Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Склавины и анты. Open Library - открытая библиотека учебной информации

Open Library - открытая библиотека учебной информации. Склавины и анты


Склавины и анты (Иордан, Прокопий)

ТОП 10:

 

И только в середине VI века сразу два автора достоверно фиксируют появление славян на исторической арене под их собственным именем. Это Иордан, о котором уже упоминалось, писавший на латыни. И Прокопий Кесарийский - византиец, начальник канцелярии Велизария, полководца императора Юстиниана, писавший на греческом языке. В книгах Прокопия, прежде всего в "Войне с готами" (555 г.) и "Гетике" Иордана (551 г.), упоминаются (именно упоминаются) задунайские народы - склавины (Sklaboi - Прокопий, Sclaveni - Иордан) и родственные им анты.

Для этого же времени в Южной Польше и Северо-западной Украине обнаруживается т.н. культура пражского типа - совершенно определённо относимая к славянской.[25] «Культура Прага-Корчак считается самой ранней достоверно славянской не только по тому, что её дата VI-VII вв. (а по некоторым данным с V века) – «совпадает» с первыми письменными известиями о славянах, а потому, что археологически прослеживается её связь с последующими достоверно славянскими «историческими» культурами Средней и Восточной Европы, чего нельзя сказать о предшествующих ей культурах (черняховской и др.)." То же отсутствие связей со славянскими древностями относится и к одновременной пражской пеньковской культуре Северного Причерноморья.»14-(13-15)

Приведём сразу два наиболее полных и определённых свидетельства указанных авторов.

Иордан. Между этими реками лежит Дакия, которую, наподобие короны, ограждают Альпы [горы вообще, здесь Карпаты и с севера Трансильванские Альпы]. У левого [западного] их склона, спускающегося к северу, начиная от места рождения реки Вистулы [Висла], на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами.

Склавены живут от города Новиетуна [в Словении] и озера именуемого Мурсианским до Данастра и на север до Висклы [то же, что Вистула]; вместо городов у них болота и леса. Анты же – сильнейшее из обоих [племён] – распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину; эти реки удалены одна от другой на расстояние многих переходов.21-67(#34,35)

Эти [венеты], как мы уже рассказывали в начале нашего изложения, - именно при перечислении племён, - происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов. Хотя теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно, но тогда все они подчинялись власти Германариха.21-84 (#119)

Прокопий. Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. И во всём остальном у обоих этих варварских племён вся жизнь и законы одинаковы. Они считают, что один только бог, творец молний, является владыкой над всеми, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды. Судьбы они не знают и вообще не признают, что она по отношению к людям имеет какую-либо силу, и когда им вот-вот грозит смерть, охваченным ли болезнью, или на войне попавшим в опасное положение, то они дают обещание, если спасутся, тотчас же принести богу жертву за свою душу; избегнув смерти, они приносят в жертву то, что обещали, и думают, что спасение ими куплено ценой этой жертвы. Они почитают реки, и нимф, и всякие другие божества, приносят жертвы всем им и при помощи жертв производят гадания. Живут они в жалких хижинах, на большом расстоянии друг от друга, и все они часто меняют места жительства. Вступая в битву, большинство из них идёт на врагов со щитами и дротиками в руках, панцирей же они никогда не надевают; иные не носят ни рубашек, ни плащей, а одни только штаны, подтянутые широким поясом на бёдрах, и в таком виде идут на сражение с врагами. У тех и других один и тот же язык, достаточно варварский. И по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них белый или золотистый и не совсем чёрный, но все они темно-красные. Образ жизни у них, как у массагетов, грубый, без всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохие и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. В древности оба эти племени называли спорами [рассеянными], думаю потому, что они жили, занимая страну "спораден", "рассеяно", отдельными посёлками. Поэтому-то им и земли надо много. Они живут, занимая большую часть берега Истра, по ту сторону реки. Считаю достаточным сказанное об этом народе.[26]:I-299

Как видно, сведений не так уж и много. У Иордана это практически все сведения. У Прокопия рассказано ещё о нескольких нападениях славян на Византию. Но эти рассказы лишь фон, наряду с землетрясением в Греции и наводнением в Египте, на котором развивается основное действие – война за Италию между Византией и Готской державой.

Совершенно очевидно, что начинающееся нашествие славян не представляется политическим писателям столь же эффектным как готское или гуннское. Самое интересное, что оно не представлялось интересным не только авторам, заставшим момент его зарождения, но и более поздним писателям жившим в эпоху его наивысшего развития. Писатели VII века уже как данность воспринимают славянское население Балкан и совершенно не задаются вопросом, откуда же они здесь взялись. Первым историком, задавшимся этим вопросом, оказался ни кто иной, как Нестор.

Оба описания сходятся в названиях двух родственных племён склавинов и антов и расходятся в определении их предков и мест обитания.

Сначала о предках. У Иордана – это венеды, У Прокопия – споры. Т.е. эти два автора совершенно расходятся во мнениях о предках славян. Никто больше из современников славянизации Балкан мнения по этому вопросу не высказывает. Никто из современных историков не пытался отождествлять венедов со спорами, наоборот их разводили географически венеды – на Висле, а споров искали в Причерноморье. Иордан последний из историков Римско-Византийского периода, кто упоминает висленских венедов, на нём традиция Плиния-Тацита-Птолемея пресекается. Прокопий, Агафий, Менандр, Феофилакт Самокатта, Аммиан Марцеллин имени (висленских Е.К.) венетов не употребляют.22-204(#107) Прокопий упоминает - но только венецианских венетов. Германское именование сорбов вендами – это не книжное порождение, а народный перенос имени с прежних соседей на незаметно сменивших их новых.

Римский историк Иордан живёт в Равенне - столице Готской державы. Центром этой державы является Норик и венецианская область - земля венетов, не столько завоёванных, сколько инкорпорированных Римом. О задунайских племенах Иордан знает весьма мало и то, что знает, знает понаслышке, хотя и родился на Нижнем Дунае.

Выше говорилось, что Нестор как первых славян назвал нориков. Предположение, что отождествление нориков и славян у Нестора возникло вследствие самого раннего появления славян именно на границах этой провинции, а возможно и заселения ими оставленного римлянами Норика, находит подтверждение у Иордана, впервые в середине VI века фиксирующего появление славян на границах римского мира именно на границах Норика. Иордан по римской (да и не только римской) традиции переносит на новый народ имя территории, названной в своё время по имени другого народа. Его склавины принадлежат к большей общности, названной венедами по старой памяти. Расселение Иорданом славян-венедов на север до Вислы вполне можно принять как в силу соответствия археологическим данным, так и имея в виду возможность некоторого восстановления после германо-гуннского в V веке прежних связей Норика и висленской области по "янтарной дороге".

Есть ещё один древний текст, в котором имена Sclavus и Nara стоят рядом. В эпитафии Мартину (ум.524 г.) говорится, что он привлёк к Христу разные свирепые племена и далее даётся список, в котором упомянуты, впрочем, практически все известные варвары. Так вот упоминание славян и нориков в этом списке следует друг за другом. Там же, кстати, упоминаются и даки. По мнению Е.Ч.Скржинской, это вкупе со свидетельством ПВЛ достаточное основание для того, чтобы считать, что в VI веке часть славян называли нориками.22-205,206 (#108)

На этом закончим с венетами, упомянув лишь, что Прокопий знает под этим именем венецианских венетов (прошу прощения за тавтологию), упоминая их при перечислении народов, населяющих Италию и окрестности Адриатического моря. По ту сторону залива первыми являются греки, называемые апиротами, вплоть до Эпидамна, который расположен у моря. С ними граничит область Прекамис, за ней та, которая называется Долмацией, и то, что причисляется к Восточной империи. Отсюда далее идут Либурния, Истрия и страна венетов, расстилающаяся до города Ровенны.26:I,71-72(V-15)

Перейдём к спорам Прокопия. Кстати, касательно отношения Прокопия к "бабушкиным сказкам" приведём здесь два высказывания.

