Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Сказка калинов мост. Сказка Бой на Калиновом мосту. Русские народные, Сказки

Сказка Бой на Калиновом мосту. Сказка калинов мост


Сказка Бой на Калиновом мосту

    В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей. Была у царицы любимая подружка – попова дочь, была у царицы любимая служанка – Чернавушка. Вот скоро ли долго ли, родилось у каждой по сыну молодцу. У царицы – Иван Царевич, у Поповны – Иван Попович, у Чернавки – Ванюшка – крестьянский сын. Стали ребятки расти не по дням, а по часам. Выросли богатырями могучими.     Вот раз возвращались они с охоты, выбежала царица из горенки, слезами заливается: — Сыны мои милые, напали на нашу страшные враги, змеи лютые, идут на нас через речку Смородину, через чистый Калинов мост. Всех людей кругом в плен взяли, землю разорили, огнём пожгли. — Не плачь, матушка, не пустим мы змея через Калинов мост.     Словом-делом, собрались — поехали.     Приезжают к реке Смородине, видят — всё кругом огнём сожжено, вся земля Русская кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках. — Ну, братцы, — говорит Иван-царевич, — тут нам и жить и сторожить, не пускать врагов через Калинов мост. В черед караул держать.     В первую ночь стал сторожить Иван-царевич. Надел он золотые доспехи, взял меч, в дозор отправился. Ждёт - пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-царевич под ракитовый куст, да и заснул богатырским сном. А Ванюшке в избушке не спится, не лежится. Встал Ванюшка, взял дубинку железную, вышел к речке Смородине и видит - под кустом Иван-царевич спит-храпит.     Вдруг в реке воды заволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — шестиглавый змей. Как подул на все стороны — на три версты все огнём пожёг! Вступил его конь ногой на Калинов мост. Вскочил тут Ванюшка, размахнулся дубинкой железной — три головы снёс, размахнулся ещё разок — ещё три сшиб. Головы под мост положил, туловище в реку столкнул. Пошёл в избушку да и спать лёг.     Утром-светом вернулся с дозора Иван-царевич. Братья его и спрашивают: — А что, царевич, как ночь прошла? — Тихо, братцы, мимо меня и муха не пролетела. Сидит Ванюшка, помалкивает.     На другую ночь пошёл в дозор Иван-попович. Ждёт - пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-попович под ракитов куст и заснул богатырским сном. Среди ночи взял Ванюшка железную палицу, пошёл на речку Смородину. А у Калинова моста, под кустом, Иван-попович спит-храпит, как лес шумит.     Вдруг в реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — девятиглавый змей. Под ним конь споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Рассердился девятиглавый змей: — Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Нет для меня на всём свете противника!     Отвечает ему ворон с правого плеча: — Есть на свете тебе противник — русский богатырь, Иван — крестьянский сын. — Иван — крестьянский сын не родился, а если родился, то на войну не сгодился, я его на ладонь посажу, другой прихлопну, только мокренько станет.     Рассердился Ванюшка: — Не хвались, вражья сила! Не поймав ясного сокола, рано перья щипать, не побившись с добрым молодцем, рано хвастаться.     Вот сошлись они, ударились — только земля кругом застонала. Чудо-юдо — девятиглавый змей Ивана по щиколотку в землю вбил. Разгорячился Ванюшка, разошёлся, размахнулся дубинкой — три головы змея, как кочны капусты, снёс. — Стой, Иван — крестьянский сын, дай мне, Чудо-юдо, роздыху! — Какой тебе роздых, вражья сила! У тебя девять голов — у меня одна!     Размахнулся Иванушка — ещё три головы снёс, а Чудо-юдо ударил Ивана — по колена в землю вогнал. Тут Ванюшка изловчился, захватил горсть земли и бросил Змею в глаза.     Пока Змей глаза протирал, брови прочищал, Иван — крестьянский сын сшиб ему последние три головы. Головы под мост положил, туловище в воду бросил.     Утром-светом вернулся с дозора Иван-попович, спрашивают его братья: — А что, попович, как ночь прошла? — Тихо, братцы, только комар над ухом пищал.     Тут Ванюшка повёл их на Калинов мост, показал им змеиные головы. — Эх вы, сони непробудные, разве вам воевать? Вам бы дома на печи лежать!     На третью ночь собирается в дозор Ванюшка. Обувает сапоги яловые, надевает рукавицы пеньковые, старшим братьям наказывает: — Братья милые, я на страшный бой иду, лежите — спите, моего крика слушайте.     Вот стоит Ванюшка у Калинова моста, за ним земля Русская. Прошло время за полночь, на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались. Выезжает Змей Горыныч, Чудо-юдо двенадцатиглавое. Каждая голова своим напевом поёт, из ноздрей пламя пышет, изо рта дым валит. Конь под ним о двенадцати крылах. Шерсть у коня железная, хвост и грива огненные.      Въехал Змей на Калинов мост. Тут под ним конь споткнулся, ворон встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Чудо-юдо коня плёткой по бёдрам, ворона — по перьям, пса — по ушам. — Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Али вы думаете, Иван — крестьянский сын здесь? Да если он народился, да и на войну сгодился, я только дуну — от него прах останется!     Рассердился тут Ванюшка, выскочил: — Не побившись с добрым молодцем, рано, Чудо-юдо, хвастаешь!     Размахнулся Ванюшка, сбил Змею три головы, а Змей его по щиколотку в землю вогнал, подхватил свои три головы, чиркнул по ним огненным пальцем — все головы приросли, будто век не падали. Дыхнул на Русь огнём — на три версты всё поджёг кругом. Видит Ванюшка — плохо дело, схватил камешек, бросил в избушку — братьям знак подать. Все окошечки вылетели, ставенки в щепы разнеслись — спят братья, не слышат.     Собрал силы Ванюшка, размахнулся дубиной — сбил Змею шесть голов. Змей огненным пальцем чиркнул — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по колена в землю вбил. Дыхнул огнём — на шесть вёрст Русскую землю сжёг.     Снял Ванюша пояс кованый, бросил в избушку — братьям знак подать. Разошлась крыша тесовая, подкатились ступеньки дубовые — спят братья, храпят, как лес шумит.     Собрал Ванюшка последние силы, размахнулся дубинкой, сшиб Змею девять голов. Вся сыра земля дрогнула, вода всколебалася, орлы с дубов попадали. Змей Горыныч подхватил свои головы, чиркнул огненным пальцем — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по пояс в землю вогнал. Дыхнул огнём — на двенадцать вёрст Русскую землю сжёг.     Снял Ванюшка рукавицу пеньковую, бросил в избушку — братьям знак подать. Раскатилась избушка по брёвнышку. Проснулись братья, выскочили. Видят: вздыбилась речка Смородина, с Калинова моста кровь бежит, на Русской земле стон стоит, на чужой земле ворон каркает. Бросились братья на помощь Ванюшке. Пошёл тут богатырский бой. Чудо-юдо огнём палит, дымом дымит. Иван-царевич мечом бьёт, Иван-попович копьём колет. Земля стонет, вода кипит, ворон каркает, пёс воет.     Изловчился Ванюшка и отсёк Змею огненный палец. Тут уж стали братья бить-колотить, отсекли Змею все двенадцать голов, туловище в воду бросили.     Отстояли Калинов мост.

