Ссср при хрущеве: CCCP при Н.С. Хрущеве

Хрущев Никита Сергеевич. Генеральный секретарь ЦК КПСС. История Государства Российского в документах и фактах

20 августа 1953 г. Официальное сообщение о произведённом в СССР испытании водородной бомбы.
сентябрь 1953 г. Пленум ЦК КПСС. Принятие постановления «О мерах дальнейшего развития сельского хозяйства СССР», фактически констатировавшего его кризисное состояние. Избрание Н.С. Хрущёва первым секретарём ЦК КПСС.
23 декабря 1953 г. Расстрел (по приговору закрытого суда) Л.П. Берия и ряда других бывших руководителей МГБ — МВД, обвинённых в измене, заговоре и шпионаже.
1953-1954 гг. Массовые волнения заключённых в лагерях.
19 февраля 1954 г. Передача по инициативе Н.С. Хрущёва Крыма из состава РСФСР в состав Украинской ССР (приурочена к 300-летию присоединения Украины к России).
2 марта 1954 г. Постановление пленума ЦК КПСС об освоении целинных и залежных земель в Алтайском крае и Казахской ССР.
13 марта 1954 г. Образование Комитета государственной безопасности (КГБ).
27 июня 1954 г. Ввод в действие в СССР первой в мире промышленной атомной электростанции (АЭС) в г. Обнинск Калужской обл.
7 июля 1954 г. Постановление ЦК КПСС об усилении атеистической пропаганды. Начало нового наступления на религию и религиозные организации.
сентябрь 1954 г. Первые военные учения в условиях применения ядерного оружия.
25 января 1955 г. Указ Президиума ВС СССР «О прекращении состояния войны между Советским Союзом и Германией».
8 февраля 1955 г. Отставка Г.М. Маленкова с поста председателя СМ СССР. Назначение на этот пост Н.А. Булганина.
март 1955 г. Начало новой кампании по укрупнению колхозов и реорганизации их в совхозы.
14 мая 1955 г. Подписание в Варшаве Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Албанией, Болгарией, Венгрией, ГДР, Польшей, Румынией, СССР и Чехословакией. Создание Организации Варшавского Договора (ОВД), противостоящей НАТО.
15 мая 1955 г. Подписание в Вене СССР, Великобританией, США и Францией Государственного договора с Австрией.
27 мая-2 июня 1955 г. Подписание Белградской декларации о нормализации отношений между СССР и Югославией.
9-13 сентября 1955 г. Московские переговоры с ФРГ. Установление дипломатических отношений между СССР и ФРГ.
20 сентября 1955 г. Договор о дружбе и сотрудничестве с ГДР.
30 ноября 1955 г. Начало первой советской Антарктической экспедиции.
1955 г. Открытие алмазного месторождения «Мир» в Якутии.
26 января 1956 г. Протокол о передаче СССР Финляндии территории Порккала-Удд.
14-25 февраля 1956 г. 20-й съезд КПСС. Провозглашение курса на мирное сосуществование. Принятие директив по 6-му пятилетнему плану 1956-1960.
25 февраля 1956 г. Выступление Н.С. Хрущёва на закрытом заседании 20-го съезда с докладом «О культе личности и его последствиях».
2 марта 1956 г. Разгон демонстрации молодёжи в Тбилиси под сталинистскими лозунгами.
17 апреля 1956 г. Роспуск Информационного бюро коммунистических и рабочих партий (Коминформа).
24 мая 1956 г. Заявление Н.С. Хрущёва о сокращении армии на 1,2 млн. чел.
6 июня 1956 г. Отмена платы за обучение в старших классах средней школы, в средних специальных и высших учебных заведениях.
14 июня 1956 г. Закон о государственных пенсиях; существенное повышение их размера.
16 июня 1956 г. Преобразование Карело-Финской ССР в Карельскую АССР в составе РСФСР.
30 июня 1956 г. Постановление ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий».
8 сентября 1956 г. Повышение зарплаты низкооплачиваемым рабочим и служащим.
15 сентября 1956 г. Начало регулярных рейсов первого советского реактивного пассажирского самолёта Ту-104.
19 октября 1956 г. Советско-японская декларация о прекращении состояния войны. Установление дипломатических отношений между двумя странами.
23 октября-4 ноября 1956 г. Восстание в Будапеште против коммунистического режима; подавлено советскими войсками.
30 октября 1956 г. Декларация об отказе от вмешательства в дела других социалистических стран.
5 ноября 1956 г. Заявление правительства СССР с требованием прекратить вооружённое вторжение Великобритании, Франции и Израиля в Египет.
9 января 1957 г. Реабилитация репрессированных во время Великой Отечественной войны народов (кроме немцев Поволжья).
апрель 1957 г. Прекращение принудительной подписки на государственные займы. Введение 20-летнего моратория на выплату государственного долга по ранее выпущенным займам.
май 1957 г. Переход к территориальной системе управления хозяйством. Создание совнархозов.
