Тайна слуцких поясов. Слуцкие пояса


Слуцкие пояса - национальное достояние Беларуси

Знаменитые слуцкие пояса – одна из национальных реликвий белорусов, прекрасный образец декоративно-прикладного искусства, ставший не только историческим культурным символом, но и современным брендом Беларуси.

Слуцкие поясаНеобычайно красивый, символичный и дорогой предмет мужского гардероба, доступный только выходцам из высших сословий – слуцкие пояса – ткали в Беларуси еще в XVIII веке. С ними связаны удивительные события и семейные тайны, загадочные и порой мистические истории.

Сегодня старинные слуцкие пояса – раритет: в Беларуси хранятся единичные экземпляры и фрагменты, а большая часть произведений национального декоративно-прикладного искусства находится в музейных и частных коллекциях мира.

Тем не менее, в нашей стране возрождены уникальные традиции изготовления слуцких поясов. Современные мастера делают их точные копии, аналоги и художественные стилизации, которые могут стать эксклюзивным сувениром из Беларуси.

Слуцкие пояса: история национального символа

Длинные широкие пояса с красивым рисунком и сложным плетением из драгоценных нитей получили распространение на белорусских землях еще в XVI–XVII веках, чему способствовали предания о происхождении аристократии Речи Посполитой от древних воинственных племен сарматов.

Слуцкие поясаВ наряде магнатов пояс был символом принадлежности к элите, многовековых семейных традиций и, конечно, богатства. Дорогие пояса для шляхты привозили из восточных стран, но в ХVIII веке на белорусских землях сформировалось уникальное художественное явление – "слуцкий пояс".

Белорусские ткачи создали свои неповторимые узоры и символичные мотивы, эксклюзивную технологию. Мировую известность приобрели пояса Слуцкой персиарни – мануфактуры богатейшей и влиятельной династии Европы Радзивиллов.

Первая персиарня возникла в Несвиже, но по распоряжению Михаила Казимира Радзивилла Рыбаньки в 1750-е годы ее перенесли в Слуцк, который издавна славился искусными ткачами.

Для руководства был приглашен известный мастер Ян Маджарский (Аванес Маджарянц армянского происхождения, работавший в Стамбуле, Станиславе). В 1777-1807 годах мануфактурой руководил его сын Леон.

Во времена расцвета в Слуцке работало до 55 ткачей (только мужчины!), столько же подмастерьев и прядильщиц. На 20-25 станках ежегодно выпускали около 200 поясов тончайшей работы.

Экспозиция в музее истории слуцких поясовОчень скоро слуцкие пояса стали копировать на других мануфактурах: в белорусских Гродно, Слониме, Ружанах, Поставах, Кореличах, Шклове, польских Кобылках, Липкове, Кракове, Гданьске, французском Лионе, в Австрии…

Но даже несмотря на знак "Меня сделал Слуцк", это не были настоящие слуцкие пояса. Производство оригиналов на самой мануфактуре Радзивиллов продолжалось до середины ХІХ века.

Полагают, что сегодня в мире сохранилось около тысячи слуцких поясов. И почти все они находятся за пределами Беларуси: в музейных собраниях Польши (Варшава, Краков, Познань, Гданьск), Украины (Киев, Львов), России (Москва, Санкт-Петербург), Литвы (Вильнюс, Каунас), в частных коллекциях.

Белорусские музеи хранят 11 слуцких поясов разных лет изготовления и разного состояния, а также многочисленные фрагменты.

Слуцкий пояс: особенности и секреты

Слуцкий поясКлассический слуцкий пояс – это роскошная длинная (до 3,5-4 м) ткань шириной 35-40 см, которую, складывая вдвое или скручивая, повязывали поверх шляхетского костюма (кунтуша).

Шикарный аксессуар мог быть одно-, двух-, трех-, четырехлицевым. Каждая из сторон использовалась в зависимости от колорита наряда и ситуации. Например, на праздник пояс повязывали наружу золотой, красной частью; в траур использовалась черная сторона; в повседневной жизни – зеленая и серая.

По композиции слуцкий пояс разделен на три части: два прямоугольных завершения ("головы") и основная часть ("середник").

На "головах" ткали узоры цветов, переплетенных стеблей с листьями, веток дерева, медальоны разнообразной формы. Основная часть состояла из поперечных однотонных полос или полос с орнаментом. Иногда здесь появлялся "лусковой" (похожий на рыбью чешую) рисунок или узор "в горошек".

Вдоль сторон пояса – узкий бордюр с растительным орнаментом. Концы также завершает полоса с орнаментом и кисти.

Слуцкий пояс ткали из натуральных шелковых нитей: обычных и обкрученных тончайшей золотой или серебряной проволокой. Такой драгоценный аксессуар назывался "литым", ведь после прокатывания чуть шершавого пояса через специальный вал появлялись необычайная гладкость и роскошный блеск.

На каждом поясе слуцкие мастера ставили особые метки: во времена Речи Посполитой – на латинице, позже на кириллице: "SLUCK", "SLUCIAE", "SLUCIAE FECIT", "MEFECIT SLUCIAE" ("Меня сделал Слуцк"), "ВЪ ГРАДЪ СЛУЦКЪ"…

Современные слуцкие пояса

Современные слуцкие поясаПо поручению Президента в Беларуси была утверждена Государственная программа возрождения технологий и традиций производства Слуцких поясов и развития производства национальной сувенирной продукции "Слуцкие пояса" на 2012-2015 годы.

Она предполагает исследование истории, художественных особенностей слуцких поясов, изучение технологии производства аутентичных шедевров на Слуцкой мануфактуре, возрождение их в современных условиях…

И в 2012-2013 гг. в старинном городе Слуцке, на одном из крупнейших предприятий художественных промыслов Беларуси "Слуцкие пояса", было организовано производство копий, аналогов слуцких поясов, сувениров с их мотивами (художественные панно, аксессуары для книг, телефонов, ключей).

