Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Смерть игоря рюриковича. Смерть князя Игоря

Игорь Рюрикович. Смерть игоря рюриковича


Убийство князя Игоря древлянами

Князь Игорь – одна из загадочных и неоднозначных личностей в истории. Он был сыном Рюрика и родственником Вещего Олега. Его правление начинается в 912 году и продолжается до 945 года. Успехи его в государственных и военных делах значительные и тому есть множество документальных подтверждений. Наибольшую загадку представляет его смерть.

Общепринятая версия гибели князя Игоря

После возвращения из похода в Византию, князь перестал участвовать в сборе дани. Он поручил это своему воеводе. Но дружина его начала роптать, что, мол «отроки» Свенельда богатеют от дани, а они бедствуют. Игорь поддался на уговоры и отправился на полюдье в земли древлян. Дружина собрала хорошую дань, основной отряд с собранной добычей князь отправил в Киев, сам же с небольшим отрядом задумал повторить полюдье. Возмущенные древляне на вече решили погубить Игоря. Что и выполнили. Правда, в древнерусской летописи о самой казни нет ни слова. В них князя называют Игорь Старый или Игорь Жадный. Исследователи истории древней Руси пытаются раскрыть тайну гибели первого потомка Рюрика, использую для этого не только древнерусские летописи, но и исторические материалы Византии, Польши.

Другие версии смерти князя Игоря

По одной из версий древляне платили дань по «пакту». А Игорь этот договор нарушил, поэтому и был казнен. Причем казнили князя как разбойника, разорвав его на части. Но это вызывает сомнение потому, что, похоронили князя древляне вблизи города Искоростень, насыпав над телом огромный курган, так обычно хоронят выдающихся, уважаемых людей. Существует предположение, что князь вернулся не за данью, а его специально выманили с малым отрядом, чтобы убить. Историк Лев Прозоров считает, что Киевского князя предали и убили варяжские дружинники. После поражения в 941 году княжеская дружина значительно уменьшилась, поэтому для сбора подати Игорь взял варяжский отряд. В пользу этой версии говорит и то, что русская дружина никогда бы не оставила князя во враждебной земле одного. Следующая гипотеза касается причастности к его смерти воеводы Свенельда. Этому есть подтверждение в древних летописях. После возвращения из Византии князь разрешил воеводе собирать дань с угличей и древлян. Но после ропота княжеской дружины лишил его этого права, что могло стать причиной предательства и убийства со стороны Свенельда. Ученый А.А.Шахматов, основываясь на Новгородскую первую летопись младшего взвода и «Историю Польши», доказывает, что Свенельд являлся отцом князя Мала, а древляне были его подданными. Поэтому воевода не хотел лишиться права на сбор дани и со своей дружиной, при поддержке древлян, напал на Игоря. В этом сражении Игоря убил сын Свенельда.

Что произошло в действительности определить сложно, для этого нет достаточной информации. Летописи при княжеских дворах и монастырях часто переписывались в соответствии с политическими взглядами заказчиков и утратили историческую объективность. Но ученые не оставляют надежду найти древние рукописи, которые помогу разгадать и эту загадку.

istoriyakratko.ru

Игорь Рюрикович — WiKi

Согласно «Повести временных лет» (начало XII века), основатель древнерусской княжеской династии Рюрик умер в 879 году, передав власть и попечение над малолетним Игорем своему родичу Олегу. Когда (882) Олег покинул Новгород и подошёл к Киеву, где правили варяги Аскольд и Дир, он хитростью выманил киевских князей из города и приказал убить их именем Игоря, которого летопись называет ещё младенцем: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода. А это сын Рюрика».

В русско-византийском договоре 911 года Олег назван «великим князем русским», то есть в документальном источнике он считался не регентом при Игоре, а полновластным правителем.

В 903 году Игорю привели жену из Пскова, Ольгу, которой было 13 лет, а Игорю — 25. Учитывая то, что сын Игоря и Ольги Святослав родился в 942 году (Ольге было 52 года), даты выглядят крайне сомнительно[1][2]. Отправившись в поход на Византию (907), Олег оставил Игоря наместником в Киеве. После смерти Олега в 912 Игорь стал правителем Киевской Руси. Даты смерти Олега и, соответственно, начала правления Игоря, условны (см. Вещий Олег).

В 914 году Игорь завоевал древлян и возложил на них дань больше Олеговой. В 915 году, двигаясь на помощь Византии против болгар, на Руси впервые появились печенеги[3]. Игорь предпочёл не препятствовать им, но в 920 году сам провёл против них военный поход.

Следующее летописное известие об Игоре — его поход на Царьград 941—944 годов. С этого времени свидетельства об Игоре впервые появляются в византийских и западноевропейских источниках. Таким образом, он стал первым русским князем, названным по имени в иностранных источниках.

Походы на Царьград 941—944

Древнерусские летописи в рассказе о походе 941 года восходят к переводам Продолжателя Амартола[4], но также содержат следы народного предания, едва сохранившегося ко времени написания летописей.

Продолжатель Феофана так начинает рассказ о походе:

«11 июня четырнадцатого индикта [ 941 года ] на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы…»[5].

Лиутпранд Кремонский, посол короля Италии Беренгара II в Византию в 949 году, замечает о более чем тысяче кораблей у «короля русов Ингере».[6] В морском бою огромный русский флот был частично уничтожен греческим огнём. После набегов на византийские земли и ряда поражений Игорь в сентябре 941 вернулся домой. Русский летописец передаёт слова уцелевших воинов: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их». О впечатлении, произведённом этим набегом на византийцев, свидетельствует следующий факт: имя Игоря[7] стало единственным из русских имён, попавшим в византийский энциклопедический словарь X века, известный как Суда.

В 942 году жена Игоря княгиня Ольга родила Святослава, ставшего через три года князем под опекой матери.[8]

По летописи в 944 году (историки считают доказанным 943), Игорь собрал новое войско из варягов, руси (соплеменники Игоря), славян (поляне, ильменские словене, кривичи и тиверцы) и печенегов и двинулся на Византию конницей по суше, а большую часть войска отправил по морю. Предупреждённый заранее византийский император Роман I Лакапин выслал послов с богатыми дарами навстречу Игорю, уже достигшему Дуная. Одновременно Роман выслал дары печенегам. После совета с дружиной Игорь, удовлетворённый данью, повернул назад. Продолжатель Феофана сообщает о подобном событии в апреле 943, только противниками византийцев, заключившими мир и повернувшими назад без сражения, были названы «турки». «Турками» византийцы обычно именовали венгров, но иногда широко применяли название ко всем кочевым народам с севера, то есть могли подразумевать и печенегов. Месяц апрель Константин Багрянородный упоминал в связи с началом навигации русов.

В следующем 944 году[9], Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена племянников Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава. Летописец, описывая утверждение договора в Киеве, сообщил о церкви, в которой приносили клятву варяги-христиане.

Смерть Игоря

Осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам. Древляне не числились в составе войска, потерпевшего разгром в Византии. Возможно, поэтому Игорь решил поправить положение за их счёт. Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, при её сборе дружинники творили насилие над жителями. На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

«Поразмыслив, сказал своей дружине: „Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу ещё“. И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: „Если повадится волк к овцам, то вынесёт все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит“ […] и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени.»[10]

  Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря.В. Суриков, 1915

Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. В изложении Льва Диакона император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.[11]

По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла Искоростень и возложила на них тяжёлую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала править Русью, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

В раннем памятнике древнерусской словесности, «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского (до 1050 г.), генеалогия русских князей прослеживается до Игоря. Всего спустя около 100 лет после гибели Игоря Иларион назвал его «древним Игорем». Игоря в ряду других прославленных князей поминает автор «Задонщины», поэтического творения конца XIV века:

«Той бо вещий Боян, воскладая свои златыя персты на живыя струны, пояше славу русскыим князем: первому князю Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Ярославичу, Ярославу Володимеровичу…»[12]

Историография по жизни Игоря

В. Н. Татищев, ссылаясь на так называемую Иоакимовскую летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает дополнительные сведения о Игоре. Матерью Игоря он называет Ефанду, урманская (норманская) княжна и любимая жена Рюрика, получившая в приданое город Ижора. По мнению Татищева, имя «Ингорь», происходит от финского (ижорского) имени Ингер. Когда Игорь возмужал, князь Олег привёл ему жену из Изборска, из знатного рода Гостомысла. Девушку звали Прекраса, но Олег переименовал её в Ольгу. Впоследствии у Игоря были и другие жёны, но Ольгу он чтил более прочих. У Игоря, кроме Святослава, был ещё сын Глеб, которого Святослав казнил за христианские убеждения[13]. В остальном Иоакимовская летопись следует за «Повестью временных лет». Татищев также приводит даты рождения Игоря из различных списков: 875 в Раскольничьем, 861 в Нижегородском, 865 в Оренбургском[14].