22-29 июня 1957 г. Пленум ЦК КПСС. Осуждение фракционной («антипартийной») группы В.М. Молотова, Г.М. Маленкова, Л.М. Кагановича и др., пытавшейся сместить Н.С. Хрущёва с поста первого секретаря ЦК КПСС. Избрание нового состава Президиума и Секретариата ЦК во главе с Хрущёвым.
28 июля-11 августа 1957 г. 6-й Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Москве.
31 июля 1957 г. Постановление ЦК КПСС и СМ СССР о развитии массового жилищного строительства.
31 августа 1957 г. Запуск в СССР первой в мире межконтинентальной баллистической ракеты.
сентябрь 1957 г. Авария на ядерном комплексе в Кыштыме (Южный Урал). Широкомасштабное радиоактивное заражение территории.
4 октября 1957 г. Запуск в СССР первого в мире искусственного спутника Земли.
14 октября 1957 г. Вступление в строй Волжской (Куйбышевской) ГЭС.
ноябрь 1957 г. Заявление Н.С. Хрущёва о «полной и окончательной победе социализма» в СССР.
5 декабря 1957 г. Спуск на воду атомного ледокола «Ленин».
1957 г. Аресты членов молодёжных студенческих групп, выступавших за отход от догматических установок в марксистской теории и общественной практике.
27 марта 1958 г. Отставка Н.А. Булганина. Назначение председателем СМ СССР Н.С. Хрущёва.
апрель 1958 г. Начало перевода рабочих и служащих тяжёлой промышленности на 6- и 7-часовой рабочий день.
декабрь 1958 г. Введение обязательного среднего политехнического образования.
1959, 2 января 1959 г. Запуск первой автоматической межпланетной станции «Луна-1».
27 января-5 февраля 1959 г. 21-й (внеочередной) съезд КПСС. Принятие контрольных цифр семилетнего плана (1959-1965), заменившего пятилетний план 1956-1960. Заявление Н.С. Хрущёва о начале «развёрнутого строительства коммунизма».
15-27 сентября 1959 г. Первый визит главы правительства СССР в США. Встреча Н.С. Хрущёва с президентом США Д. Эйзенхауэром.
7 октября 1959 г. Облёт Луны и фотографирование её оборотной стороны автоматической межпланетной станцией «Луна-3».
декабрь 1959 г. Утверждение пленумом ЦК КПСС программы строительства на селе жилых домов городского типа, ликвидации «неперспективных» деревень, сокращения голов скота на личных подворьях.
апрель 1960 г. Начало острой полемики между руководством КПСС и Компартии Китая.
7 мая 1960 г. Отставка К.Е. Ворошилова. Избрание председателем Президиума ВС СССР Л.И. Брежнева.
май 1960 г. Закон о переводе всех рабочих и служащих на 6- и 7-часовой рабочий день.
август 1960 г. Отзыв советских специалистов из Китая.
1 января — 31 марта 1961 г. Денежная реформа. Изменение масштаба цен (1 новый рубль приравнен к 10 старым).
12 апреля 1961 г. Первый в мире полёт в космос Ю.А. Гагарина на космическом корабле-спутнике «Восток».
4 мая 1961 г. Указ Президиума ВС СССР об усилении борьбы с «тунеядством».
5 мая 1961 г. Введение смертной казни за экономические преступления (хищение государственного имущества).
1 июля 1961 г. Введение смертной казни за валютные преступления.
13 августа 1961 г. Начало возведения Берлинской стены, разделившей восточную и западную части города.
17-31 октября 1961 г. 22-й съезд КПСС. Принятие Программы КПСС, намечавшей построение коммунистического общества к 1980 году. Провозглашение СССР «общенародным государством».
22 февраля 1962 г. Введение смертной казни за взяточничество в особо крупных размерах.
27 мая 1962 г. Повышение розничных цен на мясо-молочные продукты.
июнь 1962 г. Волнения и забастовки в городах, связанные с повышением цен. Расстрел рабочих в Новочеркасске.
12 июля 1962 г. Узаконение практики привлечения горожан на сельскохозяйственные работы.
11-14 августа 1962 г. Первый групповой космический полёт кораблей «Восток-3» и «Восток-4», пилотируемых космонавтами А.Г. Николаевым и П.Р. Поповичем.
октябрь 1962 г. Карибский кризис, вызванный размещением советских ракет на Кубе (с августа 1962). Демонтаж и вывоз ракет.
19-23 ноября 1962 г. Частичное восстановление отраслевого управления хозяйством посредством образования системы госкомитетов. Разделение партийных и государственных органов на промышленные и сельскохозяйственные.
16-19 июня 1963 г. Первый в мире полёт в космос женщины-космонавта В.В. Терешковой на корабле-спутнике «Восток-6».
14 июня — 14 июля 1963 г. Обмен письмами между ЦК Компартии Китая и КПСС. Идеологический разрыв между партийным и государственным руководством двух стран.
5 августа 1963 г. Подписание представителями СССР, Великобритании и США Московского договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, под водой и в космическом пространстве.