Первый пояс – полная копия исторического шедевра – вручен ПрезидентуИзучив секреты ткачей, художественные особенности поясов и материалы, из которых они изготавливались в ХVIII веке, на предприятии воссоздали уникальную технологию.

Первый слуцкий пояс – полная копия оригинального исторического шедевра – вручен Александру Лукашенко и хранится во Дворце Независимости.

При создании копий современные слуцкие ткачи используют натуральный шелк, нити с содержанием золота и серебра, нить "изамет" и полиэстер металлик. Аналогов этим изделиям в мире нет.

На предприятии "Слуцкие пояса" работает уникальный музей, где можно увидеть современные пояса, понаблюдать, как ткачи создают эти шедевры, приобрести сувениры.

Ведь кроме поясов, в Слуцке делают и другие оригинальные изделия в белорусских традициях. Например, на ручных деревянных станках здесь ткут красивые скатерти, салфетки, белорусские рушники.

Интересные факты о слуцких поясах

Знаменитое стихотворение "Слуцкие ткачихи" классика белорусской литературы Максима Богдановича рассказывает о крепостных девушках, которые вместо персидского узора ткали "цвяток радзімы васілька". Однако лирическая история – художественный вымысел, ведь ткать пояса имели право только мужчины – искусные мастера, труд которых хорошо оплачивался.

Создатель знаменитого белорусского ансамбля "Песняры", композитор и исполнитель Владимир Мулявин написал песню на слова Максима Богдановича, ставшую одной из самых популярных в репертуаре "Песняров".

Портрет Войцеха ПусловскогоНастоящий слуцкий пояс мог содержать до 200 грамм золота: за один такой дорогой аксессуар в давние времена можно было купить несколько породистых лошадей или даже небольшое имение.

 

 

 

Мотивы слуцкого пояса запечатлены на фонарных столбах вдоль знаменитого проспекта Независимости в Минске. Они созданы по проекту довоенного директора Государственной картинной галереи Николая Михолапа.

www.belarus.by

Слуцкие пояса. "Ant&K Club" Клуб Антиквариев и Коллекционеров

  Слуцкие пояса признаны во всем мире национальной реликвией белорусского народа как уникальный вид ручного ткачества и символ самоопределения нации. Искусно выполненные шедевры ткачества создавались на протяжении середины XVIII – первой половины XIX века на местных мануфактурах, самой известной из которых была Слуцкая.На выставке представлены пояса различных мануфактур из собрания Государственного исторического музея (Москва) и Национального художественного музея Республики Беларусь (Минск). Коллекция поясов была передана в дар Историческому музею в 1905 г. известным русским собирателем, меценатом Петром Ивановичем Щукиным (1853–1912) в числе нескольких тысяч экспонатов русского, европейского и восточного искусства. 

Пояса были важной частью мужского костюма, служили символом уровня власти и богатства его владельца, сопровождали человека в разных жизненных ситуациях. На выставке экспонируются три портрета представителей белорусской шляхты XVIII–XIX вв., дающие представление о роли и значимости пояса в национальном костюме.Образцовыми считали изделия мастеров из Османской империи, Персии, Ирана, Китая. Привозные пояса были редки и дороги, поэтому возникла необходимость создания местных мануфактур («персиарен») по производству подобных вещей. В 1758 г. князь Михал Казимир Радзивилл пригласил из Станислава (ныне г. Ивано-Франковск, Украина) ткача Яна Маджарского (? –1800 или 1801) для работы сначала на Несвижской, а впоследствии – Слуцкой мануфактуре. Мастер, родом из Стамбула, перенес в Речь Посполитую восточную традицию изготовления шелковых поясов и обучил своему мастерству местных ткачей. С течением времени на смену экзотическим восточным букетам приходят мотивы местной флоры – легко узнаваемые незабудки, васильки, маки, колокольчики. Пояс украшался бахромой, на кайме помещали ткацкую марку с вытканным именем мастера («Ян Мажарски», «Лео Мажарски») или местом производства («Слуцкъ», «Въ грдъ Слуцкъ»). С 1781 по 1807 гг. мануфактуру арендует сын Яна Маджарского – Леон Маджарский (1740–1811). Он развил и усовершенствовал декоративное и цветовое решение поясов, успешно продолжил их производство. На выставке представлены пояса с меткой «Лео Мажарски», затканные серебряными нитями. Их отличает изысканная цветовая гамма, на концах тонкий и сложный рисунок из овальных картушей, увитых растительными побегами с цветочными венками внутри.В результате окончательного раздела Речи Посполитой (1795) и присоединения этнических земель Беларуси к Российской империи ассортимент Слуцкой мануфактуры сокращается. После восстания 1831 года ношение традиционного костюма шляхты запрещено царским правительством – выходит из употребления и слуцкий пояс. Мануфактура закрылась в 1848 году; она существовала главным образом благодаря производству поясов.

Еще в период расцвета производства появились фабрики, выпускавшие пояса по образцам, разработанным в Слуцке. Самым известным организатором производства поясов в Польше был армянин Пасхалис Якубович (? – 1816 или 1817). На выставке представлен пояс с ткацким знаком его фабрики – пасхальный агнец с хоругвью. Выпускали пояса в Украине, Франции, Австрии.Слуцкие пояса – уникальное явление национальной художественной культуры. Благодаря вкладу белорусских мастеров в историю западноевропейского декоративно-прикладного искусства, их развитому художественному вкусу и природному чувству цвета, слуцкие пояса с композиционной гармонией и своеобразной изысканной орнаментикой являются одним из высочайших достижений мировой художественной культуры.

Автор текста: зав. отделом древнебелорусского искусства  Национального художественного музея Республики Беларусь Карпенко Е.В

Вместо персидского узора

Слуцкие пояса из фондов российского Государственного исторического музея будут экспонироваться в белорусском Национальном художественном постоянно...

