвижничество Сергия Радонежского. -

 

     Чтобы не лишить русский народ духовности, не превратить его под воздействием западной христианской идеологии в материализированных, живущих одним днем, равнодушных к своему будущему обывателей, некоторые ведические жрецы стали действовать под христианских священников. Тем более, оболваненный и затравленный бесконечными гонениями на ведунов и волхвов, народ стал искать истины у новых «жрецов» от иноземной церкви. Таким «христианским подвижником» оказался и известный всем русским людям Сергий Радонежский.     Будучи высокопосвященным волхвом, этот псевдохристианин сумел за короткий срок превратить пришедшее на русскую землю христианство греческого толка с его раболепием, покорностью силе и власти, в совершенно иную религию. Православие Сергия Радонежского по своей сути перестало быть западным, оно превратилось в жизнеутверждающую солнечную религию торжества законов Прави и высшей космической справедливости. Сергий Радонежский хорошо знал истинное учение Христа, что оно в корне своем ведическое и поэтому ничего от себя не выдумывал. Возможно, ему удалось где-то найти кроме библейских евангелий еще и апокрифы. Так это или нет неизвестно, только христианское учение Сергия Радонежского стало тем, каким оно должно было быть. Фактически, до своей сути не отличимым от ведического древнего Гиперборейского миропонимания. Причем, Сергий Радонежский очень тонко вписал свое учение в ортодоксальное христианство. И так ненавязчиво и убедительно, что ему поверили даже христиане-фанатики. Волхв Сергий ни с кем никогда не спорил. В своем учении он везде и всегда опирался на Христа. Апостолов он старался не касаться, они для него были людьми далеко не безупречными. Иисус же Сергия Радонежского ничего не имел догматического, он в его учении выглядел живым с высоким творческим потенциалом и той созидательной силой, в которой можно было увидеть мощь Всевышнего:     Сергий Радонежский как бы расширил представление о Христе, показал его учение многогранным. И сделал это ненавязчиво, мягко без лишнего шума и в то же время очень убедительно.     По сути, этот подвижник от православия сумел древнее арийское ведическое мировоззрение облечь в христианскую форму. И сделал это так искусно, что даже недоброжелатели не видели в его действиях ничего подозрительного. 

     1. И только посвященный понимал, что ведический глава богов Род, по учению Сергия стал «Отцом небесным».     2. Древний Сварог - сын Рода превратился в Иисуса Христа,     3. Лада - богиня любви и согласия приняла облик девы Марии и т.д.

 

 

     Сергию Радонежскому удалось, казалось бы, невероятное: используя двойную маскировку – от официальной Церкви и неоднородного, зачастую предательского общества, на основе древних традиций, обычаев и верований (христианские догмы не годились для воспитания этого «спецназа»), воссоздать духовно-волевой потенциал и вскормить элиту внутри этноса, которую составляли не только ученики преподобного Сергия, но в большей мере представители светского, княжеско-боярского сословия.

     Образ Радонежского, словно незримый стяг, реял над головами многих потомков, благодаря чему элита просуществовала целый исторический виток и только с реформами Петра была заменена на новую.

Сергей Алексеев "Россия: мы и мир"

 

 

     ВОЛЧЬЯ ХВАТКА (Аннотация)     Роман известного писателя, как и все предыдущие его книги, поднимает острые проблемы истории России и её сегодняшнего дня. Захватывающие события разворачиваются на страницах романа: хозяин Урочища — охотничьей базы, — бывший спецназовец, «афганец», принадлежит к старинному сословию ратников-араксов, защитников Отечества, некогда составлявших Засадный Полк преподобного Сергия Радонежского. Каков он сейчас, как живётся и служится араксу в наше время? 

Калики... араксы и Сергий Радонежский

     Калики перехожие — наказанные араксы, жили общинно в Сиром Урочище, своеобразном скиту. И были ещё там калики верижные, носящие на теле своём тридцатипудовые цепи — вериги, которыми усмирялась взбесившаяся плоть. Иначе их называли болящими, поскольку они когда-то переусердствовали в достижении Правила, перетрудились на правиле и, единожды войдя в состояние аффекта, более никогда не выходили из него и, не чувствуя, не соразмеряя силы своей, переступали неписаные законы — до смерти били соперников в Урочищах, буйствовали и колотили народ в миру. Тяжкие вериги приносили им со временем обратный эффект, достигаемый на правиле: наказанные араксы слабели и превращались в «ослабков» — уродливых, кривоногих, горбатых и физически убогих людей, кончающих жизнь свою в том же Сиром Урочище, где исполняли нехитрые обязанности по хозяйству, или уходили в мир, становились юродивыми, блаженными мудрецами. 