В начале (913/914) и конце (943/944) летописной хронологии правления Игоря русы совершили крупные морские походы в Каспийском регионе (см. Каспийские походы русов), о которых древнерусские летописи умалчивают. Хронологически возможно, что поход в 913/914 гг. повлиял на приход Игоря к власти, так как все его участники, согласно арабским авторам, были перебиты на Волге. По хазарским свидетельствам, поход Игоря на Византию был связан с походом на Каспий в 943—945 гг. (см. Набег русов на Бердаа (943)), в котором, согласно хазарскому и арабскому источникам, не связанным друг с другом, предводитель русов погиб. Хазарский источник сообщает о гибели именно «царя русов», именуя его X-л-гу[15], что делает заманчивым его отождествление с Вещим Олегом.

Византийское сообщение Льва Диакона о гибели Игоря от рук германцев лишь увеличивает неопределённость. Возможно, информатор Льва Диакона неправильно понял на слух незнакомый этноним «древляне» как более знакомый «германе».

Летописная дата смерти Игоря (945) также условна; историками отмечено, что она, как и у Олега и Святослава, приходится на первый год после включенного в летопись даты договора этих князей с греками, и, как и у Олега, совпадает с датой окончания царствования современного ему византийского императора (соответственно Льва VI и Романа I). А. В. Назаренко интерпретирует приводимую императором Константином Багрянородным формулу послания к «архонту Росии» от Константина и его сына Романа II как указание на то, что Игорь был жив весной 946 г., когда на Пасху Роман был коронован соправителем отца (поскольку преемницей Игоря стала Ольга, о ней было бы сказано «архонтисса»).

Тот же Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей», написанном в 949 году, заметил: «Моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии…». Буквально эта фраза подразумевает то, что и к 949 году Игорь был ещё жив, так как по сочинению росы ежегодно по торговым делам приходили в Византию, и Константинополь был осведомлён о положении на Руси.

По сведениям, изложенным польским историком XVIII века Яном Стржедовским[16], в 949 году Игорь заключил союз с Олегом Моравским против Венгрии, но умер в том же году.

Историки, изучающие деяния Игоря по древнерусским летописям, отмечают нестыковки и натяжки в его биографии, что даёт повод к различным реконструкциям его правления[17].

Семья

Поздние источники из семьи Игоря знают только его жену Ольгу и сына Святослава — бабку и отца Владимира Святого и тем самым прямых предков всех русских князей XI и последующих веков. Этим объясняется внимание к ним русских летописцев. Однако, судя по византийско-русскому договору 944 года, семейство Игоря («княжьё»), отправлявшее «послов» и «купцов» в Константинополь, было гораздо более многочисленным и включало в себя, в частности, его племянников Игоря (младшего) и Акуна (Хакона), людей со славянскими именами на -слав Володислава и Передславу (жену некоего Улеба, которого Татищев также ассоциирует упомянутым в Иоакимовской летописи Глебом, братом Святослава [18]), ряд других людей со скандинавскими именами. А. В. Рукавишников предполагает, судя по выбору имён, что Игорь-младший был сыном брата великого князя Игоря, а Акун — сыном его сестры[19]. Отчёт Константина Багрянородного о визите Ольги в Константинополь в 957 г. упоминает нескольких её родственников и отдельно выделенного племянника; возможно, что в обоих этих источниках фигурирует кровная родня как Игоря, так и Ольги.

Судя по всему, эти династы (кроме Святослава Игоревича, при отце «сидевшего», по Константину Багрянородному, в Новгороде) не имели уделов, а пребывали in corpore в Киеве, участвуя ежегодно вместе с великим князем в процедуре полюдья. Дальнейшая судьба «забытых» родичей князя Игоря неизвестна; они могли, в частности, погибнуть на войне или в междоусобном столкновении. Вероятно, их неупоминание представляет собой феномен «непризнания родства», аналогичный, например, неупоминанию одиозных ветвей семьи в средневековых нормандских хрониках («История норманнов» Дудо из Сент-Квентена). «Непризнание родства» в русском случае подчёркивает легитимность лишь прямых предков христианских князей, «отсекая» языческие боковые линии[19].

Память

Примечания

  1. ↑ О приемах вычисления летописцами дат событий русской истории IX—X вв. см. статьи В. Г. Лушина «Некоторые особенности хронологической сегментации ранних известий Повести временных лет» и «Симметричность летописных дат IX — начала XI вв.» в сборнике «Историко-археологические записки». [Кн.] I. 2009. С. 22 — 38.
  2. ↑ Андрей Чернов приводит дату 913 и 10-летний возраст Ольги; см.: Андрей Чернов "Проблема 6360. Рудименты старовизантийской хронологии в русском летописании": заметка 6. Рождение Игоря и Ольги: 6385 и 6411 годы по константинопольской эре, 877 и 903 по Р. Х.
  3. ↑ Ранее, в 875 году, согласно Никоновской летописи, Аскольд ходил против печенегов.
  4. ↑ Продолжатель Амартола — хроника Симеона Логофета, включённая в Хронограф Амартола
  5. ↑ Продолжатель Феофана. к. VI. Царствование Романа
  6. ↑ Лиутпранд Кремонский, Книга воздаяния («Антаподосис»), кн.5, XV
  7. ↑ Ἴγγωρ (Iggor или Ihor) — Suda: iota, 86
  8. ↑ О дате рождения сообщает Ипатьевская летопись. В Лаврентьевской летописи этих данных нет.
  9. ↑ Повесть временных лет относит заключение договора на 945 год, но известно, что император Роман, представляющий с сыновьями византийскую сторону по договору, был свергнут в декабре 944. Дата заключения договора в его тексте не указана.
  10. ↑ «Повесть временных лет» в переводе Д. С. Лихачева
  11. ↑ Лев Диакон, «История», кн. 6.10
  12. ↑ Игорь Рюрикович // Энциклопедия «Слова о полку Игореве» — цитата приведена по наиболее раннему списку (ГПБ, Кирилло-Белозерск. собр., № 9/1086, л. 122 об.). Более поздние списки несколько корректируют содержание цитаты.
  13. ↑ В. Н. Татищев, История Российская, ч. 1, гл. 4
  14. ↑ В. Н. Татищев, История Российская, ч. 2, прим. 60
  15. ↑ Транскрипция древнееврейского текста не позволяет точнее передать фонетику имени.
  16. ↑ Sacra Moraviae Historia sive Vita SS. Cyrilli et Methudii, 1710 г.
  17. ↑ См.: Лушин В. Г. К датировке правления Игоря // Историко-археологические записки. [Кн.] I. 2009. С. 65 — 70.
  18. ↑ В. Н. Татищев, История Российская, ч. 1, гл. 4
  19. ↑ 1 2 Рукавишников А. В. Проблема «непризнания родства» в раннесредневековых хрониках и Повесть временных лет //Восточная Европа в древности и средневековье. Мнимые реальности в античной и средневековой историографии : Тез. докл. / XIV Чтения памяти В. Т. Пашуто, Москва, 17-19 апр. 2002 г. ; [Редкол.: Е. А. Мельникова (отв. ред.) и др.]. — М. : ИВИ, 2002.

Литература

В кино

ru-wiki.org

Игорь Рюрикович Википедия

И́горь (летописная хронология — ок. 878—945) — киевский князь (по летописи 912—945), согласно летописной традиции — сын Рюрика, муж княгини Ольги и отец Святослава Игоревича.

Первый древнерусский князь, известный по синхронным византийским (греч. 'Ιγγωρ) и западным (лат. Inger) источникам.