Но помимо этого, многие века, которые протекли со времени тех, кто писал об этих вопросах, внеся новое положение дел, могли изменить то, что было прежде, в силу ли переселения племён, в силу ли следовавшей одна за другой перемены властей и названий; поэтому я счёл крайне возможным всё это точно расследовать и изложить, а не те всем известные мифические легенды или древние сказания, не заниматься расследованием, в каком месте Эвксинского Понта, по словам поэтов, был прикован Прометей; я ведь полагаю, что между историей и мифологией большая разница.26:II-12(VIII-1)

Теперь в окрестностях Кавказского хребта нигде не осталось ни воспоминания, ни имени амазонок, хотя и Страбон и другие писатели рассказывают о них. Мне кажется, наиболее верным относительно амазонок мнение тех, которые утверждали, что никогда не существовало "отдельного" племени храбрых женщин и что законы человеческой природы не могли быть нарушены только в области Кавказского хребта:… 26:II-17(VIII-3)

Итак, споры. Чаще всего их пытаются отождествить со спалеями Плиния, обитающими по Танаису (Дону) и с ещё большим усердием со спалами Иордана, теми, которых на левобережье Днепра победили готы. Прокопий говорит только о территории на север от Истра и никак не упоминает в контексте рассказа о склавинах, антах и их общих предках спалах Северное Причерноморье. Не будем вслед за некоторыми авторами утверждать, что он это имел в виду, но, плохо зная те места, не стал более точно указывать их местоприбывания,22-189(#70) ограничимся тем, что только и есть в тексте. А в тексте, кроме неоднократно упоминаемого Дунайского региона есть ещё одно упоминания этнонима анты, касающегося совсем другого региона. Завершая описание народов, населяющих побережье Понта Эвксинского и северные склоны Кавказского хребта, Прокопий пишет.

За сагинами [живущими после лазов по направлению вокруг Чёрного моря от Трапезунда к Азову] осели многие племена гуннов. Простирающаяся отсюда страна называется Эвлисия; прибрежную её часть, как и внутреннюю, занимают варвары вплоть до так называемого "Меотийского болота" и до реки Танаиса [Дон], который впадает в "Болото". Само это "Болото" вливается в Эвксинский Понт. Народы, которые тут живут, в древности назывались кммерийцами, теперь же зовутся утигурами. Дальше, на север от них занимают земли бесчисленные племена антов.26:II-20(VIII-4)

За Меотийским болотом и рекой Танаисом [по окружности Понта т.е. на запад от устья Дона] большую часть полей, как мною было сказано, заселили кутригуры-гунны, за ними всю страну [Здесь, очевидно, имеются в виду степи примыкающие с севера к Перекопу.] занимают скифы и тавры…26:II-24(VIII-5)

Если идти из города Боспора [Керченский полуостров] в город Херсон [Севастополь], который лежит в приморской области и с давних пор тоже пдчинён римлянам, то всю область между ними занимают варвары из племени гуннов… От города Херсона до устьев реки Истра, которую называют также Дунаем, пути десять дней; все эти места занимают варвары. Река Истр течёт с гор страны кельтов и, обойдя северные пределы Италии, протекает по области даков, иллирийцев и фракийцев [явная дань книжной традиции, т.к. среди этносов участвующих в современных автору событиях эти этнонимы не упоминаются] и впадает в Эвксинский Понт.26:II-25(VIII-5)

Такова по Прокопию этническая география Северного Причерноморья. Расстояние между антами-славянами на Дунае и антами на Дону – более 1000 километров. И все эти километры заселены различными другими племенами. Несмотря на очевидную трудность преодоления этого огромного расстояния, авторы Истории Великой Оченьдревней Руси трудностей не убоялись и смело объединили эти два региона в единый древнерусский массив.

В качестве связующих звеньев привлеклись сведения Иордана о распространении антов до Днепра (но всё же не до Дона), упомянутый народ Hroes Ритора, росомоны - противники готов в Причерноморье, венеды Иордана, связка споры-спалы и некоторые другие столь же полезные сведения. Самые решительные (Г.В.Вернадский) русов расселяли почти до предгорьев Кавказа. Более осторожные, ограничивались правобережьем нижнего Днепра (Б.А.Рыбаков и советская школа антинорманизма). При этом, как обычно, если исходный текст не соответствует концепции, то нам предлагается "правильный вариант" этого текста (см., например, как Б.А.Рыбаков, перетасовывая фразы ПВЛ, достигает соответствия источника теории). В случае с Прокопием, Е.Ч.Скржинская, стараясь сохранить максимальную корректность, тем не менее, предполагает, что Прокопий не продолжил здесь "ту же строгую последовательность в описании "окружности" Понта Эвксинского, которая соблюдалась им до сих пор".22-215 (#113) Проще говоря, утратил логику и запутался в собственном незнании тех мест и, указывая на север от Танаиса, текущего в нижнем течении почти строго в направлении восток-запад, имел в виду направление на северо-запад от Таманского полуострова, т.е. через Азов к району Мариуполя и далее к Среднему Днепру.

Методика, применяемая к текстам, точно так же применяется и к археологическим данным. Древности сер. I-го тыс. н.э., найденные в лесостепной зоне, включающей и Среднее Поднепровье, были названы "древностями антов". На каком основании? А вот на каком.

Б.А.Рыбаков цитирует выдающегося археолога А.А.Спицына: "При определении антской культуры Спицын исходил из того, что "раз анты были оседлым племенем, район их в этой местности (где-то за Азовским морем) определяется более или менее точно – в полосе лесостепи, на чернозёме" Здесь две ошибки. Ошибка №1. Анты-земледельцы живут на Истре, а севернее Танаиса живут бесчисленные племена антов. Являются ли они земледельцами или скотоводами – это как раз вопрос к археологии, так же как их родство с антами на Истре - вопрос к истории. Вместо вопросов имеем сразу готовый ответ. Ошибка №2 - наведённая, т.е. является следствием первой. Так как очевидно, что на север от Дона места земледельцам нет в обозримых окрестностях, то и здесь древнего автора подправляют, заменяя северное направление на северо-западное и непосредственное соседство на соседство весьма опосредованное: между правобережьем Дона и Средним Днепром обитают кутигуры.[27]

Сам Б.А.Рыбаков пошёл дальше, расширив ареал "древностей антов" как во времени - вглубь до IV-V века н.э., так и в пространстве - почти на всё Северное Причерноморье, заодно переименовав их в "древности русов", хотя и первое-то название было всего лишь простым произвольно присвоенным ярлыком. Никаких соответствий этих древностей и доподлинно славянской археологической культуры выявлено не было. Да и их состав этому никак не способствует, так как в основном это клады с вещами либо Византийского происхождения, либо происходящими из позднеантичных городов Северного Причерноморья.14-44,85 Все, желающие в этом убедиться, могут посетить Исторический музей в Москве и в соседних витринах осмотреть "древности антов" и археологию славян.

Таким образом, нет никаких убедительных аргументов для отождествления придунайских антов-славян и единственный раз упомянутого Прокопием народа анты, обитающего на север от Танаиса. Более того, про антов-славян Прокопий совершенно определённо говорит, что они живут вблизи Днепра. Большинство из них были гунны, славяне и анты, которые имеют жилище по ту сторону реки Дуная, недалеко от его берега.26:I-103(V-26) Гунны здесь - остатки орд Атиллы, оставшиеся в Паннонии. Следовательно, анты-танаиты ничего общего с антами-славянами, кроме схожести наименования (ср. герулы – эрулы) не имеют. Здесь уместно сказать, что само имя "анты" традиционно считается тюркским по происхождению. Ещё раз анты в Причерноморье упоминаются Иорданом о чём будет сказано немного позже.

Точно так же нет никаких оснований для отождествления споров и спалеев и ещё меньше их обоих с антами-танаитами, а всех вместе со славянами. С другой стороны вполне допустимо считать, что спалеи Плиния и спалы Иордана, обитающие в одном регионе – междуречье Днепра и Дона это одно и то же племя, но эта история к нашей никак не относится.

Византийский канцелярист дал вполне наивное объяснение названию славян и антов в древности "споры" - рассеянные, по значению созвучного греческого слова. Подобного рода этимологию принято называть "народной этимологией" и не предавать ей большого значения, что и делает, например, Е.Ч.Скржинская, указывающая ещё на ряд таких же этимологий Иордана. Она пишет, что это был весьма распространённый в средние века приём, например в "Этимологиях" Исидора Севильского VII в. Но оказывается, что ни одно благое начинание средневековых учёных не остаётся без последователей и продолжателей среди наших современников. Спалеи (II в., дельта Дуная) - споры (VI в., левобережье Нижнего Днепра) - поляне (VIII в., Средний Днепр) - поляница (женщина-богатырь) – вот какой изумительный в своей "строгой научной логике" ряд предлагают, заочно согласившись друг с другом, Г.В.Вернадский и Б.А.Рыбаков.

Выше уже говорилось, что Прокопий и Иордан говорят о разных предках славян и антов: венеды у Иордана, споры у Прокопия. Естественно никакой народ не может появиться ни от куда и произойти ни от кого, прародину и предков иметь обязан.

 

Генезис (авторская версия)

 

Вопрос только кто и когда породил славян?

