Мюнхенский сговор 1938 года. Договор о ненападении 1939 года или Мюнхенский сговор 1938 года начал Вторую мировую войну?

Шпаргалка: Мюнхенское соглашение 1938 года. Мюнхенский сговор 1938 года


«Мюнхенский сговор» 30 сентября 1938 » Военное обозрение

«Будущие историки, спустя тысячу лет тщетно будут пытаться постигнуть тайны нашей политики. Никогда не смогут они понять, как это случилось, что народ, одержавший победу, имеющий кое-что за душой, унизился до такого падения, пустил по ветру всё, что выиграл в результате безмерных жертв и решительного торжества над противником. Они не поймут, почему победители оказались побеждёнными, а те, которые сложили оружие на поле битвы и молили о перемирии, идут ныне к господству над миром»из выступления Черчилля в английском Парламенте 24 марта 1937 года.

Во время подписания Мюнхенского соглашения. Слева направо: Чемберлен, Даладье, Гитлер, Муссолини и Чиано

С самого начала политической деятельности Гитлер вел активную пропаганду среди населения Германии о страданиях и ужасных условиях жизни нескольких миллионов немцев, проживающих на территории Чехословакии в Судетах (около 90 % населения региона), Словакии и Закарпатской Украине (карпатские немцы) и находящихся под гнётом славянского населения страны. Причины появления немцев в этой области уходят своими корнями ещё в XIII век, когда чешские короли приглашали поселенцев в безлюдные районы на границах Чешского королевства. Ситуация стала обостряться, когда Германия в открытую стала поддерживать в Судетах партии фашистского типа. Одна из них – национал сепаратистская партия Конрада Генлейна – победила на выборах в 1935 году. Провокации и беспорядки, организованные этой шайкой прихвостней Гитлера, накалили атмосферу в Судетах, и правительству Чехословакии пришлось принять ряд ответных мер (представительство немцев в Национальном собрании, местное самоуправление, образование на родном языке), призванных снизить напряженность в регионе. Но в апреле вконец обнаглевшая партия Генлейна в угрожающей форме выдвинула требования об автономии региона. Одновременно с этим немецкие военные части пришли в движение, разместившись у чехословацкой границы. В ответ, заручившись поддержкой СССР и Франции, чехословацкие войска занимают Судеты. Напугавшись, Гитлер отправляет Генлейна на переговоры с чехословацким правительством, которые, впрочем, ни к чему не приводят и оканчиваются 7 сентября после ряда спровоцированных беспорядков и столкновений судетских немцев с регулярными войсками. Гитлер во всеуслышанье заявляет, что искренне хочет мира, но если правительство Чехословакии не выведет войска из Судет, то он будет вынужден начать войну. С миссией «спасти весь мир» 15 сентября Чемберлен встречается с ним в Баварских Альпах. На ней фюрер убедительно доказывает, что территории, на которых проживает более 50 процентов немцев, обязаны перейти к Германии якобы на основе права наций на самоопределение. Чемберлен соглашается, и Великобритания, а позже Франция, выступают гарантами новых границ Чехословакии. 21 сентября посланники этих великих держав объявляют ультиматум чехословацкому правительству, который был безвольно принят президентом Эдвардом Бенешем. После этого в стране была объявлена всеобщая забастовка, прошли демонстрации протеста и смена правительства, объявляется всеобщая мобилизация. Из Судет начинается бегство евреев, чехов и немецких антифашистов. Даже без поддержки Франции СССР заявляет о готовности выполнить свои обязательства по защите Чехословакии. Есть официальные документы, что Москва предложила Праге совершенно конкретные планы помощи по использованию сухопутных сил и переброске истребителей, дабы укрепить возможности чехословацкой военной авиации. На юго-западной и западной границе стрелковые дивизии, танковые части, авиация и войска противовоздушной обороны нашей страны были приведены в боевую готовность. Но тут Польша заявила, что не пропустит части Красной Армии через свою территорию, предупредив о нанесении удара во фланг в случае выдвижения советских войск и уничтожении любых самолетов, пролетающих над ее воздушным пространством. Решающим фактором стал отказ от помощи самой Чехословакии, которой, очевидно, Сталин внушал не меньшие опасения, чем Гитлер.

Также известно, что Англия и Франция давили на Чехословакию: «Если же чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевиков. Тогда правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне».

Видя мобилизацию чехословацких военных, Гитлер сообщает послам Англии и Франции, что его вынуждают начать войну. По улицам Берлина мрачно маршируют непрерывные колонны солдат, вооружённых с ног до головы.

Чемберлен (слева) и Гитлер на встрече в Бад-Годесберге, 23 сентября 1938 года. В середине главный переводчик доктор Пауль Шмидт

26 сентября в берлинском Спорт-паласе фюрер заявил: «Если к 1 октября, Судетская область не будет передана Германии, я, Гитлер, сам пойду, как первый солдат, против Чехословакии».Здесь же он провозгласил: «После того как судетско-германский вопрос будет урегулирован, мы не будем иметь никаких дальнейших территориальных претензий в Европе... Нам чехи не нужны».

Чемберлен тут же заверяет Гитлера, что все получится и так «без войны и без промедления». Для решения этого вопроса 29 сентября 1938 года в мюнхенской резиденции Гитлера «Фюрербау» собрались главы правительств Германии, Италии, Великобритании и Франции (Гитлер, Муссолини, Чемберлен и Даладье соответственно).

28 сентября состоялось экстренное заседание английской Палаты общин. Чемберлен обратился к Палате: «Я должен сделать Палате дополнительное сообщение. Господин Гитлер извещает, что он приглашает меня встретиться с ним завтра утром в Мюнхене». Члены Парламента, мечтавшие о договоре с Гитлером, встретили это заявление шумными аплодисментами.

В 12 часов 45 минут в Коричневом доме открылась конференция полномочных представителей. Вопреки обещанию Чемберлену, посланники Чехословакии не были допущены, а СССР вообще было отказано в участии. В ходе двухдневных переговоров судьба Чехословакии окончательно решилась. Ее представителей пригласили и объявили в «рекомендательной» форме приговор – передать Германии Судетскую область и районы, пограничные с бывшей Австрией, со всем имуществом, включая вооружение и укрепления. Передаваемые территории Чехословакия должна была очистить в срок с 1 по 10 октября. В соглашении предписывалось также урегулировать вопрос о польском и венгерском национальных меньшинствах в стране, что подразумевало отторжение от Чехословакии других частей её территории в пользу Польши и Венгрии. Мюнхенское соглашение был подписано в час ночи 30 сентября 1938 года Гитлером, Чемберленом, Даладье и Муссолини. Войтех Мастны и Хуберт Масарик от лица чехословацкого народа также подмахнули договор. В случае его невыполнения Франция снимала с себя всякую ответственность за защиту Чехословакии от немецкой агрессии.

Вернувшись из Мюнхена в Лондон, Чемберлен у трапа самолёта заявил: «Я привёз мир нашему поколению».Даладье уже на аэродроме встретила огромная толпа с криками: «Да здравствует Даладье! Да здравствует мир!».Совершенно иначе оценивал Черчилль итоги Мюнхена: «Англия должна была выбирать между войной и позором. Её министры выбрали позор, чтобы затем получить и войну».Приветствуя Чемберлена в Палате общин, Черчилль угрюмо произнес: «Не думайте, что это конец. Это только начало расплаты. Это первый глоток. Первое предвкушение той горькой чаши, которую нам будут подносить год за годом».

Эдуар Даладье (в центре) с Иоахимом фон Риббентропом на встрече в Мюнхене в 1938

Мюнхенский сговор стал образцовым примером предательства, совершенного в масштабах целой страны, и кульминационной точкой английской «политики умиротворения». Французы могли без труда мобилизовать армию, чтобы в течение нескольких часов вышвырнуть германские части из Рейнской зоны, но не сделали этого. Все желали, чтобы Германия продвигалась на восток, напав, в конце концов, на нашу страну.

Французский посол в Москве Робер Кулондр отмечал: «Мюнхенское соглашение особенно сильно угрожает Советскому Союзу. После нейтрализации Чехословакии Германии открыт путь на юго-восток». Об этом же говорится и в дипломатических документах Франции, Германии, Италии, США, Польши и ряда других стран. Лозунг английских консерваторов в то время был: «Чтобы жила Британия, большевизм должен умереть».

На территории Судет после 1 октября 1938 года были запрещены чешские партии, чешский язык, книги, газеты и многое другое. Под давлением Германии чехословацкое правительство 7 октября признало автономию Словакии, а 8 октября было вынесено заключение о предоставлении автономии Закарпатской Украине. Еще раньше, 1 октября, Польша предъявила Чехословакии ультимативные требования, поддержанные гитлеровцами, о передаче ей Тешинской области. Таким образом, расколотая, лишенная пограничных укреплений и экономически обескровленная страна оказалась беззащитной перед немецко-фашистскими захватчиками. В марте 1939 года гитлеровцы приступили к окончательной ликвидации Чехословакии как государства. Вызванный в Берлин президент Чехии Гаха в ночь с 14 на 15 марта подписал заявление Гитлера о недопущении всякого сопротивления вторжению германских войск.

В тот же день Гитлер заявил: «Я не хвалюсь, но должен сказать, что сделал я это действительно элегантно».

3 октября 1938 года. «Всенародное гуляние»

15 марта немецкие войска заняли оставшиеся от некогда единой Чехословакии Богемию и Моравию, объявив над ними протекторат. Немцы не предпринимали никаких мер по сохранению своих действий в тайне, но протеста со стороны западных держав высказано не было.

На все вопросы Чемберлен лишь отвечал: «Чехословакия прекратила свое существование в результате внутреннего распада».Даладье потребовал подавить протест компартии. Полпред СССР во Франции писал: «Большинство палаты ответило на это требование громовой овацией. Более позорное зрелище трудно было себе представить...».

Советский Союз был единственной страной, желающей помочь Чехословацкой республике. Но правящие круги этой страны и на этот раз не приняли нашей поддержки.

Советское правительство заявило: «Мы не можем признать включение в состав Германской империи Чехии, а в той или иной форме также и Словакии, правомерным и отвечающим общепризнанным нормам международного права и справедливости или принципу самоопределения народов».

В результате оккупации Чехословакии в центре Европы исчезла одна из сил, которая потенциально могла служить делу разгрома фашистов. Когда Гитлер посетил эту «новую территорию рейха», он выразил радость по поводу того, что вермахту не пришлось идти на штурм линий чехословацкой обороны, за что немцам пришлось бы дорого заплатить. С военной точки зрения выигрыш Германии был огромным. Вермахт приобрел отличное армейское вооружение и заводы, производившие это вооружение, а ведь промышленность Чехословакии была в то время одной из самых развитых в Европе. Перед нападением на СССР из 21 танковой дивизии вермахта, 5 были укомплектованы танками чехословацкого производства. Также Германия получила все козыри для нападения на Польшу с нескольких направлений, которая до самого конца мнила себя союзницей Германией и на пару с ней весело расчленяла Чехословакию. Но уже через несколько месяцев Польши не стало, а словацкие солдаты фотографировались на фоне сгоревших домов и польских военнопленных.

Мюнхенская модель не сработала. Война началась на Западе, завершившись позорной капитуляцией Франции, сменой кабинета в Англии и формированием антигитлеровской коалиции по той схеме, которую еще в 1935 году предлагал Советский Союз. В нее вошли одумавшаяся Англия, чуть позже США, а потом уже на подножку уходящего поезда запрыгнула Франция под руководством де Голля. В 1942 году Великобритания и Франция, в 1944 Италия, в 1950 ГДР и в 1973 ФРГ объявили Мюнхенское соглашение изначально недействительным.

topwar.ru

Мюнхенское соглашение 1938 года - это... Что такое Мюнхенское соглашение 1938 года?

Мюнхенское соглашение 1938 года (в советской историографии обычно Мюнхенский сговор; чеш. Mnichovská dohoda; словацк. Mníchovská dohoda; нем. Münchner Abkommen; фр. Accords de Munich; итал. Accordi di Monaco) — соглашение, составленное в Мюнхене 29 сентября 1938 года и подписанное 30 сентября того же года премьер-министром Великобритании Невиллом Чемберленом, премьер-министром Франции Эдуаром Даладье, рейхсканцлером Германии Адольфом Гитлером и премьер-министром Италии Бенито Муссолини.

Соглашение касалось передачи Чехословакией Германии Судетской области.

Предыстория

Ситуация к 1938 году

В 1938 году в Чехословакии проживало 14 млн человек, из них 3,5 млн этнических немцев, компактно проживающих в Судетской области, а также в Словакии и Закарпатской Украине (карпатские немцы). Промышленность Чехословакии, в том числе и военная, была одной из самых развитых в Европе. Заводы «Шкода» с момента оккупации Германией и до начала войны с Польшей произвели почти столько же военной продукции, сколько произвела за это же время вся военная промышленность Великобритании. Чехословакия была одним из ведущих мировых экспортёров оружия, её армия была превосходно вооружена и опиралась на мощные укрепления в Судетской области.

Судетские немцы устами главы национал-сепаратистской Судетско-немецкой партии К. Генлейна постоянно заявляли об ущемлении их прав со стороны чехословацкого правительства. Правительство приняло ряд мер по обеспечению представительства судетских немцев в Национальном собрании, местного самоуправления, образования на родном языке, однако напряженность снять не удалось. Опираясь на эти заявления, Гитлер в феврале 1938 обратился к рейхстагу с призывом «обратить внимание на ужасающие условия жизни немецких собратьев в Чехословакии».

