Мнение историков о княгине ольге: Княгиня Ольга-Елена. Великие и неизвестные женщины Древней Руси

У историков есть мнение, что молодой князь Святослав. Но……: tistoriya — LiveJournal

У историков есть мнение, что молодой князь Святослав. Но… Получается, что княгиня Ольга оставила Киев без присмотра? Опасно, однако, возвращаться некуда будет, вспомните тех же древлян или варягов. А если еще вспомнить, что Святослав формально являлся наследником после отца, хотя и уступил правление матери, то пребывать в Константинополе инкогнито подле материнской юбки вряд ли мог. Кроме того, Святослав родственник Ольге все же кровный, сын ведь!
Но у Святослава был брат, возможно, рожденный не Ольгой, ведь князь Игорь имел не одну жену. Звали молодого человека Улебом, он явно родился позже Святослава. К этому времени Русь добилась в отношениях с Византией многого, не было только одного — династического брака. Сама собой напрашивается мысль, что княгиня Ольга ездила в Константинополь сватать младшего княжича Улеба. В пользу этого предположения говорит и пышность посольства; и то, что Ольга высказала свою идею только императорской чете, без свидетелей, чтоб не ставить в неловкое положение ни их, ни себя; и то, что Святослав так и не был крещен, в отличие от Улеба, а византийцы вряд ли стали бы разговаривать о замужестве своей Феодоры с князем-язычником. И вспомните о возмущенной тираде Константина по поводу стремления варваров заключать династические браки с императорской фамилией Византии. Такое впечатление, что написано по горячим следам. Не об Ольге ли думал император, когда писал резкие строки?
Заносчивые греки, несомненно, отказали княгине вежливо, но твердо, однако сделали это во время второго приема. Три месяца пребывания огромного посольства в Константинополе были потрачены зря. Известно, что Ольга вернулась из Царьграда весьма раздраженной, хотя и получила богатейшие подарки.
Кто оставался в Киеве во время более чем полугодового отсутствия княгини? Если принять версию, что она оставила совсем молодого сына Святослава (по летописи ему было всего двенадцать лет), то княгиня весьма рисковая дама, можно было вернуться к занятому месту. Если тот самый анепсий — княжич Улеб, который, как известно, младше Святослава (получается, лет десяти?), то сватать за него перестарка Феодору тоже нелепо. Сдается, все же князь Святослав был уже совсем не ребенком и оставался в Киеве вполне осознанно, как правитель. Есть еще версия, что сватала Ольга как раз-таки Святослава, а не Улеба. Но это означает, что Киев стоял полгода ничей, вряд ли таким шансом не воспользовались бы те же печенеги, как делали не раз при любом удобном случае.
Как бы то ни было, но вернулась княгиня Ольга в Киев ни с чем и свои обещания, данные византийскому императору по отправке русских воинов ему в помощь против арабов, выполнять не торопилась. А когда Константин прислал людей с напоминанием об обещании, ответила довольно резко, мол, пусть постоит в Почайне (пристань Киева), как она стояла в Суду (русские звали бухту Золотой Рог Судом), тогда и отправлю. А чуть позже даже направила то самое посольство к императору Оттону с приглашением на Русь римских проповедников христианства.
Еще одна заметка по поводу даты ее знаменитого визита вежливости. Возвращаясь от заносчивых греков (мы им никогда не простим пренебрежения нашим княжичем!), княгиня все-таки сосватала, теперь уже Святославу, дочь угорского князя Такшоня Ильдико, которую назвали Преславой, и привезла ту с собой в Киев. Преслава родила мужу двух сыновей — Ярополка и Олега. Старший внук княгини Ольги Ярополк родился согласно официальной версии в 958 году, то есть в момент гибели отца ему было всего лет 12. Маловато для человека, которому князь оставил стольный град Киев! Но если принять датой вояжа в Царьград княгини-матери не 957 год, а, например, 946-й, то и Ярополк получается вполне приемлемого возраста, года этак с 947–948-го. Это больше похоже на правду. Вот и думайте, когда все же ездила княгиня в Византию. А может, правы те, кто твердит, что не единожды?
В Житии святой Ольги, да и в остальной литературе, утверждается, что княгиня строила монастыри, учила детей, проповедовала христианство на Руси. Насчет детей не спорю, а вот в остальном сомнения. Вспомните приглашенного Ольгой Адальберта, гость едва ноги унес. Пусть вел себя неподобающе, пусть лез не в свое дело, но если уж княгиня пригласила, то могла бы и выставить с почестями, а не под… коленом. Если бы имела на то силу, но, видно, не рискнула. По словам самого же Адальберта, его прогнали за проповедование, то есть навязывание идей.
И сына княгиня крестить не смогла, и даже внуков. Про внуков можно возразить, мол, категорически запретил их отец князь Святослав, но вспомните, как позже выбирал для своего народа веру ее внук князь Владимир. Призывал к себе представителей, отправлял своих послов на разведку. И все для того, чтобы понять суть и узнать, что в православии впечатляющие богослужения. Как можно было, находясь рядом с истово верующей бабушкой, наблюдая день за днем за ее деятельностью по распространению христианства (тогда еще не было жесткого разделения на католицизм и православие), не иметь никакого представления о красоте византийских богослужений? Пусть княгиня не крестила внуков, но уж видеть в углу ее ложницы иконы, слышать ее беседы со священниками и другими людьми, хотя бы раз посетить храм внуки были должны.
Одно из двух — либо князь Владимир при жизни княгини Ольги находился от нее далече, либо княгиня проводила свою деятельность почти тайно. На то были причины: киевляне спокойно относились к любым верованиям, позволяя существовать в городе и христианской, и магометанской, как тогда на Руси звали мусульманство, и иудейской общинам, но только до тех пор, пока те варились в своей каше и не лезли в души самих славян. Но стоило Адальберту начать навязывать веру со стороны, как дело закончилось печально.
Скорее всего, и княгиня до поры сидела тихо, веря, но не навязывая свою веру киевлянам во избежание крупных неприятностей. Ее даже похоронили скромно, Ольга просила сына Святослава не чинить над ней языческую тризну, но и полного христианского обряда, кажется, не было. Русь даже в городах была еще не готова принять христианство. Позже Киев окрестит тот самый внук Владимир, но еще много десятков лет славяне будут просто перемалывать, перерабатывать под себя византийское христианство, очень точно назвав новую веру — православие. Только так эта вера стала верой народа.
По всему развитию событий похоже, что княгиня Ольга уже, по сути, потеряла власть в стране, она еще управляла хозяйством Киева и даже большей частью Руси, но основное в свои руки взял ее сын Святослав, внешнюю политику определял уже он.