poznayki.ru

Сказка Бой на Калиновом мосту текст читать онлайн бесплатно

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей. Была у царицы любимая подружка – попова дочь, была у царицы любимая служанка – Чернавушка. Вот скоро ли долго ли, родилось у каждой по сыну молодцу. У царицы – Иван Царевич, у Поповны – Иван Попович, у Чернавки – Ванюшка – крестьянский сын. Стали ребятки расти не по дням, а по часам. Выросли богатырями могучими.

Вот раз возвращались они с охоты, выбежала царица из горенки, слезами заливается:

— Сыны мои милые, напали на нашу страшные враги, змеи лютые, идут на нас через речку Смородину, через чистый Калинов мост. Всех людей кругом в плен взяли, землю разорили, огнём пожгли.

— Не плачь, матушка, не пустим мы змея через Калинов мост.

Словом-делом, собрались — поехали.

Приезжают к реке Смородине, видят — всё кругом огнём сожжено, вся земля Русская кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках.

— Ну, братцы, — говорит Иван-царевич, — тут нам и жить и сторожить, не пускать врагов через Калинов мост. В черед караул держать.

В первую ночь стал сторожить Иван-царевич. Надел он золотые доспехи, взял меч, в дозор отправился. Ждёт — пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-царевич под ракитовый куст, да и заснул богатырским сном. А Ванюшке в избушке не спится, не лежится. Встал Ванюшка, взял дубинку железную, вышел к речке Смородине и видит — под кустом Иван-царевич спит-храпит.

Вдруг в реке воды заволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — шестиглавый змей. Как подул на все стороны — на три версты все огнём пожёг! Вступил его конь ногой на Калинов мост. Вскочил тут Ванюшка, размахнулся дубинкой железной — три головы снёс, размахнулся ещё разок — ещё три сшиб. Головы под мост положил, туловище в реку столкнул. Пошёл в избушку да и спать лёг.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-царевич. Братья его и спрашивают:

— А что, царевич, как ночь прошла?

— Тихо, братцы, мимо меня и муха не пролетела. Сидит Ванюшка, помалкивает.

На другую ночь пошёл в дозор Иван-попович. Ждёт — пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-попович под ракитов куст и заснул богатырским сном. Среди ночи взял Ванюшка железную палицу, пошёл на речку Смородину. А у Калинова моста, под кустом, Иван-попович спит-храпит, как лес шумит.

Вдруг в реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — девятиглавый змей. Под ним конь споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Рассердился девятиглавый змей:

— Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Нет для меня на всём свете противника!

Отвечает ему ворон с правого плеча:

— Есть на свете тебе противник — русский богатырь, Иван — крестьянский сын.

— Иван — крестьянский сын не родился, а если родился, то на войну не сгодился, я его на ладонь посажу, другой прихлопну, только мокренько станет.

Рассердился Ванюшка:

— Не хвались, вражья сила! Не поймав ясного сокола, рано перья щипать, не побившись с добрым молодцем, рано хвастаться.

Вот сошлись они, ударились — только земля кругом застонала. Чудо-юдо — девятиглавый змей Ивана по щиколотку в землю вбил. Разгорячился Ванюшка, разошёлся, размахнулся дубинкой — три головы змея, как кочны капусты, снёс.

— Стой, Иван — крестьянский сын, дай мне, Чудо-юдо, роздыху!

— Какой тебе роздых, вражья сила! У тебя девять голов — у меня одна!

Размахнулся Иванушка — ещё три головы снёс, а Чудо-юдо ударил Ивана — по колена в землю вогнал. Тут Ванюшка изловчился, захватил горсть земли и бросил Змею в глаза.

Пока Змей глаза протирал, брови прочищал, Иван — крестьянский сын сшиб ему последние три головы. Головы под мост положил, туловище в воду бросил.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-попович, спрашивают его братья:

— А что, попович, как ночь прошла?

— Тихо, братцы, только комар над ухом пищал.

Тут Ванюшка повёл их на Калинов мост, показал им змеиные головы.

