Проект "Живая летопись" поможет школьникам Поморья стать авторами книг. Живая летопись


Положение о конкурсе творческих работ «Живая Летопись»

  1. ТЕРМИНЫ

    1. Конкурс - соревновательное мероприятие по созданию школьниками индивидуальных и коллективных Творческих работ на тему «Судьба семьи в истории страны».
    2. Школа - муниципальное учреждение общего и дополнительного образования.
    3. Учитель - представитель Школы, координирующий участников на всех этапах проведения конкурса.
    4. Участник - ученик Школы, представитель 6 - 11 классов, создавший творческую работу в рамках и в соответствии с правилами Конкурса.
    5. Творческая работа - авторский текст, полученный в результате творческого труда Участника, изложенный в прозе или стихотворной форме.
    6. Книга - сборник творческих работ, написанных участниками конкурса.
    7. Организаторы - организации и органы государственной власти, осуществляющие подготовку и проведение Конкурса.
      1. Некоммерческая организация «Институт книги, пропаганды чтения и содействия развитию новых технологий передачи информации» (ОГРН, ИНН, адрес)
      2. Интеллектуальная издательская система Ridero – Общество с ограниченной ответственностью «Издательские решения» (ОГРН 1136670018770, ИНН 6670408100, КПП 667001001, 620075, г. Екатеринбург, ул. Шарташская, д. 19, пом. 309., адрес для переписки: 620027, г. Екатеринбург, а/я 313).
      3. Правительство Архангельской области.
    8. Оргкомитет - орган, специально созданный для целей проведения Конкурса, подотчетный и подконтрольный Организаторам Конкурса, формируемый из журналистов, деятелей культуры и искусства, общественных деятелей, учителей и педагогических работников, представителей Организаторов.
    9. Жюри - Специально привлеченная для целей проведения конкурса группа специалистов, наделенная полномочиями в решении вопросов о выборе победителей и присуждении награды.
    10. Председатель Жюри - Лицо, возглавляющее Жюри Конкурса, выбираемое из состава Жюри.
  2. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

    1. Конкурс «Живая летопись» (далее — Конкурс) — соревновательное мероприятие по созданию участниками индивидуальных и коллективных творческую работу на тему «Судьба семьи в истории страны».
    2. В Конкурсе могут принимать участие учащиеся 6-11 классов муниципальных учреждений общего и дополнительного образования.
    3. Конкурс проводится среди учащихся школ, расположенных в Архангельской области Российской Федерации.
    4. Участие в Конкурсе является бесплатным. Взимание организационных и прочих взносов с участников Конкурса недопустимо.
    5. В рамках Конкурса каждому участнику предлагается создать творческую работу на тему «Судьба семьи в истории страны» (далее – «Творческую работу»), в том числе:
      1. собрать информацию о жизни своей семьи;
      2. написать Творческую работу в прозе или в стихотворной форме;
    6. Участник может дополнить Творческую работу визуальными материалами: иллюстрациями в виде фотографий или изображений, присутствие визуальных материалов - дополнительное условие, не являющееся обязательным для участия.
    7. Допускается совместная работа над одной Творческой работой группы школьников.
    8. Творческие работы формируются в Книгу и предоставляются на конкурс участниками, при содействии школ. При предоставлении Книги на конкурс участники или учитель указывают необходимую для Оргкомитета информацию, в том числе: какую школу представляет Книга, имя ответственного учителя и т.д.
    9. Минимальное количество Книг, подаваемых на Конкурс от Школы - 1 Книга.
    10. Количество Творческих работ в одной Книге - от 5 до 8. Объём текста одной Творческой работы не должен превышать 35 000 символов с учётом пробелов.
    11. Количество составителей одной Книги - от 1 до 8 участников. Объем текста книги не должен превышать 280 000 знаков с учётом пробелов (из расчёта 35 000 знаков в одной работе на максимальное количество работ в книге 8).
  3. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ПРОЕКТА

    1. Поиск и поддержка талантливых детей.
    2. Знакомство школьников с историей России ХХ века.
    3. Патриотическое воспитание молодежи.
    4. Обращение внимания школьников на современную русскую и зарубежную литературу, посвященную истории России в ХХ веке.
    5. Воспитание навыков творческого письма у школьников: поиск тем, реферирование информации, написание текстов.
    6. Уплотнение семейных связей детей.
    7. Знакомство школьников с возможностями современных библиотек, повышение компьютерной грамотности.
  4. ОРГАНИЗАТОРЫ КОНКУРСА И ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ

    1. Проведение конкурса обеспечивают и осуществляют Организаторы Конкурса.
    2. Оперативное руководство проведением Конкурса осуществляет Организационный комитет (далее — Оргкомитет), подотчетный и подконтрольный Организаторам Конкурса, формируемый из представителей Организаторов, журналистов, деятелей культуры и искусства, общественных деятелей, учителей и педагогических работников, представителей Архангельской области.
    3. Оргкомитет утверждает Жюри Конкурса. В состав Жюри входят писатели, журналисты, общественные деятели, деятели культуры и искусств, преподаватели Архангельской области. В Жюри входят не менее трех и не более семи членов Жюри. Жюри Конкурса возглавляет Председатель, избираемый из состава Жюри.
    4. Организатор размещает координаты Оргкомитета, а также всю сопутствующую конкурсу правовую информацию на официальной странице Конкурса www.ridero.ru/letopis.
  5. ПРАВИЛА ПРОВЕДЕНИЯ КОНКУРСА

    1. Конкурс проводится для всех муниципальных учреждений общего и дополнительного образования (Школ) Архангельской области.
    2. Конкурс проводится для всех участников, соответствующих требованиям, изложенным в разделе 1 Правил, без предварительного отбора.
    3. В ходе конкурсных состязаний участник создает Творческую работу на тему «Судьба семьи в истории страны».
    4. При подготовке Творческой работы участники Конкурса вправе воспользоваться опросником для интервьюирования членов семьи, предложенным Организатором (см. Приложение 1).
    5. Участники конкурса объединяются в команды и формируют из собственных Творческих работ единое литературное произведение - Книгу.
    6. Участники Конкурса или Учитель подают заявку на Конкурс путем загрузки Книги на страницу Конкурса в сети Интернет. При загрузке Книги указываются все авторы (участники), а также указывается, представители какой школы подготовили Книгу.
    7. Участники Конкурса гарантируют, что созданные ими Творческие работы являются вновь созданными авторскими текстами, свободными от любых прав и притязаний третьих лиц. Организаторы не несут ответственности за нарушение авторских прав, допущенное участниками. Принимая условия Конкурса, участники тем самым дают свое согласие на некоммерческое использование Творческих работ на условиях безвозмездной неисключительной лицензии на срок проведения конкурса, в том числе на публикацию Творческих работ.
    8. Участник имеет право использовать отрывки иных литературных произведений, которые должны быть оформлены в качестве эпиграфов или цитат, с обязательным указанием авторства цитаты. Не допускается ни в какой форме плагиат, равно как и цитаты, не оформленные должным образом.
    9. При нарушении правил участия в Конкурсе решением Оргкомитета Книга может быть отстранена от участия в конкурсе, а участникам, являющимся авторами Книги, может быть отказано в дальнейшем участии в Конкурсе.
    10. Организаторы Конкурса имеют право вносить изменения в правила Конкурса в соответствии с действующим законодательством РФ.
  6. ПОРЯДОК РЕГИСТРАЦИИ ДЛЯ УЧАСТИЯ В КОНКУРСЕ

    1. Обязательным условием участия в конкурсе является регистрация на официальной странице конкурса www.ridero.ru/letopis.
    2. Заявки на участие могут быть поданы только через официальную страницу Конкурса www.ridero.ru/letopis.
    3. Для получения оперативной информации о ходе проведения Конкурса, участники вправе подписаться на рассылку официальной информации о Конкурсе на странице www.ridero.ru/letopis.
  7. РЕГЛАМЕНТ ПРОВЕДЕНИЯ ЭТАПОВ КОНКУРСА