"Кто", в языковом смысле, решается достаточно надёжно: ближайшие родственники славянских языков - это языки балтов (литовский, латышский и др.) Протославянский язык происходит от окраинных диалектов древнебалтийских языков, занимавших на рубеже н.э. огромную территорию от Прибалтики до Верхнего Дона. "Наиболее древние черты в равной мере объединяют как праславянский, так и балтийские языки с азиатскими индоевропейскими языками, с балканскими (фракийским и иллирийским), исчезнувшими в начале новой эры (из этих языков в горах на побережье Адриатического моря сохранился лишь албанский язык), а так же с германскими языками. Вместе с тем праславянский язык характеризуется значительным комплексом особенностей, сближающих его с западноиранскими языками, к которым, как принято считать, относился язык скифов; эти особенности балтийским языкам неизвестны. На основании этих свидетельств высказано предположение, что протославянский языковой союз, со временем оформившийся в праславянский язык, по преимуществу состоял из диалектов, часть которых сохранилась на прибалтийской окраине когда-то обширного района их распространения. Окончательный отрыв праславянского языка от древнебалтийских диалектов произошёл после сближения с западноиранской речью скифов."25-37

"Когда" тоже пытаются решить, опираясь на данные лингвистики. В соответствии с методом глотохронологии язык в процессе своей жизнедеятельности за каждое тысячелетие обновляет ~15% корней из так называемого диагностического списка в 100 слов. Расчёт, проводимый для славянских языков, относит время их появления на конец II - начало I тысячелетия до н.э. Но метод глотохронологии – это статистический метод, и как всякий статистический метод применим к линейным процессам. Т.е. он применим к уже существующим живым не законсервированным языкам (Например, исландский язык, законсервированный письменной культурой, за тысячу лет практически не изменился – пороговая нелинейная функция; исландцы говорят на том же языке, на котором писали тысячу лет назад.) Процессы рождения – процессы заведомо нелинейные и к ним не применимы методы линейных оценок. Время, требующееся на образование нового языка, и словарный запас, заимствуемый из языков-родителей, определяются не статистическими законами, а конкретными историческими условиями.

Мы не считаем удовлетворительной версию о существовании в Европе на протяжении X в. до н.э. - V в. н.э. древнеславянского языка при отсутствии каких-либо следов славян в материальных культурах и письменных свидетельствах этого времени.

Представляется, что происхождение славян как языка и этноса относится к III-IV веку н.э., всего за 8-12 поколений до начала их исторического времени.

Причины этого можно попытаться описать в терминах пассионарного взрыва Л.Н.Гумилёва, или в терминах вызова-ответа Дж. Тойнби. Но указанные теории, остающиеся на уровне натурфилосовских спекуляций, так и не получивших твёрдого научного обеспечения, хотя их терминология и устойчиво присутствует в публичной лексике, не объясняют произошедшее. Пассионарные взрывы у германцев, викингов, монголов не приводили к смене языка или культуры в местах первичного обитания. А для такой силы ответа, как этническое обособление от балтов, не было адекватного по силе вызова: климат не менялся, проход германцев от Балтики следов великих разрушений и пожаров не оставил, других нашествий в эту лесную глушь не было.

Мы попытаемся предложить свой вариант механизма этногенеза славян.

Славяне и у Прокопия, и у Иордана выступают под своим собственным самоназванием. В отличие от усвоенного со школы материалистического определения народа как общности людей, имеющих единый язык, территорию, экономику, культуру и т.п., то есть, определения народа из вне, дающего возможность по произволу объявлять одних народом, других только народностью, а третьих и вообще обзывать сборищем негодяев, автор, склонный к идеализму, придерживается того мнения, что народ – это прежде всего те, кто таковым себя считает. И в этой связи первейшим признаком народа, отличающим его от других народов, является самоназвание.

В самом начале говорилось о происхождении самоназвания "славяне", что оно имеет значение люди одного корня, говорящие на одном языке. В оппозицию обычно ставиться именование народа "дойч" немцами, т.е. немыми, говорящими непонятно. А.А.Бушков, профессиональный детективщик и историк в духе гг. Фоменко и Ко, оспаривает подлинность ПВЛ на том основании, что в ней наличествуют "немцы". Поскольку "немцами" на Руси XVI-XVII веков называли любых иностранцев из Западной Европы, а отождествление немцев с Германией произошло гораздо позже, то и этот текст следовательно написан не ранее XVII века. Однако указанное явление имеет отношение только к "народной", в смысле фольклорной, культуре. Книжная традиция от Киевской Руси через Московию до Российской империи этой народной этимологии подвержена не была, и немцев, например, с итальянцами (фрягами) не путала никогда. И всё же версия, "немцы" от "немые", слишком привлекательна, только возникновение такого определения других народов следует отнести ко временам, задолго до складывания книжной традиции у восточных славян. Вот и В.Я.Петрухин говорит лишь о соблазнительности противопоставления "славяне-немцы" и неясности, когда праславянский этикон "немцы" стал использоваться применительно к германцам, а не ко всем "чужим".14-9

При восстанавливая схемы взаимодействия праславян и германцев в начальный период славянского этногенеза, получается неожиданный результат. В конце III, начале IV вв. н.э. территория зарождения славян, на которой спустя век распространится археологическая культура пражского типа, практически со всех сторон окружена передвигающимися германскими племенами. Юго-западная группа балто-славянских племён оказалась отрезана от остального массива и начала развиваться независимо от прочих. Именно к концу III в. н.э. произошло географическое разделение балтославян на будущих балтов и будущих славян. Для последних же практически все соседствующие с ними чужие племена оказались германскими. Т.е. никаких иных чужих, немых, кроме германцев в окружении будущих славян не было. Когда же славяне начали сталкиваться с другими народами – гуннами, даками-волохами, греками, аварами и т.п., название немцы закрепилось за теми из германцев, которые остались непосредственными соседями славян.

В культурно-археологическом смысле славяне ранее V века не просматриваются, и первоначальное ядро славянских древностей - культура пражского типа, занимает довольно узкий пояс на юго-западе первичного балто-славянского массива.

Кроме языкового и территориального смыслов происхождения народов, есть ещё и другие, в том числе и генетический или его менее точный вариант - антропометрический. Прямых исследований генов и построения их генеалогического древа сейчас нет. Поэтому остаётся только с большой долей уверенности сказать, что раз славяне не вырезали под ноль всё прежнее население от Балтики до Эгейского моря, а их в этом никто не обвинял, значит, они его ассимилировали - сделали славянами по языку и культуре. В течение V и первой половины VI века, т.е. всего за 6-8 поколений славяне, выйдя из лесов севернее Карпат, пришли в долину Дуная и начали переселение на Балканы, славянизируя все встречаемые на своём пути народы.

Прямым свидетелем этого процесса был Иордан, а отголоски этих процессов обнаруживаются в "Слове о полку Игореве", созданном в 1187 году. Иордан сообщает, что в 375 году король готов Винитар победил антов и приказал распять их князя Боса (Boz, Booz, Box) с сыновьями и ещё семьдесят знатных антов.

Про них [остроготов] известно, что по смерти короля их Германариха они, отделённые от везеготов и подчинённые власти гуннов, остались в той же стране, причём Амал Винитарий удержал все знаки своего господствования. Подражая доблести своего деда Вультульфа, он, хотя и был ниже Германариха по счастью и удачам, с горечью переносил подчинение гуннам. Понемногу освобождаясь из-под их власти и пробуя свою силу, он двинул войско в пределы антов и, когда вступил туда, в первом же сражении был побеждён, но в дальнейшем стал действовать решительнее и распял короля их Божа с сыновьями его и с семьюдесятью старейшинами для устрашения, чтобы трупы распятых удвоили страх покорённых. Но с такой свободой повелевал он едва в течение одного года: [этого положения] не потерпел Баламбер, король гуннов... 21-107-108(#245-246)

В то же время текст "Слово о полку Игореве" содержит в себе оппозицию "золотого века" и "нынешних плохих времён". "Золотым веком" "Слова о полку Игореве" является "век Трояна". Четырежды в тексте упоминается Троян в смысле минувших прекрасных времён:

 

О Боян, соловей старого времени!

Вот бы ты походы те воспел,

скача, соловей, по мысленному дереву,

летая умом по подоблачью,

свивая славу обеих половин сего времени,

рыща по тропе Трояна

через поля на горы.[28]-49

Были века Трояна,

Минули годы Ярославовы;

Были походы Олеговы,

Олега Святославича. 28-61

Встала обида в войсках Даждьбога внука,

вступила девою на землю Трояню,

выплеснула лебедиными крылами

на сине море у Дона;

плеская, прогнала времена обилия.28-65

 

На седьмом веку Трояна

Кинул Всеслав жребий.28-89

 

И в этом же тексте есть упоминание Буса.

 

На реке Каяле тьма свет покрыла –

По Русской земле простёрлись половцы

точно выводок гепардов.

