Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Рассказ о крещении руси. Повесть временных лет о крещении Руси (конец обзора)

Кровавое крещение Руси. Как это было. Рассказ о крещении руси


Крещение Руси как поворот истории,

О крещении Руси и о том, как выбор веры сказался на князе Владимире, его окружении и всей стране, мы беседуем с заведующим кафедрой церковной истории Московской духовной академии, профессором Алексеем Светозарским.

Князь, который стал человеком

Крещение Руси как поворот истории,— Алексей Константинович, давайте начнем с личности самого князя Владимира. Насколько совпадают легенда и исторический персонаж?

— А это смотря что понимать под легендой. Если говорить о народных легендах, где князь Владимир, например, борется с монголо-татарами (которые пришли на Русь только в 1223 году, спустя 208 лет после его смерти), высылая против них Илью Муромца, — то здесь все понятно. То есть образ его настолько сильно впечатался в народное сознание, что его наделяли фантастическими чертами, проецировали на другие исторические эпохи. Неслучайно его называли «Красно Солнышко» — ни один другой русский правитель не удостоился такого эпитета.

Но нас с вами, очевидно, интересует другое — насколько соответствует реальности хрестоматийный исторический образ. Понятно, что целиком полагаться на «Повесть временных лет» не следует: летописец, бесспорно, усилил контраст между Владимиром-язычником и Владимиром-христианином. Впрочем, если преувеличение и есть, то лишь количественное. О князе Владимире мы ведь знаем и из зарубежных источников. И тут важно не то, сколько у него было наложниц в гареме, скольких противников он убил, — важно, что, приняв святое Крещение, он принципиально, качественно изменил свою жизнь. Заметим, что изменил, будучи уже достаточно зрелым человеком, закореневшим в своих привычках, пристрастиях. А мы знаем, как тяжело в зрелом возрасте все это преодолевать.

Тем не менее, князь Владимир смог. И этим он отличается от многих европейских правителей, которые принимали христианство из соображений выгоды, практичности и прогрессивности. Для него это был вопрос нравственного выбора, что видно из всей его дальнейшей жизни.

— А оказало ли принятие новой веры какое-то влияние на жизнь простого народа? Или люди надевали нательный крест, но продолжали жить так же, как и раньше?

— Разумеется, в массе своей народ не понимал всю глубину христианского вероучения, но принимал его в простоте сердца, по доверию. Это вообще очень характерная деталь для патриархальных обществ: «Так сделали старшие, и мы этому будем подражать». Например, «Повесть временных лет» так передает эту позицию: если бы князь, и бояре, и дружина не оценили бы положительно этой веры, не сочли бы ее своей, то они не имели бы основания креститься.

— То есть «князь плохого не посоветует»?

— Именно! Что же касается того, как христианство повлияло на внешние формы народной жизни, то семена христианства, брошенные князем Владимиром, быстро победили те институты, которые с христианством были совершенно несовместимы. Это прежде всего многоженство. Кроме того, изменилось отношение к зависимым людям: холопам, закупам, крепостным и так далее (в древнерусской жизни существовали разные формы зависимости). В подобных людях начали видеть своих собратьев во Христе, таких же грешников, каким является и сам господин, исповедующий христианскую веру. Далее, очень быстро ушли в прошлое те элементы народной жизни, которые были явно чужды христианству, в частности умыкание жен, которых воровали во время игрищ меж селами. Что же касается «бытового» язычества, то оно ушло в дома и в каких-то формах существует и доселе. Причем мы в этом отношении не уникальны — в Европе происходило то же самое.

Капитуляция язычества

Крещение Руси как поворот истории,

Фото Владимира Ештокина

— Часто приходится слышать, что князь Владимир крестил Русь насильственно, а значит, нельзя говорить, будто Православие — это свободный выбор русского народа. Что об этом говорит историческая наука?

— Начну с того, что все обвинения в насильственном крещении сводятся, по сути, к одному эпизоду — крещению Новгорода. Сведения об этом содержатся только в Иоакимовской летописи. Источник этот довольно поздний, датировка его затруднена, и у ряда исследователей есть сомнения в его подлинности*. Однако он содержит уникальные сведения и потому вызывает интерес у историков, тем более на фоне других источников по домонгольской Руси, которых совсем немного. Согласно этой летописи, князь Владимир направил в Новгород своего дядю Добрыню, для того чтобы крестить Новгородскую землю. Тот встретил сопротивление, но, тем не менее, своего добился: в результате военной операции новгородцы сдались и попросили себе Крещение.

Тут есть интересный момент — в этой летописи упоминается новгородская церковь Преображения Господня, вокруг которой сложился христианский приход. То есть получается, что еще до массового крещения новгородцев в городе уже были христиане, были православные храмы. Так что если вообще доверять Иоакимовской летописи, то приходится признать, что проповедь Православия не явилась для Новгорода чем-то совершенно новым, поскольку там уже была почва для принятия новой веры.

— Можно ли сказать, что в целом восточные славяне довольно легко расстались с язычеством?

— Да, и здесь мы видим разницу при сравнении с некоторыми соседними народами — к примеру, с болгарами, поляками (в Польше в 1031–1037 годах мощное антихристианское восстание охватило всю страну), полабскими и поморскими славянами. Тому есть несколько причин. Начну с того, что славянское язычество было, если можно так выразиться, неконкурентоспособно. Типологически оно, как мне кажется, было близко к скандинавскому, но находилось только в начале своего становления — не было ни священных книг, ни оформившегося культа… Конечно, в последнее время в массовой печати всплывают «сенсации» — якобы найдены древние славянские «ведические» книги. Но любой историк-профессионал без труда распознает здесь подделку. Причем чаще всего такие фальшивки — плод целенаправленной деятельности современных неоязыческих сект.

Крещение Руси как поворот истории,

Фото Владимира Ештокина

А вторая причина, по которой наши предки легко приняли Крещение, — это то, что была подготовлена почва. За сто с лишним лет до князя Владимира, в IX веке, уже состоялось так называемое первое Крещение Руси. То есть к концу X века на Руси уже жили христиане, уже были церкви, христианское вероучение не воспринималось как что-то абсолютно новое и чуждое. Особенно если говорить о южнорусских землях. Так что в целом русские люди крестились охотно. Не было ни массовых выступлений, ни какой-то подпольной борьбы.

Известны, правда, несколько случаев, получивших позже название «бунт волхвов» (в 1024 году в Суздале, на рубеже 60–70 годов XI века в Новгороде и на Ярославщине), но это вовсе не были народные волнения. И в Суздале, и в Новгороде волхвы просто устраивали «охоту на ведьм» по своему языческому обычаю, что являлось душегубством по христианскому закону. Согласно летописям, волхвы искренне не понимали, в чем провинились, и надеялись на защиту князя. Были, однако, и случаи, когда язычники изгоняли епископов (например, в Ростове Великом, откуда были изгнаны два первых епископа, а третий, святитель Леонтий, убит). Есть, впрочем, предположение, что северо-восточные земли были оплотом не только язычества, но и христианских уже ересей — прежде всего богомильства, которое повлияло на позднее славяно-финское язычество северо-востока. Вновь замечу, что все эти случаи были, что называется, «точечными», а не массовыми.