    1. Подготовка к Конкурсу начинается с 10 апреля 2017 года и включает в себя организацию семинаров, установочных встреч, проведение вебинаров на сайте, распространение рекомендованных опросников для школьников, а также подробных инструкций для регистрации и загрузки работ.
    2. В рамках первого этапа Конкурса участники создают Творческие работы на тему «Судьба семьи в истории страны». На данном этапе Участниками Конкурса осуществляется также объединение Творческих работ в Книгу и подготовка Книг к загрузке на страницу www.ridero.ru/letopis. Срок проведения первого этапа: с 10 апреля 2017 года (00:01 по московскому времени) по 6 сентября 2017 года (23:59 по московскому времени).
    3. В рамках второго этапа происходит загрузка Книги на страницу www.ridero.ru/letopis. Срок проведения второго этапа: с 14 августа 2017 года (00:01 по московскому времени) по 18 сентября 2017 года (23:59 по московскому времени).
    4. В рамках третьего этапа происходит читательское голосование. Срок проведения третьего этапа: С 20 сентября 2017 года (00:01 по московскому времени) по 5 октября 2017 года (23:59 по московскому времени).
    5. Голосование осуществляется путем интернет-голосования на странице в сети Интернет, находящейся по адресу: www.ridero.ru/letopis. Участником голосования может стать любой посетитель сайта, авторизовавшийся одним из предложенных способов. Один авторизованный пользователь может отдать не более одного голоса за каждую из понравившихся книг за все время проведения читательского голосования.
    6. Место проведения третьего этапа конкурса – www.ridero.ru/letopis.
    7. В случае обнаружения каких-либо действий, нарушающих правила Конкурса, а также при обнаружении использования при голосовании скриптов, программ, накрутки голосов, иных недобросовестных действий и злоупотреблений, Организатор вправе не учитывать такие голоса, а также исключить работу из Конкурса без какого-либо предупреждения.
    8. На основании результатов читательского голосования Оргкомитетом выявляется Книга, набравшая наибольшее количество голосов. Участники, направившие на Конкурс, Книгу, победившую в читательском голосовании, награждаются призами “Победитель читательского голосования”.
    9. На основании результатов читательского голосования Оргкомитетом выявляется Школа, все Книги которой набрали в сумме наибольшее количество голосов. Представитель Школы, а также сама Школа награждаются памятными дипломами, предоставленными Оргкомитетом.
    10. Четвертым этапом является работа жюри. Место проведения данного этапа – страница www.ridero.ru/letopis. Срок проведения: с 7 сентября 2017 года (00:01 по московскому времени) по 8 октября 2017 года (23:59 по московскому времени).
    11. Выбор победителей осуществляется жюри на основании собственной субъективной оценки по критериям, указанных в п. 8.1. настоящего Положения.
    12. Выбор победителей осуществляется на основе прочтения и оценки всех представленных на Конкурс Книг. Жюри выбирает
    13. Награждение победителей произойдет не позднее 26 октября 2017 года.
    14. Информация о результатах конкурса, победителях, а также о времени и месте награждения победителей будет опубликована на странице www.ridero.ru/letopis не позднее 26 октября 2017 года (23:59 по московскому времени).
    15. Этапы конкурса проводятся последовательно, в сроки, указанные в настоящем Положении.
  8. КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ РАБОТ

    1. Работы оцениваются жюри по следующим критериям:
      1. оригинальность замысла, творческой идеи и её исполнения;
      2. грамотность, образность текста;
      3. способность оказывать эстетическое, интеллектуальное и эмоциональное воздействие на читателя;
      4. работа с источниками;
      5. общее оформление Книги.
  9. НОМИНАЦИИ И НАГРАДЫ

    1. Каждый участник Конкурса получает свидетельство об участии.
    2. Каждый представитель Школы, курирующий подготовку работ участников на Конкурс, получает Благодарность.
    3. Участники, чьи Книги вошли в число 50 лучших книг, получают дополнительные Благодарности участников шорт-листа.
    4. Номинантами Конкурса становятся три Книги, оцененные Жюри как лучшие, которым присуждаются места с первого по третье.
    5. Призы не подлежат обмену на денежный эквивалент.
  10. ФИНАНСИРОВАНИЕ КОНКУРСА

    1. Финансирование общей координации проведения Конкурса осуществляется за счет Правительства Архангельской области и привлеченных спонсоров.
  11. ПОРЯДОК ОБРАБОТКИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ УЧАСТНИКОВ

    1. Факт выполнения Участником действий, установленных настоящими Правилами, является согласием Участника своей волей и в своем интересе, на обработку персональных данных Организатором в строгом соответствии с целями, установленными настоящими Правилами.
    2. Цель обработки персональных данных — проведение Конкурса в соответствии с настоящими Правилами и действующим законодательством РФ.
    3. Перечень персональных данных, которые предоставляются Участником и обрабатываются Организатором, установлен и ограничивается настоящими Правилами.
    4. Перечень действий с предоставляемыми Участниками персональными данными: сбор, запись, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передача (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.
    5. Организатор осуществляет обработку персональных данных Участников в строгом соответствии с принципами и правилами, установленными Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», включая соблюдение конфиденциальности и обеспечения безопасности персональных данных при их обработке, включая требования к защите, установленные ст. 19 названного Федерального закона.
    6. Организатор осуществляет обработку персональных данных в срок проведения Конкурса.
    7. Участник вправе в любое время отозвать разрешение на обработку персональных данных путем направления письменного заявления Почтой России ценным письмом с описью вложения по почтовому адресу Организатора, что влечёт автоматическое прекращение участия в Конкурсе лица, отозвавшего согласие на обработку своих персональных данных.

Скачать положение о конкурсе в формате PDF

ridero.ru

Живая летопись. Легенда о Макаре

Живая летопись

Михаил позвонил Семену Васильевичу сразу, как только от соседки вернулась Елена Васильевна и подтвердила, что брата она предупредила.

Договорились встретиться через полчаса в городском парке, куда Савчук как раз собирался на прогулку. У него там намечена встреча со старыми друзьями, которые также могут быть полезными.

Михаил разместился на лавке напротив памятника Бахчиванджи, летчику-испытателю первого советского ракетного самолета, и принялся наблюдать за аллеей, откуда должен был появиться Савчук. Михаил был уверен, что сразу узнает его среди многочисленных пожилых посетителей старого городского парка. Молодежь предпочитала развлекаться в новом, куда более обширном, с аттракционами, кафе и дискотекой.

За минуту до условленного времени на аллее появился пожилой мужчина в кепке и сером плаще ниже колен. Он шел быстрой легкой походкой, почти бежал. Рядом с памятником остановился, снял кепку, вытер платком лысину и принялся оглядывать сидящих на лавках. Михаил встал и направился к старику.

– Семен Васильевич, здравствуйте. Я Михаил Гречка.

– Здравствуйте! Узнали сразу. Весьма профессионально!

– Ваша сестра так точно Вас описала, что обознаться невозможно.

– Лена любит поговорить! Где расположимся для беседы?

– Выбирайте, где Вам удобно. Я здесь был от силы три раза, считая сегодняшний день.

– Тогда пойдем к спуску на набережную. Там ветерок с моря, хороший вид… Возможно, встретим моих старых знакомых. Им тоже есть, что рассказать об оккупации или эвакуации на Урал.

– Не возражаю…

Они прошли до конца аллеи.

– Вот наша лавка. Пока никого из наших… Ну, ничего, кто-нибудь да появится…

– Было бы не плохо…

– Какие ко мне вопросы?

– Сестра Вам разве не рассказала? Во время оккупации один полицай спас Вашего отца от ареста.

– Да, был такой факт. Только сначала хочу посмотреть Ваше служебное удостоверение…

Семен расстроенный шел по скрипучему снегу домой. Заборы утопали в сугробах, но проезжая часть улицы была плотно утрамбована и наезжена санями.

Зачем он ввязался в дискуссию со старостой. Его сыну исполнилось только два месяца. Жена намерилась родить в колонне беженцев. Пришлось сделать остановку на три дня в ближайшем селе. Тут и настигли их передовые немецкие части. Пришлось вернуться назад. Их приютили родители жены. Семена записали в колхоз, так как он не захотел возвращаться на завод. И вот теперь пожелай староста отправить его в распоряжение немецкой администрации завода, Семен бы никуда не делся.

