Покоритель Сибири (атаман Ермак Тимофевич). Атаман ермак


Атаман Ермак |

Атаман Ермак "родом незаметный, душой знаменитый" - легендарная личность и национальный герой России. Считается, что он родом с Чусовой, хотя есть и другие версии (с Двины или с Дона). Но во всяком случае на Среднем Урале он оставил неизгладимый след. Все что только можно здесь называют его именем. Ходил он со своей ватагою по Чусовой, Каме и Волге пока не нанялся к богатым уральским купцам Строгановым защищать их владения от набегов со стороны сибирского хана Кучума.

Битва Ермака

А в 1581 году дружина под командованием Ермака в количестве не менее 1500 человек и хорошо вооруженная выступила за Каменный Пояс воевать Сибирское ханство.  Как всем известно предприятие было удачным. Сибирь стала русской. Здесь речь пойдет о смерти Ермака Тимофеевича.

Он погиб в 1585 году, когда с небольшим отрядом в 50 человек шел по Иртышу и в устье реки Вагай попал в засаду. На правом берегу Иртыша с незапамятных времен есть татарская деревня Баишевская (Баишево) Вагайского района Тюменской области. На окраине села находится кладбище которое является священным мусульманским захоронением (астана).  Есть две версии об этом захоронении.

деревня Баишевская

По первой версии здесь похоронен шейх Хаким-Ата (Сулейман Быкыргани) и еще несколько его родственников. Шейх считается мусульманским святым, он одним из первых принес на Сибирскую землю ислам. Кроме того написал исламское сочинение аналог Апокалипсиса.  Небольшой деревянный мавзолей. Это место настолько священно, что его посещение  приравнивается к хаджу в Мекку. Правда посетить надо 7 раз. Искер - городище Кучума у сибирских татар тоже священное место.

деревня Баишевская

Но вот что интересно. Кроме мусульман сюда приезжают и православные. Почему? Есть вторая версия что именно здесь на Баишевской Астане похоронен русский казак, православный атаман Ермак. Похоронен по мусульманскому обычаю.

Первая версия. В конце 14 века по повелению правителя из Бухары пришли в Сибирь 366 шейхов-проповедников для обращения местного "дикого", языческого населения в ислам. И с ними 1700 воинов. Миссию активно атаковали туземцы-аборигены, не желавшие никакого ислама. Почти все бухарцы погибли. Значительно позднее их наверное всех или почти всех объявили святыми и на местах захоронений установили 6-гранные строения, называемые в Сибири астана ("порог дворца" в переводе). По крайней мере 30 таких захоронений известно.  У каждого священного кладбища есть свои хранители (выдавалась соответствующая грамота) и обязанность эта передается из поколения в поколение. У Баишевского захоронения такая грамота утрачена.  Был ли Хаким-Ата одним из этой бухарской команды? Оказывается нет. Хаким-Ата жил в 12 веке. Умер в возрасте 95 лет в 1186 году в Хорезме и похоронен на Амударье. Вскоре после его смерти Амударья вышла из берегов и затопила могилу на 40 лет. А потом когда река отступила, могила уже была утрачена. Но потом все-же ему поставили надгробие. Это в Узбекистане. Но еще несколько точек в Узбекистане и в Таджикистане претендуют на захоронение этого уважаемого гражданина. Он  был суфийским шейхом и проповедовал ислам как раз узбекам и таджикам. Никаких документальных свидетельств о его посещении Сибири нет. С какой бы стати кто-то повез сюда в Сибирь останки? Возможно имя Хакм-аты присвоил этому захоронению какой-то мулла, переписчик его трудов, когда они приходили в негодность? Чтобы поднять статус своей деревни. Это версия.

Баишевская астана

Вторая версия. Мог ли быть здесь похоронен атаман Ермак? Что было после его гибели? 5 ноября 1582 года отряд Ермака разбил войско Кучума -  выходца из Бухары -  и возвестил о покорении Сибири. За это Иван Грозный пожаловал казаков. А Ермаку послал в подарок 2 кольчуги. В августе 1585 года маленький отряд причалил к островку на впадении Вагая в Иртыш и встал на ночлег. Под утро на казаков напали.  Уцелевшие в том числе и Ермак бросились к стругам. Но Ермак оступился и ушел под воду, еще и надетые две кольчуги были тяжелы. Они спасли Ермака от стрел, но  сослужили плохую службу. Тело атамана осталось под водой.

Место гибели Ермака

 Полвека спустя нашли кольчугу Ермака о чем упоминается в Сибирской летописи начала 18 века. Из нее следует, что в 1646 году березовские служилые люди отбили у приобских самоедов (хантов) русский нагрудный панцырь. Драгоценный трофей отправили в Москву, потому что "на том де панцире на груде мишени золотые а на них вырезано на одной царское имя, на другой орел"  Историки считают, что это действительно панцирь Ермака. После гибели атамана кольчуги были разделены.   Одну кольчугу получил нурза Кайдаул, который и руководил татарами в том бою, другую отдали в приклад Белогорскому шайтану. Белогорье - это было святилище остяков и вогулов (ханты-манси)  в устье Иртыша. Эти кольчуги искали русские начиная с 17 века. В том числе искал тобольский сотник Ульян Макеев-Ремезов. Одна была найдена в Тобольске у потомков Кайдаула, уже перешедших на русскую службу. Ее отправили в оружейную палату где она и находится поныне.

Стелла Ермаку в Тобольске

Раз кольчуги были сняты с тела Ермака, это означает, что его могли где-то похоронить. Но от места гибели до Баишевского кладбища довольно далеко порядка 30 километров. Кроме того это село находится выше по течению, а значит река не могла вынести тело в Баишево. Это могли сделать только люди намеренно. Но какой смысл везти тело погибшего Ермака так далеко?   Не проще ли было похоронить его там, где нашли. Решили обратиться к фольклору живущих на Иртыше народов.  Легенды носят несколько односторонний характер, и основаны на воспоминаниях казаков - сподвижников Ермака. Савва Есипов тобольский дьяк их записывал. Татары напали, был бой, Ермак упал и утонул. Все. Слово "сибирь" на местном языке означает подметать, мести, вьюжить. Коренные народы, живущие на Иртыше передают из поколения в поколение народные предания и песни. Они отличаются художественным образом от летописей. В ткани песен могут упоминаться реальные люди и исторические события. Получилась такая картина. В нескольких километрах от села Вагай есть селение Епанчинские Юрты. Несколько дней подряд после гибели казачьего отряда рыбаки-татары забрасывали здесь невод. Выловил Ермака Яныш Бегишев внук.

Гибель ЕрмакаВот что в песне поется: "Невод рыбаки бросили, вместо рыбы мертвеца притащили. В броне боевой и в кольчуге стальной. Роста статного, пойманный в сети". В утопленнике признали русского атамана Ермака. Все знали, что 13 дней назад был бой  на Вагае с его отрядом, но то, что погиб сам Ермак до сих пор не знали. В селение стала стекаться туземная знать в том числе и сам Кучум.

События отраженные в татарском фольклоре оказывается нашли свое отражение и в Ремезовской летописи. Ее автор - главный зодчий Тобольска Семен Ремезов - человек обширных знаний и богатого жизненного опыта. Он участвовал в отражении вражеских набегов, собирал ясак, основывал новые села, проводил перепись населения. Это русский энциклопедист Сибири, картограф, историк. Ремезов не просто написал летопись, но проиллюстрировал ее своими  рисунками. По свидетельству летописца через несколько дней после гибели Ермака, его тело выловил Яныш Бегишев внук. Потом тело положили на помост и расстреляли из луков. Оказывается это такая дань уважения. Однако написана летопись Ремезова в начале 18 века более чем через 100 лет после первого похода казаков в Сибирь. После гибели Ермака казаки-его сподвижники которых осталось менее 100 человек, из Сибири ушли. Поэтому события остались в тени. Потом пришли уже другие. Татары не сообщали никому о том что же стало с телом Ермака. Возможно боялись мести.

Битва Ермака

Таким образом тело Ермака оказалось в руках его вчерашних врагов. Где же его могли похоронить? По мусульманской традиции нельзя издеваться над телом. Возможно тело повезли по деревням чтобы показывать жителям, что вот, смотрите, Ермак мертв.

Отец Семена Ремезова рассказывал сыну о своей встрече с калмыцким князем Аблаем в Тобольске в середине 17 века лет через 80 после гибели Ермака. Эта встреча имеет прямое отношение к нашему вопросу. Аблай спросил: "А знаешь ли ты Ульян, где ваш Ермак лежит?" Ульян ответил, что это никому не известно. Аблай посмеялся над ним и ответил, что это место он знает. Аблай заявил, что в детстве он был очень болен и исцелился лишь потому, что пил воду с могилы Ермака.

Фото Тобольск Памятник Семену Ремезову

Семен РемезовМесто это татары знают, а русские нет. По большим праздникам над могилой Ермака является огненный столб, а по родительским дням горящая свеча. Он обещал показать Ульяну это место, но выполнил ли неизвестно. Еще в летописи есть фрагмент указывающий почему тело Ермака долго не хоронили. В переводе на современный русский язык тело атамана на помосте долго лежало нетленным, являя всевозможные чудеса. И даже птицы не смели на него садиться и клевать. Более того каждая вещь, принадлежащая атаману , обладала какими-то чудесными свойствами. Если Ермак стал объектом поклонения местного населения, тогда и похоронить его могли по особому. Интересно, что о баишевском кладбище в татарском фольклоре упоминается, что там давно похоронен чужак (имя не называется). Этим чужаком вполне может быть Ермак. Так в результате и православные приходят туда поклониться своему Ермаку. Возможно его похоронили не на самом кладбище, а рядом где-то за оградой, все-таки иноверец. По крайней мере в 70-е годы прошлого века старики говорили, что около кладбища похоронен чужой.

Ремезов же, опираясь на одну из легенд, пишет, что похоронили Ермака на священном Баишевском кладбище под кудрявой сосной. Собрали на его поминки 10 баранов. Из могилы при этом шел чудодейственный свет. Историк Катанов писал, что исходя из Ремезовской летописи, многие хотят видеть Ермака чуть ли не как святого. Все таки образ сильно мифологизирован. Но очень уж сомнительна какая бы то ни было религиозность Ермака. Он ею совсем не отличался. Возможно в легендах и рисунках Ремезова проявляются какие-то архаичные дохристианские и домусульманские традиции почитания.

Ермак

Кто же все-таки похоронен на самом кладбище? Возможно  не Хаким-ата, а один из тех 366 шейхов-бухарцев, пришедших сюда в 14 веке? Вот еще что интересно, местные татары считают Ермака сибирским татарином! Своим! Он якобы хотел свергнуть конкретно Кучума и стал казачим атаманом чтобы осуществить это дело. Похоронили его по мусульманским традициям. В принципе тогда можно и поклоняться без проблем. Башкиры, кстати, тоже не проч считать Ермака своим. (У них ведь кроме Салавата... это не в тему)

рисунок из летописи Ремезова

На одном из рисунков Ремезовской летописи план и крестик, над которым надпись "Ермаково кладбище" , значит Аблай все же показал Ульяну это место и сын отметил на карте. Все таки видимо татары скрывают тайну Баишеаской астаны. Есть опасения, что если объявить что здесь похоронен Ермак, то начнется паломничество, причем массовое. И тогда покой мертвых будет нарушен, а это недопустимо по мусульманским традициям.

Советую посмотреть

perevalnext.ru

Князь Сибирский

430 лет назад погиб Атаман Ермак - легендарный завоеватель, покоривший Сибирь для Российского государства.

На самом деле, звали его, конечно же, не Ермаком. Настоящее имя самого знаменитого флибустьера - Василий Тимофеевич Аленин. Он был выходцем из самой что ни на есть центральной России – из Суздаля. Дед Ермака - Афанасий Григорьев Аленин был в Суздали посадским человеком (это как бы средневековый аналог нынешнего «среднего класса»), торговал всякой всячиной, а затем перебрался во Владимир - столицу тогдашнего Владимиро-Суздальского княжества, где занялся извозом. В смысле, не пассажиров возил, а переправлял по рекам Клязьме и Волге барки с товарами.

Его сыновья Родион и Тимофей для продолжения отцовского бизнеса переселились на реку Чусовую, где тогда располагались все рудные прииски страны. Там у Тимофея Афанасьевича, как свидетельствуют церковные списки, и родилось три сына - Гавриил, Фрол и Василий. Эти имена давались при крещении в честь каких-либо святых, но по понятиям средневековой Руси, это было тайное имя, которое нельзя было никому разглашать – только зная подлинное христианское имя человека, колдуны и ведьмы могли навести порчу. Поэтому любой человек во избежание неприятных контактов с дьявольскими силами отзывался на второе «альтернативное» имя. И в повседневной жизни юный отрок Василий Аленин звался Ермолаем. Или, если по-простому, армяком-Ермаком. Эдаким «Ермолаишкой», маленьким и простоватым. Это прозвище и заменило атаману настоящее имя, хотя на щуплого человечка он никак не был похож. Его современники описывали Ермака как настоящего богатыря – высокого, широкоплечего, с густой бородой каштанового цвета. 