— Эх вы, сони непробудные, разве вам воевать? Вам бы дома на печи лежать!

На третью ночь собирается в дозор Ванюшка. Обувает сапоги яловые, надевает рукавицы пеньковые, старшим братьям наказывает:

— Братья милые, я на страшный бой иду, лежите — спите, моего крика слушайте.

Вот стоит Ванюшка у Калинова моста, за ним земля Русская. Прошло время за полночь, на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались. Выезжает Змей Горыныч, Чудо-юдо двенадцатиглавое. Каждая голова своим напевом поёт, из ноздрей пламя пышет, изо рта дым валит. Конь под ним о двенадцати крылах. Шерсть у коня железная, хвост и грива огненные.

Въехал Змей на Калинов мост. Тут под ним конь споткнулся, ворон встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Чудо-юдо коня плёткой по бёдрам, ворона — по перьям, пса — по ушам.

— Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Али вы думаете, Иван — крестьянский сын здесь? Да если он народился, да и на войну сгодился, я только дуну — от него прах останется!

Рассердился тут Ванюшка, выскочил:

— Не побившись с добрым молодцем, рано, Чудо-юдо, хвастаешь!

Размахнулся Ванюшка, сбил Змею три головы, а Змей его по щиколотку в землю вогнал, подхватил свои три головы, чиркнул по ним огненным пальцем — все головы приросли, будто век не падали. Дыхнул на Русь огнём — на три версты всё поджёг кругом. Видит Ванюшка — плохо дело, схватил камешек, бросил в избушку — братьям знак подать. Все окошечки вылетели, ставенки в щепы разнеслись — спят братья, не слышат.

Собрал силы Ванюшка, размахнулся дубиной — сбил Змею шесть голов. Змей огненным пальцем чиркнул — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по колена в землю вбил. Дыхнул огнём — на шесть вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюша пояс кованый, бросил в избушку — братьям знак подать. Разошлась крыша тесовая, подкатились ступеньки дубовые — спят братья, храпят, как лес шумит.

Собрал Ванюшка последние силы, размахнулся дубинкой, сшиб Змею девять голов. Вся сыра земля дрогнула, вода всколебалася, орлы с дубов попадали. Змей Горыныч подхватил свои головы, чиркнул огненным пальцем — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по пояс в землю вогнал. Дыхнул огнём — на двенадцать вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюшка рукавицу пеньковую, бросил в избушку — братьям знак подать. Раскатилась избушка по брёвнышку. Проснулись братья, выскочили. Видят: вздыбилась речка Смородина, с Калинова моста кровь бежит, на Русской земле стон стоит, на чужой земле ворон каркает. Бросились братья на помощь Ванюшке. Пошёл тут богатырский бой. Чудо-юдо огнём палит, дымом дымит. Иван-царевич мечом бьёт, Иван-попович копьём колет. Земля стонет, вода кипит, ворон каркает, пёс воет.

Изловчился Ванюшка и отсёк Змею огненный палец. Тут уж стали братья бить-колотить, отсекли Змею все двенадцать голов, туловище в воду бросили.

Отстояли Калинов мост.

kiddywood.ru

Стихотворение «Калинов мост (сказка)», поэт Павлова Ирина

Течет река Смородина –

Плещется, сверкает,

Калинов мост два берега

Давно соединяет...

Добро живет на правом,

На левом - Тьма и Зло,

Рубеж - посередине,

Уж много лет прошло.

Два мира по соседству –

Мир мертвых, мир живых,

И каждый путник знает –

Мост не из простых!

Некогда раздумывать –

Ступил на путь добра,

Воюй с нечистой силой

С самого утра!

Река огнем пылает,

Мост очень раскален,

Каждый там пытается

Чувства взять в полон...

Сколько храбрых витязей

Сразу полегло

В битве с разной нечистью!

Побеждало зло.

Жгло, давило. мучило,

Было всё не зря,

Прискакали как-то

Три богатыря.

У моста - избушка,

В ней - Баба-яга,

Нос крючком огромным,

Нога, как кочерга.

Мхом покрыта полностью,

Горб есть на спине,

Бабка видит - вроде бы

Парни на коне...

Присмотрелась - трое,

Вышли в полный рост..

- Вы зачем приехали

На Калинов мост?

- Нам сказали вроде бы

Под мостом есть Змей,

Мы узнать приехали –

Кто из нас сильней?

Охраняет зорко

Он Калинов мост,

Трехголовый, страшный...

Выбор наш не прост!

Он давно повадился

Нашу Русь топтать,

Жжет деревни, села,

Действует, как тать!

Биться будем страшно,

Будет неповадно!

Красавица, поможешь?

Бабка сразу: "Ладно"!

Никто ее красавицей

Ни разу не назвал,

- Ну, все! Конец Змеюке!

Мост тогда сказал...

Вонь стояла дикая,

Кругом сильнейший смрад...

- Живешь, как на помойке!

- Здесь вонь сильней в сто крат!

Да ладно, я принюхалась!

Привычка есть привычка,

Горит река, пылает,

Вам не нужны здесь спички!

Огонь здесь выше леса,

А в речке не вода!

Смола кипит и пенится,

Здесь всех вас ждет беда!

Смотрите, всюду копоть,

Человечьи кости

Политы русской кровью,

И вы пришли не в гости!

Помочь я обещала..

- Да, бабка, непременно!

- Здесь дом жены Кощея,

Ее зовут Морена!

Она - царица мрака,

Все ведает про смерть,

Есть серп у ней заветный...

Вот как только спереть?

Она им Нити Жизни

Срезает ежедневно,

Надежно охраняет,

Сверкают очи гневно...

Морена жаждет Солнце

Навеки погубить...