Согласно «Повести временных лет» (начало XII века), основатель древнерусской княжеской династии Рюрик умер в 879 году, передав власть и попечение над малолетним Игорем своему родичу Олегу. Когда (882) Олег покинул Новгород и подошёл к Киеву, где правили варяги Аскольд и Дир, он хитростью выманил киевских князей из города и приказал убить их именем Игоря, которого летопись называет ещё младенцем: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода. А это сын Рюрика».

В русско-византийском договоре 911 года Олег назван «великим князем русским», то есть в документальном источнике он считался не регентом при Игоре, а полновластным правителем.

В 903 году Игорю привели жену из Пскова, Ольгу, которой было 13 лет, а Игорю — 25. Учитывая то, что сын Игоря и Ольги Святослав родился в 942 году (Ольге было 52 года), даты выглядят крайне сомнительно[1][2]. Отправившись в поход на Византию (907), Олег оставил Игоря наместником в Киеве. После смерти Олега в 912 Игорь стал правителем Киевской Руси. Даты смерти Олега и, соответственно, начала правления Игоря, условны (см. Вещий Олег).

В 914 году Игорь завоевал древлян и возложил на них дань больше Олеговой. В 915 году, двигаясь на помощь Византии против болгар, на Руси впервые появились печенеги[3]. Игорь предпочёл не препятствовать им, но в 920 году сам провёл против них военный поход.

Следующее летописное известие об Игоре — его поход на Царьград 941—944 годов. С этого времени свидетельства об Игоре впервые появляются в византийских и западноевропейских источниках. Таким образом, он стал первым русским князем, названным по имени в иностранных источниках.

Походы на Царьград 941—944

Древнерусские летописи в рассказе о походе 941 года восходят к переводам Продолжателя Амартола[4], но также содержат следы народного предания, едва сохранившегося ко времени написания летописей.

Продолжатель Феофана так начинает рассказ о походе:

«11 июня четырнадцатого индикта [ 941 года ] на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы…»[5].

Лиутпранд Кремонский, посол короля Италии Беренгара II в Византию в 949 году, замечает о более чем тысяче кораблей у «короля русов Ингере».[6] В морском бою огромный русский флот был частично уничтожен греческим огнём. После набегов на византийские земли и ряда поражений Игорь в сентябре 941 вернулся домой. Русский летописец передаёт слова уцелевших воинов: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их». О впечатлении, произведённом этим набегом на византийцев, свидетельствует следующий факт: имя Игоря[7] стало единственным из русских имён, попавшим в византийский энциклопедический словарь X века, известный как Суда.

В 942 году жена Игоря княгиня Ольга родила Святослава, ставшего через три года князем под опекой матери.[8]

По летописи в 944 году (историки считают доказанным 943), Игорь собрал новое войско из варягов, руси (соплеменники Игоря), славян (поляне, ильменские словене, кривичи и тиверцы) и печенегов и двинулся на Византию конницей по суше, а большую часть войска отправил по морю. Предупреждённый заранее византийский император Роман I Лакапин выслал послов с богатыми дарами навстречу Игорю, уже достигшему Дуная. Одновременно Роман выслал дары печенегам. После совета с дружиной Игорь, удовлетворённый данью, повернул назад. Продолжатель Феофана сообщает о подобном событии в апреле 943, только противниками византийцев, заключившими мир и повернувшими назад без сражения, были названы «турки». «Турками» византийцы обычно именовали венгров, но иногда широко применяли название ко всем кочевым народам с севера, то есть могли подразумевать и печенегов. Месяц апрель Константин Багрянородный упоминал в связи с началом навигации русов.

В следующем 944 году[9], Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена племянников Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава. Летописец, описывая утверждение договора в Киеве, сообщил о церкви, в которой приносили клятву варяги-христиане.

Смерть Игоря

Осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам. Древляне не числились в составе войска, потерпевшего разгром в Византии. Возможно, поэтому Игорь решил по положение за их счёт. Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, при её сборе дружинники творили насилие над жителями. На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

«Поразмыслив, сказал своей дружине: „Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу ещё“. И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: „Если повадится волк к овцам, то вынесёт все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит“ […] и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени.»[10]

Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря.В. Суриков, 1915

Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. В изложении Льва Диакона император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.[11]

По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла Искоростень и возложила на них тяжёлую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала Русью, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

В раннем памятнике древнерусской словесности, «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского (до 1050 г.), генеалогия русских князей прослеживается до Игоря. Всего спустя около 100 лет после гибели Игоря Иларион назвал его «древним Игорем». Игоря в ряду других прославленных князей поминает автор «Задонщины», поэтического творения конца XIV века:

«Той бо вещий Боян, воскладая свои златыя персты на живыя струны, пояше славу русскыим князем: первому князю Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Ярославичу, Ярославу Володимеровичу…»[12]

Историография по жизни Игоря

В. Н. Татищев, ссылаясь на так называемую Иоакимовскую летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает дополнительные сведения о Игоре. Матерью Игоря он называет Ефанду, урманская (норманская) княжна и любимая жена Рюрика, получившая в приданое город Ижора. По мнению Татищева, имя «Ингорь», происходит от финского (ижорского) имени Ингер. Когда Игорь возмужал, князь Олег привёл ему жену из Изборска, из знатного рода Гостомысла. Девушку звали Прекраса, но Олег переименовал её в Ольгу. Впоследствии у Игоря были и другие жёны, но Ольгу он чтил более прочих. У Игоря, кроме Святослава, был ещё сын Глеб, которого Святослав казнил за христианские убеждения[13]. В остальном Иоакимовская летопись следует за «Повестью временных лет». Татищев также приводит даты рождения Игоря из различных списков: 875 в Раскольничьем, 861 в Нижегородском, 865 в Оренбургском[14].

В начале (913/914) и конце (943/944) летописной хронологии правления Игоря русы совершили крупные морские походы в Каспийском регионе (см. Каспийские походы русов), о которых древнерусские летописи умалчивают. Хронологически возможно, что поход в 913/914 гг. повлиял на приход Игоря к власти, так как все его участники, согласно арабским авторам, были перебиты на Волге. По хазарским свидетельствам, поход Игоря на Византию был связан с походом на Каспий в 943—945 гг. (см. Набег русов на Бердаа (943)), в котором, согласно хазарскому и арабскому источникам, не связанным друг с другом, предводитель русов погиб. Хазарский источник сообщает о гибели именно «царя русов», именуя его X-л-гу[15], что делает заманчивым его отождествление с Вещим Олегом.

Византийское сообщение Льва Диакона о гибели Игоря от рук германцев лишь увеличивает неопределённость. Возможно, информатор Льва Диакона неправильно понял на слух незнакомый этноним «древляне» как более знакомый «германе».

Летописная дата смерти Игоря (945) также условна; историками отмечено, что она, как и у Олега и Святослава, приходится на первый год после включенного в летопись даты договора этих князей с греками, и, как и у Олега, совпадает с датой окончания царствования современного ему византийского императора (соответственно Льва VI и Романа I). А. В. Назаренко интерпретирует приводимую императором Константином Багрянородным формулу послания к «архонту Росии» от Константина и его сына Романа II как указание на то, что Игорь был жив весной 946 г., когда на Пасху Роман был коронован соправителем отца (поскольку преемницей Игоря стала Ольга, о ней было бы сказано «архонтисса»).

Тот же Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей», написанном в 949 году, заметил: «Моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии…». Буквально эта фраза подразумевает то, что и к 949 году Игорь был ещё жив, так как по сочинению росы ежегодно по торговым делам приходили в Византию, и Константинополь был осведомлён о положении на Руси.

По сведениям, изложенным польским историком XVIII века Яном Стржедовским[16], в 949 году Игорь заключил союз с Олегом Моравским против Венгрии, но умер в том же году.

Историки, изучающие деяния Игоря по древнерусским летописям, отмечают нестыковки и натяжки в его биографии, что даёт повод к различным реконструкциям его правления[17].