По поводу даты рождения князя Святослава мы писали выше, единого мнения так и нет, однако все указывает на то, что совсем не мальчик оставался в Киеве пока княгиня Ольга сидела в Константинополе в ожидании приема у императора. С приходом к власти Ольги резко изменилась политика Руси, Русь не воевала, возможно, сказывалось женское правление. Со взрослением князя Святослава все меняется снова, князь точно собирал силы, чтобы потом ударить наверняка. Наверное, так и было.
О самом Святославе мы знаем крайне мало. Согласно нашим летописям он родился в 942 году у 49-летней Ольги и 67-летнего Игоря. Поздновато для Средневековья, но не буду повторять уже сказанного выше по этому поводу. О князе летописи вспоминают только в связи с его военными успехами и демократичным поведением в быту среди своих дружинников. Тексты больше похожи на пересказ дружинного эпоса, образ Святослава грешит излишней воинственностью, хотя и очень привлекателен. Отсюда утвердилось мнение, что князь воевал ради самой войны, якобы весь интерес его заключался в походах и победах в сражениях.
Отдается должное его полководческому таланту, демократичности и умению организовать людей, и отказывается в политической дальновидности и вообще в способности управлять страной. И то понятно, воевал все вдали от родной земли, в Киеве бывал мало, а когда бывал, то явно тяготился этим, в конце концов отказался править Киевом и решил основать свою столицу в Переяславце (это город Тулча на территории нынешней Румынии). Кому же такое понравится?! Укоряли князя и мать, и бояре, но тот оставался непреклонен. После смерти княгини Ольги в 969 году он поделил власть между сыновьями, оставив Киев Ярополку, древлян Олегу, а Владимира отправив в Новгород, и сам ушел основывать ту самую столицу, о которой говорил. И чего ему дома не хватало?
Но во всем поведении князя Святослава есть логика мудрого политика и государственного деятеля. Он действительно видел свое предназначение в военных походах, но никогда не воевал просто ради войны и даже ради большой дани! Князь всегда защищал рубежи своей родины и присоединял к ней те земли, на которых уже жили русичи или доброжелательно настроенные к ним славяне. Попробуем разобраться.
Помимо мелких стычек с печенегами, уже вплотную подступившими к южным окраинам Руси, первым крупным походом князя Святослава был разгром Хазарии в 964–965 годах. Этот поход заставил заговорить о русском князе всех ближних и дальних соседей Руси и добавил головной боли византийским императорам. Во всяком случае, до его гибели в 971 году большей заботы, чем русский князь Святослав, у Константинополя не было!
Хазарский каганат несколько столетий был проклятием и большой бедой славян, хазарам платили дань многие славянские племена. Чтобы славяне не расслаблялись, кочевники время от времени разоряли близлежащие города, уводили людей в плен и накладывали огромную дань. Славяне всегда воевали со Степью, были и печенеги, и торки, и половцы, и те же угры, но до татаро-монгольского нашествия никто из степняков не держал под своей властью их дольше Хазарского каганата. Это, кстати, вполне прообраз татаро-монгольского ига, ведь даже киевский князь Аскольд был хазарским тадуном, то есть сборщиком дани.
Освободиться от власти хазар на Руси мечтали давно, но мало того, что Хазария была сильна, она еще и состояла в союзниках могущественной Византии. Первым князем, оторвавшим у проклятых хазар часть славянских племен, был князь Олег. Помните его «Кому дань платите? Не давайте козарам, давайте мне»? Те славяне, что жили от «козар» подальше, а к князю поближе, так и поступили, а вот вятичи, которые сидели а приокских лесах и граничили с Волжской Булгарией, тоже подвластной Хазарии, дань платили Итилю, рассудив, что Киев — он где, а хазары через булгар по Волге (Итилю) вмиг доберутся — и прощай, волюшка вольная…
