Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Святослав когда правил. Когда правил великий князь киевский Святослав I Игоревич? Чем запомнился?

Кратко: Правление Князя Святослава (945-972 гг.). Святослав когда правил


Когда правил великий князь киевский Святослав I Игоревич? Чем запомнился?

Годы правления: 964 - 972

Единственный ребенок князя Игоря Рюриковича и княгини Ольги, Святослав рожден в 942 году. Формально правителем он стал в 945, в год смерти отца. Но по малолетству в тот время правление на себя взяла его мать, Ольга. Она же фактически и оставалась правительницей Руси даже в годы дееспособности сына, ибо тот был в постоянных разъездах и лишь в критические моменты возвращаясь на родину и к матери.

Примечательно имя князя - оно первое из Рюриковичей имеет славянские корни.

Аскет. В походах не расставлял шатров, не возил с собой посуду, а "тонко лишь настрогав мясо только что пойманной дичи, зажаривал на углях и так ел". Спал, подложив под голову седло.

Воин. Много воевал, и как уже было сказано, практически не бывал в родных краях, постоянно завоевывая все новые земли. Прославился тем, что перед сражением посылал гонца с кличем "иду на Вы!". В бою захватывал инициативу и успехов добивался много чаще, чем терпел поражений. Итогом стали подчинение вятичей, разгром Хазарского каганата, подчинение волжских болгар. В результате Великий Волжский путь, который соединял Скандинавию, Русь и Среднюю Азию, был вязт под контроль.

Примечательный внешний вид. Привлекательный мужчина, "роста среднего и стана стройного, с глазами голубыими, усами косматыми". Голову он гладко брил за исключением одной пряди. В одному ухе его носил золотую серьгу с рубином и парой жемчужин. Одежда его была "бела и чиста".

Остался язычником, несмотря на крещение матери и на ее уговоры принять христианскую веру. Отказался, аргументируя нежеланием ссориться с дружиной.

Решает заключить против Византии договор с венграми и болгарам в 970 году. Выступает в поход, после кровопролитных боев и крупных потерь все-таки берет укрепление византийцев и в 971 году подписывает мирный договор с императором Иоанном Цимисхием. Однако по возвращении в Киев в 972 году был подкараулен печенегами и убит. По некоторым сведениям из его черепа, окованного золотом, была сделана чаша для пиров.

В результате завоеваний Святослава Игоревича территория Руси стала простираться от Каспия до Поволжья, от Балканских гор до Византии, от Черономорья до Кавказа. Разгромил хазар и волжских болгар, ослабил византийцев, открыл Руси торговые пути с восточными странами.

www.bolshoyvopros.ru

Правление Князя Святослава (945-972 гг.)

Удобная навигация по статье:

Краткая история правления князя Святослава

князь Святослав

Согласно текстам древних летописей большую часть своей жизни киевский князь Святослав Игоревич провёл в военных походах, расширяя владения Киевской Руси и обороняя её от захватчиков. Те же тексты говорят, что первое крещение боем состоялось, когда будущему князю было всего четыре года. Именно во время похода на древлян, организованного матерью Святослава Ольгой и который являлся актом мести за убийство её мужа, малолетнему Святославу надлежало в качестве нового князя бросить копьё, отдавая приказ идти вперёд войску.

Государственные внутренние политические дела государства вовсе не интересовали Святослава, оставляющего эту рутину на усмотрение своей матери. Сам же он рос настоящим воином, тренируя дружину и готовя её к жёстким условиям долгих переходов. В итоге военные походы князя отличались быстротой, ведь его воины не несли с собой никаких удобств и шатров, не только для себя, но и для Святослава. Однако, воинственный князь пользовался военным авторитетом не только у союзников, но и у врагов, ведь они знали, что Святослав предпочитает честную битву и никогда не нападает исподтишка, предупреждая их о своём наступлении.

Военные походы князя Святослава

В 964 Святослав Игоревич выходит на Хазарию военным походом. По пути он захватывает вятичей и заставляет их платить Киеву дань, после чего идёт к Волге. После грандиозной победы над Волжской Булгарией Святослав в 965 году окончательно разбивает хазар, захватывая их главный город Белую Вежу. Эти военные действия были окончены захватом Прикавказья.

После возвращения в Киев и недолгого отдыха князь идёт против болгар, которые проживали на придунайских территориях и захватывает их. При этом, сам Святослав настолько полюбил эти места, что даже задумывался о переносе столицы Руси в Переяславец.

Во время очередного похода и его отсутствия в столице в 968 году печенеги взяли в осаду Киев, но скорое возвращение князя испугало их и они ушли за границы Руси. Вскоре скончалась мать Святослава княгиня Ольга и князь решает снова уйти в поход, оставив своих сыновей править славянской землёй. Данный военный поход оказался губительным для самого Святослава и его войска. После поражения князь обязался вернуть грекам земли и пленных, а также выступать их союзником при любом нападении на Византию.

Вскоре князь и его войско было разбито печенегами, а сам Святослав убит. Киевский престол после него перешёл его сыну Владимиру.

Таблица: краткая история правления князя Святослава

Князь Святослав (962-972 гг.)

Подчинение вятичей
Ослабление Волжской Булгарии
Уничтожение Хазарского каганата
Назначение сыновей наместниками в восточнославянские земли вместо пленных князей
Война с Византией за господство над Дунайской Болгарией

Итоги правления князя Святослава

Итоги правления Святослава

 

Видео-лекция: кратко о правлении князя Святослава

 

 

Проверь себя! Тест по теме: “Краткая история правления князя Святослава”

Тест по теме: "Правление князя Святослава"

Лимит времени: 0

Информация

Тест по теме: “Правление князя Святослава”

Вы уже проходили тест ранее. Вы не можете запустить его снова.

Тест загружается...

Вы должны войти или зарегистрироваться для того, чтобы начать тест.

Вы должны закончить следующие тесты, чтобы начать этот:

Результаты

Правильных ответов: 0 из 4

Ваше время:

Время вышло

Вы набрали 0 из 0 баллов (0)

  • Если у вас: 4 балла – отличное знание темыЕсли у вас: 3 балла – хорошие знание темыЕсли у вас: 2 балла – удовлетворительное знание темыЕсли у вас: менее 2 баллов – плохое знание темы

  1. С ответом
  2. С отметкой о просмотре

fox-calculator.ru

Святослав Игоревич

ок. 942-972

Древнерусский полководец. Великий князь киевский.

Отцом княжича Святослава был киевский князь Игорь, постоянно воевавший с Диким полем, где кочевали воинственные печенеги, и ходивший в походы против Византийской империи на её столицу Константинополь, называвшийся на Руси Царьградом. Матерью Святослава была княгиня Ольга, родом из Пскова.

В трехлетнем возрасте Святослав потерял отца — князь Игорь нарушил правила сбора дани (полюдье) с подвластного Киеву славянского племени древлян и был ими убит. Случилось это в 945 году. Овдовевшая княгиня Ольга решила отомстить древлянам за убийство мужа и в следующем году направила княжескую дружину в их земли. По древнерусской традиции, войско, уходившее в поход, должен был возглавлять сам князь. Так Святослав в свои 4 года под опекой опытного отцовского воеводы варяга Свенельда участвовал в первом ратном деле. Княгиня Ольга жестоко наказала древлян: их войско было разбито, а город Искоростень сожжён.

После этого имя князя Святослава не упоминалось в древнерусских летописях почти десять лет. Это и понятно — Киевской Русью безраздельно правила его мать, княгиня Ольга. А юный князь в это время познавал бранную науку под зорким присмотром своего воспитателя Асмуда и воеводы Свенельда.

Русские летописцы рисуют князя Святослава Игоревича, сына княгини Ольги, как молодого, удачливого и отважного воителя:

«Князь Святослав вырос и возмужал, стал он собирать много воинов храбрых, и легко ходил в походах, как пардус (барс, рысь — звери, отличающиеся быстротой нападения и бесстрашием), и много воевал. В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел. Не имел он и шатра, но спал, подстелив потник, с седлом в головах, такими же были и все прочие его воины. И посылал в иные земли со словами: „Иду на вы!“»

В X веке Киевская Русь ещё только складывалась как государство. В неё вливались племена восточных славян: поляне и северяне, древляне и радимичи, кривичи и дреговичи, уличи и тиверцы, словены и вятичи. Их лучшие воины переходили на службу в дружину киевского князя, забывая свой род и племенные обычаи.

Военный гений князя Святослава дал не только силу и могущество Русской земле, но и вывел её на широкую дорогу мировой истории. Соседи признали Русь могучим государством.

«Походы Святослава 965-968 годов представляют собой как бы единый сабельный удар, прочертивший на карте Европы широкий полукруг от Среднего Поволжья до Каспия и далее по Северному Кавказу и Причерноморью до Балканских земель Византии, — пишет академик Б.А. Рыбаков. — Побеждена была Волжская Болгария, полностью разгромлена Хазария, ослаблена и запугана Византия, бросившая все свои силы на борьбу с могучим и стремительным полководцем. Замки, запиравшие торговые пути русов, были сбиты. Русь получила возможность вести широкую торговлю с Востоком. В двух концах Русского (Чёрного) моря возникли военно-торговые форпосты — Тмутаракань на востоке у Керченского пролива и Переяславец на западе близ устья Дуная. Святослав стремился приблизить свою столицу к жизненно важным центрам X века и придвинул её вплотную к границе одного из крупнейших государств тогдашнего мира — Византии. Во всех этих действиях мы видим руку полководца и государственного деятеля, заинтересованного в возвышении Руси и упрочении её международного положения. Серия походов Святослава была мудро задумана и блестяще осуществлена». 964 году князь Святослав Игоревич совершил свой первый поход — на земли славянского племени вятичей, плативших дань Хазарскому каганату. Вятичи заселяли лесистое междуречье Оки и Волги. Пробыв у них всю зиму, Святослав добился своего — они перестали платить дань хазарам и подчинились Киеву.

Весной следующего 965 года Святослав отправил хазарскому кагану своё знаменитое историческое послание: «Иду на вы!» Хазарский каганат в то время занимал территорию Северного Кавказа, Приазовья и Донских степей и представлял для Руси большую опасность, поскольку постоянно находился в состоянии войны с ней. Археологи раскопали более десятка хазарских крепостей на берегах Дона, Северского Донца и Оскола — все они располагались на правом, западном — то есть русском — берегу. Следовательно, крепости предназначались не для обороны границы, а служили базами для нападения на Русь. Во времена Святослава Хазария постоянно находилась в состоянии войны с Русью.

Пройдя по реке Оке на Волгу, а затем двигаясь вниз по великой реке, через земли волжских булгар — данников хазар, — Святослав вступил во владения Хазарского каганата. Главная битва русской рати с хазарами произошла где-то в низовьях Волги, на ближних подступах к столице каганата Итилю. Русские шли туда на судах, а русская и союзная печенежская конница — вдоль берега Волги. Хазарский царь (каган) Иосиф успел собрать огромное войско. В сражении хазары выстроились в четыре боевые линии. Первая линия называлась «Утро псового лая», вторая — «День помощи», третья — «Вечер потрясения» и четвёртая — «Знамение пророка», или, как её называли сами хазары, «Солнце кагана».

Русская рать наступала клином устрашающе медленно для хазар. На острие клина шли богатырского роста воины в железных панцирях и шлемах, с секирами в руках. За ними — вся пешая рать. Конница — княжеская дружина и печенеги — держались на флангах. Хазарский царь приказал трубачам играть сигнал атаки. Однако четыре боевые линии войска кагана, одна за другой накатываясь на русичей, ничего не могли сделать. В конце концов хазары стали разбегаться, открывая дорогу к своей столице. (Некоторые историки считают, что в той битве под стенами Итиля был убит сам каган.)

Летописец о победе князя Святослава говорит просто: «Одолел хазар». Русские вошли в огромный опустевший город — его жители бежали или в степь, или укрылись на многочисленных островах волжского устья и Хвалынского (Каспийского) моря. Часть беглецов укрылась даже на Апшеронском полуострове и Мангышлаке. Победителям досталась богатая добыча, которую грузили на караваны верблюдов. Город дограбили печенеги, которые затем и подожгли его.

Дальше князь Святослав повёл своё войско вдоль берега Хвалынского моря на юг, к древней столице Хазарии городу Семендеру (вблизи современной Махачкалы). Там правил собственный царь Салифан из арабского рода Кахвана. Он решил дать сражение русичам, но его войско было разбито и рассеялось в окрестных горах. Туда же с ценностями бежали царь, его вельможи и горожане. Так что победители богатой добычи в Семендере не захватили.

От Семендера войско Святослава продолжило поход по предгорьям Северного Кавказа. По пути были разбиты аланские и касожские рати. Новое столкновение с хазарами произошло у сильной крепости Семикара, построенной для защиты сухопутного пути к устью реки Дон. Её пришлось брать копьём. Святослав вёл русскую рать только по одному ему известному замыслу. По пути захватывались табуны свежих коней для обоза. Близился край хазарских владений и побережье Сурожского (Азовского) моря.

Сильные неприятельские приморские крепости Таматарха (по-русски — Тмутаракань) и Корчев (современная Керчь) сдались Святославу без боя. Жители этих городов восстали и с оружием в руках изгнали хазарские гарнизоны. В этих городах большая часть добычи, в том числе много пленённых хазар, была продана за золото и серебро. Свою часть добычи получили и союзники-печенеги, которые после этого ушли в свои кочевья.

Итак, Святослав совершил беспрецедентный для той эпохи военный поход, преодолев несколько тысяч километров, захватив целый ряд крепостей и разгромив не одно сильное неприятельское войско. С карты Европы исчезла огромная Хазарская держава и были расчищены торговые пути на Восток. От каганата в целости оставалась только его часть, прилегавшая к реке Дон. Здесь находилась одна из сильнейших хазарских крепостей — Саркел (Белая Вежа).

У князя Святослава была прекрасная возможность овладеть богатым византийским городом Херсонесом в Крыму, но он решил окончательно добить Хазарский каганат. Путь на Русь для его войска шёл через Саркел, что в переводе с хазарского означало «Белый дом». В крепости укрылись остатки неприятельского войска во главе с царём Иосифом.

Саркел был взят штурмом с использованием лестниц, тарана и катапульт, которые построили для русичей византийские мастера. Рвы были засыпаны землёй и всем, что годилось для этого дела. Когда русские воины пошли на приступ, их лучники засыпали крепостные стены тысячами стрел. Последней схваткой стало овладение одной из башен цитадели, в которой засел царь Иосиф со своими телохранителями. Пощады не было никому. Саркел был разрушен.

Князь Святослав со славой и богатой добычей возвратился в стольный град Киев, где от его имени правила его мать, княгиня Ольга. Однако государственные дела его мало интересовали — он видел себя только на военном поприще. На сей раз князь задумал начать большую войну против могущественнейшей Византийской империи. Но сначала предпринял поход на греческий город Херсонес (Корсунь), закрывавший путь русским купцам в Чёрное море.

Военные приготовления в Киеве не стали секретом ни для жителей Херсонеса, ни для Константинополя. Византийский император Никифор II Фока решил откупиться от воинственных русичей. Он послал к князю Святославу знатного херсонесца патрикия Калокира с огромными дарами — 15 центинариями (около 450 килограммов) золота.

Целью дипломатической миссии Калокира было перенацеливание направления русского войска на дунайские берега, на Болгарское царство. Его царь Симеон, бывший пленник императора, успешно воевал с Византией. Однако внезапная смерть не позволила ему довершить разгром ненавистной ему империи. Хотя новый болгарский царь Пётр Короткий не представлял серьёзной угрозы для Константинополя, там все же решили избавиться от возможного противника силами русичей.

Однако у князя Святослава были собственные планы. Он решил раздвинуть границы Руси, сделать Болгарию союзницей в предстоящей войне с Византией и задумал даже перенести свою столицу из Киева на берега Дуная по примеру князя Олега, перебравшегося в Киев из Новгорода.Византийский император Никифор II Фока торжествовал, когда узнал, что русский князь согласился выступить в поход против Болгарского царства. Один из самых знаменитых в истории правителей Византии, искуснейший дипломат своего времени вёл со Святославом тройную игру:

  •  во-первых, отводилась военная угроза вторжения русичей в херсонесскую фему, житницу Византийской империи;
  • во-вторых, он сталкивал лбами в военном противостоянии две самые опасные для Византии страны — Киевскую Русь и Болгарское царство;
  •  в третьих, натравливал на обессиленную в войне Русь кочевников-печенегов, чтобы тем временем прибрать к своим рукам Болгарию, обессиленную в войне с Русью.

В 967 году Святослав двинулся к берегам Дуная. Войско русичей было преимущественно пешее, в дальний поход оно выступило на ладейной флотилии, шедшей по Днепру, а затем близ морских берегов. Своей конницы у князя было мало, но зато большой конницей располагали союзники — печенеги и венгерские вожди. Численность войска Святослава в его первом болгарском походе оценивается в десять тысяч воинов.