Узнать биографию

Фото Хрущева Никитаы Сергеевича

Как складывалась жизнь рабочего класса при Хрущеве

«Его величество рабочий класс» — один из самых узнаваемых афоризмов Никиты Хрущева, пускай и позабытый со временем больше других. Парадоксальное высказывание спустя годы стало символом столь же неоднозначной роли первого секретаря ЦК в истории советских трудящихся — от спасения из бараков до голода и трагедии в Новочеркасске.

6 октября 1959 года Никита Хрущев произнес фразу «Его величество рабочий класс», ставшую крылатой на долгие годы. Монархические нотки в образе «трудового народа» появились с легкой руки Хрущева после его первого визита в Соединенные Штаты.

По случаю завершения визита и отъезда делегации СССР в Вашингтоне был дан салют наций. Так называют имеющую флотские корни традицию. В честь входа в иностранный порт либо — в зависимости от ситуации — при других торжественных поводах корабли дают 21 холостой залп из артиллерийских орудий. Тогда такой повод был.

Хрущев с делегацией вернулся из США 27 сентября, и уже 6 числа, выступая на митинге во Владивостоке, произнес позже ставшее историческим:

«После первого залпа я подумал: «Это — Карлу Марксу! Второй — Фридриху Энгельсу! Третий залп — Владимиру Ильичу Ленину! Четвертый — его величеству рабочему классу, трудовому народу!» — вспоминал первый секретарь ЦК.

Спустя два дня об этом написала «Правда». Фраза снискала чуть меньшую славу, чем знаменитые «кузькина мать» или «мы вас закопаем», но свой след в истории оставила. В этих словах, возможно, была и скрытая связь с увиденным в поездке — рабочие в США, которых Хрущев видел в поездке, жили лучше, чем их советские коллеги.

Несмотря на прямую связь с американской поездкой, цитата зажила своей, отдельной и независимой жизнью. Про визит в США и отношения с Западом зять Хрущева, главный редактор «Известий» Алексей Аджубей напишет книгу «Лицом к лицу с Америкой», здесь появятся свои легенды и знаковые события. Но «его величество» останется в стороне от международных сюжетов.

Фраза стала одновременно запоминающейся и удачной, но в то же время противоречивой метафорой советского рабочего. Причина тому — не только оттенок монархизма в самой реплике, но и в конечном итоге двоякость роли Хрущева в событиях тех лет.

Важным моментом стала сама личность первого секретаря ЦК — в отличие от предыдущих советских лидеров, его прошлое было неразрывно связано с тем самым рабочим классом. В молодости он работал на Успенском руднике недалеко от сегодняшнего Донецка, тогда еще носившего название Юзовка. Жизнь среди шахтеров оставила след на Хрущеве, не скрывавшем особого отношения к «трудовым людям».

«Отец стал высококвалифицированным слесарем и зарабатывал очень даже неплохо. Очень уважал инженерную специальность, считал, что инженеры — это созидатели», — говорила в интервью газете «Труд» дочь Хрущева Рада Аджубей.

Когда Хрущев пришел к власти, жизнь рабочего класса, как, впрочем, и других советских людей тоже изменилась к лучшему. В стране появилось больше потребительских товаров приемлемого качества. Советские журналы по домоводству делали упор на «культуре быта», демонстрируя зажиточные советские семьи.

О повышении благосостояния советских людей Хрущев неоднократно говорил в своих речах. «Рост производства материальных благ еще значительно отстает от роста материальных потребностей населения», — твердил первый секретарь ЦК.

Благодаря принятой им программе массового жилищного строительства в стране стали возводить пятиэтажные типовые дома — те самые «хрущевки». Многие переезжали туда из бараков, где до этого жили в крайне тяжелых условиях.

«В целом, отношения Хрущева с колхозниками и рабочими соседних деревень были хорошими. Он часто встречался с ними и разговаривал…» — писали биографы первого секретаря ЦК Рой Медведев и Жорес Медведев в книге «Никита Хрущев».

Правда, в политбюро были и те, кто считал, что именно при Хрущеве рабочий класс потерял свое значение как «авангард» партии.

Особое отношение, впрочем, оказалось навсегда омрачено летом 1962 года. 1 июня рабочие Новочеркасского электровозостроительного завода (НЭВЗ), где тогда трудились около 12 тыс. человек, вышли на демонстрацию, требуя повышения зарплаты. Позже демонстрация переросла в забастовку, вышедшую из берегов — протестующие громили здания завода, перекрывали железнодорожные пути.

Но лозунги «Хрущева на мясо» и «Мясо, масло, повышение зарплаты» появились не просто так. Они стали следствием продовольственного кризиса, пришедшего в Советский Союз с началом 1960-х. Продукты питания — особенно хлеб — оказались в дефиците, цены на них выросли на 20-30%, тогда как заработные платы, наоборот, падали.

В Новочеркасске, где НЭВЗ был градообразующим предприятием, ситуация в итоге оказалась критической. Зарплаты некоторых рабочих упали почти на треть. Попытки решить ситуацию силами местных властей и милиции провалились, и на следующий день протестующие направились к зданию горисполкома, где тогда находились прибывшие в город члены президиума ЦК.

Призывы прекратить конфликт не сработали, часть протестующих ворвалась внутрь здания. После очередных призывов разойтись раздались первые предупредительные выстрелы, сменившиеся настоящим огнем. Погибли более 25 человек.

«Мы, ребята, забрались на каштаны, чтобы лучше видеть, что происходит. После выстрелов все посыпались с деревьев как горох — кто убитый, кто раненый, кто с перепугу», — говорил позже о тех событиях генерал Александр Лебедь.