Вчера Настя призналась, что горько жалеет, что отговорила его эвакуироваться на Урал. Он был хороший сталевар из тех, кто знал досконально дело, мог варить сталь любых самых сложных марок, но избегал шумихи с рекордами, мог сказать в лицо администрации цеха все, что он об этом думает. Его часто вызывали из дома в чужую смену, когда была угроза брака или аварии. В его библиотеке книг по металлургии было больше, чем у многих инженеров цеха, с ним советовались исследователи из НИО-5, закрытого исследовательского отдела, занятого разработкой танковой брони. Он давно мог поступить и закончить местный металлургический институт, но мечтал об авиационном в Харькове. Мечта не могла осуществиться по той простой причине, что ему приходилось помогать родителям в трудные 32-34 годы. На стипендию прожить он не мог бы без помощи родителей, а на них нельзя было рассчитывать и в последующие годы. Жалкая зарплата отца, председателя сельсовета, мать домохозяйка и две сестры школьницы. Из-за этого он и женился только в 35 лет за полгода до начала войны.

Ему предложили эвакуироваться еще в августе. Однако девятнадцатилетнюю Настю пугала перспектива рожать без матери на далеком и холодном Урале. А тут еще газеты и радио с утра до вечера твердили, что Днепр стал бастионом, который фашистам не одолеть. Эшелоны уехали. Из четырех смен сформировали три, каждая из которых теперь работала по 12 часов вместо 8, неделю в цехе, неделю на рытье окопов и противотанковых рвов на северо-западных подступах к городу.

Прокатные станы уже демонтировали, поэтому сталь в слитках складировали на территории завода. Затея была не только бессмысленной, но как оказалось просто преступной. Увезти металл было нечем. 20 тысяч тонн отменной стали достались немцам.

В начале октября Семен отправил жену к ее родителям, так как настала очередь его смены рыть окопы. Тогда они жили в Рабочем поселке в восточной части города. На рытье окопов рабочие ходили пешком, поэтому многие запасались едой и водой и ночевали прямо в поле в стогах соломы. Ночью с 6 на 7 октября Семена разбудила сильная канонада, которая к утру затихла. В восемь утра пришла машина с особистом, который руководил рытьем окопов, в чине капитана и его помощником. Как всегда рабочий день начался с переклички. Бригадиры докладывали о явке работников и получали задание. Семен руководил бригадой мартеновского цеха.

После переклички Семен попросил разрешения у капитана обратиться с вопросом.

– Разрешаю! Только коротко, нужно работать, а не болтать.

– Ночью, все кто здесь ночевал, слышали сильную канонаду. В прошлом году на военной переподготовке нам говорили, что канонада слышна за 40– 50 километров . Нужно срочно эвакуировать людей. Здесь работает пять тысяч, да на заводе десять. Через день или два здесь будет передовая.

– Молчать! Прекратить панику! – капитан выхватил из кобуры пистолет и истерическим голосом закричал, бегая перед строем. – Немцы за Днепром! За попытку самовольно покинуть работу и панические разговоры буду расстреливать на месте…

Работали до сумерек, потом те, кто оставался на ночь, разожгли костры и поужинали. Канонада не была слышна, и Семен уже стал корить себя за излишние опасения. Возможно, вчера немцы пытались прорваться, но их отбросили на запад.

Утро 8 октября было туманное, что предвещало хорошую погоду. К восьми утра народ собрался и построился, но особист не появлялся. Подождали минут двадцать. Никто не знал что делать, бригадиры собрались посоветоваться, как вдали показалась машина. Она ехала на большой скорости, подпрыгивая на ухабах. Из окна машины показался бледный капитан и проблеял:

– Немцы в городе! Разбегайтесь кто куда…

Эмка тут же рванула на северо-восток в направлении Сталино.

Народ потянулся трусцой в сторону города навстречу неведомой опасности.

Как потом оказалось, немцы в тот день захватили порт, городской вокзал, станцию Сартана, запирающую выход из города по железной дороге, и на север не продвигались. Совинформбюро сообщило о сдаче города только 14-го октября. В это время немцы были уже под Таганрогом.

Семен обошел Сартану с севера и по безлюдным полям почти бегом чрез пять часов добрался в Лебединское. Наших войск он не видел, если не считать и небольшие группы и отдельных солдат, деморализованных, с обрезанными выше колен шинелями.

Родительский дом был пуст. Старуха соседка сказала, что Настя эвакуировалась с родителями Семена. Прихватив в торбу хлеба, груш и яблок, Семен пустился вдогонку по дороге на Таганрог. Жену и родителей он нашел к утру в колонне беженцев. Дорога была забита и разбита. Они решили пойти севернее Таганрога, так как все чаще догоняли крупные подразделения наших войск, которые уже трудно было объехать. Они одолели около 70 километров от города, когда Настя решила рожать. За три дня остановки Семен стал отцом, но это уже был тыл немецкой армии. Пришлось вернуться к родителям жены. На их счастье, на обратной дороге у немцев не возникло желание забрать бричку и лошадей. Может, потому что транспортом они были в тот период обеспечены.

Семен открыл дверь из сеней в комнату и увидел полицая, сидящего на лавке у стены, напротив печки.

«Быстро управился староста»! – мелькнула мысль.

Но полицай вел себя сдержанно и Семен успокоился.

– Есть разговор, – сказал полицай. – Поступил донос, что Вашего отца видели в Коньково. На завтра назначена поездка команды для ареста. Если они выедут в семь утра, то в три дня будут там. Если сможете, предупредите отца. Все, я не могу задерживаться…

Семен колебался с ответом или хотя бы благодарностью, слишком неожиданным был поступок сына раскулаченного.

– Не удивляйтесь! – продолжил полицай. – Мой отец учил меня, что человек может оставаться человеком в любой политической обстановке. Ваш отец полуграмотный мужик, но человек порядочный. Не хочу, чтобы он пострадал по чьей-то глупости…

Полицай, это был Петр Писаренко, Семен его узнал по шраму, которым наградила сестра Семена, Елена, надел папаху и покинул дом.

– Спасибо! – крикнул ему вслед Семен и принялся собираться в дорогу. Теща налила тарелку борща и заставила поесть. Он захватил в карманы две пригоршни сухофруктов: яблоки и абрикосы.

Идти нужно было пешком. Попросить сани и лошадь, значит выдать себя. Была безлунная ночь, но света звезд на белом покрывале, укрывшем всю землю, вполне хватало. В такую холодину не было никакого риска встретить разъезд и быть арестованным за нарушение комендантского часа.

Дорога была хорошо наезженной и знакомой. Многочисленные овраги пересекали путь. Овраги тянулись на юг к морю. А дорога на восток. После первых пятнадцати километров появилась испарина. Семен немного передохнул в стоге соломы. Пожевал кураги. Сильно остывать нельзя. Да и времени в обрез. Полицаи могли отправиться в погоню, если не застанут родителей в Коньково. Нужен был запас времени, чтобы родители ушли достаточно далеко. Он больше не позволил себе никаких передышек.

На рассвете Семен стучал в дверь хаты, где скрывались его родные.

Он сказал только мужчинам, отцу и приставшему солдату, зачем пришел. Солдат убедил, что фронт им не перейти, что безопаснее всего ехать к нему на родину в Винницкую область, в глухой хутор в дремучих лесах.

Семен дождался, когда они запрягут лошадей, помог погрузить скарб, расцеловал на прощанье мать и сестер и отправился назад кружным путем, чтобы не нарваться на полицейский обоз. Обратная дорога была тяжелой. Несколько раз пришлось отлеживаться в скирдах, задрав ноги, пока пройдет судорога. Однажды незаметно для себя задремал. Проснулся от холода и испугался, что мог замерзнуть.

– Вы могли бы его опознать? – спросил Михаил, когда Савчук закончил рассказ.

– Конечно! После того, как Лена мне напомнила о шраме на лбу.

– Если не возражаете, организуем очную ставку.

– Какие могут быть возражения?! – Семен Васильевич говорил, а сам пристально рассматривал кого-то в конце аллеи. – Кажется Аркадий пожаловал.

– Кто он?

– Аркадий Георгиевич Леониди, металлург, кандидат технических наук. Мы с ним познакомились еще в 34-м году, когда он проходил в нашем цехе преддипломную практику. С тех пор дружим…

Леониди заметил Савчука издали, и направился к их лавке. Восемьдесят лет легко угадывались в его старческой фигуре и лице. Только темно-карие глаза молодо светились на загорелом морщинистом лице.

– Здравствуй, Аркадий! Познакомься, следователь прокуратуры Михаил Егорович Гречка. Интересуется периодом оккупации.

– Рад знакомству, – Леониди протянул руку, поднявшемуся с лавки Михаилу. – Только я эвакуировался с лабораторией в Ревду. Мы вернулись только в конце 45-го, чтобы не прекращать исследования и не терять время на переезд. Поэтому мало что могу рассказать об оккупации, разве только то, что слышал от других.