Ладьи беспрепятственно вошли в устье Дуная и стали подниматься вверх по течению реки. Появление войска Святослава оказалось неожиданным для болгар. Русичи сошли на дунайский берег у Переяславца. Первое же сражение с болгарским царским войском принесло победу русскому оружию. Византийский историк Лев Диакон писал: болгары «собрали и выставили против него (Святослава) фалангу в тридцать тысяч вооружённых мужей. Но тавры (русские) стремительно выпрыгнули из челнов, выставили вперёд щиты, обнажили мечи и стали направо и налево поражать мисян (болгар). Те не выдержали первого же натиска, обратились в бегство и постыдным образом заперлись в безопасной крепости своей Дористол». «Дористол» на русском языке звучит как «Доростол», ныне болгарский город Силистрия.

После этого поражения болгары больше не решались сразиться с русичами в поле. За короткий срок войско князя Святослава овладело всей Восточной Болгарией. Такой исход войны между Русью и Болгарским царством оказался полной неожиданностью для византийского императора.

В Византии быстро осознали свою ошибку. Святослав обосновался в городе Переяславце (на месте нынешнего города Тулча в Румынии). По его выражению, там, в Переяславце на Дунае, была «середа» (середина) его земли. Этот город должен был стать столицей огромной славянской державы.

Зиму 968/69 года Святослав провёл в полюбившемся ему Переяславце. Тем временем тайное византийское посольство прибыло в кочевья печенегов и золотом, обещаниями склонило вождей степняков совершить нападение на Киев, который остался без княжеской дружины и немалого числа мужчин, способных носить оружие. Так император Никифор II Фока натравил печенегов на русские земли.

В то время в Киеве находилась стареющая княгиня Ольга, правившая Русью за сына, и трое сыновей Святослава. Весной печенежские орды осадили Киев и стали опустошать его окрестности. Осаждённым удалось послать об этом весть в Переяславец.

Князь Святослав, казалось, сделал невозможное. Он быстро собрал своё войско, стоявшее гарнизонами по болгарским крепостям, и стремительно двинулся по Дунаю, Черноморью и Днепру к Киеву. Печенеги не ожидали столь скорого появления киевского князя на Руси — императорские посланцы уверяли их в невозможности этого. Опасность для печенегов состояла ещё и в том, что князь Святослав прекрасно знал тактику своих недавних союзников.

Конница русичей шла по степи облавой, загоняя печенежские кочевья к речным обрывам. А по Днепру шла многочисленная ладейная рать Святослава. Спасения печенегам не было, прорваться на юг удалось немногим кочевьям. Многочисленные стада и табуны прекрасных степных коней становились добычей победителей.

Войско Святослава с триумфом вошло в Киев. Узнав о полном разгроме печенегов, византийский император Никифор II Фока ещё раз приложил руку к своему знаменитому трактату под названием «О сшибках с неприятелем». В той далёкой древности он был признанным теоретиком в области военного искусства.

Святослав нашёл управление Русью в должном порядке — его мать, княгиня Ольга, была мудрой правительницей. Но из Болгарии, от которой он и не думал отказываться, приходили тревожные вести, которые грозили свести на нет все успехи первого похода за Дунай.

В самом конце 969 года неожиданно умер царь Пётр Короткий. Византийцы поспешили возвести на болгарский престол его сына Бориса. Тот сразу же объявил о мире и союзе с Византийской империей. Однако новый царь не получил поддержки своих подданных: простой народ и большинство феодалов желали подчиняться князю Святославу, не посягавшему на их свободу и права.

Святослав смог начать свой второй болгарский поход только после смерти матери, княгини Ольги, оставив править за себя сыновей Ярослава, Олега и Владимира. Распорядившись таким образом, великий воитель в августе 969 года вновь оказался на берегах Дуная. К нему стали присоединяться болгарские дружины, подошла лёгкая венгерская и печенежская конница. Княжеское войско двинулось к столице Болгарии. Защищать её было некому, и царь Борис признал себя вассалом киевского князя.

Тем временем в Константинополе произошёл дворцовый переворот, и Никифор II Фока был убит заговорщиками. Новым императором стал известный полководец Иоанн Цимисхий, прославивший своё имя победами в Малой Азии. Византийцы начали переговоры со Святославом, но тот сразу отверг их главное требование — уходить из Болгарии на Русь он не собирался.Тогда император Иоанн Цимисхий вызвал в Константинополь самых опытных полководцев Византии: Варда Склира и победителя арабов патриция Петра и приказал им готовиться к войне против князя Святослава. Тому стало известно о военных приготовлениях византийцев, и он сам пошёл в поход на Царьград.

Весной 970 года войско русичей стремительно пересекло болгарскую землю и Балканские горы, разметав там неприятельские заслоны. Пройдя таким образом около 400 километров, оно осадило город-крепость Аркадиополь. Так война вошла в византийскую провинцию Фракию.

Под Аркадиополем и произошла первая битва Святославова войска с византийским, которым командовал Варда Склир. Императорская армия понесла большие потери, и её предводитель вместе с остатками своих полков закрылся в аркадиопольской крепости. А Святослав часть своих отрядов направил от осаждённого ими города в соседнюю Македонию.

Тогда император Иоанн Цимисхий перехитрил князя, дав ему большую дань. Войско русичей, их союзники болгары, венгры и печенеги покинули Фракию и Македонию. Византийская империя обрела мир… чтобы подготовиться к новой войне.

Цимисхий со всех концов Византийской империи собрал огромную армию и на исходе марта 971 года в проливе Босфор провёл смотр флоту, имевшему на вооружении так называемый «греческий огонь» — смесь смолы, серы и нефти. Перед византийским огненосным флотом была поставлена задача блокировать устье Дуная, чтобы отрезать ладейному флоту русичей путь к отступлению.

Весной 971 года император во главе двух тысяч «бессмертных» торжественно выступил в поход из своей столицы. В Адрианополе его поджидала огромная византийская армия. Быстро преодолев Балканские горы, императорские полки неожиданно оказались перед стенами болгарской столицы Преславы и осадили её. В городе находился отряд русичей под командованием воеводы Свенельда. Вместе с болгарскими дружинниками число защитников города составляло всего 8,5 тысяч человек. Византийцы попытались с ходу взять крепость, но были отбиты. Тогда в ход пошли камнемётные машины, которые обрушили на городские стены огромные камни и горшки с «греческим огнём». Через два дня осаждавшие ворвались в пылающий город. Вырваться из Преславы удалось только дружине воеводы Свенельда и немногим болгарским воинам. Царь Борис с семьёй попал в плен.

23 апреля император Иоанн Цимисхий, совершив стремительный марш, подошёл к городу-крепости Доростолу. Однако первую битву под его стенами русичи у византийцев выиграли, уничтожив из засады большой передовой отряд малоазиатских всадников. Но это не остановило императорскую армию, размеренным шагом выходившую на большую равнину перед Доростолом.

Однако там византийцев уже поджидали русичи: пешие воины опоясали крепостные стены плотным строем, прикрывшись червлёными щитами и выставив вперёд копья. Иоанн Цимисхий согласился на битву, приказав начать общую атаку. Однако воины Святослава сумели отразить даже таранный удар тяжеловооружённой панцирной византийской конницы. Пробить строй русской пехоты она не смогла. На этом битва закончилась: византийцы отошли в свой лагерь, русичи — за крепостные стены.

Началась осада Доростола, вокруг которого византийцы выкопали глубокий ров и насыпали высокий вал, в котором были устроены ворота. Лев Диакон сообщает о силах сторон во время осады Доростола: у русичей было 37-40 тысяч воинов, у византийцев (греков) — 45-60 тысяч. Однако число осаждённых каждодневно сокращалось, тогда как к императору постоянно подходили свежие подкрепления, и его армия не испытывала нужды в продовольствии.

Осада Доростола длилась с 24 апреля по 22 июня 971 года. За это время осаждённые потеряли погибшими и умершими от болезней 15 тысяч человек, а их противник — 15-20 тысяч убитыми в многочисленных схватках под крепостными стенами.

Положение осаждённых особенно ухудшилось, когда по Дунаю к Доростолу подошёл многочисленный неприятельский флот. Русичи, чтобы спасти свои ладьи от «греческого огня», перенесли их на руках под самые крепостные стены и оставили их там под защитой лучников.

На третий день осады, 26 апреля, князь Святослав вновь вывел своё войско в поле. Русичи бились в пешем строю и простояли на равнине всю ночь, однако византийцы не решились продолжить сражение. Через два дня к Доростолу подошли обозы с баллистами и катапультами, метавшими на большие расстояния камни, бревна, тяжёлые стрелы и глиняные горшки с «греческим огнём». Однако пододвинуть тяжёлые метательные машины под крепостные стены византийцам не удалось: русичи за одну ночь выкопали на их пути широкий и глубокий ров.

Осада крепости затягивалась; в крепости осталось мало продовольствия и появилось много больных. В полдень 19 июня воины Святослава совершили неожиданную вылазку из крепости (императорская армия отдыхала после сытного обеда) и изрубили множество баллист и катапульт, так досаждавших им. На следующий день они вновь вышли из крепости и в бою нанесли немалый урон панцирной коннице катафрактов.

Последнее сражение под стенами Доростола произошло 22 июня. Князь Святослав приказал запереть за собой ворота, чтобы никто без его приказа в случае поражения не мог укрыться за крепостными стенами. Удар пешего войска русичей был столь силён, что византийская армия стала отступать к осадному лагерю. В такой критической ситуации император Иоанн Цимисхий лично повёл в атаку полк «бессмертных», лучшую часть его армии. Сражение прекратилось самым неожиданным образом — разразилась сильная гроза, поднялся шквальный ветер и начался ливень. Русичи, забросив за спину щиты, по сигналу трубы возвратились в крепость.

После этой демонстрации силы русского войска князь Святослав на следующий день начал переговоры с императором Иоанном Цимисхием. Византийцы были рады такому исходу войны: русичи по своей воле покидали Болгарию и уходили на Русь, обеспеченные на обратный путь продовольствием. Было выдано по две меры хлеба на каждого из 22 тысяч русского воина.Условия ухода русского войска с берегов Дуная были почётными. Однако, прежде чем князь Святослав оказался в устье Дуная, в кочевья печенегов прибыл полномочный посол византийского императора епископ Феофил. Он хорошо заплатил степным вождям за нападение на возвращавшегося на Русь князя Святослава.

Приплыв на ладьях на «острова Русов» в устье Дуная, войско Святослава разделилось. Конную дружину возглавил воевода варяг Свенельд, и она двинулась по степям и лесам в Киев. Воевода Свенельд убеждал Святослава: «Обойди, князь, пороги на конях, ибо стоят у порогов печенеги». Но гордый воитель не захотел обходить опасность.

Ладейный флот двинулся вверх по Днепру, имея на судах большое число раненых и больных воинов. У днепровских порогов Святослав понял, что ему не прорваться через печенежскую конницу. И он приказал повернуть назад, чтобы перезимовать на островах в Белобережье. Но зимовка выпала очень тяжёлой — питаться приходилось преимущественно одной рыбой без соли.

Весной 972 года князь вместе с оставшимися в живых после зимовки воинами вновь двинулся вверх по Днепру. Воеводу Свенельда с обозами и конными дружинами он так и не дождался. На днепровских порогах Святослава уже поджидали печенеги во главе со своим князем Курей. Подробности последнего боя Святослава Игоревича истории неизвестны: у порогов вместе с ним пали все его дружинники.

Источник: readr.ru

www.my-article.net

Святослав Игоревич Википедия

Святосла́в И́горевич (Свѧтославъ Игоревичь; 942 — март 972) — князь новгородский, князь киевский с 945 по 972 год, прославился как полководец.

Формально Святослав стал правителем в 3-летнем возрасте после гибели в 945 году отца, киевского князя Игоря, но самостоятельное правление началось, как можно судить по косвенным данным, ок. 961 года (по летописи в 964 году). При Святославе Киевской Русью в значительной мере правила его мать — княгиня Ольга, сначала из-за малолетства Святослава, затем из-за его постоянного пребывания в военных походах. При возвращении из похода на Болгарию Святослав был убит печенегами в 972 году на днепровских порогах.

Ранние годы

Согласно древнерусским летописям, Святослав был единственным сыном киевского князя Игоря и княгини Ольги. Год его рождения точно не известен. По Ипатьевскому списку[1], Святослав родился в 942 году, однако в других списках Повести временных лет, например, Лаврентьевском, такой записи нет. Исследователей настораживает пропуск такой важной информации переписчиками, хотя она и не противоречит другим сообщениям.

В литературе как год рождения Святослава упоминается также 920[прим. 1], но это противоречит известным сведениям о правлении Святослава.

Имя Святослав

Святослав — первый достоверно известный киевский князь со славянским именем, в то время как его родители носили имена с предположительно скандинавской этимологией.

В византийских источниках X века его имя записано как Сфендославос (др.-греч. Σφενδοσθλάβος)[2], откуда историки, начиная с Татищева, делали предположение о соединении скандинавского имени Свен (дат. Svend, др.-сканд. Sveinn, совр. швед. Sven) со славянским княжеским окончанием -слав[прим. 2]. Однако в современной историографии такая трактовка считается неправдоподобной. Со Свент- начинаются в иноязычной передаче и другие славянские имена на Свят-, например, имя Святополка (в источниках др.-в.-нем. Zwentibald — Звентибальд, или лат. Suentepulcus — Свентипулк[3]), князя Великой Моравии в 870—894 годах, или киевского князя 1015—1019 годов Святополка Владимировича (лат. Suentepulcus у Титмара Мерзебургского). Согласно этимологическому словарю Фасмера, начальная часть этих имён восходит к праслав. *svent-, который после утраты носовых гласных даёт современное восточнославянское свят — святой. Носовые гласные сохранились до настоящего времени в польском языке (польск. święty — святой).

В прошлом отмечалось[4], что первая часть имени Святослава по значению соотносится со скандинавскими именами его матери Ольги и князя Олега Вещего (др.-сканд. Helgi — святой, др.-сканд. Helga — святая), а вторая — имени Рюрика (др.-сканд. Hrorekr — славой могучий), что соответствует раннесредневековой традиции учитывать при имянаречении имена других членов княжеской семьи. Однако современные исследователи ставят возможность такого перевода имён с одного языка на другой под сомнение[5]. Женский вариант имени Святослав — Святослава — носила сестра датского и английского короля Кнуда I Великого, мать которой была родом из польской династии Пястов.

В 1912 году на территории Десятинной церкви в Киеве Д. В. Милеев проводил раскопки. При этом была найдена свинцовая вислая актовая печать[6], на которой, помимо изображения княжеского двузубца, сохранилось греческое написание имени Святослав[7].

Детство и княжение в Новгороде

Первое упоминание Святослава в синхронном историческом документе содержится в русско-византийском договоре князя Игоря от 944 года[8].

Князь Игорь Рюрикович, по летописной версии, был убит осенью 945 года древлянами за взимание с них непомерной дани. Его вдова Ольга, ставшая регентшей при трёхлетнем сыне, пошла на следующий год с войском в землю древлян. Сражение открыл четырёхлетний Святослав:

…[бросил] копьём в древлян, и копьё пролетело между ушей коня и ударило коня по ногам, ибо был Святослав ещё дитя. И сказали Свенельд [воевода] и Асмуд [кормилец]: «Князь уже начал; последуем, дружина, за князем».

— Повесть временных лет[9]

Дружина Игоря победила древлян, Ольга принудила их к покорности, а затем ездила по Руси, выстраивая систему правления.

Согласно летописи, Святослав всё детство находился при матери в Киеве, что противоречит замечанию византийского императора Константина Багрянородного (около 949):

Приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии.Константин Багрянородный[10]

В Немогарде Константина обычно видят Новгород, которым сыновья киевских князей традиционно владели и впоследствии. Фразу часто толкуют как указание на то, что Святослав был посажен в Новгород при жизни отца[11]. Константин упоминает имя Святослава без титула также при описании визита Ольги в Константинополь (957).

Начало самостоятельного правления

Княгиня Ольга крестилась в 955—957 годах и пыталась обратить в христианство и сына. Но Святослав до конца остался язычником, объясняя, что христианин не будет пользоваться авторитетом у дружины. Летописец цитирует апостола Павла:

Для неверующих вера христианская юродство есть[12]

Во время посольства Ольги в Константинополь в её делегацию входили и «люди Святослава», получившие на первом приёме даров даже меньше, чем рабыни Ольги, а в протоколе второго приёма вообще не упомянутые. А. В. Назаренко предполагает, что одной из целей переговоров Ольги был брак Святослава с греческой царевной и что после отказа в таком браке «люди Святослава» были оскорблены и покинули Константинополь уже после первого приёма, а Святослав решил остаться в язычестве.

Западноевропейская хроника Продолжателя Регинона сообщает под 959 годом о послах Ольги, «королевы Ругов», к королю Германии Оттону I Великому по вопросу крещения Руси. Однако в 961 году миссия, посланная Оттоном I в Киев, потерпела неудачу — вероятно, что это произошло из-за сопротивления Святослава и свидетельствует о его приходе к власти между 959 и 961 годами[13].