Еще одна причина, почему христианство на Руси не встретило активного сопротивления, состоит в том, что богослужение велось на понятном народу языке — в отличие от латинского обряда в Польше и Поморье.

Тем не менее, нельзя сказать, что с появлением христианства язычество безвозвратно ушло. Пресловутая «народная культура», существовавшая на протяжении многих веков параллельно с христианством, впитала в себя множество языческих элементов. Даже в наше время эти языческие элементы порой проявляются.

 

Евангельский эксперимент князя Владимира

Крещение Руси как поворот истории,

Фото Владимира Ештокина

— Как, по-Вашему, повлияло Православие на государственно-политическую практику Киевской Руси?

— «Повлияло» — это не то слово. Православие, на мой взгляд, фактически сформировало русскую государственность. Принятие византийской традиции предопределило все последующее развитие — и политики, и экономики, и тем более культуры.

— Известный историк первой половины прошлого века Антон Карташев, говоря о пирах князя Владимира, куда тот начал приглашать простонародье, утверждал, что князя подвигло на это прочтение Евангелия — тот решил обустроить социальную жизнь своего княжества по евангельской мерке. Согласны ли Вы с таким мнением?

— Тут не все так просто. Изначально такие пиры были проявлением языческой стихии — другое дело, что князь Владимир эту стихию в какой-то степени воцерковил. Ведь что такое пир? Это неформальное общение князя со своими дружинниками, то есть с крупными государственными сановниками, говоря сегодняшним языком. Благодаря пирам решалось множество важных вопросов, преодолевались какие-то разногласия, конфликты. То есть они были важным элементом в системе управления, существовавшим и до Крещения Руси.

Кроме того, в дополнение к пирам с дружиной, князь Владимир учредил и пиры с духовенством, и пиры для нищих, увечных. Такие пиры, помимо всего прочего, еще и демонстрировали отношение князя как к священникам и монахам, так и к бездомным, увечным, беспомощным людям, то есть обозначали некие приоритеты в государственной политике. Подчеркну, что кроме собственно пиров для нищей братии, по Киеву на телегах развозили пропитание для нуждающихся — как мы бы сейчас сказали, гуманитарную помощь. Скорее всего, князь Владимир действительно делал это из христианских соображений.

— Насколько успешным оказался этот его социально-христианский эксперимент?

— Раз уж мы упомянули Антона Владимировича Карташева, то скажу, что он, как и его учитель академик Евгений Евстигнеевич Голубинский, сами утверждали, что социальная помощь, социальная работа не приняли в домонгольской Руси каких-либо стабильных форм. Они подчеркивали, что Древняя Русь знала лишь так называемую «поручную милостыню», когда из рук в руки, частным образом, передавалась некая сумма, чтобы нуждающийся человек мог поддержать свою жизнь. Но сам же Карташев себе и противоречит, приводя примеры социальной активности в домонгольский период. Совершенно очевидно, что к милостыне все не сводилось. Существовали так называемые церковные дома — мы сейчас в точности не знаем, что это такое, но, видимо, это были, если применить современные аналогии, своего рода социально-благотворительные центры. Есть предположения, что существовали больницы, богадельни, странноприимные дома…

Что же касается преемственности этой политики, то при Ярославе, сыне князя Владимира, помощь нуждающимся осуществлялась не в меньших масштабах.

Вообще, время правления князя Владимира не следует считать каким-то случайным историческим эпизодом, после которого все «вернулось на круги своя». Совершенно очевидно, что выбор веры стал поворотным моментом в жизни молодого государства и во многом определил его будущее.

* Впервые Иоакимовская летопись была опубликована в XVIII веке историком Василием Татищевым, приписывавшим ее новгородскому епископу Иоакиму. В дальнейшем споры о подлинности летописи вели самые видные российские историки. Так, Карамзин считал летопись «просто шуткой», в то время как Сергей Соловьев не сомневался в ее подлинности. Церковный историк Евгений Голубинский предположил, что речь может идти не о реальной летописи и не о «шутке», а о сборнике исторических легенд, популярных в XVII-XVIII веках. Знаменитые археологические раскопки академика Валентина Янина подтвердили ряд пунктов летописи, что привело ученого к выводу о том, что летопись — текст, составленный в XV веке и содержащий немало достоверной информации. — Ред. 

 

Фото на заставке Владимира Ештокина

 

Читайте также:
Крещение Руси: как это было
Мифы о Крещении Руси

foma.ru

Доклад - Крещение Руси 13

Содержание:

1.Вступление.

2.Религиозные реформы князя Владимира

3.Как Русь приняла крещение

4.Крещение Владимира

5.Причина принятия Христианства

6.Роль церкви.

7.Значение принятия христианства.

8. Список использованной литературы

1. Вступление.

Христианство в Древней Руси существовало еще задолго до придания ему статуса официальной религии, но оно было слабо распространенным и, конечно, не могло конкурировать с язычеством. Но, будучи распространено по всей Руси, языческое мировоззрение наших предков, в, то, же время, воспринимало посторонние религиозные влияния. Если славяне легко примешивали к своим старым суевериям суеверия диких финнов и подпадали под влияние финских шаманов — «волхвов» и «кудесников»,- то тем более должна была влиять христианская сфера на тех из славян, которые могли ее узнать. Торговые отношения с Грецией облегчали для Руси знакомство с христианской верой. Варяжские купцы и дружинники, раньше и чаще славян, ходившие в Царьград, прежде славян стали там обращаться в христианство и приносили на Русь новое учение, передавая его славянам. В княжение Игоря в Киеве была уже христианская церковь святого Ильи, так как, по славам летописца, в Киев много было в Киеве варягов-христиан. В дружине самого князя Игоря было очень много христиан. Жена князя св. Ольга также была христианкою. Словом, христианская вера стала хорошо знакома киевлянам еще при первых варяжских князьях. Правда, «Святослав был холоден к христианской вере; а при сыне его Владимире в Киеве еще стояли языческие идолы и еще существовали жертвоприношения. Летописец рассказывает, как при Владимире языческая толпа киевлян однажды (983) убила двух варягов-христиан, отца и сына, за отказ отца добровольно отдать своего сына на жертву богам»[1]. Но все же, несмотря на это мучение христиан, христианство в Киеве продолжало распространяться.