Данные об этих событиях оставались засекреченными до 1980-х годов, тогда же началась реабилитация осужденных за организацию беспорядков. Полная реабилитация случилась уже в современной России — в 1996 году.

Тень Новочеркасска легла на массовое жилищное строительство и продолжение индустриализации, равно как и на другие меры, предпринятые Хрущевым для «его величества» рабочего класса.

Противоречивая история Хрущева будет отражена в памятнике работы Эрнста Неизвестного, где первый секретарь ЦК воплощен в черно-белых тонах. По иронии судьбы сам Хрущев, будучи в опале, любил потрудиться руками и даже вытачивал детали на небольшом станке как заправский рабочий.

Графики Хрущева. Новый экономический курс Исаака Дойчера, 1957 г.

Графики Хрущева. Новый экономический курс Исаака Дойчера, 1957 г.

Исаак Дойчер 1957

Хрущев прокладывает новый экономический курс


Источник: The Reporter , 13 июня 1957 г. Отсканировано и подготовлено Полом Флюерсом для Marxist Internet Archive.


Майское решение Верховного Совета принять с некоторыми изменениями хрущевский план капитального ремонта всей советской промышленности, вероятно, будет иметь далеко идущие последствия для Советского Союза, а значит, в какой-то мере и для всего мира. Хрущев запустил цепь событий, не менее важных, хотя и менее впечатляющих, чем та, которую он начал в прошлом году, разоблачив Сталина на ХХ съезде.

Это действительно еще один большой разрыв со сталинской эпохой. Одним ударом Хрущев попытался смести всю административную структуру советской промышленности, сложившуюся, оформившуюся и закрепившуюся в течение почти тридцати лет.

В новой реформе задействовано не менее двухсот тысяч действующих промышленных предприятий и около половины этого числа строящихся предприятий. На этих предприятиях занята добрая половина взрослого трудоспособного населения Советского Союза.

Очевидно, что ни одно правительство не предпринимает столь обширную реформу, если у него нет для этого веских и неотложных причин. В феврале прошлого года премьер-министр Булганин признал перед Верховным Советом, что нынешний пятилетний план не был основан на реальной оценке ресурсов, что он привел к растрате и замораживанию больших капиталов и что он нуждается в тщательном пересмотре. . Правительство до сих пор не смогло подготовить пересмотренный план. За последние месяцы оно неоднократно реорганизовывало плановые органы, сначала разделяя их на два отдельных органа, предназначенных для долгосрочного и краткосрочного планирования, а затем снова объединяя их в единый Госплан, или высший плановый орган. Были уволены или переведены два главных планировщика: Максим З. Сабуров в декабре и Михаил Г. Первухин в мае. Их заменил Иосиф Ю. Кузьмин, малоизвестный экономист, назначенный главой Госплана и первым заместителем вице-премьера, хотя и не входивший в состав Президиума.

Но недовольство советской правящей верхушки хозяйственно-административным устройством, унаследованным от сталинских времен, прослеживается гораздо раньше. Когда Маленков пришел к власти 6 марта 1953 года, он упразднил ряд министерств в течение нескольких часов после смерти Сталина. К 15 марта он сократил их число с сорока пяти до четырнадцати. Позже, во время затмения Маленкова, вновь возникли министерства.

Схема

Хрущева шире, чем когда-либо была схема Маленкова. Там, где Маленков просто пытался упростить существующее управление хозяйством, Хрущев намеревается изменить всю структуру сверху донизу.

До сих пор советская промышленность была организована почти исключительно по вертикали, и каждая отрасль контролировалась министерством в Москве. Горизонтальные связи между различными отраслями практически отсутствовали. Например, производитель угля на Украине не мог напрямую иметь дело с производителем стали или станкостроения в том же городе или районе. Покупать горнодобывающее оборудование и продавать уголь он мог только через свое министерство в Москве, которое имело дело с другими промышленными министерствами.

Таким образом, Сталин оставил за Москвой право решать почти любые экономические сделки. Возникшая в результате чрезмерная централизация имела, с точки зрения Сталина, и большие политические преимущества: она не позволяла производителям на местах собираться вместе для выражения общих интересов, формулирования совместной политики или в какой-либо степени объединяться против центра.

Однако по мере развития индустриализации эта система все больше устаревает. Технологическая специализация порождала все новые отрасли промышленности — и все новые министерства в Москве. Административная машина в центре стала невероятно громоздкой. Различные его части постоянно перекрывались. (Хрущев показал, что Московской электростанцией управляли не менее трех министерств!) Самые раздутые штаты не могли надеяться справиться с массой важных вопросов, которые производители были вынуждены обращаться в Москву. Только благодаря присущей ей огромной инерции советская промышленная машина не остановилась.

Новый федерализм : Принцип хрущевской реформы — горизонтальная организация. Весь Советский Союз сейчас делится на девяносто два района, в каждом из которых есть свой совнархоз, или совнархоз. Все государственные предприятия той или иной области (за исключением небольших заводов, находящихся в ведении муниципалитетов) переходят в управление областного совета. Угледобытчик, сталевар, инженер и текстильщик на месте наконец-то смогут иметь дело друг с другом напрямую или, при необходимости, через свой региональный совет.

Большинство экономических министерств в Москве упразднено. Даже те, что остались — министерства, отвечающие за оборонку, — лишены функций управления.