На днях из Москвы пришла хорошая новость. Слуцкие пояса из фондов российского Государственного исторического музея будут экспонироваться в белорусском Национальном художественном постоянно. Договоренность достигнута на уровне министров культуры двух стран Павла Латушко и Александра Авдеева. Однако восемь поясов, которые теперь экспонируются в нашей столице, в мае вернутся в Москву, но взамен прибудут другие, сообщил директор музея Владимир Прокопцов. И так понемногу все слуцкие шедевры, а их в ГИМе 80, побывают на исторической родине. Но как они попали в Россию? — вот в чем вопрос. И это не единственная загадка в истории национального пояса–символа.

  Загадка номер 1

Щукин пояса видит издалека

По привычке прежде считалось, что в Москву слуцкие пояса вывезли из шляхетских имений в порядке реквизиции после подавления восстаний элиты общества против царизма. Если так, то сейчас возник бы вопрос о реституции. Но собрание ГИМа пополнялось раритетами на вполне легальных основаниях. Был такой купец — Петр Щукин. И была у него страсть к восточным вещам. Как–то, прохаживаясь между рядов Нижегородской ярмарки, он приметил чудные ткани турецкой работы. Торговец разъяснил, что это — пояса, бывшие в моде у польской шляхты. Щукин пригляделся к аксессуарам: тонкая работа, надо взять.

Вернувшись в белокаменную, коллекционер навел справки и вышел на рынок, где диковинные изделия можно было купить недорого и в большом количестве. Первые поставки ценных тканей из западных губерний империи начались в 1890 году. Из Польши, Литвы приходили в Москву посылки. Экспорт поясов помог наладить ризничий одного из костелов старой российской столицы (не Святого ли Людовика, что на Лубянке, где позже сочетаются браком Янка Купала и его возлюбленная Владислава Францевна Станкевич?). Шедевры поступали, в частности, из–под Каунаса, из–за Вислы.

В 1912 году коллекцию Щукина согласно его завещанию получил Императорский (сегодня — Государственный) исторический музей. Как подсчитала Татьяна Иванова, заведующая отделом тканей и костюма, здесь хранится 80 целых и 60 фрагментов шляхетских аксессуаров.

Загадка номер 2

Армяне на службе у Радзивиллов

Слуцкими пояса называем мы. А во времена Щукина и ранее их именовали иначе — кунтушовыми, персидскими. В кунтуши, длинные пальто, рядилась шляхта. Затягивали свой наряд дворяне яркими турецкими поясами. Экспорт аксессуаров из–за моря со временем стал нерентабельным.

— Предприимчивые магнаты наладили выпуск поясов на месте, — установила по архивным источникам Елена Карпенко, заведующая отделом древнебелорусского искусства Национального художественного музея. — В конце 1750–х годов Радзивиллы пригласили из Станислава (ныне Ивано–Франковск) мастера Ованеса Маджарянца. Армянин по происхождению, он вошел в историю под именем Яна Маджарского. Именно ему мы обязаны созданием в Несвиже, а затем и в Слуцке «фабрики пасов перских».

— Продукция Маджарского вытеснила восточные изделия с рынка Речи Посполитой, — расставляет важные акценты в истории исследовательница Ирина Скворцова. — Король Станислав Август Понятовский, пожелав открыть фабрику поясов в Гродно, обратился к Радзивиллам с просьбой одолжить мастера для налаживания производства. Но тот отказал королю.

Вскоре уже не турецкие, а слуцкие пояса стали подделывать не только в Гродно, но и под Варшавой, и даже во французском Лионе. Маджарских родина не забыла. Леон, сын Яна, удостоился шляхетского звания «за развитие ремесел в государстве», получил должность ротмистра Новогрудского воеводства и почетный титул королевского камергера.

  Загадка номер 3

Богданович — промоутер мифа

— В Польше слуцкие пояса я встречала даже в деревенских музеях, не говоря о национальных галереях, — Елена Карпенко заметила, что за Бугом к особо дорогим для нас тканям отношение более спокойное. Почему? У нас же это раритет, национальная реликвия номер 2 после Креста Святой Евфросинии!

Есть основания полагать, что из предмета средневековой фэшн–индустрии в национальный символ пояс «превратился» только в начале ХХ века. Не обошлось без магической силы поэтического слова. Все решила одна встреча.

Максим Богданович летом 1911 года единственный раз в жизни посетил Вильно. Ночевал в помещении редакции газеты «Наша нiва». Здесь печатались его первые стихи, поэтому место остановки в большом городе было выбрано не случайно. Его гидом по городу стал Вацлав Ластовский, секретарь редакции и поклонник таланта Максима.

Во время посещения «Нашай нiвы», по воспоминанию Вацлава Юстиновича, «особенно глубокое впечатление произвели на Богдановича рукописи старых славянских книг и документов, а также слуцкие пояса, которые он несколько раз пересмотрел». Это были вещи из будущего виленского белорусского музея, экспонаты для которого собирал коллекционер Иван Луцкевич.

Богданович недолго пробыл в Вильно. А 28 июня 1912 года на страницах «Нашай нiвы» вдруг появилось его стихотворение «Слуцкiя ткачыхi». «Свае шырокiя тканiны на лад персiдскi ткуць яны», — все мы знаем эту строку наизусть. И не по газетной публикации, а по сборнику «Вянок», который помог издать Максиму Ластовский на деньги княгини Магдалены Радзивилл.

  Загадка номер 4

Ткачихи с васильками

Обложка «Вянка» украшена венком по «слуцким» мотивам. Богданович писал, что «тчэ, забыўшыся, рука» слуцкой ткачихи «замiж персiдскага узора цвяток радзiмы васiлька». С Еленой Карпенко мы внимательно рассмотрели пояса, выставленные в Национальном художественном музее. Но среди узоров не отыскали ни одного василька. Голубые цветочки на одном поясе на поверку оказались гвоздиками. На обложке «Вянка», судя по всему, также изображены гвоздики. Кроме того, ткани украшают розы, ромашки, букеты, растущие на пнях. Ну и ко всему, пояса ткали мужчины. Поэзия и история не сходятся.