Ходить на хазар основательно не рисковали ни князь Олег, ни князь Игорь, видно, еще не время было. При Святославе это время пришло, и князь сумел воспользоваться случаем вполне. Еще немного о ситуации вокруг Хазарии. К моменту выхода на мировую арену князя Святослава Хазария переживала уже не лучшие дни, но была все еще очень и очень сильна. В самой стране назрел раскол, ведь основная масса хазар были мусульманами, а правящая верхушка иудеями (караимами). Реальная власть сосредоточилась в руках у царя, а духовная была у кагана — религиозного правителя хазар. Но цари Хазарии сумели изолировать кагана от своей паствы, превратив в живого идола, в символ.
В результате страна разделилась по религиозному принципу, в столице Хазарии Итиле отдельным для иудеев и мусульман было все — жилые кварталы, рынки, суды, кладбища… И над всем этим стояла фигура священного кагана, в действительности вполне управляемого царем Хазарии. К сороковым годам X века у царя Иосифа назрел конфликт с Византией, константинопольский император Роман совсем не приветствовал иудеев. Кроме того, слабеющая Хазария перестала быть интересным союзником Византии, ведь рядом появилась крепнущая день ото дня Русь, греки предпочли бы иметь дело с ней, да и печенеги тоже набрали немалую силу.
Как достаточно умный политик, князь Святослав понял выгодность момента и направил свой удар против Хазарии, хотя конечной его целью был выход к черноморскому побережью. Именно после его похода Тмутаракань стала практически русским городом. Но пошел Святослав на хазар не так, как могли бы ожидать его враги. Чтобы добраться в хазарскую столицу Итиль, нужно было спуститься Днепром до Черного моря, пройти Боспором Киммерийским (Керченский пролив) мимо хазарских крепостей Корчев (Керчь) и Тмутаракань на его берегах до Сурожского (Азовского) моря, подняться по Дону до волоков на Волгу и спуститься по ней до Итиля либо с Сурожского моря пройти землями Закавказья до Хвалынского (Каспийского) моря и тогда напасть на Итиль, стоявший почти на месте нынешней Астрахани в дельте Волги. Тяжелейший путь, за время которого хазары десяток раз не только были бы предупреждены о подходе русских и успели подготовиться, но и сами ладьи русов превратились бы в дрова на волоках от Дона до Волги.
Русские дружины ходили при князе Игоре через земли хазар в Закавказье по договоренности между греками и хазарами, но при первой же возможности были ими наголову разбиты у Дона. Вот почему хазарский царь меньше всего боялся нападения русских отрядов на свою столицу. Дон надежно защищала крепость Саркел (Белая Вежа), построенная при помощи военных инженеров Византии, можно было не беспокоиться.
И тут князь Святослав показал, на что способен, сразу заставив заговорить о себе всех вокруг. Русское войско не пошло тем путем, каким могли его ждать, князь сначала отправился в земли вятичей. Но не как завоеватель, а с предложением союза против ненавистных хазар. Вслед за вятичскими землями настала очередь Волжской Булгарии. Булгары давно мечтали освободиться от хазарского ига, но настолько боялись своих поработителей, что даже обратились к князю Святославу с просьбой имитировать захват их земель, при этом тайно помогая продовольствием и фуражом.
Следующими были буртасы, оказавшие яростное сопротивление русским и в ответ разметанные по приволжским степям. Путь на Итиль с севера, а не с моря, был открыт. Но князь Святослав не стал таиться, напротив, он предупредил хазарского царя, что идет на его столицу! Помните знаменитое «Иду на Вы!»? В ответ на недоумение собственных соратников князь отвечал, что лучше встретиться сразу со всеми силами Хазарии и уничтожить их в одном бою, чем гоняться за каждым беком по отдельности по всей степи, и оказался прав.
Главное, чем закончился этот поход, — князь Святослав, снова перепугав всех, завершил разгром Хазарии тем, что сровнял с землей крепость Саркел и вернулся восвояси тем же путем, каким пришел, — через земли булгар и вятичей. Что тут удивительного? Есть немного.