Районные совнархозы существовали в первые годы советской власти. Сталин упразднил их, потому что боялся их как потенциальных органов экономической автономии. Именно в таком виде они сейчас возрождаются. Экономическая власть распространяется по всей стране, и в новую экономическую конституцию Советского Союза внесен сильный элемент федерализма. Различные республики и автономии перестают быть аморфной и инертной массой в руках Москвы и начинают приобретать собственную экономическую и социальную идентичность.

Горизонтальная организация не исключает меры вертикального контроля и руководства сверху. Ведь без них немыслима плановая экономика в национальном масштабе. Девяносто два совнархоза, разумеется, должны быть интегрированы в общий административный аппарат Советского Союза. Но в процессе этой интеграции Москва теряет свой перевес. Назначать областные советы должны шестнадцать республиканских правительств Союза, а не Всесоюзное правительство в Москве. Москва оставляет за собой право вето на назначения, а также на решения общегосударственного значения, которые могут быть приняты региональными советами. Но, отказываясь от права управления и командования и заменяя его только правом вето, Москва ставит себя в гораздо более слабое положение 9 . 0008 vis—vis провинциальных центров. Премьерами республиканских правительств будут члены центрального (всесоюзного) правительства в Москве. Таким образом, республиканские или провинциальные правительства должны гораздо более активно, чем до сих пор, участвовать в формировании политики Москвы, в то время как Москва надеется через провинциальных премьеров оказывать влияние и контроль над региональным хозяйственным управлением. Но влияние и контроль приобретают новый смысл. Центральное правительство может руководить, оказывать давление и в крайних случаях применять право вето, но оно теряет право управлять, нанимать и увольнять, повышать и понижать в должности, принимать практические решения относительно работы промышленности.

Таким образом, в экономической сфере Москва перестает быть хозяином жизни и смерти миллионов бюджетников. Политическое значение этой реформы — если она будет проведена в соответствии с ее буквой и духом — ясно.

Планирование снизу : При новом устройстве роль Госплана приобретает новый вес. Функция Госплана состоит в том, чтобы координировать работу 92 совнархозов и следить за соблюдением правильных пропорций в производстве различных районов и отраслей промышленности. Поскольку Госплан должен продолжать вертикально планировать всю национальную промышленность, он поглотит часть персонала и функции расформированных министерств. Кроме того, Госплан должен планировать, а не управлять; направлять, а не навязывать.

Коренным образом реформируется и метод планирования. До сих пор — и эта практика действует уже почти тридцать лет — Госплан устанавливает общие пятилетние и годовые задания по каждой отрасли. Они были разбиты на более мелкие цели для различных секторов промышленности, вплоть до основной производственной единицы. Целью Госплана был закон. Управляющий фабрикой или шахтой не мог объявить какую-либо цель недостижимой, даже если бы она была таковой.

От этой практики следует отказаться. Его место должно занять планирование снизу. Основные производственные единицы первыми заявляют, сколько, по их расчетам, они смогут произвести в течение года или пятилетнего периода. Далее областные советы должны установить свои цели, и только после этого Госплан должен объединить девяносто два региональных плана в единый национальный план.

Госплан сохраняет за собой важный инструмент экономического давления: кредитную политику. Через Государственный банк он должен направить центральные финансовые ресурсы по 92 районам таким образом, чтобы обеспечить баланс производства и инвестиций. Но основную часть промышленной прибыли уже не придется переводить в Москву, как раньше. Его, как правило, будут распределять и инвестировать региональные совнархозы. Москва должна направлять напрямую только избыточные ресурсы из регионов с избытком инвестиционного капитала в регионы с дефицитом; по сути, от высокоиндустриальных до еще слаборазвитых районов.

Наконец, центральное правительство отказывается от прямого контроля над промышленной рабочей силой. Это тоже входит в компетенцию региональных советов. Таким образом, Москва больше не сможет перемещать массы, скажем, украинских рабочих в промышленные центры советской Азии.

Начав свою реформу, Хрущев сделал ставку на неспособность бюрократии помешать и саботировать ее и на «зрелый взгляд» народа на экономические дела.

На первый взгляд вся реформа выглядит как фантастический поединок между генеральным секретарем партии и всем корпусом могущественной бюрократии. Никто из коллег Хрущева по Президиуму не сказал ни слова публично в его поддержку по этому поводу. Своим молчанием Президиум демонстрирует свою сдержанность и указывает на то, что Хрущев «идет один», хотя на самом деле он должен был заручиться для своего шага одобрением хотя бы незначительного большинства в ЦК. (Он оказывается в таком положении по меньшей мере второй раз, ибо за ним стояло лишь незначительное большинство ЦК, когда он выступил со своей «секретной речью» о Сталине на ХХ съезде.)

Еще более загадочным кажется то, что лидеры советских управленческих групп позволяют так безжалостно лишать себя власти, прерогатив и привилегий. Откуда их кротость?

Было бы неправильно полагать, что московская бюрократия не оказала никакого сопротивления. Между 30 марта, когда Хрущев впервые объявил о своем плане, и 7 мая, когда он представил его Верховному Совету, прошло почти шесть недель. В эти недели руководители промтрестов обрушили на замысел шквальный огонь, отголоски которого отдавались даже в советской печати.