Первый Судетский кризис

После аншлюса Австрии в марте 1938 года Генлейн прибывает в Берлин, где получает инструкции по дальнейшим действиям. В апреле его партия принимает так называемую Карлсбадскую программу, содержавшую требования автономии. В мае генлейновцы активизируют прогерманскую пропаганду, выдвигают требование о проведении референдума по присоединению Судетских земель к Германии и на 22 мая, — день муниципальных выборов, — подготавливают путч, с тем, чтобы превратить эти выборы в плебисцит. Одновременно проводилось выдвижение вермахта к чехословацкой границе. Это спровоцировало первый Судетский кризис. В Чехословакии прошла частичная мобилизация, войска были введены в Судеты и заняли приграничные укрепления. В то же время о поддержке Чехословакии заявили СССР и Франция (во исполнение советско-французского договора от 2 мая 1935 года и советско-чехословацкого договора от 16 мая 1935 года). Протест по поводу силового разрешения кризиса заявила даже союзник Германии Италия. Попытка отторгнуть Судеты опираясь на сепаратистское движение судетских немцев в этот раз не удалась. Гитлер перешёл к переговорам. Переговоры велись между Генлейном и чехословацким правительством при посредничестве специального представителя Великобритании лорда Ренсимена (см. Миссия Ренсимена).

Второй Судетский кризис

12 сентября 1938 года, после провала переговоров, был спровоцирован второй Судетский кризис. Генлейновцы организовали массовые выступления в Судетах, что вынудило правительство Чехословакии ввести в населенные немцами районы войска и объявить там военное положение. Генлейн, избегая ареста, скрылся в Германии. На следующий день Чемберлен телеграммой уведомил Гитлера о готовности посетить его «ради спасения мира». 15 сентября 1938 года Чемберлен прибывает на встречу с Гитлером в городе Берхтесгаден, в Баварских Альпах. Во время этой встречи фюрер сообщил, что хочет мира, но готов из-за чехословацкой проблемы и к войне. Однако войны можно избежать, если Великобритания согласится на передачу Судетской области Германии на основе права наций на самоопределение. Чемберлен с этим согласился.

18 сентября в Лондоне прошли англо-французские консультации. Стороны пришли к соглашению, что территории, на которых проживает более 50 % немцев, должны отойти к Германии, и что Великобритания с Францией гарантируют новые границы Чехословакии. 20 — 21 сентября английский и французский посланники в Чехословакии заявили чехословацкому правительству, что в случае, если оно не примет англо-французских предложений, французское правительство «не выполнит договора» с Чехословакией. Также они сообщили следующее: «Если же чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевиков. Тогда правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне»[1]. Чешское правительство отказалось выполнить данные условия.

22 сентября Гитлер ставит ультиматум: не препятствовать Германии в оккупации Судет. В ответ на это Чехословакия и Франция объявляют мобилизацию. 27 сентября Гитлер перед угрозой начала войны идет на попятную и направляет Чемберлену письмо, в котором сообщает, что он не хочет войны, готов дать гарантию безопасности оставшейся части Чехословакии и обсудить детали договора с Прагой. 29 сентября в Мюнхене по инициативе Гитлера происходит его встреча с главами правительств Великобритании, Франции и Италии. Однако, вопреки обещанию в письме Чемберлену, чехословацкие представители не были допущены к обсуждению соглашения. СССР было отказано в участии во встрече.

Чемберлен (слева) и Гитлер на встрече в Бад-Годесберге, 23 сентября 1938 года

Мюнхенское соглашение

Встреча в Мюнхене в Фюрербау состоялась 29—30 сентября. Основой соглашения являлись предложения Италии, практически ничем не отличавшиеся от требований, выдвинутых ранее Гитлером при встрече с Чемберленом. Чемберлен и Даладье приняли эти предложения. В час ночи 30 сентября 1938 г. Чемберлен, Даладье, Муссолини и Гитлер подписали Мюнхенское соглашение. После этого в зал, где было подписано это соглашение, была допущена чехословацкая делегация. Руководства Великобритании и Франции оказали давление на правительство Чехословакии, и президент Бенеш без согласия Национального собрания принял к исполнению данное соглашение. 30 сентября между Великобританией и Германией была подписана декларация о взаимном ненападении; схожая декларация Германии и Франции была подписана чуть позже.

3 октября 1938 года. «Всенародное гуляние» Расчленение Чехословакии

Последствия

Отторжение Судетской области было только началом процесса расчленения Чехословакии.

Польша приняла участие в разделе Чехословакии: 21 сентября 1938 года, в самый разгар судетского кризиса, польские деятели предъявили чехам ультиматум о «возвращении» им Тешинской области, где проживало 80 тысяч поляков и 120 тысяч чехов. 27 сентября было озвучено повторное требование. В стране нагнеталась античешская истерия. От имени так называемого «Союза силезских повстанцев» в Варшаве совершенно открыто шла вербовка в Тешинский добровольческий корпус. Отряды «добровольцев» направлялись затем к чехословацкой границе, где устраивали вооруженные провокации и диверсии, нападали на оружейные склады. Польские самолеты ежедневно нарушали границу Чехословакии. Польские дипломаты в Лондоне и Париже ратовали за равный подход к решению судетской и тешинской проблем, а польские и немецкие военные тем временем уже договаривались о линии демаркации войск в случае вторжения в Чехословакию. День в день с заключением мюнхенского сговора, 30 сентября, Польша направила Праге очередной ультиматум и одновременно с немецкими войсками ввела свою армию в Тешинскую область, предмет территориальных споров между ней и Чехословакией в 1918—1920 годах. Оставшись в международной изоляции, чехословацкое правительство вынуждено было принять условия ультиматума[2].

Под давлением Германии чехословацкое правительство 7 октября принимает решение о предоставлении автономии Словакии, а 8 октября — Подкарпатской Руси.

2 ноября 1938 года Венгрия по решению Первого Венского арбитража получила южные (равнинные) районы Словакии и Подкарпатской Руси (совр. Закарпатской Украины) с городами Ужгород, Мукачево и Берегово.

14 марта 1939 года парламент автономии Словакии, созванный премьер-министром автономии Йозефом Тисо, принял решение о выходе Словакии из состава Чехо-Словакии и об образовании Словацкой республики. Премьер-министром нового государства был избран Йозеф Тисо. 15 марта 1939 года объявила о независимости Подкарпатская Русь. Таким образом, Чехо-Словакия распалась на государства Чехию (в составе земель Богемия и Моравия), Словакию и Карпатскую Украину (последняя была сразу же оккупирована Венгрией). 15 марта 1939 года Й. Тисо от имени словацкого правительства направил просьбу правительству Германии установить над Словакией протекторат.

14 марта 1939 года под давлением Гитлера президент оставшейся Чехии Гаха согласился на оккупацию Германией оставшихся в составе Чехии земель: Богемии и Моравии. 15 марта Германия ввела на территорию этих земель свои войска и объявила над ними протекторат (протекторат Богемия и Моравия). Чешская армия не оказала оккупантам никакого заметного сопротивления[3]. В распоряжение Германии попали значительные запасы вооружения бывшей чехословацкой армии, позволившие вооружить 9 пехотных дивизий, и чешские военные заводы. Перед нападением на СССР, из 21 танковой дивизии вермахта, 5 были укомплектованы танками чехословацкого производства.

19 марта — правительство СССР предъявляет ноту Германии, где заявляет о своём непризнании немецкой оккупации части территории Чехословакии.

Соглашение, подписанное в Мюнхене, стало кульминационной точкой английской «политики умиротворения». Одна часть историков считает эту политику попыткой перестроить испытывающую кризис Версальскую систему международных отношений дипломатическим путём, через договоренности четырёх великих европейских держав. Чемберлен, вернувшись из Мюнхена в Лондон, у трапа самолёта заявил: «я привёз мир нашему поколению». Другая часть историков полагает, что истинная причина проведения данной политики — попытка капиталистических стран раздавить чужеродную систему у себя под боком — СССР. К примеру, заместитель министра иностранных дел Великобритании Кадоган записал в своем дневнике: «Премьер-министр (Чемберлен) заявил, что он скорее подаст в отставку, чем подпишет союз с Советами». Лозунг консерваторов в то время был[4]: «Чтобы жила Британия, большевизм должен умереть».

Накануне встречи Чемберлена с Гитлером, 10 сентября 1938 года сэр Гораций Уилсон, ближайший советник премьер-министра по всем политическим вопросам, предложил Чемберлену заявить немецкому лидеру о высокой оценке мнения о том, что «Германия и Англия являются двумя столпами, поддерживающими мир порядка против разрушительного напора большевизма», и что поэтому он «желает не сделать ничего такого, что могло бы ослабить тот отпор, который мы можем вместе оказать тем, кто угрожает нашей цивилизации»[5].

Таким образом «политика умиротворения», проводимая с 1937 года, не оправдала себя: Гитлер использовал Англию для усиления Германии, потом захватил практически всю континентальную Европу, после чего напал на СССР.

Интересно отметить, что перед вторжением в Чехословакию немецкие генералы готовили заговор против Гитлера, так как считали что вторжение повлечёт за собой мировую войну, и были против этого[6]. Однако мюнхенское соглашение устранило опасность мировой войны, чем сняло основное основание заговора.

Цитаты

Н. Чемберлен, 27 сентября 1938 года:

Сколь ужасной, фантастичной и неправдоподобной представляется сама мысль о том, что мы должны здесь, у себя, рыть траншеи и примерять противогазы лишь потому, что в одной далекой стране поссорились между собой люди, о которых нам ничего не известно. Ещё более невозможным представляется то, что уже принципиально улаженная ссора может стать предметом войны.

Оригинальный текст  (англ.)  

How horrible, fantastic, incredible it is that we should be digging trenches and trying on gas-masks here because of a quarrel in a far away country between people of whom we know nothing. It seems still more impossible that a quarrel which has already been settled in principle should be the subject of war.

У. Черчилль, 3 октября 1938 года:

Англии был предложен выбор между войной и бесчестием. Она выбрала бесчестие и получит войну.

Оригинальный текст  (англ.)  

England has been offered a choice between war and shame. She has chosen shame, and will get war.

См. также

Литература

  • Документы по истории мюнхенского сговора 1937—1939.
  • Год кризиса. 1938—1939: Документы и материалы.
  • Ротштейн Эндрю. Мюнхенский сговор. М.: Издательство иностранной литературы, 1959.
  • д.и.н. Рэм Симоненко. Мюнхен (документальный очерк): ч.1, ч.2
  • С. Кретинин. Судетские немцы в 1918—1945 гг.: Народ без родины. Воронеж, 2000.
  • Системная история международных отношений. Под ред. Богатурова А. Д. — М: Московский Рабочий, 2000, глава 10. ISBN 5-89554-138-0
  • Малая советская энциклопедия. Т.8 — М.: 1939, с. 449
  • СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ГЕРМАНИЕЙ, ВЕЛИКОБРИТАНИЕЙ, ФРАНЦИЕЙ И ИТАЛИЕЙ 29 сентября 1938 г.
  • Krejčí, Oskar. «Geopolitics of the Central European Region. The view from Prague and Bratislava» Bratislava: Veda, 2005. 494 p. (Free download)

Примечания

Ссылки

 Чехословакия Хронология До 1918 года Первая республика1918 – 1938 Вторая республика1938 – 1939 Германская оккупация Чехословакии1938 – 1945 Третья республика 1945 – 1948 СоциалистическаяЧехословакия1948 – 1990 Федерация Чешской и Словацкой республик1990 – 1992 Бархатный развод(распад в 1993) БогемияМоравияи Силезия Словакия Карпатская Русь   см.: Австро-Венгрия  
коронные земли Австрийской империи Первая Чехословацкая Республика(ČSR, 1918 – 1938)

Окончательное определение границ и устройства Конституцией 1920 года

Аннексия Судетской областифашистской Германией(1938 – 1945) Третья республика(ČSR, 1945 – 1948) Чехословацкая республика(ČSR, 1948 – 1960)Страна народной демократии по Конституции 9 мая после «Победного Февраля» 1948 года Чехословацкая Социалистическая Республика(ČSSR, 1960 – 1990) ЧСФР(ČSFR, 1990 – 1992),состояла из Чешской

и Словацкой (федеративных) республик

независимая Чехия(с 1993)
Вторая чехословацкая республика(ČSR, 1938 – 1939),

включая Словакию и Подкарпатскую Русь как национально-административные автономии

Протекторат Богемии и Моравии(1939 – 1945) Состояла из:Чешской(ČSR, 1969 — 1990)и Словацкой(SSR, 1969 — 1990)социалистических республик
земликоролевства Венгрии Словацкая республика(1939 – 1945) независимая Словакия(с 1993)
Южная Словакия и Карпатская Украинааннексированы Венгрией(1939 – 1945)
В составе СССР:Закарпатская область Украинской ССР(1944/1946 – 1991) В составе независимой Украины:Закарпатская область(с 1991)
Чехословацкое правительство в изгнании(1939 - 1945)

dic.academic.ru

Мюнхенский сговор — Lurkmore

«

Утром 30 сентября, когда в Лондоне стали известны условия мюнхенского соглашения, я поехал к Масарику выразить мое глубокое сочувствие народам Чехословакии и мое глубокое возмущение предательством Англии и Франции в отношении Чехословакии. Масарик — высокий, крепкий, в обычных условиях несколько циничный мужчина — упал мне на грудь, стал целовать меня и расплакался как ребенок. «Они продали меня в рабство немцам,— сквозь слезы восклицал он,— как когда-то негров продавали в рабство в Америке!»