Владимир стал новгородским князем в 970, захватил киевский престол в 978 году. В 988 выбрал христианство в качестве государственной религии Киевской Руси. В крещении получил христианское имя Василий. Известен также как Владимир Святой, Владимир Креститель (в церковной истории) и Владимир Красное Солнышко (в былинах).

Прославлен в лике святых как равноапостольный. Церковь празднует память Святого Равноапостольного князя Владимира в день его кончины — 15 (по новому стилю 28) июля.

2.Религиозные реформы князя Владимира

Для раннефеодального государства язычество было непрогрессивной формой религии, поэтому князь Владимир принял ряд мер для установления соответствия между религией и политическим строем. Владимир провел две религиозные реформы: реформирование язычества и обращение к христианству. Первая сводилась к тому, что Владимир отобрал из огромного числа языческих богов несколько главных, среди которых выделялись Перун, покровитель княжеской дружины, а также божества южных восточнославянских областей. Эта реформа, однако, оказалась недостаточной, поскольку для раннефеодального государства, каким было тогда Киевское, требовалось уже утверждение монотеистической религии, лучше всего освящавшей власть великого князя. Таких религий в Киеве знали три: христианство, ислам, иудаизм. Владимиру, как и княгине, Ольге, нужно было решить вопрос, какое христианство принять — западное или восточное. Этот вопрос ему пришлось решать в условиях сильного дипломатического нажима, как со стороны Рима, тик и со стороны Константинополя. Киеву выгоднее было иметь дело с Константинополем, в его руках был водный путь «из варяг в греки», с Византией существовали давние налаженные экономические и политические отношения, хотя и не всегда мирные. Столетиями Киев общался с Константинополем, связи с западом были слабее, поэтому предпочтение было отдано восточному христианству. «Князь Владимир принял новую веру, имея возможность познакомиться с нею и узнать ее превосходство и внутреннюю силу. Князь и его дружина приняли христианство в 988 г. «За крещением князя тотчас последовало принятие христианства Русью и торжественное упразднение языческого культа на Руси Новая религия отвечала интересам знати и дружинников, а также потребностям социального строя, который утверждался в качестве господствующего в Древней Руси. В связи с насильственным насаждением христианства в жизни народов Руси практическое значение приобрел вопрос сочетания разнородных, противоречивых вероисповеданий.

Русь далеко не сразу стали православной. Во многих регионах нашей страны формальная христианизация местного населения началась значительно позднее начальной фазы „крещения Руси“ и тянулась в течение нескольких веков.

Это значит, что на протяжении многих столетий язычество монолитной глыбой продолжало существование как самостоятельной явление, с которым православие не могло совладать.

3.Как Русь приняла крещение

Всем известно, что на протяжении почти 900 лет православное христианство было государственной религией в России. Да и сейчас эта религия занимает первое место в стране по распространённости. Так как же Русь отошла от язычества и приняла другую веру? Князь Владимир, наблюдая за своими людьми, заметил, насколько отличается грубое яростное язычество от высокого христианского учения, ведь в Киеве обитало много христиан, да и в дружине их было немало. Стал Великий князь колебаться в своей вере – и об этом сразу же узнали в соседних странах. Древняя летопись передаёт такое развитие событий: В 986 году из Болгарских земель к Владимиру на поклон пришли мусульманские послы. Сказали они ему:

— Вот, ты мудрый князь, а истинной веры не знаешь. Прими же нашу религию.

— Какова же ваша вера? – спросил Владимир.

— Веруем мы в единого бога, а Магомет заповедует нам свинины не есть, вина не пить.

Затем рассказали болгары о рае, где праведные люди после смерти вечно наслаждаются. Пришёлся по душе Владимиру рассказ о будущей жизни, да вот запрет на свинину, а в особенности на вино не понравился Князю.

— «Руси веселье есть питьё, не можем без него быте», — сказал он и отпустил магометан. Затем пришли к Владимиру немцы, послы от римского папы. Князь выслушал их и отправил к себе в Германию.

— Наши отцы не принимали вашего закона, – сухо ответил он им. Из хазар к русскому правителю пришли иудейские проповедники. Говорили они Князю:

— Слышали мы, что к тебе приходили магометане да немцы, предлагали свою веру. Христиане верят в того, кого мы распяли – мы же поклоняемся единому богу Авраама, Исаака и Иакова.

— В чём же состоит закон ваш и где земля ваша? – спросил Владимир.

— Свинину не есть, да субботу чтить. А земля наша в Иерусалиме.

— Там ли? – удивлённо переспросил Владимир.

— Бог разгневался на отцов наших, рассеял он нас по разным странам, а землю нашу отдал христианам.

— Как же вы других учите, когда сами богом отвергнуты за грехи? – Рассердился Владимир. – Хотите, что бы и Русь богом проклята была. – И ушли ни с чём хазарские послы.

Прислала и Византия своего человека – учёного и красноречивого философа. Рассказал он Владимиру о сотворении мира, грехопадении Евы, об истории евреев и рождении Иисуса Христа. Сказал он Владимиру, что тот, кто не крестится, будет мучиться в аду, а крещёного ждут великие радости на райской стороне. Задумался Владимир и, одарив греческого проповедника дарами, отпустил он его с миром. Не решался Князь выбрать какую-либо из религий.

Тогда отправил он своих послов в центры всех религий и наказал посмотреть да разведать, как у них службы в храмах проводятся.

Через год вернулись Князевы люди и поведали, что не понравились им простые да некрасивые обряды в Болгарии да Германии, зато в Царьграде приняли их со всеми почестями, да в храм проводили. Вот что они говорили:

— Не знали мы, где находимся, то ли в храме у греков, то ли на небе – настолько красиво убранство стен и одежд, и службы проводятся чинно и только дурак не будет очарован речами греческих служителей. Если бы худ был закон греческий, то не приняла бы его твоя бабка, мудрая Ольга.

Может быть, приукрашенная, но, тем не менее, с долей правды, летопись гласит о том, что приглянулось Владимиру православное христианство.

4.Крещение Владимира

Принял Крещение Владимир со всей дружиной и взял себе христианское имя Василий. Первое, что он сделал – приказал уничтожить языческих идолов: изрубить, сжечь, сплавить по реке. Многие, при виде такого поругания над богами горько плакали, не все русские люди готовы были принять новую веру. Тогда Владимир повелел всем киевлянам придти к Днепру для крещения: «Кто не со мной – тот против меня», – сказал Великий князь. С этого началась история христианизации Руси. Владимир повелел во всех городах ставить церкви вместо языческих капищ и кумиров, насильно крестить людей – но, тем не менее, процесс замены веры затянулся на две сотни лет.

5.ПРИЧИНЫ ПРИНЯТИЯ ХРИСТИАНСТВА.

Перед историками всегда стояли вопросы: в чем причина христианизации Руси и почему князь Владимир выбрал именно православие? Ответ на эти вопросы следует искать как в личности князя Владимира, так и анализе социально политических и духовных процессов, которые происходили в то время в Киевской Руси.