Уже пал позор на славу;

уже ударило насилие на свободу;

уже бросился див на землю.

И вот готские красные девы

запели на берегу синего моря,

звеня русским золотом,

воспевая время Бусово.28-75

 

Сопоставление источников даёт следующий набор фактов. Русский источник XII века помнит век Трояна и время Бусово (II-IV века). Латинский источник VI века соотносит предков антов и склавинов своего времени с венедами IV века. Современники Римской империи (II-IV века) никаких славян, т.е. народов, говорящих на славянских, а не на германских, кельтских, иллирийских или фракийских языках, в обозримом им мире не знали.

Единым образом эти факты могут быть объяснены:

a) Случайное совпадение звучания имён. Готские девы должны бы по логике вещей счастливое время называть по имени своего великого древнего правителя, а не по имени одного из многих поверженных им врагов. А кроме того, с чего бы это готским девам, звеня золотом сейчас, воспевать какое-то древнее время: Бус – это их современный царь, в правление которого удачно налажена торговля с половцами, в результате которой русское золото оседает в готских городах Крыма. Исходя из этого поэтическая оппозиция «века Трояна» и «времени Буса» нам только мерещится. Но дело в том, что автор «Слова…» не перевоплощается в готских дев, а сохраняет оценку с русской точки зрения. «Время Бусово» – это не время удачной торговли готов, а время несчастий Руси, и имя этому времени даётся не по готскому удачливому правителю, а по русскому несчастному князю.

б) "Слово о полку Игореве" - позднейшая (XVIII века) фальсификация. Список XVI века найден А.И.Мусиным-Пушкиным около 1790 года, скопирован для Екатерины-II в 1795-1796 году (копия потеряна и найдена лишь в 1864 г.), опубликован в 1800 г. и сгорел в московском пожаре 1812 года. Основные аргументы сторонников фальсификации (В т.ч. А.А.Зимин):

- Распространённость и не слишком большая предосудительность литературных фальсификаций на рубеже XVIII-XIX веков. Достаточно указать на «Песни Оссиана» Макферсона, в подлинность которых поверил Н.М.Карамзин и «Песни южных славян» Мериме, на которые «купился» А.С.Пушкин.

- А.И.Мусин-Пушкин был изобличен современниками в фальсификации "Тмутараканского камня". (Сведения почерпнуты авторм из книги одной дамы с экзальтированным слогом, так что возможно недостоверны.)

- "Слово..." не имеет аналогов среди письменных памятников Киевской Руси. Это единственный представитель светской литературы наполненный не христианскими а, языческими образами, весьма популярными в конце века XVIII.

- Автор "Слова..." "не знает", по мнению критиков, XII века.

- Текстовое сходство с "Задонщиной" (самый конец XIV или XV век) сторонниками версии о фальсификации, видится в по схеме: краткая редакция "Задонщины" - более поздняя пространная редакция "Задонщины" - фальсифицированное "Слово...".

Проверить подлинность оригинала физико-химическими методами, как это было сделано в 1969 году с фальсифицированными чешским филологом Вацлавом Ганкой в первой половине прошлого века Краледворской и Зеленогорской хрониками (Чехословакия), теперь уже невозможно. Но совокупность лингвистических методов вполне позволяет признать "Слово..." аутентичным.

Если всё же признать "Слово…" фальшивкой, то лингвистический уровень этой "фальсификации" существенно превосходит уровень знания языка Руси XII века, имевшийся у возможных авторов, среди которых кроме А.И.Мусина-Пушкина называют архимандрита Иоиля Быковского, у которого был куплен сборник с текстом «Слова…», а также участвовавших в подготовке публикации А.Ф.Малиновского, Н.Н.Бантыш-Каменского и консультировавшего их Н.М.Карамзина. Даже Ломоносов, положивший начала в том числе и российской лингвистике, вряд ли корректно справился бы с такой задачей.

Обвинения А.И.Мусина-Пушкина и А.Ф.Малиновского в подделке вообще смехотворны. Как раз они сами были жертвами одной фальсификации связанной со “Словом...” В 1815 г. каждому из них было предложено купить “вновь открытый древний список” “Слова...” и оба купили. В восторге последний из жертв подлога, А.И.Мусин-Пушкин “приехал в Общество истории и древностей российских при Московском университете и торжественно сообщил о приобретённой им “драгоценности”. “Все удивляются, радуются, один Алексей Фёдорович [Малиновский] показывает сомнение. “Что же вы?” - ”Да ведь и я, граф, купил список подобный...” - ”У кого?” - ”У Бардина”. При сличении списки оказались одной работы” ("Мсковитянин" за 1841 г.)89-103

Бардин – уважаемый московский антиквар, занимавшийся изготовлением “сувенирных”, когда подписывал, или подложных, когда не подписывал, документов под древность. В отличие от другого столь же известного мастера, Сулакадзева, никогода не фальсифицировал содержание, стараясь добросовестно его копировать. Текстовые же фальсификации последнего в научном плане вполне безобидны, т.к. “по словам Лотмана, древность памятника, в понимании Сулакадзева, состояла не просто в непонятности его текста, а в принципиальной непонятности.” 89-167

В общем случае, уровень фальсификации не может превосходить уровень передовых знаний и научных методов своего времени, а поскольку такого рода сомнительными делами крайне редко занимаются выдающиеся учёные, то практически все фальшивки дезавуируются уже в момент их первой публикации (см. книгу В.П.Козлова). А представить, что современные лингвисты не отличат текст, написанный на языке Киевской Руси XII века, от текста конца XVIII века имитирующего язык Московского княжества века XV весьма сложно.

Что же касается "Задонщины", то это произведение было найдено только в 1852 году. И так же сложно представить, что кто-то вместо того, что бы "размахивать" действительной находкой, сохраняет её в тайне, а в свет выходит со своей собственной фальшивкой. Но это - не доказательство. Доказательство другое. "В стиле "Задонщины" значительны следы деловой прозы XV в., сказывающиеся в хронологических уточнениях, титулованиях князей, генеалогических формулах, перечне убитых, однообразии приёмов введения прямой речи".[29] Никаких из перечисленных признаков в "Слове…" нет. Совершенно невозможно для конца XVIII века изготовить текст на основе "Задонщины" и не включить в него какие-либо из вышеуказанных конструкций. Это невозможно было ни случайно, ни намеренно, последнее ввиду отсутствия соответствующих литературоведческих знаний.

в) Автор "Слова о полку Игореве", будучи человеком из княжеской дружины, а не церковным писателем, был в то же время очень образованным книжником, почерпнувшим свои сведения из книг. Тогда и его слушатели - князья и княжеские дружинники конца XII века - должны быть тоже столь же образованными книжниками, ведь образы "века Трояна" и "времени Бусова" должны были быть понятны и автору, и его слушателям. Это не соответствует известному образу княжеского окружения. Автор "Слова о полку Игореве" - неординарное исключение, но всё-таки не до такой степени, чтобы читать и цитировать своим сотрапезникам римскую историю.

Римский император Траян, победивший царя Децибала и завоевавший Дакию, превратился для румын и болгар в божество. Божество жестокое, сильное, воинственное, богатое. В его стране много золота и городов. Откуда это божество появилось у румын понятно - они прямые потомки романизированных даков и гетов. А вот славяне получили его в наследство, от той части даков и гетов, которых они ассимилировали. Для иных предположений нет никаких данных. Среди противников Траяна во Фракии не было никаких славян и никого, кого можно было бы со славянами отождествить.



infopedia.su

Склавины и анты (Иордан, Прокопий)

Происхождение славян

И только в середине VI века сразу два автора достоверно фиксируют появление славян на исторической арене под их собственным именем. Это Иордан, о котором уже упоминалось, писавший на латыни. И Прокопий Кесарийский - византиец, начальник канцелярии Велизария, полководца императора Юстиниана, писавший на греческом языке. В книгах Прокопия, прежде всего в "Войне с готами" (555 г.) и "Гетике" Иордана (551 г.), упоминаются (именно упоминаются) задунайские народы - склавины (Sklaboi - Прокопий, Sclaveni - Иордан) и родственные им анты.

Для этого же времени в Южной Польше и Северо-западной Украине обнаруживается т.н. культура пражского типа - совершенно определённо относимая к славянской. "Культура Прага-Корчак считается самой ранней достоверно славянской не только по тому, что её дата VI-VII вв. (а по некоторым данным с V века) - "совпадает" с первыми письменными известиями о славянах, а потому, что археологически прослеживается её связь с последующими достоверно славянскими "историческими" культурами Средней и Восточной Европы, чего нельзя сказать о предшествующих ей культурах (черняховской и др.)." То же отсутствие связей со славянскими древностями относится и к одновременной пражской пеньковской культуре Северного Причерноморья."