Таким изображали Ермака российские живописцы XVII века.

БАНДИТ С БОЛЬШОЙ РЕКИ

Ермак был младшим сыном в семье, а потому практически не имел прав на наследование отцовского дела. Может быть именно этим обстоятельством, и объясняется то, что он убежал из дома и примкнул к разбойничьей шайке на Волге. Таких речных пиратов в те времена на юге Руси называли казаками, а на севере – ушкуйниками.

Ушкуем в Великом Новгороде звали небольшой плоскодонный челн, на который помещалось до тридцати бойцов. Именно на таких челнах русский князь Олег Вещий взял приступом Царьград, а века спустя молодые новгородские удальцы громили татар, когда те обложили данью русские земли. Волга была настоящей вотчиной ушкуйников, а те в свою очередь были настоящим кошмаром для купцов и татарских баскаков. Справиться с такими удальцами не смогла ни монгольская конница, ни княжеские дружинники – ушкуйники всегда уходили нот погони на своих легких челнах, и слава о них распространялась по всей Руси. И сотни молодых людей, мечтавших о романтике, бежали на Волгу, пополняя ряды этого лихого «братства».

Историк Николай Костомаров писал: «Слово «казак» означало сперва вольного бездомного бродягу, а потом низший род воинов, набранных из таких бродяг. Издавна в характере русского народа образовалось такое качество, что если русский человек был недоволен средою, в которой жил, то не собирал своих сил для противодействия, а бежал, искал себе нового отечества. Русский человек искал воли и льгот, сообразно своей пословице: "рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше". С увеличением государственных тягостей желание "отбыть" не только не исчезло, но еще усилилось. В писцовых книгах то и дело, что встречаются пустые дворы в посадах и селах. От этого собирались разбойничьи шайки и называли себя казаками, а предводителей своих атаманами, да и само правительство называло их казаками, только "воровскими". В глазах народа не было строгой черты между теми и другими. Казачество стало характеристическим явлением народной русской жизни того времени. Это было народное противодействие тому государственному строю, который удовлетворял далеко не всем народным чувствам, идеалам и потребностям. Народ русский, выбиваясь из государственных рамок, искал в казачестве нового, иного общественного строя. Идеалом казачества была полная личная свобода, нестесняемое землевладение, выборное управление и самосуд, полное равенство членов общины, пренебрежение ко всяким преимуществам происхождения и взаимная защита против внешних врагов…»

Именно в такой полукриминальной шайке охотников и вырос Ермак. Первое его крупное дело - волжские казаки разграбили ногайский город Сарайчик, и сколько ни старались царские войска поймать предводителей банд, они уходили и скрывались в ущельях и пустынях. Тогда правительство стало нанимать казаков на военную службу – лихие люди могли справиться с любой задачей. И именно в качестве такого вольного наемника Ермак Тимофеевич и появился первый раз на страницах истории. Случилось это во время Ливонской войны, когда польский король Стефан Баторий начал новую войну против России и осадил Псков. Но поляков в русских лесах ждали казаки. Об этом и писал королю Стефану один из командиров пан Стравинский – дескать, полк был уничтожен разбойниками, а возглавлял этих головорезов некто «Ермак Тимофеевич, отоман...». 

Ушкуй

ДЕЛА СИБИРСКИЕ

Псков тогда так и не сдался врагам. Ермак Тимофеевич вернулся на Волгу, где продолжил брать «пошлину» с персидских и московских торговых караванов. Но однажды казацкие «братки» явано перегнули палку – шайки атаманов Ивана Кольцо, Богдана Барабаша и Никиты Пана разграбили посольство ногайского хана и обесчестили сопровождавшего его царского посланника Василия Пелепелицына. Это был уже серьезный «наезд» на государственные интересы, и царь Иоанн Грозный распорядился во что бы то ни стало найти и наказать разбойников. На Волгу был отправлен крупный отряд стрельцов боярина Мурашкина, который не щадил ни казаков, ни мирных жителей. И Ермак со своей ватагой был вынужден бежать на север – к границам владений купеческого рода Строгановых.

Строгановы были настоящими олигархами XVI века. Основатель этого рода Аникий Строгонов укрепился в Сольвычегодске, завел там соляные варницы, вел большую торговлю мехами, чем нажил громадное состояние. Бизнес унаследовали его двое сыновей и внуки, которых с тех пор так и звали – Строгановы. Имя здесь не имело большой роли, только фамилия.

В 1558 году, откликаясь на призыв Едигера, Иоанн Грозный фактически отдал купцам в управление все земли от реки Камы до Чусовой. Более того, Строгановым разрешалось населять свои новые владения пришлыми людьми (за исключением беглых преступников и дезертиров из армии). Естественно, появление русских поселений вызвало недовольство среди местной знати, и вскоре Едигер был свергнут и казнен.

На трон взошел хан Кучум, выходец из той самой Бухары, который тут же повел новую агрессивную политику. Он полностью закабалил местных жителей - татар, хантов, манси, стал им навязывать ислам, а потом в открытую объявил «джихад» против русских колонистов. Так, в 1573 году войска Кучума опустошили многие русские поселения на Чусовой. Досталось и тем местным, кто платил налоги московскому царю – всех мужчин из племени манси бухарцы безжалостно убивали, а их семьи продавали в рабство. Россия же в то время увязла в очередной Ливонской войне на Западе, а поэтому никак не могла ответить на агрессию. Зато хан Кучум наглел все больше – его «моджахеды» захватили даже русского посла Третьяка Чубукова, направлявшегося вместе с татарами в Казахскую орду.

Тогда, опасаясь за судьбу промыслов, царь и разрешил купцам Строгановым завести себе частную армию из любых разбойников и казаков. И тотчас же по всем казачьим станицам и городам полетели гонцы с призывом наняться на службу к купцам и ходить войной против враждебных инородцев. 

Лубок XIX века с изображением Ермака   

АТАМАН

Так Ермак снова вернулся на Чусовую. Но на этот раз – вместе с небольшой армией. По одной летописи, у Ермака было 840 бойцов, по другой - 540, по третьей - 5000-6000 человек. Вместо с ними шли уже знакомые нам Иван Кольцо, Барабаш и Никита Пан, которые выбрали Ермака Тимофеевича своим новым атаманом. Оказавшись во владениях Строгановых близ Перми, казаки, по словам Карамзина, «разбили наголову мурзу Бегулия, дерзнувшего с грабить селения на Сылве и Чусовой; взяли его в плен. Сей успех был началом важнейших».

В ответ татары сожгли Соль Камскую, истребив всех жителей городка, не успевших спрятаться в лесу. Преследуя врага, казаки взяли штурмом городок, где властвовал князек Епанча, данник Кучума. Как говорит летопись, как только казаки дали ружейный залп, так абреки Епанчи, никогда не видевшие огнестрельного оружия, тотчас же бежали прочь. Они и принесли хану Кучуму весть о нашествии русских людей. «Пришли, - говорили они, как пишут русские летописи, - воины с такими луками, что огонь из них пышет, а как толкнет, словно гром с небеси. Стрел не видно, - а ранит и на смерть бьет, и никакими сбруями нельзя защититься!».

Но война только начиналась. Хан Кучум, желая полностью истребить казаков, послал на русские города огромное войско под командованием царевича Алея. По словам самих казаков, татар было так много, что на одного бойца приходилось тридцать врагов. Битва была страшной – хоть пушки и напугали татар, но они дрались так отчаянно, что казаки потеряли сто семь человек. В итоге татары были побеждены, но большая их часть бежала, вместе с ними скрылся и сам Алей.

И тут казаки крепко задумались – как драться с таким неуловимым противником? Ждать, пока татары снова ударят по русским поселенцам? – Нет, это не подобало характеру Ермака. Гоняться за врагами по громадным сибирским просторам? – Тоже абсолютно бесперспективная затея. Тут-то и решил Ермак ударить в сердце владений Кучума. Тогда хан сам побежит искать казаков, забыв про русские города. 

Флаг Ермака со львом и единорогом. 

ПОХОД

И вот, 1 сентября 1582 года Ермак с казаками выступил в поход на столицу сибирского царства Искер. С собой казаки взяли немного – пороха, зимней одежды да сухарей, которые хранили в бочках. Вина не брали ни капли. Напившийся в походе летел за борт, а выплывет или нет – его забота.

Татары прихода Ермака явно не ждали – в устье Тобола, казаки, высадившись на берег, моментально разгромили поселение главного сановника Кучума Карачи и взяли все его припасы, приготовленные для хана. После этого все пошло точно по плану Ермака – хан Кучум, едва узнав про поход, тут же велел войскам двигаться в погоню за русскими. Тем более, что до столицы ханства было уже рукой подать.

Кучум выслал им навстречу многотысячное войско во главе с царевичем Махметкулом (одни источники называют его сыном, другие племянником Кучума). И казаки, особенно молодые, дрогнули. Некоторые тут же захотели бежать, пока не поздно. На том могла бы и закончиться одиссея Ермака, будь он послабже духом. Но он не дрогнул и не стал угрожать и приказывать, а собрал казачий круг и сказал речь, которую потом цитировал Костомаров: «Куда нам бежать? Уже осень; реки начинают замерзать. Не положим на себя худой славы. Вспомним обещание, что мы дали честным людям (Строгоновым) перед Богом. Если мы воротимся, то срам нам будет и преступление слова своего, а если Всемогущий Бог нам поможет, то не оскудеет память наша в этих странах и слава наша вечна будет».

И вот, наутро состоялась легендарная битва на Чувашском мысу. Казаки сами пошли в наступление на превосходящие силы врага. При поддержке артиллерии, они на плотах форсировали реку и бросились врукопашную. Татары этого явно не ждали от горстки пришельцев. Но тут Мехметкул был сбит пулей с седла, началась паника, и татары бросили сибирскую столицу на милость победителя.

26 октября 1582 года Ермак с казаками вступил в Искер. В городе не осталось ни одного жителя: все боялись, что страшные русские начнут грабить и убивать, насиловать женщин и жечь дома. Однако, в войске Ермака торжествовал «сухой» закон, поэтому все обошлось без эксцессов. Уже на четвертый день после победы Ермака к нему приехал один из местных князей – Бояр, предложив дружбу и продовольствие. Его, как положено, привели к присяге царю и с этого момента Бояра стали воспринимать как соотечественника. А еще через две недели местные жители, осознав, что им ничего не грозит, стали потихоньку возвращаться в свои дома.

В ноябре замерзли реки, и началось первое зимовье. Казаки построили землянки, сметали что-то вроде шуб из захваченных соболей. К декабрю кончились запасы, и пришлось заняться рыбным промыслом. Но тут снова напомнил о себе хан Кучум. Посланного за рыбой на озеро Абалак есаула Богдана Брязгу убили воины хана. Разъяренные казаки бросились в погоню, а когда настигли татар, началось страшное – в глубоком снегу казаки, проваливаясь по плечи, резали врага. Убивали час за часом, пока не зашло солнце. И победили. 

Карта походов Ермака

КНЯЗЬ СИБИРСКИЙ

По весне казаки отправили первое официальное посольство в Москву к царю Иоанну Грозному. С грузом драгоценных соболей и золота отправил он своего помощника – того самого атамана Ивана Кольцо. В Москве появление посланцев вызвало сенсацию – в то время дела на Западе шли из рук вон плохо, русские войска терпели одно за другим поражение от войск Стефана Батория, под власть поляков переходили многие исконно русские города… Но когда вдруг выяснилось, что казаки Ермака добыли для государя богатейшую Сибирь, то москвичи расценили это как настоящий знак милости Божией. Казаков приветствовал весь город. Сам Грозный очень милостиво принял бывшего разбойника Ваньку Кольцо, объявил ему прощение в прежних его преступлениях и отправил с ним в Сибирь воеводу князя Семена Волховского и Ивана Глухова со значительным отрядом стрельцов. Самому Ермаку царь пожаловал в подарок титул «Князя Сибирского» и послал в подарок два золоченных панциря, серебряный ковш и парчовую шубу со своего плеча.

И с этого момента все у Ермака будто пошло наперекосяк. Во-первых, посланные стрельцы потеряли свой обоз, половина их них погибли в дороге от цинги и холода, с ними умер и воевода Волховской.

Во-вторых, один из местных царьков - Карача-Мурза – подбил местных жителей на измену. Притворившись верным слугой русского царя, он попросил у Ермака помощи против ногайцев. Ермак послал к нему Ивана Кольцо с небольшой дружиной в сорок человек. Татары перебили их всех до последнего. Другой атаман, Яков Михайлов, который отправился проверить, что случилось с пропавшими товарищами, также был убит.

Это стало сигналом для всех прочих князьков, которые подняли восстание, и начали уничтожать небольшие отряды, приезжавшие за продовольствием. А вслед за этим Карача с большой татарской силой осадил Ермака в самом Искере. Но тут отличился атаман Матвей Мещеряк. Ночью он с небольшим отрядом скрыто вышел из города и ударил прямо по штабу неприятеля. Карача успел удрать, а двое его сыновей погибли от казацких сабель. До утра бойцы Мещеряка успешно отбивали атаки татар, пока те не разбежались. Ермак тут же бросился по следам Карачи вверх по Иртышу и покорил несколько улусов.