     Традиция эта соблюдалась жёстко и неизменно со времён Сергия Радонежского, который не бросал в тюрьмы и подземелья провинившихся, а напротив, приближал к себе, держал под рукой и перед своим недремлющим взором.     Накануне схватки приход калика мог означать самое неприятное и обидное — потерю поединка.

www.alpha-omega.su

Защитник ты наш Сергий Радонежский

В году 1777 поставлен был на Сергия Радонежского пост близ крепости Северной с десятью казаками Хопёрского полка. Команду над ним принял  хорунжий Николай Усов, правнук Василия Уса и Нины Шемаханки. Вырыли казаки окоп, землянки поставили, попробовали пшеничку посеять. Не пользованная доселе земля нежданно дала богатый урожай. Тогда привезли станишники семьи и отказались от смены. Назвали новую крепость Сергиевской, только казаки промеж себя звали её Коляусовой, такое прозвище получил у них Усов Николай. И речку, что протекала близ крепости, Коляусом стали звать. Уж как пронюхали про тот пост переселенцы, только начали селиться круг поста казаки однодворцы и черносошные крестьяне. Как-то собрал Коляус казаков на круг да пристыдил их: – Грех станишники, имя святого Сергия умалять, моим прозвищем пост называя. На него одного в этих диких местах наша надежда в тяжкую годину, так что давайте братья лицари-казаки звать крепость как положено Сергиевской. Ждёт нас работа нелёгкая, потому как воевать будем малым числом.

И началась эта работа. По приказу хорунжего казаки поставили частокол вдоль всего земляного вала. Затем прорыли два круга ложных окопов, которые соединили ходами с основным. В ложных окопах понаделали карманы, набили колья ивняка, что во множестве рос по берегам реки. Вершины их заострили. Сверху всё это хитрое строение прикрыли жердями, затем хворостом, обмазали глиной  и засыпали землёй, на которой развели огороды. Для страховки поставили  подпорки, соединённые верёвкой. Перекрытия хорошо держали  пешего человека, но не выдерживали всадника. Достаточно было дёрнуть за верёвку, и весь потолок рушился вниз. Набежчиков не пришлось долго ждать. Строительство поста отчего-то не поглянулось ногайцам. Загон грабёжников шашек тридцать наскочил на казаков.  С поста как положено дали знать в крепость Северную. Крестьяне со скотом и семьями быстро спрятались за частокол. Припасу боевого было рачительным Усовым запасено достаточно, пороху и пуль они не жалели. Ограбив и попалив крестьянские хаты, пошли воодушевлённые лёгкой победой набежчики на окоп, вот тут-то и попали они в волчьи ямы. Разгон атаки сник, казаки расстреливали нападавших на выбор. Когда же осталось ногаев половина, пошли станишники на вылазку. Только пятеро ушли живыми. Остальные были перебиты. – Все изъяны в волчьих ямах починить, трупы лошадей и людей убрать.

Через день, когда приехали старики забрать останки соплеменников, все изъяны ложных окопов были скрыты, на огородах сажали женщины рассаду, мёртвые ногайцы лежали рядами в степи. – Ногаи – народ мстительный, ждите нападения более крупного, – сказал Коляус.

Между тем он зачислил к себе на службу всех казаков однодворцев и желающих воровских казаков, из которых набрал отряды степных разведчиков. И в правду. Ровно через год степь вокруг поста окружили тысячи наездников. Хорунжий вынес икону Сергия Радонежского, все жители поста встали перед ней на колени и начали читать акафист. На валу стояли лишь часовые, ждущие нападения в любую минуту. Едва окончилась эта молитва, как тучи степняков кинулись на приступ. Защищались все, даже женщины, старики и дети, как принято, было в казачьих приграничных селениях в таких случаях. Волчьи ямы и окопы были забиты людьми и лошадями. Новые толпы шли на приступ по трупам. И тут разверзлись небеса и показался старец: – Да запретит вам Господь свершить зло, которое вы задумали сотворить! – Громовым голосом сказал он. – Сергий! Это Сергий! – Пронеслось по рядам защитников.

А сзади Сергия спустился мост в виде радуги, весь сверкающий, словно был из самоцветов. По нему скакали всадники на конях в кольчугах и сверкающих на солнце шлемах. Уже весь вал заполнился ими, а они всё шли и шли. Открылись ворота, и вышли воины в поле, выстроившись стройными рядами, дабы сразиться с врагами православной веры. Ногайцы застыли в изумлении.  Вот затрубил рог, и небесные ратники пошли в бой. Загудела, застонала земля. Громкое  «ура» перекрыло все остальные крики. Шли воины с пиками наперевес и срывались с них молнии. Орда бросилась отступать, но было поздно и не было ей пощады. Везде их настигали мечи и копья ратников Господних. Затем с пением «Богородице, дево радуйся» они поднялись на небеса, и превратился мост в сияющую радугу дивной красоты, которая долго ещё стояла в небе. Только через два часа пришла помощь из Северной. Казаки и драгуны были поражены картиной разгрома ногайцев. Степь, на сколько хватало глаз, была усеяна трупами коней и людей. Но самое странное было то, что многие из них не имели никаких видимых ран. Видно не оставляли их небесные мечи, копья и стрелы. На другой день снова пришли старейшины. Усов позвал их к себе.