Пропавший крест княгини Ольги


За свою тысячелетнюю историю Православная церковь на Руси много приобрела, но еще больше потеряла святынь. В их числе Честная глава равноапостольного князя, мощи первых святых Бориса и Глеба, а также святой крест, данный благоверной княгине Ольге цареградским патриархом…


О кресте княгини Ольги можно почерпнуть сведения из трудов одного из величайших представителей отечественной культуры, организовавшего первую публичную библиотеку в Киеве, — отставного капитана Павла Должикова. Свои исторические исследования он подписывал подробно: «Почетный корреспондент Императорской Публичной библиотеки, соревнователь Исторического московского общества истории и древностей российских и почетный страж при гробе генерал-фельдмаршала графа Румянцева, в Киево-Печерской лавре».


«А ТОЙ КРЕСТ И ДОНЫНЕ СТОИТ В СВ. СОФИИ…»


Так вот, 24 сентября 1883 года Павел Должиков писал: «Из отечественных летописей и других источников известно, что благоверная Ольга, великая княгиня российская, при крещении своем в Царьграде получила от патриарха в благословение себе и всей Русской земле как залог и знамение св. крест, вырезанный из цельного куска животворного Древа Господнего, который и привезла с собой в Киев. Что действительно сей св. крест — первая в хронологическом порядке святыня Русской земли — был принесен в Киев, находим следующие подтверждения.


1. В слове Киевского митрополита Иллариона, сказанном равноапостольному князю Владимиру, великому князю Российскому: «Ты же и бабка твоя Ольга, принесшая крест из Нового Иерусалима — из Царьграда и поставившая в Землю своей, — вы утвердили Веру».


2. В одном сербском старинном прологе сказано: «А той крест и доныне стоит в Св. Софии в алтаре на десной стороне, имеет письмена сице: «Обновись Русская земля св. крестом, его же привезла Ольга, благоверная княгиня».


3. В сохранившемся в библиотеке Киево-Софийского собора рукописном прологе, отмеченном по росписи № 132, под числом 11 июля сказано: «А той св. крест и доныне стоит в Св. Софии в алтаре и имеет письмена: «Обновися Руская земля св. крестом, его же прияла Ольга, благоверная княгиня».


4. В описании г. Киева Закревского читаем следующее: «Достоверность факта о принесении благоверною Ольгою из Царьграда креста неоспорима, но дальнейших сведений о судьбе его мы не имеем. Любопытно было определить, когда похищена святыня эта из Киева и где она теперь находится».


Вопрос сей разрешает один из историков Киево-Софийского собора Скворцов тем, что полагает святой крест Ольгин погибшим во время смут униатских. С мнением Скворцова, как не опирающегося ни на один исторический факт, нельзя соглашаться, потому что как он, так и предшествующие ему историки, начиная от Карамзина и до Лебединцева, недавно напечатавшего свое сочинение о Софийском соборе, не знали, да и не могли знать, о недавно найденном драгоценном историческом сведении, указывающем о нынешнем нахождении креста св. Ольги. Занимаясь всю долговременную жизнь мою библиографическими разысканьями, преимущественно относящимися к Киеву и Южному краю отечества нашего, а также и по обязанности своей — как почетный корреспондент Императорской Публичной библиотеки, отыскал в одном из иностранных журналов сведения, что в 1852 году в Венеции в книжном хламе какого-то местного антиквара одним из известнейших польских библиографов найдена чрезвычайно редкая латинская брошюра, сохранившаяся едва ли в двух только экземплярах и содержащая в себе ХХІІ жизнеописания киевских римско-католических епископов с изображением их гербов начиная с 1321 года…


В этой редчайшей брошюре сочинитель св. приор Симон Окольский в биографии пятого киевского римско-католического епископа Андрея (жившего во время царствования польского короля Ягайло в конце ХIV — начале ХV века) пишет: «Епископ Андрей во время княжения в Киеве князя Ивана Ольгимунтовича Гольшанского, опасаясь бывших тогда беспрерывных междоусобий и смут, удалился из Киева в г. Люблин, причем вывез с собой найдрагоценнейшее украшение Киева, св. крест из животворящего Древа Господня, который и поместил в костеле Св. Станислава у братьев Доминиканцев».


После столь положительных сведений, передаваемых одним из очевидцев местонахождения креста Ольгиного в Люблине, не может уже существовать никакого сомнения в нахождении сей великой святыни в Царстве Польском. Оно подтверждается еще и тем, что в библиотеке Московского архива иностранных дел находится латинская рукопись половины ХVII века, писанная на бумаге в лист, Deliciae Lublinnees — «Люблинская отрада», где говорится о чудесах, коими ознаменовался данный епископом Андреем крест св. Ольги.


А что действительно св. крест этот находится и в настоящее время в Люблине, мы можем указать на некоторых киевлян, недавно там бывших и поклонявшихся ему в костеле Св. Станислава.


Неоценимая брошюра Окольского, которой единственно мы обязаны сохранением столь важных указаний местонахождения Ольгинова креста, недавно напечатанная неким W… W… в ограниченном числе экземпляров (для любителей только) и снабжена польским переводом ксендза Серватовского.