– У меня есть и к Вам один вопрос. Вы знали Макара Мазаева?

– Так кто же его не знал. Когда ему дали квартиру в Рабочем поселке он жил в соседнем подъезде. Весь дом слышал, когда Макар собирался в кино. Его жена вечно задерживалась со сборами, так он ее с улицы торопил в таких выражениях, что детям и женщинам нужно было уши затыкать.

– Меня интересует не этот вопрос. Почему он не эвакуировался. Знатный сталевар, награжден орденом, член партии, наконец.

– Так он категорически отказался, под тем предлогом, что не может ехать в тыл, а должен остаться в цехе с теми, кто не попал в списки. Его заставили даже написать свой отказ от эвакуации в письменном виде…

– Почему Вы сказали, что под предлогом… Возможно, это был искренний поступок.

– Не спорю, он был упрямый до остервенения. Немцы его сломать не смогли. Свою бронзу в памятнике он заработал честно, чего не скажешь о трудовых подвигах…

– Мне Папушев уже рассказал о рекордах Макара.

– Догадываюсь, что Костя мог рассказать и готов подтвердить в письменном виде. Я тогда работал инженером теплотехнической лаборатории. В наши обязанности входил разогрев печи и вывод ее на рабочий режим после ремонта или реконструкции. Хорошо помню, как печь перевели на мазут, за счет чего удлинили ванну и довели емкость до 100 тонн. Он ее спалил за 25 дней, а нас обвинил, что мы пережгли свод еще при разогреве.

– И все-таки, какие мотивы могли быть у Макара для отказа от эвакуации?

– Могу высказать только свои предположения, – продолжил Леониди. – Московское начальство из наркомата устроило Макару поездку на Урал для передачи опыта. Нужно сказать, что уральские и сибирские металлурги упорно сопротивлялись «рекордистскому» психозу. Там наряду со старыми заводами, строились новые по американским чертежам и с американской технологией. Наиболее известный из них Магнитогорский. Уровень механизации там был на голову выше, чем у нас. Конструкция печей была совершеннее. Собственно мы использовали опыт американцев для реконструкции печей на нашем заводе. Хоть на старых уральских заводах уровень механизации и автоматика существенно отставали даже от нас, мастера там и сталевары были настолько опытные, что плавили сложнейшие марки стали практически без брака. Короче, Макар там опозорился и оскандалился. Как раз в Ревде в ответ на насмешки он затеял драку и был избит так, что по возвращению домой две недели не выходил на работу.

Тогда мы только догадывались, а когда приехали на Урал, нам все рассказали. Его спустили с лестницы…

– Аркадий, Манцевич тогда сопровождал Макара, он лично все видел, – перебил Савчук.

– К сожалению, Митя сейчас в больнице.

– Что с ним?

– Давление подскочило, гипертонический криз…

– Есть повод проведать! Манцевича тогда приставили к Макару в качестве технического консультанта…

– В какой он больнице? У меня машина, предлагаю прямо сейчас и поехать. Апельсины от меня, – предложил Михаил.

– На гостинец для больного и у нас деньги найдутся. Не навредить бы ему.

– А мы спросим у дежурного врача. Поговорим, если разрешит, – не сдавался Михаил.

– Ладно, поехали. Он в больнице уже третий день, а ты, Семен, даже не знаешь.

– Как раз три дня никого из наших не видал. И он не позвонил. Вот и проведаем…

Дмитрия Михайловича Манцевича они нашли на прогулке в больничном парке. Теплый день клонился к вечеру. Парк был заполнен больными. Они отыскали пустую лавку в глухом углу. Здесь было намусорено, но можно было сесть.

Манцевич был полный и ниже среднего роста. Куртка поверх полосатой больничной одежды делала его похожим на колобка, сбежавшего из тюрьмы. Слегка на выкате белесые глаза часто моргали. Красные прожилки на белках сразу бросались в глаза и придавали ему болезненный и усталый вид.

– Так Вас интересует Макар? Не очень приятные воспоминания. Мне навязали шефство над ним в комитете комсомола. Поездка по Уралу была чистым кошмаром. Там для сводов еще применяли динас. А он не такой стойкий как хромомагнезит и очень чувствительный к перегреву. Чуть что, сразу поплыли сосульки. Я его предупреждал перед и во время показательной плавки, а он отмахивался. Время плавки он сократил с 10 до 8 часов, но свод практически спалил. Со свода свисали макароны из расплавленного динаса. После выпуска плавки, которая не попала в анализ и годилась только на проволоку, он резко уменьшил подачу топлива. Макароны затвердели, тогда он приказал машинисту завалочной машины нацепить на хобот мульду и сбить сосульки со свода. Машинист естественно отказался, так как был большой риск вообще завалить свод. Так он мог выдержать еще два десятка плавок. Макар в бешенстве вытащил машиниста из кабины и ударил по лицу. Мы его еле оттащили, здоров был парень.

Вечером следующего дня руководство завода по традиции устроило прощальный банкет в заводском клубе.

Макар изрядно выпил. Когда произносил тост, позволил пренебрежительно отозваться о традициях местных металлургов. А его кто-то громко обозвал заносчивым сопляком. Когда мы выходили, возникла потасовка. Кто ее затеял, я не видел. Видел, как паренек лет четырнадцати упал на пол и схватил Макара за ноги. В это время Макара сильно толкнули, и он полетел с высокой лестницы. Еще повезло, что не убился. Говорили, что паренек – сын того машиниста завалочной машины. Дело замяли. К чести Макара, он не жаловался и не требовал наказания.

Но слух об этом прогремел на весь Урал. Показательные плавки пришлось отменить. Все сводилось к выступлениям с трибуны. Мне довелось редактировать текст его доклада. После этого смотрел еще партком и руководство. Там были общеизвестные рекомендации, как сократить длительность плавки. Эти поездки вспоминаю с ужасом до сих пор. Особенно потешно все это выглядело на Магнитке, где в то время была лучшая в мире американская технология. Американцы после депрессии такие заводы не строили даже у себя. Правда, банкеты были шикарные. Заводской люд туда ломился…

– Понимаете, что после такого он не мог эвакуироваться на Урал. Самолюбив он был безгранично и чуть что распускал руки. На этом и погорел, – вставил Леониди.

– Что Вы имеете в виду? – спросил Михаил.

Старики обменялись взглядами.

– Семен, может, стоит рассказать?

– Человек уже умер, зачем? – колебался Семен Васильевич.

– Мы все скоро умрем, кто-то должен помнить правду? – поощрил Манцевич.

– Так и быть! Макар однажды в кинотеатре избил одного подручного из первого цеха, не буду называть его фамилию. Нужно же так случиться, что подручный был талаковский и тоже туда спрятался, когда пришли немцы. Дом его родителей был на отшибе. Однажды к ним нагрянул полицай на мотоцикле. В коляске сидел Макар. Они думали, что дом пустует, и приехали проверить курятник. Хозяин им вышел навстречу, но это их не остановило. Полицай застрелил несколько кур, а Макар пару раз двинул хозяина в лицо. Надо же так случиться, что года за три до этого Макар избил этого мужика в кинотеатре в очереди за билетами в кино. Милиция еще добавила. Макар всегда брал билеты без очереди.

Догадываясь, что местной полиции жаловаться бесполезно, мужик написал жалобу в немецкую жандармерию прямо Шаллерту…

– Да, история не простая, – заметил Михаил в наступившей паузе.

– В официальную легенду не вписывается, это точно, – произнес Леониди. – А Вам не рассказывал Папушев о судьбе профессора Андреева?

– Нет, кто это?

– Профессор Московского Института Стали. Когда пресса стала писать о невероятных рекордах, профессор был заинтригован, как такое может быть. Такие показатели можно было получить только за счет кислородного дутья и добавки природного газа. Тогда такая технология еще не вышла из лабораторий. У нас она появилась в конце пятидесятых годов. Андреева еще одолевали иностранные коллеги, за счет чего такое могло быть. Андреев часто бывал у нас на заводе, поэтому сел на поезд и приехал. Но на завод его не пустили. Директор завода посоветовал ему возвратиться в Москву. Андреев попытался пройти нелегально. Дырок в заборе было предостаточно. Никто их не закрывал и не охранял. Охраняли только там, где мог проехать авто или железнодорожный транспорт. На огромной территории завода было всего восемь проходных. Но за Андреевым, как видно, наблюдали. Он был задержан. Его не арестовали, а проводили на вокзал и посадили на московский поезд. В Москве на перроне его уже ждали. После этого его никто не видел.