Ермак в исполнении актера Виктора Степанова (фильм "Ермак")

ГИБЕЛЬ ЕРМАКА

Из пятисот сорока человек, пришедших с Ермаком в Сибирь, в живых оставалось не более сотни. Закончились боеприпасы. Всем очень хотелось вернуться домой, все ждали из Москвы нового полка с запасами боеприпасов и продовольствия. Но тут снова объявился хан Кучум, который перекрыл все торговые дороги купцам из Средней Азии. Именно угроза голодной смерти за несколько дней до прибытия подмоги и подвигла казаков Ермака в их последний поход, хотя драться уже приходилось без огнестрельного оружия.

В верховьях реки Вагая казаки попали в засаду. Целый день ожидал Ермак каравана, а ночью разразилась буря, так что не было видно и слышно. Тут и подкрались ждавшие в засаде враги. Подготовиться к бою казаки не успели, но и перебить запросто воинов, которые почти всю жизнь провели в боях, Кучуму не удалось. Казаки мгновенно оказались на ногах и, сохранив порядок, стали отступать к своим стругам. В этой битве и погиб Ермак. Согласно старой песне, он рубился до последнего, прикрывая товарищей, а потом бросился в воду и поплыл. Тут-то и подвел его царский подарок – прочный стальной панцирь.

Расскажем, что было дальше, после его гибели. Татары двинулись на Искер. Атаман Мещеряк, поняв, что оставшиеся казаки не удержат город, покинул столицу, и вернулся в Пермь. Вместе с ними вернулось и 90 бойцов – все что осталось, из воинства Ермака. Выжили самые сильные, столько пережившие, что смерть неестественно долго обходила их потом стороной. Спустя полвека, когда летописцы начали всерьез собирать материалы о походе, многие из ермаковцев были все еще живы.

Но вместо них в Искер отправились семьсот новых бойцов вместе с Матвеем Мещеряком. Через несколько лет он взял в плен предателя Карачу и отправил его в Москву. А вот хан Кучум еще долго метался по Сибири, пока его не убили где-то на полпути к Бухаре то ли ногайцы, то ли калмыки.

КАК ХОРОНИЛИ ЕРМАКА (Изображение из "Краткой сибирской летописи (Кунгурской)", опубликованной в 1880 году.) В Кунгурской летописи об этом говорится так: "Когда утонувший Ермак в 13 день августа всплыл, то принесло его иртышской водой к берегу под Епанчинские юрты. А татарин Якыш, Бегишев внук, ловивший рыбу и наживляющий перемет, увидел, бродя под берегом, человеческие ноги, и накинув петлю из переметной веревки на ноги, вытащил на берег. Когда [Якыш] увидел одетые панцири и понял, что [тот] не из простых, так как знал, что многие из казаков утонули, побежал в гору в юрты, оповещая жителей, и быстро созвал всех, да увидят случившееся.

Поняли все по панцирям, что [это] Ермак, зная, что государь прислал ему два панциря, которые и увидели. Когда же начал [их] снимать с него Кайдаул мурза, то пошла кровь изо рта и из носа, как из живого человека. А Кайдаул ожидая, пока не перестанет течь кровь живая, как старший, понял, что это человек Божий, и положил его нагого на лабаз, и послал послов по окрестным городкам, пусть приходят увидеть нетленного Ермака, источающего кровь живую, и отдал, проклиная, во отмщение рода своего. И это удивительно, что знают христианского Бога, пребывающего в веках и дарующего славу Бога.

Тогда же начали объезжать по приказанию всех: кто бы ни пришел, пусть вонзит стрелу в мертвое ермаково тело. Когда же вонзали, то кровь живая текла. Птицы же летали вокруг, не смея прикоснуться к нему. И лежал на лабазе 6 недель до 1 дня ноября, пока из отдаленных мест не пришли Кучум с мурзами и кондинские, и обдоринские князья и не вонзили стрелы свои, и кровь из него текла, как из живого, а многим басурманам и самому царю Сейдяку являлся в видениях, да погребут. Некоторые из-за этого сошли с ума и именем его и до настоящего времени божатся и клянутся. И настолько чудотворен и страшен, что когда разговаривают в беседах между собой, то без слез не обходится.

И называли его богом, и погребли по своему обычаю на Баишевском кладбище под украшенной сосной. А панцири его разделили пополам: один отдали в дар Белогорскому идолу, а взял его князь Алач, тот был по всем городам известен; 2-й отдали Кайдаулу мурзе <...> Кафтан же взял Сейдяк царь, а пояс с саблей дали Караче. И собрали абызам на поминки 30 быков, 10 баранов и начали совершать жертвоприношение по своему обычаю, поминающе, говорили: "Если бы ты жив был, избрали бы своим царем, а то видим тебя умершим, забытого русского князя". 

www.istpravda.ru

Ермак Тимофеевич - Русская историческая библиотека

 

Сибирское ханство

Ханство или Царство Сибирское, завоеванием которого и прославился в русской истории Ермак Тимофеевич, было осколком обширной империи Чингисхана. Оно выделилось из среднеазиатских татарских владений, по-видимому не ранее XV века – в ту же эпоху, когда слагались особые царства Казанское и Астраханское, Хивинское и Бухарское. Сибирская орда, по-видимому, находилась в ближайшем родстве с Ногайской. Она называлась прежде Тюменской и Шибанской. Последнее название указывает, что здесь господствовала та ветвь Чингизидов, которая происходила от Шейбани, одного из сыновей Джучи и брата Батыя, и которая властвовала в Средней Азии. Одна отрасль Шейбанидов основала особое царство в степях Ишимских и Иртышских и распространила его пределы до Уральского хребта и Оби. За век до Ермака, при Иване III, шейбанский хан Ивак, подобно крымскому Менгли-Гирею, враждовал с золотоордынским ханом Ахматом и даже был его убийцей. Но и сам Ивак был убит соперником в собственной земле. Дело в том, что от Шибанской орды, еще прежде отделилась часть татар под предводительством знатного бека Тайбуги. Правда, преемники Тайбуги назывались не ханами, а только беками; право на высший титул принадлежало только потомству Чингисову, т. е. Шейбанидам. Преемники Тайбуги удалились со своей ордой далее на север, на Иртыш, где средоточием ее сделался городок Сибирь, пониже впадения Тобола в Иртыш, и где она подчинила себе соседних остяков, вогулов и башкир. Ивак был убит одним из преемников Тайбуги. Между сими двумя родами шла жестокая вражда, и каждый из них искал себе союзников в Бухарском царстве, Киргизской и Ногайской ордах и в Московском государстве.

Памятник Ермаку в Новочеркасске

Памятник Ермаку в Новочеркасске

 

Присяга Сибирского ханства Москве в 1550-1560-х

Этими внутренними междоусобиями и объясняется готовность, с которой князь Сибирских татар Едигер, потомок Тайбуги, признал себя данником Ивана Грозного. Ещё за четверть столетия до похода Ермака Тимофеевича, в 1555 году, послы Едигера явились в Москву и били челом, чтобы он принял Сибирскую землю под свою защиту и брал бы с нее дань. Едигер искал у Москвы поддержки в борьбе с Шейбанидами. Иван Васильевич принял сибирского князя под свою руку, наложил на него дань по тысяче соболей в год и отправил к нему Димитрия Непейцина привести к присяге жителей Сибирской земли и переписать черных людей; число их простиралось до 30 700. Но в последующие годы дань не была доставлена сполна; Едигер оправдывался тем, что его воевал шибанский царевич, который много людей увел в плен. Этот шибанский царевич и был будущим противник казаков Ермака Кучум, внук хана Ивака. Получив помощь от киргиз-кайсаков или ногаев, Кучум одолел Едигера, убил его и завладел Сибирским царством (около 1563). Вначале он также признал себя данником московского государя. Московское правительство признало за ним титул хана, как за прямым потомком Шейбанидов. Но, когда Кучум прочно утвердился в Сибирской земле и распространил магометанскую религию между своими татарами, он не только перестал платить дань, но и начал нападать на нашу северо-восточную украйну, принуждая соседних с ней остяков, вместо Москвы, платить дань ему самому. По всей вероятности, эти перемены к худшему на востоке произошли не без влияния неудач в Ливонской войне. Сибирское ханство вышло из-под верховной московской власти – это потом и сделало необходимым поход Ермака Тимофеевича в Сибирь.

 

Строгановы

Происхождение атамана Ермака Тимофеевича неизвестно. По одному преданию, он был родом с берегов Камы, по другому — уроженцем Качалинской станицы на Дону. Его имя, по мнению одних, есть изменение имени Ермолай, другие историки и летописцы производят его от Германа и Еремея. Одна летопись, считая имя Ермака прозвищем, дает ему христианское имя Василия. Ермак был сначала атаманом одной из многочисленных казацких шаек, разбойничавших на Волге и грабивших не только русских купцов и персидских послов, но и царские суда. К завоеванию Сибири ватага Ермака обратилась вслед за поступлением на службу к знаменитой фамилии Строгановых.

 

 

Предки нанимателей Ермака Строгановых, вероятно, принадлежали к новгородским фамилиям, которые колонизовали Двинскую землю, а в эпоху борьбы Новгорода с Москвой перешли на сторону последней. Они имели большие владения в Сольвычегском и Устюжском крае и нажили великие богатства, занимаясь соляным промыслом, а также ведя торговлю с инородцами пермяками и югрою, у которых выменивали дорогие меха. Главное гнездо этой фамилии находилось в Сольвычегодске. О богатствах Строгановых свидетельствует известие, что они помогли великому князю Василию Темному выкупиться из татарского плена; за что получили разные пожалования и льготные грамоты. При Иване III известен Лука Строганов; а при Василии III внуки этого Луки. Продолжая заниматься соляным промыслом и торговлей, Строгановы являются самыми крупными деятелями на поприще заселения северо-восточных земель. В царствование Ивана IV они распространяют свою колонизационную деятельность далеко на юго‑восток, на Прикамский край. В то время главой семьи является Аникий, внук Луки; но он, вероятно, был уже стар, и деятелями выступают его три сына: Яков, Григорий и Семен. Они выступают уже не простыми мирными колонизаторами закамских стран, но имеют свои военные отряды, строят крепости, вооружают их собственными пушками, отражают набеги враждебных инородцев. В качестве одного из таких отрядов и была чуть позже нанята ватага Ермака Тимофеевича. Строгановы представляли род феодальных владельцев на нашей восточной окраине. Московское правительство охотно предоставляло предприимчивым людям все льготы и права на оборону северо-восточных пределов.

 

Подготовка похода Ермака

Колонизационная деятельность Строгановых, чьим высшим выражением и стал вскоре поход Ермака, постоянно расширялась. В 1558 году Григорий Строганов бьет челом Ивану Васильевичу о следующем: в Великой Перми по обеим сторонам Камы-реки от Лысвы до Чусовой лежат места пустые, леса черные, не обитаемые и никому не отписанные. Челобитчик просит пожаловать Строгановым это пространство, обещая поставить там город, снабдить его пушками, пищалями, чтобы оберегать государеву отчину от ногайских людей и от иных орд; просит дозволения в этих диких местах лес рубить, пашню пахать, дворы ставить, людей неписьменных и нетяглых призывать. Грамотой от 4 апреля того же года царь пожаловал Строгановым земли по обеим сторонам Камы на 146 верст от устья Лысвы до Чусовой, с просимыми льготами и правами, позволил заводить слободы; освободил их на 20 лет от платежа податей и от земских повинностей, а также от суда пермских наместников; так что право суда над слобожанами принадлежало тому же Григорию Строганову. На этой грамоте подписались окольничие Федор Умного и Алексей Адашев. Таким образом, энергичные усилия Строгановых стояли не без связи с деятельностью Избранной рады и Адашева, лучшего советника первой половины царствования Грозного.

Поход Ермака Тимофеевича был хорошо подготовлен этим энергичным русским освоением Приуралья. Григорий Строганов построил городок Канкор на правой стороне Камы. Спустя шесть лет, он испросил позволения построить другой городок, на 20 верст ниже первого на Каме же, наименованный Кергеданом (впоследствии он назывался Орлом). Эти городки были обнесены крепкими стенами, вооружены огнестрельным нарядом и имели гарнизон, составленный из разных вольных людей: тут были русские, литовцы, немцы и татары. Когда учредилась опричнина, Строгановы просили царя, чтобы их города были причислены в опричнину, и эта их просьба была исполнена.