— Но факт остается фактом, — добавляет Ирина Скворцова. — В Слуцке Ян Маджарский дошел до создания ноу–хау. На основе декора армянских, турецких и персидских тканей мастер разработал новые композиции для концов поясов, а его сын Леон сделал то же самое с орнаментами средней части пояса. Слуцкие вещи не были копиями восточных тканей — появился новый брэнд. Не зря каждый пояс венчала вышитая золотом надпись: сделан «в граде Слуцке».

Загадка номер 5

Все пропало?

Если верить тому, что говорят московские специалисты, Щукин получал пояса не из Белоруссии. Может, и так. Мы уже знаем, что слуцкая мануфактура работала на рынок всей Восточной Европы. Знаем и о заводах, производивших имитации слуцких шедевров. Иначе говоря, и вправду не все то слуцкое, что блестит.

Но грустно осознавать, что в нашей стране хранится всего пять целых поясов, сотканных в Слуцке, и шесть — в мастерских других городов.

Между тем до Великой Отечественной войны только в предтече Национального художественного музея, Государственной картинной галерее БССР, находилось 47 поясов! 32 из них происходили из Несвижского дворца. В 1940 году шедевры «ездили» на выставку в Москву, затем вернулись в Минск. А вскоре в город пришли немцы...

Пояса лежали в ящике, в подвале картинной галереи. После войны в Минск вернулись из немецкого плена только пять слуцких шедевров, которые принадлежали Белгосмузею, предшественнику исторического. Они по сей день хранятся как зеница ока. Где утерянные сокровища картинной галереи — никто не знает.

Национальный художественный музей нуждается в слуцких поясах. Они нужны всей нации. Еще год назад казалось невероятным, что вещи из коллекции Щукина останутся в Беларуси на бессрочное экспонирование. Решится ли московская галерея преподнести что–либо в дар Минску, Слуцку? Увы, в музейном мире нет места щедрости. Но диалог культур продолжается. Владимир Прокопцов уже не раз говорил: «Мы готовы на равноценный обмен. Нам есть что предложить».

antikclub.ru

Слуцкие пояса

В истории мировой моды поясам, которые называют слуцкими, отведена выдающаяся роль. Белорусский символ является крупнейшим достоянием декоративно-прикладного мастерства.

Историческая справка

История слуцких поясов исчисляется столетиями. Сначала аналогичные изделия поставлялись с Востока. Но уже в середине XVIII столетия Великим гетманом Литовским Михаилом Казимиром Радзивиллом в Слуцке была основана первая в мире фабрика. Первый тканный слуцкий пояс был выпущен в 1758 году. Над его созданием работал армянин Ованес Маджаранц и двое местных художников, которые проходили у него обучение. В течение нескольких первых лет на мануфактуре работали приглашенные гетманом османские и персидские мастера, поэтому узоры носили выраженный ориентальный характер. Но пришло время, когда в услугах иностранных мастеров владельцы фабрики перестали нуждаться. Местные мастера, перенявшие опыт османов и персов, быстро заменили восточные орнаменты незабудками, васильками, ромашками, листьями дуба и клена. С того времени и началась история слуцкого пояса, который выглядел так, как выглядит и сегодня.

Достояние мирового декоративно-прикладного искусства

Для производства таких поясов умельцы использовали дорогостоящие материалы, такие, как шелк, золотые и серебряные нитки. Пояс в длину мог достигать четырех и более метров, а в ширину – до полуметра. Края слуцкого пояса декорировали узорчатой каемкой, а концы украшали цветочно-растительными мотивами. Примечательной особенностью данного изделия является то, что у него отсутствует изнаночная сторона. Благодаря высокому уровню мастерства ткачей пояс выглядел безупречно с обеих сторон. Вершиной мастерства считались четырехсторонние изделия, которые складывались вдвое. Центральную часть пояса обычно украшали с помощью поперечных или узорных полос, сеточкой, горошком, а самые красивые орнаменты размещали на концах изделия. И обязательный элемент – метка с указанием того, что пояс изготовлен в Слуцке.

Кстати, ткать эти изделия доверяли только представителям сильного пола, так как существует легенда о том, что женская рука делает цвета блеклыми, а нити лишает прочности.

Возрождение традиций

Совершенно безосновательно до начала XXI столетия слуцкий пояс был позабыт. С 2012 года белорусским правительством была утверждена государственная программа по возрождению этого элемента национальной одежды. Слуцкому поясу сегодня отводят роль сувенира, художественной стилизации, представительского символа, музейного экспоната. Крупнейшее текстильное предприятие Беларуси «Слуцкие пояса» постепенно налаживает выпуск продукции, которая сочетает в себе аутентичные черты и инновационные разработки. Первый пояс, произведенный из золотых нитей и высококачественного натурального шелка, был торжественно презентован Президенту Республики Беларусь Александру Лукашенко.

На базе предприятия также открыт музей слуцких поясов. Его экспозиция пока не слишком богата экспонатами, но туристам, которые впервые своими глазами увидят белорусский пояс, будет, о чем рассказать друзьям. Кроме того, в музее можно приобрести уникальную сувенирную продукцию, а также наглядно ознакомиться с особенностями технологического процесса создания поясов.

 

womanadvice.ru

Слуцкий пояс - это... Что такое Слуцкий пояс?

Вацлав Ржевуский (Wacław Rzewuski) в костюме с поясом Слуцкий пояс

Слуцкий пояс (белор. Слуцкі пояс) — элемент богатого мужского костюма польской и литвинской (белорусско-литовской) шляхты. Считался признаком благородного происхождения и его наличие указывало на благосостояние владельца. Наименование происходит от названия города Слуцк в Белоруссии.