»
— Полпред СССР в Англии в НКИД СССР о встрече с Я. Масариком[1], 1 октября 1938 года
«

Надо помнить, что это государство чехов, а немцы здесь всего лишь колонисты

»
— Масарик о 23% населения, 1921
Материализация духов. Скоро начнется раздача слонов.

Мюнхенский сговор (англ. Munich Agreement, фаш. Münchner Abkommen) — сказ о том, как просвещённые европейские державы без боя отдали скушать треть Европы Серому Волку в наивной и тщетной надежде, что тот таки насытится — а то и подавится — и не станет кушать их самих. Крупнейший слив западной дипломатии за всё время её существования, а также прекрасный пример того, как без единого выстрела брать иностранные столицы.

[править] Ввод войск в Рейнскую область

Началось всё с того, что Рейнская область и входящая в неё Рурская промышленная зона были отрезаны от Германии по итогам Версальского договора. Формально администрация оставалась немецкой, однако фрицам запретили держать там войска и проводить военные мероприятия, а фактически балом там правили французы, установившие что-то вроде локального апартеида. Примером фимозности тогдашних порядков стало требование, по которому все немцы, едва завидев французского офицера, должны были снимать головные уборы независимо от пола, возраста и погодных условий. Ушли оттуда французы только в 1930, причём событие это было встречено с такой радостью, что мемориальные доски об окончании французской оккупации висят в рейнских городах до сих пор.

Отдельных лулзов доставляло то, что основной контингент французских войск составляли нигры из Алжира, Сенегала и прочих Мадагаскаров. Поскольку парни они были простые, а в Африке вопросами межполовых взаимоотношений народ заморачивается не сильно, от их МПХ пострадало немало арийских дев, чья боль ментальным эхом отзывалась в анальных отверстиях всех немецких патриотов.

Придя к власти, Гитлер тут же начал проявлять себя решительным правителем, склонным к построению суверенной демократии с сильной властной вертикалью. Первое, что он сделал, — восстановил всеобщую воинскую обязанность и сделал профессиональную армию призывной, переименовав её в 1935, ради лулзов, из Рейхсвера в Вермахт. Как это ни удивительно для современного запуганного военкоматом анонимуса, такое действие было воспринято населением весьма положительно, и свежие выпускники школ потекли в армию жизнерадостно бурлящим арийским ручьём. Однако, это же было решительным нарушением всех международных договоров.

Испытать эту армию Гитлер для начала решил на своей собственной земле, для чего и ввёл свежеобразованные войска в Рейнскую демилитаризованную зону, сделав её вполне себе милитаризованной. Франция попыталась было залупнуться, но, посчитав, в какую копеечку ей встанет война, быстренько замолчала. Англичане же заявили, что немцы вошли в свой собственный огород и беспокоиться не о чем.

Тут надо сделать небольшую ремарку: дело в том, что со времен советско-польской войны 1921 года и неудачного экспорта «социалистической» революции в Европу, для бездуховных европейцев именно большевики были угрозой № 1 в Европе. Учитывая, какими темпами начал милитаризоваться и вооружаться сталинский совок в начале 30-х и принимая во внимание прошлые лозунги и деяния большевиков («Мы на горе всем буржуям — мировой пожар раздуем»), неудивительно, что несмотря на брошенный Сталиным тезис «о построении социализма в одной стране», европейцы в него НЕ поверили и смотрели на большевиков если не со скрытой враждебностью, то как минимум с подозрением о повторных попытках повторить эту «социалистическую» экспансию. Для европейцев было гораздо более выгодно, чтобы Гитлер забрал себе все территории, где в большинстве проживали немцы (наплевав на Версальские договоренности), собрал их всех в единое национал-социалистическое государство, НО в обмен на это как нибудь использовать Германию для защиты Европы от злых и коварных большевиков. Тем более что в борьбе за власть в Германии Гитлер успел пошинковать немецких коммунистов в мелкую капусту и сам по себе был их идеологическим противником, бросив свой лозунг «о добывании жизненного пространства на Востоке». Тут имеют место неудачные попытки прагматического расчета вкупе с безысходностью и детской наивностью европейцев: для наивных европейцев того времени предпочтительнее было торговать и договариваться с более понятной и близкой для них капиталистической Германией, чем с непонятными, далекими и социально-чуждыми дикарями с Востока, к тому же идейно посягнувшими на саму идею капитализма. Выбирали из двух враждебных Западу идеологий по принципу «из всех зол меньшее» — в отличие от большевиков, нацисты (со своей все таки капиталистической идеологией) идейно не посягали на иностранных владельцев заводов, фабрик, крупных фермерств, газет, радио, на аристократию и Западную интеллигенцию в целом, поэтому в глазах бездуховных европейцев изначально нацисты казались меньшим злом, чем большевики. Проще говоря, французы, англичане и их союзники планировали закрыть глаза на нарушение Германией Версальских договоренностей, закрыть глаза на наращивание ей военно-промышленного потенциала, но с оговоркой, что этот самый потенциал Германия использует против большевиков, а не против Западных капиталистов.

[править] Присоединение Австрии к Германии

На буксир

Тут стоит отметить, что аншлюс как таковой в данной ситуации был неизбежен просто потому, что этого желала большая часть населения как Австрии, так и самой Германии. К тому же, per se Австрия была совершенно никчёмным и нежизнеспособным образованием. И даже не будь она присоединена до войны, была бы быстренько захвачена после её начала.

Сами австрийцы это прекрасно понимали, поэтому попросились в состав Германии сами ещё при обсуждении Версальского договора. Но в Версале им показали средний палец и на всякий «01» докинули денежек за лояльность. Австрийцы усохли и решили сидеть тихо. Но в 32 году канцлером Австрии стала интересная личность по фамилии Дольфус. Большой фанат фашистов вообще и Муссолини в частности, он запретил в стране все остальные партии, включая даже комми и наци, и начал активно дружить с макаронниками.

В 1934 году красные, а затем и коричневые активизировались. Движуха плавно переросла в маленькую гражданскую войну, чем не замедлил воспользоваться Гитлер и предложил провести операцию по «восстановлению конституционного порядка» путём ввода свежеобразованного вермахта. В ответ Муссолини двинул свои войска к австрийской границе, недвусмысленно намекнув дяде Аде, что его вермахт говно, а сам он ничего не понимает в конституционных порядках. Поскольку вермахт тогда был ещё далеко не торт, да и превращать свою Родину в поле боя Гитлер не хотел, обиду он проглотил и отправил солдат обратно в казармы.

В дальнейшем Муссолини продолжал срать в кашу немцам обильно и с завидной регулярностью, став живой иллюстрацией поговорки, что с такими друзьями и враги не нужны. Но об этом в другом месте.

Несмотря на всю очевидность ситуации, само присоединение произошло не так легко, как это может показаться, ввиду сопротивления этому процессу со стороны стран-победительниц Первой мировой. После неудачной попытки силового захвата власти в Австрии Гитлер решил, что постепенное поглощение йодлей без использования кулаков — намного более предпочтительный вариант. ИЧСХ, хуйдожник не прогадал — в 1937 диктатору неиллюзорно подфартило: Великобритания дала согласие на аншлюс. Сперва канцлера Австрии заставили подписать ультиматум из трёх пунктов, после которого Австрия де-факто стала провинцией Третьего рейха. Через месяц, в ночь с 11 на 12 марта, немецкие войска перешли границу с последующей капитуляцией австрийской армии. Когда Муссолини подкатил свои войска к немецкой границе и запросил мнение западных партнеров, ничего не ответили англо-французы. Win.

Как итог, Гитлер получил ещё больше солдатиков, танчиков и заводов для их производства. Антанте засчитывается второй слив. Что касается самих австрийцев, через некоторое время уже в рейхе они с пичалью обнаружили, что старший арийский брат смотрит на них как на недонемецкое говно. И быть немцами с тех пор австрийцам расхотелось.

[править] Собственно сговор

«

...„мюнхенский мир“ за одну ночь свел Францию до положения жалкой второсортной державы, лишив её друзей и всеобщего уважения, а Англии нанес такой сокрушительный удар, какой она не получала в течение последних 200 лет. Полтора века назад за такой мир Чемберлена посадили бы в Тауэр, а Даладье казнили бы на гильотине

»
— Посол США в Испании К. Бауерс
«

Можно подумать, что немцам отдали районы Чехословакии, как цену за обязательство начать войну с Советским Союзом, а немцы отказываются теперь платить по векселю, посылая их куда-то подальше. Я далек от того, чтобы морализировать по поводу политики невмещательства, говорить об измене, о предательстве и т.п. Наивно читать мораль людям, не признающим человеческой морали.

»
— Сталин

В Чехословакии, впервые запиленной после распада многонациональной Австро-Венгерской Дуальной Империи, ситуация с национальным составом была, конечно, не столь запущенной, как в Австро-Венгрии, но винегрет всё равно был ещё тот: помимо чехов и словаков, там жили русины, венгры, поляки и (в богатой на ресурсы и природно защищённой Судетской области) немцы. Вообще, само её появление было свидетельством фимоза, творившегося в головах версальских долбоёбов, объединивших две области для того, чтобы промышленная Чехия уравновешивалась сельскохозяйственной Словакией.

Естественно, нацменьшинствам не сильно хотелось терпеть диктатуру титульного народа (чехов, да), а вот национального самоопределения, сиречь независимости либо присоединения их земель к ближайшей стране, в которой титульная нация совпадала бы с их собственной, унтерменшам очень хотелось. А у чехов быстро возник миф, высмеянный Чапеком в «Войне с саламандрами», что немцы сурово угнетали их, и они, соответственно, могут угнетать немцев в ответ.

Гитлер, скушав Австрию, начал облизываться на Судеты, населённые немцами. Тем более, что и самим судетским немцам при чехах жилось несладко. Правительства Англии и Франции прикинули хуй к носу и поняли, что у их избирателей нет ровно никакого желания вступаться за какую-то сраную Чехословакию. У англичан это нежелание проявлялось особенно сильно, ибо предание о том, как в 1914 году вступились за Бельгию, было ещё свежо и пахло отнюдь не фиалками. Франция же и вовсе об те поры была страной победившего потреблядства, да и призраки Первой Мировой тоже ещё не отлетели.

В итоге они решили, что ничего плохого в движении Гитлера на восток нет. Либо наестся и успокоится, либо рано или поздно не поделит чего-нибудь с Советским Союзом, что тоже весьма пользительно. И правительства Антанты закрывают глаза на агрессивные действия, да ещё и всячески подталкивают к выдвижению территориальных притязаний — лишь бы схлестнулись с коммунистами, а не с белыми людьми. Да ещё и восстание германоязычного населения, подавленное полицией. Ну и как же тут не воспользоваться подарком судьбы?!

А вот если бы

В Судетах Чехословакия понастроила серьёзные оборонительные укрепления. Немецкие генералы после их осмотра были шокированы. По их словам, в случае войны им пришлось бы долго выковыривать защитников из этих укрепрайонов

Изначально у братских чехословаков был договор о безусловной военной взаимопомощи лягушатниками и условной (в случае вступления лягушатников) с совками, однако насильно мил не будешь, помогать можно лишь тем, кто сам хочет спастись. После начала Судетского кризиса в марте 1938 и на протяжении нескольких месяцев Советский Союз не раз заявлял о своей готовности помочь Чехословакии. Когда же во время подготовки решения об отторжении Судет отец народов предложил провести через территорию Второй Речи Посполитой войска (если придётся, с боями), Бенеш отказался, да ещё и расторг договор. Отдельного упоминания заслуживает попытка французов таки выровнять ситуацию. Не желая воевать с Гитлером в одиночку (ога, бритты ведь так и поспешат на помощь со своего острова!), они попросили поляков заключить оборонительный союз с Чехословакией. Однако, пшекам такого счастья было не нужно (как же, ведь землицы отхапать можно!) и они отказались, заодно пригрозив, что если Франция впишется за союзника, то они останутся в стороне. Французам выступать поджигателями новой мировой войны не хотелось, ибо воспоминания были свежи и правительство бы моментально полетело со своих сладких мест, посему и решили, что хуй с ней с этой Чехословакией, лишь бы мордочку не запачкать. Пшеки же, для вящей убедительности, отклонили все возможные предложения СССР для прохода войск к чехам, причём добившись аналогичных ходов и от союзной ей Румынии. Таким образом исключались все варианты спасения Чехословакии, даже если бы Коба решил спасать её, вопреки всему. Какая умная Польша!

«

Для нападения на СССР у вас достаточно самолетов, тем более, что уже нет опасности базирования советских самолетов на чехословацких аэродромах

»
— Чемберлен после подписания Мюнхенских соглашений

Надо понимать, что, если бы война была только с Германией, чехам может было бы и не трудно отбиваться — были линии укреплений, а войск у немцев толком еще не было. И даже когда к Германии присоединилась Австрия, и образовался ещё кусок границы, его тоже можно было успешно оборонять. Но в дело вовсю включилась Польша, которая только возникнув, по-наглому ограбила всех своих соседей, обкакавшись только с чехами: когда РККА шла на Варшаву, поляки были вынуждены заключить договор с чехами. Ну а тут, когда у соседей такие проблемы, министр иностранных дел Польши Юзеф Бек сгонял к Гитлеру. Гитлер его принял, и они обговорили в том числе вопрос о совместной «работе» против Чехословакии. Мало того, Польша проводит крупнейшие за всю свою межвоенную историю манёвры, где «синие» победили «красных», и всё завершилось грандиозным парадом в Луцке. И после этого, как раз в тот день, когда послы западных демократий явились к Бенешу убеждать его, что надо сдаться, Польша предъявляет три ультиматума с требованием передать им Тешинскую область. И при этом поляки не просто говорили слова ртом, а устраивали довольно-таки нехилую движуху на границе: обстрелы погранзастав с польской территории, проникновения отрядов боевиков, причём, взаимодействовавших с немецкими повстанцами. И на это как-то среагировал лишь СССР, мол, если поляки примут участие в агрессии против Чехословакии, мы будем считать договор о ненападении с Польшей от 1932 года денонсированным — но реально потянуть войну против Польши и Германии не мог.