Как не вознаградима была для Киева утрата Ольгинова креста, но в ней следует… признать особенный Божественный промысел о его сохранении, потому что вскоре по вывезению его епископом Андреем на Киев последовало нападение татарского хана Едигея в 1416 году, ограбившего и разорившего все киевские церкви и преимущественно Софийский монастырь… Тоже повторилось и в 1482 году от крымского хана Менгли-Гирея, пославшего даже царю Иоанну Васильевичу из добычи взятый им из Софийского монастыря золотой дискос и потир.


В эти несчастные для Киева времена св. крест Ольгин, конечно, мог бы погибнуть навсегда. Между тем, находясь в Люблине, не испытавшем ни татарских набегов, ни униатской смуты, он оставался в совершенной безопасности. Не можем не заметить также, что увезению св. креста Ольгина много способствовало и то обстоятельство, что в то время митрополиты киевские проживали не в Киеве, а во Владимире на Клязьме и в Москве. Точно также и римско-католические епископы жили большею частью не в Киеве, а в губернском городе Люблине».


Так написано в записке любителя старины Павла Должикова…


ПРИКЛЮЧЕНИЯ РЕЛИКВИИ


Профессиональные исследователи истории, археографии и археологии уже в ХХ веке писали о существовавшем кресте княгини Ольги, о его доставке на Русь. Ведущий византолог Украины Надежда Никитенко подтверждает, что этот крест был в Софии, но когда он исчез и где он сейчас, определенно сказать не может.


А в начале ХІХ века, к удивлению, мнение о данной святыне христианства было иным. Николай Карамзин утверждал, правда, в примечаниях: «…сего креста нет, и никто не слыхивал о нем в Киеве». А Николай Закревский брал под сомнение свидетельства нахождения священного креста в Люблине, тем более что в сочинении от 1655 года ксендза П. Рушля сообщается, что крест привезен из Византии Анной, супругой крестителя Руси. Свою сентенцию о кресте великой княгини Ольги Закревский, явно под впечатлением от Польского восстания 1863 года, пишет раздраженно: «Едва ли в свете кто обходится с историческими фактами столь бесцеремонно, как польские писатели».


Так как все пути креста Ольги ведут в Люблин, узнаем мнение и польских историков. Ричард Будгевич сообщил, что «крест, привезенный в Русь княгиней Ольгой, действительно существовал, но его похитили 9 февраля 1991 года, и до сих пор нет сведений о его местонахождении».


Священники ордена доминиканцев дали дополнительные сведения о реликвии.


Святой Крест, на котором был распят Христос, нашла св. Елена — мать императора Константина. Святое Древо разделили на части, которые распределили между различными храмами.


Одна из больших частей деревянного распятия осталась в Константинополе, но в 988 году ее взяла с собой в Киев как приданое невесты византийская принцесса Анна, сестра императоров Константина и Василия Болгароборца. Ее муж, князь Киевской Руси Владимир, решил креститься сам и привести к вере своих подданных.


Реликвия Святого Древа способствовала успешному крещению языческого народа и стала знаменем духовного преобразования Киевской Руси. Она была помещена в драгоценный крест, который хранился в сокровищнице князя Киевского, и передавалась князьям-потомкам.


Есть две версии истории перенесения реликвии в Люблин. Первая и наиболее известная о епископе Андрее уже приводилась выше. Этот католический священнослужитель изначально хотел доставить христианскую реликвию в Краков. Однако на пути остановились в Люблине, а дальше кони не сдвинулось с места… Это чудо восприняли как признак того, что реликвия должна остаться в этом городе. В люблинской церкви отцов доминиканцев можно увидеть серию картин, посвященных истории этого духовного памятника.


Вторая версия основывается на сообщении историка Яна Длугоша. Он утверждал, что князь Грегорий (Юрий), спасая свою жизнь, бежал из Киева в Польшу под крыло Казимира Великого. Именно Юрий «прихватил» с собой крест святой Ольги и по приезде в Люблин передал реликвию в вечный дар монастырю доминиканцев. Некоторые историки утверждают, что наследники Казимира поместили реликвию в часовне замка в Люблине, а уж затем передали ордену доминиканцев.


СВЯТЫНЯ ВСЕХ ХРИСТИАН


Чудеса, связанные с крестом святой Ольги, наблюдались в течение столетий. Святыня помогала жителям города и близлежащих районов во время стихийных бедствий, войны, «отзывалась» на личные просьбы прихожан церкви доминиканцев.


Существовало даже братство Святого Креста, имевшее свое знамя, молитвы, религиозную литературу. Братство хранило данный крест в неоднократно отремонтированной раке начала ХVII века. Отмечали день святыни 3 мая и 14 сентября. В дополнение к большой реликвии у доминиканцев было еще два ритуальных креста — большой и малый — с частицами Святого Древа. Большой ковчег с реликвией, но без стебля весил около 20 кг; он был изготовлен из серебра, украшен скромными орнаментами и бисером. Основными были два симметричных вертикальных ответвления, на каждом из которых был ангел, вытянувший руки вверх.