Ну, это мы посмотрим!

Так как же серп добыть?

- Трехглавый охраняет

И мост, и этот серп...

Смотрите -кости черепа! –

Морены это герб!

Он на вратах надежных

Издавна красуется,

Все ее боятся,

Но все интересуются!

- Ты, бабка, очень хитрая,

А мы - богатыри,

Мы Змея уничтожим.

Поможешь? Говори!

- Да помогу, конечно,

Век воли не видать!

Легко, не сомневайтесь,

Хитростью бы взять!

Пойду к Морене в гости,

Надо попросить,

Скажу: страда, уборка,

Траву пойду косить!

Возьму его на время,

Вернее напрокат..

И срежем Нити Жизни,

Пусть сдохнет этот гад!

Я - героиня русская,

Мне жалко свой народ,

От серпа заветного

Никто не уползет!

Сказала и исполнила,

Ведь Змей беды не ждал,

Он на мосту Калиновом

Секунды не лежал!

Сгорел, теперь Морена

Сама все охраняет..

А серп Яга вернула,

Она не забывает!

С нее и взятки гладки,

Где Змей, никто не знает,

На дне реки Смородины

Он тайно догорает...

На Русь налетов не было,

И села он не жжет,

Калинов мост - не вымысел,

И автор вам не врет!!!

poembook.ru

Калинов мост

Кали́нов мост  — мост через реку Смородину в русских сказках и былинах , соединяющий мир живых и мир мёртвых [1] . За Огненной рекой жил Змей Горыныч и находилась избушка Бабы Яги [2] .

Происхождение названия

Название «Калинов мост» происходит не от растения калина ; названия обоих — однокоренные и происходят от древнерусского слова «кали́ть», которое означает разогрев твёрдого материала (например, металла ) [3] докрасна́ и/или добела́. « Река Смородина » также называется Огненной; потому мост через неё и представлялся докрасна раскалённым. Таким образом это — эпитет , лирико-эпическая фигура речи. В современном русском языке существуют также слова «накали́ть», «раскалё́нный», «ока́лина», происходящие от того же корня. В русских былинах также был ( омонимический ) персонаж Калин-царь .

Местоположение

Калинов мост перекинут над рекой Смородиной , разделяющей мир живых и мир мёртвых . Мост, являющийся границей, охраняется Трёхглавым Змеем . Именно по этому мосту души переходят в царство мёртвых. И именно здесь герои (витязи, богатыри) сдерживают угрожающие добру силы зла в образе различных змеев.

Представления славян

Образ Калинова моста как некоего рубежа встречается во многих легендах, сказаниях, а также обрядах и заговорах. И нередко значения этого символа были совершенно противоположны. Так, в одно время фраза Перейти Калинов мост  — означала смерть, а в другое время фраза Встречаться с кем-либо на Калиновом Мосту  — означала любить [4] , так как замужество невесты символически осмысляется как смерть в прежнем качестве и рождение в новом [5] .

По верованиям украинцев , душе после смерти предстоит перейти по кладочке через огонь, и если она оступится, то не дойдёт до Царства Божия. Белорусы Гомельской области полагали, что душа умершего переходит по мостику над водой [6] .

Мифология

Существует множество былин и легенд, в которых по сюжету на Калиновом мосту происходит единоборство героя (витязя, богатыря) со змеем, что является олицетворением битвы добра и зла. К ним можно отнести:

  • Русскую народную сказку «Бой на калиновом мосту» (иначе «Иван-крестьянский сын и Чудо-Юдо»), где трое Иванов ( Иван-царевич , Иван-попович и Иван-крестьянский сын ), защищая Русь, бьются на Калиновом мосту с Чудо-Юдами (шести-, девяти- и двенадцатиголовыми змеями).
  • Русскую народную сказку «Иван-Быкович» (иначе «Иван — коровий сын»), которая является лишь интерпретацией предыдущей. Здесь Иван всего один, а вот Чудо-Юд столько же.

Известна загадка с упоминанием Калинова моста:

  • Бежали овечки по калинову мосту: увидели зорю (грозу, огонь), кинулись в воду. Пельмени.

Обряды

Замужество

Образ Калинова моста использовался в свадебных обрядных песнях, где являлся символом перехода из одной ипостаси в другую: переход из девичества в замужество. Часто использовались в песнях на девичнике и во время причитаний невесты .

Да от этой баенки до горенкиДа есть и мостики калиновыПерекладины малиновы,Да есть и столбики точеные,Да есть головки золоченыеДа на этих-то головочкахДа там сидят да птицы-пташицы.Они поют да жалобнешенько,Ой, жалки песенки да с горючими слезами.

— Н. П. Колпакова, «Лирика русской свадьбы» [7]

Сюжет с Калиновым мостом использовался и во время обрядового обхода молодых , когда исполнялись вьюницкие песни :

Благословляй-ко ты нас, хозяин со хозяюшкою,Нам на двор взойти да по двору пройти,По двору пройти, на часту лесенку вступить.На часту лесенку вступить, да по частой пройтить,По частой пройтить, на калинов мост взойти.На калинов мост взойти, да по калинову пройти,По калинову пройти, да на дубовы скамьи сесть [8] .

В польских свадебных песнях сваты, наломав калины, мостят из неё мост, по которому поедут гости на свадьбу. Калиной называлась красная лента, «красота» невесты (Волынь), девушка, невеста (укр., чаще в песнях), рубашка невесты со следами дефлорации — свидетельство её невинности, целомудрия [9] .

Похоронные обряды

Во время похорон процессия под причитания плакальщиц должна была перейти символический Калинов мост, тем самым облегчить доставку души покойного в другой мир и усложнить возможность её возвращения. Например, в сказке Алексея Ремизова «Кострома» (часть «Весна-Красна» в сборнике «Посолонь») воспроизводится процесс похорон с переходом Калинова моста.