В результате Хрущев был вынужден отступить на одном участке, где находились министерства, отвечающие за оборонку. В марте он держал топор над этими министерствами, а в мае пришел в Верховный Совет, чтобы в несколько сдержанном настроении просить оставить министерства в живых. Инцидент пролил значительный свет на расклад внутри правящей группы: он показал, что только военные были достаточно сильны, чтобы немедленно противостоять Хрущеву. Но даже его отступление на этом участке подчеркивает силу его позиции, ибо он не пошел назад до конца, а только пошел на компромисс. Упомянутые министерства не должны быть расформированы, но они также не должны оставаться в оперативном управлении своими отраслями. Военные заводы также должны перейти в эффективное управление областных советов, а министерства должны выступать только как планирующие и координирующие органы.

Хрущев предвещал продолжение наступления на бюрократию. Он сообщил, что после смерти Сталина не менее девятисот тысяч «бюрократов» потеряли работу, и заранее уведомил о дальнейших сокращениях. Он высмеивал огромные штаты «промышленных контролеров», порождаемые производительным трудом советских рабочих. Он сказал, что таких бесполезных существ в промышленных штатах по меньшей мере четыреста тысяч, и пообещал, что большинство из них будет уволено. Что же касается управленческих групп, засевших в Москве и других столицах, то они должны были бы разбежаться по всем концам Советского Союза, что действительно представляется необходимым, чтобы схема не осталась на бумаге. Если Хрущеву все это удастся, он проведет операцию по подрыву доверия, какой мир еще не видел. Но сможет ли он добиться успеха?

До сих пор московская бюрократия демонстрировала растерянность и беспорядок, а Хрущев демонстрировал свою решимость не дать ей времени прийти в себя. Он ведет против него свой блицкриг. Он не позволит, говорит он, убить реформу из-за прокрастинации; все работы, связанные с капитальным ремонтом, должны быть завершены к концу июня.

Разделение бюрократии : Откуда Хрущев черпает силы для своего стремления? Заманчиво предположить, как это сделали некоторые комментаторы, что за ним стоит партийная машина, которая надеется получить выгоду за счет промышленной бюрократии. Но трудно понять, какую пользу может извлечь партийная машина из операции Хрущева. Во всяком случае, она тоже может проиграть, потому что, пока Москва осуществляла контроль над всей промышленностью, партийная машина в значительной степени осуществляла этот контроль или участвовала в его осуществлении.

Хрущев фактически сумел расколоть саму бюрократию. Он настроил провинциальных управленцев против московских воротил. Провинциальные менеджеры не являются незначительной силой. По мере того, как индустриализация распространялась из центра вовне, их число, достижения и устремления росли. Но, задавленные и забитые Москвой, они долго молча лелеяли свои обиды. Хрущев, который, вероятно, сам испытал подобные разочарования во время своего пребывания на Украине, выдвинул себя в качестве их защитника.

Однако легион провинциальных менеджеров поддерживает его лишь частично. Он апеллирует к рабочим массам и особенно к мастеру против управленческой олигархии. Об этом он не скрывал, когда обращался к Верховному Совету. Он сослался на требования о более широких прерогативах, выдвинутые руководителями фабрик, и холодно отнеслись к таким требованиям. Далее он говорил: «…надо скорее поднять статус тех, кто должен в первую очередь отвечать за качество продукции, статус мастера и начальника цеха. Рабочий, мастер и начальник цеха — наши лучшие контролеры».

Его инициатива отражает общенациональное отвращение к бюрократии. Эта волна народной враждебности наполовину парализовала лидеров управленческих групп и сделала для них трудным, если не невозможным, сплочение для защиты своих позиций. Разросшаяся бюрократия, завидующая своей власти и жадная до привилегий, теперь представляет собой дорогостоящий и бесполезный анахронизм. Нация видит в нем препятствие для дальнейшего прогресса, а само осознание бюрократией ее полезности и нелепости поколебало ее самоуверенность и воинственность.

Немного власти Советам? Спустя сорок лет после Октябрьской революции вопросы о значении общественного контроля над экономикой вновь стали занимать умы россиян. Лозунг о «рабочем контроле над заводом» (ленинский лозунг, впоследствии забытый в России) проник в Советский Союз из Югославии и Польши, где этот контроль должен осуществляться рабочими советами.

Рабочие советы и их «непосредственный контроль над производством» не нашли расположения ни у Хрущева, ни у его коллег. Когда он в последний раз был в Югославии и титоисты с гордостью показывали ему свои рабочие советы, Хрущев ответил: «Если бы мы ввели такие советы на наших заводах, вся наша промышленность рухнула бы в одночасье». 0003

Но если идея «непосредственного контроля рабочих над производством» остается табуированной в публичных дебатах, то возникла другая идея, отчасти родственная ей. В своем обращении к Верховному Совету Хрущев коснулся «выдвинутых некоторыми товарищами» требований о том, чтобы выборные советы, а не провинциальные правительства, назначали областные совнархозы и контролировали их. Наделение советов экономическими полномочиями — это тоже изначально было ленинской идеей — может вернуть советам часть политического влияния, которым они когда-то пользовались.