В 1568 году старший брат Григория Яков Строганов бьет челом царю об отдаче ему на таких же основаниях всего течения реки Чусовой и двадцативерстное расстояние по Каме ниже устья Чусовой. Царь согласился на его просьбу; только льготный срок был теперь назначен десятилетний (следовательно, он кончался в одно время с предыдущим пожалованием). Яков Строганов поставил острожки по Чусовой и завел слободы, которые оживили этот безлюдный край. Ему пришлось и оборонять край от набегов соседних инородцев – причина, по которой Строгановы и призвали затем к себе казаков Ермака. В 1572 году в земле Черемисской вспыхнул бунт; толпа черемис, остяков и башкир, вторглась в Прикамье, разграбила суда и побила несколько десятков торговых людей. Но ратные люди Строгановых усмирили бунтовщиков. Черемис поднимал против Москвы сибирский хан Кучум; он же запрещал остякам, вогулам и югре платить ей дань. В следующем 1573 году племянник Кучума Магметкул приходил с войском на Чусовую и побил много остяков, московских даньщиков. Однако он не посмел напасть на Строгановские городки и ушел обратно за Каменный пояс (Урал). Извещая о том царя, Строгановы просили разрешения распространить свои поселения за Поясом, построить городки по реке Тоболу и его притокам и заводить там слободы с теми же льготами, обещая взамен не только оборонять московских даньщиков остяков и вогулов от Кучума, но воевать и подчинять самих Сибирских татар. Грамотой от 30 мая 1574 года Иван Васильевич исполнил и эту просьбу Строгановых, на сей раз с двадцатилетним льготным сроком.

 

Прибытие казаков Ермака к Строгановым (1579)

Но около десяти лет намерение Строгановых распространить русскую колонизацию за Урал не осуществлялось, пока на сцену действия не выступили казацкие дружины Ермака.

По словам одной Сибирской летописи, в апреле 1579 Строгановы послали грамоту к казацким атаманам, разбойничавшим на Волге и Каме, и приглашали их к себе в Чусовые городки на помощь против сибирских татар. Место братьев Якова и Григория Аникиевых тогда уже заступили их сыновья: Максим Яковлевич и Никита Григорьевич. Они и обратились с помянутой грамотой к волжским казакам. На их призыв откликнулись пять атаманов: Ермак Тимофеевич, Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан и Матвей Мещеряк, которые прибыли к ним со своими сотнями летом того же года. Главным вождем этой казацкой дружины явился Ермак, чьё имя затем стало рядом с именами его старших современников, завоевателями Америки Кортесом и Писарро.

Мы не имеем точных сведений о происхождении и предыдущей жизни этого замечательного лица. Есть только темное предание о том, что дед Ермака был посадский человек из Суздаля, занимавшийся извозом; что сам Ермак, в крещении Василий (или Герма), родился где-то в Прикамье, отличался телесной силой, отвагой и даром слова; в молодости работал в стругах, ходивших по Каме и Волге, а потом сделался атаманом разбойников. Нет никаких прямых указаний на то, чтобы Ермак принадлежал собственно к Донскому казачеству; скорее, это был уроженец северо-восточной Руси, предприимчивостью, опытностью и удалью воскресивший тип древнего новгородского повольника.

Казацкие атаманы пробыли два года в Чусовых городках, помогая Строгановым обороняться от инородцев. Когда мурза Бекбелий с толпой вогуличей напал на Строгановские деревни, казаки Ермака разбили его и взяли в плен. Казаки сами нападали на вогуличей, вотяков и пелымцев и так приготовили себя к большому походу на Кучума.

Трудно сказать, кому именно принадлежал главный почин в этом предприятии. Одни летописи говорят, что Строгановы послали казаков покорять Сибирское царство. Другие – что казаки, с Ермаком во главе, самостоятельно предприняли этот поход; причем угрозами заставили Строгановых снабдить их нужными запасами. Возможно, почин был обоюдный, но со стороны казаков Ермака более добровольный, а со стороны Строгановых более вынужденный обстоятельствами. Казацкая дружина вряд ли могла долго нести скучную сторожевую службу в Чусовых городках и довольствоваться скудной добычей в соседних инородческих краях. По всей вероятности, она скоро сделалась бременем для самого строгановского края. Преувеличенные известия о речном раздолье за Каменным Поясом, о богатствах Кучума и его татар и, наконец, жажда подвигов, которыми можно было бы смыть с себя прошлые грехи – все это возбудило желание идти в малоизведанную страну. Ермак Тимофеевич, вероятно, был главным двигателем всего предприятия. Строгановы же избавлялись от беспокойной толпы казаков и исполняли давнюю мысль свою собственную и московского правительства: о перенесении борьбы с Сибирскими татарами за Уральский хребет и наказании отпавшего от Москвы хана.

 

Начало похода Ермака (1581)

Строгановы снабдили казаков провиантом, а также ружьями и порохом, дали им еще 300 человек из собственных ратных людей, в числе которых кроме русских были наемные литовцы, немцы и татары. Казаков было 540. Следовательно, всего отряда было более 800 человек. Ермак и казаки сознавали, что успех похода был бы невозможен без строгой дисциплины; потому за нарушение её атаманы установили наказания: ослушников и беглецов положено было топить в реке. Предстоявшие опасности сделали казаков их богомольными; говорят, что Ермака сопровождали три священника и один монах, которые ежедневно совершали божественную службу. Приготовления потребовали немало времени, так что поход Ермака начался довольно поздно, уже в сентябре 1581 года. Воины отплыли вверх по Чусовой, после нескольких дней плавания вошли в ее приток, Серебрянку, и достигли волока, который отделяет систему реки Камы от Обской системы. Пришлось употребить немало трудов, чтобы перебраться через этот волок и спуститься в речку Жеравлю; немало лодок так и застряло на волоке. Наступило уже холодное время, реки стали покрываться льдом, и около волока казаки Ермака должны были зазимовать. Они поставили острожек, откуда одна их часть предпринимала поиски в соседние вогульские края за припасами и добычей, а другая изготовляла все нужное для весеннего похода. Когда наступило половодье, дружина Ермака рекой Жеравлею спустилась в речки Баранчу, а потом в Тагил и в Туру, приток Тобола, вступив в пределы Сибирского ханства. На Туре стоял остяцко-татарский юрт Чингиди (Тюмень), которым владел родственник или данник Кучума, Епанча. Тут произошла первая битва, которая окончилась совершенным поражением и бегством епанчинских татар. Турой казаки Ермака вошли в Тобол и на устье Тавды имели удачное дело с татарами. Беглецы татарские принесли Кучуму вести о пришествии русских воинов; причем оправдывали свое поражение действием незнакомых им ружей, которые считали особыми луками: «когда русские стреляют из луков своих, тогда от них пашет огонь; стрел не видно, а раны наносят смертельные, и никакими ратными сбруями невозможно от них ущититься». Вести эти опечалили Кучума, тем более, что разные знамения, уже предрекали ему приход русских и падение его царства.

Хан, однако, не терял времени, собрал отовсюду татар, подвластных остяков и вогулов и послал их под начальством своего близкого родственника, храброго царевича Магметкула, навстречу казакам. А сам устроил укрепления и засеки около устья Тобола, под Чувашевой горой, чтобы преградить Ермаку доступ к своей столице, городку Сибири, расположенному на Иртыше, несколько ниже впадения в него Тобола. Последовал ряд кровопролитных битв. Магметкул сначала встретил казаков Ермака Тимофеевича около урочища Бабасаны, но ни конница татарская, ни стрелы не устояли против казаков и их пищалей. Магметкул бежал к засеке под Чувашевой горой. Казаки поплыли далее по Тоболу и дорогой овладели улусом карачи (главного советника) Кучума, где нашли склады всякого добра. Достигнув устья Тобола, Ермак сначала уклонился от помянутой засеки, повернул вверх по Иртышу, взял на его берегу городок мурзы Атика и расположился тут на отдых, обдумывая дальнейший план.

 

Поход Ермака 

 

Карта Сибирского ханства и похода Ермака

 

 

Взятие Ермаком города Сибири

Большое скопище неприятелей, укрепившихся под Чувашевым, заставило Ермака призадуматься. Собрался казачий круг для решения: идти ли вперед или воротиться. Некоторые советовали отступить. Но более мужественные напоминали Ермаку Тимофеевичу данный перед походом обет стоять скорее пасть до единого человека, чем со срамом бежать назад. Уже наступала глубокая осень (1582), скоро реки должны были покрыться льдом, и обратное плавание делалось крайне опасным. 23 октября поутру казаки Ермака вышли из городка. При кликах: «Господи, помози рабам своим!» они ударили на засеку, и начался упорный бой.

 

Покорение Сибири Ермаком - фрагмент 3

 

Покорение Сибири Ермаком. Картина В. Сурикова, 1895. Фрагмент

 

Неприятели встретили нападающих тучей стрел и многих переранили. Несмотря на отчаянные приступы, отряд Ермака не мог одолеть укрепления и начал изнемогать. Татары, считая себя уже победителями, сами в трех местах разломали засеку и сделали вылазку. Но тут в отчаянной рукопашной татары были побеждены и бросились назад; русские ворвались в засеку. Остяцкие князьки первые покинули поле боя и с своими толпами ушли домой. Раненый Магметкул спасся в лодке. Кучум наблюдал за битвой с вершины горы и приказывал мусульманским муллам читать молитвы. Увидев бегство всего войска, он и сам поспешил в свою столицу Сибирь; но не остался в ней, ибо уже некому было оборонять ее; а бежал на юг в Ишимские степи. Узнав о бегстве Кучума, 26 октября 1582 года Ермак с казаками вошел в пустой город Сибирь; здесь они нашли ценную добычу, много золота, серебра, и особенно мехов. Спустя несколько дней жители начали возвращаться: первым пришел остяцкий князек со своими людьми и принес Ермаку Тимофеевичу и его дружине дары и съестные припасы; затем мало-помалу возвращались и татары.

 

Покорение Сибири Ермаком - Суриков

 

Покорение Сибири Ермаком. Картина В. Сурикова, 1895

 

Итак, после неимоверных трудов отряд Ермака Тимофеевича водрузил русские знамена в столице Сибирского царства. Хотя огнестрельное оружие давало ему сильное преимущество, однако нельзя забывать, что на стороне врагов было огромное численное превосходство: по словам летописей, Ермак имел против себя в 20 и даже в 30 раз больше неприятелей. Только необычайная крепость духа и тела помогли казакам одолеть столько врагов. Дальние походы по незнакомым рекам показывают, до какой степени казаки Ермака Тимофеевича были закалены в лишениях, привычны к борьбе с северной природой.

 

Ермак и Кучум

Завоеванием Кучумовой столицы, однако, война далеко не кончилась. Сам Кучум не считал потерянным свое царство, которое наполовину состояло из кочевых и бродячих инородцев; обширные соседние степи давали ему надежное убежище; отсюда он делал внезапные нападения на казаков, и борьба с ним затянулась надолго. Особенно опасен был предприимчивый царевич Магметкул. Уже в ноябре или декабре того же 1582 он подстерег небольшой отряд казаков, занимавшихся рыбной ловлей, и почти всех перебил. Это была первая чувствительная потеря. Весной 1583 Ермак узнал от одного татарина, что Магметкул расположился станом на реке Вагае (приток Иртыша между Тоболом и Ишимом), верст за сто от города Сибири. Посланный против него отряд казаков внезапно напал ночью на его стан, многих татар убил, а самого царевича захватил в плен. Потеря храброго царевича на время обезопасила казаков Ермака от Кучума. Но число их уже сильно убавилось; запасы истощились, тогда как предстояло еще много трудов и битв. Была настоятельная нужда в русской помощи.

 

Покорение Сибири Ермаком - фрагмент 2

 

Покорение Сибири Ермаком. Картина В. Сурикова, 1895. Фрагмент

 

Сразу по взятии города Сибири Ермак Тимофеевич и казаки отправили к Строгановым вести о своих успехах; а потом послали к самому царю Ивану Васильевичу атамана Ивана Кольцо с дорогими сибирскими соболями и просьбой прислать им царских ратников на помощь.

 

Казаки Ермака в Москве у Ивана Грозного

Меж тем, пользуясь, что в Пермском краю после ухода ватаги Ермака оставалось мало ратных людей, какой-то пелымский (вогульский) князь пришел с толпами остяков, вогулов и вотяков, доходил до Чердыни, главного города этого края, потом обратился на Камское Усолье, Канкор, Кергедан и Чусовские городки, выжигая окрестные села и забирая в плен крестьян. Без Ермака Строгановы едва отстояли от неприятелей свои городки. Чердынский воевода Василий Пелепелицын, может быть, недовольный привилегиями Строгановых и их неподсудностью себе, в донесении царю Ивану Васильевичу свалил вину опустошения Пермского края на Строгановых: они-де без царского указа призвали в свои остроги воровских казаков Ермака Тимофеевича и других атаманов, на вогуличей и Кучума посылали и их задрали. Когда же пришел пелымский князь, государевым городам своими ратными людьми не помогли; а Ермак, вместо того, чтобы оборонять Пермскую землю, пошел воевать на восток. Строгановым отправлена была из Москвы немилостивая царская грамота, помеченная 16 ноября 1582 года. Повелевалось Строгановым впредь казаков у себя не держать, а волжских атаманов, Ермака Тимофеевича с товарищами, прислать в Пермь (т. е. Чердынь) и Камское Усолье, где они должны стоять не вместе, а разделясь; у себя же позволялось оставить не более ста человек. Если же этого не будет в точности исполнено и опять над пермскими местами учинится какая беда от вогулов и сибирского салтана, то на Строгановых будет наложена «большая опала». В Москве, очевидно, не знали ничего о сибирском походе и требовали присылки в Чердынь Ермака с казаками, которые уже располагались на берегах Иртыша. Строгановы были «в великой печали». Они понадеялись на данное им прежде разрешение заводить городки за Каменным Поясом и воевать сибирского салтана, а потому и отпустили туда казаков, не сносясь ни с Москвой, ни с пермским воеводой. Но вскоре подоспела весть от Ермака с товарищами об их необыкновенной удаче. С нею Строгановы лично поспешили в Москву. А потом прибыло туда и казацкое посольство во главе с атаманом Кольцо (когда-то осужденным на смерть за разбои). Разумеется, об опалах не могло быть более и речи. Государь принял атамана и казаков ласково, наградил деньгами и сукнами и опять отпустил в Сибирь. Говорят, что Ермаку Тимофеевичу он послал шубу со своего плеча, серебряный кубок и два панциря. На подкрепление им он потом отправил князя Семена Волховского и Ивана Глухова с несколькими сотнями ратных людей. Пленный царевич Магметкул, привезённый в Москву, был пожалован вотчинами и занял место между служилыми татарскими князьями. Строгановы получили новые торговые льготы и еще два земельных пожалования, Большую и Малую Соль.