– Мрачная история! – не удержался Михаил.

– Это только часть той цены, которую пришлось заплатить стране. После смерти (или убийства) Орджоникидзе, многие заводы были обезглавлены. Началась настоящая анархия. Производство снизилось. Макара отправили учиться. О рекордах забыли.

Михаил поблагодарил ветеранов и поехал в гостиницу. Савчук и Леониди отказались уходить и остались с больным.

Михаилу было все теперь ясно, но удовлетворения он не чувствовал. Нужно было задавить эмоции и сосредоточиться на деле. Завтра доложит городскому прокурору все, что узнал. Нужно закрывать это дело, и он знает как.

На следующий день утром Манюня выслушал обстоятельный рассказ Михаила и принял его предложение.

– Согласен! На три часа приглашаем в мой кабинет Савчуков и Писаренкова. Проводим опознание и примирение. Если Голубева согласится забрать заявление, а Писаренков устроит ее внучку в лабораторию, как она хотела, то вопрос будет исчерпан.

– Писаренков уже оформил внучку в лабораторию.

– Прекрасно! Думаю, все пройдет нормально.

И действительно, все прошло, как по маслу. Стороны обменялись рукопожатиями. В заключение, Манюня организовал чаепитие и терпеливо выслушал воспоминания пожилых людей.

Михаил проводил гостей до выхода из здания. Он предложил Савчукам развезти их по домам, но они отказались. Писаренко сел в служебный автомобиль и поехал на свой завод.

Михаил попрощался и хотел вернуться на рабочее место писать отчет, как вдруг вспомнил, что блокнот с записями остался в бардачке машины.

Он повернул назад, сбежал с крыльца и неожиданно для себя очутился в метре за спинами Савчуков. Он услыхал их разговор. Пришлось остановиться, чтобы не оказаться в неловком положении. Брат и сестра направлялись вверх по улице к троллейбусной остановке. Сестра держала брата за локоть, поэтому видно было, что брату приходилось сдерживать свою удивительную для его лет неуемную энергию.

– Братик, где справедливость?! Они опять сверху!

– Меня это не тревожит. Кто-то должен быть сверху. Только жалко, что при любой власти наверх в основном одно дерьмо всплывает. Впрочем, прокурор мне понравился и Писаренко не сволочь. Скажи Ирине, чтобы училась и пробивалась в люди…

Со стоянки Михаил еще долго видел на пустынном в это время тротуаре две старческие фигурки, жавшиеся друг к другу.

librolife.ru

Архангельск | Проект "Живая летопись" поможет школьникам Поморья стать авторами книг - БезФормата.Ru

Архангельская область оказалась первым российским регионом, который организовал у себя необычную просветительскую акцию: «Живая летопись. Судьба семьи в истории страны». Ученикам 6-11 классов предложили выступить в роли исследователей, став авторами собственных книг.

Презентация проекта состоялась в правительстве Архангельской области. «Живая летопись» позволит юным северянам достаточно громко заявить о своих литературных способностях, ведь книги лучших авторов будут изданы не только в печатном виде, но и размещены в Интернете.

На конкурс принимаются работы школьников региона, которые рассказывают об истории собственных семей, а значит, и об истории Поморья. Объём текста одного произведения может достигать 35 тысяч знаков, включая пробелы.

- Хочу отметить, что конкурс приурочен к 80-летию Архангельской области, - рассказал заместитель министра образования и науки Поморья Юрий Гнедышев. - Литературные произведения могут быть написаны в свободной форме, мы не ограничиваем ребят в творчестве.

Те, кто успеет написать работу до первого июня, получит шанс попасть на книжный фестиваль, который проходит на Красной площади в Москве. Тексты работ необходимо загрузить на сайт РИДЕРО. Подробности творческого состязания можно узнать здесь: https://ridero.ru/contest/letopis/

- Авторами повестей могут стать и творческие коллективы. Например, кто-то лучше других собирает информацию, а кто-то способен качественно написать текст. Ребята могут объединиться и представить результаты своих трудов. Главное, о чём мы просим участников проекта, – это пойти к своим родителям, бабушкам, дедушкам и поговорить с ними о том, что интересного было в их жизни, - подчеркнул программный директор «Института книги», один из организаторов конкурса Александр Гаврилов.

До середины сентября 2017 года необходимо загрузить свои работы на сайте оргкомитета конкурса . В начале октября в Архангельске состоится торжественная церемония чествования авторов лучших литературно-исторических исследований. Победителей ждут призы, лучший юный литератор отправится в "Артек". Будут поощрены и педагоги, которые занимались подготовкой ребят.

Последние новости Архангельской области по теме:Проект "Живая летопись" поможет школьникам Поморья стать авторами книг

Школьникам Поморья предлагают исследовать историю своей семьи - ИА Двина-Информ Школьникам Поморья предлагают исследовать историю своей семьи - Архангельск

Фото пресс-службы правительства Архангельской области Архангельская область оказалась первым регионом, который организовал у себя просветительскую акцию: «Живая летопись.17:59 28.04.2017 ИА Двина-Информ

Презентация проекта состоялась в правительстве Архангельской области - Пресс-центр Правительства Проект «Живая летопись» поможет школьникам Поморья почувствовать себя писателями - Архангельск

Презентация проекта состоялась в правительстве Архангельской области Архангельская область оказалась первым российским регионом, который организовал у себя необычную просветительскую акцию: «Живая летопись.16:27 28.04.2017 Пресс-центр Правительства

Архангельские школьники стнут авторами книг в рамках просветительского проекта - Архангельск

Ученикам 6-11 классов предложили выступить в роли исследователей, став авторами собственных книг.15:59 28.04.2017 News29.Ru

Проект "Живая летопись" поможет школьникам Поморья стать авторами книг - Архангельск

Архангельская область оказалась первым российским регионом, который организовал у себя необычную просветительскую акцию: «Живая летопись.15:49 28.04.2017 Минобрнауки Архангельской области

В регионе стартует проект "Живая летопись" - Архангельск

    Школьникам Поморья предлагают попробовать себя в роли писателей.22:22 27.04.2017 ГТРК Поморье

arhangelsk.bezformata.ru

Живая летопись Смоленска. Из воспоминаний Николая Колпачкова

К 25 сентября, дню первого упоминания Смоленска, SmolDaily запустил серию очерков о городе. Жители Смоленска сами пишут новые страницы летописи, подмечая изменения города. На этот раз мы публикуем воспоминания руководителя регионального департамента по образованию и науке Николая Колпачкова.

Самые яркие впечатления в детстве на меня произвёл тот район, где расположены Вознесенский монастырь, улицы Парижской Коммуны и Конёнкова. Там всегда было море интересного. Во-первых, строили общежитие пединститута, где раскопали кладбище с цинковыми гробами, в одном из них нашли клад. Нам, детям, это было очень интересно. С другой стороны, сразу за монастырём шла улица Конёнкова — тогда по ней до улицы Студенческой проезжали автомобили.  Там был красный домик, который и до сих пор стоит, его подарили нашему земляку авиаконструктору Лавочкину. В нём жила его родная сестра. Мы бегали к ней на экскурсии, и она нам рассказывала свои воспоминания. Ещё мы все удивлялись, почему местные жители улицу Парижской Коммуны называли Резничкой. А, оказывается, она до 17 века была главной улицей Смоленска и называлась Родницкой из-за родников.

В 1611 году последние защитники города отступали по ней к Днепровским воротам, там на очень узенькой улочке их разбили поляки. Булыжник был багровым от крови смолян. После этого в народе эту улицу стали называть Резницкой. Только после революции она была переименована в улицу Парижской Коммуны. Именно из-за того, что произошло в 1611 году, в 1708 году будущий император Пётр I, приезжая в Смоленск и понимая, что Карл XII может прийти сюда, взял генплан и на нём отметил новую будущую улицу. Получилась Большая Благовещенская. Местные монахи были очень недовольны, потому что мужской монастырь разрезало пополам.

Блиц-опрос:Любимая улица в городе для прогулок и почему?