О первых самостоятельных шагах Святослава «Повесть временных лет» сообщает с 964 года:

Когда Святослав вырос и возмужал, стал он собирать много воинов храбрых, и быстрым был, словно пардус, и много воевал. В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел; не имел он шатра, но спал, постилая потник с седлом в головах, — такими же были и все остальные его воины. И посылал в иные земли [посланников, как правило, перед объявлением войны] со словами: «Иду на вы![14]»

— Повесть временных лет[15]

Хазарский поход

Руины Саркела (Белой Вежи). Аэрофотоснимок 1951 года

В «Повести временных лет» отмечено, что в 964 году Святослав «пошёл на Оку реку и на Волгу, и встретил вятичей». Не исключено, что в это время, когда главной целью Святослава было нанесение удара по хазарам, он не подчинил вятичей, то есть ещё не обложил их данью[16].

В 965 году Святослав атаковал Хазарию:

В лето 6473 (965) пошёл Святослав на хазар. Услышав же, хазары вышли навстречу ему со своим князем каганом и сошлись биться, и в битве одолел Святослав хазар, и град их и Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов.

— Повесть временных лет[17]

Современник событий Ибн-Хаукаль относит поход к чуть более позднему времени и сообщает также о войне с Волжской Булгарией, известия о которой не подтверждены другими источниками:

Булгар — город небольшой, нет в нём многочисленных округов, и был известен тем, что был портом для упомянутых выше государств, и опустошили его русы и пришли на Хазаран, Самандар и Итиль в году 358 (968/969) и отправились тотчас же после к стране Рум и Андалус… И ал-Хазар — сторона, и есть в ней город, называемый Самандар, и он в пространстве между ней и Баб ал-Абвабом, и были в нём многочисленные сады…, но вот пришли туда русы, и не осталось в городе том ни винограда, ни изюма.

— Ибн Хаукаль. «Книга путей и государств»[18]

По одной версии, Святослав вначале взял Саркел на Дону (в 965 году), затем вторым походом в 968/969 году покорил Итиль — хазарскую столицу в устье Волги, и Семендер — второй крупный хазарский город, находившийся на побережье Каспийского моря. По другой версии, имел место один большой поход 965 года, русское войско двигалось вниз по Волге и взятие Итиля предшествовало взятию Саркела.

Святослав не только сокрушил Хазарский каганат, но и пытался закрепить завоёванные территории за собой. На месте Саркела появилось славянское поселение Белая Вежа. Возможно, тогда же под власть Киева перешла Тмутаракань[19]. Есть сведения о том, что русские отряды находились в Итиле до начала 980-х годов[18].

Под 966 годом, уже после разгрома хазар, в «Повести временных лет» сообщается о повторной победе над вятичами и наложении на них дани.

Болгарские походы

Война с Болгарским царством (968—969)

В 967 году между Византией и Болгарским царством разгорелся конфликт, причину которого источники излагают по разному. В 967/968 году византийский император Никифор Фока отправил к Святославу посольство. Главе посольства Калокиру было передано 15 кентинариев золота (примерно 455 кг)[прим. 3], чтобы на русов в набег на Болгарию. Согласно одной из версий, Византия хотела сокрушить Болгарское царство чужими руками, а заодно ослабить Киевскую Русь, которая после присоединения Хазарии могла обратить свой взгляд на крымские владения империи[20]. По другой версии, цель Византии заключалась лишь в обуздании агрессии болгарского царя чужими руками, что было стандартной практикой византийской внешней политики[21].

Калокир договорился со Святославом об антиболгарском союзе, но вместе с тем попросил помочь ему отнять у Никифора Фоки византийский престол. За это, по версии византийских хронистов Иоанна Скилицы и Льва Диакона, Калокир пообещал «великие, бесчисленные сокровища из казны государственной»,[22] и право на все завоёванные болгарские земли.

В 968 году Святослав вторгся в Болгарию, разбил болгар в битве под Доростолом, взял множество городов и обосновался в устье Дуная, в Переяславце, куда к нему была выслана «дань с греков»[23].

К 968—969 годам относится нападение на Киев печенегов. Святослав с конной дружиной возвратился на защиту столицы и отогнал печенегов в степь. Историки А. П. Новосельцев и Т. М. Калинина предполагают, что нападению кочевников способствовали хазары (хотя есть причины полагать что Византии это было не менее выгодно), а Святослав в ответ организовал второй поход против них, в ходе которого и был захвачен Итиль, а Хазария окончательно разгромлена[18].

Во время пребывания князя в Киеве скончалась его мать, княгиня Ольга, фактически правившая Русью в отсутствие сына. Святослав по-новому устроил управление государством: посадил сына Ярополка на киевское княжение, Олега — на древлянское, Владимира — на новгородское. После этого, осенью 969 года киевский князь снова пошёл на Болгарию с войском[прим. 4]. «Повесть временных лет» передаёт его слова:

Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли золото, паволоки, вина, различные плоды; из Чехии и из Венгрии серебро и кони; из Руси же меха и воск, мёд и рабы.

— Повесть временных лет[24]

Летописный Переяславец точно не идентифицирован. Иногда его отождествляют с Преславом или же относят к дунайскому порту Преславу Малому. По версии неизвестных источников (в изложении Татищева) в отсутствие Святослава его наместник в Переяславце, воевода Волк, был вынужден выдержать осаду со стороны болгар[25]. Византийские источники скупо описывают войну Святослава с болгарами. Его войско на ладьях подошло к болгарскому Доростолу на Дунае и после сражения захватило его. Позднее была захвачена и столица Болгарского царства, Преслав Великий, причем царь Борис попал в плен к Святославу[26]. После падения столицы вся страна быстро попала под контроль Святослава[прим. 5].

Война с Византией (970—971)

Весной 970 года Святослав в союзе с болгарами, печенегами и венграми напал на владения Византии во Фракии. Численность союзников византийский историк Лев Диакон исчислял в более чем 30 000 воинов, в то время как византийский полководец Варда Склир имел под рукой от 10 до 12 тысяч солдат. Варда Склир избегал сражения в открытом поле, сохраняя силы в крепостях. Войско Святослава дошло до Аркадиополя (в 120 км от Константинополя), где и произошло генеральное сражение. По сообщениям византийских источников, были окружены и перебиты все печенеги, а затем были разгромлены основные силы Святослава. Древнерусская летопись излагает события иначе: по сведениям летописца, Святослав одержал победу, вплотную подошёл к Царьграду, но отступил, лишь взяв большую дань, в том числе и на погибших воинов. По версии Сюзюмова М. Я. и Сахарова А. Н., сражение, о котором рассказывает русская летопись и в котором русские одержали победу, было отдельным от битвы под Аркадиополем. Оно также произошло в 970 году, византийским войском командовал не упоминаемый при Аркадиополе патрикий Пётр, а противостояла ему та часть русского войска, которая не сражалась вместе с союзниками под Аркадиополем.

Оккупация Болгарии русами совершенно не устраивала Византию, поскольку вместо слабого и христианского соседа она получила сильного и языческого[26]. Бесцеремонные действия Святослава убедили императора Иоанна Цимисхия в бесполезности дипломатии и он начал готовиться к войне. Подготовка длилась всю зиму 970–971 годов. В апреле Цимисхий во главе отряда из 5000 лучших воинов перешел Балканские горы, в то время как основная часть византийской армии под командованием евнуха Василия Лакапина последовала за ними. Передовой отряд двигался так быстро, что русы были захвачены врасплох, и о походе императора они узнали, только когда он был уже почти у стен Преслава. В это время в городе находилось около 8000 русских, но в бой авангардом Цимисхия они не вступили, укрывшись за стенами города.

Преследование отступающей русской армии византийцами. Миниатюра из мадридского списка «Истории» Иоанна Скилицы

Вскоре прибыла основная часть византийской армии и начался штурм. Тринадцатого апреля византийцы ворвались в город, но многие русские закрылись внутри дворца царя Симеона. Византийцы подожгли дворец и множество русов погибло в огне. Пожары нанесли городу большой ущерб, уничтожив в частности прославленную Золотую Церковь. Вскоре к городу подошел Святослав с основными силами, надеясь вернуть столицу, однако вблизи г. Доростола на его пути встала армия Цимисхия. Русские укрылись в крепости, началась трёхмесячная осада. Потери русов росли, и Святослав стал искать мира. Он отправил к Цимисхию посланника с сообщением о готовности покинуть Болгарию. Стремясь завершить дело, Иоанн принял предложение. Был также возобновлен старый торговый договор, позволявший русским привозить свои товары в Константинополь. На обратном пути в Киев множество русских пали жертвами печенегов, включая самого Святослава[27].

Византийцы освободили Бориса II, однако к власти его не вернули. Столица Болгарии была переименована в Иоаннополис в честь императора, и там был поставлен византийский наместник. Вся восточная Болгария была присоединена к Византии, независимость сохранили только западные области. Борис II был публично лишен царской короны и регалий, которые поместили на алтарь Святой Софии. Бывший царь остался жить в Константинополе, получив от императора сан магистра[28][29].

Гибель

Кончина Святослава. Чориков Б. А. Живописный Карамзин, или Русская история в картинках. — 1836.

По заключении мира Святослав благополучно достиг устья Днепра и на ладьях отправился к порогам. Воевода Свенельд говорил ему: «Обойди, князь, пороги на конях, ибо стоят у порогов печенеги». Попытка Святослава в 971 году подняться по Днепру не удалась, пришлось ему зимовать в устье Днепра, а весной 972 года он решил повторить попытку. Однако печенеги по-прежнему сторожили русов. В схватке Святослав погиб:

Когда наступила весна, отправился Святослав к порогам. И напал на него Куря, князь печенежский, и убили Святослава, и взяли голову его, и сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него. Свенельд же пришёл в Киев к Ярополку.

— Повесть временных лет[30]

Гибель Святослава в бою с печенегами подтверждает и Лев Диакон:

Сфендослав оставил Дористол, вернул согласно договору пленных и отплыл с оставшимися соратниками, направив свой путь на родину. По пути им устроили засаду пацинаки — многочисленное кочевое племя, которое пожирает вшей, возит с собою жилища и большую часть жизни проводит в повозках. Они перебили почти всех [росов], убили вместе с прочими Сфендослава, так что лишь немногие из огромного войска росов вернулись невредимыми в родные места.

— Лев Диакон[2]

Начиная с Н. М. Карамзина, многие историки предполагают, что именно византийская дипломатия убедила печенегов атаковать Святослава[прим. 6]. В трактате Константина Багрянородного «Об управлении империей» говорится о необходимости союза [Византии] с печенегами для защиты от росов и венгров («Стремитесь к миру с печенегами»), а также, что печенеги представляют серьёзную опасность для русов, преодолевающих пороги[31] На основании этого подчёркивается, что использование печенегов для устранения враждебного князя произошло в соответствии с византийскими внешнеполитическими установками того времени. Хотя «Повесть временных лет» называет в качестве организаторов засады не греков, а переяславцев (болгар), а Иоанн Скилица сообщает[32], что византийское посольство, напротив, просило печенегов пропустить русов.

«Повесть временных лет» объясняет гибель Святослава его отказом матери, которая хотела крестить его (т. е. нарушением традиционного правового принципа подчинения родительской власти):

Он же не послушался матери, продолжая жить по языческим обычаям. Если кто матери не послушает — в беду впадет, как сказано: «Если кто отца или матери не послушает, то смерть примет[33]».Повесть временных лет[34]

О внешности Святослава

Лев Диакон оставил колоритное описание внешности Святослава при его встрече с императором Цимисхием после заключения мира:

Показался и Сфендослав, приплывший по реке на скифской ладье; он сидел на веслах и грёб вместе с его приближёнными, ничем не отличаясь от них. Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с густыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал клок волос — признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные, но выглядел он хмурым и суровым. В одно ухо у него была вдета золотая серьга; она была украшена карбункулом, обрамлённым двумя жемчужинами. Одеяние его было белым и отличалось от одежды его приближённых только заметной чистотой.

— Лев Диакон[2]

Некоторые детали описания внешности Святослава Львом Диаконом допускают неоднозначное толкование. Так, вместо лат. barba rasa — безбородый, допустим перевод с редкой бородой, а клок волос может свисать не с одной, а с двух сторон головы. Именно таким — с редкой бородой и двумя косами — предстаёт Святослав на страницах «Истории» С. М. Соловьёва[35].

Плоский нос, а не курносый указан в первом переводе на русский Поповым Д.[36]

Примечателен комментарий М. Я. Сюзюмова и С. А. Иванова касательно описания внешности, приведённого Диаконом:

Лев Диакон так описывает мирные переговоры, как будто сам был их очевидцем. Но вряд ли это так. Он, возможно, правильно — по рассказам очевидцев — рисует наружность Святослава, но повествование его не вызывает доверия из-за особого пристрастия подражать древним авторам. В данном случае, как показал Газе (489), описание наружности Святослава напоминает описание Приском Аттилы.

— Сюзюмов М. Я., Иванов С. А.[37]

Сыновья

Известны сыновья Святослава Игоревича:

Имя матери Ярополка и Олега история не сохранила[прим. 7], в отличие от матери Владимира Малуши (в официальном браке с ней Святослав не состоял, она была лишь наложницей).

Иоанн Скилица также упоминает «брата Владимира, зятя василевса» Сфенга, который в 1016 году помог византийцам подавить восстание Георгия Цула в Херсонесе[38]. В древнерусских летописях и других источниках имя Сфенга не встречается. По гипотезе А. В. Соловьева, здесь имеется в виду не брат, а сын Владимира и внук Святослава Мстислав[39].

Оценка в историографии

Русский историк Н. М. Карамзин назвал его Александром (Македонским) нашей древней истории[40]. По словам советского историка академика Б. А. Рыбакова, походы Святослава 965—968 годов «представляют собой как бы единый сабельный удар, прочертивший на карте Европы широкий полукруг от Среднего Поволжья до Каспия и далее по Северному Кавказу и Причерноморью до балканских земель Византии»[41].

Иначе оценивал заслуги Святослава С. М. Соловьев:

Святослав представлен образцом князя-воина, который с своею отборною дружиною покинул Русскую землю для подвигов отдаленных, славных для него и бесполезных для родной земли.Соловьев С. М.[42]

Говоря о походах Святослава, историк А. А. Шахматов отмечал, что их «двигателями оказываются не государственные интересы, а хищнические инстинкты»[43].

Украинский историк М. С. Грушевский назвал Святослава «чистым запорожцем на киевском престоле»[44].

Образ Святослава в искусстве

Великий князь Святослав, целующий мать и детей своих по возвращении с Дуная в Киев. И. А. Акимов, 1773 г.

Впервые личность Святослава привлекла внимание русских художников и поэтов во время русско-турецкой войны 1768—1774 годов, действия которой, как и события кампаний Святослава, развернулись на Дунае. Среди созданных в это время произведений следует отметить трагедию «Ольга» Я. Б. Княжнина (1772), в основу сюжета которой положена месть Ольги за убийство древлянами её мужа Игоря. Святослав предстаёт в ней в качестве главного героя. Соперник Княжнина Н. П. Николаев также создал пьесу, посвящённую жизни Святослава. В картине И. А. Акимова «Великий князь Святослав, целующий мать и детей своих по возвращении с Дуная в Киев» показан конфликт между военной доблестью и верностью семье, отражённый в русских летописях:

Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул, а нас чуть было не взяли печенеги, и мать твою, и детей твоих.

В XIX веке интерес к Святославу несколько уменьшился. Повесть А. Ф. Вельтмана «Райна, королевна болгарская» (1843), посвящённая болгарским походам, была издана Иоакимом Груевым[bg] на болгарском языке в 1866 году в Вене, Добри Войников на её основе поставил в Болгарии драму «Райна-княгиня», а выполненные художником Николаем Павловичем[bg] иллюстрации к «Райне…» (1860—1880) вошли в классику болгарского изобразительного искусства[45]. Чуть ранее эпизод со Святославом был включён Вельтманом в роман «Светославич, вражий питомец. Диво времён Красного Солнца Владимира» (1837)[46]. В 1862 году горельеф Святослава в ряду тридцати шести военных полководцев и героев был изображён на памятнике Тысячелетие России (скульптор М. О. Микешин). Здесь его портрет следовал за позднесредневековой изобразительной традицией из царских титулярников — князь был изображён в шлеме. Около 1880 года К. В. Лебедев написал картину, проиллюстрировавшую описание Льва Диакона встречи Святослава с Цимисхием.

В начале XX века Е. А. Лансере создал скульптуру «Святослав на пути к Царь-граду»[47]. В 1910 году в память о гибели Святослава Игоревича у днепровского порога Ненасытецкого был установлен памятный знак. Он представляет собой чугунную мемориальную плиту (площадью ок. 2 м²), укреплённую на массивном гранитном валуне. Валун увенчан вазой, установленной на стилизованной античной колонне. Это один из редчайших сохранившихся дореволюционных памятников, посвящённых Древней Руси.