В трагическую ночь с 8 на 9 февраля 1991 года священный крест с мощами был украден. С тех пор в Люблине доминиканцы с сестрами братства 9-й день каждого месяца, и особо 9 февраля, отмечают крестным путем, покаянными молитвами и мольбами о возвращении реликвии. Ведь молитвы перед Святым Крестом позволяют увидеть дерево, на котором был распят Спаситель, помогают верующим созерцать истину.


Напоследок хочется сказать: нашему народу так не хватает святынь, обязательно нужно искать эти реликвии, а Господь рассудит и поможет их обрести…

Романовы: что думает эксперт по настоящим Романовым

В трейлере к Amazon Prime Романовы один из главных героев, выглядя несколько измученным, восклицает: «Я так устал от этого дерьма Романовых. ” Я знаю это чувство.

Как романовский историк, который последние 12 лет писал о последней императорской семье России, я потерял счет количеству писем и электронных писем, которые я получил от людей, утверждающих, что они каким-то образом связаны с членом этой прославленной семьи. , или чей предок был причастен к их чудесному бегству из России. Они просто продолжают приходить.

Из всех королевских связей связь с воскресшим Романовым является высшей генеалогической фантазией, подпитываемой популярными телевизионными программами, такими как Кто ты такой? и Роуд-шоу антиквариата . Есть даже эпизод Frasier под названием «Царь родился», в котором семья взволнованно празднует королевские связи русских часов, которые принадлежали Александру II и были привезены в Америку их предком, который был «Романовой принцессой». ». Не так; Пока Фрейзер готовит свой пресс-релиз, он обнаруживает, что судомойка украла часы. Она сбежала с ним в Нью-Йорк, где работала проституткой. Их предком была не принцесса, а посудомойка: «Мы не Романовы, — скорбит Фрейзер, — а произошли от воров и шлюх».

Дело в том, что что касается русской царской крови, сколько бы анализов ДНК, научных статей или авторитетных разоблачений не было опубликовано, это одна фантазия, которая просто не ляжет. Имя «Романов» несет в себе первостепенную социальную значимость, связи с предполагаемым несметным богатством, спрятанным в иностранных банках, и романтическую невероятную историю, в которой саундтрек навсегда проигрывает мелодию из « Анастасии» Ингрид Бергман.

Проблема с русскими корнями в том, что после 1917 Революция вынудила многих из них отправиться в ссылку, появилась целая диаспора из сильно обедневших Романовых княжон, княгинь, великих князей и княгинь. Многие из них написали это имя во французской форме как Romanoff. (На самом деле это более точно отражает правильное русское произношение, чем окончание -ов, которое сейчас предпочитают.) В изгнании в Париже, на юге Франции, в Лондоне и Калифорнии эмигранты Романовы того или иного рода питались этим именем.

Некоторые из них были блестящими подделками, как, например, голливудский ресторатор Майкл Романофф, чьи помещения покровительствовали такие кинозвезды, как Хамфри Богарт, Лорен Бэколл и Фрэнк Синатра. Вы должны восхищаться бравадой этого литовского мошенника, урожденного Гершеля Гегузина, который слонялся по своему ресторану на Родео Драйв, называя себя «князем Михаилом Дмитрием Александровичем Оболенским-Романовым». Все знали, что он мошенник; он знал, что они знали, и превратил это в великолепную блестящую шутку. Ко Второй мировой войне журнал LIFE назвал этого милого шоумена «самым замечательным лжецом США 20-го века».

Но принц Майк, как его называли друзья, был не единственным приспособленцем, кормившим голливудскую фабрику грез суррогатной русской романтикой между войнами. Ни одному ложному претенденту на выдающиеся связи с Романовыми — а их было немало — не удавалось превзойти карьеру печально известной Анны Андерсон. Ее имя то появлялось, то исчезало из прессы на протяжении большей части 60 лет, породив целую индустрию книг, статей, телешоу и фильмов, которая даже сейчас отказывается утихать. Она впервые появилась как загадочная Fräulein Unbekannt — «Мисс Неизвестная» — неудавшаяся самоубийца, вытащенная из Ландвер-канала в Берлине в 1920 году. Вскоре после этого она объявила, что на самом деле она великая княгиня Анастасия, младшая дочь последнего царя Николая II; но мировая пресса быстро стала называть ее одним из ее нескольких псевдонимов — Анна Андерсон.

Способность Андерсона обманывать так много и так долго до сих пор полностью не объяснена. Она была продуктом запутанных обстоятельств убийства Российской Императорской Семьи в Екатеринбурге на Урале в ночь с 17 на 19 июля.18. Хотя ленинское правительство быстро объявило, что они расстреляли царя Николая, по очевидным политическим причинам они никогда не признавались в том, что убили его жену Александру и их пятерых детей: Ольгу, Татьяну, Марию, Анастасию и наследника-гемофилика Алексея. Сразу после этого, со всем хаосом гражданской войны в Сибири, ненадежной связью и преднамеренной большевистской кампанией дезинформации, никто не был полностью уверен, что произошло. Где были тела? Вскоре появились слухи, что один или несколько членов семьи чудом избежали кровавой бойни в доме Ипатьева.