В сентябре 1938 года Гитлер требует присоединения к Германии территорий, на которых большинство населения — немцы. Бенеш пытался вякать, но Великобритания и Франция уговорили его поступиться землёй, чтобы гарантировать неприкосновенность границ. В итоге всё приходит к Мюнхенскому соглашению от 30 сентября 1938 года, по которому Чехословакию обязали не препятствовать (sic!) немцам в оккупации и отторжении Судетской области. Такое наглое предательство Антанты Бенешу крыть было нечем. На самой конференции было 4 полноправных участника: Италия, Германия, Англия и Франция. Как нетрудно заметить, Чехословакии среди них нет, чехов пустили послушать разговоры больших дядь. Дяди отрезали от Чехословакии территории, где немцев было >50%, пообещав чехам гарантии.

И вот догадайтесь, от чего она плачет? (спойлер: от счастья: она — фрау)

Но когда Судеты были заняты, оказалось, что Гитлер не горит желанием соблюдать новые границы Чехословакии. Более того, он сговорился с Польшей и Венгрией на предмет проведения такой же передачи их национальных окраин, а среди словаков нашёлся один пассажир, желавший не просто независимости для народа, но и «сам царствовать и всем владеть». А Бенеш всё отвергал помощь Совка, готового на открытую войну с Польшей (благо у этой страны тоже были территориальные претензии к пшекам после неудачной Советско-польской войны, которые к тому же подтверждались Версальскими договоренностями), не замечая карканье стервятников. На следующий же день после подписания Мюнхенских соглашений они, подобно легендарному Мимино, постучались в чешское правительство и сказали, что «тоже хочут». А затем, не спросясь разрешения, ввели войска в Тешинскую область, за что получили от Черчилля клеймо «Гиена Европы». Правда, на карте ту область без мелкоскопа хрен разглядишь, но в Варшаве подумали, дескать, курочка по зёрнышку клюёт. А напомнить вторую часть поговорки, про засранный птичкой двор, было некому. Полякам произошедшее очень понравилось, и они устроили по поводу раздела Чехословакии государственный праздник. Министр иностранных дел Юзеф Бек, который гонял к Гитлеру, был награждён орденом Белого Орла, устраивались всякие крестные ходы с колокольным звоном, а посол Польши в Париже Юлиуш Лукасевич по этому поводу издал книгу «Польша — это держава».

Такое развитие событий подвигло на активные действия как остальных чехословаков, так и сочувствующих по ту сторону границы. Первые руководствовались уязвлённым ЧСВ, вторые — желанием урвать свой кусок. Вскоре после отторжения Судет и Тешина пражское правительство даёт широкую автономию Словакии и Закарпатью. Местные паханы поспешили дожать чехов и объявить независимость. Закарпатье потом быстро отожрала соседняя Венгрия, а Словакия попросилась под немецкий протекторат. Оставшись одни, чехи подумали-подумали и тоже попросились к немцам.
В дальнейшем немцы рассекали просторы Европы на устаревших чехословацких танках. Это уже потом они настрогали в достаточном количестве шушпанцеры и разработали эпичные вундервафли типа «пантер» и «тигров». Интересный факт: перед нападением на СССР, из 21 танковой дивизии вермахта, 5 были укомплектованы танками чехословацкого производства. LT35 и LT38 хоть и устарели морально, но в прямых руках были вполне годными.
В итоге неплохо поживиться удалось всем участникам забега, но главный приз забрали немцы, получив прилично экспы на безупречно выигранных сражениях, заимев не только территории, но и значительные запасы вооружения бывшей чехословацкой армии, позволившие вооружить девять пехотных дивизий и чешские военные заводы. А Чехословакия на шесть лет исчезла с карты мира. Англии и Франции засчитывается третий слив.

С чисто юридической и даже чисто моральной точки зрения Англия и Франция должны были вписаться за Чехословакию, поскольку гарантировали её границы. Но вместо этого премьер-министр Чемберлен выступил в английском Парламенте, где сказал буквально следующее: «Мы бы вписались, но оно само развалилось. Чехословакии больше нет, соответственно, и гарантий Чехословакии у нас больше нет. Да и хуй с ними». Депутаты отнюдь не были лохами, банальная правда в том, что никто не собирался вписывать за каких-то там чехов. Когда в марте немцы предъявили, что теперь чешский золотой запас в банке Лондона принадлежит им, англичане пошли им навстречу и золото отдали, признав правовую преемственность и легитимность сговора.

Тащемта, всё это наглядно демонстрирует, что, хоть Гитлер и не был мирной овечкой, главными подстрекателями войны были таки «цивилизованные» страны, хотевшие, как водится, и рыбку съесть, и на хуй сесть расправиться с проклятыми коммуняками чужими руками. Подвязываются сюда и поляки, жаждавшие проложить фюреру дорогу к москалям в обход своей территории через Чехословакию и Румынию, попутно откусывая куски себе и сливая «союзников». Так что поляки не были такими уж бедными и несчастными, а активно пытались ловить рыбку в мутной воде. Согласно польским архивам, в СССР действовала разведсеть из 46 резидентур, не считая приграничье. При этом поляки находились ровнёхонько между молотом и наковальней, за что в результате и поплатились.

[править] Эдвард Бенеш

b«Немецкие Судеты возвращаются на Родину» 1939 г. русские субтитры

Отдельно следует сказать про Бенеша. Этот пассажир представлял собою классический пример политической проститутки, готовой ради привилегии облизывать западный сапог абсолютно на всё. Сдавал свою страну, как «стеклотару», дважды. Первый раз — отвергая помощь совка в надежде на мифическую помощь своих западных покровителей, которой так и не дождался. Даже после вызова в Лондонский обком, где ему прозрачно намекнули, мол, надо поступиться принципами и землёй, иначе будешь разбираться с Художником сам, он всё равно продолжал нести хуиту про гарантии его стране. ИЧСХ, если бы армия Чехословакии всё-таки положила болт на все угрозы и дала решительный отпор вермахту (который на тот момент был ещё далеко не торт), на дальнейших планах завоевания жизненного пространства бойкими ариями можно было бы ставить жирный крест. Слив оставшийся от Чехословакии огрызок под патронаж хуйдожника, Бенеш сбрился в Штаты и уже оттуда пиздел про нехороших немцев. Ещё один его подвиг — заказ на убийство некоего Гейдриха, выполненный боевиками УСО, что в ходе сего весёлого мероприятия под кодовым названием «Антропоид» стёрли с лица земли пару чешских деревень с жителями впридачу. Собственно, гибель последних тоже входила в замысел: Гейдрих активно заигрывал с чехами, делил на хороших и плохих, а его устранение, вкупе с репрессиями, позволяло делать обиженное лицо и требовать, требовать… Заметим, что на такой трюк с подставой собственного населения не решился больше никто, да и операцию пришлось проводить наперекор англичанам. Также стоит выделить клинический идиотизм самих же чехов: кто удрал к англо-саксам — дальше лизать анус, кто начал перековываться в нациста и активно помогал немцам гасить евреев, ну а после войны и те и другие ренегаты объявили себя героями.

Второй раз Эдик посрался с местными коммуняками и уже их покровителем — СССР. После прихода злой и изрядно потрёпанной Красной армии в отстраиваемую из руин Чехословакию первое, что сделал вернувшийся из-за океана благородный эмигрант, — организовал массовые спецзабеги в сторону канадской границы, призывая к расправе над всеми немцами без исключения открыто и не стесняясь. Причём под раздачу главным образом попали судетские немцы — заодно и за славные деяния чехов-ренегатов. Даже Коба, видя такой беспредел, поперхнулся табаком и вспомнил про гуманизм, предложив переселять немцев не на тот свет, а чуть ближе, в правильный Дойчлянд — Бенеш, пококетничав для виду, уступил под давлением коммуняк. Затем под их же прессингом выдал Кобе всех власовцев, вопреки обещанию. А когда пришёл черёд восстанавливать порушенное войной хозяйство, начал было заикаться про план Маршалла, но затем резко «полевел» и принял помощь совка по плану СЭВ[2]. Причём этот шлимазл таки думал, что умнее Одесского раввина — хотел за счёт совка восстановить порушенную экономику страны, а затем сделать Кобе ручкой в сторону запада, за что и был закономерно озалуплен. Подобный финт ушами через 20 лет пытался повторить некто Дубчек, но это уже другая история.

«

Вводу немецких войск нельзя воспрепятствовать. Если вы хотите избежать кровопролития, лучше сразу же позвонить в Прагу и дать указания вашему министру обороны приказать чешским вооруженным силам не оказывать сопротивления

»
— Гитлер

Тут, конечно, у Чемберлена случился небольшой когнитивный диссонанс: ведь именно во время Судетского кризиса Гитлер клятвенно его заверял, что Судеты — его последнее территориальное требование. Чемберлен, образчик дружественной политики по отношению к рейху, пользовавшийся больши́м уважением во всем мире (включая и Германию), был покаран Гитлером в очень болезненной форме. А уже постфактум, когда англичане и лягушатники поняли, что их обманули, они начали обвинять Гитлера в нарушении каких-то там соглашений, но уже было поздно, ибо после драки кулаками не машут. Продолжать какие-либо разговоры дальше было бессмысленно, и алаверды закономерно было передано пушкам.

[править] Аннексия Клайпедского края

Март 1939 года, немецкие войска в Клайпеде. Ещё один квест успешно выполнен

Ещё один малоизвестный распил произошёл непосредственно за 4 месяца до начала заварухи. В отличие от Судет, Клайпедский (Мемельский, по версии фрицев) край после 1923 года находился в составе Литвы и имел статус автономии. Там был свой маленький парламент — сеймик, своя автономная полиция и даже своё автономное гражданство. Но большинство населения составляли немцы. Клайпеда была очень важна для Литвы, будучи не только единственным портом, но и вторым по величине городом республики. Оторванный у Германии, согласно Версальским соглашениям, этот край вызывал неприятные ощущения у Гитлера одним только своим существованием.

В то время как 22 марта Великого Художника™ целый день мутило на линкоре «Дойчланд» в открытом море в ожидании приезда Литовской делегации в Берлин. Та прилетела туда только вечером и не торопилась подписывать акт о добровольной передаче района Мемеля Германии, хотя уже имела в портфеле соответствующее решение своего правительства. Трудно сказать, был ли этот тонкий троллинг со стороны руководителя делегации Лозорайтиса или он реально надеялся на какое-то чудо, но настроение Гитлеру было успешно подпорчено

Предварительная обработка супостата шла в течение года до непосредственного захвата края: были заняты ключевые позиции в руководстве автономии, шла активная немецкая пропаганда. Сам же захват прошёл очень быстро. 20 марта 1939 Литве был поставлен ультиматум, мол, дайте нам Мемельский край, или «фюрер будет действовать с молниеносной быстротой©». А через 3 дня фюрер уже произносил торжественную речь в Клайпеде.

Маленькая Литва практически ничего не могла противопоставить Германии. Фон Риббентроп ясно дал понять литовцам, что, вступив в бой за Клайпеду, они потеряют всю страну. С другой стороны, если бы Литва начала бодаться, Вторая мировая вполне могла бы начаться 23 марта в Клайпеде. Ведь Великобритания и Франция, гарантировавшие статус края, обязаны были в таком случае заступиться. Однако в геополитическом и территориальном отношении Литва из-за этого наверняка только проиграла бы. Особенно учитывая все последующие события.

Итак, что мы имеем в итоге? В итоге мы имеем парадоксальную ситуацию, когда европейские державы последовательно и целеустремлённо слили кучу ресурсов, как людских, так и промышленных, для успешного начала Второй мировой войны нацистской Германией. Более того, идиотизма ситуации прибавляет тот факт, что политики прекрасно понимали, что война неизбежна, но, тем не менее, всё больше и больше «кормили тролля». Как сказал об этом Черчилль: «Англия должна была выбирать между войной и позором. Её министры выбрали позор, чтобы затем получить войну».

Тут, конечно, можно пофантазировать и предположить, что, если бы, например, Англия и Франция собрали волю в кулак и сказали бы решительное «Нет» при Судетском кризисе (а лучше всего при аншлюсе), то война, возможно, и началась бы раньше, но уж точно пошла бы совсем по другому сценарию.

[править] Предъявы к Польше

«

Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных! И все же всегда существовали две Польши: одна из них боролась за правду, а другая пресмыкалась в подлости…

»
— Черчилль
«

Война, так незаметно подкравшаяся к народам, втянула в свою орбиту свыше пятисот миллионов человек, распространив сферу своего действия на громадную территорию, от Тяньцзина, Шанхая и Кантона через Абиссинию до Гибралтара. Новая империалистическая война стала фактом.

»
— Сталин, 10 марта 1939

Так в делах и заботах прошёл 1938 год. И к началу 1939 оказалось, что, собственно, спектакль готов, билеты проданы, декорации расставлены, пора давать первый звонок. Идея Гитлера по собиранию всех немцев в одно государство благополучно неслась к своему полному воплощению, аки поезд на полном ходу. Оставалось разобраться с бывшим немецким польским коридором и переселить немногочисленные немецкие анклавы с Балкан. Рейхсканцлер справедливо считал, что и здесь у него всё получится, и с оптимизмом смотрел в будущее. Но с этого момента всё пошло не так.