Язычество не было религией в современном понимании. Это была довольно хаотичная совокупность различных верований, культов, но не учение. Это соединение религиозных обрядов и целого вороха объектов религиозного почитания. По-

этому объединение людей разных племен, в чем так нуждались восточные славяне в 10-12 веках, не могло быть осуществлено язычеством. Между тем стремление вырваться из-под угнетающего воздействия одиночества среди редконаселенных лесов, болот и степей, боязнь грозных явлений природы, заставляла людей искать объединения. Время и события требовали познания мира и истории в широких масштабах. Достойно особого внимания, что эта тяга к более широкому пониманию мира, чем-то, которое давалось язычеством, сказывалось, прежде всего, по торговым и военным дорогам Руси, там, где вырастали первые государственные образования.

Стремление к государственности не было, разумеется, принесено извне, иначе оно не имело бы на Руси такого феноменального успеха, которым ознаменовался 10 век.

Князь Владимир был крупным государственным деятелем своего времени. Он уже давно осознавал, что языческий политеизм не соответствует политическим и духовным потребностям государства.

В 980 году Владимир предпринял первую религиозную реформу, суть которой состояла в попытке слияния разнородных богов всех племен Киевской Руси в единый пантеон во главе с княжеским богом Перуном.

Однако попытка повсеместного распространения культа Перуна потерпела неудачу. Языческому богу противостояли другие языческие боги, которым поклонялись славянские и неславянские племена Киевской Руси. Язычество не обеспечивало этнокультурного единства всех племен и земель Киевской Руси.

Историческая практика показала, что это единство лучше других обеспечивают так называемые мировые религии: христианство и ислам.

Решающим фактором обращения к религиозно-идеологическому опыту Византии явились традиционные политические, экономические, культурные связи Киевской Руси с Византией. В системе византийской государственности духовная власть занимала подчиненное положение от императора. Это соответствовало политическим устремлениям князя Владимира. Не последнюю роль сыграли и династические соображения. Принятие православия открывало дорогу для брака Владимира с сестрой византийского императора принцессой Анной – и, таким образом, еще в большей мере закрепило дружеские отношения с такой влиятельной державой, как Византия. Дружба с Византией не только открывала дорогу к расширению торгово-экономических и культурных связей, но и в какой-то мере защищала Русь от набегов многочисленных кочевых племен, населявших Великую степь к северу от Черного моря, которых Византия постоянно использовала в борьбе со своим северным соседом.

И еще один момент сыграл свое значение при выборе православия. В католицизме богослужение происходило на латинском языке, тексты Библии и других богослужебных книг- на этом же языке. Православие не связывало себя языковыми канонами. К тому же в этот период православие утверждалось в славянской Болгарии. Таким образом, богослужебные книги и весь обряд в языковом отношении были родственны населению Киевской Руси.

Через болгарские богослужебные книги и болгарских священнослужителей православие начало утверждаться в духовной жизни русского общества.

Благодаря болгарской письменности христианство сразу выступило на Руси в виде высокоорганизованной религии с высокой культурой. Та церковная письменность, которая была передана нам Болгарией,- это самое важное, что дало Руси крещение. Христианство в целом способствовало возникновению сознания единства человечества. Принятие христианства из Византии оторвало Русь от магометанской и языческой Азии, сблизив ее с христианской Европой.

Болгарская письменность сразу позволила

Руси не начинать литературу, а продолжить ее и создавать в первый же век христианства произведения, которыми мы вправе гордиться. Сама по себе культура не знает начальной даты. Но если говорить об условной дате начала русской культуры, то можно считать самой обоснованной 988 год.

А. С.Пушкин так сказал о христианстве: « История новейшая есть история христианства” Роль, и значение христианства на Руси были, очень изменчивы как изменчиво было на Руси и само православие. Однако, учитывая то, что живопись, музыка, в значительной мере архитектура и почти вся литература в Древней Руси находилась в орбите христианской мысли, ясно, что А. С. Пушкин был прав, если широко понимать его мысль.

6.Роль церкви.

На Руси появился новый общественный институт- православная церковь. С тех пор и до наших дней она сохранила единую систему управления: митрополит

( с 1589 года патриарх) — епархии (области) во главе с архиереями

(архиепископами и епископами )- приходы (приходские храмы со штатом священнослужителей – клиром ) и монастыри ( общины отрекшихся от мира иноков-монахов, принявших обеты безбрачия и послушания ). Появившись в патриархальном обществе, церковь, как более зрелая структура, помогала становлению Древнерусского государства и взяла на себя часть его функций.

В ее руках находился суд по семейно-брачным и наследственным делам, наряду с «Русской Правдой» действовал переведенный с греческого кодекс церковного права- Номоканон или Кормчая книга. В ведении церкви находились определенные категории населения: лекари, клирошане, паломники. Там же оглашались указы, хранились документы, эталоны мер, весов. Духовенство как носитель знаний и грамотности выступало в качестве школьных учителей. В свою очередь княжеская власть обеспечивала церковь материально: в 10-11 веках – за счет десятины ( отчислений от княжеских доходов – штрафов, пошлин и т.д. ), а позже передавал епископам и монастырям села с крестьянами.

Важной функцией церкви стала забота о нищих и обездоленных: «… Нищих кормление и чад мног, странным прилежание, сиротам и убогим промышление, вдовам пособие, девицам потребы, обидным заступление, в напастях поможенье, в пожаре и в потопе, пленным искупленье, в гладе прекормленье, в худобе умирая покровы и гробы »,- так характеризует эти обязанности памятник 13 века « Правило о церковных людях ». В этой сфере церковные власти поощряли милостыню, устраивали богадельни; в «церковном доме » могла найти убежище незамужняя женщина с ребенком; под особым покровительством находились паломники,

« хромцы и слепцы ».

Наступая на традиционные общинные права и обычаи, церковь усиливала контроль за поведением людей в наиболее консервативной и труднодоступной для государственного вмешательства сфере семейного быта. Грамоты новопостав- ленным пастырям предписывали им неуклонно выполнять свои повседневные обязанности в гуще мирской жизни: «… завтрени и вечерни, часы и молитвы пети, и дети духовные держати, и свадьбы венчати, и к роженицам ходити, и молитвы давати… и больных маслом свящати, и мертвых похоронити ».

Священники уговаривали господ « миловать свою челядь » и терпеливо при- учали к исполнению христианских заповедей своих прихожан, которые « без стыда и срама » имели по несколько жен и наложниц, играли свадьбы без венчания с буйными плясками, «гудением и плесканием », не признавали постов, устраивали языческие « игрища», и « творили насилье » прямо в храме.

Не менее трудным делом для духовенства было заставить вчерашних язычников « молвите своя грехи » духовному отцу – белому или черному священнику, призванному контролировать повседневную жизнь своих прихожан.