В Белоруссии существовал обычай делать в память об умершем мостик через канаву или ручей. На следующий день после поминок на могиле мужчины ставили крест, а в память о женщине делали кладку через какое-нибудь мокрое, топкое место или же перекидывали мостик через канаву либо ручей; вырезали на дереве, срубленном для моста, дату смерти и серп; затем садились на дерево, выпивали, закусывали и поминали умершую. Каждый, кто переходил по такому мостику, также должен был её помянуть [6] .

Иногда переход по Калинову мосту означал лишь расставание с молодостью (замужество).

См. также

Примечания

  1. ↑ Пропп. В. Я. Русская сказка. — М. : Лабиринт, 2000. — С. 232 .
  2. ↑ Амельченко В. М. Золото амазонок, героев и царей привело к Атлантиде — Ростов-на-Дону: Новая книга, 2007 — 365 с. — ISBN 5-86692-169-3 — С. 220
  3. ↑ Калить  // Толковый словарь живого великорусского языка  : в 4 т.  / авт.-сост. В. И. Даль . — 2-е изд. — СПб.  : Типография М. О. Вольфа , 1880—1882.
  4. ↑ Вакуров В. Н. Калина жаркая // Русский язык за рубежом : Журнал. — 1990. — № 4 .
  5. ↑ Гура, 2004 , с. 381.
  6. ↑ 1 2 Топорков, 1995 , с. 267.
  7. ↑ Причитания / Колпакова Н.. — Лирика русской свадьбы. — Л: Наука , 1973. — 323 с. — (Литературные памятники). — 30 000 экз.
  8. ↑ Жекулина, Розов, 1989 , с. 217.
  9. ↑ Усачёва, 1999 , с. 446.

Литература

Ссылки

www.cruer.com

Калинов мост — Википедия

Кали́нов мост — мост через реку Смородину в русских сказках и былинах, соединяющий мир живых и мир мёртвых[1]. За Огненной рекой жил Змей Горыныч и находилась избушка Бабы Яги[2].

Происхождение названия

Название «Калинов мост» происходит не от растения калина; названия обоих — однокоренные и происходят от древнерусского слова «кали́ть», которое означает разогрев твёрдого материала (например, металла)[3] докрасна́ и/или добела́. «Река Смородина» также называется Огненной; потому мост через неё и представлялся докрасна раскалённым. Таким образом это — эпитет, лирико-эпическая фигура речи. В современном русском языке существуют также слова «накали́ть», «раскалё́нный», «ока́лина», происходящие от того же корня. В русских былинах также был (омонимический) персонаж Калин-царь.

Видео по теме

Местоположение

Калинов мост перекинут над рекой Смородиной, разделяющей мир живых и мир мёртвых. Мост, являющийся границей, охраняется Трёхглавым Змеем. Именно по этому мосту души переходят в царство мёртвых. И именно здесь герои (витязи, богатыри) сдерживают угрожающие добру силы зла в образе различных змеев.

Представления славян

Образ Калинова моста как некоего рубежа встречается во многих легендах, сказаниях, а также обрядах и заговорах. И нередко значения этого символа были совершенно противоположны. Так, в одно время фраза Перейти Калинов мост — означала смерть, а в другое время фраза Встречаться с кем-либо на Калиновом Мосту — означала любить[4], так как замужество невесты символически осмысляется как смерть в прежнем качестве и рождение в новом[5].

По верованиям украинцев, душе после смерти предстоит перейти по кладочке через огонь, и если она оступится, то не дойдёт до Царства Божия. Белорусы Гомельской области полагали, что душа умершего переходит по мостику над водой[6].

Мифология

Существует множество былин и легенд, в которых по сюжету на Калиновом мосту происходит единоборство героя (витязя, богатыря) со змеем, что является олицетворением битвы добра и зла. К ним можно отнести:

  • Русскую народную сказку «Бой на калиновом мосту» (иначе «Иван-крестьянский сын и Чудо-Юдо»), где трое Иванов (Иван-царевич, Иван-попович и Иван-крестьянский сын), защищая Русь, бьются на Калиновом мосту с Чудо-Юдами (шести-, девяти- и двенадцатиголовыми змеями).
  • Русскую народную сказку «Иван-Быкович» (иначе «Иван — коровий сын»), которая является лишь интерпретацией предыдущей. Здесь Иван всего один, а вот Чудо-Юд столько же.

Известна загадка с упоминанием Калинова моста:

  • Бежали овечки по калинову мосту: увидели зорю (грозу, огонь), кинулись в воду. Пельмени.

Обряды

Замужество

Образ Калинова моста использовался в свадебных обрядных песнях, где являлся символом перехода из одной ипостаси в другую: переход из девичества в замужество. Часто использовались в песнях на девичнике и во время причитаний невесты.

Да от этой баенки до горенкиДа есть и мостики калиновыПерекладины малиновы,Да есть и столбики точеные,Да есть головки золоченыеДа на этих-то головочкахДа там сидят да птицы-пташицы.Они поют да жалобнешенько,Ой, жалки песенки да с горючими слезами.

— Н. П. Колпакова, «Лирика русской свадьбы»[7]

Сюжет с Калиновым мостом использовался и во время обрядового обхода молодых, когда исполнялись вьюницкие песни:

Благословляй-ко ты нас, хозяин со хозяюшкою,Нам на двор взойти да по двору пройти,По двору пройти, на часту лесенку вступить.На часту лесенку вступить, да по частой пройтить,По частой пройтить, на калинов мост взойти.На калинов мост взойти, да по калинову пройти,По калинову пройти, да на дубовы скамьи сесть[8].