Хрущев отклонил и это требование, но сделал это довольно осторожно. «Это, — сказал он, — нецелесообразно для года, а пока .» Он сознавал, что находится в неопределенной позиции и что требование о том, чтобы выборные советы взяли на себя контроль над промышленностью, может со временем стать боевым кличем «советская демократия».

Таким образом, Хрущеву приходится сражаться на два фронта: против тех, кто требует от массы народа гораздо большей степени контроля над государством и экономикой, чем он готов уступить, и против бюрократии, которая все еще может пытаться помешать его реформе. . В настоящее время «фронт против бюрократии» для него важнее и опаснее. Он сам предупреждал, что «эта реформа сама по себе не убьет бюрократию», и призывал к постоянной бдительности и непрерывному крестовому походу. Он внес поправки в конституцию и вписал в нее упразднение министерств. Остается увидеть, исчезнут ли эти министерства. Если они это сделают, вероятно, будет объявлена ​​большая перестановка в правительстве.

Однако главная трудность ожидает реформы Хрущева только после того, как ему удастся разогнать московские управленческие группы. Сформируются ли областные советы в такое же множество «автаркических» сатрапий, отказывающихся координировать свою деятельность и отказывающихся управлять своей промышленностью в национальных интересах? А до этого не затормозит ли административный переворот колеса промышленности и не остановит ли некоторые из них?

Первые ответы вряд ли будут раньше конца года, когда обычно объявляются годовые итоги работы в промышленности, да и тогда их может не быть. Хрущев, очевидно, надеется, что климат советского общественного мнения будет и впредь благоприятствовать его эксперименту и что давление общественного мнения скажется, с одной стороны, на пережитках сталинской эпохи, которые могут попытаться сохранить контроль в Москве, а с другой — на новые бюрократии, которые могут сформироваться в провинциях. Он в значительной степени полагается на экономическую зрелость страны, чтобы не допустить ни сверхцентрализованного контроля, ни фрагментации национальной экономики. В основе его реформ лежит его поразительно оптимистический взгляд на состояние советского общества, взгляд, который, несомненно, будет подвергнут беспристрастной проверке ходом событий.

 


Внешняя политика при Хрущеве

Почти сразу после смерти Сталина коллективное руководство начало изменять проведение советской внешней политики, чтобы обеспечить улучшение отношений с Западом и новые подходы к неприсоединившимся странам. Маленков внес изменение в тон, выступив против ядерной войны как угрозы цивилизации.

Члены Президиума партии в 1954 г., по-видимому, разделились на две группы по вопросу о выделении средств на вооруженные силы: более боеспособная группа (Булганин, Хрущев, Каганович), последовательно подчеркивавшая агрессивность Запада, чтобы поддерживать военные расходы на высоком уровне; и неагрессивная группа (Маленков, Сабуров, Первухин), склонная считать финансовые нужды других секторов экономики за счет военных.

Военные руководители, возможно, были недовольны Маленковым в 1954 году. Некоторые были убеждены, что Маленков ставит под угрозу безопасность страны своей реорганизацией экономики и тем, что считается провалом его внешней политики. Они, несомненно, были обеспокоены силой Запада и дипломатическим успехом его позиции силы; возможность того, что их китайский союзник окажется вовлеченным в военные риски; растущие военные потребности спутников и Китая, особенно в связи с предлагаемым советским аналогом НАТО. Такие соображения могли заставить военных желать другого руководства.

В отличие от Маленкова, Хрущев и его последователи, разочаровавшись в примирительной внешней политике и по убеждению и опыту полагая, что во внешней политике большую роль должна играть военная сила как дополнение к дипломатии, выступали за необходимость повышения военной готовности. Первоначально Хрущев противоречил взглядам Маленкова на ядерную войну, говоря, что только капитализм будет уничтожен в ядерной войне, но он принял точку зрения Маленкова после того, как добился своего выдающегося положения.

Хрущев со времени смерти Сталина и до того, как он стал высшим руководителем в СССР, открыто заявлял о своей враждебности к Западу, не проявлял ни малейшей тонкости, показанной Маленковым, и повторял диалектические стереотипы с кажущейся убежденностью. Он продемонстрировал шокирующую жесткость в своих взглядах на Запад — явную готовность проглотить пропаганду, которую он сам помог создать.

В 1955 году, чтобы ослабить напряженность между Востоком и Западом, Хрущев признал постоянный нейтралитет Австрии. Встречаясь с президентом Дуайтом Д. Эйзенхауэром в Женеве, Швейцария, позже в том же году, Хрущев подтвердил приверженность Советского Союза «мирному сосуществованию» с капитализмом. Что касается развивающихся стран, Хрущев пытался завоевать расположение их национальных лидеров вместо того, чтобы следовать установленной советской политике избегания правительств при поддержке местных коммунистических партий. Советское влияние в международных отношениях Индии и Египта, а также других стран третьего мира началось в середине XIX в.50-е годы. Вхождение Кубы в социалистический лагерь в 1961 году стало для Советского Союза переворотом.