Святославу посвящены стихотворения Велимира Хлебникова, Валерия Брюсова, исторический роман «Святослав» (1958) украинского писателя Семёна Скляренко и повесть «Чёрные стрелы вятича» В. В. Каргалова. Образ Святослава создан Михаилом Казовским в его историческом романе «Дочка императрицы» (1999). В романах Александра Мазина «Место для битвы» (2001) (окончание романа), «Князь» (2005) и «Герой» (2006) подробно описан жизненный путь Святослава, начиная от сражения с древлянами в 946 году, и заканчивая смертью в сражении с печенегами. В романе Сергея Алексеева «Аз Бога Ведаю!» подробно описан жизненный путь Святослава, его борьба с Хазарским каганатом и смерть на Днепровских порогах. Роман «Улеб Твердая Рука» (1978) писателя Игоря Коваленко посвящён периоду правления на Руси киевского князя Святослава.

Образ Святослава популярен в неоязыческой литературе и искусстве. В 2003 году вышла книга Льва Прозорова «Святослав Хоробре. Иду на вы!». В последующие годы книга неоднократно переиздавалась.

В постсоветское время были установлены памятники Святославу Игоревичу в Киеве (два памятника), селе Старые Петровцы Киевской области, Запорожье, Мариуполе, Серпухове.

Определённый общественный резонанс вызвал проект памятника князю Святославу работы известного российского скульптора В. М. Клыкова, который первоначально предполагалось установить в Белгороде. Скульптурная композиция, посвящённая 1040-летию разгрома Хазарского каганата, была изготовлена по инициативе возглавляемого В. М. Клыковым Международного фонда славянской письменности и культуры. Представители Федерации еврейских общин России (ФЕОР) и Евроазиатского еврейского конгресса (ЕАЕК) выразили протест по поводу изображения на щите поверженного хазарского воина звезды Давида, усматривая в этом антисемитские мотивы. В результате Правительство Белгородской области вначале отложило открытие памятника, а затем он был установлен в селе Холки Чернянского района Белгородской области (при этом вызвавший скандал элемент скульптурной композиции был видоизменён)[48][49][50].

Портрет Святослава используется в эмблеме ультрас киевского футбольного клуба «Динамо», кроме того название «Святослав» носит печатное издание болельщиков киевского «Динамо»[51].

В 1983 году режиссёром Юрием Ильенко был снят художественный кинофильм «Легенда о княгине Ольге», в роли Святослава — Лесь Сердюк.

Примечания

Комментарии
  1. ↑ В. Н. Татищев называет 920 год, ссылаясь на Ростовский и Новгородский манускрипты. В Новгородской I летописи упомянуто о рождении Святослава в недатированной части, после сообщения о браке Игоря и Ольги, как часть характеристики Ольги, после чего сообщения летописи начинают датироваться с 920 года, под которым упомянут первый поход Игоря на Византию, состоявшийся в 941 году. Возможно, это послужило Татищеву основанием указать 920 год.
  2. ↑ Летописи сообщают о воеводе Игоря и Святослава Свенельде, византийские источники упоминают русского вождя в войске Святослава Сфенкела и Сфенга, предполагаемого сына Святослава.
  3. ↑ По другим данным вес золота составил 680 кг. (Харрис, стр. 217).
  4. ↑ 969 год указан в византийских хрониках. ПВЛ относит возвращение Святослава в Болгарию к 971 году, но её хронология признана ошибочной
  5. ↑ Дольше других держался город Филиппополь, после падения которого Святослав предал его защитников мучительной смерти посажением на кол (Харрис, стр. 218).
  6. ↑ «Тогдашняя политика Императоров не знала великодушия: предвидя, что Святослав не оставит их надолго в покое, едва ли не сами Греки наставили Печенегов воспользоваться слабостию Российского войска». История государства Российского. — Т. 1. — Гл. 7.
  7. ↑ Согласно Иоакимовской летописи матерью Ярополка и Олега была некая угорская княжна. В. Н. Татищев в одном из примечаний называет её Предславой.
Сноски
  1. ↑ Ипатьевская летопись
  2. ↑ 1 2 3 Лев Диакон. «История» в переводе М. М. Копыленко. Книга 9-я. Комментарии М. Я. Сюзюмова и С. А. Иванова.
  3. ↑ Константин Багрянородный. Об управлении империей. О Моравии.
  4. ↑ Членов А. М. К вопросу о имени Святослава // Личные имена в прошлом, настоящем и будущем: Проблемы антропонимики. — М., 1970.
  5. ↑ Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор имени у русских князей в X—XVI вв. Династическая история сквозь призму антропонимики. — М.: Индрик, 2006. — 904 с. — 1000 экз. — ISBN 5-85759-339-5. — C. 41.
  6. ↑ Янин В. Л. Актовые печати Древней Руси. — М., 1970. — С. 38—41.
  7. ↑ Молчанов А. А. Печать Святослава Игоревича (к вопросу о сфрагистических атрибутах документов внешней политики Древней Руси Х в.) // Внешняя политика Древней Руси. — М., 1988. — С. 50—52.
  8. ↑ Договор 944 года приведён в Повести временных лет (ПВЛ) под 945 годом.
  9. ↑ ПВЛ под 946 годом.
  10. ↑ Константин Багрянородный. Об управлении империей. Глава 9.
  11. ↑ Константин Багрянородный. Об управлении империей. Глава 9. Комментарий.
  12. ↑ Ср. в Синодальном переводе: «Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Божия»
  13. ↑ Древняя Русь в свете средневековых источников. Т.4. М., 2010. — С.46-47.
  14. ↑ Вадим Серов. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: Локид-пресс, 2003.
  15. ↑ ПВЛ под 964 годом.
  16. ↑ Сахаров А. Н. Дипломатия Святослава. — М.: Международные отношения, 1982.
  17. ↑ ПВЛ под 965 годом.
  18. ↑ 1 2 3 Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М.: Наука, 1990].
  19. ↑ Еще раз о «Записке греческого топарха» Румянцевский музей.
  20. ↑ Такой взгляд высказывали В. Н. Златарский, М. Н. Тихомиров, М. В. Левченко, В. Т. Пашуто, А. Стоукс, А. Н. Сахаров
  21. ↑ Харрис, 2017, 217.
  22. ↑ Лев Диакон. «История»/ Книга 5-я.
  23. ↑ ПВЛ под 967 годом.
  24. ↑ ПВЛ под 969 годом.
  25. ↑ Татищев В. Н. История Российская. Том 2. — М., 2003. — С. 38.
  26. ↑ 1 2 Харрис, 2017, с. 218.
  27. ↑ Харрис, 2017, с. 219.
  28. ↑ Лев Диакон. «История» в переводе М. М. Копыленко. Книга 6-я. Комментарии М. Я. Сюзюмова и С. А. Иванова.
  29. ↑ Харрис, 2017, с. 220.
  30. ↑ ПВЛ под 972 годом.
  31. ↑ Константин Багрянородный. Об управлении империей Архивировано 22 июня 2012 года..
  32. ↑ Иоанн Скилица. О войне с Русью.
  33. ↑ Лев. 20, 9.
  34. ↑ ПВЛ под 6463 годом.
  35. ↑ Цветков С. Э. Русская земля. Между язычеством и христианством. От князя Игоря до сына его Святослава. — М.: Центрполиграф, 2012. — ISBN 978-5-227-03441-0.
  36. ↑ Попов Д. История Льва Диакона Калойского и другие сочинения византийских писателей. — С-Петербург. При Императорской Академии Наук, 1820-01-01. — 200 с.
  37. ↑ Комментарий 59 к книге 9-й «Истории» Диакона. — М., 1988. — C. 214.
  38. ↑ История Византии / Отв. редактор акад. С. Д. Сказкин — М.: Наука, 1967. — Т. 2. — Ч. 2. — Гл. 15.
  39. ↑ Soloviev A. V. Domination byzantine ou russe au nord de la Mer Noire a l’epoque des Comnenes? — «Akten des XI. Internationalen Byzan-tinisten-Kongresses». — Munchen, 1960. — P. 575.
  40. ↑ Карамзин Н. М. История государства Российского. — Т. 1. — Гл. 7.
  41. ↑ История СССР с древнейших времен до наших дней. — М.: Наука, 1966. — Т. 1.
  42. ↑ Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т. I — СПб.: Издание Высочайше утвержденного Товарищества «Общественная Польза», 1896. — С. 151—152.
  43. ↑ Шахматов А. А. Введение в курс истории русского языка. Ч. 1. Исторический процесс образования русских племен и наречий / А. А. Шахматов. - Пг., 1916. - С. 76
  44. ↑ М. Грушевський. Історія України-Руси. Том I. Розділ VIII. Стор. 4
  45. ↑ Калугин В. И. Романы Александра Вельтмана // Вельтман А. Романы. — М.: Современник, 1985. — (Из наследия).
  46. ↑ Вацуро В. Э. Болгарские темы и мотивы в русской литературе 1820—1840-х годов (Этюды и разыскания) // Избранные труды. — М.: Языки славянской культуры, 2004. — С. 575—576.
  47. ↑ Фотография скульптуры.
  48. ↑ «ФЕОР считает установку в Белгороде памятника князю Святославу Киевскому провокацией»
  49. ↑ «Неразумных хазар приняли за евреев»
  50. ↑ Шнирельман В. А. Хазарский миф: Идеология политического радикализма в России и её истоки. М.- Иерусалим. — С. 221, 225.
  51. ↑ Вийшов з друку третiй номер журналу «Святослав» — видання вболівальників «Динамо Київ» (укр.). Біло-Сині, 02 ноября 2011.

Литература

  • Карышковский П. О. Русско-болгарские отношения во время Балканских войн Святослава // Вопросы истории. — 1951. — № 8.
  • Карышковский П. О. О хронологии русско-византийской войны при Святославе // Византийский временник. — 1952. — Т. 5.
  • Карышковский П. О. К вопросу о первоисточниках по истории походов Святослава // Краткие сообщения Института славяноведения. — 1952. — № 9.
  • Карышковский П. О. Балканские войны Святослава в византийской исторической литературе // Византийский временник. — 1953. — Т. 6.
  • Гиппиус А. А. Как обедал Святослав? (текстологические заметки) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2008. — № 2. — С. 47—54.
  • Прозоров Л. Р. Святослав Великий: «Иду на вы!». 7-е изд. — М.: Яуза-пресс, 2011. — 512 с. ISBN 978-5-9955-0316-3.
  • Джонатан Харрис. Византия. История исчезнувшей империи = JONATHAN HARRIS. The Lost World of Byzantium. — М.: Альпина Нон-фикшн, 2017.

Ссылки

wikiredia.ru

Святослав Игоревич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Святосла́в И́горевич (Свѧтославъ Игоревичь; 942 — март 972) — князь новгородский в 945—969 годах, великий князь Киевский с 945 по 972 год, прославился как полководец.

Формально Святослав стал великим князем в 3-летнем возрасте после гибели в 945 году отца, великого князя Игоря, но самостоятельное правление началось около 964 года. При Святославе Древнерусским государством в значительной мере правила его мать — княгиня Ольга, сначала из-за малолетства Святослава, затем из-за его постоянного пребывания в военных походах. При возвращении из похода на Болгарию Святослав был убит печенегами в 972 году на днепровских порогах.

Ранняя биография

Согласно древнерусским летописям, Святослав был единственным сыном великого киевского князя Игоря и княгини Ольги. Год его рождения точно не известен. По Ипатьевскому списку[1], Святослав родился в 942 году, однако в других списках Повести временных лет, например Лаврентьевском, такой записи нет. Исследователей настораживает пропуск такой важной информации переписчиками, хотя она и не противоречит другим сообщениям.

В литературе как год рождения Святослава упоминается также 920[2], но это противоречит известным сведениям о правлении Святослава.

Имя Святослав

Святослав — первый достоверно известный киевский князь со славянским именем, в то время как его родители носили имена с предположительно скандинавской этимологией.

В византийских источниках X века его имя записано как Сфендославос (др.-греч. Σφενδοσθλάβος)[3], откуда историки, начиная с Татищева, делают предположение о соединении скандинавского имени Свен (дат. Svend, др.-сканд. Sveinn, совр. швед. Sven) со славянским княжеским окончанием -слав[4]. Однако со Свент- начинаются в иноязычной передаче и другие славянские имена на Свят-, например, имя Святополка (в источниках др.-в.-нем. Zwentibald — Звентибальд, или лат. Suentepulcus — Свентипулк[5]), князя Великой Моравии в 870—894 годах, или киевского князя 1015—1019 годов Святополка Владимировича (лат. Suentepulcus у Титмара Мерзебургского). Согласно этимологическому словарю Фасмера, начальная часть этих имён восходит к праслав. *svent-, который после утраты носовых гласных даёт современное восточнославянское свят — святой. Носовые гласные сохранились до настоящего времени в польском языке (польск. święty — святой).

Отмечалось[6], что первая часть имени Святослава по значению соотносится со скандинавскими именами его матери Ольги и князя Олега Вещего (др.-сканд. Helgi — святой, др.-сканд. Helga — святая), а вторая — имени Рюрика (др.-сканд. Hrorekr — славой могучий), что соответствует раннесредневековой традиции учитывать при имянаречении имена других членов княжеской семьи. Однако некоторые исследователи ставят возможность такого перевода имён с одного языка на другой под сомнение[7]. Женский вариант имени Святослав — Святослава — носила сестра датского и английского короля Кнуда I Великого, мать которой была родом из польской династии Пястов.

В 1912 году на территории Десятинной церкви в Киеве Д. В. Милеев проводил раскопки. При этом была найдена свинцовая вислая актовая печать[8], на которой, помимо изображения княжеского двузубца, сохранилось греческое написание имени Святослав[9].

Детство и княжение в Новгороде

Первое упоминание Святослава в синхронном историческом документе содержится в русско-византийском договоре князя Игоря от 944 года[10].

Князь Игорь Рюрикович, по летописной версии, был убит в 945 году древлянами за взимание с них непомерной дани. Его вдова Ольга, ставшая регентшей при трёхлетнем сыне, пошла на следующий год с войском в землю древлян. Сражение открыл четырёхлетний Святослав:

…[бросил] копьём в древлян, и копьё пролетело между ушей коня и ударило коня по ногам, ибо был Святослав ещё дитя. И сказали Свенельд [воевода] и Асмуд [кормилец]: «Князь уже начал; последуем, дружина, за князем».

— Повесть временных лет[11]

Дружина Игоря победила древлян, Ольга принудила их к покорности, а затем ездила по Руси, выстраивая систему правления.

Согласно летописи, Святослав всё детство находился при матери в Киеве, что противоречит замечанию византийского императора Константина Багрянородного (около 949):

Приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии.Константин Багрянородный[12]

В Немогарде Константина обычно видят Новгород, которым сыновья киевских князей традиционно владели и впоследствии. Константин упоминает имя Святослава без титула также при описании визита Ольги в Константинополь (957).

Начало самостоятельного правления

Княгиня Ольга крестилась в 955—957 годах и пыталась обратить в христианство и сына. Но Святослав до конца остался язычником, объясняя, что христианин не будет пользоваться авторитетом у дружины. Летописец цитирует апостола Павла:

Для неверующих вера христианская юродство есть[13]

Во время посольства Ольги в Константинополь в её делегацию входили и «люди Святослава», получившие на первом приёме даров даже меньше, чем рабыни Ольги, а в протоколе второго приёма вообще не упомянутые. А. В. Назаренко предполагает, что одной из целей переговоров Ольги был брак Святослава с греческой царевной и что после отказа в таком браке «люди Святослава» были оскорблены и покинули Константинополь уже после первого приёма, а Святослав решил остаться в язычестве.

Западноевропейская хроника Продолжателя Регинона сообщает под 959 годом о послах Ольги, «королевы Ругов», к королю Германии Оттону I Великому по вопросу крещения Руси. Однако в 962 году миссия, посланная Оттоном I в Киев, потерпела неудачу из-за сопротивления Святослава.

О первых самостоятельных шагах Святослава «Повесть временных лет» сообщает с 964 года:

Когда Святослав вырос и возмужал, стал он собирать много воинов храбрых, и быстрым был, словно пардус, и много воевал. В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел; не имел он шатра, но спал, постилая потник с седлом в головах, — такими же были и все остальные его воины. И посылал в иные земли [посланников, как правило, перед объявлением войны] со словами: «Иду на вы![14]»

— Повесть временных лет[15]

Хазарский поход

В «Повести временных лет» отмечено, что в 964 году Святослав «пошёл на Оку реку и на Волгу, и встретил вятичей». Не исключено, что в это время, когда главной целью Святослава было нанесение удара по хазарам, он не подчинил вятичей, то есть ещё не обложил их данью[16].

В 965 году Святослав атаковал Хазарию:

В лето 6473 (965) пошёл Святослав на хазар. Услышав же, хазары вышли навстречу ему со своим князем каганом и сошлись биться, и в битве одолел Святослав хазар, и град их и Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов.