В польских свадебных песнях сваты, наломав калины, мостят из неё мост, по которому поедут гости на свадьбу. Калиной называлась красная лента, «красота» невесты (Волынь), девушка, невеста (укр., чаще в песнях), рубашка невесты со следами дефлорации — свидетельство её невинности, целомудрия[9].

Похоронные обряды

Во время похорон процессия под причитания плакальщиц должна была перейти символический Калинов мост, тем самым облегчить доставку души покойного в другой мир и усложнить возможность её возвращения. Например, в сказке Алексея Ремизова «Кострома» (часть «Весна-Красна» в сборнике «Посолонь») воспроизводится процесс похорон с переходом Калинова моста.

В Белоруссии существовал обычай делать в память об умершем мостик через канаву или ручей. На следующий день после поминок на могиле мужчины ставили крест, а в память о женщине делали кладку через какое-нибудь мокрое, топкое место или же перекидывали мостик через канаву либо ручей; вырезали на дереве, срубленном для моста, дату смерти и серп; затем садились на дерево, выпивали, закусывали и поминали умершую. Каждый, кто переходил по такому мостику, также должен был её помянуть[6].

Иногда переход по Калинову мосту означал лишь расставание с молодостью (замужество).

См. также

Примечания

  1. ↑ Пропп. В. Я. Русская сказка. — М.: Лабиринт, 2000. — С. 232.
  2. ↑ Амельченко В. М. Золото амазонок, героев и царей привело к Атлантиде — Ростов-на-Дону: Новая книга, 2007 — 365 с. — ISBN 5-86692-169-3 — С. 220
  3. ↑ Калить // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.
  4. ↑ Вакуров В. Н. Калина жаркая // Русский язык за рубежом : Журнал. — 1990. — № 4.
  5. ↑ Гура, 2004, с. 381.
  6. ↑ 1 2 Топорков, 1995, с. 267.
  7. ↑ Причитания / Колпакова Н.. — Лирика русской свадьбы. — Л: Наука, 1973. — 323 с. — (Литературные памятники). — 30 000 экз.
  8. ↑ Жекулина, Розов, 1989, с. 217.
  9. ↑ Усачёва, 1999, с. 446.

Литература

Ссылки

wikipedia.green

Калинов мост

калинов мост родная, калинов мостКали́нов мост — мост через реку Смородину в русских сказках и былинах, соединяющий мир живых и мир мёртвых. За Огненной рекой жил Змей Горыныч и находилась избушка Бабы Яги.

Содержание

  • 1 Происхождение названия
  • 2 Местоположение
  • 3 Представления славян
  • 4 Обряды
    • 4.1 Замужество
    • 4.2 Похоронные обряды
  • 5 См. также
  • 6 Примечания
  • 7 Литература
  • 8 Ссылки

Происхождение названия

Название «Калинов мост» происходит не от растения калина; названия обоих — однокоренные и происходят от древнерусского слова «кали́ть», которое означает разогрев твёрдого материала (напр. металла) докрасна́ и/или добела́. «Река Смородина» также называется Огненной; потому мост через неё и представлялся докрасна раскалённым. Таким образом это — эпитет, лирико-эпическая фигура речи. В современном русском языке существуют также слова «накали́ть», «раскалё́нный», «ока́лина», происходящие от того же корня. В русских былинах также был (омонимический) персонаж Калин-царь.

Местоположение

Калинов мост перекинут над рекой Смородиной, разделяющей мир живых и мир мёртвых. Мост, являющийся границей, охраняется Трёхглавым Змеем. Именно по этому мосту души переходят в царство мёртвых. И именно здесь герои (витязи, богатыри) сдерживают угрожающие добру силы зла (в лице различных змеев).

Представления славян

Образ Калинова моста, как некоего рубежа, встречается во многих легендах, сказаниях, а также обрядах и заговорах. И нередко значения этого символа были совершенно противоположны. Так, в одно время фраза Перейти Калинов мост — означала смерть, а в другое время фраза Встречаться с кем-либо на Калиновом Мосту — означала любить, так как замужество невесты символически осмысляется как смерть в прежнем качестве и рождение в новом.

По верованиям украинцев, душе после смерти предстоит перейти по кладочке через огонь, и если она оступится, то не дойдёт до Царства Божия. Белорусы Гомельской области полагали, что душа умершего переходит по мостику над водой.

Мифология

Существует множество былин и легенд, по сюжету которых на Калиновом мосту происходит единоборство героя (витязя, богатыря) со змеем, что является олицетворением битвы добра и зла. К ним можно отнести:

  • Русскую народную сказку «Бой на калиновом мосту» (иначе «Иван-крестьянский сын и чудо-юдо»), где трое Иванов (Иван-царевич, Иван-попович и Иван-крестьянский сын) бьются на Калиновом мосту, защищая Русь, с Чудо-Юдами (шести-, девяти- и двенадцатиголовыми змеями).
  • Русскую народную сказку «Иван-Быкович» (иначе «Иван — коровий сын»), которая является лишь интерпретацией предыдущей. Здесь Иван всего один, а вот Чудо-Юд столько же.

Известна загадка с упоминанием Калинова моста:

  • Бежали овечки по калинову мосту: увиделю зорю (грозу, огонь), кинулись в воду. Пельмени.

Обряды

Замужество

Образ Калинова моста использовался в свадебных обрядных песнях, где являлся символом перехода из одной ипостаси в другую: переход из девичества в замужество. Часто использовались в песнях на девичнике и во время причитаний невесты.