– Не судите старики нас за тот разгром, что мы здесь учинили. Мы не тронули не одного ногайца. Почему и за что вы напали на нас, кому мешал маленький пост с десятью казаками? Ведь хлебом, что собираем мы здесь, кормитесь и вы? Знайте же: Русь пришла сюда навсегда, и не вам тягаться с её мощью. Святой защитник Земли Русской Александр Ярославич Невский пятьсот лет назад так сказал немцам: – Приходите, торгуйте, но кто с мечём к нам придёт, от меча и погибнет. – Это наша земля, – сказал один из старейшин.– Ой ли? Ты старец уж не молодым нукером был, когда ногаи пришли  сюда с Яика, а казаки здесь с арийских времён живут. Были они у ариев, скифов, сарматов, в Русьалани и Тмутаракани. Имя Руслан у всех народов Кавказа встречается и у вас тоже. Так что в споре, чья это земля вы проигрываете. Но ведь мы же вас не гоним. Живите себе. Мы только мира требуем. Места то здесь сколько, живи да радуйся, а не кровь проливай.

Больше ногайцы не нападали на Сергиевское. Более того, с ними постепенно, трудно, но устанавливались мирные отношения. Из-за нехватки женщин, русские крестьяне и казаки нередко женились на ногайках, заплатив калым. Вдов брали и без калыма. Николай Усов был не только храбрый воин, но и человек очень хитрый да практичный. Как-то отправился он в гости к ногайскому хану Крым-Герею. Приняли его хорошо, а слыхал он, что у хана есть дочь красавица Лолахон, вот и попытался посватать её.

– Чтобы раз и навсегда установить мир на нашей земле, я бы хотел породниться с тобою хан и взять в жёны твою дочь Лолахон.

На его предложения хан ответил: – Воин ты славный, и все дворяне кроме русских да польских не брезгают родниться с казаками. Даже гроза Кабарды Джан-Клыч Улудай выдал свою дочь за казака Алексея Деникина. А вот ваши дворяне считают вас потомками беглых холопов и не желают заводить родню с вами. Давай атаман говорить начистоту: что вас ждёт? Хоть и правнук ты самого Василия Уса и Шемаханской княжны, однако внуки мои будут простыми казаками, будут сами землю пахать, сами сеять.

– Казаки – это лицари, а не рабы и не холопы. Вот ко мне даже твои уздени просятся: в казаки, стало быть, желают вступить. Обычаем казачьим это не запрещено, да законом не разрешено. Я бы и закон обошёл и зачислил их без разрешения, да тебя хан обижать не хочется. Ведь жаловаться побежишь, а мир про меж нас итак едва установился. А давай сделаем так: ты ведь Российский подданный, зачисли меня в свои уздени. За узденя и дочь свою выдать не стыдно. А меня как узденя ногайского и ханского зятя, мабуть, дворянством пожалуют, если ты конечно прошение подашь.

– Ох и хитёр ты атаман, с тобой ухо востро надо держать. Люблю однако людей, которые и оружием и словом ратиться умеют. Собирай калым казак, я согласен. В наследство тебе столько земли пожалую, не один помещик столько не имеет.

На свадьбе Коляуса гуляли все атаманы и сам командующий Линией, о чём было доложено в Петербург. Оттуда пришло пожалование Усова дворянством и землёю. Так вот и стал Коляус ногайским узденем и русским дворянином.Но на этом чудеса Сергиевского не закончились. Был Усов уже глубоким старцем, на месте поста стояло село, когда посетило сергиевцев большое несчастье. Со стороны кумских степей двинулись полчища саранчи. Громадная чёрная туча закрыла собою солнце.

– Скачи к своему деду, к ногайцам, пусть скот навстречь саранче гонют, хоть ползущую потопчут, – сказал он внуку, – а нам треба Непрерывный Молебен заказывать Сергию Радонежскому. Все, кто могут, хай одевают обувь поболее и в поле саранчу давить, а старцы с детьми малыми в Храм, Сергия о помощи проситьНогайцы и русские погнали свой скот на восток навстречу страшным полчищам. Тут на западе, где небо было ещё чистым, появился Сергий. Вытянул он в стороны руки, и с их ладоней словно дымок воскурился. И превратился это дым в громадные стаи птиц: скворцов, дроздов, воробьёв, грачей, галок, ворон и сорок. И надвинулась туча на тучу, и видно было. Как западная начала теснить восточную. На землю падали объевшиеся птицы, отлёживались с полчаса, потом медленно, кругами поднимались вверх, а с запада налетали всё новые и новые стаи. По земле бежали перепела, куропатки, дрофы, фазаны. Люди топтали саранчу там, где не хватало животных, не пустили сергиевцы эти полчища на свои посевы, превратили саранчу в навоз. Земля на два пальца покрылась птичьим помётом. Когда очистилось небо, исчезло видение, разлетелись, разбежались птицы, угнали ногаи скот, и лишь старики служили Благодарственный Молебен. Все остальные настолько устали, что попадали и уснули прямо в степи.

С тех пор  на всех, у кого был большой размер ноги, говорили: – Ну и ножка! Только саранчу давить. Уже после смерти Коляуса дали Сергиевке звание станицы, и пробыла она в нём тридцать с лишним лет.

soko.terkv.ru