— Повесть временных лет[17]

Современник событий Ибн-Хаукаль относит поход к чуть более позднему времени и сообщает также о войне с Волжской Булгарией, известия о которой не подтверждены другими источниками:

Булгар — город небольшой, нет в нём многочисленных округов, и был известен тем, что был портом для упомянутых выше государств, и опустошили его русы и пришли на Хазаран, Самандар и Итиль в году 358 (968/969) и отправились тотчас же после к стране Рум и Андалус… И ал-Хазар — сторона, и есть в ней город, называемый Самандар, и он в пространстве между ней и Баб ал-Абвабом, и были в нём многочисленные сады…, но вот пришли туда русы, и не осталось в городе том ни винограда, ни изюма.

— Новосельцев А. П.[18]

По одной версии, Святослав вначале взял Саркел на Дону (в 965 году), затем вторым походом в 968/969 году покорил Итиль и Семендер. По другой версии, имел место один большой поход 965 года, русское войско двигалось вниз по Волге и взятие Итиля предшествовало взятию Саркела.

Святослав не только сокрушил Хазарский каганат, но и пытался закрепить завоёванные территории за собой. На месте Саркела появилось славянское поселение Белая Вежа. Возможно, тогда же под власть Киева перешли Северный Крым и Тмутаракань[19]. Есть сведения о том, что русские отряды находились в Итиле до начала 980-х годов.

Под 966 годом, уже после разгрома хазар, в «Повести временных лет» сообщается о повторной победе над вятичами и наложении на них дани.

Болгарские походы

Война с Болгарским царством (968—969)

В 967 году между Византией и Болгарским царством разгорелся конфликт, причину которого источники излагают по разному. В 967/968 году византийский император Никифор Фока отправил к Святославу посольство. Главе посольства Калокиру было передано 15 кентинариев золота (примерно 455 кг), чтобы направить русов в набег на Болгарию. Согласно наиболее распространённой версии, Византия хотела сокрушить Болгарское царство чужими руками, а заодно ослабить Древнерусское государство, которое после присоединения Хазарии могло обратить свой взгляд на крымские владения империи[20].

Калокир договорился со Святославом об антиболгарском союзе, но вместе с тем попросил помочь ему отнять у Никифора Фоки византийский престол. За это, по версии византийских хронистов Иоанна Скилицы и Льва Диакона, Калокир пообещал «великие, бесчисленные сокровища из казны государственной»К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 735 дней] и право на все завоёванные болгарские земли.

В 968 году Святослав вторгся в Болгарию и после войны с болгарами обосновался в устье Дуная, в Переяславце, куда к нему была выслана «дань с греков»[21]. В этот период отношения Руси с Византией были скорее всего напряжёнными, но итальянский посол Лиутпранд в июле 968 года видел русские корабли в составе византийского флота, что выглядит несколько странно.

К 968—969 годам относится нападение на Киев печенегов. Святослав с конной дружиной возвратился на защиту столицы и отогнал печенегов в степь. Историки А. П. Новосельцев и Т. М. Калинина предполагают, что нападению кочевников способствовали хазары (хотя есть причины полагать что Византии это было не менее выгодно), а Святослав в ответ организовал второй поход против них, в ходе которого и был захвачен Итиль, а противники Святослава в Хазарии окончательно разгромлены[18].

Во время пребывания князя в Киеве скончалась его мать, княгиня Ольга, фактически правившая Русью в отсутствие сына. Святослав по-новому устроил управление государством: посадил сына Ярополка на киевское княжение, Олега — на древлянское, Владимира — на новгородское. После этого, осенью 969 года великий князь снова пошёл на Болгарию с войском[22]. «Повесть временных лет» передаёт его слова:

Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли золото, паволоки, вина, различные плоды; из Чехии и из Венгрии серебро и кони; из Руси же меха и воск, мёд и рабы.

— Повесть временных лет[23]

Летописный Переяславец точно не идентифицирован. Иногда его отождествляют с Преславом или же относят к дунайскому порту Преславу Малому. По версии неизвестных источников (в изложении Татищева) в отсутствие Святослава его наместник в Переяславце, воевода Волк, был вынужден выдержать осаду со стороны болгар[24]. Византийские источники скупо описывают войну Святослава с болгарами. Его войско на ладьях подошло к болгарскому Доростолу на Дунае и после сражения захватило его. Позднее была захвачена и столица Болгарского царства, Преслав Великий, после чего болгарский царь заключил вынужденный союз со Святославом.

Война с Византией (970—971)

Столкнувшись с нападением Святослава, болгары попросили помощи у Византии. Император Никифор Фока, сильно обеспокоенный вторжением русов, решил закрепить союз с Болгарским царством династическим браком. Невесты из царской болгарской семьи уже прибыли в Константинополь, когда в результате переворота 11 декабря 969 года Никифор Фока был убит, а на византийском троне оказался Иоанн Цимисхий (брачные планы так и не осуществились)[25].

В том же 969 году отрёкся от престола в пользу сына Бориса болгарский царь Пётр I, и из-под власти Преслава выходят западные комитаты. Пока Византия медлила оказать прямую вооружённую помощь болгарам, своим давним недругам, они заключили союз со Святославом и в дальнейшем сражались против Византии на стороне русов.

Иоанн попробовал убедить Святослава покинуть Болгарию, обещая дань, однако безуспешно. Святослав решил прочно обосноваться на Дунае, расширив таким образом владения Руси. На границы Болгарии Византия спешно перебрасывала войска из Малой Азии, размещая их по крепостям.

Весной 970 года Святослав в союзе с болгарами, печенегами и венграми напал на владения Византии во Фракии. Численность союзников византийский историк Лев Диакон исчислял в более чем 30 000 воинов, в то время как византийский полководец Варда Склир имел под рукой от 10 до 12 тысяч солдат. Варда Склир избегал сражения в открытом поле, сохраняя силы в крепостях. Войско Святослава дошло до Аркадиополя (в 120 км от Константинополя), где и произошло генеральное сражение. По сообщениям византийских источников, были окружены и перебиты все печенеги, а затем были разгромлены основные силы Святослава. Древнерусская летопись излагает события иначе: по сведениям летописца, Святослав одержал победу, вплотную подошёл к Царьграду, но отступил, лишь взяв большую дань, в том числе и на погибших воинов. По версии Сюзюмова М. Я. и Сахарова А. Н., сражение, о котором рассказывает русская летопись и в котором русские одержали победу, было отдельным от битвы под Аркадиополем. Оно также произошло в 970 году, византийским войском командовал не упоминаемый при Аркадиополе патрикий Пётр, а противостояла ему та часть русского войска, которая не сражалась вместе с союзниками под Аркадиополем.

Так или иначе, летом 970 года крупные боевые действия на территории Византии прекратились, Варда Склир с войском был срочно отозван в Малую Азию для подавления восстания Варды Фоки. Набеги русов на Византию продолжались, так что после успешного подавления восстания в ноябре 970 года Варда Склир снова перебрасывается на границы Болгарии.

В апреле 971 года император Иоанн I Цимисхий лично выступил против Святослава во главе сухопутной армии, отправив на Дунай флот из 300 кораблей, чтобы отрезать путь отступления русам. 13 апреля 971 года была захвачена болгарская столица Преслав, где в плен попал болгарский царь Борис II. Части русских воинов во главе с воеводой Сфенкелом удалось прорваться на север в Доростол, где находился Святослав с основными силами.

23 апреля 971 года Цимисхий подошёл к Доростолу. В сражении русы были отброшены в крепость, началась трёхмесячная осада. Стороны несли потери в непрерывных стычках, у русов погибли вожди Икмор и Сфенкел, у византийцев пал военачальник Иоанн Куркуас. 21 июля произошло ещё одно генеральное сражение, в котором Святослав, по данным византийцев, получил ранение. Сражение окончилось безрезультатно для обеих сторон, однако после него Святослав вступил в мирные переговоры.

Условия русов Иоанн Цимисхий безоговорочно принял. Святослав с войском должен был покинуть Болгарию, византийцы обеспечивали его воинов (22 тысячи человек) запасом хлеба на два месяца. Святослав также вступал в военный союз с Византией, восстанавливались торговые отношения. На этих условиях Святослав ушёл из Болгарии, сильно ослабленной войнами на её территории.

Болгарский царь Борис II сложил с себя знаки царской власти и был возведён Иоанном Цимисхием в сан магистра[25]. Вся восточная Болгария была присоединена к Византии, независимость сохранили только западные области.

Гибель

По заключении мира Святослав благополучно достиг устья Днепра и на ладьях отправился к порогам. Воевода Свенельд говорил ему: «Обойди, князь, пороги на конях, ибо стоят у порогов печенеги». Попытка Святослава в 971 году подняться по Днепру не удалась, пришлось ему зимовать в устье Днепра, а весной 972 года он решил повторить попытку. Однако печенеги по-прежнему сторожили русов. В схватке Святослав погиб:

Когда наступила весна, отправился Святослав к порогам. И напал на него Куря, князь печенежский, и убили Святослава, и взяли голову его, и сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него. Свенельд же пришёл в Киев к Ярополку.

— Повесть временных лет[26]

Гибель Святослава в бою с печенегами подтверждает и Лев Диакон:

Сфендослав оставил Дористол, вернул согласно договору пленных и отплыл с оставшимися соратниками, направив свой путь на родину. По пути им устроили засаду пацинаки — многочисленное кочевое племя, которое пожирает вшей, возит с собою жилища и большую часть жизни проводит в повозках. Они перебили почти всех [росов], убили вместе с прочими Сфендослава, так что лишь немногие из огромного войска росов вернулись невредимыми в родные места.

— Лев Диакон[3]

Некоторые историки[кто?] предполагают, что именно византийская дипломатия убедила печенегов атаковать Святослава. В книге Константина Багрянородного «Об управлении империей» говорится о необходимости союза [Византии] с печенегами для защиты от росов и венгров («Стремитесь к миру с печенегами»), а также, что печенеги представляют серьёзную опасность для русов, преодолевающих пороги[27] На основании этого подчёркивается, что использование печенегов для устранения враждебного князя произошло в соответствии с византийскими внешнеполитическими установками того времени. Хотя «Повесть временных лет» называет в качестве организаторов засады не греков, а переяславцев (болгар), а Иоанн Скилица сообщает[28], что византийское посольство, напротив, просило печенегов пропустить русов.

«Повесть временных лет» объясняет гибель Святослава его отказом матери, которая хотела крестить его (т. е. нарушением традиционного правового принципа подчинения родительской власти):

Он же не послушался матери, продолжая жить по языческим обычаям. Если кто матери не послушает — в беду впадет, как сказано: «Если кто отца или матери не послушает, то смерть примет[29]».Повесть временных лет[30]

О внешности Святослава

Лев Диакон оставил колоритное описание внешности Святослава при его встрече с императором Цимисхием после заключения мира:

Показался и Сфендослав, приплывший по реке на скифской ладье; он сидел на веслах и грёб вместе с его приближёнными, ничем не отличаясь от них. Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с густыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал клок волос — признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные, но выглядел он хмурым и суровым. В одно ухо у него была вдета золотая серьга; она была украшена карбункулом, обрамлённым двумя жемчужинами. Одеяние его было белым и отличалось от одежды его приближённых только заметной чистотой.

— Лев Диакон[3]

Некоторые детали описания внешности Святослава Львом Диаконом допускают неоднозначное толкование. Так, вместо лат. barba rasa — безбородый, допустим перевод с редкой бородой, а клок волос может свисать не с одной, а с двух сторон головы. Именно таким — с редкой бородой и двумя косами — предстаёт Святослав на страницах «Истории» С. М. Соловьёва[31].

Плоский нос, а не курносый указан в первом переводе на русский Поповым Д.[32]

Примечателен комментарий М. Я. Сюзюмова и С. А. Иванова касательно описания внешности, приведённого Диаконом:

Лев Диакон так описывает мирные переговоры, как будто сам был их очевидцем. Но вряд ли это так. Он, возможно, правильно — по рассказам очевидцев — рисует наружность Святослава, но повествование его не вызывает доверия из-за особого пристрастия подражать древним авторам. В данном случае, как показал Газе (489), описание наружности Святослава напоминает описание Приском Аттилы.

— Сюзюмов М. Я., Иванов С. А.[33]

Сыновья

Известны сыновья Святослава Игоревича:

Имя матери Ярополка и Олега история не сохранила[34], в отличие от матери Владимира Малуши (в официальном браке с ней Святослав не состоял, она была лишь наложницей).

Иоанн Скилица также упоминает «брата Владимира, зятя василевса» Сфенга, который в 1016 году помог византийцам подавить восстание Георгия Цула в Херсонесе[35]. В древнерусских летописях и других источниках имя Сфенга не встречается. По гипотезе А. В. Соловьева, здесь имеется в виду не брат, а сын Владимира и внук Святослава Мстислав[36].

Оценка в историографии

Русский историк Н. М. Карамзин назвал его Александром (Македонским) нашей древней истории[37]. По словам советского историка академика Б. А. Рыбакова, походы Святослава 965—968 годов «представляют собой как бы единый сабельный удар, прочертивший на карте Европы широкий полукруг от Среднего Поволжья до Каспия и далее по Северному Кавказу и Причерноморью до балканских земель Византии»[38].

Иначе оценивал заслуги Святослава академик С. М. Соловьев:

Святослав представлен образцом воина и только воина, который с своею отборною дружиною покинул Русскую землю для подвигов отдаленных, славных для него и бесполезных для родной земли.Соловьев С. М.[39]

Говоря о походах Святослава, историк А. А. Шахматов отмечает, что их «двигателями оказываются не государственные интересы, а хищнические инстинкты»К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 735 дней].

Украинский историк М. С. Грушевский назвал Святослава казаком на престолеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 735 дней].

Образ Святослава в искусстве

Впервые личность Святослава привлекла внимание русских художников и поэтов во время Русско-турецкой войны 1768—1774 годов, действия которой, как и события кампаний Святослава, развернулись на Дунае. Среди созданных в это время произведений следует отметить трагедию «Ольга» Я. Б. Княжнина (1772), в основу сюжета которой положена месть Ольги за убийство древлянами её мужа Игоря. Святослав предстаёт в ней в качестве главного героя. Соперник Княжнина Н. П. Николаев также создал пьесу, посвящённую жизни Святослава. В картине И. А. Акимова «Великий князь Святослав, целующий мать и детей своих по возвращении с Дуная в Киев» показан конфликт между военной доблестью и верностью семье, отражённый в русских летописях:

Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул, а нас чуть было не взяли печенеги, и мать твою, и детей твоих.

В XIX веке интерес к Святославу несколько уменьшился. Повесть А. Ф. Вельтмана «Райна, королевна болгарская» (1843), посвящённая болгарским походам, была издана Иоакимом Груевым на болгарском языке в 1866 году в Вене, Добри Войников на её основе поставил в Болгарии драму «Райна-княгиня», а выполненные художником Николаем Павловичем иллюстрации к «Райне…» (1860—1880) вошли в классику болгарского изобразительного искусства[40]. Чуть ранее эпизод со Святославом был включён Вельтманом в роман «Светославич, вражий питомец. Диво времён Красного Солнца Владимира» (1837)[41]. Около 1880 года К. В. Лебедев написал картину, проиллюстровавшую описание Льва Диакона встречи Святослава с Цимисхием.

В начале XX века Е. Е. Лансере создал скульптуру «Святослав на пути к Царь-граду»[42]. В 1910 году в память о гибели Святослава Игоревича у днепровского порога Ненасытецкого был установлен памятный знак. Он представляет собой чугунную мемориальную плиту (площадью ок. 2 м²), укреплённую на массивном гранитном валуне. Валун увенчан вазой, установленной на стилизованной античной колонне. Это один из редчайших сохранившихся дореволюционных памятников, посвящённых Древней Руси.

Святославу посвящены стихотворения Велимира Хлебникова, Валерия Брюсова, исторический роман «Святослав» (1958) украинского писателя Семёна Скляренко и повесть «Чёрные стрелы вятича» В. В. Каргалова. Образ Святослава создан Михаилом Казовским в его историческом романе «Дочка императрицы» (1999). В романах Александра Мазина «Место для битвы» (2001) (окончание романа), «Князь» (2005) и «Герой» (2006) подробно описан жизненный путь Святослава, начиная от сражения с древлянами (946 год), и заканчивая смертью в сражении с печенегами. В романе Сергея Алексеева «Аз Бога Ведаю!» подробно описан жизненный путь Святослава, его борьба с Хазарским каганатом и смерть на Днепровских порогах.

Образ Святослава популярен в неоязыческой литературе и искусстве. В 2003 году в издательстве «Белые альвы» вышла книга Льва Прозорова «Святослав Хоробре. Иду на вы!». В последующие годы книга неоднократно переиздавалась.