Во-первых сами ляхи не верили, что Гитлер говорит всерьёз об объединении ВСЕХ немцев (да-да, вольный город Данциг Гданьск в частности и весь польский коридор в целом). Во-вторых, наивно полагали, что даже если и так, то уж как-нибудь договорятся, тем более, что главная-то цель расположена несколько восточнее. Ну, а в-третьих, помня исторический опыт, решили на всякий случай проложить дорогу куда надо, а то мало ли. Поэтому-то они слили Чехословакию, подставили западных союзников, и заранее отказались пропускать части РККА, если бы Бенеш таки прислушался к собственной голове, а не жопе.

Сам же Польский коридор был местом весьма интересным. С одной стороны он считался традиционно немецкой землёй[3], принадлежавшей Пруссии совсем уж с незапамятных времён. С другой стороны, на 1939 год поляков там жило не меньше, чем немцев. И даже больше. Кроме того, он разделял основную территорию Германии с Восточной Пруссией, что ввиду неразвитости грузо-пассажирской авиации и отсутствия железнодорожного сообщения создавало немцам немало проблем.

В этой ситуации немцы стали недвусмысленно намекать полякам, что «с этим отростком надо кончать», но можно и поторговаться. Торговались больше полугода: на кону стоял военный союз Польши и Германии против СССР. Немцы, глядя на поляков, искренне считали, что те ломаются как первокурсница, которую уговаривают на минет, и не знали что делать, потому что поляки как всегда слабо представляли себе мир, в котором живут, и требовали себе в трофеи 1) Литву 2) Белоруссию 3) Украину 4) выход к Черному морю. Тевтонцы были готовы на это согласится, но при условии передачи сраного коридора к Пруссии и официального присоединения поляков к Антикоминтерновскому пакту (по сути — официальные обязательства против СССР). Но поляки отказались, решив, что с немцев хватит и военного участия Польши. Немцы с таким решением польской стороны согласились, решив, что возьмут Данциг вместе с остальной Польшей. Вермахт по-быстрому рисует военный план броска польской армии прогибом. Что важно, без какого-либо участия СССР.

Всё это время немецкие военные толпились на польской границе и занимались натуральным дрочевом, — назначали нападения на Польшу, потом дату в последний момент отменяли, и так 100500 раз. Дрочевом занимались и наверху. После первых немецких намёков поляки, естественно, побежали в лондонский и парижский обкомы. Но там тоже не знали, что делать.

С одной стороны, Польша — это не Чехословакия. С ней были вполне серьёзные договоры о военной взаимопомощи, и отказываться от них — значило окончательно потерять лицо. С другой стороны, электорат воевать как не хотел, так и не хочет, а значит на следующих выборах может и не проголосовать. В общем, англичане с французами колебались, а вместе с ними колебались и поляки. Договорились в итоге до предложения проложить через польский коридор железную дорогу, насыпь которой считалась бы территорией Германии, а всё остальное оставить Польше.

В мире большой дипломатии сложилась ситуация, достойная мыльного сериала:

  • СССР уже полгода недвусмысленно намекается Англии и Франции, что пора втроем брать конкретные обязательства по защите Польши.
  • Англо-французы начинают вести переговоры с СССР, но исключительно для того, чтобы Адик это увидел, внял и перестал доебываться до Польши.
  • Поляки по дипломатической линии предлагают Англии и Франции вместе с Германией ебануть по СССР, с последующим разделом.
  • Немцы делают ход бегемотом и предлагают СССР заключить пакт Молотова-Риббентропа.

И всё заверте…

  1. ↑ посол Чехословакии в Англии
  2. ↑ выгоды налицо: беспроцентный и бесплатный кредит, по плану Маршалла же всё пришлось бы вернуть, да с нехилым процентом
  3. ↑ тем не менее, Гданьское Поморье входило в состав Польши с 1466 года по 1772
Мюнхенский сговор разжигает войны.
Мюнхенский сговор — всего лишь страница тотальной войны.
Мюнхенский сговор входит в уроки истории на Уютненьком. Луркмор образовательный.

lurkmore.to

«МЮНХЕНСКИЙ СГОВОР» — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Мюнхенское соглашение, Чехословацкий кризис.

Мюнхенское соглашение 1938 г. (известное также как «Мюнхенский сговор») - соглашение, подписанное 30 сентября 1938 г. главами правительств Германии, Италии, Великобритании и Франции. Подразумевало отторжение от Чехословакии пограничной Судетской области с преобладающим немецким населением и передачу ее Германии. Считается одним из важнейших событий, предшествовавших и способствовавших началу Второй мировой войны. 

Чехословакия.

События 1938 г. стали следствием итогов Первой мировой войны. Одним из ее следствий стало образование Чехословацкой республики, на территории которой по переписи населения 1930 г. проживало свыше 3,5 млн немцев. В ряде пограничных с Германией и Австрией районов Чехии, получивших название Судетская область, немцы составляли большинство населения. Немцы имели право получать образование на своем языке, имели собственные политические партии.

Чехословакия, располагавшая сильной армией, возвела на границе с Германией мощные военные укрепления. В 1935 г. она получила гарантии безопасности от СССР и Франции. Согласно им, в случае соответствующего обращения чехословацких властей Советский Союз должен прийти на помощь Чехословакии в том случае, если таким образом поступит Франция. В марте 1938 г. Гитлер разработал «зеленый» план войны с Чехословакией, который не был претворен в жизнь.

Первый судетский кризис.

После прихода в 1933 г. к власти в Германии среди чехословацких немцев усилились усилились сепаратистские настроения. Их выразителем стала Судетско-немецкая партия (называемая также «генлейновской» по имени ее руководителя К.Генлейна). Она открыто взяла курс на выход Судетской области из состава Чехословакии и присоединение ее к Третьему рейху. Партия пользовалась открытой поддержкой вождя Германии А.Гитлера, который в феврале 1938 г. заявил об ужасающем положении немцев в Чехословакии.

После аншлюса Австрии в марте 1938 г. Судетско-немецкая партия перешла к дальнейшим шагам. 24 апреля она приняла Карлсбадскую программу, потребовав широкой автономии Судетской области. Представители партии также объявили подготовку к референдуму о присоединении Судетской области к Германии. На 22 мая «генлейновцы» наметили путч, а германская армия была стянута к чехословацкой границе. Это спровоцировало Первый Судетский кризис.

В ответ чехословацкое правительство объявило частичную мобилизацию, стянуло в Судетскую область войска и не позволило организовать путч. Протест по поводу действий Германии выразили СССР, Франция и Италия. Президент Чехословакии Э.Бенеш выразил готовность пойти на ряд уступок, но не на отказ от Судетской области в пользу Германии. Советский Союз подтвердил свое желание оказать Чехословакию военную помощь, однако сделать это было тяжело ввиду отсутствия общей границы и отказа Польши пропустить Красную армию через свою территорию. В противном случае польские власти пригрозили СССР войной.

По окончании Первого Судетского кризиса начались переговоры между властями Чехословакии и Судетско-немецкой партией, поддерживаемой Германией. Роль посредника в них взяла на себя Великобритания, направившая в Чехословакию свою миссию во главе с лордом У.Ренсименом. Миссия продлилась с 3 августа по 16 сентября 1938 г. В ходе переговоров представители судетских немцев отвергли идею уступок и широкой автономии. В итоге Ренсимен склонился к идее об отторжении от Чехословакии районов с преобладанием немецкого населения.

Второй судетский кризис.

В сентябре 1938 г. разразился Второй Судетский кризис. В Судетской области возобновились столкновения между отрядами местных немцев и чехословацкой армией. 7 сентября К.Генлейн прервал переговоры с правительством Чехословакии. В тот же день, следуя своим обязательствам, Франция объявила призыв резервистов. Но 11 сентября Франция вместе с Великобританией дала понять, что поддержит Чехословакию в случае войны. Однако если Германия не развяжет войну, ее требования удовлетворят.

12 сентября А.Гитлер на съезде НСДАП в Нюрнберге заявил о готовности оказать судетским немцам военную помощь, если власти Чехословакии не прекратят их притеснение. В тот же день в Судетской области вспыхнул новый мятеж, К.Генлейн потребовал вывода чехословацких войск и передачи охраны порядка местным отрядам. Чехословакия подавила путч к 15 сентября.

15 сентября А.Гитлер сообщил прибывшему в Германию премьер-министру Великобритании Н.Чемберлену о готовности начать войну с Чехословакией из-за Судетской области. Но оговорился, что войны можно избежать, если чехословацкие власти согласятся передать Судеты Германии. Н.Чемберлен согласился. 18 сентября в ходе британо-французских переговоров в Лондоне свое согласие на отторжение Судетской области дала Франция.

19 сентября президент Э.Бенеш получил от СССР гарантии того, что Советский Союз готов прийти на помощь Чехословакии даже в том случае, если того же не сделает Франция, и если Польша и Румыния откажутся добровольно пропустить советские войска через свою территорию. 23 сентября в ходе выступления на заседании Лиги Наций в Женеве готовность помочь Чехословакии подтвердил нарком иностранных дел СССР М.М.Литвинов. Советский Союз также привел в боевую готовность ряд своих подразделений.

19 сентября правительства Великобритании и Франции передали правительству Чехословакии свое совместное заявление. В нем говорилось, что ради обеспечения безопасности в Европе и безопасности самой Чехословакии она должна передать Третьему рейху области, в которых большинство населения составляют немцы. Передача может осуществляться прямым путем либо с помощью плебесцита, который, по мнению англичан и французов, провести крайне трудно. Великобритания и Франция также выразили готовность гарантировать в дальнейшем безопасность Чехословакии.

Одновременно Великобритания и Франция блокировали предложения СССР обсудить в Лиге Наций вопрос о коллективной поддержке Чехословакии. Правительство последней первоначально не согласилось с предложением Лондона и Парижа. Однако 21 сентября британский и французский послы в Чехословакии заявили, что страна не сможет рассчитывать на помощь, если не выполнит англо-французское предложение. В итоге чехословацкое правительство согласилось с планом западных держав.

22 сентября 1938 г. претензии на Тешинскую область на севере Чехословакии предъявила Польша. В ответ Советский Союз пригрозил разорвать пакт о ненападении с ней в том случае, если польские войска вторгнутся в Чехословакию. В тот же день на новой встрече с Н.Чемберленом А.Гитлер потребовал передать Судеты Германии до 28 сентября. Он также настаивал на передаче Польше Тешинской Силезии, а Венгрии – южной части Словакии с преобладанием венгерского населения.

23 сентября Чехословакия объявила всеобщую мобилизацию. Спустя четыре дня Гитлер в беседе с послами Великобритании и Франции вновь заявил о готовности начать войну, если его требования не будут без промедления выполнены. На следующий день Чемберлен заверил вождя Третьего рейха, что он может получить требуемое и без войны.

Мюнхенское соглашение

29 сентября 1938 г. в Мюнхене прошла встреча А.Гитлера, Н.Чемберлена, главы правительства Франции Э.Даладье и руководителя Италии Б.Муссолини. Представителей Чехословакии на обсуждение будущего соглашения не допустили. СССР участия в заседании также не принял. Итоговый документ подписали около часа ночь 30 сентября, после чего в зал для ознакомления с ним допустили чехословацкую делегацию.

Согласно документу, Чехословакия в период с 1 по 10 октября обязывалась передать Германии районы с преобладанием немецкого населения. Соглашение предусматривало возможность обмена населением между двумя странами. В ряде спорных районов в течение полугода предстояло провести плебисциты под надзором международной комиссии в составе представителей Германии, Великобритании, Франции и Италии.

Великобритания и Франция заявили о своих гарантиях новых границ Чехословакии. Германия и Италия также готовы были предоставить свою гарантию безопасности после того, как будет решен вопрос с передачей части территорий Польше и Венгрии. Решить вопрос с польским и венгерским меньшинством Чехословакия должна была в течение трех месяцев – в противном случае вопрос также передавался в ведение совещания четырех держав, подписавших документ.

Распад Чехословакии

30 сентября президент Чехословакии Э.Бенеш согласился с предложенным соглашением. С 1 октября Германия и Польша ввели войска в Судетскую и Тешинскую область соответственно. На территории Судетской области образовалась административная единица Третьего рейха – Судетенланд. 2 ноября по решению Первого Венского арбитража Венгрия заняла Южную Словакию. Чехословакия потеряла свыше трети территории и населения, около 40% промышленного потенциала и мощные военные укрепления вдоль немецкой границы.

Внутри Чехословакия также усилились центробежные тенденция. 7-8 октября 1938 г. власти в Праге предоставили широкую автономию Словакии и Подкарпатской Руси. Страна получила название Чехо-Словакия, или вторая Чехо-Словацкая республика. Она существовала до 14 марта 1939 г., когда руководство Словацкой автономии после посещения Берлина провозгласило образование независимого государства.

15 марта 1939 г. германские войска заняла оставшуюся часть Чехии, спустя день на ее территории образовался протекторат Богемия и Моравия, подчиненный Третьему рейху. Вопреки своим обязательствам по Мюнхенскому соглашению, Великобритания и Франция не отправили свои войска на защиту Чехословакии и Чехии. Это дало основание многим историкам говорить о провале политики западных держав на «умиротворение агрессора», а сами события получили наименование «Мюнхенский сговор».

Советский Союз в сентябре 1938 г. привел свои войска на западной границе в полную боевую готовность, и в таком состоянии они находились до 25 октября 1938 г. СССР официально открестился от поддержки Мюнхенского соглашения, а 19 марта 1939 г. отказался признавать оккупацию Чехии.