Описание

Слуцкие пояса ткались из тонких шёлковых, золотых и серебряных нитей.

Длина пояса достигала от 2 до 4,5 метра, а ширина от 30 до 50 см. Пояса украшались по краям — узорной каймой, а концы — пышным, главным образом растительным орнаментом, в котором народные узоры сочетались с восточными мотивами. У слуцкого пояса не было изнанки, все стороны являлись лицевыми. Пояса изготавливались односторонними (с обратной стороной), двухсторонние (обе стороны лицевые или одна двусторонняя с одной изнаночной). Наиболее ценимыми считались четырёхсторонние слуцкие пояса — каждая сторона пояса была разделена на две части с разными цветами, пояс складывался вдвое. Середник пояса имел орнамент с поперечными гладкими или узорными полосами, реже узор был сетчатым, в горошек и пр. Концы пояса имели сложный орнамент, чаще с двумя мотивами: чаще всего — овал, окруженный листьями со стеблями и цветами. В углу пояса с обеих сторон ткалась метка на старославянском и латинском языках (Слуцк, В городе Слуцке, Сделано в Слуцке). Концы пояса иногда обшивались бахромой. Слуцкие пояса повязывались сверху кунтуша — мужской верхней одежды, к поясу крепилось оружие.

Начало производства в Беларуси

Первоначально пояса привозились с Востока — из Османской империи, Персии, поэтому их называли стамбульскими или персидскими. В 1758 году была организована мануфактура с целью производства поясов. Назывались такие мануфактуры — «персиарни» (белор. персіярні), от места происхождения прототипа слуцкого пояса. Наиболее известной была Слуцкая мануфактура, создателем которой был Михаил Казимир Радзивилл (1702—1762 годы), великий гетман Литовский.

В конце 1757 года в Слуцк был приглашён знаменитый турецкий мастер Ованес Маджаранц, армянин по национальности. Он некоторое время работал в Станиславе (Ивано-Франковск), затем в Несвиже. В Станиславе проходили обучение два слуцких художника — Ян Годовский и Томаш Хаецкий. В 1758 году Ованес Маджаранц заключает договор с Михаилом Казимиром Радзивиллом о создании «фабрики перской» для изготовления «пояса с золотом и шелком» с обязательным обучением «работе перской» местных умельцев.

Первоначально были приглашены мастера из Османской империи и Персии. Поэтому первые пояса делались с восточными узорами. Обучение ткача длилось не менее семи лет. Когда местными мастерами был освоен процесс изготовления поясов, то ими стали использоваться местные мотивы в узорах поясов — незабудки, васильки, ромашки, листья клена, дуба.

В Речи Посполитой имя Ованеса Маджаранца было переделано на местный манер — Ян Маджарский.

Его правнучка Елизавета является матерью Монюшко Станислава — знаменитого композитора и дирижера.

Сын Маджарского — Левон (Лявон) на рубеже 18-19 веков становится арендатором Слуцкой мануфактуры, где уже работали около 60 ткачей.

Мастерство местных ткачей было настолько велико, что кунтушевые пояса, сделанные даже за пределами Слуцка, стали называть слуцкими.

Распространение и «закат» производства

Слуцкие пояса производились также в Несвиже, Варшаве, Кракове и других городах Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. Их производство было организовано и на московских и лионских фабриках. В Москве существовало около 20 шёлкоткаческих производств.

На территории современной Польши наиболее известные персиарни находились в Кобылке и Липкове под Варшавой. Несколько производств находились в Кракове и Гданьске. Эти фабрики находились под большим влиянием Слуцкой мануфактуры.

Слуцкая мануфактура существовала до 1848 года. После третьего раздела Речи Посполитой и восстания 1831 года на территориях вошедших в состав Российской империи было запрещено носить слуцкие пояса[1], меняются тенденции моды. Под влиянием этих факторов изменяется характер производства — начинается выпуск тканей для церковных нужд.

Период после окончания производства

Во второй половине XIX — начале XX века слуцкие пояса становятся предметом коллекционирования. Их собирают музеи и частные лица. Пояса стали изучаться как изделия художественного ткачества.

Технологии ткачества, которые использовались при производстве слуцких поясов, ныне утеряны.

Музеи, в собраниях которых хранятся слуцкие пояса

Интересные факты

Ткачеством в мануфактурах по изготовлению слуцких поясов занимались только мужчины. Было принято считать, что при прикосновении женской руки к золотым и серебряным нитям они потускнеют и пояс будет испорчен[6].

Узоры для поясов разрабатывались не ткачами, а художниками.

При участии в праздниках пояс повязывался наружу золотой, красной частью пояса; при трауре использовалась чёрная сторона пояса; при повседневной носке, как правило, зелёная, серая.

На изготовление одного пояса уходило от 400 до 800 граммов золота.

Стоимость пояса составляла от 5 до 50 дукатов (один дукат равнялся 3 золотым рублям). Цена в злотых доходила до 1000, что приблизительно равнялось годовому доходу офицера армии Речи Посполитой.

Примечания

Литература

  • Якунина Л. И. Пояса слуцкие в собрании Государственного Исторического Музея. М., Наркомпрос РСФСР. 16 страниц; 1941 г 570 экз. [1]
  • Якунина Л. И., Слуцкие пояса, Минск, 1960.

Ссылки

dic.academic.ru

Слуцкие пояса

Каждому белорусу знакомы Слуцкие пояса. Во многих странах мира большое их количество хранится в этнографических и исторических музеях, выставляется в частных коллекциях. Для, белорусов – это часть истории и культуры, прекрасный образец произведений ручного ткачества и декоративно-прикладного творчества. Слуцкие пояса пришли к нам из второй половины XVIII - начала XIX в и заняли прочные позиции на нише культурных символов и реликвий Беларуси.