Святославу Игоревичу посвящён музыкальный альбом «За солнцем вслед» (2006) паган-метал-группы Butterfly Temple. Группы «Иван-царевич» и украинская паган-метал-группа Dub Buk выпустили альбомы с одинаковым названием — «Иду на вы!». Альбом[какой?] посвящён победе Святослава над Хазарским каганатом. Образ Святослава используется в песне «Ранним утром» группы «Калинов Мост». Группа «Реанимация» посвятила песню гибели князя под названием «Погибель Святослава». Также паган-метал-группа Pagan Reign посвятила образу Святослава песню «Былина о Святославе».

Портрет Святослава используется в эмблеме ультрас киевского футбольного клуба «Динамо», название «Святослав» носит также печатное издание болельщиков киевского «Динамо»[43].

Режиссёром Юрием Ильенко в 1983 г. снят художественный кинофильм «Легенда о княгине Ольге», в роли Святослава — Лесь Сердюк.

  • Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

    Вероятное место гибели на Хортице (по одной из легенд)

  • Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

    Памятник Святославу в Запорожье

  • Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

    Памятник Святославу в Белгородской области, с. Холки. Скульптор В. Клыков, 2005 г.

  • Akimov 1773.jpg

    Великий князь Святослав, целующий мать и детей своих по возвращении с Дуная в Киев. И. А. Акимов, 1773 г.

  • Святослав Ігоревич — монета.jpg

    Святослав на современной украинской монете

Напишите отзыв о статье "Святослав Игоревич"

Примечания

  1. ↑ [litopys.org.ua/ipatlet/ipat02.htm Ипатьевская летопись]
  2. ↑ В. Н. Татищев называет 920 год, ссылаясь на Ростовский и Новгородский манускрипты. В Новгородской I летописи упомянуто о рождении Святослава в недатированной части, после сообщения о браке Игоря и Ольги, как часть характеристики Ольги, после чего сообщения летописи начинают датироваться с 920 года, под которым упомянут первый поход Игоря на Византию, состоявшийся в 941 году. Возможно, это послужило Татищеву основанием указать 920 год.
  3. ↑ 1 2 3 Лев Диакон. [www.ropnet.ru/sapsan/text/bizant/diakon/books/book%20IX.htm «История» в переводе М. М. Копыленко. Книга 9-я]. [www.ropnet.ru/sapsan/text/bizant/diakon/prim/pr%20IX.htm? Комментарии М. Я. Сюзюмова и С. А. Иванова].
  4. ↑ Летописи сообщают о воеводе Игоря и Святослава Свенельде, византийские источники упоминают русского вождя в войске Святослава Сфенкела и Сфенга, предполагаемого сына Святослава.
  5. ↑ Константин Багрянородный. Об управлении империей. О Моравии.
  6. ↑ Членов А. М. К вопросу о имени Святослава // Личные имена в прошлом, настоящем и будущем: Проблемы антропонимики. — М., 1970.
  7. ↑ Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор имени у русских князей в X—XVI вв. Династическая история сквозь призму антропонимики. — М.: «Индрик», 2006. — 904 с. — 1000 экз. — ISBN 5-85759-339-5. — C. 41.
  8. ↑ Янин В. Л. Актовые печати Древней Руси. — М., 1970. — С. 38—41.
  9. ↑ Молчанов А. А. Печать Святослава Игоревича (к вопросу о сфрагистических атрибутах документов внешней политики Древней Руси Х в.) // Внешняя политика Древней Руси. — М., 1988. — С. 50—52.
  10. ↑ Договор 944 года приведён в Повести временных лет (ПВЛ) под 945 годом.
  11. ↑ ПВЛ под 946 годом.
  12. ↑ Константин Багрянородный. Об управлении империей. Глава 9.
  13. ↑ Ср. в Синодальном переводе: «Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Божия»
  14. ↑ Вадим Серов. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: Локид-пресс, 2003.
  15. ↑ ПВЛ под 964 годом.
  16. ↑ Сахаров А. Н. [www.hrono.ru/libris/saharov00.html Дипломатия Святослава. — М.: Международные отношения, 1982].
  17. ↑ ПВЛ под 965 годом.
  18. ↑ 1 2 Новосельцев А. П. [www.world-history.ru/countries_about/572/2054.html Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа]. — М.: Наука, 1990].
  19. ↑ [rummuseum.ru/portal/node/1087 Еще раз о «Записке греческого топарха»] Румянцевский музей.
  20. ↑ Такой взгляд высказывали В. Н. Златарский, М. Н. Тихомиров, М. В. Левченко, В. Т. Пашуто, А. Стоукс, А. Н. Сахаров
  21. ↑ ПВЛ под 967 годом.
  22. ↑ 969 год указан в византийских хрониках. ПВЛ относит возвращение Святослава в Болгарию к 971 году, но её хронология признана ошибочной
  23. ↑ ПВЛ под 969 годом.
  24. ↑ Татищев В. Н. История Российская. Том 2. — М., 2003. — С. 38.
  25. ↑ 1 2 Лев Диакон. [www.ropnet.ru/sapsan/text/bizant/diakon/books/book%20VI.htm «История» в переводе М. М. Копыленко. Книга 6-я]. [www.ropnet.ru/sapsan/text/bizant/diakon/prim/pr%20VI.htm Комментарии М. Я. Сюзюмова и С. А. Иванова].
  26. ↑ [www.bibliotekar.ru/rus/2.htm ПВЛ под 972 годом].
  27. ↑ Константин Багрянородный. [oldru.narod.ru/biblio/kb_imp.htm Об управлении империей].
  28. ↑ Иоанн Скилица. [www.vostlit.info/Texts/rus/Skyliza/text3.phtml?id=1340 О войне с Русью].
  29. ↑ Лев. 20, 9.
  30. ↑ [lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4869#_ednref160 ПВЛ под 6463 годом.]
  31. ↑ Цветков С. Э. Русская земля. Между язычеством и христианством. От князя Игоря до сына его Святослава. — М.: Центрполиграф, 2012. — ISBN 978-5-227-03441-0.
  32. ↑ Попов Д. [books.google.com/books?id=s0EAAAAAYAAJ История Льва Диакона Калойского и другие сочинения византийских писателей]. — С-Петербург. При Императорской Академии Наук, 1820-01-01. — 200 с.
  33. ↑ [www.vostlit.info/Texts/rus17/Diakon_L/primtext9.phtml Комментарий 59 к книге 9-й «Истории» Диакона]. — М., 1988. — C. 214.
  34. ↑ Согласно Иоакимовской летописи матерью Ярополка и Олега была некая угорская княжна. В. Н. Татищев в одном из примечаний называет её Предславой.
  35. ↑ [historic.ru/books/item/f00/s00/z0000048/st026.shtml История Византии] / Отв. редактор акад. С. Д. Сказкин — М.: Наука, 1967. — Т. 2. — Ч. 2. — Гл. 15.
  36. ↑ Sоloviev A. V. Domination byzantine ou russe au nord de la Mer Noire a l’epoque des Comnenes? — «Akten des XI. Internationalen Byzan-tinisten-Kongresses». — Munchen, 1960. — P. 575.
  37. ↑ Карамзин Н. М. [www.magister.msk.ru/library/history/karamzin/kar01_07.htm История государства Российского]. — Т. 1. — Гл. 7.
  38. ↑ История СССР с древнейших времен до наших дней. — М.: Наука, 1966. — Т. 1.
  39. ↑ Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т. I — СПб.: Издание Высочайше утвержденного Товарищества «Общественная Польза», 1896. — С. 151—152.
  40. ↑ Калугин В. И. [az.lib.ru/w/welxtman_a_f/text_0270.shtml Романы Александра Вельтмана] // Вельтман А. Романы. — М.: Современник, 1985. — (Из наследия).
  41. ↑ Вацуро В. Э. [lib.pushkinskijdom.ru/LinkClick.aspx?fileticket=PP22NIE9rmw%3D&tabid=10358 Болгарские темы и мотивы в русской литературе 1820—1840-х годов (Этюды и разыскания)] // Избранные труды. — М.: Языки славянской культуры, 2004. — С. 575—576.
  42. ↑ [archive.is/20120909052915/www.sgu.ru/rus_hist/?wid=699 Фотография скульптуры].
  43. ↑ [white-blue.kiev.ua/news/2256.htm Вийшов з друку третiй номер журналу «Святослав» — видання вболівальників «Динамо Київ»] (укр.). Біло-Сині, 02 ноября 2011.

Литература

  • Карышковский П. О. Русско-болгарские отношения во время Балканских войн Святослава // Вопросы истории. — 1951. — № 8.
  • Карышковский П. О. О хронологии русско-византийской войны при Святославе // Византийский временник. — 1952. — Т. 5.
  • Карышковский П. О. К вопросу о первоисточниках по истории походов Святослава // Краткие сообщения Института славяноведения. — 1952. — № 9.
  • Карышковский П. О. Балканские войны Святослава в византийской исторической литературе // Византийский временник. — 1953. — Т. 6.
  • Гиппиус А. А. Как обедал Святослав? (текстологические заметки) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2008. — № 2. — С. 47—54.
  • Прозоров Л. Р. Святослав Великий: «Иду на вы!». 7-е изд. — М.: Яуза-пресс, 2011. — 512 с. ISBN 978-5-9955-0316-3.

Ссылки

  • [www.krugosvet.ru/articles/113/1011317/1011317a1.htm Святослав Игоревич] // Энциклопедия «Кругосвет»
  • Сахаров А. Н. [historic.ru/books/item/f00/s00/z0000050/index.shtml Дипломатия Святослава. М., 1982.]
  • [www.zabor.zp.ua/Statiy/History_Smert%20Cvatoclava.htm Смерть князя Святослава Игоревича произошла не на Хортице]
  • [www.personal-plus.net/261/3022.html МАУП: Збереження пам’яті]
  • [tms.kiev.ua/?subs=TzMVTMdsOphJ&photo=100719#photo Памятник князю Святославу в Киеве]
  • [tms.kiev.ua/?subs=npE3vd4Ay2sL Памятник князю Святославу Игоревичу, с. Старые Петровцы, Киевская обл.]
  • Черникова Т. В. [100.histrf.ru/commanders/svyatoslav-knyaz/ Святослав]. Проект РВИО и ВГТРК [100.histrf.ru «100 великих полководцев»]. [www.webcitation.org/6HPmS42aE Архивировано из первоисточника 16 июня 2013].

Отрывок, характеризующий Святослав Игоревич

– Это точно, – сказал казак. – Да еще вот что, пожалуйста, голубчик, наточи мне саблю; затупи… (но Петя боялся солгать) она никогда отточена не была. Можно это сделать? – Отчего ж, можно. Лихачев встал, порылся в вьюках, и Петя скоро услыхал воинственный звук стали о брусок. Он влез на фуру и сел на край ее. Казак под фурой точил саблю. – А что же, спят молодцы? – сказал Петя. – Кто спит, а кто так вот. – Ну, а мальчик что? – Весенний то? Он там, в сенцах, завалился. Со страху спится. Уж рад то был. Долго после этого Петя молчал, прислушиваясь к звукам. В темноте послышались шаги и показалась черная фигура. – Что точишь? – спросил человек, подходя к фуре. – А вот барину наточить саблю. – Хорошее дело, – сказал человек, который показался Пете гусаром. – У вас, что ли, чашка осталась? – А вон у колеса. Гусар взял чашку. – Небось скоро свет, – проговорил он, зевая, и прошел куда то. Петя должен бы был знать, что он в лесу, в партии Денисова, в версте от дороги, что он сидит на фуре, отбитой у французов, около которой привязаны лошади, что под ним сидит казак Лихачев и натачивает ему саблю, что большое черное пятно направо – караулка, и красное яркое пятно внизу налево – догоравший костер, что человек, приходивший за чашкой, – гусар, который хотел пить; но он ничего не знал и не хотел знать этого. Он был в волшебном царстве, в котором ничего не было похожего на действительность. Большое черное пятно, может быть, точно была караулка, а может быть, была пещера, которая вела в самую глубь земли. Красное пятно, может быть, был огонь, а может быть – глаз огромного чудовища. Может быть, он точно сидит теперь на фуре, а очень может быть, что он сидит не на фуре, а на страшно высокой башне, с которой ежели упасть, то лететь бы до земли целый день, целый месяц – все лететь и никогда не долетишь. Может быть, что под фурой сидит просто казак Лихачев, а очень может быть, что это – самый добрый, храбрый, самый чудесный, самый превосходный человек на свете, которого никто не знает. Может быть, это точно проходил гусар за водой и пошел в

wiki-org.ru

Святослав Игоревич — WiKi

Святосла́в И́горевич (Свѧтославъ Игоревичь; 942 — март 972) — князь новгородский, князь киевский с 945 по 972 год, прославился как полководец.

Формально Святослав стал правителем в 3-летнем возрасте после гибели в 945 году отца, киевского князя Игоря, но самостоятельное правление началось, как можно судить по косвенным данным, ок. 961 года (по летописи в 964 году). При Святославе Киевской Русью в значительной мере правила его мать — княгиня Ольга, сначала из-за малолетства Святослава, затем из-за его постоянного пребывания в военных походах. При возвращении из похода на Болгарию Святослав был убит печенегами в 972 году на днепровских порогах.

Ранние годы

Согласно древнерусским летописям, Святослав был единственным сыном киевского князя Игоря и княгини Ольги. Год его рождения точно не известен. По Ипатьевскому списку[1], Святослав родился в 942 году, однако в других списках Повести временных лет, например, Лаврентьевском, такой записи нет. Исследователей настораживает пропуск такой важной информации переписчиками, хотя она и не противоречит другим сообщениям.

В литературе как год рождения Святослава упоминается также 920[прим. 1], но это противоречит известным сведениям о правлении Святослава.

Имя Святослав

Святослав — первый достоверно известный киевский князь со славянским именем, в то время как его родители носили имена с предположительно скандинавской этимологией.

В византийских источниках X века его имя записано как Сфендославос (др.-греч. Σφενδοσθλάβος)[2], откуда историки, начиная с Татищева, делали предположение о соединении скандинавского имени Свен (дат. Svend, др.-сканд. Sveinn, совр. швед. Sven) со славянским княжеским окончанием -слав[прим. 2]. Однако в современной историографии такая трактовка считается неправдоподобной. Со Свент- начинаются в иноязычной передаче и другие славянские имена на Свят-, например, имя Святополка (в источниках др.-в.-нем. Zwentibald — Звентибальд, или лат. Suentepulcus — Свентипулк[3]), князя Великой Моравии в 870—894 годах, или киевского князя 1015—1019 годов Святополка Владимировича (лат. Suentepulcus у Титмара Мерзебургского). Согласно этимологическому словарю Фасмера, начальная часть этих имён восходит к праслав. *svent-, который после утраты носовых гласных даёт современное восточнославянское свят — святой. Носовые гласные сохранились до настоящего времени в польском языке (польск. święty — святой).

В прошлом отмечалось[4], что первая часть имени Святослава по значению соотносится со скандинавскими именами его матери Ольги и князя Олега Вещего (др.-сканд. Helgi — святой, др.-сканд. Helga — святая), а вторая — имени Рюрика (др.-сканд. Hrorekr — славой могучий), что соответствует раннесредневековой традиции учитывать при имянаречении имена других членов княжеской семьи. Однако современные исследователи ставят возможность такого перевода имён с одного языка на другой под сомнение[5]. Женский вариант имени Святослав — Святослава — носила сестра датского и английского короля Кнуда I Великого, мать которой была родом из польской династии Пястов.

В 1912 году на территории Десятинной церкви в Киеве Д. В. Милеев проводил раскопки. При этом была найдена свинцовая вислая актовая печать[6], на которой, помимо изображения княжеского двузубца, сохранилось греческое написание имени Святослав[7].

Детство и княжение в Новгороде

Первое упоминание Святослава в синхронном историческом документе содержится в русско-византийском договоре князя Игоря от 944 года[8].

Князь Игорь Рюрикович, по летописной версии, был убит осенью 945 года древлянами за взимание с них непомерной дани. Его вдова Ольга, ставшая регентшей при трёхлетнем сыне, пошла на следующий год с войском в землю древлян. Сражение открыл четырёхлетний Святослав:

…[бросил] копьём в древлян, и копьё пролетело между ушей коня и ударило коня по ногам, ибо был Святослав ещё дитя. И сказали Свенельд [воевода] и Асмуд [кормилец]: «Князь уже начал; последуем, дружина, за князем».

— Повесть временных лет[9]

Дружина Игоря победила древлян, Ольга принудила их к покорности, а затем ездила по Руси, выстраивая систему правления.

Согласно летописи, Святослав всё детство находился при матери в Киеве, что противоречит замечанию византийского императора Константина Багрянородного (около 949):

  Приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии.Константин Багрянородный[10]  

В Немогарде Константина обычно видят Новгород, которым сыновья киевских князей традиционно владели и впоследствии. Фразу часто толкуют как указание на то, что Святослав был посажен в Новгород при жизни отца[11]. Константин упоминает имя Святослава без титула также при описании визита Ольги в Константинополь (957).