Великобритания отозвала свою подпись под Мюнхенским соглашением 5 августа 1942 г. Об отзыве подписи Франции объявил 29 сентября 1942 г. руководитель французского сопротивления генерал Ш. Де Голль. Италия отказалась от своей подписи в 1944 г. СССР 9 июня 1942 г. объявил о необходимости восстановить прежние границы Чехословакии. Впоследствии к тому же склонились представители западных держав.

После Второй мировой войны отторгнутая Судетская область вернулась в состав Чехословакии, местное немецкое население было выселено в Германию и Австрию. Окончательную черту под Мюнхенским соглашением Чехословакия и ФРГ подвели в договоре 11 декабря 1973 г., в котором оно было названо «ничтожным». 

w.histrf.ru

Мюнхенское соглашение 1938 - это... Что такое Мюнхенское соглашение 1938?

Мюнхенское соглашение 1938 года (в советской историографии обычно Мюнхенский сговор) — соглашение, составленное в Мюнхене 29 сентября 1938 года и подписанное 30 сентября того же года премьер-министром Великобритании Невиллом Чемберленом, премьер-министром Франции Эдуаром Даладье, рейхсканцлером Германии Адольфом Гитлером и премьер-министром Италии Бенито Муссолини. Соглашение касалось передачи Чехословакией Германии Судетской области.

Предыстория

Перед началом Второй мировой войны нацистская Германия без войны присоединила ряд территорий в Европе: Австрию (см. Аншлюс) и Судетскую область (1938), центральные районы Чехии и Мемельскую (Клайпедскую) область (1939). Здесь пойдет речь об истории присоединения Судетской области.

В 1938 году в Чехословакии проживало 14 млн человек, из них 3,5 млн этнических немцев, компактно проживающих в Судетской области, а также в Словакии и Закарпатской Украине (карпатские немцы). Промышленность Чехословакии, в том числе и военная, была одной из самых развитых в Европе. Заводы «Шкода» с момента оккупации Германией и до начала войны с Польшей произвели почти столько же военной продукции, сколько произвела за это же время вся военная промышленность Великобритании. Чехословакия была одним из ведущих мировых экспортеров оружия, ее армия была превосходно вооружена и опиралась на мощные укрепления в Судетской области.

Судетские немцы, устами национал-сепаратистской Судетско-немецкой партией К. Генлейна, постоянно заявляли об ущемлении их прав со стороны чехословацкого правительства. Правительство приняло ряд мер по обеспечению представительства судетских немцев в Национальном собрании, местного самоуправления, образования на родном языке, однако напряженность снять не удалось. Опираясь на эти заявления, Гитлер в феврале 1938 обратился к рейхстагу с призывом «обратить внимание на ужасающие условия жизни немецких собратьев в Чехословакии».

Первый Судетский кризис

После аншлюса Австрии в марте 1938 года Генлейн прибывает в Берлин, где получает инструкции по дальнейшим действиям. В апреле его партия принимает так называемую Карлсбадскую программу, содержавшую требования автономии. В мае генлейновцы активизируют прогерманскую пропаганду, выдвигают требование о проведении референдума по присоединению Судетских земель к Германии и на 22 мая, — день муниципальных выборов, — подготавливают путч, с тем, чтобы превратить эти выборы в плебисцит. Одновременно проводилось выдвижение вермахта к чехословацкой границе. Это спровоцировало первый Судетский кризис. В Чехословакии прошла частичная мобилизация, войска были введены в Судеты и заняли приграничные укрепления. В то же время о поддержке Чехословакии заявили СССР и Франция (во исполнение советско-французского договора от 2 мая 1935 года и советско-чехословацкого договора от 16 мая 1935 года). Протест по поводу силового разрешения кризиса заявила даже союзник Германии Италия. Попытка отторгнуть Судеты опираясь на сепаратистское движение судетских немцев в этот раз не удалась. Гитлер перешел к переговорам. Переговоры велись между Генлейном и чехословацким правительством при посредничестве Англии (см. миссия Ренсимена).

Второй Судетский кризис

12 сентября 1938 года, после провала переговоров, был спровоцирован второй Судетский кризис. Генлейновцы организовали массовые выступления в Судетах, что вынудило правительство Чехословакии ввести в населенные немцами районы войска и объявить там военное положение. Генлейн, избегая ареста, скрылся в Германии. На следующий день Чемберлен телеграммой уведомил Гитлера о готовности посетить его «ради спасения мира». 15 сентября 1938 года Чемберлен прибывает на встречу с Гитлером в городе Берхтесгаден, в Баварских Альпах. Во время этой встречи фюрер сообщил, что хочет мира, но готов из-за чехословацкой проблемы и к войне. Однако, войны можно избежать, если Великобритания согласится на передачу Судетской области Германии на основе права наций на самоопределение. Чемберлен с этим согласился.

18 сентября в Лондоне прошли англо-французские консультации. Стороны пришли к соглашению, что территории, на которых проживает более 50 % немцев, должны отойти к Германии, и что Великобритания с Францией гарантируют новые границы Чехословакии. 20 — 21 сентября английский и французский посланники в Чехословакии заявили чехословацкому правительству, что в случае если оно не примет англо-французских предложений, французское правительство «не выполнит договора» с Чехословакией. Также они сообщили следующее: «Если же чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевиков. Тогда правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне»[1]. Чешское правительство отказалось выполнить данные условия.

22 сентября Гитлер ставит ультиматум: не препятствовать Германии в оккупации Судет. В ответ на это Чехословакия и Франция объявляют мобилизацию. 27 сентября Гитлер перед угрозой начала войны идет на попятную и направляет Чемберлену письмо, в котором сообщает, что он не хочет войны, готов дать гарантию безопасности оставшейся части Чехословакии и обсудить детали договора с Прагой. 29 сентября в Мюнхене по инициативе Гитлера происходит его встреча с главами правительств Великобритании, Франции и Италии. Однако, вопреки своему обещанию в письме Чемберлену, чехословацкие представители не были допущены к обсуждению соглашения. СССР было отказано в участии во встрече.

Мюнхенское соглашение

Встреча в Мюнхене в Фюрербау состоялась 29—30 сентября. Основой соглашения являлись предложения Италии, практически ничем не отличавшиеся от требований, выдвинутых ранее Гитлером при встрече с Чемберленом. Чемберлен и Даладье приняли эти предложения. В час ночи 30 сентября 1938 г. Чемберлен, Даладье, Муссолини и Гитлер подписали Мюнхенское соглашение. После этого в зал, где было подписано это соглашение, была допущена чехословацкая делегация. Руководство Великобритании и Франции оказали давление на правительство Чехословакии, и президент Бенеш без согласия Национального собрания принял к исполнению данное соглашение.

3 октября 1938 года."Всенародное гуляние"

Последствия

Отторжение Судетской области было только началом процесса расчленения Чехословакии.

1 октября 1938 года Польша в ультимативной форме потребовала от Чехии передать ей Тешинскую область, предмет территориальных споров между ней и Чехословакией в 1918—1920 гг. Оставшись в международной изоляции, чехословацкое правительство вынуждено было принять условия ультиматума.

Под давлением Германии, чехословацкое правительство 7 октября принимает решение о предоставлении автономии Словакии, а 8 октября — Подкарпатской Руси.

2 ноября 1938 года Венгрия по решению Первого Венского арбитража получила южные (равнинные) районы Словакии и Закарпатской Украины (Подкарпатской Руси) с городами Ужгород, Мукачево и Берегово.

В марте 1939 года Германия оккупировала оставшийся от Чехословакии огрызок, включив его в состав Рейха под названием «протекторат Богемия и Моравия». В руки Германии попали значительные запасы вооружения бывшей чехословацкой армии, позволившие вооружить 9 пехотных дивизий, и чешские военные заводы. Перед нападением на СССР, из 21 танковой дивизии вермахта, 5 были укомплектованы танками чехословацкого производства.

19 марта — правительство СССР предъявляет ноту Германии, где заявляет о своём непризнании немецкой оккупации части территории Чехословакии.

Соглашение, подписанное в Мюнхене, стало кульминационной точкой английской «политики умиротворения». Одна часть историков считает эту политику попыткой перестроить испытывающую кризис Версальскую систему международных отношений дипломатическим путем, через договоренности четырех великих европейских держав. Чемберлен, вернувшись из Мюнхена в Лондон у трапа самолёта заявил: «я привез мир нашему поколению».

Однако другая часть историков полагает, что истинная причина проведения данной политики — попытка западных стран раздавить чужеродную систему у себя под боком — СССР. К примеру, заместитель министра иностранных дел Великобритании Кадоган записал в своем дневнике: «Премьер-министр (Чемберлен) заявил, что он скорее подаст в отставку, чем подпишет союз с Советами». В таком случае представляется, что «политика умиротворения» — хитроумная многоходовая комбинация по натравливанию гитлеровской Германии на СССР, проводимая с 1937 года, но в марте 1939 года давшая сбой. В результате Гитлер сначала захватил практически всю континентальную Европу, и только потом напал на СССР.

Цитаты

Н. Чемберлен, 27 сентября 1938 года

Сколь ужасной, фантастичной и неправдоподобной представляется сама мысль о том, что мы должны здесь, у себя, рыть траншеи и примерять противогазы лишь потому, что в одной далекой стране поссорились между собой люди, о которых нам ничего не известно

См. также

Литература

Примечания

  1. ↑ Согласно рассекреченным в 2008 году документам Службы внешней разведки РФ [1]: «поляки были готовы ударить по СССР в случае помощи Чехословакии, так как чувствовали поддержку Германии и рассчитывали на нее».

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dal.academic.ru

Договор о ненападении 1939 года или Мюнхенский сговор 1938 года начал Вторую мировую войну? — Информационно-аналитический Центр (ИАЦ)

В условиях нарастания международной напряжённости на протяжении 1939 года Советский Союз пытался добиться заключения соглашения об обеспечении совместного отпора агрессии Германии с Англией, Францией и другими странами Европы. Уклончивая позиция лидеров западных демократий, стремившихся столкнуть СССР и Германию ради получения собственной выгоды, заставила советское руководство искать другие пути для оттягивания войны.

23 августа 1939 года СССР и Германия подписали знаменитый договор о ненападении, гарантировавший нейтралитет сторон в случае, если одна из них окажется вовлечена в боевые действия. Считать ли этот день, как то делают европейцы, днём начала Второй мировой, или справедливее считать началом 30 сентября 1938 года — день Мюнхенского сговора?

Когда речь заходит о начале Второй Мировой войны, британцы и европейцы начинают громко кричать о том, что ответственность за её начало в равной степени несут Германская империя и Советский Союз. Они даже Европейский день памяти жертв сталинизма и нацизма учредили 23 августа.

Однако, стоит отметить, что все подобные неказистые возгласы и «памятные даты» прежде всего рассчитаны на современного обывателя, не интересующегося историей прошлых лет. Потому как любой неангажированный историк знает, что фактическим началом Второй Мировой войны было предательство Чехословакии такими странами как Англия, Франция и отчасти США, которые позволили Гитлеру практически беспрепятственно завладеть страной, которая могла остановить дальнейшее развитие событий.

Когда европейские парламентарии говорят о договоре ненападения, заключённом 23 августа 1939 года между Советским Союзом и Германией (известном также как «пакт Молотова-Риббентропа»), они совершенно забывают об одном крайне важном факте. СССР был последней значимой европейской державой, которая подписала подобный договор.

Заметки на полях

Следует подчеркнуть то, о чём многие забывают. Договор о ненападении между СССР и Германией был подписан в те дни, когда СССР совместно с Монголией отражал агрессию Японии и вёл серьёзные боевые действия на Восточном (для нас) театре военных действий.

Опасность войны СССР с Японией существовала со второй половины 1930-х годов, в 1938 году произошли столкновения на озере Хасан, а в мае — сентябре 1939-го — сражение на Халхин-Голе, на границе Монголии и Маньчжоу-Го. Победа СССР на Халхин-Голе сыграла определённую роль в ненападении Японии на СССР, когда в декабре 1941 года войска Германии стояли под Москвой, Гитлер требовал от Японии напасть на СССР на Дальнем Востоке. Но поражение на Халхин-Голе мотивировало Японию отказаться от планов нападения на СССР в пользу нападения на США.

Первую половину 1939-го года Москва настойчиво предлагала Парижу и Лондону заключить пакт (аналогичный тому, что заключат с Германией в августе) с целью предотвратить начало большой войны в Европе. Париж и Лондон, однако, делали всё, чтобы переговоры затянуть и превратить их в фарс. Естественно, Сталин, не желая оставаться в гордом одиночестве накануне грандиозной войны, которую ощущали все, оперативно заключил августовский пакт с Германией, с которой никто даже ещё и не воевал, а, напротив, меньше года назад и Великобритания, и Франция прекраснодушно оформили с фюрером мюнхенскую сделку.

30 сентября 1938 года — точно такой же договор, названный потом Мюнхенским сговором, подписала Англия (почти за год до советско-германского договора).

6 декабря 1938 года такой же договор подписала Франция. Разумеется, что те самые «секретные протоколы» к советско-германскому договору о ненападении, по которому СССР якобы договорился с Германией разделить часть Европы на зоны влияния, в подлиннике никто никогда в глаза не видел. Но русские у западных всё время виноваты.

Зато историческим фактом является то, что в результате Мюнхенского сговора 1938 года Англия, Франция и США скормили гитлеровской Германии и Польше Чехословакию, наплевав на все заключённые с ней ранее союзные договорённости. Это и послужило сигналом для скорого начала Второй Мировой войны. Поскольку вина этого преступления лежит целиком и полностью на указанных странах Запада, то сегодня они всячески стараются «перевести стрелки» на Россию, занимаясь откровенной фальсификацией истории.