Приведём сразу два наиболее полных и определённых свидетельства указанных авторов.

Иордан.

  • Между этими реками лежит Дакия, которую, наподобие короны, ограждают Альпы [горы вообще, здесь Карпаты и с севера Трансильванские Альпы]. У левого [западного] их склона, спускающегося к северу, начиная от места рождения реки Вистулы [Висла], на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами.
  • Склавены живут от города Новиетуна [в Словении] и озера именуемого Мурсианским до Данастра и на север до Висклы [то же, что Вистула]; вместо городов у них болота и леса. Анты же - сильнейшее из обоих [племён] - распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину; эти реки удалены одна от другой на расстояние многих переходов. 
  • Эти [венеты], как мы уже рассказывали в начале нашего изложения, - именно при перечислении племён, - происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов. Хотя теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно, но тогда все они подчинялись власти Германариха. 

Прокопий.

Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. И во всём остальном у обоих этих варварских племён вся жизнь и законы одинаковы. Они считают, что один только бог, творец молний, является владыкой над всеми, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды. Судьбы они не знают и вообще не признают, что она по отношению к людям имеет какую-либо силу, и когда им вот-вот грозит смерть, охваченным ли болезнью, или на войне попавшим в опасное положение, то они дают обещание, если спасутся, тотчас же принести богу жертву за свою душу; избегнув смерти, они приносят в жертву то, что обещали, и думают, что спасение ими куплено ценой этой жертвы. Они почитают реки, и нимф, и всякие другие божества, приносят жертвы всем им и при помощи жертв производят гадания. Живут они в жалких хижинах, на большом расстоянии друг от друга, и все они часто меняют места жительства. Вступая в битву, большинство из них идёт на врагов со щитами и дротиками в руках, панцирей же они никогда не надевают; иные не носят ни рубашек, ни плащей, а одни только штаны, подтянутые широким поясом на бёдрах, и в таком виде идут на сражение с врагами. У тех и других один и тот же язык, достаточно варварский. И по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них белый или золотистый и не совсем чёрный, но все они темно-красные. Образ жизни у них, как у массагетов, грубый, без всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохие и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. В древности оба эти племени называли спорами [рассеянными], думаю потому, что они жили, занимая страну "спораден", "рассеяно", отдельными посёлками. Поэтому-то им и земли надо много. Они живут, занимая большую часть берега Истра, по ту сторону реки. Считаю достаточным сказанное об этом народе. 

Как видно, сведений не так уж и много. У Иордана это практически все сведения. У Прокопия рассказано ещё о нескольких нападениях славян на Византию. Но эти рассказы лишь фон, наряду с землетрясением в Греции и наводнением в Египте, на котором развивается основное действие - война за Италию между Византией и Готской державой.

Совершенно очевидно, что начинающееся нашествие славян не представляется политическим писателям столь же эффектным как готское или гуннское. Самое интересное, что оно не представлялось интересным не только авторам, заставшим момент его зарождения, но и более поздним писателям жившим в эпоху его наивысшего развития. Писатели VII века уже как данность воспринимают славянское население Балкан и совершенно не задаются вопросом, откуда же они здесь взялись. Первым историком, задавшимся этим вопросом, оказался ни кто иной, как Нестор.

Оба описания сходятся в названиях двух родственных племён склавинов и антов и расходятся в определении их предков и мест обитания.

Сначала о предках. У Иордана - это венеды, У Прокопия - споры. Т.е. эти два автора совершенно расходятся во мнениях о предках славян. Никто больше из современников славянизации Балкан мнения по этому вопросу не высказывает. Никто из современных историков не пытался отождествлять венедов со спорами, наоборот их разводили географически венеды - на Висле, а споров искали в Причерноморье. Иордан последний из историков Римско-Византийского периода, кто упоминает висленских венедов, на нём традиция Плиния-Тацита-Птолемея пресекается. Прокопий, Агафий, Менандр, Феофилакт Самокатта, Аммиан Марцеллин имени (висленских Е.К.) венетов не употребляют. Прокопий упоминает - но только венецианских венетов. Германское именование сорбов вендами - это не книжное порождение, а народный перенос имени с прежних соседей на незаметно сменивших их новых.

Римский историк Иордан живёт в Равенне - столице Готской державы. Центром этой державы является Норик и венецианская область - земля венетов, не столько завоёванных, сколько инкорпорированных Римом. О задунайских племенах Иордан знает весьма мало и то, что знает, знает понаслышке, хотя и родился на Нижнем Дунае.

Выше говорилось, что Нестор как первых славян назвал нориков. Предположение, что отождествление нориков и славян у Нестора возникло вследствие самого раннего появления славян именно на границах этой провинции, а возможно и заселения ими оставленного римлянами Норика, находит подтверждение у Иордана, впервые в середине VI века фиксирующего появление славян на границах римского мира именно на границах Норика. Иордан по римской (да и не только римской) традиции переносит на новый народ имя территории, названной в своё время по имени другого народа. Его склавины принадлежат к большей общности, названной венедами по старой памяти. Расселение Иорданом славян-венедов на север до Вислы вполне можно принять как в силу соответствия археологическим данным, так и имея в виду возможность некоторого восстановления после германо-гуннского в V веке прежних связей Норика и висленской области по "янтарной дороге".

Есть ещё один древний текст, в котором имена Sclavus и Nara стоят рядом. В эпитафии Мартину (ум.524 г.) говорится, что он привлёк к Христу разные свирепые племена и далее даётся список, в котором упомянуты, впрочем, практически все известные варвары. Так вот упоминание славян и нориков в этом списке следует друг за другом. Там же, кстати, упоминаются и даки. По мнению Е.Ч.Скржинской, это вкупе со свидетельством ПВЛ достаточное основание для того, чтобы считать, что в VI веке часть славян называли нориками.

На этом закончим с венетами, упомянув лишь, что Прокопий знает под этим именем венецианских венетов (прошу прощения за тавтологию), упоминая их при перечислении народов, населяющих Италию и окрестности Адриатического моря. По ту сторону залива первыми являются греки, называемые апиротами, вплоть до Эпидамна, который расположен у моря. С ними граничит область Прекамис, за ней та, которая называется Долмацией, и то, что причисляется к Восточной империи. Отсюда далее идут Либурния, Истрия и страна венетов, расстилающаяся до города Ровенны. 

Перейдём к спорам Прокопия. Кстати, касательно отношения Прокопия к "бабушкиным сказкам" приведём здесь два высказывания.

  • Но помимо этого, многие века, которые протекли со времени тех, кто писал об этих вопросах, внеся новое положение дел, могли изменить то, что было прежде, в силу ли переселения племён, в силу ли следовавшей одна за другой перемены властей и названий; поэтому я счёл крайне возможным всё это точно расследовать и изложить, а не те всем известные мифические легенды или древние сказания, не заниматься расследованием, в каком месте Эвксинского Понта, по словам поэтов, был прикован Прометей; я ведь полагаю, что между историей и мифологией большая разница. 
  • Теперь в окрестностях Кавказского хребта нигде не осталось ни воспоминания, ни имени амазонок, хотя и Страбон и другие писатели рассказывают о них. Мне кажется, наиболее верным относительно амазонок мнение тех, которые утверждали, что никогда не существовало "отдельного" племени храбрых женщин и что законы человеческой природы не могли быть нарушены только в области Кавказского хребта:...

Итак, споры. Чаще всего их пытаются отождествить со спалеями Плиния, обитающими по Танаису (Дону) и с ещё большим усердием со спалами Иордана, теми, которых на левобережье Днепра победили готы. Прокопий говорит только о территории на север от Истра и никак не упоминает в контексте рассказа о склавинах, антах и их общих предках спалах Северное Причерноморье. Не будем вслед за некоторыми авторами утверждать, что он это имел в виду, но, плохо зная те места, не стал более точно указывать их местоприбывания, ограничимся тем, что только и есть в тексте. А в тексте, кроме неоднократно упоминаемого Дунайского региона есть ещё одно упоминания этнонима анты, касающегося совсем другого региона. Завершая описание народов, населяющих побережье Понта Эвксинского и северные склоны Кавказского хребта, Прокопий пишет.