 

Прибытие к Ермаку отрядов Волховского и Глухова (1584)

Кучум, потеряв Магметкула, был отвлечен и возобновившейся борьбой с родом Тайбуги. Казаки Ермака тем временем докончили обложение данью остяцких и вогульских волостей, входивших в Сибирское ханство. Из города Сибири они ходили по Иртышу и Оби, на берегах последней взяли остяцкий город Казым; но тут на приступе потеряли одного из своих атаманов, Никиту Пана. Число отряда Ермака сильно убавилось; от него едва ли осталась и половина. С нетерпением ждал Ермак помощи из России. Только осенью 1584 года приплыли на стругах Волховской и Глухов: но они привезли не более 300 человек – помощь слишком недостаточная для упрочения за Россией такого обширного пространства. На верность только что покоренных местных князьков нельзя было положиться, а непримиримый Кучум еще действовал во главе своей орды. Ермак с радостью встретил московских ратных людей, но приходилось разделить с ними скудные съестные запасы; зимой от недостатка продовольствия открылась смертность в городе Сибири. Умер и князь Волховской. Только весной, благодаря обильному улову рыбы, дичи, а также хлебу и скоту, доставленным от окрестных инородцев, люди Ермака оправились от голода. Князь Волховской, по-видимому, был назначен сибирским воеводой, которому казацкие атаманы должны были сдать город и подчиниться, и смерть его избавляла русских от неизбежного соперничества и несогласия начальников; ибо едва ли атаманы охотно отказались бы от своей первенствующей роли в новозавоеванной земле. Со смертью Волховского Ермак снова стал во главе соединенного казацко-московского отряда.

 

Гибель Ермака

Доселе удача сопровождала почти все предприятия Ермака Тимофеевича. Но счастье, наконец, стало изменять. Продолжительная удача ослабляет постоянную предосторожность и порождает беспечность, причину бедственных неожиданностей.

 

 

Один из местных князьков-данников, карача, т. е. бывший ханский советник, задумал измену и прислал к Ермаку послов с просьбой оборонить его от ногаев. Послы присягнули, что не мыслят никакого зла против русских. Атаманы поверили их клятве. Иван Кольцо и с ним сорок казаков отправились в городок карачи, были ласково приняты, и потом вероломно все умерщвлены. Для отмщения за них Ермак послал отряд с атаманом Яковом Михайловым; но и этот отряд был истреблен. После того окрестные инородцы склонились на увещания карачи и подняли восстание против русских. С большой толпой карача осадил самый город Сибирь. Весьма возможно, что он находился в тайных сношениях с Кучумом. Дружина Ермака, ослабленная потерями, принуждена была выдерживать осаду. Последняя затянулась, и русские уже испытывали сильный недостаток в съестных припасах: карача надеялся выморить их голодом.

Но отчаяние придает решимости. В одну июньскую ночь казаки разделились на две части: одна осталась с Ермаком в городе, а другая с атаманом Матвеем Мещеряком незаметно вышла в поле и прокралась к стану карачи, стоявшему за несколько верст от города отдельно от прочих татарских. Много неприятелей было избито, сам карача едва спасся бегством. На рассвете, когда в главном стане осаждавших узнали о вылазке казаков Ермака, толпы неприятелей поспешили на помощь караче и окружили малочисленную дружину казаков. Но Ермак огородился карачинским обозом и встретил врагов ружейным огнем. Дикари не выдержали и рассеялись. Город освободился от осады, окрестные племена снова признали себя нашими данниками. После того Ермак предпринял удачный поход вверх по Иртышу, может быть, для поиска за Кучумом. Но неутомимый Кучум был неуловим в своих Ишимских степях и строил новые козни.

 

Покорение Сибири Ермаком - фрагмент 1

 

Покорение Сибири Ермаком. Картина В. Сурикова, 1895. Фрагмент

 

Едва Ермак Тимофеевич воротился в город Сибирь, как пришло известие, будто караван бухарских купцов шел в город с товарами, но где-то остановился, ибо Кучум не дает ему дороги! Возобновление торговли со средней Азией было весьма желанно для казаков Ермака, которые на собранные с инородцев меха могли бы выменивать шерстяные и шелковые ткани, ковры, оружие, пряности. Ермак в первых числах августа 1585 года лично с небольшим отрядом поплыл навстречу купцам вверх по Иртышу. Казацкие струги достигли устья Вагая, однако, никого не встретив, поплыли назад. В один темный, бурный вечер Ермак пристал к берегу и тут нашел свою погибель. Подробности ее полулегендарны, но не лишены некоторого правдоподобия.

Казаки Ермака пристали к острову на Иртыше, а потому, считая себя в безопасности, погрузились в сон, не поставив стражи. Между тем Кучум был рядом. (Весть о небывалом бухарском караване едва ли не была пущена им, чтобы заманить Ермака в засаду.) Его лазутчики донесли хану о ночлеге казаков. У Кучума был один татарин, осужденный на смерть. Хан послал его искать конского броду на остров, обещая помилование в случае удачи. Татарин перебрел реку и воротился с вестью о полной беспечности людей Ермака. Кучум сначала не поверил и велел принести доказательство. Татарин отправился в другой раз и принес три казацких пищали и три лядунки с порохом. Тогда Кучум послал на остров толпу татар. При шуме дождя и вое ветра татары прокрались к стану и принялись избивать сонных казаков. Проснувшийся Ермак бросился в реку к стругу, но попал в глубокое место; имея на себе железную броню, он не смог выплыть и утонул. При сем внезапном нападении весь казацкий отряд был истреблен вместе с своим вождем. Так погиб этот русский Кортес и Писарро, храбрый, «велеумный» атаман Ермак Тимофеевич, как его называют сибирские летописи, из разбойников превратившийся в героя, которого слава никогда не изгладится из народной памяти.

Два важных обстоятельства помогли русской дружине Ермака при завоевании Сибирского ханства: с одной стороны, огнестрельное оружие и военная закалка; с другой – внутреннее состояние самого ханства, ослабленного междоусобиями и недовольством местных язычников против насильно вводимого Кучумом мусульманства. Сибирские шаманы с их идолами неохотно уступали место магометанским муллам. Но третья важная причина успеха – личность самого Ермака Тимофеевича, его неодолимое мужество, знание военного дела и железная сила характера. О последней ясно свидетельствует дисциплина, которую Ермак сумел водворить в своей дружине казаков, с их буйными нравами.

 

Отступление остатков дружин Ермака из Сибири

Гибель Ермака подтвердила, что он был главным двигателем всего предприятия. Когда весть о ней достигла города Сибири, оставшиеся казаки тотчас решили, что без Ермака, при своей малочисленности, не смогут держаться посреди ненадежных туземцев против Сибирских татар. Казаки и московские ратники, в числе не более полутораста человек, немедленно покинули город Сибирь с стрелецким главой Иваном Глуховым и Матвеем Мещеряком, единственным оставшимся из пяти атаманов; дальним северным путем по Иртышу и Оби они отправились обратно за Камень (Уральский хребет). Едва русские очистили Сибирь, как Кучум послал сына Алея занять свой стольный город. Но он недолго здесь удержался. Выше мы видели, что владевший Сибирью князь Тайбугина рода Едигер и брат его Бекбулат погибли в борьбе с Кучумом. Маленький сын Бекбулата, Сейдяк, нашел убежище в Бухаре, вырос там и явился мстителем за отца и дядю. При помощи бухарцев и киргизов, Сейдяк победил Кучума, изгнал Алея из Сибири и сам завладел этим стольным городом.

 

Прибытие отряда Мансурова и упрочение русского покорения Сибири

Татарское царство в Сибири было восстановлено, и завоевание Ермака Тимофеевича казалось утраченным. Но русские уже изведали слабость, разноплеменность этого царства и его естественные богатства; они не замедлили вернуться.

Правительство Федора Ивановича отправляло в Сибирь один отряд за другим. Еще не зная о гибели Ермака, московское правительство летом 1585 года послало ему на помощь воеводу Ивана Мансурова с сотней стрельцов и – что особенно важно – с пушкой. На этом походе с ним соединились пошедшие было назад за Урал остатки отрядов Ермака и атаман Мещеряк. Найдя город Сибирь уже занятым татарами, Мансуров проплыл мимо, спустился по Иртышу до впадения в Обь и построил здесь городок для зимовки.

На сей раз дело покорения пошло легче с помощью опыта и по проложенным Ермаком путям. Окрестные остяки попытались взять русский городок, но были отбиты. Тогда они принесли своего главного идола и начали творить ему жертвы, прося помощи против христиан. Русские навели на него свою пушку, и дерево вместе с идолом было разбито в щепы. Остяки в страхе рассеялись. Остяцкий князь Лугуй, который владел шестью городками по Оби, первый из местных владетелей отправился в Москву бить челом, чтобы государь принял его в число своих данников. С ним обошлись ласково и наложили на него дань в семь сороков соболей.

 

Основание Тобольска

Победы Ермака Тимофеевича не прошли даром. Вслед за Мансуровым прибыли в Сибирскую землю воеводы Сукин и Мясной и на реке Туре, на месте старого городка Чингия, построили крепость Тюмень и в ней воздвигли христианский храм. В следующем 1587 году, после прибытия новых подкреплений, голова Данила Чулков отправился из Тюмени далее, спустился по Тоболу до его устья и здесь на берегу Иртыша основал Тобольск; этот город сделался средоточием русских владений в Сибири, благодаря своему выгодному положению в узле сибирских рек. Продолжая дело Ермака Тимофеевича, московское правительство и здесь употребило обычную свою систему: распространять и упрочивать свое владычество постепенным построением крепостей. Сибирь, вопреки опасениям, не была утрачена для русских. Героизм горстки казаков Ермака открыл путь для великого российского расширения на восток – до самого Тихого океана.

 

Статьи и книги о Ермаке

Соловьёв С. М.. История России с древнейших времён. Т. 6. Глава 7 – «Строгановы и Ермак»

Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. 21 – Ермак Тимофеевич

Кузнецов Е. В. Начальная пиитика о Ермаке. Тобольские губернские ведомости,  1890

Кузнецов Е. В. Библиография Ермака: Опыт указания малоизвестных сочинений на русском и частью на иностранных языках о покорителе Сибири. Тобольск, 1891

Кузнецов Е. В. Об очерке А. В. Оксёнова «Ермак в былинах русского народа». Тобольские губернские ведомости, 1892

Кузнецов Е. В. К сведениям о знамёнах Ермака. Тобольские губернские ведомости, 1892

Оксенов А. В. Ермак в былинах русского народа. Исторический вестник, 1892

Статья «Ермак» в Энциклопедическом словаре Брокгауз-Ефрон (Автор – Н. Павлов-Сильванский)

Атаман Ермак Тимофеевич покоритель Сибирского царства. М., 1905

Фиалков Д. Н. О месте гибели и захоронения Ермака. Новосибирск, 1965

Сутормин А. Г. Ермак Тимофеевич (Аленин Василий Тимофеевич). Иркутск, 1981

Дергачёва-Скоп Е. Краткие повести о походе Ермака в Сибирь – Сибирь в прошлом, настоящем и будущем. Вып. III. Новосибирск, 1981

Колесников А. Д. Ермак. Омск, 1983

Скрынников Р. Г. Сибирская экспедиция Ермака. Новосибирск, 1986

Бузукашвили М. И. Ермак. М., 1989

Копылов Д. И. Ермак. Иркутск, 1989

Софронов В. Ю. Поход Ермака и борьба за ханский престол в Сибири. Тюмень, 1993

Козлова Н. К. О «чуди», татарах, Ермаке и сибирских курганах. Омск, 1995

Солодкин Я. Г. К изучению летописных источников о сибирской экспедиции Ермака. Тюмень, 1996

Крекнина Л. И. Тема Ермака в творчестве П. П. Ершова. Тюмень, 1997

Катаргина М. Н. Сюжет о гибели Ермака: летописные материалы. Тюмень, 1997

Софронова М. Н. О мнимом и реальном в портретах сибирского атамана Ермака. Тюмень, 1998

Шкерин В. А. Сылвенский поход Ермака: ошибка или поиск пути в Сибирь? Екатеринбург, 1999

Солодкин Я. Г. К спорам о происхождении Ермака. Екатеринбург, 1999

Солодкин Я. Г. Был ли двойник у Ермака Тимофеевича? Югра, 2002

Закшаускене Е. Знак с кольчуги Ермака. М., 2002

Катанов Н. Ф. Предание тобольских татар о Кучуме и Ермаке – Тобольский хронограф. Сборник. Вып. 4. Екатеринбург, 2004

Панишев Е. А. Гибель Ермака в татарских и русских легендах. Тобольск, 2003

Скрынников Р. Г. Ермак. М., 2008

© Авторское право на данную статью «Ермак» принадлежит владельцу сайта «Русская историческая библиотека». Её электронное и бумажное копирование без согласия правообладателя запрещено!

rushist.com

Ермак | lemur59.ru

 

                                            Ермак Тимофеевич Алёнин

                                  

  Ерма́к Тимофе́евич(1532/1534/1542 — 6 августа1585, Сибирское ханство) — казачийатаман, исторический завоеватель Сибири для Российского государства.