Мюнхенское соглашение (мюнхенский сговор) о присоединении пограничных земель Чехословакии, населенных немцами, к нацистской Германии, было подписанное 30 сентября 1938 года представителями Великобритании (Невилл Чемберлен), Франции (Эдуар Даладье), Германии (Адольф Гитлер) и Италии (Бенито Муссолини). Оно явилось результатом агрессивной политики Гитлера, провозгласившего ревизию Версальского мирного договора 1919 года с целью восстановления германского рейха, с одной стороны, и поддержанной США англо-французской политики «умиротворения», с другой.

Английское и французское руководство было заинтересовано в сохранении статус кво, сложившегося в Европе в результате Первой мировой войны 1914 — 1918 годов, и рассматривало политику Советского Союза и мирового коммунистического движения как главную опасность для своих стран. Лидеры Великобритании и Франции стремились политическими и территориальными уступками за счет стран Центральной и Юго-Восточной Европы удовлетворить экспансионистские притязания Германии и Италии, достичь «широкого» соглашения с ними и обеспечить тем самым собственную безопасность, подтолкнув германо-итальянскую агрессию в восточном направлении.

13 сентября 1938 года гитлеровское руководство инспирировало мятеж судетских фашистов, а после его подавления чехословацким правительством стало открыто угрожать Чехословакии вооруженным вторжением. 15 сентября на встрече с Гитлером в Берхтесгадене премьер министр Великобритании Чемберлен согласился с требованием Германии передать ей часть чехословацкой территории. Через два дня английское правительство одобрило «принцип самоопределения», как была названа германская аннексия Судетской области.

19 сентября 1938 года чехословацкое правительство передало Советскому правительству просьбу дать как можно скорее ответ на вопросы: а) окажет ли СССР, согласно договору, немедленную действительную помощь, если Франция останется верной и тоже окажет помощь; б) поможет ли СССР Чехословакии как член Лиги наций.

Обсудив 20 сентября этот запрос, ЦК ВКП(б) счел возможным дать на оба эти вопроса положительные ответы. 21 сентября советский посол в Праге подтвердил готовность Советского Союза оказать такую помощь. Однако, подчиняясь англо-французскому давлению, чехословацкое правительство капитулировало, дав согласие удовлетворить берхтесгаденские требования Гитлера.

22 — 23 сентября 1938 года Чемберлен вновь встретился с Гитлером, который еще более ужесточил требования к Чехословакии и сроки их выполнения.

Воспользовавшись моментом, свои территориальные притязания высказали Польша и Венгрия (об этом мы подробнее писали в статье «Хортизм как идеологическая платформа Венгрии» http://inance.ru/2016/07/horti/).

Хорти«Хорти-зм как идеологическая платформа Венгрии» http://inance.ru/2016/07/horti/

Это позволило Гитлеру оправдать аннексию Судет «международным» характером требований к Чехословакии. В этой ситуации по инициативе Муссолини 29 — 30 сентября 1938 года было проведено совещание представителей Англии, Франции, Германии и Италии в Мюнхене, на котором 30 сентября без участия представителей Чехословакии было подписано Мюнхенское соглашение (датировано 29 сентября).

29 — 30 сентября 1938 года в Мюнхене при активной поддержке со стороны США произошла встреча глав правительств Англии и Франции, Германии и Италии. Целью встречи стало заочное решение о судьбе Чехословакии, без участия представителей власти самой страны. Удивительно цинично, правда? Вот это предательство сегодня и пытаются прикрыть страны ЕС и США, нарочито сваливая ответственность за разжигание Второй Мировой войны c больной головы на здоровую.

Подключиться к Матрице новостей!

Обратите внимание, что власти Чехословакии были приглашены только на оглашение результатов переговоров. СССР же, который был союзником Чехословакии (равно как и Франция), приглашён вообще не был. Фактически, Англия и Франция решили заочно судьбу суверенного государства славянского народа.

Потому как западные державы и готовили Гитлера к его главной цели — нападению на СССР. Об этом открыто говорил Г.Вильсон, доверенный советник британского премьера Чемберлена:

Прибыль от этого получил бы только большевизм. Этому следует помешать. Необходимо признать право немцев на экспансию на Юго-Восток.

Если бы Вторая Мировая началась с нападения Германии на Чехословакию — нога фашистов не ступила бы на нашу землю!

Когда на Нюрнбергском процессе генералу-фельдмаршаллу Кейтелю задали вопрос:

Напала бы Германия на Чехословакию в 1938 году, если бы западные державы поддержали Прагу?

Он ответил:

Конечно, нет. Мы не были достаточно сильны с военной точки зрения. Целью Мюнхена (Мюнхенского сговора — прим.Д.Б.) было вытеснить Россию из Европы, выиграть время и завершить вооружение Германии.

В результате обмана и предательства Чехословакии со стороны Англии и Франции Гитлер в разы усилил свою армию, что существенно повлияло на его решимость развязать войну.

Чехословакия имела отмобилизованную армию, великолепно оснащенную и хорошо управляемую. Она имела крепости, которые почти невозможно было взять. Она имела первоклассную военную промышленность — заводы «Шкода». И по совокупной силе в оборонительной войне она была вполне сопоставима с тогдашней гитлеровской Германией: завоевав её, Гитлер уже никого больше не смог бы завоевать, сил бы не осталось. Весьма вероятно, что если бы Гитлер вступил в честную войну с Чехословакией, которая имела союзные договора с СССР и Францией, то война бы могла бы там и закончиться.

В результате Мюнхенского сговора Чехословакия потеряла около 1/5 своей территории, около 5 млн. населения (из них 1,25 млн. чехов и словаков), а также 33% промышленных предприятий. Присоединение Судет стало решающим шагом на пути к окончательной ликвидации государственной самостоятельности Чехословакии, последовавшей в марте 1939 года, когда Германия захватила всю территорию страны.

21 марта 1939 года англичане предложили СССР предельно расплывчатую совместную декларацию без всякой конкретики, — и наши на следующий же день согласились, причём ещё и предложили распространить действие этой декларации с Советского Союза, Великобритании, Франции и Польши на страны балканского полуострова и Скандинавии. Французы сразу поддержали нашу позицию и заявили о готовности немедленно созвать специальное совещание для принятия этой декларации. Англичане же думали неделю, после чего отказались от собственного (!!!) предложения.

Когда Гитлер захватил Клайпеду, английское правительство молча это проглотило, практически согласилось с этим, практически одобрило. Потому что это было продвижением фашистов на восток и могло трактоваться как подготовка к агрессии против Советского Союза. Наши выдвинули предложение заключить пакт о коллективной безопасности, по которому Англия, Франция и Советский Союз не только защищают друг друга, но и втроём помогают любому восточно-европейскому государству, которое стало жертвой агрессии. Французы одобрили наши предложения через 8 дней, а англичане думали 20 дней — и всё это время вели очень интенсивный «флирт» с Гитлером.

Чемберлен официально, публично, на заседании правительства заявил о готовности:

обсудить все нерешенные проблемы на основе более широкого и полного взаимопонимания между Англией и Германией.

8 июня он же, беседуя с немецким дипломатом А. Троттом фон Зольцом, по его словам сказал ему, что:

С того самого дня, как он пришёл к власти, он отстаивал идею о том, что европейские проблемы могут быть решены лишь на линии Берлин-Лондон (http://www.fondsk.ru/news/2009/08/07/9667-9667.html).

Естественно, всё это становилось известно нам тут же, и довольно быстро стала ясна угроза нового Мюнхена, но уже за наш счёт. Всем было понятно, что Гитлер готовился к войне с Польшей, — и Великобритания и Франция всеми силами науськивали Гитлера на неё. Просто потому, что напасть на нас, минуя территорию Польши, было нельзя.

Ключевая проблема — что будет, если немцы захватят кого-нибудь, скажем, Прибалтику, с согласия местных правительств, как это было в Чехословакии? Сначала запугают, опираясь на давление тех же Великобритании и Франции, а потом захватят? Опыт Клайпеды подтверждал, что это вполне возможно. А тогдашние прибалтийские государства управлялись диктатурами (как впрочем сильны были нацистские воззрения по всей Европе), которые искренне тяготели к сближению с фашистской Германией. Это было идейное стремление, а не только геостратегическое, — своего рода «родство душ».

Позиция Советского Союза заключалась в том, что повторение трагедии Австрии и Чехословакии, повторение истории с Клайпедой, то есть захват тех или иных стран с согласия их запуганных или смененных правительств, — это все равно агрессия, её нужно остановить и добиться возвращения к первоначальному положению. Грубо говоря, «положь всё, как было!»

Однако Франция и Великобритания были категорически против этого, да и правительства Польши и Румынии категорически отказывались сотрудничать с Советским Союзом в отражении фашистской агрессии. Ситуация была проста: чтобы помочь им в отражении фашистской агрессии, наши войска должны были пройти по их территории. Другого способа вступить в бой с немцами не было просто географически. И вот в этом праве нам поляки и румыны категорически отказывали — просто потому, что Франция и Великобритания были против, а они влияли на тогдашнюю позицию Польши и Румынии примерно так же, как сейчас влияют американцы и Евросоюз, вместе взятые.

Английский генерал Айронсайд (крайний слева) во время переговоров с польскими руководителями. Варшава. Июль 1939 года /800/600/http/historic.ru/books/item/f00/s00/z0000167/pic/000128.jpg

В конце концов стало ясно, что политические разговоры могут быть бесконечными, и нужны переговоры военные, потому что это военный вопрос. А порохом пахло уже очень сильно.

25 июля 1939 года наши предлагают провести в Москве переговоры военных. Так англичане поплыли тихоходным пароходом, который прибыл в Ленинград только 10 августа, через 16 дней — и это в эпоху самолётов! Переговоры шли с 12 по 21 августа, причём, с нашей стороны в них участвовали все значимые военные: начальник генштаба, нарком военно-морского флота, начальник военно-воздушных сил. Возглавлял советскую делегацию нарком обороны Ворошилов — как и другие военные, он совсем не был дипломатом, но все директивы ему давал лично Сталин. То есть, по сути дела, это были переговоры лично со Сталиным, просто не напрямую.

А вот со стороны Англии и Франции эти переговоры со Сталиным вели второстепенные лица, которые никому неизвестны и которые не имели никаких полномочий на подписание соглашения. Более того, английский представитель, престарелый отставной адмирал, не был уполномочен даже вести переговоры, так что непонятно, зачем его вообще послали. Видимо, для вида.

Наши предложили пять вариантов совместных действий в ответ на любую возможную агрессию со стороны Гитлера, вплоть до его нападения на Турцию. Наши предложили проработанные планы практически на все случаи жизни, причём, Советский Союз готов был выставить 120 пехотных и 16 кавалерийских дивизий, 10 тысяч танков, 5 тысяч только крупнокалиберных орудий, 5,5 тысяч самолётов — то есть, почти всё, чем обладал в тот момент. В общем, «чем богаты, тем и рады».

Надо отдать должное французам: они тоже предложили практически всю свою армию. А вот англичане пообещали выставить 34 дивизии, основной части которых просто не было, и по срокам их формирования английская делегация не могла сказать ничего определённого.

В общем, англичане и французы просто тянули время.

«Камень преткновения» был прежним: если немцы на кого-то нападают, советская армия, чтобы нанести удар по немцам, должна пройти к границам Германии, хотя бы к границам Восточной Пруссии, — неважно, через Литву или через Польшу. И нам в этом категорически отказывали, причём не поляки и литовцы, а уже англичане и французы. Потому что это помешало бы Гитлеру напасть на нас.

И во второй половине дня 21 августа, когда стало окончательно ясно, что английское и французское правительства над Советским Союзом просто издеваются и не собираются ни о чём договариваться, Ворошилов сделал письменное заявление, которое стоит процитировать:

Подобно тому, как английские и американские войска в прошлой мировой войне не могли бы принять участия в военном сотрудничестве с вооружёнными силами Франции, если бы не имели возможности оперировать на территории Франции, так и советские вооруженные силы не могут принять участия в военном сотрудничестве с вооружёнными силами Англии и Франции, если они не будут пропущены на территорию Польши и Румынии.

Однако Англия и Франция категорически отказывались даже обсуждать эту возможность, и события после нападения Гитлера на Польшу показали причину этого: они хотели максимального усиления Гитлера против Советского Союза. Будучи связанными с Польшей военными договорами, они после нападения Гитлера на неё объявили ему войну, — которая вошла в историю как «странная война». Объявив войну якобы в защиту Польши, они на деле не шевельнули пальцем для этой защиты и не вели никаких военных действий против Германии до самого мая 1940 года, когда Гитлер стремительным броском покончил с Францией и переключился на Великобританию: такова цена вероломства.

Возвращаясь к англо-французско-советским переговорам в Москве, надо сказать, что в тот момент вооружённые силы их участников в совокупности более чем в два раза превосходили вооружённые силы Германии и Италии. То есть, немцы в принципе не могли бы ни на кого напасть в условиях пакта о коллективной безопасности.

Но англичанам и французам мир был не нужен: им нужно было натравить на нас Гитлера. В результате они сорвали переговоры с нами, и 21 августа наши от простой и явной безысходности дали понять Гитлеру, что не против начать переговоры с ним.