Не улица, а парк. Там не только тихо и легко дышится — там каждый уголок пропитан историей. Жаль, что во всём парке Блонье осталось только одно дерево, которое посадила императрица Екатерина II. Всё остальное рухнуло. Она здесь встречалась с австрийским императором Францем Иосифом по дороге в Крым, тогда ещё не было Блонье. На месте парка располагалось пастбище для овец. Тогда они посадили деревья, а в итоге получилось место, именуемое сейчас парком Блонье.

В те времена ещё не было Лопатинского сада. Это был плац-парад. В парке Блонье гуляли офицеры и дворянские девушки. А место, где сейчас висит стела «Смоленск-город-герой» и звезда, называлось собачьим сквериком. Там прислуга дворянских девушек выгуливала их собачек. Потом уже Лопатин из плац-парада сделал парк. В парке здорово вспоминать историю. Например, глядя на внутренний пруд, где плавают лебеди, понимаешь, что люди за двое суток выкопали ров, чтобы построить земляной вал, и этот пруд получился вот таким спонтанным путём.

Когда ты переходишь мостик, с левой стороны видишь львицу, а с правой — льва. Раньше здесь были казематы. В 1708 году в них находились арестованные по приказу Петра Первого полковники Искра и Кочубей, которые пытались рассказать, что Мазепа — враг. Здесь их потом и казнили.

А с другой стороны поляки в 1611 году всё-таки взорвали крепостную стену, и получился земляной вал. Когда они захватили Смоленск, поняли, что это место надо укреплять, и насыпали вал с другой стороны. Получился Королевский бастион. Когда здесь гуляешь, понимаешь из истории каждый кусочек этого парка.

Какое место в Смоленске больше всего удивило?

В школьном возрасте мы решили от Городка Коминтерна дойти до стадиона через овраг напрямую. Метров в 300 от Коминтерна наткулись на мемориал, который находится на месте бывшего концлагеря. Получается, концентрационный лагерь шёл от Нормандии-Неман на Реадовку и сюда. Это безумный кусок! А во взрослом возрасте меня удивило, что многоквартирные дома по улице Черняховского стояли та ещё до войны. Во время подготовки к юбилею школы №26 мы нашли фотографии с гитлеровцами в 1941 году. Они во дворе школы с танком, а справа видны первые дома по улице Черняховского. Это так необычно. Саму школу они разбомбили, а дома использовали как офицерское общежитие.

Какая улица или место изменились в нашем городе больше всего?

Улица Николаева. Сейчас даже покажу почему. У меня есть фотографии, на которых видно, что улица до середины 70-х годов от дома №17 до 47 представляла из себя сельский районный центр. Справа и слева шли одноэтажные частные дома. Причём они настолько вросли в землю, что ты проходил на одном уровне с окнами. Даже окна порою были ниже дороги. То же самое было и с правой стороны. Там, где сейчас находится «Центрум», был Краснинский колхозный рынок. Улица была похожа на обычный райцентр. Сейчас Николаева стала совсем другой улицей.

Какой памятник вы бы установили и где?

Однозначно Пржевальскому. Памятник бы я поставил напротив гимназии его имени. Там есть такой пятак, где монумент был бы очень даже уместен.

Опишите Смоленск несколькими прилагательными.

Зелёный, красивый, добрый и непредсказуемый.

 

Напомним, проект, приуроченный ко Дню города, продолжится и после праздника. Если вам есть, что рассказать о Смоленске, вы можете стать автором следующего очерка. Для этого обращайтесь в редакцию по почте: [email protected]

 

Живая летопись Смоленска. Из воспоминаний Лены Суетиной

Текст: Елена Костюченкова Фото: архив Николая Колпачкова

smoldaily.ru

«Живая летопись» на Красной площади « Год Литературы 2018

На книжном фестивале «Красная площадь» поэтесса Вера Полозкова и издательство Ridero представят новый образовательный проект

Текст: ГодЛитературы.РФФото: Ridero

3 июня в 19:00 на площадке «Москва — литературный мегаполис» будет представлен новый проект для подрастающего поколения.

Конкурс «Живая летопись: Судьба семьи в истории страны» впервые прошел в 2016 году в Польше. В 2017 году принять участие в нем смогут и российские школьники. Первыми такую возможность получили ребята из Поморья.

Чем увлекались ваши бабушки и дедушки пятнадцать, тридцать, пятьдесят лет назад? О чем рассказывают или молчат ваши семейные реликвии? Каким был Архангельск еще недавно? Ответить на эти и другие вопросы и создать собственную историю своего края школьники области смогут в рамках нового образовательного проекта «Живая летопись».

Суть проста: школьник может самостоятельно или с помощью опросника написать творческую работу по истории родного края и семьи. Среди критериев оценки работ: оригинальность замысла и творческой идеи, грамотность и образность текста, умение работать с источниками информации, будь то архивы или интервью с близкими людьми.

Работы будет оценивать жюри, в состав которого входят Тутта Ларсен, Алиса Гребенщикова и губернатор Архангельской области Игорь Орлов.

Победители конкурса получат льготы при поступлении на гуманитарные факультеты Северного (Арктического) федерального университета. 50 лучших книг архангельских школьников будут напечатаны за счет издательство Ridero. А уже в следующем году живую летопись своего края будут писать школьники пяти регионов, в том числе Москвы.

На фестивале «Красная площадь» проект представят дети из Архангельска и Северодвинска. Кроме этого, специальный гость поэтесса Вера Полозкова расскажет о собственных семейных историях.

Модератор встречи: Александр Гаврилов, литературный критик,

сооснователь электронной издательской системы Ridero.

Ссылки по теме:«Красная площадь». Самое главное — 26.05.2017Шорт-лист «Лицея» будет издан на платформе Ridero — 21.04.2017

Просмотры: 457

31.05.2017

godliteratury.ru

Живая летопись воспоминаний - Крымчаки

Ещё за тридцать лет до своей недавней кончины всемирно известный писатель Борис Стругацкий в эссе «Больной вопрос» написал:

Я, между прочим, и до сих пор не знаю, что это всё-таки значит – «чувствовать себя евреем». У меня сложилось определённое впечатление(в том числе и из разговоров со многими евреями), что «чувствовать себя евреем» – значит: жить в ожидании, что тебя в любой момент могут оскорбить и унизить без всякой на то причины или повода. Я не знаю также и что значит «чувствовать себя русским». Иногда мне кажется, это означает просто радоваться при мысли, что ты не еврей

Признаюсь, что-то похожее я испытывала на своей первой родине, когда, касаясь темы национальных ощущений, говорила, что я – крымчачка. Да, так это и есть, так было написано и в моём паспорте. И это согревало. Даже радовало – всё-таки не еврейка. А вот душа? Что творилось с ней?..

Примерно на такой же вопрос недавно мне пришлось ответить в интервью уже здесь, на моей второй родине. И я сказала, что теперь счастлива, ведь мне никто уже не скажет, мол, езжай в свой Израиль. Здесь я обрела душевное равновесие, уверенность, истинное национальное самосознание.

С кем бы из своих соплеменников-крымчаков, этой этнолингвистической группы евреев, которую гитлеровцы пытались уничтожить на корню, я ни говорила, каждый делился чувствами, так схожими с моими. Было это в Нетании, на традиционной встрече крымчаков. Многие знают об этих ежегодных встречах памяти, на которые съезжаются израильтяне – выходцы из разных стран. Большая их часть– из Украины, из тех мест, что отмечены на карте Крыма такими древними городами, как Керчь, Симферополь, Феодосия, Евпатория, Бахчисарай, Карасубазар (Белогорск). Именно там на протяжении многих столетий компактно жили крымчаки и именно там в 1941 году фашисты истребили крымчаков и евреев – мирных жителей, исповедовавших иудаизм.

Очевидцев тех злодеяний теперь уже почти не осталось, но есть их дети, которые из уст в уста передают своим детям и внукам то, что было пережито старшим поколением. И на встречах (тъкунах) мы слышим истории, что сходят со страниц воспоминаний. Так из года в год и ведётся эта живая летопись, которая берёт своё начало в декабре 1941 года.