Андерсон сказала, что ее похитил один из охранников дома и контрабандой переправил через границу в Румынию. Несмотря на то, что в 1928 году выжившие члены семьи Романовых, в том числе мать Николая, объявили ее самозванкой, в 1938 году Андерсон начала мучительную кампанию в немецких судах за юридическое признание ее иска. С другой стороны, целая прибыльная индустрия Анастасии набрала обороты в ответ на ненасытное общественное любопытство к ее истории. Его высшая точка была 1956 голливудский фильм « Анастасия, », получивший «Оскар» и «Золотой глобус» за главную роль Ингрид Бергман.

Но Анна Андерсон была далеко не единственной подражательницей Романовых. В 1963 году журнал LIFE опубликовал 10-страничную передовую статью о другой претендентке на Анастасию по имени Юджиния Смит. С годами появилась целая куча разных Романовых с каталогом сумасшедших историй; женщина на озере Комо, Марга Будтс, объявила, что она Ольга; Британский историк утверждал, что Татьяна была увезена самолетом из Сибири, поселилась в Кенте, вышла замуж за британского офицера и похоронена на Ромни-Марш. Лже-царевичи появлялись по всему миру: один, видимо, попал в советскую психиатрическую лечебницу; другой добрался до США и продавал свою собственную марку водки «Алексис» в Аризоне и, что неправдоподобно, сломал много костей, играя в поло — факт, который должен был рассеять все подозрения, что он может быть настоящим гемофиликом. Подлый польский шпион, называвший себя полковником Голеневским, был, пожалуй, самым знаменитым фальшивым Алексеем и рассказывал небылицы о побеге из России всей семьи Романовых. Александра, по его словам, умерла в Польше в 19В 24 года Анастасия поселилась в Америке, Ольга и Татьяна доживали свою жизнь в безвестности в Германии. Николай, Алексей и Мария отправились в Познань.

У всех этих эрзац-Романовых были свои последователи, но в течение 64 лет именно иск Анны Андерсон привлекал самое серьезное внимание, несмотря на то, что в 1970 году суды отклонили ее иск как «недоказанный». Фильм Бергмана вдохновил множество книг , прежде всего Питер Курт, Анастасия: загадка Анны Андерсон, опубликовано в 1983. Андерсон умер год спустя; но только после распада Советского Союза в 1991 году правда наконец начала раскрываться. В том же году могила, куда были сброшены тела Романовых, была найдена и раскопана в Коптяковском лесу под Екатеринбургом. Но как раз тогда, когда казалось, что десятилетия сомнений и слухов можно отбросить, оказалось, что найдены тела только пяти членов семьи.

Двое из детей до сих пор не найдены: Алексей и Мария. Или это была Анастасия? Ученые, проводившие исследования останков, расходились во мнениях относительно того, какая из двух младших дочерей находится в могиле, а какая до сих пор пропала. Это оставило дверь открытой для продолжения споров о судьбе Анастасии, хотя и положило конец иску Андерсона. В 1992 прядь ее волос сравнили с останками в могиле в Коптяковском лесу в рамках программы расширенного тестирования ДНК в России, Великобритании и США. Они не совпали. Два года спустя образец ткани, взятый из кишечника Андерсона перед операцией, подтвердил эти выводы. Это также убедительно подтвердило утверждение, сделанное еще в 1927 году, что она на самом деле была польской девушкой из рабочего класса по имени Франциска Шанцковская.

В 2007 году в Коптяковском лесу наконец были найдены два недостающих комплекта очень фрагментарных останков. После сравнительных испытаний они были подтверждены как пропавшие без вести Мария и Алексей. Но 100 лет отрицаний, слухов и теорий заговора так просто не утихают.

До сих пор есть люди, которые хотят верить, что кто-то каким-то чудом выжил. Что угодно, лишь бы наконец не принять ужасную правду о том, что ни один из этих прекрасных детей не избежал этой ужасной участи. Отрицатели настаивают на том, что большевики подложили тела неизвестных жертв в могилу в лесу, что настоящие Романовы были вывезены из России и что международная клика ученых сговорилась с целью фальсификации тестов ДНК. Очень немногие на Западе верят в эти безумные утверждения, но новая серия Amazon Prime, несмотря на то, что она явно иронична, кажется, гарантированно даст этой бесконечно соблазнительной легенде новую жизнь.

Как однажды сказала сестра царя Николая Ольга: «Общественность просто хочет верить в тайну».

Историки объясняют, как прошлое влияет на настоящее

Хелен Раппапорт — автор книги «Гонка за спасение Романовых: правда о тайных планах по спасению российской императорской семьи».