Надо было добиться стыда и раскаянья ( и привычки осознавать свои прегрешения ), не отпугивая при этом строгостью наказания, чтобы грешник « в отчаянье не впал».

По грехам и « по силе» каждого после исповеди назначалась епитимия, а при огласке какого-либо бытового «грехопадения» виновники представали перед закрытым епископским судом, «мирян не присущая».

Активно участвовала церковь и в процессе распространения христианства: с расширением границ княжеских владений строились новые храмы, а в городах основывались епископские кафедры. В свою очередь, князья стремились обеспечить себе поддержку со стороны влиятельных церковных корпораций и боролись за право покровительства отечественным святыням – таким, например, как мощи князей Бориса и Глеба. В период раздробленности епископы вмешивались в политическую борьбу на стороне «своих» князей.

Так, владимирское духовенство помогло Андрею Боголюбскому в утверждении патронального культа Богородицы перенесением из Киева на север почитаемой иконы Богоматери – буду- щей Владимирской- и введением не санкционированного Константинополем и киевским митрополитом праздника Покрова. Случались ( у того же Андрея и других князей ) и конфликты с церковными иерархами и монастырями, но все же через 200 лет после крещения Руси православная церковь стала важным и влиятельным институтом в феодальной общественной структуре: уже в конце 11 века Киево-Печерский монастырь принял «волости» от князя Ярополка Изяславича и обзавелся «рабами», а в 12 веке земельные владения получают и епископы.

Монастыри появились на Руси в середине 11 века. В монастырях готовились кадры священно служителей, происходило осмысление вероучения, формировались духовно-нравственные основы новой обрядности, христианского быта и т.д.

Монастыри играли существенную роль в распространении грамоты, являлись хранителями и передатчиками культурного наследия.

Из монастырей осуществлялась миссионерская деятельность по всем городам и сельской местности древнерусского государства. К середине 13 века на Руси функционировало около 80 монастырей.

При помощи разработанного вероучения и стройной организации Русская православная церковь стремилась освятить и укрепить общественный строй. Но если бы дело было только в насаждении сверху в угоду узкой правящей прослойке системы ценностей, чуждой подавляющему большинству населения, то оно было бы обречено на провал: внедрить силой никакую идею нельзя. Утверждение новой религии означало и переворот в мировоззрении людей, которым христианство предложило иную по сравнению с язычеством систему ценностей.

7.Значение принятия христианства.

В988 г. Русь приняла христианство из Византии по восточному образцу. Крещение растянулось на многие годы, это был длительный процесс, который не везде проходил мирно. Например, в летописях говорится, что народ в Новгороде не хотел креститься и «Путята крестил огнем, а Добрыня – мечом».

Зрелая византийская цивилизация оказала большое влияние на молодую древнерусскую культуру. Прежде всего, было перенято детально разработанное православное вероучение и культ, основу которых составляют Библия и Священное Предание, решение семи Вселенских соборов и труды отцов церкви. Возглавлял русскую православную церковь митрополит, назначенный константинопольским патриархом, богослужение в храме велось на церковно-славянском языке. С принятием христианства связано появление и широкое распространение славянской письменности, созданной православными монахами-миссионерами Кириллом и Мефодием. Они во второй половине IX в., изучив звуки русской речи, создали первые азбуки, кириллицу и глаголицу. Кириллица была успешно освоена, и на Руси появилась переводная литература, в начале религиозного содержания, а позже по истории, географии, философии. Книги способствовали просвещению Древней Руси, расширили кругозор древнерусских людей, познакомили их с мировой культурой.

Социокультурное значение крещения Руси трудно переоценить. В течение первого столетия после принятия православия древнерусская культура поднялась на высокий европейский уровень, расширялись культурные, политические и экономические связи со странами Европы и Азии. Монотеистическая религия способствовала укреплению государства и феодальных отношений.

Православие способствовало гармонизации отношений человека с обществом и природой, с собственным духовным миром; под влиянием христианской этики ушли в прошлое варварские обряды человеческих жертвоприношений, по-другому стал создаваться институт брака, появились новые представления о добродетелях и пороках.

Принятие православия способствовало расцвету культового зодчества, иконописи, литературы и церковной музыки. Развивались просвещение и наука. При монастырях действовали школы, в которых обучались грамоте и другим дисциплинам. О распространении грамотности среди всех слоев населения свидетельствуют берестяные грамоты, на которых сохранялись записи бытового характера. В XI в. в Древней Руси уже существовали библиотеки, насчитывающие несколько сотен книг. Книги высоко ценились, средневековый человек бережно относился к ним.

С развитием письменности появились представления об историчности времени, начали фиксироваться важнейшие события в истории народа. В Древней Руси появились собственные оригинальные литературно-исторические произведения-летописи. Летописание играло важную роль в политической и культурной памяти народа. Летопись была энциклопедией для человека, в ней отражались важнейшие политические события, происходящие в стране, дипломатические документы, выдержки из переводной литературы, исторические повести, жития святых, фольклор, записи о явлениях природы. Несмотря на то, что в летописях были собраны различные исторические и литературные произведения, их объединяло единство темы и идеи. Автор знаменитой “Повести временных лет”, монах Киево-Печерского монастыря Нестор, описал историю Русской земли, героическую борьбу “русичей” с внешними врагами.

Главная идея этого произведения – призыв к единению русских князей.Древнерусская литература обогатила мировую культуру такими произведениями, как “слово о полку Игореве”, “Моление Данилы Заточника” и др. Она способствовала воспитанию гражданственности и патриотизма, нравственной чистоты и духовности, уважения к другим народам.

“Под древнерусской философией следует понимать не столько науку о рациональной системе бытия и мышления, сколько всякое свидетельство о мире духовном”. К литературно-философским произведениям этого периода можно отнести “Слово о законе и благодати” митрополита Иллариона. Основная идея этого произведения – равноправие всех христианских народов, независимо от времени их крещения. В дальнейшем вклад в развитие средневековой русской философии внесли Сергей Радонежский, Нил Сорский, Иосиф Волоцкий и др.

Киевская Русь своим зодчеством и иконописью. Первые византийские иконы появились на Руси в X в. Наиболее выдающийся памятник того времени Софийский собор в Киеве был построен по велению князя Ярослава Мудрого в в. Этот собор пропагандировал идеи величия христианской церкви, могущество молодой державы, божественное происхождение княжеской власти.

В дальнейшем русское зодчество опиралось не на византийские образцы, а развивалась на киевских традициях и уже ко второй половине в. выработало свои собственные оригинальные черты, что способствовало созданию архитектурных шедевров мирового уровня: храм Покрова на Нерли ( 1165 г.), Дмитриевский собор во Владимире ( 1197 г.). Соборы и церкви символизировали величие православной веры. Новые представления о правовых отношениях в государстве были также позаимствованы из византийской культуры, где государство было основой общественной жизни.