Возникновение шедевра прикладного творчества

Начало истории поясов лежит в XVIII веке на территории былой Речи Посполитой. Именно тогда стали появляться предположения на тему происхождения привилегированного сословия – шляхты. Считали, что у истоков шляхтичей стояли сарматы, степной народ, известный по греческим и римским источникам. Так на землях Речи Посполитой начали распространяться идеи «сарматизма» и среди аристократии того времени стала популярной мода ношения широких шелковых поясов, привезённых из Турции и Персии. Они пользовались большим спросом, так как считались крайне важной частью сарматского костюма, символом власти и богатства.

Первым человеком, кому пришла в голову идея производить белорусский аналог тканей для поясов был князь Михаил Казимир Радзивилл по прозвищу Рыбонька. Именно по его наказу из Стамбула был тайно привезен один из ткацких станков. А затем для руководства созданной мануфактуры пригласили известного мастера Яна Маджарского, работавшего в столице Турции.

В то время мануфактуры, где производились персидские пояса назывались персиарнями. Первоначально, одна из них работала в Несвиже, резиденции Радливиллов, но затем её перевели в Слуцк, ведь этот город издавна славился своей старинной традицией ткацкого ремесла. В Слуцке уже были свои магнатские мануфактуры, которые впоследствии объединились с Несвижской.И так восточный обычай создания поясов стал обосновываться и на белорусских землях.

Учились ткачи ремеслу долго, годами перенимая опыт и знания у своих коллег из Турции и Персии. Только через полтора десятилетия местные работники овладели мастерством, а восточные узоры сменились местными орнаментами. Ткали пояса только мужчины, ведь согласно восточной традиции золотые и серебряные нити тускнеют, если к ним прикасается женщина.

Небывалая популярность

Каждый год Слуцкая мануфактура производила до 200 поясов, которые смогли составить серьезную конкуренцию турецкому и персидскому производству. В конечном итоге, Слуцкие пояса даже выместили своих соперников с международного рынка. Они быстро набирали популярность за границей. И несмотря на то, что за один такой аксессуар можно было купить несколько породистых лошадей или маленькое имение, европейская знать с большим удовольствием приобретала сей элемент одежды.

Именно производство в городе Слуцке стало примером для других ткацких мануфактур. В последствии за рубежом начали копировать знаменитые пояса. Так, например, во Франции был налажен выпуск изделий для ввоза в Речь Посполитую. Новые мануфактуры также открывались во многих городках Беларуси и Польши. Однако качество подделок было хуже и их можно было легко распознать по отсутствию особых меток-подписей. Оригинальные пояса выпускали вплоть до середины XIX века. И только они могли содержать до 200 грамм золота в своем плетении.

Слуцкий пояс: особенности

Под четким руководством Яна Маджарского совершались многочисленные эксперименты и вводились всевозможные новации. Все это для того, чтобы превзойти иностранных мастеров. На Слуцкой персиарне мастера освоили новые четырёхповерхностные ткани. У такого пояса не было изнаночной стороны, каждая имела свой неповторимый рисунок, и могла служить для различного рода мероприятий: повседневных, праздничных или же траурных. Также Маджарский добавил поясам характерные для славянского ткачества кисти и бахрому.

Слуцкие пояса отличались своими оригинальными орнаментами и вариантами декора: восточные элементы были искусно дополнены белорусской символикой. Это могли быть стилизованные васильки, незабудки в букете, дубовые листья, желуди. Пояса ткались как из металлических нитей, так и из шелковых, золотых и серебряных.

Чаще всего пояса имели оранжевый или алый цвет с синим вместе с золотыми нитями. Рисунок же чередовался по цвету, создавая особую контрастность, геометрические узоры сменялись цветочными орнаментами.

Длина классического пояса могла достигать 4-х метров, а концы ткани обычно были отмечены надписями: «Меня сделали в Слуцке», «Сделан в Слуцке».

Закат мануфактуры

События начала XIX века ставили все больше препятствий для работы Слуцкой мануфактуры. Сначала в 1807 году арендаторы отказались платить за персиарню, а затем в 1812 году в ходе войны производство потерпело сокрушительный удар. Многие материалы были украдены, станки вывезены, а мастера распущены.Конец работы Слуцкой персиарни пришелся на 1848 год.

Пояса перестали быть важной частью шляхетского костюма, но зато стали коллекционироваться музеями и ценителями искусства. Часто люди, чтобы выручить больше денег, разрезали свои пояса на несколько частей и продавали каждую отдельно. А некоторые владельцы даже сжигали литые ткани, ведь из них можно было получить около полфунта золота(200г)и две унции серебра(50г). Первыми спохватились антиквары, которые начали активно скупать пояса. Так, например, коллекция купца Щукина из 80 целых поясов была передана Императорскому историческому музею (сегодня — Государственный исторический музей).

В 90-х на европейских аукционах Слуцкие пояса оценивались в 300 тысяч долларов. Их исключительная ценность объясняется тем, что на сегодняшний день секрет их производства утерян.

Слуцкие пояса сегодня

Согласно белорусским историкам, Слуцкая мануфактура за век своего существования создала около 5 тысяч непохожих друг на друга поясов. В мире сохранилась всего 1 тысяча изделий и большинство из них можно увидеть в музеях и частных коллекциях Польши, Франции, США, Литвы, Германии и России.

К сожалению 16 поясов, хранившихся в Несвиже, исчезли в годы оккупации. И сейчас в белорусских музеях находится всего 11 поясов и только 5 из них – Слуцкие, другие же изготовлены за рубежом.

Подготовила: Виктория Харламенко

Фото: из интернета

infor.by

Тайна слуцких поясов | Гипотезы и факты

Президент Беларуси поручил восстановить производство слуцких поясов.

Шито золотыми нитями…

В Беларуси возрождают производство уникальных слуцких поясов.