 Из  летописных источников следует, что дед Ермака - Афанасий Григорьев Аленин был в Суздали посадским человеком, затем перебрался во Владимир, где занялся извозом. Его сыновья - Родион и Тимофей переселились на реку Чусовую, где у Тимофея родились 3 сына: Гавриил, Фрол и Василий (Ермак). Историками зафиксировано 7 имен Ермака: Ермак, Ермолай, Герман, Ермил, Василий, Тимофей и Еремей.

                                                  

 Шестнадцатый век выдвинул целую плеяду выдающихся полководцев. Но среди них очень немногие могут соперничать с атаманом Ермаком известностью. Воспетый в народных песнях и преданиях героический поход казаков Ермака против сибирского хана Кучума положил начало освоению Сибири русскими.

Присоединение Сибири стало одним из крупнейших событий в истории средневековой России.

Жизнь легендарного атамана окутана плотной пеленой всякого рода легенд. Известно, что он носил православное имя Ермолай, от которого и произошло сокращенное Ермак. Настоящее прозвище его известно из Погодинской летописи – Токмак. Токмачить означало – бить, колотить, толкать. В прозвище угадывается намек на несокрушимую физическую силу. Можно предположить, что родился Ермак в 30 – 40-х годах XVI века.

Народная память упорно хранила предание о нем как уроженце северной русской деревни. В старинных двинских летописях можно прочесть, что славный атаман происходил из волости Борок на Северной Двине. Был он обыкновенным крестьянином. Однако северное крестьянство не знало дворянского произвола, а нелегкая жизнь в постоянных трудах и невзгодах приучала к долготерпению, воспитывала отвагу и выносливость. Эти люди умели любить и защищать родную землю.

Мы не знаем, что вынудило Ермака покинуть отчий дом. Обычно крестьяне становились казаками из-за крайней нужды. Так или иначе молодой северянин оказался на южных окраинах, кода вольные казаки лишь начали осваивать ордынское поле. Биография Ермака стала частицей истории казачества, он был одним из ее подлинных творцов.

 

 

Будущий покоритель Сибири не менее четверти века прожил на Волге: то в Жигулях, то на лесистых речных островах. Вместе с другими волжскими атаманами и казаками Ермак участвовал в постоянных столкновениях с Ногайской ордой, кочевавшей в низовьях Волги.

Степняки жгли казачьи станицы, совершали набеги на Русь, уводили в плен русское население. Казаки нападали на степные становища, отбивали пленников, угоняли ногайские стада. В этих битвах Ермак приобрел большой боевой опыт, стал известным казачьим атаманом.

 

Известно, что в июне 1581 года он возглавлял речную флотилию в войске воеводы Хворостинина, действовавшего под Могилевом против литовцев. 27 июня флотилия Ермака Тимофеевича неожиданно появилась у города, и казаки завязали упорные бои с королевскими ротами. Поляки и литовцы пытались отразить натиск русских воинов, но с подходом главных сил были опрокинуты и «втоптаны» в город.

15 января 1582 года смолкли выстрелы на западных границах. Перемирие позволило воеводам распустить полки. Атаман Ермак вернулся в свою станицу на Волге, откуда вскоре перебрался со своими людьми на Яик и соединился там с отрядом вольных казаков Ивана Кольцо. Далее атаман и его казаки приняли приглашение купцов Строгановых и поступили к ним на службу.

 

 Ермаку поручено было возглавить оборону Приуралья от набегов войск сибирского хана Кучума.

С 1572 по 1582 год произошло не менее пяти крупных татарских вторжений. Были преданы огню и мечу многие русские поселения по рекам Чусовой, Сылве, Косьве, Каме. Татары неоднократно осаждали Чердынь – главную крепость Пермского края, а также менее крупные городки и острожки.

Казаки появились во владениях Строгановых как нельзя более кстати. Отборное татарское войско во главе с сыном Кучума Алеем перевалило Уральский хребет и принялось громить и жечь русские селения в Пермской земле. На реке Чусовой казаки Ермака Тимофеевича выдержали бой с татарами и отбросили их прочь.

 

Этот бой сыграл исключительную роль в истории сибирской экспедиции. Он дал возможность Ермаку оценить реальные силы и боеспособность армии Кучума. Когда Алей бежал к Чердыни, а затем ушел еще дальше на север, атаман мгновенно уяснил, какие возможности открывает для него возникшая ситуация. Пока отборные войска ханства увязли в Прикамье, казаки получили возможность нанести стремительный удар по столице Кучума. Ведь у хана почти не оставалось сил для ее защиты.

Строгановы предоставили Ермаку продовольствие, порох и свинец. Оружие и челны у казаков были свои.

 

 Приняв предложение Максима Строганова, Ермак, Иван Кольцо и их казаки взялись за изготовление стругов для дальнего похода.

Вольные казаки были неплохими плотниками и быстро строили свои суда. Они начинали работу с того, что присматривали неподалеку от воды большое дерево, чаще всего липу. Дерево валили и обтесывали. Затем ствол долбили и изготовляли колоду, именовавшуюся струговой трубой. Колода служила остовом струга. К ней с боков прибивали длинные доски - по нескольку с каждой стороны. Обычный струг имел длину в 10-12 метров и ширину в 2-3 метра. Его осадка не превышала 1 метра, борта судна возвышались над водой не более чем на 70 сантиметров. Казацкая ладья не имела палубы. Корма и нос у нее были острые. Нередко струги имели на корме и на носу по рулевому веслу, что позволяло им не терять понапрасну время, чтобы разворачивать свои длинные суда. Посреди струга укреплялись мачты. При попутном ветре казаки поднимали парус. Впрочем, парусу они всегда предпочитали весла. Челн имел с каждой стороны от 10 до 15 весел.

Флотилия вольных казаков включала тяжелые суда. Но преобладали в ней, по-видимому, легкие струги, поднимавшие 20 человек с полным вооружением, боеприпасами и продовольствием. Такие суда имели по 8-9 весел с каждого борта и кормовое весло. По самому примерному подсчету такие струги имели водоизмещение не выше 3-8 тонн.

Каждый брал с собой в поход саблю, две пищали, свинец и порох. Экипировка казака была несложной: рубаха, двое шаровар, кафтан из толстого сукна и шапка. Перед походом люди запасались сухарями. Хранили сухари в бочках, которые укладывали на дно ладьи. Сухари извлекали через отверстие, затыкавшееся втулкой, верх того, казаки брали ячмень, из которого варили себе кашу и готовили напитки. Кисловатый квас с разведенным тестом считался них лакомым кушаньем.

 1 сентября 1582 года казачья флотилия двинулась в путь.

  

  Преобладали в ней легкие суда, поднимавшие двадцать человек с полным вооружением, боеприпасами и продовольствием, имевшие восемь-девять пар весел. Ермаку предстояло решить весьма трудную задачу – переправить суда через горы.

                                 

 

Вольные казаки были превосходными гребцами. Триста километров пути по рекам Чусовой и Серебрянке их челны двигались против течения. Затем удальцы перенесли грузы и суда на руках через тагильские перевалы, а после небольшого отдыха начали спуск по восточному склону гор. Спускаться было значительно легче. Близ перевалов брали начало ручьи, впадавшие в речки Журавль и Баранчук. По их руслу казаки продолжили путь до Тагила. От Тагила до Иртыша флотилия прошла еще 1200–1300 километров. Однако на сибирских реках воинам Ермака не надо было, выбиваясь из сил, грести тяжелыми веслами. Вода сама несла казачьи челны.

Чем ближе подходила флотилия к столице Сибирского ханства, тем больше селений попадалось им на пути. В устье Тобола казаки, высадившись на берег, разгромили юрты Карачи, главного сановника ханства.

 

 Хан Кучум, проявлявший до сих пор беспечность, обеспокоился и стал собирать воинов – татар и манси. Командовать ратью он поручил лучшему полководцу, своему родственнику Маметкулу.

26 октября 1582 года произошла битва с татарами на Чувашевом мысу подле Кашлыка. Чтобы не пустить Ермака в столицу, татары сделали засеку у подножия горы. За стволами деревьев они надеялись уберечься от казачьих пуль, а затем перебить русских воинов в рукопашной схватке.

Татарам было известно огнестрельное оружие, у них имелось несколько пушек, присланных из Казани. Однако казаки являлись несравненными мастерами «огненного боя» и умели использовать преимущества своего оружия. Дружной пальбой они заставили противника очистить берег и произвели высадку. Но тут им пришлось остановиться. Стрелы лучников падали дождем и не позволяли двинуться вперед.

 

Видя, как горстка казаков нерешительно топчется на берегу, Маметкул вывел своих воинов из укрытия. Это вполне отвечало планам Ермака, старавшегося выманить татар из-за засеки.

Казаки встретили врага убийственным огнем. После первых пушечных залпов ханские воины побежали, за ними последовали и манси. Шальная пуля свалила наземь и самого Маметкула. Татарские воины с трудом спасли раненого предводителя. Кучум наблюдал за боем с горы. Едва русские начали одолевать, он обратился в бегство, бросив свою столицу.

В Кашлыке отряд Ермака захватил богатую добычу. Захваченную соболью казну атаман, по обычаю вольных казаков, поделил поровну между всеми. Ермак одержал легкую победу, но торжествовать было преждевременно. Через пять недель в Сибирь вернулось отборное войско Алея. Реки покрылись льдом, и казаки лишились одного из главных преимуществ – возможности вести бой в стругах. В бою казакам предстояло либо умереть, либо выстоять и победить. И они победили в битве на озере Абалоке. Ермак одержал самую трудную в своей жизни победу. Огромное превосходство в силах не помогло Кучуму: располагая ничтожными силами, талантливый и опытный русский полководец сокрушил достаточно сильную Сибирскую орду.

 

Овладев ханством, казаки задумались над вопросом, что делать дальше. В Кашлыке в их руки попали неслыханные богатства. Они могли вернуться на Русь весьма обеспеченными людьми. Вместо этого казачий круг принял историческое решение о присоединении Сибири к России. Атаман и его соратники обладали большим опытом и понимали, что не удержат Сибирь, если не получат помощь – людей, хлеб, порох, свинец – из России.

В Сибири Ермак провел почти три года. Много лишений выпало на долю его воинов. Самым страшным испытанием для них был голод. Когда царь узнал о «сибирском взятии», он одарил атамана заурядным жалованьем – сукном и деньгами в полном соответствии с его чином.

 

 Царь не слишком доверял Ермаку и направил в Сибирь своего наместника князя Семена Волховского. Однако князь не выдержал тягот пути и через несколько месяцев умер.

Волховской привел с собой триста стрельцов. По пути они истратили все съестные припасы. Не зная о голоде в Сибири, ратники шли навстречу гибели. Казаки Ермака встретили их с ликованием, но радость сменилась унынием. Наступила зима, голодная смерть стала косить отряд. Погибли почти все стрельцы и добрая половина казаков.

 

Чтобы сберечь остатки отряда, атаман старался избегать столкновений с татарами. Он с готовностью откликнулся на мирные предложения, поступившие от противника. Казакам нужно было выиграть время и дождаться новых подкреплений. Пленение русскими царевича Маметкула, лучшего татарского полководца, выдвинуло на первый план Карачу, главного визиря.

  

 Лишившись улуса на Тоболе, Карача перенес свои кочевья на Тару, где его стали теснить казаки. Тогда Карача прислал в Кашлык гонцов с просьбой о помощи. Казаки на круге решили послать сорок человек во главе с Иваном Кольцо, но не потребовали аманатов-заложников. Доверчивость обернулась катастрофой.

Карача был не прочь использовать помощь непобедимых казаков, но, узнав о положении дел в стане русских, решил обратить оружие против них. Выбрав подходящий момент, воины Карачи предательски напали и перебили казаков.

 

 Весть о «победе» визиря облетела сибирские улусы. Враждебное возбуждение против русских росло день ото дня.