Вместе с достижениями новой дипломатии пришли и неудачи. Признав независимость Югославии в 1955 году, а также своей кампанией по десталинизации, Хрущев спровоцировал беспорядки в Восточной Европе, где политика сталинской эпохи имела большое значение. В Польше беспорядки привели к смене руководства коммунистической партии, которую Советский Союз неохотно признал в октябре 1956 года. Затем в Венгрии вспыхнуло народное восстание против советского контроля, где местные коммунистические лидеры во главе с Имре Надь призвали к многопартийности. политической системы и выхода из Варшавского договора, оборонительного союза, основанного Советским Союзом и его восточноевропейскими сателлитами в 1955. Советская армия подавила восстание в начале ноября 1956 г., что привело к многочисленным жертвам. Хотя венгерская революция нанесла ущерб репутации СССР в мировом мнении, она продемонстрировала, что Советский Союз применит силу, если это необходимо, для сохранения контроля над своими государствами-сателлитами в Восточной Европе.

За пределами советской сферы контроля Китай становился все более беспокойным при председателе Коммунистической партии Китая Мао Цзэдуне. Недовольство Китая новым советским руководством было вызвано низким уровнем советской помощи, слабой советской поддержкой Китая в его спорах с Тайванем и Индией, а также новой советской доктриной мирного сосуществования с Западом (которую Мао Цзэдун рассматривал как предательство марксизма-ленинизма). ). Вопреки воле Хрущева Китай приступил к программе создания ядерного оружия, объявив в 1919 г.60, что ядерная война может победить империализм. Спор между воинствующим Китаем и более умеренным Советским Союзом перерос в раскол в мировом коммунистическом движении после 1960 года. Албания вышла из советского лагеря и стала союзницей Китая, Румыния дистанцировалась от СССР в международных делах, а коммунистические партии вокруг мир раскололся по поводу ориентации на Москву или Пекин. Рассыпался монолитный блок мирового коммунизма.

Отношения СССР с Западом, особенно с Соединенными Штатами, колебались между моментами относительного расслабления и периодами напряженности и кризиса. Со своей стороны, Хрущев хотел мирного сосуществования с Западом не только для того, чтобы избежать ядерной войны, но и для того, чтобы позволить Советскому Союзу развивать свою экономику. Встречи Хрущева с президентом Эйзенхауэром в 1919 г.55 и президент Джон Ф. Кеннеди в 1961 г. и его турне по США в 1959 г. продемонстрировали стремление советского лидера к принципиально ровным отношениям между Западом и Советским Союзом и его союзниками. Однако Хрущеву также нужно было продемонстрировать советским консерваторам и воинствующим китайцам, что Советский Союз является твердым защитником социалистического лагеря. Таким образом, в 1958 году Хрущев бросил вызов статусу Берлина; когда Запад не уступил его требованиям о присоединении западных секторов к Восточной Германии, он одобрил возведение Берлинской стены вокруг этих секторов в 1919 г.61.

Чтобы поддержать национальный престиж, Хрущев отменил встречу на высшем уровне с Эйзенхауэром в 1960 году после того, как советские войска ПВО сбили американский разведывательный самолет U-2 над советской территорией. Наконец, недоверие к военным намерениям мешало отношениям между Востоком и Западом в это время. Запад опасался советского лидерства в космических технологиях и видел в наращивании советских вооруженных сил возникающий «ракетный разрыв» в пользу Советского Союза. Напротив, Советский Союз чувствовал угрозу со стороны перевооруженной Федеративной Республики Германии (Западной Германии), системы союзов Соединенных Штатов, окружавшей Советский Союз, и превосходящей стратегической и экономической мощи Запада.

Чтобы компенсировать военное преимущество Соединенных Штатов и тем самым улучшить позицию СССР на переговорах, Хрущев в 1962 году попытался установить ядерные ракеты на Кубе, но согласился вывести их после того, как Кеннеди приказал установить блокаду вокруг островного государства. Подойдя вплотную к войне в Карибском кризисе, Советский Союз и США предприняли шаги по уменьшению ядерной угрозы. В 1963 году две страны установили «горячую линию» между Вашингтоном и Москвой, чтобы снизить вероятность случайной ядерной войны. В том же году США, Великобритания и Советский Союз подписали Договор об ограниченном запрещении ядерных испытаний, который запрещал испытания ядерного оружия в атмосфере.

Во внешней политике Хрущев с энтузиазмом ставил перед собой высокие, но зачастую недостижимые цели, и ему нравилось резко пренебрежительно относиться к Западу. Он прилетел на саммит в Лондон на недостроенном прототипе пассажирского самолета, чтобы продемонстрировать передовое состояние советской авиации (должным образом впечатлив своих хозяев, у которых в то время еще не было сопоставимого самолета). Привлекательность коммунизма быстро распространилась по деколонизирующимся странам Азии, Африки и Латинской Америки, поскольку Советский Союз щедро помогал на громкие проекты, такие как плотины и стадионы. За потрясающим пропагандистским успехом, достигнутым Советским Союзом при запуске первого спутника, последовали все большие и большие достижения, такие как первая собака, первый мужчина и первая женщина в космосе. Многие на Западе начали опасаться, что Советы действительно их догоняют и скоро догонят.

Хрущев, безусловно, был самым ярким советским лидером, и его лучше всего помнят за его драматические, часто хамские жесты, направленные на достижение максимального пропагандистского эффекта, и его восторженную веру в то, что коммунизм победит капитализм.