Свяжитесь с нами по телефону по адресу [email protected]

20 Запутанные факты об истории, которые вы никогда не изучали В школе

16 Княгиня Ольга Киевская заживо похоронила своих сватов, заколола 5000 человек во время пира и была причислена к лику святых православной церковью. источник изображения: historyanswers.co.uk

Возьмите свой Красная свадьба и уходите, Игра престолов . Он не становится более хардкорным, чем , этот .

Эта русская принцесса была прямым потомком викингов и полностью соответствовала репутации своих предков. Ольга была женой Игоря Киевского, довольно жестоко убитого древлянами. Поскольку ее сын Святослав был всего лишь трехлетним ребенком, она была объявлена ​​официальной правительницей Киевской Руси. Древляне были честолюбивы и выразили желание, чтобы княгиня Ольга вышла замуж за их князя Мала; ассоциация, которая сделала бы древлянина правителем земли.

Когда древляне послали 20 своих лучших людей, чтобы уговорить Ольгу, она в ответ приказала своим слугам вырыть глубокую траншею и сбросить в нее свои лодки — посланников и всех остальных. Их похоронили заживо. На этом месть не остановилась. Она пригласила лучших воинов принца Мала в свою баню и сожгла ее во время купания. Когда древляне устроили большой пир после похорон Игоря, Ольга дождалась, пока они напьются, и приказала зарезать их — всех 5000 человек. За этим последовало тотальное объявление войны. Ольга вошла в древлянскую общину со своими войсками и приказала им поджечь их дома. Они погибли за одну ночь.

В 1547 году Православная церковь причислила ее к лику святых, став одной из пяти женщин, удостоенных такой чести. (источник)

17 Во время Нанкинской резни 1937-38 годов солдаты разрезали животы беременным женщинам, насиловали детей и младенцев, предварительно вскрыв их, и даже заставляли членов семьи насиловать друг друга. источник изображения: padresteve.com

Известный также как Нанкинское изнасилование, около 300 000 китайских мирных жителей были убиты Императорской японской армией. Помимо поджога почти одной трети города, японские солдаты выпотрошили детей, младенцев и молодых девушек, а затем изнасиловали. Беременным женщинам отрезали и убивали животы или протыкали их влагалища штыками, бамбуковыми палками или другими острыми предметами. Джон Рэйб, руководитель Зоны безопасности, вспоминая день 17 декабря, записывает в дневнике

«Прошлой ночью было изнасиловано до 1000 женщин и девочек, около 100 девочек в колледже Джинлинг. . . в одиночестве. Вы не слышите ничего, кроме изнасилования».

В еще одной выдержке из статьи Селии Янг 2006 года Мемориальный зал жертв Нанкинской резни: риторика перед лицом трагедии,

«Солдат резко ударил ее штыком в живот. Она издала последний крик, когда ее кишки вывалились наружу. Затем солдат проткнул плод, у которого была хорошо видна пуповина, и отбросил его в сторону».

(источник)

Рекламные объявления

18 Христофор Колумб управлял сетью секс-рабынь с индейскими девочками, не достигшими половой зрелости. источник изображения: showusyourtemper. com

Книги по истории определенно не говорят вам это .

Прибыв на Эспаньолу в 1492 году, Колумб и его люди взяли в рабство почти 2000 индейцев таино, которые пришли поприветствовать их. Несовершеннолетних девушек таино превращали в секс-рабынь и даже экспортировали за границу богатым покупателям из Европы. Для Колумба было обычной практикой награждать своих мужчин девушками за изнасилование, если они особенно хорошо выполняли работу. Бесчеловечное обращение Колумба с индейцами таино было хорошо задокументировано грамотными членами его команды. Если рабы плохо себя вели, он приказывал своим людям отрезать им уши или носы. В крайних случаях Колумб натравливал на них собак, пронзал пиками или прибегал к расстрелу. (источник)

19 Пифагорейцы считали, что мочеиспускание лицом к солнцу является тяжким наказуемым грехом. источник изображения: wikipedia.org

Пифагор прославился своими новаторскими математическими и философскими теориями. Помимо того, что он был гением и приобрел культовый статус среди людей во всем мире, он также был странным . Быть частью «внутреннего круга» пифагорейской школы означало следовать странным правилам, таким как воздержание от употребления в пищу бобов и не смотреть на солнце во время мочеиспускания. Сегодня он широко известен своей теоремой Пифагора, и легенда гласит, что после ее открытия он принес в жертву богам 100 голов крупного рогатого скота. Ходят также слухи, что он убил философа Гиппаса за несогласие с ним, но достоверность слуха еще предстоит выяснить. (1,2)

Объявления

20 Моцарт был одержим фекалиями и даже писал песни об анилингусе. источник изображения: trift.org

Вольфганг Амадей Моцарт, несомненно, обладал чувством юмора. Семья, близкие друзья и знакомые знали о его склонности к юмору в ванной, о чем свидетельствуют письма, которые он писал им при жизни. Бен Скиннер, эндокринолог, изучил письма Моцарта и обнаружил, что 39 из них содержат «копрологические отрывки».