 Настал день, когда многочисленные отряды Карачи окружили Кашлык. Страшась казачьих пуль, татары не пытались штурмовать крепость, надеясь, что голод покончит с осажденными. С весны до июня Ермак тщательно готовился к решающей схватке. Лазутчики вызнали о татарах все: где находится ставка Карачи, где стоят караулы, когда меняется стража. Отобрав самых крепких казаков, атаман подчинил их своему помощнику Матвею Мещеряку и направил ночью в обход застав и караулов к главной ставке татар. Удар этого отряда оказался эффективным. Чудом избежал Карача гибели, но двое его сыновей были убиты. Погибла и почти вся стража визиря.

 

Победив ночью, казаки Мещеряка утром оказались в критическом положении. Они были отрезаны от своих, а атаки татарских отрядов становились все более ожесточенными. Заслышав выстрелы, Ермак Тимофеевич приказал открыть огонь по сибирякам, осаждавшим Кашлык. Помогло и то обстоятельство, что Карача ночью бежал. Лишившись предводителя, татарское войско утрачивало порядок и к концу дня покинуло поле боя.

Одержав победу, казаки спешно привели в порядок свои суда и принялись подчинять своей власти татарские аулы и селения манси. Стычки с противником были успешными для русских, но штурм крепостицы Кулары закончился безрезультатно. Эта неудача казаков ободрила и сплотила татар. Рассорившиеся было ранее хан Кучум и Карача объединились и решили устроить воинам Ермака западню.

Атаман получил известие о том, что хан, обосновавшийся в Бегищевом городище, не пропускает в Кашлык караваны бухарских купцов. Бухарцы доставляли в Сибирь рис, сушеные и свежие фрукты, ткани и другие товары. Казаки решили не жалеть усилий, чтобы выручить столь нужных им купцов. Ермак с сотней людей двинулся в свой последний поход.

Казакам пришлось идти на веслах против течения много часов. К вечеру люди устали, и атаман приказал становиться на ночлег вблизи устья реки Вагая. Ночью разразилась буря, и тогда же последовало нападение татар на русский лагерь. Это случилось 6 августа 1585 года.

 

                          

Казаки не поддались панике. Почти вся сотня (из похода вернулось 90 человек) смогла погрузиться на струги и сняться с якоря. Однако Ермака Тимофеевича среди них не оказалось. Раненый, он утонул в Иртыше. Так в последней стычке поредевший отряд понес небольшие потери, но лишился своего талантливого вождя. Смерть атамана Ермака означала конец экспедиции.

Однако казаки сделали первый и наиболее трудный шаг в освоении огромной Сибири. Вслед за ними на восток двинулись служивые люди, промышленники-звероловы, крестьяне. Через 50 лет после гибели знаменитого атамана русские вышли на берега Тихого океана.

 

         

                                          Медаль " Атаман Ермак "  Сибирского Казачьего войска   

                                          

 

  

lemur59.ru

ЕРМАК ТИМОФЕЕВИЧ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ЕРМАК ТИМОФЕЕВИЧ - казачий атаман, предводитель похода начала 1580-х годах в Сибирь, положившего начало присоединению Сибирского ханства к Русскому государству.

Час­то Ермак Тимофеевич ото­жде­ст­в­ля­ет­ся с В.Т. Але­ни­ным, уро­жен­цем вот­чин име­ни­тых куп­цов Стро­га­но­вых на реке Чу­со­вая. Бо­лее ос­но­ва­тель­ны вер­сии о том, что он ро­дил­ся близ города Тоть­ма или в селе Бо­рок на реке Се­вер­ная Дви­на. Су­ще­ст­ву­ет так­же вер­сия о его про­ис­хо­ж­де­нии из ста­ни­цы Ка­ча­лин­ской на До­ну. Од­на­ко вви­ду ед­ва ли не по­все­ме­ст­но­го рас­про­стра­не­ния име­ни «Ер­мак» (ко­то­рое нель­зя счи­тать про­зви­щем) точ­но ус­та­но­вить его про­ис­хо­ж­де­ние не уда­ёт­ся. Ино­гда за на­стоя­щее имя Ермака Тимофеевича ис­сле­до­ва­те­ли при­ни­ма­ют дру­гое (Ер­мо­лай, Ер­мил, Ере­мей, Гер­ман, Ти­мо­фей; ка­за­ки про­зва­ли его Ток­мак). Ермака Тимофеевича име­но­ва­ли так­же «По­вол­ским», ско­рее все­го по­то­му, что он воз­глав­лял от­ряд волж­ских ка­за­ков (не ис­клю­че­но, что в Са­мар­ской Лу­ке). В од­ной из позд­них ле­то­пи­сей со­хра­ни­лось опи­са­ние Ермака Тимофеевича - «рос­лый, и вид­ный, и вся­кой муд­ро­сти пре­ис­пол­нен, ши­ро­ко­лиц», с чёр­ны­ми во­ло­са­ми и бо­ро­дой, су­ту­ло­ват и пле­чист. Ка­за­чий от­ряд Ермака Тимофеевича дли­тель­ное вре­мя дей­ст­во­вал про­тив та­тар в По­вол­жье. В 1580 году и 1581 году Ермак Тимофеевич, ви­ди­мо, от­би­вал та­бу­ны ло­ша­дей у но­гай­цев на Вол­ге; по не­ко­то­рым све­де­ни­ям, он за­ни­мал­ся гра­бе­жом цар­ских су­дов, ино­зем­ных по­слов и ку­пе­че­ских ка­ра­ва­нов. Мне­ние об уча­стии Ермака Тимофеевича в по­след­них кам­па­ни­ях Ли­вон­ской вой­ны 1558-1583 годов ма­ло­убе­ди­тель­но: ско­рее все­го, в 1581 году с поль­ско-ли­товскими вой­ска­ми не­по­да­лё­ку от Мо­ги­лё­ва сра­жал­ся дру­гой ата­ман с та­ким же име­нем.

В начале 1580-х годов Стро­га­но­вы, по всей ви­ди­мо­сти, дав­но знав­шие Ермака Тимофеевича, при­гла­си­ли его от­ряд для обо­ро­ны го­род­ков Перм­ско­го края от на­бе­гов та­тар и во­гу­лов. В кон­це ав­гу­ста - на­ча­ле сен­тяб­ря 1582 года вверх по ре­кам Чу­со­вая и Се­реб­рян­ка от­ряд Ермака Тимофеевича на­чал по­ход в Си­бирь. Воз­мож­но, это бы­ло сде­ла­но по за­да­нию Стро­га­но­вых, но не ис­клю­че­но, что по­ход стал соб­ст­вен­ной ини­циа­ти­вой ка­за­ков. От­ряд во­ло­ком пре­одо­лел Урал, про­шёл по ре­кам Ба­ран­ча и Та­гил, а за­тем вниз по Ту­ре и То­бо­лу. Ка­за­чья «дру­жи­на» на­счи­ты­ва­ла 540 человек (с ни­ми так­же шли 300 ли­тов­цев и нем­цев - во­ен­но­плен­ных, слу­жив­ших у Стро­га­но­вых), рас­по­ла­га­ла, в от­ли­чие от про­тив­ни­ка, ог­не­стрель­ным ору­жи­ем (пе­ре­во­зи­лось в основном на ма­нев­рен­ных греб­ных су­дах, поч­ти не­до­ся­гае­мых для татарской кон­ни­цы). Ею пред­во­ди­тель­ст­во­ва­ли, кро­ме Ермака Тимофеевича, так­же ата­ма­ны Иван Коль­цо (Коль­цов), Иван Гро­за, Ни­ки­та Пан, Мат­вей Ме­ще­ряк, Яков Ми­хай­лов, под­чи­няв­шие­ся Ермаку Тимофеевичу. От­ряд Ермака Тимофеевича раз­гро­мил си­лы си­бир­ско­го ха­на Ку­чу­ма в уро­чи­ще Ба­ба­сан и у Ка­ра­уль­но­го Яра, ов­ла­дел улу­са­ми мурз Ка­ра­чи и Ати­ка, а 23 октября (2 ноября) 1582 года в ре­шаю­щем сра­же­нии под Чу­ва­ше­вом в устье реки То­бол, где та­та­ры уст­рои­ли за­се­ку, на­нёс по­ра­же­ние вой­ску Ма­мет­ку­ла (Му­хам­ме­да Ку­ли), пле­мян­ни­ка Ку­чу­ма. 26 октября (5 ноября) всту­пил в хан­скую став­ку Ис­кер (Каш­лык), по­ки­ну­тую Ку­чу­мом и жи­те­ля­ми. В начале де­каб­ря 1582 года, по­сле убий­ст­ва та­та­ра­ми не­сколь­ких ка­за­ков на Аба­ла­ке, Ермак Тимофеевич вновь раз­бил Ма­мет­ку­ла, ко­то­рый вско­ре был взят в плен на реке Ва­гай не­боль­шим от­ря­дом, по­слан­ным ата­ма­ном, и от­прав­лен в Мо­ск­ву. Ут­вер­див­шись в Каш­лы­ке, Ермак Тимофеевич стал при­во­дить к при­ся­ге на вер­ность ца­рю Ива­ну IV Ва­силь­е­ви­чу Гроз­но­му на­се­ле­ние Си­би­ри и взи­мать с не­го дань (ясак) в поль­зу русского го­су­да­ря, к ко­то­ро­му от­пра­вил ка­за­ков с от­пис­кой о за­вое­ва­нии Си­бир­ско­го хан­ст­ва. Пре­да­ния о том, что царь на­гра­дил ата­ма­на дву­мя пан­ци­ря­ми, шу­бой и по­зо­ло­чен­ным куб­ком, при­ка­зал име­но­вать Ермака Тимофеевича си­бир­ским кня­зем, не­дос­то­вер­ны. Ве­ро­ят­но, Ермак Тимофеевич и его спод­виж­ни­ки бы­ли по­жа­ло­ва­ны день­га­ми и сук­на­ми. От­ряд чис­лен­но­стью 300 человек под на­ча­лом князя С.Д. Бол­хов­ско­го, при­слан­ный на по­мощь Ермаку Тимофеевичу для удер­жа­ния за­воё­ван­ных тер­ри­то­рий, поч­ти це­ли­ком по­гиб от го­ло­да в Каш­лы­ке. В 1583 году, во вре­мя по­хо­да по Ир­ты­шу и Оби до На­зим­ско­го го­род­ка, Ермак Тимофеевич под­чи­нил об­шир­ную тер­ри­то­рию, об­ло­жив её яса­ком. По при­го­во­ру Ермака Тимофеевича и его «дру­жи­ны» («то­вар­ст­ва») от­ряд Ива­на Коль­ца (40 человек) был от­прав­лен на по­мощь от­ко­че­вав­ше­му от Ку­чу­ма Ка­ра­че, ко­то­рый ве­ро­лом­но унич­то­жил его и за­тем оса­дил Каш­лык. Ермак Тимофеевич и его со­рат­ни­ки от­стоя­ли го­род, а в хо­де вы­ла­зок ка­за­ков та­та­ры по­нес­ли круп­ные по­те­ри. В 1585 году Ермак Тимофеевич, стре­мив­ший­ся на­ла­дить ус­той­чи­вые тор­го­вые свя­зи с го­су­дар­ст­ва­ми Средней Азии, во гла­ве от­ря­да ка­за­ков дви­нул­ся по Ир­ты­шу на­встре­чу бу­хар­ским куп­цам, ко­то­рых хан Ку­чум не про­пус­кал к Каш­лы­ку. Не встре­тив их, Ермак Тимофеевич от Ат­ба­ша по­вер­нул об­рат­но и за­но­че­вал близ устья реки Ва­гай (по другим дан­ным, в Ва­гай­ской из­лу­чи­не Ир­ты­ша; воз­мож­но, на ост­ро­ве). Но­чью та­та­ры вне­зап­но на­па­ли на спав­ших ка­за­ков, ко­то­рые не вы­ста­ви­ли стра­жи, часть их пе­ре­би­ли, а часть об­ра­ти­ли в бег­ст­во. Сам Ермак Тимофеевич из-за тя­жё­лых дос­пе­хов не смог до­б­рать­ся до от­плы­ваю­ще­го стру­га и уто­нул (не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли счи­та­ют, что он был убит кем-то из та­тар - при­бли­жён­ных ха­на). Уз­нав о ги­бе­ли сво­его пред­во­ди­те­ля, его от­ряд (90 человек) под на­ча­лом го­ло­вы И. Глу­хо­го че­рез Ураль­ские го­ры вер­нул­ся в Перм­ский край. Те­ло Ермака Тимофеевича, най­ден­ное че­рез не­де­лю по­сле его ги­бе­ли, та­та­ры и ос­тя­ки по­хо­ро­ни­ли под со­сной на Баи­шев­ском клад­би­ще у Епан­чин­ских юрт.