Семья

Поздние источники из семьи Игоря знают только его жену Ольгу и сына Святослава — бабку и отца Владимира Святого и тем самым прямых предков всех русских князей XI и последующих веков. Этим объясняется внимание к ним русских летописцев. Однако, судя по византийско-русскому договору 944 года, семейство Игоря («княжьё»), отправлявшее «послов» и «купцов» в Константинополь, было гораздо более многочисленным и включало в себя, в частности, его племянников Игоря (младшего) и Акуна (Хакона), людей со славянскими именами на -слав Володислава и Передславу (жену некоего Улеба, которого Татищев также ассоциирует упомянутым в Иоакимовской летописи Глебом, братом Святослава [18]), ряд других людей со скандинавскими именами. А. В. Рукавишников предполагает, судя по выбору имён, что Игорь-младший был сыном брата великого князя Игоря, а Акун — сыном его сестры[19]. Отчёт Константина Багрянородного о визите Ольги в Константинополь в 957 г. упоминает нескольких её родственников и отдельно выделенного племянника; возможно, что в обоих этих источниках фигурирует кровная родня как Игоря, так и Ольги.

Судя по всему, эти династы (кроме Святослава Игоревича, при отце «сидевшего», по Константину Багрянородному, в Новгороде) не имели уделов, а пребывали in corpore в Киеве, участвуя ежегодно вместе с великим князем в процедуре полюдья. Дальнейшая судьба «забытых» родичей князя Игоря неизвестна; они могли, в частности, погибнуть на войне или в междоусобном столкновении. Вероятно, их неупоминание представляет собой феномен «непризнания родства», аналогичный, например, неупоминанию одиозных ветвей семьи в средневековых нормандских хрониках («История норманнов» Дудо из Сент-Квентена). «Непризнание родства» в русском случае подчёркивает легитимность лишь прямых предков христианских князей, «отсекая» языческие боковые линии[19].

Память

Примечания

  1. ↑ О приемах вычисления летописцами дат событий русской истории IX—X вв. см. статьи В. Г. Лушина «Некоторые особенности хронологической сегментации ранних известий Повести временных лет» и «Симметричность летописных дат IX — начала XI вв.» в сборнике «Историко-археологические записки». [Кн.] I. 2009. С. 22 — 38.
  2. ↑ Андрей Чернов приводит дату 913 и 10-летний возраст Ольги; см.: Андрей Чернов "Проблема 6360. Рудименты старовизантийской хронологии в русском летописании": заметка 6. Рождение Игоря и Ольги: 6385 и 6411 годы по константинопольской эре, 877 и 903 по Р. Х.
  3. ↑ Ранее, в 875 году, согласно Никоновской летописи, Аскольд ходил против печенегов.
  4. ↑ Продолжатель Амартола — хроника Симеона Логофета, включённая в Хронограф Амартола
  5. ↑ Продолжатель Феофана. к. VI. Царствование Романа
  6. ↑ Лиутпранд Кремонский, Книга воздаяния («Антаподосис»), кн.5, XV
  7. ↑ Ἴγγωρ (Iggor или Ihor) — Suda: iota, 86
  8. ↑ О дате рождения сообщает Ипатьевская летопись. В Лаврентьевской летописи этих данных нет.
  9. ↑ Повесть временных лет относит заключение договора на 945 год, но известно, что император Роман, представляющий с сыновьями византийскую сторону по договору, был свергнут в декабре 944. Дата заключения договора в его тексте не указана.
  10. ↑ «Повесть временных лет» в переводе Д. С. Лихачева
  11. ↑ Лев Диакон, «История», кн. 6.10
  12. ↑ Игорь Рюрикович // Энциклопедия «Слова о полку Игореве» — цитата приведена по наиболее раннему списку (ГПБ, Кирилло-Белозерск. собр., № 9/1086, л. 122 об.). Более поздние списки несколько корректируют содержание цитаты.
  13. ↑ В. Н. Татищев, История Российская, ч. 1, гл. 4
  14. ↑ В. Н. Татищев, История Российская, ч. 2, прим. 60
  15. ↑ Транскрипция древнееврейского текста не позволяет точнее передать фонетику имени.
  16. ↑ Sacra Moraviae Historia sive Vita SS. Cyrilli et Methudii, 1710 г.
  17. ↑ См.: Лушин В. Г. К датировке правления Игоря // Историко-археологические записки. [Кн.] I. 2009. С. 65 — 70.
  18. ↑ В. Н. Татищев, История Российская, ч. 1, гл. 4
  19. ↑ 1 2 Рукавишников А. В. Проблема «непризнания родства» в раннесредневековых хрониках и Повесть временных лет //Восточная Европа в древности и средневековье. Мнимые реальности в античной и средневековой историографии : Тез. докл. / XIV Чтения памяти В. Т. Пашуто, Москва, 17-19 апр. 2002 г. ; [Редкол.: Е. А. Мельникова (отв. ред.) и др.]. — М. : ИВИ, 2002.

Литература

В кино

wikiredia.ru

Игорь Рюрикович — Википедия

И́горь (летописная хронология — ок. 878—945) — киевский князь (по летописи 912—945), согласно летописной традиции — сын Рюрика, муж княгини Ольги и отец Святослава Игоревича.

Первый древнерусский князь, известный по синхронным византийским (греч. 'Ιγγωρ) и западным (лат. Inger) источникам.

Согласно «Повести временных лет» (начало XII века), основатель древнерусской княжеской династии Рюрик умер в 879 году, передав власть и попечение над малолетним Игорем своему родичу Олегу. Когда (882) Олег покинул Новгород и подошёл к Киеву, где правили варяги Аскольд и Дир, он хитростью выманил киевских князей из города и приказал убить их именем Игоря, которого летопись называет ещё младенцем: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода. А это сын Рюрика».

В русско-византийском договоре 911 года Олег назван «великим князем русским», то есть в документальном источнике он считался не регентом при Игоре, а полновластным правителем.

В 903 году Игорю привели жену из Пскова, Ольгу, которой было 13 лет, а Игорю — 25. Учитывая то, что сын Игоря и Ольги Святослав родился в 942 году (Ольге было 52 года), даты выглядят крайне сомнительно[1][2]. Отправившись в поход на Византию (907), Олег оставил Игоря наместником в Киеве. После смерти Олега в 912 Игорь стал правителем Киевской Руси. Даты смерти Олега и, соответственно, начала правления Игоря, условны (см. Вещий Олег).

В 914 году Игорь завоевал древлян и возложил на них дань больше Олеговой. В 915 году, двигаясь на помощь Византии против болгар, на Руси впервые появились печенеги[3]. Игорь предпочёл не препятствовать им, но в 920 году сам провёл против них военный поход.

Следующее летописное известие об Игоре — его поход на Царьград 941—944 годов. С этого времени свидетельства об Игоре впервые появляются в византийских и западноевропейских источниках. Таким образом, он стал первым русским князем, названным по имени в иностранных источниках.

Видео по теме

Походы на Царьград 941—944

Древнерусские летописи в рассказе о походе 941 года восходят к переводам Продолжателя Амартола[4], но также содержат следы народного предания, едва сохранившегося ко времени написания летописей.

Продолжатель Феофана так начинает рассказ о походе:

«11 июня четырнадцатого индикта [ 941 года ] на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы…»[5].

Лиутпранд Кремонский, посол короля Италии Беренгара II в Византию в 949 году, замечает о более чем тысяче кораблей у «короля русов Ингере».[6] В морском бою огромный русский флот был частично уничтожен греческим огнём. После набегов на византийские земли и ряда поражений Игорь в сентябре 941 вернулся домой. Русский летописец передаёт слова уцелевших воинов: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их». О впечатлении, произведённом этим набегом на византийцев, свидетельствует следующий факт: имя Игоря[7] стало единственным из русских имён, попавшим в византийский энциклопедический словарь X века, известный как Суда.

В 942 году жена Игоря княгиня Ольга родила Святослава, ставшего через три года князем под опекой матери.[8]

По летописи в 944 году (историки считают доказанным 943), Игорь собрал новое войско из варягов, руси (соплеменники Игоря), славян (поляне, ильменские словене, кривичи и тиверцы) и печенегов и двинулся на Византию конницей по суше, а большую часть войска отправил по морю. Предупреждённый заранее византийский император Роман I Лакапин выслал послов с богатыми дарами навстречу Игорю, уже достигшему Дуная. Одновременно Роман выслал дары печенегам. После совета с дружиной Игорь, удовлетворённый данью, повернул назад. Продолжатель Феофана сообщает о подобном событии в апреле 943, только противниками византийцев, заключившими мир и повернувшими назад без сражения, были названы «турки». «Турками» византийцы обычно именовали венгров, но иногда широко применяли название ко всем кочевым народам с севера, то есть могли подразумевать и печенегов. Месяц апрель Константин Багрянородный упоминал в связи с началом навигации русов.