Мы только мысленно можем побывать у крымских противотанковых рвов, где расстреливали наших родных, у захоронений на полях памяти, куда ежегодно 11 декабря приходят люди, чтобы отметить эту печальную дату. А ещё прочитать заметки крымской журналистки Натальи Суминой:

«По Крыму существует около 70 захоронений, относящихся к годам второй мировой. Всего в годы войны в Крыму погибло около 40 тыс. евреев, включая 6 тыс. крымчаков. На месте массовой гибели ни в чем не повинных людей создан мемориал…Митинг начался с чтения молитв. На нем выступили председатель еврейской общины Александр Глубочанский, родные которого, в том числе и отец, погибли во время войны, заместитель председателя меджлиса Рефат Чубаров, член правления общества «Кърымчахлар» Аркадий Ачкинази и другие. В митинге приняли участие представители Верховного Совета автономии, руководители и члены национальных общин, духовенства, в том числе митрополит Симферопольский и Крымский Владыка Лазарь, первый секретарь посольства Государства Израиль Юлия Дорпер, а также представители средств массовой информации. По окончании траурного мероприятия на «Поле Памяти» члены общества «Кърымчахлар» отправились на место сбора крымчаков и евреев на расстрел в 1941 г., на ул. Студенческую. А затем был проведен традиционный ткъун, на котором выступили очевидцы событий 71-летней давности, бывшие в оккупации».

Не так уж и много осталось тех, кто пережил то страшное время, кто может донести до нас картины прошлого. Марина Рабино (Галач) долго жила в неведении того, что выпало на долю её отца во время войны.А он щадил своих детей и только в последние годы жизни поведал о том, какие страдания принесло ему военное лихолетье.

– Мой дед был узником гетто, – рассказала Марина, – моя тётя Шура Мизрахи прошла всю войну и в составе 51-й Армии освобождала Новороссийск, другая тётя, Мария Маркова, была лейтенантом медслужбы… Обе недавно ушли из жизни. Вся моя семья живёт в Израиле, и я счастлива, что мы уже корнями вросли в эту землю. И корни эти будут нас крепко держать на ней. Только бы мир был…

Боевые подвиги Рафаила Ачкинадзе, приехавшего из Кирьят-Бялика, отмечены многими наградами. Будучи 16-летним парнишкой, он вместе со своим старшим братом служил на военном корабле «Львов» и участвовал в боевых сражениях. Его двое детей, шестеро внуков и девять правнуков могут гордиться прославленным отцом, дедом и прадедом. За столом, рядом с Рафаилом Ароновичем – его зять Ефим Гутман. Кстати, земляк мой. Репатриировался в Израиль из Керчи. Война и Холокост для него – это всего лишь история. И знает он её по учебникам, книгам и кинофильмам. Но есть ещё и живая история, та, что передаётся крымчаками из поколения в поколение. Такой страницей он и поделился с нами.

Жила в Керчи всеми почитаемая крымчачка по имени Эстер. Она многое знала и многое умела. Шли к ней, чтобы избавила ребёнка от заикания или от хвори вылечила, чтобы поворожила на судьбу, совет дала в трудной ситуации. Знала эта женщина, в каких семьях подрастают женихи и невесты и слыла умелой свахой. А если уж умирал кто-то из крымчаков, то ни один печальный обряд не обходился без Эстер. Тот ли потому, что в семье своей она была старшей дочерью, то ли потому, что в своём кругу была как бы над всеми, звали её Балабан-Эстер. «Балабан» – значит «большая»(крымч.). А сама история, которую рассказал Ефим, относится к концу 1941 года. Керчь оккупирована немцами. Уже уничтожены почти все евреи, не успевшие эвакуироваться. В городе развешены листовки с Указом немецкого командования, обязывающим всех крымчаков явиться 3 января 1942 года на место сбора. Люди, оставшиеся в ловушке, в панике – расстрел неминуем.

… Балабан-Эстер разложила колоду изрядно потёртых карт.

– Успокойтесь, дети мои, – говорит она пришедшим за помощью. – Расстрела не будет.

«Это невероятно, – изумились крымчаки, – кто может остановить кровавую акцию?» И отправились они тогда к знакомому раввину. А тот успокоил, мол, если Балабан-Эстер сказала, то так тому и быть. Спасение, слава Творцу, обязательно придёт. Он воздал руки к небу и прочитал молитву.

И спасение действительно пришло. 25 декабря 1941 года началась Керченско-Феодосийская десантная операция. Войска Закавказского (в период боёв – уже Кавказского) фронта,морские пехотинцы Черноморского флота и Азовской военной флотилии высадились на Керченский берег. И к 2 января 1942 года они очистили город от оккупантов. Крымчаки были спасены.

Но у этой истории есть ещё предыстория. Вещунья Балабан-Эстер не могла знать, какое именно чудо произойдёт и что отодвинет дату расстрела крымчаков перед десантной операцией.

О самом этом чуде рассказал участникам тъкуна Александр Борохов, врач-психиатр из Иерусалима:

– Все знают о знаменитом «Списке Шиндлера». Не умоляя его подвиг, скажу, что немецкий промышленник и коммерсант Оскар Шиндлер, спасший от истребления1200 евреев, получил немалые дивиденды, взяв их к себе на работу. Но мало ещё кто знает о тех, кто, рискуя собственной жизнью, спасал евреев и крымчаков. Прежде, чем рассказать о том, почему был отсрочен расстрел крымчаков в Керчи, а, стало быть, и в других городах Крыма, напомню, как керченский врач Филипенко, русский по национальности, явился в немецкую комендатуру в форме белого офицера и сказал, что в городе начинается эпидемия холеры. И потому всех врачей-евреев (а они уже были на пункте сбора для расстрела) надо немедленно отпустить на борьбу с этой эпидемией. Немцы испугались надвигающейся беды и отпустили десять человек, которые, в результате,избежали смерти. Замечу, что с приходом Красной Армии сам Филипенко был расстрелян. Ну, а теперь о четырёх крымчаках, которые, предпринимая свою акцию, тоже рисковали собственными жизнями.

О том, что вслед за евреями готовится уничтожение крымчаков  (уже велась их перепись), догадаться было нетрудно. И вот в конце ноября сорок первого года четверо просвещённых керчан по фамилиям: Кая, Валит, Мизрахии мой дед Захарий Борохов (двое из них владели немецким языком), пришли в комендатуру и принесли сфабрикованные документы, подтверждающие, что, якобы, крымчаки – ну, не совсем евреи. Со свойственной немцам педантичностью, фашисты отправили документы своему руководству и приостановили  акцию расстрела до особого разрешения. Время было выиграно и произошло то, что произошло – подоспел десант. Пятьсот человек смогли немедленно эвакуироваться. Кто-то их них сегодня присутствует в этом зале…

– Пятьсот человек! – заметил председатель крымчакской общины Израиля Михаил Измерли. – Интересное совпадение: сегодня наша группа «Крымчаки, где вы?» в «Одноклассниках» насчитывает тоже пятьсот человек… И спасибо известной в наших кругах, и не только в наших, династии Бороховых за то, что и сегодня её представители с нами.

Да, династия, которая ведёт своё начало с восемнадцатого столетия, всегда была со своим народом. Прадед Александра Яаков-Барух Борохов ещё в 1818 году писал письмо русскому царю Александру I о бедственном положении крымчаков. Это письмо и поныне хранится в библиотеке имени Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге. Ходатайство Яакова-Баруха тогда возымело действие. Царь пошёл навстречу и помог крымчакам.

Из поколения в поколение династия Бороховых оставляет добрый след в истории народа. О сыне Яакова, Захарии, упомянуто здесь лишь вскользь. Его сын, доктор медицинских наук, профессор Давид Борохов бережно хранит бесценный архив отца. Это и родословная семьи, и документы переписи крымчаков Керчи (её проводил сам Захарий Яковлевич), которые старались скрывать свою национальную принадлежность из-за дискриминации. Это и воспоминания о времени оккупации в городе, дважды побывавшем в руках фашистов. После войны Захарий, рискуя свободой, сумел переслать свои воспоминания в Израиль.

– Кто знает, чей портрет украшает нашу купюру в сто шекелей? – спросил собравшихся Давид Борохов и после небольшой паузы сказал, – Это портрет крупного учёного, второго президента Израиля Бен Цви. Он – автор книги «Изгнанники Израиля», в которой помещены и воспоминания моего отца. Интересная деталь: свою книгу автор заканчивает мыслью о том, что после всех потерь крымчаки соберутся на Святой Земле. И мы с вами – подтверждение этому предсказанию. Да, война разбросала наш народ не только по всему бывшему Советскому Союзу, но и по разным странам и континентам. Мы вспоминаем прошлое, говорим о будущем. Но многое из того, чем жил наш народ, забывается. Кто, например, помнит крымчакские пословицы и поговорки? Я не могу говорить на языке наших отцов и дедов. По-русски одна из  поговорок звучит так: «Каждый птенец делает то, что видит в своём гнезде». И то, что сегодня на эту встречу памяти приехали не только мы, дети войны, но и уже наши дети и внуки, подтверждает эту истину. Я смотрю на свою одиннадцатилетнюю внучку Ошрит Борохову, на её ровесниц: Николь Вайнер из Хайфы и Ребекку Шолом из Бат-Яма и думаю о том, что цепочка памяти продолжается, что звенья этой цепочки крепки и надёжны, что вот такие встречи – это очень важные моменты в биографии наших внуков.