  • За сагинами [живущими после лазов по направлению вокруг Чёрного моря от Трапезунда к Азову] осели многие племена гуннов. Простирающаяся отсюда страна называется Эвлисия; прибрежную её часть, как и внутреннюю, занимают варвары вплоть до так называемого "Меотийского болота" и до реки Танаиса [Дон], который впадает в "Болото". Само это "Болото" вливается в Эвксинский Понт. Народы, которые тут живут, в древности назывались кммерийцами, теперь же зовутся утигурами. Дальше, на север от них занимают земли бесчисленные племена антов.
  • За Меотийским болотом и рекой Танаисом [по окружности Понта, т.е. на запад от устья Дона] большую часть полей, как мною было сказано, заселили кутригуры-гунны, за ними всю страну [Здесь, очевидно, имеются в виду степи примыкающие с севера к Перекопу.] занимают скифы и тавры… 
  • Если идти из города Боспора [Керченский полуостров] в город Херсон [Севастополь], который лежит в приморской области и с давних пор тоже пдчинён римлянам, то всю область между ними занимают варвары из племени гуннов… От города Херсона до устьев реки Истра, которую называют также Дунаем, пути десять дней; все эти места занимают варвары. Река Истр течёт с гор страны кельтов и, обойдя северные пределы Италии, протекает по области даков, иллирийцев и фракийцев [явная дань книжной традиции, т.к. среди этносов участвующих в современных автору событиях эти этнонимы не упоминаются] и впадает в Эвксинский Понт. 

Такова по Прокопию этническая география Северного Причерноморья. Расстояние между антами-славянами на Дунае и антами на Дону - более 1000 километров. И все эти километры заселены различными другими племенами. Несмотря на очевидную трудность преодоления этого огромного расстояния, авторы Истории Великой Оченьдревней Руси трудностей не убоялись и смело объединили эти два региона в единый древнерусский массив. В качестве связующих звеньев привлеклись сведения Иордана о распространении антов до Днепра (но всё же не до Дона), упомянутый народ Hroes Захария Ритора, росомоны - противники готов в Причерноморье, венеды Иордана, связка споры-спалы и некоторые другие столь же полезные сведения. Самые решительные (Г.В.Вернадский) русов расселяли почти до предгорьев Кавказа. Более осторожные, ограничивались правобережьем нижнего Днепра (Б.А.Рыбаков и советская школа антинорманизма). При этом, как обычно, если исходный текст не соответствует концепции, то нам предлагается "правильный вариант" этого текста (см., например, как Б.А.Рыбаков, перетасовывая фразы ПВЛ, достигает соответствия источника теории). В случае с Прокопием, Е.Ч.Скржинская, стараясь сохранить максимальную корректность, тем не менее, предполагает, что Прокопий не продолжил здесь "ту же строгую последовательность в описании "окружности" Понта Эвксинского, которая соблюдалась им до сих пор". Проще говоря, утратил логику и запутался в собственном незнании тех мест и, указывая на север от Танаиса, текущего в нижнем течении почти строго в направлении восток-запад, имел в виду направление на северо-запад от Таманского полуострова, т.е. через Азов к району Мариуполя и далее к Среднему Днепру.

Методика, применяемая к текстам, точно так же применяется и к археологическим данным. Древности сер. I-го тыс. н.э., найденные в лесостепной зоне, включающей и Среднее Поднепровье, были названы "древностями антов". На каком основании? А вот на каком.

Б.А.Рыбаков цитирует выдающегося археолога А.А.Спицына: "При определении антской культуры Спицын исходил из того, что "раз анты были оседлым племенем, район их в этой местности (где-то за Азовским морем) определяется более или менее точно - в полосе лесостепи, на чернозёме" Здесь две ошибки. Ошибка №1. Анты-земледельцы живут на Истре, а севернее Танаиса живут бесчисленные племена антов. Являются ли они земледельцами или скотоводами - это как раз вопрос к археологии, так же как их родство с антами на Истре - вопрос к истории. Вместо вопросов имеем сразу готовый ответ. Ошибка №2 - наведённая, т.е. является следствием первой. Так как очевидно, что на север от Дона места земледельцам нет в обозримых окрестностях, то и здесь древнего автора подправляют, заменяя северное направление на северо-западное и непосредственное соседство на соседство весьма опосредованное: между правобережьем Дона и Средним Днепром обитают кутигуры. 

Сам Б.А.Рыбаков пошёл дальше, расширив ареал "древностей антов" как во времени - вглубь до IV-V века н.э., так и в пространстве - почти на всё Северное Причерноморье, заодно переименовав их в "древности русов", хотя и первое-то название было всего лишь простым произвольно присвоенным ярлыком. Никаких соответствий этих древностей и доподлинно славянской археологической культуры выявлено не было. Да и их состав этому никак не способствует, так как в основном это клады с вещами либо Византийского происхождения, либо происходящими из позднеантичных городов Северного Причерноморья. Все, желающие в этом убедиться, могут посетить Исторический музей в Москве и в соседних витринах осмотреть "древности антов" и археологию славян.

Таким образом, нет никаких убедительных аргументов для отождествления придунайских антов-славян и единственный раз упомянутого Прокопием народа анты, обитающего на север от Танаиса. Более того, про антов-славян Прокопий совершенно определённо говорит, что они живут вблизи Днепра. Большинство из них были гунны, славяне и анты, которые имеют жилище по ту сторону реки Дуная, недалеко от его берега. Гунны здесь - остатки орд Атиллы, оставшиеся в Паннонии. Следовательно, анты-танаиты ничего общего с антами-славянами, кроме схожести наименования (ср. герулы - эрулы) не имеют. Здесь уместно сказать, что само имя "анты" традиционно считается тюркским по происхождению. Ещё раз анты в Причерноморье упоминаются Иорданом о чём будет сказано немного позже.

Точно так же нет никаких оснований для отождествления споров и спалеев и ещё меньше их обоих с антами-танаитами, а всех вместе со славянами. С другой стороны вполне допустимо считать, что спалеи Плиния и спалы Иордана, обитающие в одном регионе - междуречье Днепра и Дона это одно и то же племя, но эта история к нашей никак не относится.

Византийский канцелярист дал вполне наивное объяснение названию славян и антов в древности "споры" - рассеянные, по значению созвучного греческого слова. Подобного рода этимологию принято называть "народной этимологией" и не предавать ей большого значения, что и делает, например, Е.Ч.Скржинская, указывающая ещё на ряд таких же этимологий Иордана. Она пишет, что это был весьма распространённый в средние века приём, например в "Этимологиях" Исидора Севильского VII в. Но оказывается, что ни одно благое начинание средневековых учёных не остаётся без последователей и продолжателей среди наших современников. Спалеи (II в., дельта Дуная) - споры (VI в., левобережье Нижнего Днепра) - поляне (VIII в., Средний Днепр) - поляница (женщина-богатырь) - вот какой изумительный в своей "строгой научной логике" ряд предлагают, заочно согласившись друг с другом, Г.В.Вернадский и Б.А.Рыбаков.

Выше уже говорилось, что Прокопий и Иордан говорят о разных предках славян и антов: венеды у Иордана, споры у Прокопия. Естественно никакой народ не может появиться ни от куда и произойти ни от кого, прародину и предков иметь обязан.

Показать источникАвтор: Константин ЕгоровПросмотров: 3722

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

СотрудничествоРеклама на сайте

army.lv

Склавины и анты

История Склавины и анты

просмотров - 95

Хрестоматия по истории России: В 4-х т.,-- Т. 1. С древнейших времен до XVII века. /Сост.: И. В. Бабич, В. Н. Захаров, И. Е. Уколова.-- М.: МИРОС, Международные отношения, 1994.

Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. - Ставрополь: Кавказский край, 1993.

Любимов Л.Д. Искусство Древней Руси. - М.: Просвещение, 1991.

Костомаров П. П. Господство дoмa Св. Владимира: Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелœей.-- М.: Воениздат, 1996.

Древняя Русь до монгольского завоевания

Начало сложения восточнославянских племен относится к далекому прошлому. Ранее других областей Восточной Европы очагом восточнославянской культуры стало Среднее Поднепровье. Оседлые земледельческие племена, жившие в Поднепровье и Поднестровье еще во времена скифов, несомненно участвовали в процессе оформления поднепровских славянских племен.

В начале нашей эры славяне под именем «венедов» впервые упоминаются в письменных источниках (Плиний, Тацит, Пейтингеровы таблицы). Венеды были не единым племенем, а совокупностью ряда племенных образований с некоторыми особенностями языка, быта и материальной культуры в каждом из них, но со всœе ярче проявляющимися чертами общности. В VI в. Иордан знает уже две группы славянских племен: склавинов (западная ветвь) и антов (восточная ветвь), живущих между Днестром и Днепром и далее на восток. Антов можно считать непосредственными предшественниками восточных славян.