В следующем 944 году[9], Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена племянников Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава. Летописец, описывая утверждение договора в Киеве, сообщил о церкви, в которой приносили клятву варяги-христиане.

Смерть Игоря

Осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам. Древляне не числились в составе войска, потерпевшего разгром в Византии. Возможно, поэтому Игорь решил поправить положение за их счёт. Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, при её сборе дружинники творили насилие над жителями. На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

«Поразмыслив, сказал своей дружине: „Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу ещё“. И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: „Если повадится волк к овцам, то вынесёт все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит“ […] и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени.»[10]

Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря.В. Суриков, 1915

Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. В изложении Льва Диакона император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.[11]

По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла Искоростень и возложила на них тяжёлую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала править Русью, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

В раннем памятнике древнерусской словесности, «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского (до 1050 г.), генеалогия русских князей прослеживается до Игоря. Всего спустя около 100 лет после гибели Игоря Иларион назвал его «древним Игорем». Игоря в ряду других прославленных князей поминает автор «Задонщины», поэтического творения конца XIV века:

«Той бо вещий Боян, воскладая свои златыя персты на живыя струны, пояше славу русскыим князем: первому князю Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Ярославичу, Ярославу Володимеровичу…»[12]

Историография по жизни Игоря

В. Н. Татищев, ссылаясь на так называемую Иоакимовскую летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает дополнительные сведения о Игоре. Матерью Игоря он называет Ефанду, урманская (норманская) княжна и любимая жена Рюрика, получившая в приданое город Ижора. По мнению Татищева, имя «Ингорь», происходит от финского (ижорского) имени Ингер. Когда Игорь возмужал, князь Олег привёл ему жену из Изборска, из знатного рода Гостомысла. Девушку звали Прекраса, но Олег переименовал её в Ольгу. Впоследствии у Игоря были и другие жёны, но Ольгу он чтил более прочих. У Игоря, кроме Святослава, был ещё сын Глеб, которого Святослав казнил за христианские убеждения[13]. В остальном Иоакимовская летопись следует за «Повестью временных лет». Татищев также приводит даты рождения Игоря из различных списков: 875 в Раскольничьем, 861 в Нижегородском, 865 в Оренбургском[14].

В начале (913/914) и конце (943/944) летописной хронологии правления Игоря русы совершили крупные морские походы в Каспийском регионе (см. Каспийские походы русов), о которых древнерусские летописи умалчивают. Хронологически возможно, что поход в 913/914 гг. повлиял на приход Игоря к власти, так как все его участники, согласно арабским авторам, были перебиты на Волге. По хазарским свидетельствам, поход Игоря на Византию был связан с походом на Каспий в 943—945 гг. (см. Набег русов на Бердаа (943)), в котором, согласно хазарскому и арабскому источникам, не связанным друг с другом, предводитель русов погиб. Хазарский источник сообщает о гибели именно «царя русов», именуя его X-л-гу[15], что делает заманчивым его отождествление с Вещим Олегом.

Византийское сообщение Льва Диакона о гибели Игоря от рук германцев лишь увеличивает неопределённость. Возможно, информатор Льва Диакона неправильно понял на слух незнакомый этноним «древляне» как более знакомый «германе».

Летописная дата смерти Игоря (945) также условна; историками отмечено, что она, как и у Олега и Святослава, приходится на первый год после включенного в летопись даты договора этих князей с греками, и, как и у Олега, совпадает с датой окончания царствования современного ему византийского императора (соответственно Льва VI и Романа I). А. В. Назаренко интерпретирует приводимую императором Константином Багрянородным формулу послания к «архонту Росии» от Константина и его сына Романа II как указание на то, что Игорь был жив весной 946 г., когда на Пасху Роман был коронован соправителем отца (поскольку преемницей Игоря стала Ольга, о ней было бы сказано «архонтисса»).

Тот же Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей», написанном в 949 году, заметил: «Моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии…». Буквально эта фраза подразумевает то, что и к 949 году Игорь был ещё жив, так как по сочинению росы ежегодно по торговым делам приходили в Византию, и Константинополь был осведомлён о положении на Руси.

По сведениям, изложенным польским историком XVIII века Яном Стржедовским[16], в 949 году Игорь заключил союз с Олегом Моравским против Венгрии, но умер в том же году.

Историки, изучающие деяния Игоря по древнерусским летописям, отмечают нестыковки и натяжки в его биографии, что даёт повод к различным реконструкциям его правления[17].

Семья

Поздние источники из семьи Игоря знают только его жену Ольгу и сына Святослава — бабку и отца Владимира Святого и тем самым прямых предков всех русских князей XI и последующих веков. Этим объясняется внимание к ним русских летописцев. Однако, судя по византийско-русскому договору 944 года, семейство Игоря («княжьё»), отправлявшее «послов» и «купцов» в Константинополь, было гораздо более многочисленным и включало в себя, в частности, его племянников Игоря (младшего) и Акуна (Хакона), людей со славянскими именами на -слав Володислава и Передславу (жену некоего Улеба, которого Татищев также ассоциирует упомянутым в Иоакимовской летописи Глебом, братом Святослава [18]), ряд других людей со скандинавскими именами. А. В. Рукавишников предполагает, судя по выбору имён, что Игорь-младший был сыном брата великого князя Игоря, а Акун — сыном его сестры[19]. Отчёт Константина Багрянородного о визите Ольги в Константинополь в 957 г. упоминает нескольких её родственников и отдельно выделенного племянника; возможно, что в обоих этих источниках фигурирует кровная родня как Игоря, так и Ольги.

Судя по всему, эти династы (кроме Святослава Игоревича, при отце «сидевшего», по Константину Багрянородному, в Новгороде) не имели уделов, а пребывали in corpore в Киеве, участвуя ежегодно вместе с великим князем в процедуре полюдья. Дальнейшая судьба «забытых» родичей князя Игоря неизвестна; они могли, в частности, погибнуть на войне или в междоусобном столкновении. Вероятно, их неупоминание представляет собой феномен «непризнания родства», аналогичный, например, неупоминанию одиозных ветвей семьи в средневековых нормандских хрониках («История норманнов» Дудо из Сент-Квентена). «Непризнание родства» в русском случае подчёркивает легитимность лишь прямых предков христианских князей, «отсекая» языческие боковые линии[19].

Память

Примечания

  1. ↑ О приемах вычисления летописцами дат событий русской истории IX—X вв. см. статьи В. Г. Лушина «Некоторые особенности хронологической сегментации ранних известий Повести временных лет» и «Симметричность летописных дат IX — начала XI вв.» в сборнике «Историко-археологические записки». [Кн.] I. 2009. С. 22 — 38.
  2. ↑ Андрей Чернов приводит дату 913 и 10-летний возраст Ольги; см.: Андрей Чернов "Проблема 6360. Рудименты старовизантийской хронологии в русском летописании": заметка 6. Рождение Игоря и Ольги: 6385 и 6411 годы по константинопольской эре, 877 и 903 по Р. Х.
  3. ↑ Ранее, в 875 году, согласно Никоновской летописи, Аскольд ходил против печенегов.
  4. ↑ Продолжатель Амартола — хроника Симеона Логофета, включённая в Хронограф Амартола
  5. ↑ Продолжатель Феофана. к. VI. Царствование Романа
  6. ↑ Лиутпранд Кремонский, Книга воздаяния («Антаподосис»), кн.5, XV
  7. ↑ Ἴγγωρ (Iggor или Ihor) — Suda: iota, 86
  8. ↑ О дате рождения сообщает Ипатьевская летопись. В Лаврентьевской летописи этих данных нет.
  9. ↑ Повесть временных лет относит заключение договора на 945 год, но известно, что император Роман, представляющий с сыновьями византийскую сторону по договору, был свергнут в декабре 944. Дата заключения договора в его тексте не указана.
  10. ↑ «Повесть временных лет» в переводе Д. С. Лихачева
  11. ↑ Лев Диакон, «История», кн. 6.10
  12. ↑ Игорь Рюрикович // Энциклопедия «Слова о полку Игореве» — цитата приведена по наиболее раннему списку (ГПБ, Кирилло-Белозерск. собр., № 9/1086, л. 122 об.). Более поздние списки несколько корректируют содержание цитаты.
  13. ↑ В. Н. Татищев, История Российская, ч. 1, гл. 4
  14. ↑ В. Н. Татищев, История Российская, ч. 2, прим. 60
  15. ↑ Транскрипция древнееврейского текста не позволяет точнее передать фонетику имени.
  16. ↑ Sacra Moraviae Historia sive Vita SS. Cyrilli et Methudii, 1710 г.
  17. ↑ См.: Лушин В. Г. К датировке правления Игоря // Историко-археологические записки. [Кн.] I. 2009. С. 65 — 70.
  18. ↑ В. Н. Татищев, История Российская, ч. 1, гл. 4
  19. ↑ 1 2 Рукавишников А. В. Проблема «непризнания родства» в раннесредневековых хрониках и Повесть временных лет //Восточная Европа в древности и средневековье. Мнимые реальности в античной и средневековой историографии : Тез. докл. / XIV Чтения памяти В. Т. Пашуто, Москва, 17-19 апр. 2002 г. ; [Редкол.: Е. А. Мельникова (отв. ред.) и др.]. — М. : ИВИ, 2002.