Ме­сто по­гре­бе­ния и дос­пе­хи «слав­но­го и ра­то­бор­но­го» ата­ма­на ста­ли пред­ме­том по­кло­не­ния ме­ст­ных жи­те­лей, а сам Ермак Тимофеевич - ге­ро­ем мно­го­численных уст­ных пре­да­ний и ле­то­пис­ных рас­ска­зов (например, в со­ста­ве Еси­пов­ской, Стро­га­нов­ской, Кун­гур­ской, Ре­ме­зов­ской, Че­ре­па­нов­ской ле­то­пи­сей). По­ход Ермака Тимофеевича сы­грал важ­ную роль в рас­про­стра­не­нии пра­во­сла­вия в Си­би­ри. С 1622 года Ермак Тимофеевич и его по­гиб­ших со­рат­ни­ков еже­год­но по­ми­на­ли в то­боль­ском Со­фий­ском со­бо­ре в не­де­лю тор­же­ст­ва пра­во­сла­вия как му­че­ни­ков за ве­ру, ут­вер­див­ших хри­сти­ан­ст­во в Си­би­ри.

w.histrf.ru

Покоритель сибири атаман Ермак Тимофеевич. Биография

Ермак Тимофеевич - атаман казаков, прославившийся смелостью и находчивостью, герой народных песен. Один из его военных походов положил начало освоению Сибири Российским государством.

Биография Ермака Тимофеевича

Ермак Тимофеевич родился в крестьянской семье; точная дата неизвестна: 1537 - 1540 годы. Предположительно, родина Ермака - древнее село Борок на Северной Двине. Первое упоминание об этом поселении относится к 1137 году. По поводу его имени тоже существует несколько версий; по одной из них имя Ермак - это вариант русского имени Ермолай, а по другой версии полным именем Ермака было Василий Тимофеевич Аленин. Фамилиями в русских селах того времени мало пользовались, и людей называли или по имени отца, или по прозвищу.

Голодное время вынудило Ермака в юности уйти из родных мест - оказавшись в одном из волжских селений, он нанялся в разнорабочие и оруженосцы к старому казаку. Серьезно учиться ратному делу Ермак начал с 1562 года, когда в одном из сражений добыл себе оружие.

Отвага, справедливость и острый ум - полезные для воина качества; именно они и помогали Ермаку во многих сражениях, и сделали его атаманом. Он изъездил степь от Днепра до Яика, ему приходилось сражаться на Дону и Тереке. Еще известно, что будущий покоритель Сибири Ермак Тимофеевич сражался под Москвой с Девлет-Гиреем.

В биографии Ермака Тимофеевича много славных побед. В Ливонской Войне он был командиром казачьей сотни. Освобождение осажденного Пскова тоже происходило с его участием. Атаман принимал участие и в победе Хворостинина над шведами под Лялицами.

На службе у Строгановых

Уральские купцы Строгановы - известный российский купеческий род. В XVI веке ими был основан солеваренный промысел в Архангельском крае. Развивая земледелие и ремесла, купцы активно сотрудничали с правительством; они подавляли восстания местных народов, присоединяя тем самым новые земли к российской территории.

Внуки основателя солеварного производства, Максим Яковлевич и Никита Григорьевич Строгановы, призвали Ермака в 1581 году для защиты края от сибирских татар и военного похода в Сибирь.

Дружина из полутысячи казаков под руководством Ермака и других атаманов (Якова Михайлова, Ивана Кольцо, Никиты Пана, Богдана Брязги, Черкаса Александрова, Матвея Мещеряка) прибыла на реку Чусовую. Хан Кучум совершал на эти места грабительские набеги, и в течение двух месяцев казаки отражали его нападения.

Поход в Сибирь

В 1581 году было принято решение организовать поход в Сибирь. Был сформирован отряд из 840 человек, снабженный всем необходимым, и погруженный на 80 лодок-срубов. В путь к Тагильскому перевалу в Уральских горах отправились в сентябре. Неся корабли на себе, топорами прорубая дорогу, казаки достигли цели и построили себе для зимовки Кокуй-городок. Весной сплавились по Тагилу до Туры.

Первые же сражения были легко выиграны; Ермак Тимофеевич без боя занял городок Чинги-Туру с его сокровищами - золотом, мехами, серебром. За весну и лето было выиграно еще три сражения с татарскими князьками, была взята богатая добыча.

В ноябре хан Кучум собрал войско из 15 000 воинов, чтобы сразиться с казаками у Чувашского мыса. Но он был побежден и отступил в Ишимскую степь. Через четыре дня после этого сражения, 8 ноября 1582 года, Ермак Тимофеевич победителем вошел в столицу сибирских татар - город Кашлык. На поклон к казакам один за другим являлись представители селений коренных сибирских народов с дарами. Ермак всех встречал по-доброму, обещал защиту от татар и обязал платить ясак - пошлину. После присяги эти народы становились подданными российского царя.

В конце 1582 года Ермак Тимофеевич отправил в Москву послов с новостями. Царь Иван IV милостиво встретил их и одарил подарками, после чего отправил к Ермаку в Сибирь экспедицию, возглавляемую князем Семеном Болховским. Почти два года понадобилось отряду из 300 стрельцов на то, чтобы дойти из Москвы в Кашлык. За это время Ермак одержал еще несколько побед над татарскими князьками, и еще больше расширил территорию России, увеличил количество данников.

Зима 1584/1585 годов была очень голодной, казакам не удалось заготовить достаточное количество припасов. Глубокие снега делали невозможной охоту, дули ледяные ветра. Татары объединились и восстали, заблокировав войско Ермака в Кашлыке. Только летом вылазка Матвея Мещеряка помогла отогнать татар от города. От войска осталось меньше половины, трое сотников были убиты врагами.

В августе 1585 года Ермак получил ложное известие о торговом караване, идущем в Кашлык. Поверив, он направился с небольшим войском к устью Вагая. Ночью Кучум напал на отряд казаков, убил Ермака и еще 20 человек. Так заканчивается биография Ермака Тимофеевича - покорителя Сибири.

Узнав печальную новость, казаки, оставшиеся в столице Сибирского ханства, решили там не зимовать. Атаман Матвей Мещеряк увел остатки войска на родину. В 1586 году на этом месте основали город Тюмень.

puteshestwenniki.ru

Покоритель Сибири (атаман Ермак Тимофевич)

О происхождении и первых годах жизни волжского атамана Ермака Тимофеевича (? — 1585) ничего не известно. Первые достоверные сведения о нем появляются лишь в конце 70-х годов XVI века, когда его казачий отряд был нанят на службу богатейшими купцами и промышленниками Строгановыми и пришел в Орел-городок (Кередин).

В то время участились нападения на приграничные земли отрядов, приходивших с территории Сибирского ханства, где правил тогда хан Кучум. Наибольший ущерб набеги подвластных ему племен хантов и манси наносили владениям Строгановых, находившимся на восточных границах Московского государства. Они и начали нанимать для борьбы с сибирскими татарами казачьи отряды. Командовал этими дружинами атаман Ермак Тимофеевич, прославившийся своими походами против ногаев в Дикое Поле, успевший поучаствовавать и в Ливонской войне. Его ближайшими помощниками были атаманы Иван Кольцо, Матвей Мещеряк, Никита Пан и Богдан Брязга. Благодаря казачьим дружинам в войне произошел перелом. Почувствовав это Строгановы решили нанести удар по врагу на его территории. Они снабдили казаков всеми необходимыми припасами, оружием, дали им провожатых, хорошо знавших путь в Сибирь. Интересно, что организаторы похода, действовавшие в данном случае на свой страх и риск, вызвали явное неудовольствие царя, уже 16 ноября направившего М.Я. и Н.Г. Строгановым так называемую "гневную" грамоту, в которой называл действия солепромышленников "воровством" и "изменою" и требовал возвращения войска Ермака назад.

1 сентября 1581 года отряд Ермака (по одним сведениям 840 человек, по другим — около 1500 человек) выступил в поход. По рекам Чусовая и Серебрянка казаки преодолели Уральские горы. Весной следующего года войско Ермака, перезимовавшее в построенном казаками Кокуй-городке, по рекам Баранчук и Тагил спустилось на стругах в реку Туру, где уже начинались владения сибирских татар. Здесь и произошли первые столкновения с противником. В ходе одного из них в плен был захвачен знатный татарин Таузак, который сообщил Ермаку подробные сведения о Сибирском ханстве и его вооруженных силах. Тогда то казачий предводитель и принял решение идти на столицу Кучума город Кашлый, расположенный на Иртыше в устье Тобола. Первые же бои с татарами продемонстрировали колоссальное превосходство казаков в вооружении. Имевшие на вооружении крупнокалиберные испанские мушкеты, воины Ермака легко рассеивали многочисленные, но плохо обученные и вооруженные татарские отряды. Казакам удалось занять Епанчин-городок (Туринск), а затем старую столицу сибирских татар Чимга-Туру, разбить войска Кучума в урочище Бабсан. Когда струги с казаками подошли к тому месту на берегу Тобола, где находилось татарское войско (по некоторым сведениям до 10 тысяч человек), противник начал обстреливать русских из луков с высокого берега реки. Чтобы обезопасить дальнейший путь по Тоболу Ермак приказал казакам пристать к берегу и начать бой с татарами. Едва струги пристали к берегу, как неприятель атаковал казачье войско. Но татары были встречены ружейным и пушечным огнем и бежали.

Встревоженный успехами русских Кучум собрал большое войско, но не решаясь вступить с казаками в открытое столкновение, решил укрепить засеками берега реки Тобол, миновать которую, двинувшийся к Кашлыку Ермак, не мог. Главное командование над армией, сосредоточенной у Чувашского мыса (Чувашьей горы) Кучум поручил племяннику лучшему своему полководцу царевичу Маметкулу.

Сражение у Чувашского мыса (Чувашьей горы) — главный эпизод победоносного похода Ермака Тимофеевича в Сибирь. Произошло оно 23 –25 октября 1582 г. Овладев двумя укрепленными городками, прикрывавшими дальнейшее продвижение к Кашлыку — Карачиным и Атиком, войско Ермака подошло к хорошо укрепленному Чувашскому мысу, где за засеками и завалами укрылись отряды Маметкула. Чтобы подойти к этому месту казакам пришлось прорываться через настоящую засеку на реке. Воспользовавшись тем, что река Тобол у Карсульского Яра сужается, татары устроили поперек ее заграждение из связанных между собой бревен с заостренными сучьями. Приблизившиеся казачьи струги противник обстреливал из луков. Ермак вынужден был отступить к месту, где берега были не столь круты. Высадившись с большей частью войска на берег (на стругах осталось около 200 казаков), Ермак зашел татарам в тыл и стремительной атакой вынудил бежать.

Приблизившись к месту расположения главного татарского войска, казаки пошли на приступ засеки на Чувашском мысе. Противник, убедившись в малочисленности русского отряда, сам, разобрав в трех местах заграждения, атаковал воинов Ермака. Казаки заняли круговую оборону, встав плотно сомкнутыми рядами. Стрельба велась почти непрерывно. Выстрелив, казаки менялись местами с товарищами и, быстро перезарядив пищаль или мушкет, возвращались в строй. Несмотря на плотный ружейный огонь, неся большие потери, татары несколько раз прорывались вплотную к русским пищальникам и сходились с ними в рукопашную. Во время одной их этих атак был ранен царевич Маметкул. Бой продолжался до вечера. После наступления темноты казаки отошли в городок Атик-Мурза. Наутро сражение возобновилось и продолжалось еще два дня. 25 октября 1582 г. татары были окончательно разбиты. Подвластные Кучуму князья стали уходить от него со своими отрядами. Оставшись с немногими воинами, хан покинул свою столицу. 26 октября 1582 г. победоносное войско Ермака вступило в Кашлык. Узнав об этом атаману покорились князь манси Бояр и князья хантов Имбердей и Суклей, приславшие казакам дары и ясак.

Не желая мириться с поражением, Кучум собрал последние войска и бросил их в сражение против Ерамака. Произошло оно у озера Абалак. Несмотря на отчаянные атаки своих конных орд, хан вновь был разбит и бежал в Барабинскую степь. Однако сопротивления он не прекратил, продолжая тревожит русских внезапными набегами.

После покорения столицы Сибирского ханства в Москву к царю Ивану Грозному было направлено казачье посольство во главе с атаманом Иваном Кольцо. Прибыв в столицу, казаки "поклонилось" великому государю Землей Сибирской и дарами, полученными от местных князей. Обрадованный первым за многие годы успехом царь щедро пожаловал посольство и принял зауральские владения под свою высокую руку. На помощь Ермаку было отправлено 300 стрельцов под командованием князя Семена Болховского, а год спустя еще 700 стрельцов во главе с воеводой Мансуровым.

Несмотря на гибель Ермака, в ночь на 6 августа 1585 года во время очередного внезапного нападения Кучума утонувшего в реке Иртыш (у места впадения в нее р. Вагай) во время неожиданного нападения Кучума, завоевание Сибири было продолжено. В 1598 году оставшиеся еще под рукой Кучума татарские войска были разбиты воеводой А. Воейковым, почти вся семья его взята в плен, а сам хан едва спасся, уплыв вниз по реке Обь. Впоследствии этот упорный враг Руси пытался найти убежище в Ногайской орде, но был там вероломно убит мурзами, боявшимися гнева Москвы.

mirznanii.com