Да от этой баенки до горенкиДа есть и мостики калиновыПерекладины малиновы,Да есть и столбики точеные,Да есть головки золоченыеДа на этих-то головочкахДа там сидят да птицы-пташицы.Они поют да жалобнешенько,Ой, жалки песенки да с горючими слезами.

— Н. П. Колпакова, «Лирика русской свадьбы»

Сюжет с Калиновым мостом использовался и во время обрядового обхода молодых, когда исполнялись вьюницкие песни:

Благословляй-ко ты нас, хозяин со хозяюшкою,Нам на двор взойти да по двору пройти,По двору пройти, на часту лесенку вступить.На часту лесенку вступить, да по частой пройтить,По частой пройтить, на калинов мост взойти.На калинов мост взойти, да по калинову пройти,По калинову пройти, да на дубовы скамьи сесть.

В польских свадебных песнях сваты, наломав калины, мостят из неё мост, по которому поедут гости на свадьбу. Калиной называлась красная лента, «красота» невесты (Волынь), девушка, невеста (укр., чаще в песнях), рубашка невесты со следами дефлорации — свидетельство её невинности, целомудрия.

Похоронные обряды

Подробнее по этой теме см.: Похороны у славян.

Во время похорон, процессия, под причитания плакальщиц, должна была перейти символический Калинов мост, тем самым облегчить доставку души покойного в другой мир, и усложнить возможность её возвращения. Например, в сказке Алексея Ремизова «Кострома» (часть «Весна-Красна» в сборнике «Посолонь»), воспроизводится процесс похорон, с переходом Калинова моста.

В Белоруссии существовал обычай делать в память об умершем мостик через канаву или ручей. На следующий день после поминок на могиле мужчины ставили крест, а в память о женщине делали кладку через какое-нибудь мокрое, топкое место или же перекидывали мостик через канаву либо ручей; вырезали на дереве, срубленном для моста, дату смерти и серп; затем садились на дерево, выпивали, закусывали и поминали умершую. Каждый, кто переходил по такому мостику, также должен был её помянуть.

Иногда, переход по Калинову мосту означал лишь расставание с молодостью (замужество).

См. также

  • Смородина (река)
  • Баба-яга — охранительница границ царства Смерти

Примечания

  1. ↑ Пропп. В. Я. Русская сказка. — М.: Лабиринт, 2000. — С. 232.
  2. ↑ Амельченко В. М. Золото амазонок, героев и царей привело к Атлантиде — Ростов-на-Дону: Новая книга, 2007 — 365 с. — ISBN 5-86692-3 — С. 220
  3. ↑ КАЛИТЬ // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.
  4. ↑ Вакуров В. Н. Калина жаркая // Русский язык за рубежом : Журнал. — 1990. — № 4.
  5. ↑ Гура, 2004, с. 381
  6. ↑ 1 2 Топорков, 1995, с. 267
  7. ↑ Причитания / Колпакова Н.. — Лирика русской свадьбы. — Л: Наука, 1973. — 323 с. — (Литературные памятники). — 30 000 экз.
  8. ↑ Жекулина, Розов, 1989, с. 217
  9. ↑ Усачёва, 1999, с. 446

Литература

  1. Невеста / Гура А. В. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / Под общей ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Международные отношения, 2004. — Т. 3: К (Круг) — П (Перепелка). — С. 381–388. — ISBN 5-7133-1207-0.
  2. Обрядовая поэзия / Сост., предисл., примеч., подгот. текстов В. И. Жекулиной, А. Н. Розова. — М.: Современник, 1989. — 735 с. — (Классическая б-ка «Современника»). — ISBN 5-270-00110-1.
  3. Топорков А. Л. Мост // Славянская мифология. Энциклопедический словарь. — М.: Эллис Лак, 1995. — С. 267–268. — ISBN 5-7195-0057-X.
  4. Калина / Усачёва В. В. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / Под общей ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Международные отношения, 1999. — Т. 2: Д (Давать) — К (Крошки). — С. 446–448. — ISBN 5-7133-0982-7.

Ссылки

  • Текст сказки «Иван — крестьянский сын и Чудо-юдо» в Викитеке.
  • Русская народная сказка «Бой на калиновом мосту».
  • Мифологемы «Калинов мост» и «речка Смородина» в устном народном творчестве и произведениях писателей XX века.
  Славянская мифология Боги Духи места Заложные покойники Мифические существа Ритуальные персонажи Мифические земли
Белобог1 • Велес ~ Волос • Дажьбог • Девана1 • Жива • Лада1 • Лель1 • Леля1 • Мать — Сыра Земля • Мокошь (Макошь) • Переплут • Перун • Поревит • Поренут • Прове • Радегаст1 • Род2 • Ругевит • Сварог1 • Сварожич • Святовит • Семаргл (Симаргл) • Стрибог • Триглав • Троян2 • Хорс • Чернобог • Яровит
Банник • Болотник • Водяной • Дворовой • Домовой • Леший • Морской царь • Овинник • Полевой
Кикимора • Мавка • Русалка • Упырь • Шуликуны
Алконост • Асилки • Баба Марта • Баба-яга • Бабай • Берегиня • Бес • Бука • Ведьмак • Верлиока • Вечорка • Вий • Вила • Волколак • Гамаюн • Дабог • Денница • Доля • Заря • Злыдни • Змей Горыныч • Иван-да-марья • Караконджул • Клобук • Коргоруши • Кощей • Лихо • Лихорадка • Мороз  • Неделя (воскресенье) • Ночницы • Огненный змей • Полудницы • Пятница • Рарог • Рожаницы • Сирин • Соловей-разбойник • Судженицы • Чёрт • Чугайстер • Чудо-юдо • Чур • Шишига • Юда
Божич • Герман • Додола • Коляда • Кострома • Кострубонька • Купала • Марена • Масленица • Ярила
Алатырь • Беловодье • Буян • Ирий • Калинов мост • Китеж • Лукоморье • Лысая гора • Смородина Река • Тридевятое царство
Примечания: 1 историчность божества спорна; 2 божественный статус спорен.