Политический строй Руси представлял собой смешанную власть князей и народного веча. высшим классом древнерусского общества была дружина, выделялось также городское купечество.

Купцы в торговых городах образовывали полк, называемой тысячей. Военное управление городом находилось в руках выборных командиров. Княжеская власть поддерживалась государями и общественными традициями. Согласно православной идеологии государство и церковь считались неразделимыми. Если главой государства был великий князь, наделенный божественной властью, то второе место занимал глава церкви. Церковь охватывала не только религиозную сферу, в её ведении находилось также нравственное и семейное судопроизводство.

Руководствовались церковники “кормчей книгой”, которая была создана на основе византийского сборника законов. Следует отметить, что князь Владимир принял законы, отменившие смертную казнь, организовал общественную поддержку и обеспечение бедных, больных и старых. Подобного законодательства в то время не было ни в одном европейском государстве.

Христианство должно было сыграть и сыграло свою роль в культуре и истории России, в период становления русской государственности оно стало её цементирующей основой. Христианство нашло на Руси и свою культурную основу: почитание главы рода, его зачинателя органически сплелось с идеей бога-творца, бога-отца, создателя, заступника и высшего судьи.

Период христианства на Русь, определенным образом негативно сказавшийся на языческой культуре, имел важные, далеко идущие последствия и политические (объединение Руси вокруг общей религии, заключение союза с Византией), и культурные.

Христианство обогатило русскую культуру множеством уже развитых культурных ценностей, придало безудержной поэтической фантазии древних славян более совершенную и гармонизированную форму, внесло в славянский мир сложнейшую логическую и образную систему, выработанную человечеством. Христианство ввело Русь в культуру остальной Европы, что было немаловажно для развития и укрепления внешнеполитических связей.

Христианство с его монотеизмом, иерархией святых, развитым учением о господстве и подчинении, непротивление злу и насилию, полно отвечало феодальному строю. Как мировая религия, христианство отвечало интересам практически любой народности, входившей в русское государство, и во многом способствовало дальнейшему развитию общества на протяжении последующих эпох.

Культурную роль принятия христианства на Руси трудно переоценить. Одним из самых значительных последствий этого явления была выработка нового мировоззрения, в котором непосредственность, искренность и целостность языческого мировоззрения сочетались с высокими моральными установками, с идеей жертвенности во имя общего дела, наконец, с идеей единства, столь необходимого феодальному государству.

8.Список используемой литературы.

1. Бахрушин С. В. К вопросу о крещении Киевской Руси. М., 1975.

2. Введение христианства на Руси / Ин-т философии АН СССР; Отв. Ред. А.Д. Сухов. — М.: Мысль, 1987.

3. Забияко А.П. Категория святости: сравнительное исследование лингво-религиозных традиций. М., 2000.

4. История государственного управления России. Учебник / Отв. ред. В.Г. Игнатов. — Ростов н/Д: Феникс, 2002.

5. Карамзин Н.М. История государства Российского. — М.: „АСТ“, 2004 — 668 С.

6. Кудрявцев В. В. Лекции по истории религии и свободомыслия. Учебное пособие. М., 1997.

7. Поликарпов В. С. История религий. Лекции и хрестоматия. М., 1997.

8. Радугин А.А. История России. Россия в мировой цивилизации. М., 2001

9. Русский народ: Терминология, исследования, анализ / Сост. Андреев А.Р., Кривошеев В.Д., Круговых И.Э… — М.: Кучково поле; Полиграфические ресурсы, 2001.

10.Русское православие: вехи истории / науч. ред. А.И. Клибанов. — М.: Политиздат, 1989.

11.Рыбаков Б. А… Киевская Русь и русские княжества. 1993.

12.Синявский А.Д. Иван-дурак: Очерк русской народной веры. — М.: Аграф, 2001.

13.Щапов Я. Н., „Церковь в древней Руси“, „Политиздат“, 1989 г.

14.Шмурло Е.Ф. История России (IХ — ХХ вв.) — М.: „Вече“, 2003.

www.ronl.ru

Крещение Руси | Повесть временных лет о крещении Руси (конец обзора)

«… Вошли в воду и стояли там одни до шеи, другие по грудь, молодые же у берега по грудь, некоторые держали младенцев, а уже взрослые бродили, попы же совершали молитвы, стоя на месте» — так увидел Летописец то «крещение Руси», тысячелетие которого торжественно отмечает Русская православная церковь. День этот, по тексту «Повести временных лет», самому раннему дошедшему до нас летописному своду, можно восстановить достаточно полно.

Киевляне начали собираться на Днепр еще на заре. Накануне глашатаи объехали город: объявили — на утро назначено крещение. Явиться должны были все — княжеские слуги громко и внятно передавали слова князя Владимира: «Если не придет кто завтра на реку — будь то богатый, или бедный, или нищий, или раб, — да будет мне враг!» Владимир вроде бы не обязывал идти на Днепр, но мало кто в открытую рискнул бы принять княжий вызов…

Так что Летописец записал точно: «И сошлось там людей без числа». Итак, массовое действо, государственный акт, первый церковно-государственный акт в Древней Руси. Священники, дьяконы, дружина князя готовились с вечера. Одни должны были поститься, чтобы поутру отслужить литургию, пока еще без особого стечения христиан, потом торжественно, крестным ходом с хоругвями и образами идти на Днепр. Другие отвечали за сбор народа. Княжеское войско, скорее всего отроки (младшая дружина), постарались согнать киевлян и раньше назначенного. Пусть лучше постоят, подождут — час не ровен, вдруг князю покажется, что приказ его исполнялся без усердия? Стало быть, распределили районы, пошли спозаранку будить киевлян-язычников, колотить дубьем в двери и заборы: «Вставайте: князь на реку велит!..»

Согнали на Подол, под гору. На горке, ее потом назовут Владимирской, не пройдет и девяти веков, встанет на высоком постаменте бронзовый Владимир с большим крестом. Но это потом, потом, а сейчас — толпы на низком берегу под кручей, цепочка охранения — мера необходимая; не то чтобы разбегутся, но так порядка больше.

Прибывают все новые и новые язычники, согнали сколько могли. По реке тянет ладаном: идет служба, смуглые чужеземные попы в сияющих на солнце — ох и дорогих — ризах с пением погружают в воду крест… Никто в толпе толком не понимает ни что с ним будут делать, ни что делать ему самому. Знают только, что загонят в воду.