 

Для белорусов слуцкий пояс — символ: культурной самобытности и государственной независимости. Скоро по поручению Президента Беларуси будет возрождено их производство, начатое три столетия назад князьями Радзивиллами и мастерами Маджарскими. Одна из самых больших коллекций аутен тичных предметов мужского костюма XVIII-XIX веков хранится в Москве.

Сделано в Слуцке

Слуцкий пояс был исключительно дворянским аксессуаром, вещью дорогой — ведь его вышивали золотыми нитями. Производство украшений для шляхетского костюма начали армянские мастера Маджарские, приглашенные князьями Радзивиллами из Станислава (нынешний Ивано-Франковск) в Несвиж, а затем в Слуцк. Почему за дело взялись именно армянские специалисты? На Западной Украине были сильны позиции армянской диаспоры, которая поддерживала связи со странами Востока. А зажиточные люди в XVIII веке носили одежду, в которой было много восточных элементов, в том числе пояс. Пояса экспортировали из Персии, Турции, где жило много армян.

Приглашенные Радзивиллами мастера стали посредниками между восточной и белорусской культурами. Маджарские научили слуцких мастеров на «персиарне» (фабрика «персидских» поясов) ткать заморские узоры. Но постепенно эти узоры дополнялись местными мотивами. Со временем пояса из Слуцка стали расходиться по всей Европе, появлялись фабрики, где «подделывали» уже не персидские, а именно слуцкие пояса — в Польше, Франции, России. В XIX веке ношение этих аксессуаров было запрещено: считалось, что человек, повязывая пояс, демонстрировал свою ностальгию по временам свободы от царского режима. В 1848 году «персиарня» в Слуцке закрылась. А секреты ткачества были забыты. После этого пояса являлись предметом коллекционирования, а не ношения. Сейчас стоимость одного такого раритета может доходить до 50 тысяч долларов.

Аксессуар в стихах

Как дворянский аксессуар стал белорусским национальным символом? Этому способствовали два фактора. Во-первых, выдающийся поэт Максим Богданович в начале ХХ века случайно увидел пояса в коллекции Луцкевичей — известных деятелей в Вильно, собиравших белорусские древности. Богатство красок и легендарная история создания аксессуаров вдохновили песняра на сочинение ставшего хрестоматийным стихотворения — «Слуцкие ткачихи». С начала ХХ столетия слуцкие пояса не раз демонстрировались на художественных выставках, их мотивы стали использоваться в оформлении книг, декоративно-прикладном искусстве. Накануне Великой Отечественной войны о поясах узнали в Москве — на выставках достижений белорусского народного хозяйства мотивы древних тканей использовали в украшении экспозиций.

Так, элемент дворянской одежды, созданный руками белорусских ткачей, «вернулся» в народ — стал одним из его символов.

Секретные технологии

Спустя почти 300 лет после начала производства слуцких поясов Президент Беларуси инициировал возрождение промысла — на промышленной основе. Недавно состоялось заседание организационной группы по воссозданию технологии производства слуцких поясов. В собрании участвовали историки, искусствоведы, технологи, дизайнеры, ткачи-практики, представители предприятий легпрома страны.

— Технологии ткачества слуцких поясов утрачены, — констатировал Александр Локотко, директор Института искусствоведения, этнографии и фольклора Национальной академии наук Беларуси. — Секреты мастерства ткачей требуют скрупулезного изучения. Для начала нужно исследовать художественные особенности поясов, создать сводный каталог этих предметов, находящихся в белорусских и зарубежных собраниях.

Специалисты сейчас не ручаются назвать, сколько сохранилось до наших дней слуцких поясов и изготовленных по их образу и подобию. В разных музеях Беларуси находится чуть более десятка экземпляров. Тем временем на предприятиях «Белхудожпромыслы», «Слуцкие пояса», Борисовском комбинате декоративно-прикладного искусства готовы взяться за изготовление новых аксессуаров по древним образцам. Специалисты исследуют материалы, из которых изготавливались пояса в XVIII веке.

Завещано купцом Щукиным

Чтобы точно восстановить технологию производства, очевидно, понадобится помощь экспертов из Москвы. Дело в том, что в Государственном Историческом музее хранится одна из самых больших коллекций слуцких поясов. Как подсчитала Татьяна Иванова, завотделом тканей и костюма, — 80 целых и 60 фрагментов. По договоренности министров культуры двух стран несколько поясов из Москвы экспонировались в Национальном художественном музее Беларуси. Как эти вещи попали в Россию? У московского купца Петра Щукина была страсть к восточным вещам. Поставки ценных тканей из западных губерний Российской империи шли к нему с 1890 года. В 1912-м коллекцию Щукина согласно завещанию получил Императорский (сегодня — Государственный) Исторический музей.

Мастер-класс дворянского этикета

Когда «московские» пояса уехали из Минска, им на смену прибыли раритеты из Вильнюса. Слуцкие пояса из Литовского художественного музея в Национальном художественном музее Беларуси будут экспонироваться до 17 июня. На них можно прочесть: «Град Слуцк, Ян Маджарский» — город изготовления и имя автора.

Елена Карпенко, заведующая отделом древнебелорусского искусства художественного музея, пояснила, какие варианты слуцких поясов можно встретить в экспозициях:

— При Яне Маджарском было выработано около 7 сюжетов. Сын Яна — Леон — технологии отца усовершенствовал. «Вильнюсские» пояса — работы отца и сына. Надпись латиницей на аксессуаре говорит о том, что пояс изготовлен до вхождения Слуцка в состав России, а кириллицей — что вещь изготовлена после 1793 года. Пояса были односторонними и многосторонними — это позволяло носить одну и ту же вещь по праздникам и в траур, в зависимости от цветовой гаммы.

Кстати, в Национальном художественном музее можно заказать мастер-класс — и вам покажут, как правильно носить слуцкий пояс.

Увидеть шляхтича в слуцком поясе можно на портрете Войцеха Пусловского, который также привезли из литовского музея. Картину написал минчанин, друг Мицкевича и знакомый Пушкина — Валентий Ванькович.