Начало самостоятельного правления

Княгиня Ольга крестилась в 955—957 годах и пыталась обратить в христианство и сына. Но Святослав до конца остался язычником, объясняя, что христианин не будет пользоваться авторитетом у дружины. Летописец цитирует апостола Павла:

  Для неверующих вера христианская юродство есть[12]  

Во время посольства Ольги в Константинополь в её делегацию входили и «люди Святослава», получившие на первом приёме даров даже меньше, чем рабыни Ольги, а в протоколе второго приёма вообще не упомянутые. А. В. Назаренко предполагает, что одной из целей переговоров Ольги был брак Святослава с греческой царевной и что после отказа в таком браке «люди Святослава» были оскорблены и покинули Константинополь уже после первого приёма, а Святослав решил остаться в язычестве.

Западноевропейская хроника Продолжателя Регинона сообщает под 959 годом о послах Ольги, «королевы Ругов», к королю Германии Оттону I Великому по вопросу крещения Руси. Однако в 961 году миссия, посланная Оттоном I в Киев, потерпела неудачу — вероятно, что это произошло из-за сопротивления Святослава и свидетельствует о его приходе к власти между 959 и 961 годами[13].

О первых самостоятельных шагах Святослава «Повесть временных лет» сообщает с 964 года:

Когда Святослав вырос и возмужал, стал он собирать много воинов храбрых, и быстрым был, словно пардус, и много воевал. В походах же не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел; не имел он шатра, но спал, постилая потник с седлом в головах, — такими же были и все остальные его воины. И посылал в иные земли [посланников, как правило, перед объявлением войны] со словами: «Иду на вы![14]»

— Повесть временных лет[15]

Хазарский поход

  Руины Саркела (Белой Вежи). Аэрофотоснимок 1951 года

В «Повести временных лет» отмечено, что в 964 году Святослав «пошёл на Оку реку и на Волгу, и встретил вятичей». Не исключено, что в это время, когда главной целью Святослава было нанесение удара по хазарам, он не подчинил вятичей, то есть ещё не обложил их данью[16].

В 965 году Святослав атаковал Хазарию:

В лето 6473 (965) пошёл Святослав на хазар. Услышав же, хазары вышли навстречу ему со своим князем каганом и сошлись биться, и в битве одолел Святослав хазар, и град их и Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов.

— Повесть временных лет[17]

Современник событий Ибн-Хаукаль относит поход к чуть более позднему времени и сообщает также о войне с Волжской Булгарией, известия о которой не подтверждены другими источниками:

Булгар — город небольшой, нет в нём многочисленных округов, и был известен тем, что был портом для упомянутых выше государств, и опустошили его русы и пришли на Хазаран, Самандар и Итиль в году 358 (968/969) и отправились тотчас же после к стране Рум и Андалус… И ал-Хазар — сторона, и есть в ней город, называемый Самандар, и он в пространстве между ней и Баб ал-Абвабом, и были в нём многочисленные сады…, но вот пришли туда русы, и не осталось в городе том ни винограда, ни изюма.

— Ибн Хаукаль. «Книга путей и государств»[18]

По одной версии, Святослав вначале взял Саркел на Дону (в 965 году), затем вторым походом в 968/969 году покорил Итиль — хазарскую столицу в устье Волги, и Семендер — второй крупный хазарский город, находившийся на побережье Каспийского моря. По другой версии, имел место один большой поход 965 года, русское войско двигалось вниз по Волге и взятие Итиля предшествовало взятию Саркела.

Святослав не только сокрушил Хазарский каганат, но и пытался закрепить завоёванные территории за собой. На месте Саркела появилось славянское поселение Белая Вежа. Возможно, тогда же под власть Киева перешла Тмутаракань[19]. Есть сведения о том, что русские отряды находились в Итиле до начала 980-х годов[18].

Под 966 годом, уже после разгрома хазар, в «Повести временных лет» сообщается о повторной победе над вятичами и наложении на них дани.

Болгарские походы

Война с Болгарским царством (968—969)

В 967 году между Византией и Болгарским царством разгорелся конфликт, причину которого источники излагают по разному. В 967/968 году византийский император Никифор Фока отправил к Святославу посольство. Главе посольства Калокиру было передано 15 кентинариев золота (примерно 455 кг)[прим. 3], чтобы направить русов в набег на Болгарию. Согласно одной из версий, Византия хотела сокрушить Болгарское царство чужими руками, а заодно ослабить Киевскую Русь, которая после присоединения Хазарии могла обратить свой взгляд на крымские владения империи[20]. По другой версии, цель Византии заключалась лишь в обуздании агрессии болгарского царя чужими руками, что было стандартной практикой византийской внешней политики[21].

Калокир договорился со Святославом об антиболгарском союзе, но вместе с тем попросил помочь ему отнять у Никифора Фоки византийский престол. За это, по версии византийских хронистов Иоанна Скилицы и Льва Диакона, Калокир пообещал «великие, бесчисленные сокровища из казны государственной»,[22] и право на все завоёванные болгарские земли.

В 968 году Святослав вторгся в Болгарию, разбил болгар в битве под Доростолом, взял множество городов и обосновался в устье Дуная, в Переяславце, куда к нему была выслана «дань с греков»[23].

К 968—969 годам относится нападение на Киев печенегов. Святослав с конной дружиной возвратился на защиту столицы и отогнал печенегов в степь. Историки А. П. Новосельцев и Т. М. Калинина предполагают, что нападению кочевников способствовали хазары (хотя есть причины полагать что Византии это было не менее выгодно), а Святослав в ответ организовал второй поход против них, в ходе которого и был захвачен Итиль, а Хазария окончательно разгромлена[18].

Во время пребывания князя в Киеве скончалась его мать, княгиня Ольга, фактически правившая Русью в отсутствие сына. Святослав по-новому устроил управление государством: посадил сына Ярополка на киевское княжение, Олега — на древлянское, Владимира — на новгородское. После этого, осенью 969 года киевский князь снова пошёл на Болгарию с войском[прим. 4]. «Повесть временных лет» передаёт его слова:

Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли золото, паволоки, вина, различные плоды; из Чехии и из Венгрии серебро и кони; из Руси же меха и воск, мёд и рабы.

— Повесть временных лет[24]

Летописный Переяславец точно не идентифицирован. Иногда его отождествляют с Преславом или же относят к дунайскому порту Преславу Малому. По версии неизвестных источников (в изложении Татищева) в отсутствие Святослава его наместник в Переяславце, воевода Волк, был вынужден выдержать осаду со стороны болгар[25]. Византийские источники скупо описывают войну Святослава с болгарами. Его войско на ладьях подошло к болгарскому Доростолу на Дунае и после сражения захватило его. Позднее была захвачена и столица Болгарского царства, Преслав Великий, причем царь Борис попал в плен к Святославу[26]. После падения столицы вся страна быстро попала под контроль Святослава[прим. 5].

Война с Византией (970—971)

Весной 970 года Святослав в союзе с болгарами, печенегами и венграми напал на владения Византии во Фракии. Численность союзников византийский историк Лев Диакон исчислял в более чем 30 000 воинов, в то время как византийский полководец Варда Склир имел под рукой от 10 до 12 тысяч солдат. Варда Склир избегал сражения в открытом поле, сохраняя силы в крепостях. Войско Святослава дошло до Аркадиополя (в 120 км от Константинополя), где и произошло генеральное сражение. По сообщениям византийских источников, были окружены и перебиты все печенеги, а затем были разгромлены основные силы Святослава. Древнерусская летопись излагает события иначе: по сведениям летописца, Святослав одержал победу, вплотную подошёл к Царьграду, но отступил, лишь взяв большую дань, в том числе и на погибших воинов. По версии Сюзюмова М. Я. и Сахарова А. Н., сражение, о котором рассказывает русская летопись и в котором русские одержали победу, было отдельным от битвы под Аркадиополем. Оно также произошло в 970 году, византийским войском командовал не упоминаемый при Аркадиополе патрикий Пётр, а противостояла ему та часть русского войска, которая не сражалась вместе с союзниками под Аркадиополем.

Оккупация Болгарии русами совершенно не устраивала Византию, поскольку вместо слабого и христианского соседа она получила сильного и языческого[26]. Бесцеремонные действия Святослава убедили императора Иоанна Цимисхия в бесполезности дипломатии и он начал готовиться к войне. Подготовка длилась всю зиму 970–971 годов. В апреле Цимисхий во главе отряда из 5000 лучших воинов перешел Балканские горы, в то время как основная часть византийской армии под командованием евнуха Василия Лакапина последовала за ними. Передовой отряд двигался так быстро, что русы были захвачены врасплох, и о походе императора они узнали, только когда он был уже почти у стен Преслава. В это время в городе находилось около 8000 русских, но в бой авангардом Цимисхия они не вступили, укрывшись за стенами города.

  Преследование отступающей русской армии византийцами. Миниатюра из мадридского списка «Истории» Иоанна Скилицы

Вскоре прибыла основная часть византийской армии и начался штурм. Тринадцатого апреля византийцы ворвались в город, но многие русские закрылись внутри дворца царя Симеона. Византийцы подожгли дворец и множество русов погибло в огне. Пожары нанесли городу большой ущерб, уничтожив в частности прославленную Золотую Церковь. Вскоре к городу подошел Святослав с основными силами, надеясь вернуть столицу, однако вблизи г. Доростола на его пути встала армия Цимисхия. Русские укрылись в крепости, началась трёхмесячная осада. Потери русов росли, и Святослав стал искать мира. Он отправил к Цимисхию посланника с сообщением о готовности покинуть Болгарию. Стремясь завершить дело, Иоанн принял предложение. Был также возобновлен старый торговый договор, позволявший русским привозить свои товары в Константинополь. На обратном пути в Киев множество русских пали жертвами печенегов, включая самого Святослава[27].

Византийцы освободили Бориса II, однако к власти его не вернули. Столица Болгарии была переименована в Иоаннополис в честь императора, и там был поставлен византийский наместник. Вся восточная Болгария была присоединена к Византии, независимость сохранили только западные области. Борис II был публично лишен царской короны и регалий, которые поместили на алтарь Святой Софии. Бывший царь остался жить в Константинополе, получив от императора сан магистра[28][29].

Гибель

  Кончина Святослава. Чориков Б. А. Живописный Карамзин, или Русская история в картинках. — 1836.

По заключении мира Святослав благополучно достиг устья Днепра и на ладьях отправился к порогам. Воевода Свенельд говорил ему: «Обойди, князь, пороги на конях, ибо стоят у порогов печенеги». Попытка Святослава в 971 году подняться по Днепру не удалась, пришлось ему зимовать в устье Днепра, а весной 972 года он решил повторить попытку. Однако печенеги по-прежнему сторожили русов. В схватке Святослав погиб:

Когда наступила весна, отправился Святослав к порогам. И напал на него Куря, князь печенежский, и убили Святослава, и взяли голову его, и сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него. Свенельд же пришёл в Киев к Ярополку.

— Повесть временных лет[30]

Гибель Святослава в бою с печенегами подтверждает и Лев Диакон:

Сфендослав оставил Дористол, вернул согласно договору пленных и отплыл с оставшимися соратниками, направив свой путь на родину. По пути им устроили засаду пацинаки — многочисленное кочевое племя, которое пожирает вшей, возит с собою жилища и большую часть жизни проводит в повозках. Они перебили почти всех [росов], убили вместе с прочими Сфендослава, так что лишь немногие из огромного войска росов вернулись невредимыми в родные места.

— Лев Диакон[2]

Начиная с Н. М. Карамзина, многие историки предполагают, что именно византийская дипломатия убедила печенегов атаковать Святослава[прим. 6]. В трактате Константина Багрянородного «Об управлении империей» говорится о необходимости союза [Византии] с печенегами для защиты от росов и венгров («Стремитесь к миру с печенегами»), а также, что печенеги представляют серьёзную опасность для русов, преодолевающих пороги[31] На основании этого подчёркивается, что использование печенегов для устранения враждебного князя произошло в соответствии с византийскими внешнеполитическими установками того времени. Хотя «Повесть временных лет» называет в качестве организаторов засады не греков, а переяславцев (болгар), а Иоанн Скилица сообщает[32], что византийское посольство, напротив, просило печенегов пропустить русов.

«Повесть временных лет» объясняет гибель Святослава его отказом матери, которая хотела крестить его (т. е. нарушением традиционного правового принципа подчинения родительской власти):

  Он же не послушался матери, продолжая жить по языческим обычаям. Если кто матери не послушает — в беду впадет, как сказано: «Если кто отца или матери не послушает, то смерть примет[33]».Повесть временных лет[34]  

О внешности Святослава

Лев Диакон оставил колоритное описание внешности Святослава при его встрече с императором Цимисхием после заключения мира:

Показался и Сфендослав, приплывший по реке на скифской ладье; он сидел на веслах и грёб вместе с его приближёнными, ничем не отличаясь от них. Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с густыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал клок волос — признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные, но выглядел он хмурым и суровым. В одно ухо у него была вдета золотая серьга; она была украшена карбункулом, обрамлённым двумя жемчужинами. Одеяние его было белым и отличалось от одежды его приближённых только заметной чистотой.

— Лев Диакон[2]

Некоторые детали описания внешности Святослава Львом Диаконом допускают неоднозначное толкование. Так, вместо лат. barba rasa — безбородый, допустим перевод с редкой бородой, а клок волос может свисать не с одной, а с двух сторон головы. Именно таким — с редкой бородой и двумя косами — предстаёт Святослав на страницах «Истории» С. М. Соловьёва[35].

Плоский нос, а не курносый указан в первом переводе на русский Поповым Д.[36]

Примечателен комментарий М. Я. Сюзюмова и С. А. Иванова касательно описания внешности, приведённого Диаконом:

Лев Диакон так описывает мирные переговоры, как будто сам был их очевидцем. Но вряд ли это так. Он, возможно, правильно — по рассказам очевидцев — рисует наружность Святослава, но повествование его не вызывает доверия из-за особого пристрастия подражать древним авторам. В данном случае, как показал Газе (489), описание наружности Святослава напоминает описание Приском Аттилы.

— Сюзюмов М. Я., Иванов С. А.[37]

Сыновья

Известны сыновья Святослава Игоревича:

Имя матери Ярополка и Олега история не сохранила[прим. 7], в отличие от матери Владимира Малуши (в официальном браке с ней Святослав не состоял, она была лишь наложницей).

Иоанн Скилица также упоминает «брата Владимира, зятя василевса» Сфенга, который в 1016 году помог византийцам подавить восстание Георгия Цула в Херсонесе[38]. В древнерусских летописях и других источниках имя Сфенга не встречается. По гипотезе А. В. Соловьева, здесь имеется в виду не брат, а сын Владимира и внук Святослава Мстислав[39].

Оценка в историографии

Русский историк Н. М. Карамзин назвал его Александром (Македонским) нашей древней истории[40]. По словам советского историка академика Б. А. Рыбакова, походы Святослава 965—968 годов «представляют собой как бы единый сабельный удар, прочертивший на карте Европы широкий полукруг от Среднего Поволжья до Каспия и далее по Северному Кавказу и Причерноморью до балканских земель Византии»[41].

Иначе оценивал заслуги Святослава С. М. Соловьев:

  Святослав представлен образцом князя-воина, который с своею отборною дружиною покинул Русскую землю для подвигов отдаленных, славных для него и бесполезных для родной земли.Соловьев С. М.[42]  

Говоря о походах Святослава, историк А. А. Шахматов отмечал, что их «двигателями оказываются не государственные интересы, а хищнические инстинкты»[43].

Украинский историк М. С. Грушевский назвал Святослава «чистым запорожцем на киевском престоле»[44].

Образ Святослава в искусстве

  Великий князь Святослав, целующий мать и детей своих по возвращении с Дуная в Киев. И. А. Акимов, 1773 г.

Впервые личность Святослава привлекла внимание русских художников и поэтов во время русско-турецкой войны 1768—1774 годов, действия которой, как и события кампаний Святослава, развернулись на Дунае. Среди созданных в это время произведений следует отметить трагедию «Ольга» Я. Б. Княжнина (1772), в основу сюжета которой положена месть Ольги за убийство древлянами её мужа Игоря. Святослав предстаёт в ней в качестве главного героя. Соперник Княжнина Н. П. Николаев также создал пьесу, посвящённую жизни Святослава. В картине И. А. Акимова «Великий князь Святослав, целующий мать и детей своих по возвращении с Дуная в Киев» показан конфликт между военной доблестью и верностью семье, отражённый в русских летописях:

  Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул, а нас чуть было не взяли печенеги, и мать твою, и детей твоих.  