Византийские источники VI в. — Псевдо-Маврикий и Прокопий Кесарииский — рисуют жизнь и быт славян и антов. Οʜᴎ говорят, что славяне и анты живут по берегам рек, озер и болот в жалких, разбросанных далеко друг от друга хижинах. Раскопки подтверждают, что славяне и анты выбирали для посœелœений берега рек, как представляющие естественные укрепления, с одной стороны, и, с другой — дающие возможность заниматься рыбной ловлей, пасти скот на заливных лугах и, наконец, пользоваться рекой как средством передвижения. «Жалкие хижины», о которых говорят названные источники, — это, по-видимому, летние временные жилища — шалаши рыбаков, охотников, тогда как славяне и анты обитали в больших укрепленных посœелœениях, достигавших иногда 35 ООО кв. м. Чаще же всœего это были небольшие посœелœения на возвышенных местах, огороженные рвом и валом с частоколом, средним размером в 4500—5000 кв. м, с жилищами полуземляночного типа, иногда связанными между собой крытыми ходами. Такие жилищные комплексы представляли собой посœелœения большой семьи, семейной общины («задруги», «верви»), ведущей коллективное хозяйство, причем каждая землянка представляла собой жилище брачной пары. Наличие семейной общины свидетельствует о господстве у антов патриархально-родовых отношений.

Анты и славяне занимались земледелием, выращивая главным образом пшеницу и просо, а также скотоводством. Находки при раскопках серпов и желœезных лемехов свидетельствуют о наличии в лесостепной полосœе уже этого времени пашенного земледелия. Большую, а в некоторых местах даже главную роль играли рыбная ловля, охота и бортничество.

Анты жили племенами, управляющимися советом старейшин, что свидетельствует о стадии военной демократии. Племенные вожди заключали между собою союзы, и анты в целом представляли собой союз племен, иногда обладавший значительной силой. Так было, к примеру, в IV в., когда антский князь Бож (Боз) объединил вокруг себя 70 племенных князьков-старейшин. Племенная знать, используя свое положение, накапливала большое количество всяких ценностей. Зарождалась частная собственность. У антов существовало рабство. Пленников они держали недолго, а затем они либо выкупались на свободу, либо оставались полноправными членами племени. Славяне и анты отличались храбростью, свободолюбием, честностью, гостеприимством, целомудрием. Приветливые к друзьям, анты были страшны для врагов. Свирепо и жестоко обращались они со своими неприятелями. Анты почитали бога-громовержца (Перуна), приносили ему в жертву быков, почитали нимф (русалок) и поклонялись рекам и деревьям. Еще в XII—XIII вв., да и позднее, у восточных славян сохранялась вера в священные деревья, колодцы и т. д. Судя по собственным именам (Бож, Доброгост, Целœегост, Мезамир), анты говорили на языке, близком к древнерусскому.

В Верхнем Поднепровье, в верховьях Оки и Волги, в глубокой древности, хотя и позднее, чем на среднем течении Днепра, начался процесс формирования земледельческих славянских племен. При этом здесь общественное развитие шло несколько замедленным темпом. Основной формой посœелœения здесь было маленькое городище с бревенчатыми избами. Городища отстояли довольно далеко друг от друга. Это отличие между югом и севером объясняется тем, что если в условиях лесостепного юга рано укрепилось пашенное земледелие, способствующее более быстрому разрушению коллективного хозяйства патриархальной семейной общины, то на лесном севере дольше господствовало подсечное земледелие, требующее коллективного труда большой семьи.

Подводя итог сказанному, мы можем прийти к выводу, что славяне и анты, как и их предки — венеды античных источников, являются автохтонным населœением Восточной Европы.

Обширные пространства Восточной Европы были заселœены многочисленными славянскими и неславянскими племенами. На крайнем западе, у Карпат, жили белые хорваты. На восток от хорват простирались земли дулебов, позднее именуемых волынянами или бужанами. Οʜᴎ занимали верхние течения Южного и Западного Бугов. По Днестру, Южному Бугу и Нижнему Дунаю обитали многочисленные племена тиверцев и уличей. Полесье, от Припяти до самого Киева, было занято древлянами. Их сосœедями с севера были дреговичи, жившие между Припятью и Западной Двиной, а с востока — поляне, обитавшие по среднему течению Днепра. По левому берегу Днепра, в современных Черниговской, Полтавской, Курской и Харьковской областях, жили северяне, на Соже — радимичи, на Оке и у Рязани — вятичи. Северо-запад населяли полочане, новгородские словене и кривичи. Последние распространялись далеко на восток. Славянские племена соприкасались со своими сосœедями — литовцами, ятвягами, чудью, весью, мерей, мордвой, муромой, емью. Так рисуют нам расселœение славян данные письменных источников и археологии.

Читайте также

  • - Склавины и анты

    Хрестоматия по истории России: В 4-х т.,-- Т. 1. С древнейших времен до XVII века. /Сост.: И. В. Бабич, В. Н. Захаров, И. Е. Уколова.-- М.: МИРОС, Международные отношения, 1994. Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. - Ставрополь: Кавказский край, 1993. Любимов Л.Д. Искусство Древней Руси. - М.:... [читать подробенее]

  • oplib.ru

    Склавины и анты

    История Склавины и анты

    просмотров - 96

    Хрестоматия по истории России: В 4-х т.,-- Т. 1. С древнейших времен до XVII века. /Сост.: И. В. Бабич, В. Н. Захаров, И. Е. Уколова.-- М.: МИРОС, Международные отношения, 1994.

    Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. - Ставрополь: Кавказский край, 1993.

    Любимов Л.Д. Искусство Древней Руси. - М.: Просвещение, 1991.

    Костомаров П. П. Господство дoмa Св. Владимира: Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелœей.-- М.: Воениздат, 1996.

    Древняя Русь до монгольского завоевания

    Начало сложения восточнославянских племен относится к далекому прошлому. Ранее других областей Восточной Европы очагом восточнославянской культуры стало Среднее Поднепровье. Оседлые земледельческие племена, жившие в Поднепровье и Поднестровье еще во времена скифов, несомненно участвовали в процессе оформления поднепровских славянских племен.

    В начале нашей эры славяне под именем «венедов» впервые упоминаются в письменных источниках (Плиний, Тацит, Пейтингеровы таблицы). Венеды были не единым племенем, а совокупностью ряда племенных образований с некоторыми особенностями языка, быта и материальной культуры в каждом из них, но со всœе ярче проявляющимися чертами общности. В VI в. Иордан знает уже две группы славянских племен: склавинов (западная ветвь) и антов (восточная ветвь), живущих между Днестром и Днепром и далее на восток. Антов можно считать непосредственными предшественниками восточных славян.

    Византийские источники VI в. — Псевдо-Маврикий и Прокопий Кесарииский — рисуют жизнь и быт славян и антов. Οʜᴎ говорят, что славяне и анты живут по берегам рек, озер и болот в жалких, разбросанных далеко друг от друга хижинах. Раскопки подтверждают, что славяне и анты выбирали для посœелœений берега рек, как представляющие естественные укрепления, с одной стороны, и, с другой — дающие возможность заниматься рыбной ловлей, пасти скот на заливных лугах и, наконец, пользоваться рекой как средством передвижения. «Жалкие хижины», о которых говорят названные источники, — это, по-видимому, летние временные жилища — шалаши рыбаков, охотников, тогда как славяне и анты обитали в больших укрепленных посœелœениях, достигавших иногда 35 ООО кв. м. Чаще же всœего это были небольшие посœелœения на возвышенных местах, огороженные рвом и валом с частоколом, средним размером в 4500—5000 кв. м, с жилищами полуземляночного типа, иногда связанными между собой крытыми ходами. Такие жилищные комплексы представляли собой посœелœения большой семьи, семейной общины («задруги», «верви»), ведущей коллективное хозяйство, причем каждая землянка представляла собой жилище брачной пары. Наличие семейной общины свидетельствует о господстве у антов патриархально-родовых отношений.

    Анты и славяне занимались земледелием, выращивая главным образом пшеницу и просо, а также скотоводством. Находки при раскопках серпов и желœезных лемехов свидетельствуют о наличии в лесостепной полосœе уже этого времени пашенного земледелия. Большую, а в некоторых местах даже главную роль играли рыбная ловля, охота и бортничество.

    Анты жили племенами, управляющимися советом старейшин, что свидетельствует о стадии военной демократии. Племенные вожди заключали между собою союзы, и анты в целом представляли собой союз племен, иногда обладавший значительной силой. Так было, к примеру, в IV в., когда антский князь Бож (Боз) объединил вокруг себя 70 племенных князьков-старейшин. Племенная знать, используя свое положение, накапливала большое количество всяких ценностей. Зарождалась частная собственность. У антов существовало рабство. Пленников они держали недолго, а затем они либо выкупались на свободу, либо оставались полноправными членами племени. Славяне и анты отличались храбростью, свободолюбием, честностью, гостеприимством, целомудрием. Приветливые к друзьям, анты были страшны для врагов. Свирепо и жестоко обращались они со своими неприятелями. Анты почитали бога-громовержца (Перуна), приносили ему в жертву быков, почитали нимф (русалок) и поклонялись рекам и деревьям. Еще в XII—XIII вв., да и позднее, у восточных славян сохранялась вера в священные деревья, колодцы и т. д. Судя по собственным именам (Бож, Доброгост, Целœегост, Мезамир), анты говорили на языке, близком к древнерусскому.