На встрече этой дети впервые услышали о подвигах крымчаков на войне, в тылу врага и уже в послевоенное время, о том, как через всю жизнь пронесли они честь своей фамилии. Владимир Клячкин из Кирьят-Ата рассказал о своём тесте Моисее Кокозе, военном нейрохирурге, спасшем более 1200 раненых солдат и офицеров. Моисей гордился своей принадлежностью к роду Ходжи Бикеш Кёккёза, торгового и дипломатического посредника между царём Иваном III Васильевичем и крымским ханом Менгли-Гиреем. Ходжа и Моисей пришли в эту жизнь с разницей во времени в пятьсот лет. Но если прочитать книгу «Хождение за три моря» и жизнеописание военных и ратных подвигов нашего современника Моисея Кокоза, то можно увидеть, как много общего было между этими людьми, носившими одну фамилию.

Обычно, когда крымчаки собираются вместе, чтобы вспомнить и рассказать, то журналист может вообще не задавать никаких вопросов – информация идёт, что называется, от самих сердец, от той боли утрат, от той благодарности людям, которые, не боясь наказаний смертью, приходили на помощь обречённым.

–Я хочу рассказать…

Марина Кадемья(Леви) доносит до нас историю, связанную с документом (его подлинник хранится в Украинском Государственном Архиве), датированным 11 декабря 1941 года, – временем, когда готовился расстрел крымчаков в Феодосии. Это список шапочников, перчаточников, жестянщиков, клёповщиков. Все они названы по фамилиям и именам с указанием домашних адресов. Список подписан бургомистром Феодосии Андриевским (он был партизаном и работал в немецкой полиции). «Городское управление, – гласит текст, – просит Вас не распространять на нижеупомянутых лиц приказ от 10 декабря о явке нижеследующих крымчаков на Сенную площадь. Эти лица являются ремесленниками и необходимы городу».

– В списке этом,– рассказывает Марина, – под седьмым номером стоит фамилия моего деда Меера Леви. Вместе с несколькими, названными в списке крымчаками, он сумел тайно бежать из города вместе со своей семьёй. Так остался жив и мой отец. И я, родившаяся уже после войны, обязана этим рождением человеку, рисковавшему своей жизнью ради спасения крымчаков.

Племянник Марины, Олег Минич, студент Хайфского университета, отделения еврейской философии, – один из второго послевоенного поколения семьи Леви. Несколько лет назад он впервые приехал на тъкун, послушал удивительные истории и с тех пор не просто рассказывает школьникам о малочисленном народе (он работает воспитателем в тихоне Молодёжной деревни на Кармеле), но и решил серьёзно заняться исследовательской работой. Собирает любые источники, содержащие древние молитвы, которые читали когда-то крымчаки в синагогах. Сегодня его коллекция совсем небольшая, но он очень дорожит ею. Например, книгой, изданной 114 лет назад. В ней собраны песни, которые пели после субботних и праздничных молитв. Или книгой пасхальной агады, в которой приведен текст и на иврите, и несколько видоизменённый, со своеобразным крымчакским произношением. Издана книга в первом десятилетии двадцатого века.

Недавно Олег побывал в Симферополе. В народном музее Крымского республиканского культурно-просветительского общества «Кърымчахлар» он увидел триптих работы художника Ильи Борохова с отображением фрагментов, связанных с культурой, бытом, традициями и обрядами крымчаков. Внимание привлёк сюжет, в котором над женихом и невестой, перед тем, как им войти под хупу, совершается обряд отпущения грехов. Это заинтересовало Олега. Он знал, что такой же обряд четыреста лет назад над новобрачными совершали каббалисты в Цфате. И задался он вопросом: каким образом этот обряд со Святой Земли попал в Крым? А, может, всё как раз и наоборот?..

– Исследовательская работа – дело тонкое. Она может длиться годами, десятилетиями, – поделился Олег,– и без помощи тут не обойтись. Надеюсь на поддержку.

Особый колорит встрече придал фотомонтаж, с любовью сделанный председателем общины Михаилом Измерли. Михаил использовал фотографии крымчаков, которые в разные годы жили в Америке, в бывшем Советском Союзе и в других странах, и которые мечтали обрести родину в Израиле, да так и не смогли осуществить свою мечту. И теперь, пусть и символически, все они встретились на Святой Земле.

– Думаю, выражу общее мнение,– сказала Елизавета Пейсах (Бакши) из Беэр-Шевы, – что этими нашими встречами мы обязаны очень инициативному, широкой души человеку, председателю общины Михаилу Измерли. Его стараниями мы поддерживаем связь друг с другом, сохраняем свои национальные традиции.

Погасли свечи, умолкли голоса, слетавшие с диска и доносившие до нас мелодии и слова печальных крымчакских песен, тех, что сложились в народе в память о погибших в Холокосте. Обошла свой привычный круг (из рук в руки) капсула с землёй, взятой на «Поле Памяти» под Симферополем, в том месте, где 71 год назад были расстреляны крымчаки. И последнее «А-а-мен», что слетело с наших губ в конце кадиша, растворилось в тишине зала. Но в каждом сердце оно продолжало звучать как благодарность Творцу за то, что привёл нас на Землю праотцов, за то, что здесь мы можем чувствовать себя теми, кто мы есть.

Источник: https://isrageo.wordpress.com/2012/12/29/live-letopis/

 

krymchaks.info

в Архангельской области нашли писателей и историков среди школьников

В течение полугода школьники Архангельской области готовили к печати книги об истории своих семей, а их учителя помогали составлять сборники «Живой летописи». Всего в проекте поучаствовало более 100 школ, дети написали более 350 текстов.

Участники проекта «Живая летопись»

Участники проекта «Живая летопись»

Участники проекта «Живая летопись»

Участники проекта «Живая летопись»

Участники проекта «Живая летопись»

Участники проекта «Живая летопись»

Завершился пилотный этап литературного конкурса «Живая летопись. Судьба семьи в истории страны», жюри объявило победителей 2017 года. В течение полугода школьники от 12 до 17 лет готовили к печати книги об истории своего рода: проводили интервью со своими родителями, бабушками и дедушками, отправлялись в экспедиции по родным местам своих близких, погружались в архивные документы, искали захоронения времен войны и писали собственные литературные произведения.

«Мы хотели, чтобы юные авторы говорили о подлинной истории своих семей, не приглаженной, не приукрашенной — как рассказывают дома, а не так, как рапортуют казенным людям. И все получилось. Я восхищен текстами, которые пришли на конкурс».

Над сборниками вместе со школьниками работали их учителя. Готовые произведения загружали в издательский сервис Ridero, после чего лучшие работы выбирали тысячи пользователей. Вместе с ними проекты оценивало жюри — актриса Алиса Гребенщикова и теле- и радиоведущая Тутта Ларсен.

Участники проекта «Живая летопись»

Участники проекта «Живая летопись»

Участники проекта «Живая летопись»

Участники проекта «Живая летопись»

Победителями 2017 года стали:

3-е место — сборник «Семейные истории» МОУ «Гимназия г. Новодвинска» (учитель Бойкова Елена Ивановна)2-е место — сборник «Живая летопись» в двух томах МБОУ «Лицей №17 г. Северодвинска» (учителя Первышина Надежда Валерьевна и Касаткина Яна Юрьевна) 1-е место — «Поморского корня…» МБОУ «СШ №4 г. Онеги» (учитель Болдырева Надежда Владимировна)

Школы Архангельска планируют участвовать в конкурсе и в следующем году. Также к нему присоединятся школы Смоленской области. Победители «Живой летописи» смогут поучаствовать в ярмарке non/fiction, которая ежегодно проходит в Москве, и 3 декабря рассказать в «Литкафе» о своих книгах.

Полные тексты книг доступны на сайте проекта.

Фотографии предоставлены организаторами конкурса.

www.culture.ru