калинов мост, калинов мост бабка ежка, калинов мост википедия, калинов мост дискография, калинов мост камчатка, калинов мост клипы, калинов мост лучшее, калинов мост родная, калинов мост славяне, калинов мост слушать

Калинов мост Информацию О

Калинов мост

Калинов мост Комментарии

Калинов мостКалинов мост Калинов мост Вы просматриваете субъект

Калинов мост что, Калинов мост кто, Калинов мост описание

There are excerpts from wikipedia on this article and video

www.turkaramamotoru.com

Калинов мост — Википедия РУ

Название «Калинов мост» происходит не от растения калина; названия обоих — однокоренные и происходят от древнерусского слова «кали́ть», которое означает разогрев твёрдого материала (например, металла)[3] докрасна́ и/или добела́. «Река Смородина» также называется Огненной; потому мост через неё и представлялся докрасна раскалённым. Таким образом это — эпитет, лирико-эпическая фигура речи. В современном русском языке существуют также слова «накали́ть», «раскалё́нный», «ока́лина», происходящие от того же корня. В русских былинах также был (омонимический) персонаж Калин-царь.

Калинов мост перекинут над рекой Смородиной, разделяющей мир живых и мир мёртвых. Мост, являющийся границей, охраняется Трёхглавым Змеем. Именно по этому мосту души переходят в царство мёртвых. И именно здесь герои (витязи, богатыри) сдерживают угрожающие добру силы зла в образе различных змеев.

Образ Калинова моста как некоего рубежа встречается во многих легендах, сказаниях, а также обрядах и заговорах. И нередко значения этого символа были совершенно противоположны. Так, в одно время фраза Перейти Калинов мост — означала смерть, а в другое время фраза Встречаться с кем-либо на Калиновом Мосту — означала любить[4], так как замужество невесты символически осмысляется как смерть в прежнем качестве и рождение в новом[5].

По верованиям украинцев, душе после смерти предстоит перейти по кладочке через огонь, и если она оступится, то не дойдёт до Царства Божия. Белорусы Гомельской области полагали, что душа умершего переходит по мостику над водой[6].

Мифология

Существует множество былин и легенд, в которых по сюжету на Калиновом мосту происходит единоборство героя (витязя, богатыря) со змеем, что является олицетворением битвы добра и зла. К ним можно отнести:

  • Русскую народную сказку «Бой на калиновом мосту» (иначе «Иван-крестьянский сын и Чудо-Юдо»), где трое Иванов (Иван-царевич, Иван-попович и Иван-крестьянский сын), защищая Русь, бьются на Калиновом мосту с Чудо-Юдами (шести-, девяти- и двенадцатиголовыми змеями).
  • Русскую народную сказку «Иван-Быкович» (иначе «Иван — коровий сын»), которая является лишь интерпретацией предыдущей. Здесь Иван всего один, а вот Чудо-Юд столько же.

Известна загадка с упоминанием Калинова моста:

  • Бежали овечки по калинову мосту: увидели зорю (грозу, огонь), кинулись в воду. Пельмени.

Замужество

Образ Калинова моста использовался в свадебных обрядных песнях, где являлся символом перехода из одной ипостаси в другую: переход из девичества в замужество. Часто использовались в песнях на девичнике и во время причитаний невесты.

Да от этой баенки до горенкиДа есть и мостики калиновыПерекладины малиновы,Да есть и столбики точеные,Да есть головки золоченыеДа на этих-то головочкахДа там сидят да птицы-пташицы.Они поют да жалобнешенько,Ой, жалки песенки да с горючими слезами.

— Н. П. Колпакова, «Лирика русской свадьбы»[7]

Сюжет с Калиновым мостом использовался и во время обрядового обхода молодых, когда исполнялись вьюницкие песни:

Благословляй-ко ты нас, хозяин со хозяюшкою,Нам на двор взойти да по двору пройти,По двору пройти, на часту лесенку вступить.На часту лесенку вступить, да по частой пройтить,По частой пройтить, на калинов мост взойти.На калинов мост взойти, да по калинову пройти,По калинову пройти, да на дубовы скамьи сесть[8].

В польских свадебных песнях сваты, наломав калины, мостят из неё мост, по которому поедут гости на свадьбу. Калиной называлась красная лента, «красота» невесты (Волынь), девушка, невеста (укр., чаще в песнях), рубашка невесты со следами дефлорации — свидетельство её невинности, целомудрия[9].

Похоронные обряды

Во время похорон процессия под причитания плакальщиц должна была перейти символический Калинов мост, тем самым облегчить доставку души покойного в другой мир и усложнить возможность её возвращения. Например, в сказке Алексея Ремизова «Кострома» (часть «Весна-Красна» в сборнике «Посолонь») воспроизводится процесс похорон с переходом Калинова моста.

В Белоруссии существовал обычай делать в память об умершем мостик через канаву или ручей. На следующий день после поминок на могиле мужчины ставили крест, а в память о женщине делали кладку через какое-нибудь мокрое, топкое место или же перекидывали мостик через канаву либо ручей; вырезали на дереве, срубленном для моста, дату смерти и серп; затем садились на дерево, выпивали, закусывали и поминали умершую. Каждый, кто переходил по такому мостику, также должен был её помянуть[6].

Иногда переход по Калинову мосту означал лишь расставание с молодостью (замужество).

http-wikipediya.ru