Так что слуцкие пояса объединяют воедино традиции многих народов — от Польши до России, от Франц

gifakt.ru

Слуцкие пояса - Слуцк | сайт Слуцка

 

Благодаря гению Максима Богдановича «визитной карточкой» города стали слуцкие пояса. Благодаря же самим поясам Слуцк в считанные десятилетия превратился не только в крупнейший экономический центр, но также в одну из признанных столиц европейской моды. Шёлковые пояса с вытканной с обеих сторон меткой «Слуцк» можно было увидеть на балах в Вильно и Варшаве, Кракове и Париже.

А начиналось всё с того, что мода на узорчатые тканые, широкие и длинные пояса восточного стиля пришла на белорусские и украинские земли, входившие в состав Речи Посполитой, в середине XVIII века благодаря идее «сарматизма». Вначале эти части костюма, особенно золототканые, завозили извне; магнаты выписывали их из Турции и Персии, платя огромные суммы, достигавшие 500 дукатов. Разорительная мода принудила создавать собственные фабрики уникальных поясов, так называемые «персиярни» (от слова «Персия»). Предприимчивые Радзивиллы строят двухэтажный особняк на берегу реки Случь, где вскоре и начнётся производство. Но самое интересное, что белорусские мастера заложили основу изысканного ткачества на две сотни лет раньше, в Слуцке до этого уже работали три ткацкие фабрики.

Со временем становится буквально делом чести для каждого шляхтича носить накунтуше узорный пояс. Быстро развивается местное производство, умельцы постигают технологию выработки тканей, художественный язык высокого ткачества. Шелк, а также золотые и серебряные нити для них изготовители выписывали из Гданьска; нити обычные и шнуры делали сами.

Технология ткачества поясов была очень сложна, и на её изучение уходили годы: семь лет и более длилось обучение мастерству. За сохранением секретов мастерства зорко следили владельцы мануфактуры: нередко талантливых мастеров насильно удерживали на предприятии, а беглых- возвращали.

Расцвет деятельности Слуцкой мануфактуры тесно связан с работой двух художников-текстильщиков, отца и сына, Яна и Леона Маджарских. Любопытно, что внучка последнего Елизавета вышла замуж за белорусского помещика Монюшко и родила ему сына Станислава, ставшего знаменитым композитором и дирижёром. С самого начала Маджарские поставили перед собой достойную уважения цель: искать свои приёмы в ткачестве, чтобы превзойти мастерством чужеземцев. Отсюда – многочисленные эксперименты и новации, использование элементов белорусского национального орнамента. Под руководством Яна Маджарскогорадзивиловская «песиярня» освоила выпуск удивительных тканей – двухсторонних четырёхповерхностных! У такого пояса не было изнанки, и каждая сторона разделялась на две отличные друг от друга узорные полосы. Переворачивая пояс с одной стороны на другую, хозяин мог использовать его как повседневный или парадный, праздничный или траурный… Маджарский-старший стал украшать концы изделий шелковыми однотонными «махрами» - кистями; на восточных оригиналах либо ничего подобного не было, либо просто выступали нити необрезанной основы. Кисти же, вообще характерные для славянского ткачества, придавали поясам целостность, композиционную завершенность.

Но самым смелым нововведением Маджарских была разработка новых, уже вполне оригинальных вариантов декора. Мотивы оформления концов пояса носят у нынешних искусствоведов условные, но выразительные названия: «сухарик», «китайские облачка», «василёк», «букет», «расцветающие пни»…

Дошло до того, что за границей стали производить пояса по образцу Слуцких! На одной из мануфактур Лиона во Франции наладили выпуск поясов специально для экспорта в Речь Посполитую. Эти пояса, как правило, отмечали меткой «F.S.», что вполне можно было расшифровать и как «Сделано в Слуцке».

В Слуцке Маджарский создал, по сути, новый тип старинных изделий: сделал пояса короче (2-3 метра вместо 4-5) и уже (40-60 см вместо привычных для турок и персов 70-80), сократил число орнаментальных мотивов, при этом тщательнее прорабатывая каждый из них. Станки его мастерской выпускали более 200 поясов в год, стоимостью от пяти до пятидесяти дукатов каждый. Ещё при жизни Яна фабрика перешла в аренду к его сыну Леону, скончавшемуся в 1811 году.

Увы, многие внешние события мешали плодотворной работе мануфактур Слуцка. Упадок Слуцкого поясного ткачества связан с резкими политическими изменениями в крае. В 1807 году Леон Маджарский отказался от аренды мануфактуры, вернув её очередному хозяину Слуцка князю ДоминикуРадзивиллу (1786-1813). Объёмы производства упали так, что количество станков скоро сократилось в двенадцать раз! Слуцкая «персиярня» в 1848 году закрылась.

Во второй половине XIX века эти пояса стали коллекционироваться музеями и любителями декоративно-прикладного искусства. Часто владельцы поясов, которые их продавали, разрезали пояс пополам и продавали каждую часть отдельно, чтобы получить больше денег. Некоторые владельцы сжигали «перские» литые пояса, чтобы получить серебро и золото. (При длине пояса в шесть локтей (один локоть – 64,9 см) расходовалось полфунта золота (200 г) и 46,84 г серебра!) В начале 90-х гг. ХХ в. на аукционах Европы пояса слуцкого типа оценивались в 300 тысяч долларов.Ценность этих изделий объясняется ещё и тем, что секрет их изготовления утрачен, точь-в-точь, как тайна некоторых видов дамасской стали или средневековых эмалей…

Сегодня десятки слуцких поясов демонстрируются в музеях Польши, Франции, США, Литвы, России, а также в знаменитом музее шёлка в Германии. Вот только на родине раритетных экспонатов, в Слуцке, помимо отдельных шёлковых фрагментов, не сохранилось ни одного целого пояса.

slutsk-gorod.by