Литература

В кино

wikipedia.green

Игорь Рюрикович | ВикиВоины | FANDOM powered by Wikia

Игорь Рюрикович

Род занятий:

Захват территорий, сбор дани, поход на Византию

Годы жизни:

878 - 945 гг.

Место действия:

Восточная Европа, Византия

Игорь — великий князь Киевской Руси, согласно летописной традиции — сын Рюрика.

Первый русский князь, известный по синхронным византийским и западным источникам.

    Согласно "Повести временных лет" (начало XII века), основатель древнерусской княжеской династии Рюрик умер в 879 году, передав власть своему родичу Олегу. Рюрик оставил на попечение Олега малолетнего сына Игоря. Когда в 882 году Олег подошёл к Киеву, где правили варяги Аскольд и Дир, он хитростью выманил киевских князей из города и приказал убить их именем Игоря, которого летопись называет ещё младенцем: "Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода. А это сын Рюрика".

    В русско-византийском договоре 911 года Олег назван "великим князем русским", то есть в документальном источнике он считался не регентом при Игоре, а полновластным правителем.

    В 903 году Игорю привели жену из Пскова, Ольгу. Учитывая то, что сын Игоря и Ольги Святослав родился в 942 году, дата женитьбы Игоря выглядит крайне сомнительной. Отправившись в поход на Византию в 907 году, Олег оставил Игоря наместником в Киеве. После смерти Олега в 912 году Игорь стал правителем Древнерусского государства. Даты смерти Олега и, соответственно, начала правления Игоря, условны.

    В 914 году Игорь завоевал древлян и возложил на них дань больше Олеговой. В 915 году, двигаясь на помощь Византии против болгар, на Руси впервые появились печенеги. Игорь предпочёл не препятствовать им, но в 920 году сам провёл против них военный поход.

    Следующее летописное известие об Игоре — его поход на Царьград 941 - 944 годов. С этого времени свидетельства об Игоре впервые появляются в византийских и западноевропейских источниках. Таким образом, он стал первым русским князем, названным по имени в нерусских источниках.

    Поход на ЦарьградПравить

    Древнерусские летописи в рассказе о походе 941 года восходят к переводам Продолжателя Амартола, но также содержат следы народного предания, едва сохранившегося ко времени написания летописей.

    Продолжатель Феофана так начинает рассказ о походе:

    11 июня четырнадцатого индикта [941 года] на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы...

    Поход Игоря.

    Лиутпранд Кремонский, посол короля Италии Беренгара II в Византию в 949 году, замечает о более чем тысяче кораблей у "короля русов Ингере". В морском бою огромный русский флот был частично уничтожен греческим огнём. После набегов на византийские земли и ряда поражений Игорь в сентябре 941 вернулся домой. Русский летописец передаёт слова уцелевших воинов: "Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их". О впечатлении, произведённом этим набегом на византийцев, свидетельствует следующий факт: имя Игоря стало единственным из русских имён, попавшим в византийский энциклопедический словарь X века, известный как Суда.

    В 942 году жена Игоря княгиня Ольга родила Святослава, ставшего через три года князем под опекой матери.

    Первая встреча князя Игоря с Ольгой.

    По летописи в 944 году (историки считают доказанным 943), Игорь собрал новое войско из варягов, руси (соплеменники Игоря), славян (поляне, ильменские словене, кривичи и тиверцы) и печенегов и двинулся на Византию конницей по суше, а большую часть войска отправил по морю. Предупреждённый заранее византийский император Роман I Лакапин выслал послов с богатыми дарами навстречу Игорю, уже достигшему Дуная. Одновременно Роман выслал дары печенегам. После совета с дружиной Игорь, удовлетворённый данью, повернул назад. Продолжатель Феофана сообщает о подобном событии в апреле 943, только противниками византийцев, заключившими мир и повернувшими назад без сражения, были названы "турки". "Турками" византийцы обычно именовали венгров, но иногда широко применяли название ко всем кочевым народам с севера, то есть могли подразумевать и печенегов. Месяц апрель Константин Багрянородный упоминал в связи с началом навигации русов.

    В следующем 944 году, Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена племянников Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава. Летописец, описывая утверждение договора в Киеве, сообщил о церкви, в которой приносили клятву варяги-христиане.

    Смерть ИгоряПравить

    Осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам. Древляне не числились в составе войска, потерпевшего разгром в Византии. Возможно поэтому Игорь решил поправить положение за их счёт. Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, при её сборе дружинники творили насилие над жителями. На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

    Поразмыслив, сказал своей дружине: "Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу ещё". И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: "Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит" и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени.

    Князь Игорь собирает дань с древлян в 945 году.

    Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. В изложении Льва Диакона император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.

    По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла Искоростень и возложила на них тяжёлую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала править Русью, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

    В раннем памятнике древнерусской словесности, "Слове о законе и благодати" митрополита Илариона Киевского (до 1050 г.), генеалогия русских князей прослеживается до Игоря. Всего спустя около 100 лет после гибели Игоря Иларион назвал его "древним Игорем". Игоря в ряду других прославленных князей поминает автор "Задонщины", поэтического творения конца XIV века:

    Той бо вещий Боян, воскладая свои златыя персты на живыя струны, пояше славу русскыим князем: первому князю Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Ярославичу, Ярославу Володимеровичу...

    Игорь берёт дань от древлян.

    Так называемая Иоакимовская летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает дополнительные сведения о Игоре. Матерью его была Ефанда, урманская (норманская) княжна и любимая жена Рюрика, получившая в приданое город Ижора. По мнению В. Н. Татищева, имя Ингорь, происходит от финского (ижорского) имени Ингер. Когда Игорь возмужал, князь Олег привёл ему жену из Изборска, из знатного рода Гостомысла. Девушку звали Прекраса, но Олег переименовал её в Ольгу. Впоследствии у Игоря были и другие жёны, но Ольгу он чтил более прочих. У Игоря, кроме Святослава, был ещё сын Глеб, которого Святослав казнил за христианские убеждения. В остальном Иоакимовская летопись следует за "Повестью временных лет". Татищев также приводит даты рождения Игоря из различных списков: 875 в Раскольничьем, 861 в Нижегородском, 865 в Оренбургском.

    В начале (913/914) и конце (943/944) правления Игоря русы совершили крупные морские походы в Каспийском регионе, о которых древнерусские летописи умалчивают. Хронологически возможно, что поход в 913/914 гг. повлиял на приход Игоря к власти, так как все его участники, согласно арабским авторам, были перебиты на Волге. По хазарским свидетельствам, поход Игоря на Византию был связан с походом на Каспий в 943 - 945 гг., в котором, согласно хазарскому и арабскому источникам, не связанным друг с другом, предводитель русов погиб. Хазарский источник сообщает о гибели именно "царя русов", именуя его X-л-гу, что делает заманчивым его отождествление с Вещим Олегом.

    Смерть Игоря.

    Византийское сообщение Льва Диакона о гибели Игоря от рук германцев лишь увеличивает неопределённость. Возможно, информатор Льва Диакона неправильно понял на слух незнакомый этноним "древляне" как более знакомый "германе".