В XIX веке интерес к Святославу несколько уменьшился. Повесть А. Ф. Вельтмана «Райна, королевна болгарская» (1843), посвящённая болгарским походам, была издана Иоакимом Груевым[bg] на болгарском языке в 1866 году в Вене, Добри Войников на её основе поставил в Болгарии драму «Райна-княгиня», а выполненные художником Николаем Павловичем[bg] иллюстрации к «Райне…» (1860—1880) вошли в классику болгарского изобразительного искусства[45]. Чуть ранее эпизод со Святославом был включён Вельтманом в роман «Светославич, вражий питомец. Диво времён Красного Солнца Владимира» (1837)[46]. В 1862 году горельеф Святослава в ряду тридцати шести военных полководцев и героев был изображён на памятнике Тысячелетие России (скульптор М. О. Микешин). Здесь его портрет следовал за позднесредневековой изобразительной традицией из царских титулярников — князь был изображён в шлеме. Около 1880 года К. В. Лебедев написал картину, проиллюстрировавшую описание Льва Диакона встречи Святослава с Цимисхием.

В начале XX века Е. А. Лансере создал скульптуру «Святослав на пути к Царь-граду»[47]. В 1910 году в память о гибели Святослава Игоревича у днепровского порога Ненасытецкого был установлен памятный знак. Он представляет собой чугунную мемориальную плиту (площадью ок. 2 м²), укреплённую на массивном гранитном валуне. Валун увенчан вазой, установленной на стилизованной античной колонне. Это один из редчайших сохранившихся дореволюционных памятников, посвящённых Древней Руси.

Святославу посвящены стихотворения Велимира Хлебникова, Валерия Брюсова, исторический роман «Святослав» (1958) украинского писателя Семёна Скляренко и повесть «Чёрные стрелы вятича» В. В. Каргалова. Образ Святослава создан Михаилом Казовским в его историческом романе «Дочка императрицы» (1999). В романах Александра Мазина «Место для битвы» (2001) (окончание романа), «Князь» (2005) и «Герой» (2006) подробно описан жизненный путь Святослава, начиная от сражения с древлянами в 946 году, и заканчивая смертью в сражении с печенегами. В романе Сергея Алексеева «Аз Бога Ведаю!» подробно описан жизненный путь Святослава, его борьба с Хазарским каганатом и смерть на Днепровских порогах. Роман «Улеб Твердая Рука» (1978) писателя Игоря Коваленко посвящён периоду правления на Руси киевского князя Святослава.

Образ Святослава популярен в неоязыческой литературе и искусстве. В 2003 году вышла книга Льва Прозорова «Святослав Хоробре. Иду на вы!». В последующие годы книга неоднократно переиздавалась.

В постсоветское время были установлены памятники Святославу Игоревичу в Киеве (два памятника), селе Старые Петровцы Киевской области, Запорожье, Мариуполе, Серпухове.

Определённый общественный резонанс вызвал проект памятника князю Святославу работы известного российского скульптора В. М. Клыкова, который первоначально предполагалось установить в Белгороде. Скульптурная композиция, посвящённая 1040-летию разгрома Хазарского каганата, была изготовлена по инициативе возглавляемого В. М. Клыковым Международного фонда славянской письменности и культуры. Представители Федерации еврейских общин России (ФЕОР) и Евроазиатского еврейского конгресса (ЕАЕК) выразили протест по поводу изображения на щите поверженного хазарского воина звезды Давида, усматривая в этом антисемитские мотивы. В результате Правительство Белгородской области вначале отложило открытие памятника, а затем он был установлен в селе Холки Чернянского района Белгородской области (при этом вызвавший скандал элемент скульптурной композиции был видоизменён)[48][49][50].

Портрет Святослава используется в эмблеме ультрас киевского футбольного клуба «Динамо», кроме того название «Святослав» носит печатное издание болельщиков киевского «Динамо»[51].

В 1983 году режиссёром Юрием Ильенко был снят художественный кинофильм «Легенда о княгине Ольге», в роли Святослава — Лесь Сердюк.

Примечания

Комментарии
  1. ↑ В. Н. Татищев называет 920 год, ссылаясь на Ростовский и Новгородский манускрипты. В Новгородской I летописи упомянуто о рождении Святослава в недатированной части, после сообщения о браке Игоря и Ольги, как часть характеристики Ольги, после чего сообщения летописи начинают датироваться с 920 года, под которым упомянут первый поход Игоря на Византию, состоявшийся в 941 году. Возможно, это послужило Татищеву основанием указать 920 год.
  2. ↑ Летописи сообщают о воеводе Игоря и Святослава Свенельде, византийские источники упоминают русского вождя в войске Святослава Сфенкела и Сфенга, предполагаемого сына Святослава.
  3. ↑ По другим данным вес золота составил 680 кг. (Харрис, стр. 217).
  4. ↑ 969 год указан в византийских хрониках. ПВЛ относит возвращение Святослава в Болгарию к 971 году, но её хронология признана ошибочной
  5. ↑ Дольше других держался город Филиппополь, после падения которого Святослав предал его защитников мучительной смерти посажением на кол (Харрис, стр. 218).
  6. ↑ «Тогдашняя политика Императоров не знала великодушия: предвидя, что Святослав не оставит их надолго в покое, едва ли не сами Греки наставили Печенегов воспользоваться слабостию Российского войска». История государства Российского. — Т. 1. — Гл. 7.
  7. ↑ Согласно Иоакимовской летописи матерью Ярополка и Олега была некая угорская княжна. В. Н. Татищев в одном из примечаний называет её Предславой.
Сноски
  1. ↑ Ипатьевская летопись
  2. ↑ 1 2 3 Лев Диакон. «История» в переводе М. М. Копыленко. Книга 9-я. Комментарии М. Я. Сюзюмова и С. А. Иванова.
  3. ↑ Константин Багрянородный. Об управлении империей. О Моравии.
  4. ↑ Членов А. М. К вопросу о имени Святослава // Личные имена в прошлом, настоящем и будущем: Проблемы антропонимики. — М., 1970.
  5. ↑ Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор имени у русских князей в X—XVI вв. Династическая история сквозь призму антропонимики. — М.: Индрик, 2006. — 904 с. — 1000 экз. — ISBN 5-85759-339-5. — C. 41.
  6. ↑ Янин В. Л. Актовые печати Древней Руси. — М., 1970. — С. 38—41.
  7. ↑ Молчанов А. А. Печать Святослава Игоревича (к вопросу о сфрагистических атрибутах документов внешней политики Древней Руси Х в.) // Внешняя политика Древней Руси. — М., 1988. — С. 50—52.
  8. ↑ Договор 944 года приведён в Повести временных лет (ПВЛ) под 945 годом.
  9. ↑ ПВЛ под 946 годом.
  10. ↑ Константин Багрянородный. Об управлении империей. Глава 9.
  11. ↑ Константин Багрянородный. Об управлении империей. Глава 9. Комментарий.
  12. ↑ Ср. в Синодальном переводе: «Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Божия»
  13. ↑ Древняя Русь в свете средневековых источников. Т.4. М., 2010. — С.46-47.
  14. ↑ Вадим Серов. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: Локид-пресс, 2003.
  15. ↑ ПВЛ под 964 годом.
  16. ↑ Сахаров А. Н. Дипломатия Святослава. — М.: Международные отношения, 1982.
  17. ↑ ПВЛ под 965 годом.
  18. ↑ 1 2 3 Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. — М.: Наука, 1990].
  19. ↑ Еще раз о «Записке греческого топарха» Румянцевский музей.
  20. ↑ Такой взгляд высказывали В. Н. Златарский, М. Н. Тихомиров, М. В. Левченко, В. Т. Пашуто, А. Стоукс, А. Н. Сахаров
  21. ↑ Харрис, 2017, 217.
  22. ↑ Лев Диакон. «История»/ Книга 5-я.
  23. ↑ ПВЛ под 967 годом.
  24. ↑ ПВЛ под 969 годом.
  25. ↑ Татищев В. Н. История Российская. Том 2. — М., 2003. — С. 38.
  26. ↑ 1 2 Харрис, 2017, с. 218.
  27. ↑ Харрис, 2017, с. 219.
  28. ↑ Лев Диакон. «История» в переводе М. М. Копыленко. Книга 6-я. Комментарии М. Я. Сюзюмова и С. А. Иванова.
  29. ↑ Харрис, 2017, с. 220.
  30. ↑ ПВЛ под 972 годом.
  31. ↑ Константин Багрянородный. Об управлении империей Архивировано 22 июня 2012 года..
  32. ↑ Иоанн Скилица. О войне с Русью.
  33. ↑ Лев. 20, 9.
  34. ↑ ПВЛ под 6463 годом.
  35. ↑ Цветков С. Э. Русская земля. Между язычеством и христианством. От князя Игоря до сына его Святослава. — М.: Центрполиграф, 2012. — ISBN 978-5-227-03441-0.
  36. ↑ Попов Д. История Льва Диакона Калойского и другие сочинения византийских писателей. — С-Петербург. При Императорской Академии Наук, 1820-01-01. — 200 с.
  37. ↑ Комментарий 59 к книге 9-й «Истории» Диакона. — М., 1988. — C. 214.
  38. ↑ История Византии / Отв. редактор акад. С. Д. Сказкин — М.: Наука, 1967. — Т. 2. — Ч. 2. — Гл. 15.
  39. ↑ Soloviev A. V. Domination byzantine ou russe au nord de la Mer Noire a l’epoque des Comnenes? — «Akten des XI. Internationalen Byzan-tinisten-Kongresses». — Munchen, 1960. — P. 575.
  40. ↑ Карамзин Н. М. История государства Российского. — Т. 1. — Гл. 7.
  41. ↑ История СССР с древнейших времен до наших дней. — М.: Наука, 1966. — Т. 1.
  42. ↑ Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т. I — СПб.: Издание Высочайше утвержденного Товарищества «Общественная Польза», 1896. — С. 151—152.
  43. ↑ Шахматов А. А. Введение в курс истории русского языка. Ч. 1. Исторический процесс образования русских племен и наречий / А. А. Шахматов. - Пг., 1916. - С. 76
  44. ↑ М. Грушевський. Історія України-Руси. Том I. Розділ VIII. Стор. 4
  45. ↑ Калугин В. И. Романы Александра Вельтмана // Вельтман А. Романы. — М.: Современник, 1985. — (Из наследия).
  46. ↑ Вацуро В. Э. Болгарские темы и мотивы в русской литературе 1820—1840-х годов (Этюды и разыскания) // Избранные труды. — М.: Языки славянской культуры, 2004. — С. 575—576.
  47. ↑ Фотография скульптуры.
  48. ↑ «ФЕОР считает установку в Белгороде памятника князю Святославу Киевскому провокацией»
  49. ↑ «Неразумных хазар приняли за евреев»
  50. ↑ Шнирельман В. А. Хазарский миф: Идеология политического радикализма в России и её истоки. М.- Иерусалим. — С. 221, 225.
  51. ↑ Вийшов з друку третiй номер журналу «Святослав» — видання вболівальників «Динамо Київ» (укр.). Біло-Сині, 02 ноября 2011.

Литература

  • Карышковский П. О. Русско-болгарские отношения во время Балканских войн Святослава // Вопросы истории. — 1951. — № 8.
  • Карышковский П. О. О хронологии русско-византийской войны при Святославе // Византийский временник. — 1952. — Т. 5.
  • Карышковский П. О. К вопросу о первоисточниках по истории походов Святослава // Краткие сообщения Института славяноведения. — 1952. — № 9.
  • Карышковский П. О. Балканские войны Святослава в византийской исторической литературе // Византийский временник. — 1953. — Т. 6.
  • Гиппиус А. А. Как обедал Святослав? (текстологические заметки) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2008. — № 2. — С. 47—54.
  • Прозоров Л. Р. Святослав Великий: «Иду на вы!». 7-е изд. — М.: Яуза-пресс, 2011. — 512 с. ISBN 978-5-9955-0316-3.
  • Джонатан Харрис. Византия. История исчезнувшей империи = JONATHAN HARRIS. The Lost World of Byzantium. — М.: Альпина Нон-фикшн, 2017.

Ссылки

ru-wiki.org

Киевская Русь во время правления князя-воина Святослава Игоревича

Княгиня Ольга, супруга Игоря, осталась вдовой с трехлетним сыном. На ее долю выпало наводить порядок в государстве, обустраивая города, содействуя развитию торговли, смиряя внутренние бунты едва присоединившихся к Руси племен. А вот сын вырос совсем другим человеком, и правил он своей «вотчиной» не как рачительный хозяин, а скорее как военачальник. Каковы же результаты его княжения?

Детство Святослава

Ольге было сложно заниматься воспитанием ребенка, поскольку много времени у нее отнимали государственные дела. К тому же, по понятиям того времени, мужчина, даже князь, должен был быть прежде всего воином и отличаться храбростью и смелостью. Поэтому сын Игоря рос при дружине. Маленький Святослав, находясь под опекой воеводы Свенельда, принимал участие в походах чуть ли не на равных со взрослыми дружинниками. Когда Святославу было 4 года, во время очередного похода русичей ему дали копье. Юный княжич бросил копье во врага изо всех своих силенок. И хотя оно упало возле коня, этот пример очень воодушевил воинов, которые дружно пошли на врага.

Походы против хазар. Завоевание Болгарского царства

Русские купцы на Волге терпели немало неудобств. Их притесняли хазары, часто совершали нападения болгары. Святослав, будучи уже взрослым, предпринимал неоднократные походы против хазар. Несколько лет (судя по летописям) он бился с этим воинственным племенем. В 964 г. состоялся решающий поход. Хазары были побеждены. Два их главных города – Итиль и Белая Вежа – оказались в руках русичей.

Далее, после закрепления торгового пути по Волге за русскими, Святослав решил покорить болгарские земли. «Подстрекателем» в данном случае выступил греческий император Никифор Фока, которому хотелось поссорить болгар и русичей, чтобы ослабить и тех, и других, тем самым обезопасив себя от возможных вторжений. Он пообещал Святославу огромное богатство – 30 пудов золота, если тот победит болгар. Русский князь согласился и выставил против болгар несметное войско. Вскоре болгары покорились. В руках русских оказались многие их города, в том числе Переяславец и Доростень. Пока бились с болгарами, в Киеве печенеги едва не пленили княгиню Ольгу и маленьких детей Святослава – почти чудом кому-то из верных дружинников удалось «умчать» их подальше от опасности.

Вернувшись в Киев, Святослав недолго пробыл там. Манила князя болгарская земля. Он признавался матери, что «нелюбо» ему в Киеве жить, а хочется уйти в Переяславец, куда он планировал перенести и столицу княжества. Ольга, которая к тому времени уже отошла от дел, сильно болела, уговорила сына дождаться ее смерти и только потом уходить.

Последний поход на Болгарию. Договор с Византией

Похоронив мать, Святослав вновь двинулся в поход в полюбившуюся ему болгарскую землю. Детей своих он оставил на Руси, поделив княжество на уделы. Горько пришлось потомкам пожалеть о таком решении Святослава: именно с него началась недобрая традиция оставления уделов и городов сыновьям, которая привела к раздробленности и ослаблению государства. Будущему великому князю Владимиру Красное Солнышко – младшему сыну Святослава – достался Новгород.

Сам же Святослав направился к Переяславцу, однако приняли его не так, как он ожидал. Болгары к этому времени вступили в союзнические отношения с греками, что помогло им противостоять русичам. Византию же гораздо больше пугало возможное соседство грозного Святослава, чем болгар, поэтому они постарались уберечь себя от такой опасности. Победа сначала была на стороне русского князя, но давалось ему каждое сражение нелегко, он терял воинов, их косили голод и болезни. Заняв город Доростень, Святослав довольно долго оборонялся, но силы его были на исходе. Проанализировав ситуацию, он обратился к грекам с просьбой о мире.

Греческий император прибыл на встречу на прекрасно оснащенном корабле, в богатых одеждах, а Святослав – в простой ладье, где его было не отличить от дружинников. Стороны заключили мирный договор, по условиям которого русские были обязаны никогда не начинать войны с Грецией.

После неудачного похода русский князь решил возвращаться в Киев. Верные люди предупредили Святослава, что водные пороги ему не перейти – в укромных местах прячутся печенеги. Князь все же попытался преодолеть пороги, но это ему не удалось – пришлось зазимовать на болгарской земле.

Весной была предпринята вторая попытка добраться водным путем до Киева, но печенеги навязали русским битву, в которой последние проиграли, так как были уже совсем измучены. В этом сражении погиб Святослав – прямо в бою, как подобает настоящему воину. По легенде, печенежский князь Куря велел изготовить из его черепа чашу.

Итоги правления

Князь Святослав был храбрым и мужественным, он не мыслил своей жизни без походов. От врага не прятался, не старался взять его хитростью, наоборот, честно предупреждал «Иду на Вы!», вызывая в открытый бой. Он провел свою жизнь на коне, питался говядиной или кониной, чуть подкопченной на огне, спал, подложив под голову седло. Он отличался воинственностью и бесстрашием. Но эти качества прекрасны, когда ими наделен военачальник. Великий князь же должен обладать более гибким умом, должен быть не только предводителем войска, но и хитрым дипломатом, и рачительным хозяином. Святослав сумел разгромить опасное Хазарское ханство, но не смог установить выгодных для Руси взаимоотношений с Византией, не обращал особого внимания на внутренние дела государства. Киевская Русь вновь нуждалась в дальновидном политике и хозяйственнике на престоле.

histerl.ru