    В Верхнем Поднепровье, в верховьях Оки и Волги, в глубокой древности, хотя и позднее, чем на среднем течении Днепра, начался процесс формирования земледельческих славянских племен. При этом здесь общественное развитие шло несколько замедленным темпом. Основной формой посœелœения здесь было маленькое городище с бревенчатыми избами. Городища отстояли довольно далеко друг от друга. Это отличие между югом и севером объясняется тем, что если в условиях лесостепного юга рано укрепилось пашенное земледелие, способствующее более быстрому разрушению коллективного хозяйства патриархальной семейной общины, то на лесном севере дольше господствовало подсечное земледелие, требующее коллективного труда большой семьи.

    Подводя итог сказанному, мы можем прийти к выводу, что славяне и анты, как и их предки — венеды античных источников, являются автохтонным населœением Восточной Европы.

    Обширные пространства Восточной Европы были заселœены многочисленными славянскими и неславянскими племенами. На крайнем западе, у Карпат, жили белые хорваты. На восток от хорват простирались земли дулебов, позднее именуемых волынянами или бужанами. Οʜᴎ занимали верхние течения Южного и Западного Бугов. По Днестру, Южному Бугу и Нижнему Дунаю обитали многочисленные племена тиверцев и уличей. Полесье, от Припяти до самого Киева, было занято древлянами. Их сосœедями с севера были дреговичи, жившие между Припятью и Западной Двиной, а с востока — поляне, обитавшие по среднему течению Днепра. По левому берегу Днепра, в современных Черниговской, Полтавской, Курской и Харьковской областях, жили северяне, на Соже — радимичи, на Оке и у Рязани — вятичи. Северо-запад населяли полочане, новгородские словене и кривичи. Последние распространялись далеко на восток. Славянские племена соприкасались со своими сосœедями — литовцами, ятвягами, чудью, весью, мерей, мордвой, муромой, емью. Так рисуют нам расселœение славян данные письменных источников и археологии.

    Читайте также

  • - Склавины и анты

    Хрестоматия по истории России: В 4-х т.,-- Т. 1. С древнейших времен до XVII века. /Сост.: И. В. Бабич, В. Н. Захаров, И. Е. Уколова.-- М.: МИРОС, Международные отношения, 1994. Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. - Ставрополь: Кавказский край, 1993. Любимов Л.Д. Искусство Древней Руси. - М.:... [читать подробенее]

  • oplib.ru

    Склавины и анты. Часть 1. – Telegraph

    @BCandAD

    Первые упоминания об этих племенах датируется VI в. н. э. в работе «Гетика» (551 г) Иордана и в труде «Война с готами» Прокопия Кесарийского (555 г).

    Прокопий Кесарийский описывает их следующим образом:

    «Ведь племена эти, склавины и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народовластии, и оттого у них выгодные и невыгодные дела всегда ведутся сообща. А также одинаково и остальное, можно сказать, все у тех и у других, и установлено исстари у этих варваров.

    Ибо они считают, что один из богов — создатель молнии — именно он есть единый владыка всего, и ему приносят в жертву быков и всяких жертвенных животных. Предопределения же они не знают и вообще не признают, что оно имеет какое-то значение, по крайней мере в отношении людей, но когда смерть уже у них у ног, схвачены ли они болезнью или выступают на войну, они дают обет, если избегнут её, сейчас же совершить богу жертву за свою жизнь; а избежав [смерти], жертвуют, что пообещали, и думают, что этой-то жертвой купили себе спасение.

    Однако почитают они и реки, и нимф, и некоторые иные божества и приносят жертвы также и им всем, и при этих-то жертвах совершают гадания. А живут они в жалких хижинах, располагаясь далеко друг от друга и каждый меняя насколько можно часто место поселения. Вступая же в битву, большинство идет на врага пешими, имея небольшие щиты и копья в руках, панциря же никогда на себя не надевают; некоторые же не имеют [на себе] ни хитона, ни [грубого] плаща, но, приспособив только штаны, прикрывающие срамые части, так и вступают в схватку с врагами.

    Есть у тех и других и единый язык, совершенно варварский. Да и внешностью они друг от друга ничем не отличаются, ибо все и высоки, и очень сильны, телом же и волосами не слишком светлые и не рыжие, отнюдь не склоняются и к черноте, но все они чуть красноватые.

    Да и имя встарь у склавинов и антов было одно. Ибо и тех, и других издревле звали «спорами», как раз из-за того, думаю, что они населяют страну, разбросанно расположив свои жилища. Именно поэтому они и занимают неимоверно обширную землю: ведь они обретаются на большей части другого берега Истра, по ту сторону реки. Считаю достаточным сказанное об этом народе.»

    Раскопки подтверждают, что славяне и анты выбирали для поселений берега рек, как представляющие естественные укрепления, с одной стороны, и, с другой — дающие возможность заниматься рыбной ловлей, пасти скот на заливных лугах и, наконец, пользоваться рекой как средством передвижения. «Жалкие хижины», о которых говорят названные источники, — это, по-видимому, летние временные жилища — шалаши рыбаков, охотников, тогда как славяне и анты обитали в больших укрепленных поселениях, достигавших иногда 35000 кв. м. Чаще же всего это были небольшие поселения на возвышенных местах, огороженные рвом и валом с частоколом, средним размером в 4500—5000 кв. м, с жилищами полуземляночного типа, иногда связанными между собой крытыми ходами. Такие жилищные комплексы представляли собой поселения большой семьи, семейной общины («задруги», «верви»), ведущей коллективное хозяйство, причем каждая землянка представляла собой жилище брачной пары. Наличие семейной общины свидетельствует о господстве у антов патриархально-родовых отношений.

    Готский историк Иордан пишет:

    «Между этими реками лежит Дакия, которую, наподобие короны, ограждают Альпы. У левого их склона, спускающегося к северу, начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами.

    Склавены живут от города Новиетауна и озера, именуемого Мурсианским, до Данастра, и на север — до Висклы, вместо городов у них болота и леса.

    Анты же — сильнейшие из обоих [племен] — распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину; реки эти удалены одна от другой на расстояние многих переходов.

    Эти [венеты], как мы уже рассказывали в начале нашего изложения, — именно при перечислении племен, — происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов. Хотя теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно, но тогда все они подчинились власти Германариха.»

    В «Стратегиконе» Маврикия также сообщается о единых у склавенов и антов образе жизни и нравах. Анты и славяне занимались земледелием, выращивая главным образом пшеницу и просо, а также скотоводством. Находки при раскопках серпов и железных лемехов свидетельствуют о наличии в лесостепной полосе уже этого времени пашенного земледелия. Большую, а в некоторых местах даже главную роль играли рыбная ловля, охота и бортничество.

    Готский историк Иордан в своём повествовании «О происхождении и деяниях гетов (Гетика)», датированным 551 годом новой эры, так описывал места проживания склавинов и антов:

    «…У левого их склона [Альпы], спускающегося к северу, начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами. Склавены живут от города Новиетауна и озера, именуемого Мурсианским, до Данастра [Днестра], и на север — до Висклы [Вислы], вместо городов у них болота и леса. Анты же — сильнейшие из обоих [племён] — распространяются от Данастра до Данапра [Днепра], там, где Понтийское [Чёрное] море образует излучину; реки эти удалены одна от другой на расстояние многих переходов.»

    Ниже несколько карт расселения славян в V веке:

    Славяне на карте Европы 1-й половины V в. н. э.Славяне на карте Европы 2-й половины V в. н. э.

    Далее представлена карта отображающая предположительное расселение славян на основе археологических раскопок.

    Склавинов традиционно отождествляют с пражской культурой. В некоторых работах эта культура объединяется с корчакской и называется пражско-корчакской. Пеньковская культура, к которой причисляют антов, формировалась на основе киевской, принадлежавшей западным балтам, и довольно сильно отличается от пражской.

    Славянские археологические культуры V-VI веков

    В 1-й половине VI в. начинается переселение склавинов (носителей пражско-корчакской культуры) в Среднее Приднепровье и ассимиляция пеньковцев (антов) склавинами. Через какое-то время в этом ареале доминирует пражская керамика (луки-райковецкой культуры) и славянские полуземлянки с печами-каменками. Несмотря на то что ассимилированные анты говорили уже на славянском языке, они всё ещё могли отличаться от склавинов традициями, одеждой и др.

    telegra.ph