22 августа 1939 года Гитлер отдал высшему фашистскому генералитету в Обер Зальцбурге последние распоряжения:

Прежде всего, — говорил он, — будет разгромлена Польша. Цель — уничтожение живой силы… Если война даже разразится на Западе, мы прежде всего займёмся разгромом Польши…

Я дам пропагандистский повод для начала войны. Неважно, будет он правдоподобным или нет. Победителя потом не будут спрашивать, говорил ли он правду (http://militera.lib.ru/research/volkov_fd/01.html).

Интерес Гитлера был понятен: ему было категорически необходимо, чтобы мы не мешали ему захватывать Польшу. И он был просто счастлив договориться о возврате Советскому Союзу территорий, которые были отторгнуты поляками и на которых осуществлялось угнетение украинцев и белорусов.

23 августа 1939 года СССР и Германия подписали знаменитый пакт Молотова-Риббентропа, гарантировавший ненападение сторон друг на друга в случае, если одна из них окажется вовлечена в боевые действия.

Договор развязал руки Германии, которая 1 сентября 1939 года вторглась в Польшу и в кратчайшие сроки беспрепятственно заняла её западные районы. 17 сентября на входившие в состав Польши территории Западной Украины и Западной Белоруссии были введены советские войска.

И те, кто сегодня переписывает историю, забывают одну исключительно важную вещь: Советский Союз, несмотря на всю ненависть к белополякам, на Польшу как государство не нападал и в войну на стороне Гитлера не вступал, отнюдь нет.

Наши ждали 17 дней, и, лишь когда польское государство и польские вооружённые силы практически перестали существовать, потому что правительство и генералы просто убежали, причём ещё до взятия Варшавы, — лишь после этого наши вошли на территорию Польши.

Именно поэтому поляки, которые гиперчувствительны ко всему, что касается национальной гордости, во время войны воевали, в том числе, и в составе Красной армии. Ведь у поляков, которые были интернированы в сентябре 1939 года или сосланы в Сибирь в последующие годы, после нападения Германии на Советский Союз появился выбор: они могли вступить в армию Андерсона. И многие вступили, — но очень многие воевали в составе нашей армии.

Никогда бы такое не было возможно, если бы поляки считали нас агрессорами, которые напали на Польшу. Мы вошли на территорию, которая формально тогда была польской, а реально была нашей, украинской и белорусской, в тот момент, когда польского государства уже не существовало. И в этом отношении мы с Польшей не воевали (http://mikle1.livejournal.com/253199.html).

Нам нужно понимать, что пересмотр истории — это не шутка, не недоразумение, это иной способ ведения войны.

Мы не будем перечислять все приоритеты средств управления обществом, о них можно почитать в наших статьях (http://inance.ru/2016/06/pervaya-gibridnaya-voina/, http://inance.ru/2014/11/kurenie/).

История — это реализовавшаяся психодинамика обществ прошлого. Алгоритмика социальной психодинамики всегда многовариантна. Но всегда она реализуется единственным образом, выражая себя в фактах истории, которые имеют точную хронологическую привязку. Поэтому информация хронологического порядка следования фактов и явлений — наиболее характерна для второго приоритета. Наиболее метко значимость этого приоритета характеризует Дж. Оруэлл:

Кто контролирует прошлое, контролирует будущее, а кто контролирует настоящее, тот всевластен над прошлым» («Год 1984»).

И роль историко-алгоритмического приоритета в социальном управлении очень велика:

  • В культовой версии истории, вторая мировая война ХХ века началась 1 сентября 1939 г., когда Германия напала на Польшу.
  • Но если вспомнить Мюнхенский сговор и видеть всю иерархию обобщённых средств управления / оружия (а не только военную силу), то вторая мировая война была начата именно Мюнхенским сговором 30 сентября 1938 года, а её поджигателями стали наши будущие союзники по антигитлеровской коалиции — Великобритания и Франция. После Мюнхенского сговора Германия совместно с Польшей и Венгрией уничтожили Чехословакию, вследствие чего Польша — не невинная жертва агрессии Германии и СССР, а один из агрессоров.

В зависимости от того, какую из двух дат считать началом второй мировой войны, в её историю попадают разные факты, разные взаимосвязи фактов и получаются две взаимно несовместимые версии истории одной и той же войны.

Ну а сокрытие истинной хронологии и подмена её некой иной хронологией вообще ведёт к тому, что прогресс предстаёт как деградация, а деградация как прогресс вследствие того, что одни и те же факты в обеих версиях хронологии выстроятся в различные последовательности, из которых возникнет и различное представление о причинно-следственных связях в жизни общества.

Мюнхенский сговор — фактическое начало Второй Мировой войныhttps://dbelyaev.ru/p/12868/

Михаил Делягин: Правда и ложь о пакте Молотова-Риббентропаhttp://mikle1.livejournal.com/253199.html

inance.ru

Шпаргалка - Мюнхенское соглашение 1938 года

Мюнхенское соглашение 1938 года

  • Мюнхенское соглашение 1938 года ( известно как Мюнхенский сговор ) — соглашение, составленное в Мюнхене29 сентября1938 года и подписанное 30 сентября того же года премьер-министромВеликобританииНевиллом Чемберленом, премьер-министром ФранцииЭдуаром Даладье, рейхсканцлеромГерманииАдольфом Гитлером и премьер-министром ИталииБенито Муссолини. Соглашение касалось передачи Чехословакией Германии Судетской области.
  • Предыстория

    Перед началом Второй мировой войнынацистская Германия без применения военной силы присоединила ряд территорий в Европе: Австрию (см. Аншлюс) и Судетскую область (1938), центральные районы Чехии и Мемельскую (Клайпедскую) область (1939). Здесь пойдет речь об истории присоединения Судетской области.

    В 1938 году в Чехословакии проживало 14 млн. человек, из них 3,5 млн. этнических немцев, компактно проживающих в Судетской области, а также в Словакии и Закарпатской Украине (карпатские немцы). Промышленность Чехословакии, в том числе и военная, была одной из самых развитых в Европе. Заводы «Шкода» с момента оккупации Германией и до начала войны с Польшей произвели почти столько же военной продукции, сколько произвела за это же время вся военная промышленность Великобритании. Чехословакия была одним из ведущих мировых экспортеров оружия, ее армия была превосходно вооружена и опиралась на мощные укрепления в Судетской области.

    Судетские немцы, устами национал-сепаратистской Судетско-немецкой партией К. Генлейна, постоянно заявляли об ущемлении их прав со стороны чехословацкого правительства. Правительство приняло ряд мер по обеспечению представительства судетских немцев в Национальном собрании, местного самоуправления, образования на родном языке, однако напряженность снять не удалось. Опираясь на эти заявления, Гитлер в феврале 1938 обратился к рейхстагу с призывом «обратить внимание на ужасающие условия жизни немецких собратьев в Чехословакии».

    Дот в силезском Глучине

    Дот в силезском Глучине

    Дот в словацком Моравском Святом Яне

    Танк LT-38

    Первый Судетский кризис

    После аншлюса Австрии в марте 1938 года Генлейн прибывает в Берлин где получает инструкции по дальнейшим действиям. В апреле его партия принимает так называемую Карлсбадскую программу, содержавшие требования автономии. В мае генлейновцы активизируют прогерманскую пропаганду, выдвигают требование о проведении референдума по присоединению Судетских земель к Германии и на 22 мая, — день муниципальных выборов, — подготавливают путч, с тем чтобы превратить эти выборы в плебисцит. Одновременно проводилось выдвижение Вермахта к чехословацкий границе. Это спровоцировало первый Судетский кризис. В Чехословакии прошла частичная мобилизация, войска были введены в Судеты и заняли приграничные укрепления. В то же время о поддержке Чехословакии заявили СССР и Франция (во исполнение советско-французского договора от 2 мая1935 года и советско-чехословацкого договора от 16 мая1935 года). Протест по поводу силового разрешения кризиса заявила даже союзник Германии Италия. Попытка отторгнуть Судеты опираясь на сепаратистское движение судетских немцев в этот раз не удалась. Гитлер перешел к переговорам. Переговоры велись между Генлейном и чехословацким правительством при посредничестве Англии (см. миссия Ренисмена).

    Судетский кризис

    12 сентября1938 года, после провала переговоров, был спровоцирован второй Судетский кризис. Генлейновцы организовали массовые выступления в Судетах, что вынудило правительство Чехословакии ввести в населенные немцами районы войска и обьявить их на военном положении. Генлейн, избегая ареста, скрылся в Германии. На следующий день Чемберлен телеграммой уведомил Гитлера о готовности посетить его «ради спасения мира». 15 сентября1938 года Чемберлен прибывает на встречу с Гитлером в городе Берхтесгаден, в Баварских Альпах. Во время этой встречи фюрер сообщил, что хочет мира, но готов из-за чехословацкой проблемы и к войне. Однако, войны можно избежать, если Великобритания согласится на передачу Судетской области Германии на основе права наций на самоопределение. Чемберлен с этим согласился.

    18 сентября в Лондоне прошли англо-французские консультации. Стороны пришли к соглашению, что территории, на которых проживает более 50% немцев, должны отойти к Германии, и что Великобритания с Францией гарантируют новые границы Чехословакии. 20 — 21 сентября английский и французский посланники в Чехословакии заявили чехословацкому правительству, что в случае если оно не примет англо-французских предложений, французское правительство «не выполнит договора» с Чехословакией. Также они сообщили следующее: «Если же чехи объединятся с русскими, война может принять характер крестового похода против большевиков. Тогда правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне». Чешское правительство отказалось выполнить данные условия.

    22 сентября Гитлер ставит ультиматум: не препятствовать Германии в оккупации Судет. В ответ на это Чехословакия и Франция объявляют мобилизацию. 27 сентября Гитлер перед угрозой начала войны идет на попятную и направляет Чемберлену письмо, в котором сообщает, что он не хочет войны, готов дать гарантию безопасности оставшейся части Чехословакии и обсудить детали договора с Прагой. 29 сентября в Мюнхене по инициативе Гитлера происходит его встреча с главами правительств Великобритании, Франции и Италии. Однако, вопреки своему обещанию в письме Чемберлену, чехословацкие представители не были допущены к обсуждению соглашения. СССР было отказано в участии во встрече.

    Мюнхенское соглашение

    Встреча в Мюнхене состоялась 29—30 сентября. Основой соглашения являлись предложения Италии, практически ничем не отличавшиеся от требований, выдвинутых ранее Гитлером при встрече с Чемберленом. Чемберлен и Даладье приняли эти предложения. В час ночи 30 сентября1938 г. Чемберлен, Даладье, Муссолини и Гитлер подписали Мюнхенское соглашение. После этого в зал, где было подписано это соглашение, была допущена чехословацкая делегация. Правительства Великобритании и Франции оказали давление на правительство Чехословакии, так что, несмотря на подтвержденную СССР решимость оказать военную помощь и в отсутствие поддержки Франции, чешское правительство без согласия Национального собрания приняло к исполнению данное соглашение.

    Последствия

    Парадная лента на знамя. Третий рейх, 1938 г. (область присоединена к Германии)

    Отторжение Судетской области было только началом процесса расчленения Чехословакии.

    1 октября 1938 года Польша в ультимативной форме потребовала от Чехии передать ей Тешинскую область, предмет территориальных споров между ней и Чехословакией в 1918 — 1920 гг. Оставшись в международной изоляции, чехословацкое правительство вынуждено было принять условия ультиматума.

    Под давлением Германии, чехословацкое правительство 7 октября принимает решение о предоставлении автономии Словакии, а 8 октября — Закарпатской Украины.

    2 ноября1938 года Венгрия по решению Первого Венского арбитража получила южные (равнинные) районы Словакии и Закарпатской Украины с городами Ужгород, Мукачево и Берегово.

    В марте 1939 года Германия оккупировала оставшийся от Чехословакии огрызок, включив его в состав Рейха под названием «протекторат Богемия и Моравия». В руки Германии попали значительные запасы вооружения бывшей чехословацкой армии, позволившие вооружить 9 пехотных дивизий, и чешские военные заводы. Перед нападением на СССР, из 21 танковой дивизии вермахта, 5 были укомплектованы танками чехословацкого производства.

    19 марта – правительство СССР предъявляет ноту Германии, где заявляет о своём непризнании немецкой оккупации части территории Чехословакии.

    Соглашение, подписанное в Мюнхене, стало кульминационной точкой английской «политики умиротворения». Одна часть историков считает эту политику попыткой перестроить испытывающую кризис Версальскую систему международных отношений дипломатическим путем, через договоренности четырех великих европейских держав. Чемберлен, вернувшись из Мюнхена в Лондон у трапа самолёта заявил: «я привез мир нашему поколению».

    Однако другая часть историков полагает, что истинная причина проведения данной политики — попытка западных стран раздавить чужеродную систему у себя под боком — СССР. К примеру, заместитель министра иностранных дел Великобритании Кадоган записал в своем дневнике: «Премьер-министр (Чемберлен) заявил, что он скорее подаст в отставку, чем подпишет союз с Советами». В таком случае представляется, что «политика умиротворения» — хитроумная многоходовая комбинация по натравливанию гитлеровской Германии на СССР, проводимая с 1937 года, но в марте 1939 года давшая сбой. В результате Гитлер сначала захватил практически всю континентальную Европу, и только потом напал на СССР.

    Цитаты о сговоре

    Чемберлен — английский политик

    «я скорее уйду в отставку, чем подам руку Советам».

    Н. Чемберлена 27 сентября 1938 года

    Сколь ужасной, фантастичной и неправдоподобной представляется сама мысль о том, что мы должны здесь, у себя, рыть траншеи и примерять противогазы лишь потому, что в одной далекой стране поссорились между собой люди, о которых нам ничего не известно

    www.ronl.ru