Наконец наверху показалась группа всадников: «Владимир, Владимир!..» Он, наверное, в парадном плаще, по-воински опоясан, при бедре — меч. Не то чтобы нужен был меч на крещении, наряд князя подчеркивает торжественность события. С коня не слез — сверху виднее. Может быть, даже не столько ему виднее, сколько виднее его самого — это важно. За князем, вплотную, небольшой отряд. Тоже на всякий случай. На этот день отбирали, вероятно, особо: только христиан. И, желательно, из варягов: не свои, в случае чего — проще будет. Дружина особого любопытства не проявляет — эти всякого навидались и только опытным глазом иногда окидывают толпу: может, надо кого конем потеснить, плетью огладить. Но пока порядок.

Рядом с князем — могучий Добрыня, умница, военачальник, друг и к тому же родня — брат матери, дядя. На Добрыню во всем можно положиться как на каменную стену. Впрочем, каменной стены еще нет. Стену вокруг города сложат позднее, а пока, пока следует признать — ландшафт вовсе не отвечает ни торжественности момента, ни парадности дружины и духовенства на реке. Подол — еще не город. Бревенчатая крепость, рубленые терема, среди них даже один каменный, княжий; жилые дома, караульни, мастерские, конюшни, амбары-склады, казармы, рынки — все это наверху, на горе. С Подола виднеется даже верх старой Ильинской церкви — в Киеве издавна немало христиан. Здесь же, на низком берегу Днепра, несколько хибарок вразброс, щепье валяется, лыко. Наверно, что-то тесали, короба плели под всякий торг купеческий. Дегтем тянет, где-то ладью смолят, и ладаном — раздули кадила попы греческие. Словом, пора начинать.

Наверное, ходом церемонии распоряжался Добрыня. Дело ответственное, да и нужно ему войти в курс: по весне следующего года Добрыня княжьим посадником отправится крестить Новгород, свою вторую родину… Князь кивнул, и Добрыня поскакал вниз, к попам, распорядился.

Вот тут вернемся к «Повести временных лет». Все, о чем в ней рассказано, происходило в Киеве впервые. Никто не представлял себе, что и как нужно делать. Да и трудно понять, как массу самого разного народа можно было окрестить. Загнать в реку разом? Многие потонут. Загонять группами? А сколько нужно пробыть в воде? В какой это момент язычник станет христианином? Попы-то знают, но они где-то там поют, далеко и непонятно… Несомненно — сумятица.

Летописец, конечно, о ней не пишет, но из-за строк текста проглядывает растерянность собравшихся. Кто залез по грудь, кто — по шею, младенцев держат на руках — не держать же их в воде, кто-то там и на месте не стоит, ходит. Нарушает таинство или нет? Неясно. Крестят по греческому обряду в три погружения… Как это все сделалось? Приседали они там, что ли? с головой ли окунались? — понять невозможно. Ясно: происходило что-то путаное, какая-то не очень сообразная история вышла, что Летописец и отметил. Как мог сдержаннее: за строкой можно прочесть.

Нам еще не раз придется ощутить и то, что осталось за летописной строкой, и то, что Летописец дает увидеть нам между строк и даже, отложив древний свод в сторону, искать ответа в других источниках русских, византийских, арабских, обращаться к данным археологии, этнографии, наблюдениям литературоведов…

Наконец разрешили вылезать. Все в мокрой одежде. «Разошлись по домам», — подытожил день Летописец. Но теперь-то князь знал, что в каждой киевской хижине — его «брат во Христе». И в каждой, самой бедной хижине тоже знали, что в палатах крепкого города тоже есть «брат во Христе» — великий князь.

Вот только не знаем мы, в каком это было году. Тысячелетие 1988 года — дата условная. Историки всерьез и аргументированно спорят о ней уже более ста лет, но с полной уверенностью и сегодня никто не может сказать, произошло это в 988 или в 989 году, может быть, в 990-м, а может, и позже. Безусловного ответа нет.

Летописца дата не заинтересовала. Далее мы увидим почему. Так или иначе, церковь тоже не настаивает особенно на 988 году и не утверждает, что «крещение Руси» произошло именно в этот год. В гимназиях, когда учебники контролировались церковью, учебник истории указывал две даты: 988 и 989 годы. Впрочем, не только это условно в крещении Руси.

Значит ли оно, что окрестили всех жителей Киева? Наверняка нет. Летопись знает, что были люди, которые продолжали веровать по-прежнему. Это они буквально в канун крещения бежали за уплывавшим Перуном, оплакивали низвергнутую святыню… Но и не в этом дело. Как отличить крещеного от некрещеного? По ритуалу должны были надеть нательный крест. Летопись об этом не сообщает, хотя момент важный. Мы не имеем права дописывать за Летописца его труд и домысливать его, сочиняя «факты». Но сделать вывод на основании дошедших до нас, часто разрозненных и противоречивых свидетельств, чтобы увидеть то, что осталось за строкою летописи, мы можем.

Так вот, похоже, что в Киеве то ли вовсе не давали крестов новым христианам, то ли на всех не хватило. Чего-то там не предусмотрели. Когда же на следующее лето Добрыня отправился в Новгород, в частности чтобы окрестить новгородцев, то летопись (Иоакимовская) подмечает в очень сходной картине крещения на Волхове отличие. Разночтение в тексте. Отличие вроде бы и несущественное. Оно касалось именно нательных крестов. В Новгороде некоторые язычники, чтобы как-то переждать кампанию крещения, начатую с приездом Добрыни и епископа Иоакима, заявляли, что уже крещены. Иоаким распорядился, чтобы носили кресты, хоть медные, хоть деревянные, хоть какие, а у кого креста на шее не будет, тому не верить и крестить, пусть повторно…

Любопытное должно было быть зрелище: пришлось носить кресты поверх рубах, что ли? И видимо, велик был накал страстей: где-нибудь в центре на вечевой площади, на торгу не покажешься без креста, а отойди в сторону, так по переулкам как раз за крест могли накостылять по шее…

Казалось бы, и все. Окрестили Киев, Новгород, далее — это общеизвестно — христианство распространяли сперва в городах, затем и по всей Руси, растянулось это на десятилетия. Может быть, только к середине XII века была окрещена основная масса ее населения…

Казалось бы, интерес этот к вопросу далекого прошлого может быть велик только в кругах церковных — для них и, конечно, для верующих тысячелетие (юбилейная дата не частая) — это действительно и важнейший исторический акт, и великий праздник.

Но дело не в церковном характере юбилея. История нашей Родины, история восточных славян на протяжении долгих веков оказалась накрепко связанной с православием, восточной ветвью христианства, и сейчас, когда мы вглядываемся в прошлое, мы повсюду видим в нем знаки деятельности православной церкви. Долгие века идеология православия была господствующей, а церковь православная была именно с этой условной даты — 988 год — церковью государственной до Октябрьской революции.