    Византийский император Константин Багрянородный в сочинении "Об управлении империей", написанном в 949 году, заметил: "Моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии..." Буквально эта фраза подразумевает то, что к 949 году Игорь был ещё жив, так как по сочинению росы ежегодно по торговым делам приходили в Византию, и Константинополь был осведомлён о положении на Руси.

    По сведениям, изложенным польским историком XVIII века Яном Стржедовским, в 949 году Игорь заключил союз с Олегом Моравским против Венгрии, но умер в том же году.

    Историки, изучающие деяния Игоря по древнерусским летописям, отмечают нестыковки и натяжки в его биографии, что даёт повод к различным реконструкциям его правления.

    ru.warriors.wikia.com

    Игорь Рюрикович Википедия

    Предшественник Преемник Наследник Вероисповедание Рождение Смерть Место погребения Род Отец Супруга Дети
    Игорь Рюрикович
    Игорь берёт дань от древлян. Иллюстрация из Радзивилловской летописи.
    Киевский князь
    912 год — 945 год
    Вещий Олег
    Ольга
    Святослав Игоревич
    Славянское язычество
    около 878
    945(0945)Искоростень
    около Коростени
    Рюриковичи
    Рюрик
    Ольга
    Святослав Игоревич
     Игорь Рюрикович на Викискладе
    Эта статья — о киевском великом князе. О других князьях по имени Игорь см. Князь Игорь (значения).

    И́горь (летописная хронология — ок. 878—945) — киевский князь (по летописи 912—945), согласно летописной традиции — сын Рюрика, муж княгини Ольги и отец Святослава Игоревича.

    Первый древнерусский князь, известный по синхронным византийским (греч. 'Ιγγωρ) и западным (лат. Inger) источникам.

    Содержание

    • 1 Игорь в летописи
    • 2 Походы на Царьград 941—944
    • 3 Смерть Игоря
    • 4 Историография по жизни Игоря
    • 5 Семья
    • 6 Память
    • 7 Примечания
    • 8 Литература
    • 9 В кино
    Лебедев, Клавдий Васильевич Князь Игорь собирает дань с древлян в 945 году («Полюдье»)

    Согласно «Повести временных лет» (начало XII века), основатель древнерусской княжеской династии Рюрик умер в 879 году, передав власть и попечение над малолетним Игорем своему родичу Олегу. Когда (882) Олег покинул Новгород и подошёл к Киеву, где правили варяги Аскольд и Дир, он хитростью выманил киевских князей из города и приказал убить их именем Игоря, которого летопись называе

    ru-wiki.ru

    Тайна смерти князя Игоря Рюриковича. Сенсационные факты. - Мои статьи - Каталог статей

    Как известно, первый русский князь из рода Рюриковичей, князь Игорь Рюрикович, погиб в 945 году от Рождества Христова. В «Летописи временных лет» Нестора-летописца этот исторический эпизод из истории Киевской Руси является одним из самых ярких и поучительных:

    «В лето 6453.  Рекоша дружина Игореви: «Отроци Свенделжи изоделися суть оружием и порты, а мы нази; и поиди, княже, с нам в дань, да и ты добудешь и мы» И послуша их Игорь, иде в Дерева в дань, и примысляше к первой дани, и нисиляще им, и мужи его; и вомя дань, и поиде в свой город. Идущю же ему вспять, размысли, рече дружине своей: «Идите вы с данью домови, а я возвращюся и похожю еще». И пусти дружину свою домови, с малом же дружины возвратися, желая большая именья. Слышавше же Древляне, яко опять идет, сдумавше Древляне с князем своим Малом и рекоша: «аще ся ввадить волк в овцы, то относит по единой все стадо, аще не убьють его; тако и сий, аще не убьем его, то вси ны погубить»; и послаша к нему глаголющее: «Почто идеши опять? Поимал еси всю дань». И не послуша их Игорь, и шедше из города Искоростеня противу Древляне, и убиша Игоря и дружину его: бе бо их мало. И погребен бысть Игорь; и есть могила его у Искоростени города в Деревах и до сего дни».

    Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. Цитируя Льва Диакона, император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.

    Всего лишь два упоминания о смерти князя Игоря. И больше ничего. Князь, который во главе русского войска ходил в победные походы против самого Константинополя, вдруг оказался настолько мелочно корыстным и недальновидным, что жизнь свою закончил на верхушках деревьев в лесах под Коростенем в поисках древлянской дани – неужто это вся правда о его смерти?

    Летопись подробно описывает последующие события, когда древляне посылали посольства в Киев с предложениями княгине Ольге стать женой древлянского князя Мала, и как потом Ольга, после долгих и безуспешных попыток овладеть столицей Древлянского княжества городом Коростенем, сумела его взять только хитростью.

    Здесь не может не возникнуть первый вопрос: если столь непросто было покорить древлян, если княгиня Ольга вместе с варяжским воеводой Свенельдом во главе русских и варяжских дружин не смогла просто так, легко и без усилий, разбить древлянское войско и захватить древлянскую столицу – то почему князь Игорь рискнул оказаться на территории Древлянского княжества с малой частью своей дружины?

    Была ли смерть русских князей Игоря и Святослава следствием их нерассудительности?

    Сразу же хочу провести параллель со смертью единственного сына князя Игоря – князя Святослава. Как известно, великий и храбрый воин, князь Святослав, покоривший много народов и достойно сражавшийся против Византии, погиб на острове Хортица, возвращаясь домой в Киев из Болгарии. Свенельд с большей частью войска пошел на Киев прямо, а Святослав с малой частью дружины пошел окружным путем по Днепру - и попал на Хортице в окружение. Целый год (!) Святослав сражался в окружении врагов, но помощи из Киева так и не дождался. Свенельд, благополучно прибыв в Киев, о Святославе почему-то «забыл». А летописцы написали, что князь Святослав поступил упрямо и неразумно, не послушавшись мудрого Свенельда. 

    Получается так, что варяжский воевода Свенельд оказался мудрее русских князей Игоря и сына его Святослава, которые погибли, одинаково оказавшись с малой частью своей дружины в окружении своих врагов.

    Но была ли смерть русских князей Игоря и Святослава следствием их нерассудительности? Расследуя причины смерти Святослава, многие историки пришли к выводу, что Свенельд, сговорившись с печенегами, "подставил" князя, специально послав Святослава в западню. Потому что хотел поставить сына своего Люта править Киевской Русью во главе варяжской династии.  Но Люта, как мы знаем, убил сын Святослава, древлянский князь Олег. 

    После смерти Игоря именно воевода Свенельд возглавил войско княгини Ольги в ее войне против древлян. Почему  же Свенельд не участвовал в походе князя Игоря против древлян? Или участвовал  - и покинул его? А потом летописцы изобразили такого себе алчного князя, польстившегося якобы легкой добычей и нашедшего себе смерть «в Деревах» у Искоростеня, где могила его и «до сего дни».

    Казалось бы, простая и понятная версия. Пошел князь за данью в Коростень и там его и убили, и похоронили. Так и написано во всех исторических учебниках.

    Но, как оказывается, и здесь не все так просто. То, что я напишу дальше, можно называть исторической сенсацией – хотя на самом деле для многих историков и краеведов эти факты известны. Но официальная история о них почему-то умалчивает. Предпочитая довольствоваться так называемой «варяжской» версией истории Киевской Руси, получившей наибольшее распространение и поддержку во времена Екатерины II. И до сих пор остающейся главной исторической версией в изучении истории Руси.

    Где убит князь Игорь?

    Летопись говорит о могиле князя Игоря возле Коростеня, которая и до сего дня там есть. Действительно, есть. На окраине села Немиривка недалеко от Коростеня. Но там ли был похоронен князь? Эту могилу еще в советское время дважды раскапывали – но ничего не нашли. Кроме одного-единственного железного меча.

    Я недавно побывал в том месте. Честно говоря, не ожидал, что могила первого из Рюриковичей окажется в столь запущенном состоянии, и в столь, как бы помягче выразиться,  откинутом от цивилизации селе. Хотя и находится это село буквально в двух километрах от трассы Киев-Варшава, но доехать до него, и, тем более, до самой могилы, оказалось не очень просто. 

    У подножия кургана я увидел камень с надписью: "У рік 945... древляни вийшовши на супроти з города Іскоростеня, вбили Ігоря і дружину його... і похований був Ігор і єсть могила його коло Іскоростеня-города в Древлянах і до сьогодні. Повість минулих літ". Как мне поведали местные жители, этот камень недавно там был поставлен.  Хочу сразу сказать, что надпись на камне не совсем соответствует оригиналу, потому что в летописи написано немножко не так, а именно: "И не послуша их Игорь, и шедше из города Искоростеня противу Древляне...". Я бы усомнился именно в этом месте. Потому что по древнему тексту не совсем можно понять, кто шел из города Коростеня - Игорь против деревлян, или Игорь вопреки воле деревлян, или древляне против Игоря. Но главное даже не в этом.

    В краеведческом музее Коростеня работники музея название села Немиривка привязывают к смерти Игоря, мол, немирные жители там были и убили князя. Но это, во-первых, противоречит той же надписи на камне, которая гласит, что князя убили не жители села, а древляне, вышедшие из Коростеня. Во-вторых, в самом селе название села со смертью князя никто не связывает, говорят, что название произошло из-за того, что между собой жители его не могли мириться. В самом селе о князе Игоре никаких преданий не осталось – ни о его смерти, ни о тризне, описанной в летописи. А летопись, напомню, сообщает о 5 тысячах перебитых древлян и указывает место, где это произошло — возле кургана, где был похоронен князь. Но жители села знают о тех событиях только из учебников. Хотя под самым Коростенем есть село Шатрище, о котором ничего не сказано в летописях, но люди там помнят, что название их села связано как раз с теми событиями – когда княгиня Ольга, прибыв с огромным войском под Коростень, разбила недалеко от стен города множество больших шатров.  

    В краеведческом музее Коростеня о гибели князя Игоря говорят только словами летописи – и больше ничего я там узнать не смог. Более того, работники музея удивились тому, что я ищу следы князя Игоря – ведь это, по их словам, завоеватель, варяг, а их герой и защитник – князь Мал. Громадная статуя которого, с русским мечом в руках,  стоит в центральном парке Коростеня, на высокой круче над бурлящей внизу среди огромных валунов реке Уж. 

    Но самой главной сенсацией является то, что память о смерти князя Игоря в народе сохранилась – но не в Коростене, и не в Немиривке, а в ста километрах на запад от Коростеня, на границе Житомирской и Ривненской областей. Из столетия в столетие передают там легенды и о смерти князя Игоря, и о княгине Ольге, и о Тризне. Более того, именно Тризной названа речка, протекающая через село Беловеж Рокитновского района Ривненской области. Эта речка Тризна протекает только лишь через село Беловеж, в окрестностях соседнего села она впадает в Ствигу, а та - в Припять.

    А село это расположено на самой границе Ривненской и Житомирской областей (до 1939 года это была граница СССР и Польши). Река Тризна берет свое начало в урочище Тризна, где, по преданиям, княгиней Ольгой и был совершен  обряд Тризны - недалеко от места смерти князя Игоря. Убили его в урочище, называемом ныне Завышень. Именно там древляне, нагнув два молодых дуба, привязали за ноги князя, и отпустили его. Дубы и сейчас растут в том месте.

    В 12 километрах на юг от Беловежа, на полпути к нему из райцентра, есть сегодня село Сновидовичи.  Согласно местным преданиям, в селе Сновидовичи князь Игорь определился на ночлег в свою последнюю ночь. И приснился ему сон, что нельзя ему идти дальше - потому что ждет его смерть. И он решил возвращаться домой, в Киев. И пошел, оставляя чуть слева село Беловеж, в сторону теперешнего села Комсомольское Олевского района Житомирской области. Как раз по пути князя было непроходимое болото - там и сегодня тяжело пройти – но был найден брод, который сейчас называют Игоревым бродом. Когда князь перешел этот брод, его там и взяли. Привели в село Беловеж показать людям, и потом повезли  казнить.

    Когда княгиня Ольга шла к месту казни Игоря, последним селом на этом ее пути было село Комсомольское. Раньше оно называлось Собечиным, и в народе его так и называют до сих пор. А происхождение названия объясняют тем, что так это село назвала княгиня Ольга - Собачьим.

    В селах  Беловеж, Сновидовичи, Собечине (Комсомольском) до сих пор в народной памяти хранят легенды о смерти князя. И названия урочищ: Игорев брод, Завышень, Тризна. Игорев брод и Завышень сейчас расположены на территории Житомирской области, Тризна – на территории Ривненской.

    Если есть народные предания, есть легенды, то почему же нигде, ни в одной летописи этого нет? Не потому ли, что кто-то попытался тщательно вычистить из истории все, связанное со смертью князя – чтобы скрыть историческую правду?

    В летописях много описано о жестокой мести княгини Ольги за смерть мужа - потому что войну с Коростенем трудно было вычеркнуть из истории. Но историки, трактуя те давние события и саму летопись, мало внимания обращали на то, что на самом деле стояло за казнью князя Игоря. А ведь в этом, казалось бы, немаловажном историческом факте, спрятано, наверное, очень много. Спрятана истинная история и истоки нашего государства. Но не всем эта история нравилась.

    Речь о противостоянии славян и пришлых варягов

    Дело в том, что параллельно с действующей официальной версией создания Киевского государства якобы варяжской династией Рюриков сегодня существует и несколько иных исторических версий. Например, некоторые историки считают, что Игорь был приговорен, а стало быть, и  казнен  за прегрешения перед Русью не только лично свои, но и всей Варяжской династии, которая тогда пришла к власти в Киеве. То есть, речь идет о противостоянии давних княжеских родов, правивших на территории Украины, и пришлых варягов. Варяги стали править в Киеве, но в Древлянском княжестве у власти оставались славяне. Убив Игоря, на главный княжеский престол в Киевской Руси стал претендовать древлянский князь Мал. Но он проиграл войну против Ольги и воеводы Свенельда.

    И здесь также возникает еще один очень немаловажный, а, может быть, и основной вопрос нашей истории - о давности существования на территории Украины государственных образований.

    Во всех учебниках первым государством на территории Украины называют Киевскую Русь, государство, которое якобы создали пришлые варяги. «Более 1100 лет назад племена восточных славян создали могущественную средневековую монархию — Киевскую Русь, которая положила начало государственности украинской нации» – именно так и не иначе трактует историю официальная историография. И хотя есть несколько вариантов ответа на вопрос «Откуда есть пошла Русская земля», но практически незыблемым остается постулат: «Киевская Русь — колыбель трех братских народов», а основателем этого государства является варяжский князь Рюрик.

    Но ведь даже описанный Нестором знаменитый поход русов на Константинополь (Царьград) в 860 году доказывает, что государство русов существовало задолго до Рюрика. Более того, например, известный историк Б.А. Рыбаков, ссылаясь на ряд зарубежных письменных источников, создание государства Руси относит к VI столетию.

    Скажете, какое отношение вопрос создания Русского государства имеет к смерти князя Игоря? Самое прямое. Князь Игорь был первым Рюриковичем в Киевской Руси. А погиб в землях деревлян, собирая там дань, и его смерть стала причиной похода княгини Ольги против Коростеня. Именно с описания этого исторического эпизода мы узнаем, что Коростень был хорошо укрепленной столицей Древлянского княжества. Которое (Древлянское княжество) создавали отнюжь не варяги. «И стояла Ольга все лето, и не могла взять город», - констатирует летописец (между прочим, "все лето" может означать  и "целый год",  что  более вероятно,  ведь "летопись"  - это "запись  событий  по  годам".) Судя  по  всему,  в  IX  и середине  X века Коростень был неприступным. Гранитные холмы  дала ему природа, а деревянные стены и башни выстроили сами древляне. А что у крепости  были отважные защитники, не скрывает и летопись.

    О  силе ее говорят и косвенные данные: в летописях есть сведения  о том, как варяги  в IX веке  брали Смоленск, Любеч,  Киев, но о Коростене такие сведения отсутствуют. Взять его варягам  тогда так и не удалось (потому-то у  Коростеня в середине  X века  и оказался свой князь, да еще со славянским именем).

    Анатолий Герасимчук

    Продолжение следует

    http://uargument.com.ua/index.php?id=3870&show=news&newsid=24068

    aistor.do.am