Срок немалый. И за этот срок в избытке накоплено церковных и околоцерковных и даже вовсе не церковных концепций, которые и государственность нашу, и культуру, формирование национального характера, нравственные ценности нашего общества связывают с деятельностью церкви. И начинают свой отсчет все с той же даты, с 988 года…

www.mysterylife.ru

Кровавое крещение Руси. Как это было

Христианство захватило Русь в 988 г. н. э. во времена правления князя Владимира. Как это произошло?

 

Официальную версию можно прочитать из официальной истории России, например из Ишимова «История России», Новосибирск, 1993 Вкратце картина была якобы такая.До князя Владимира царило язычество, и Русь процветала.

Соседние народы уговаривали Владимира перейти в их веру, и к нему приходило много послов от камских болгар, от немецких католиков, от евреев и от греков, и каждый расхваливал свою веру. Владимир вначале оценивал эти веры по красоте придуманного. Посоветовался с боярами. Они ему сказали: «Всякий свою веру хвалит, а лучше послать в разные земли узнать, где вера лучше». Владимир послал десять самых умных бояр к болгарам, немцам и грекам. У болгар они нашли бедные храмы, унылые молитвы, печальные лица; у немцев много обрядов, да без красоты и величия. Наконец они приехали в Царьград.

Император узнал об этом и решил показать русским служение патриарха. «С патриархом служило множество духовенства, иконостас сиял в золоте и серебре, фимиам наполнял церковь, пение так и лилось в душу». Внешняя красота и величие, роскошь и богатство поразили и восхитили боярскую комиссию, и когда она вернулась в Киев, то сказала Владимиру: «После сладкого человек не захочет горького, так и мы, увидя греческую веру, не хотим иной». «Ну что ж, быть посему, выбираем христианство», — сказал Владимир.

И далее вместо пропагандисткой кампании и убеждения Владимир пошел крушить русскую религию и внедрять христианство силой и кровью. Вот так преподносится процесс христианизации Руси. Из всей этой официальной истории следует, что сама процедура выбора религии у Владимира и его свиты носила якобы наивный характер. И главную роль в этом выборе сыграла не осмысленность религии (ее никто и не разбирал), а внешняя красота ритуалов и стремление бояр к роскоши и богатству. То есть, по официальной версии, внедрение христианства на Русь было результатом глупости Владимира и его окружения. А как было на самом деле?Вся эта официальная версия, мягко говоря, не очень правдоподобна. Вспомним, что отец князя Владимира великий князьСвятослав презирал христианство прекрасно понимая его сущность. Однозначны его слова: «Вера христианска — уродство есть». Не мог сын Святослава, зная мнение своего отца, вдруг ни с того ни с сего поменять религию всех русских предков. Не бывало такого на Руси никогда. Да и основания для такого серьезнейшего решения, как смена многотысячелетней религии, не могут быть такими примитивными, как это описано в официальной истории. Да и народ бы не стерпел такого надругательства над тысячелетней религией предков. Повесили бы такого поганого князя, и дружина бы не помогла.

Давайте посмотрим, кто же такой этот князь Владимир, откуда он взялся. Появление евреев в Киевской Руси следует отнести к очень отдаленной эпохе. Евреи, жившие до Владимира, были из Хазарского царства. Около 730 г. евреи оседлали все хазарские, караимские племена и власть захватил еврейский царь или «каган». Каган вместе со своими сановниками принял иудаистскую веру и сделал ее господствующей в стране. Так возникло это еврейское царство. Царство было сильным. Даже Киев одно время платил ему дань, но длилось это недолго. В 965 г. князь Святослав взял хазарскую крепость Саркел на Азовском море, а в 969 г. пала и столица хазар — Итиль. Святослав завоевал царство хазарского каганата и присоединил его к Руси. Но после этого хазарские евреи стали быстро наводнять Киевскую землю. Их манило туда огромное торговое значение Киева, лежавшего на главном водном пути от греков к Варяжскому морю. Внедрение своих кадров в высшие эшелоны власти и совращение властителей через еврейских женщин — это один из наиболее любимых еврейских методов. Мать князя Святослава — княгиня Ольга, не предполагая каких-либо дурных последствий, приняла на работу ключницу девушку Малушу (ласкательное от имени Малка — на иврите царица). Отцом означенной Малуши был раввин, также носивший еврейское имя Малк (на иврите — царь) из русского города Любича, который в свое время находился в вассальной зависимости от Хазарского каганата ( В. Емельянов «Десионизация», 1979, Париж) По наущению своего папочки Малуша в один прекрасный момент отдыха подпоила и соблазнила князя Святослава и забеременела. Княгиня Ольга, узнав, что Малуша зачала от Святослава, разгневалась и сослала ее в село Будутино близ Пскова, где и родился Владимир. Даже в «Повести временных лет» Владимир — внук раввина Малка остался фигурировать как «робичич», т. е. «раввиныч», однако в последующих официальных историях России стал упорно переводится как «сын рабыни». Не лучше относился к плоду своей мимолетной (по пьянке) связи и сам князь Святослав Игоревич. Покидая землю Русскую и уезжая в Болгарию, Святослав старшего сына Ярополка посадил княжить в Киеве, среднего Олега в земле Древлянской, а самому младшему Владимиру не назначил никакого удела. Новгородцы, стремясь к самостоятельности от Киева, по совету Добрыни (брата Малки) стали просить у Святослава его сына Владимира в князья. Святослав не любил новгородцев и, отпуская к ним сына-полукровку Владимира, сказал: «Возьмите его! По Вас и князь». Новгородцы повезли к себе малолетнего Владимира, с ним отправился и его родной дядя Добрыня (это по-русски, а подлинное имя Дабран) и правил Новгородом, пока возмужал Владимир (источник «Повесть временных лет», 1864 г.). Дабран-Добрыня не дремал за престолом, а думал о реализации тысячелетних иудейских планов. Вначале он послал Владимира на двухлетнюю стажировку в Западную Русь, где к тому времени арийская вера сильно деградировала в результате малозаметной подрывной деятельности иудеев-псевдоязычников. Именно эти так называемые язычники задолго до появления Владимира медленно, но верно развращали западных руссов повсеместным насаживанием грубых идолов, храмов-капищ и, главным образом, принесением кровавых жертвоприношений. Чаще всего для этих жертвоприношений использовали невинных мальчиков, кровь которых пользовалась у евреев большим спросом. Во время этой стажировки иудеи обучили Владимира, как ему отомстить ненавистным родичам по отцовской линии за потерю власти его родичами по матери в Любиче и в Хазарском каганате. Он должен был взорвать арийскую веру изнутри путем внедрения рабской христианской религии. Вернувшись в Новгород с нанятой на иудейские деньги дружиной подонков, Владимир безжалостно и вероломно убивает своего брата Ярополка (ведь он всего лишь гой — скот по-иудейски) и узурпирует власть в южной Руси. Беременную вдову своего брата святой Владимир изнасиловал и взял себе вторую жену, Рогнеду, он для начала изнасиловал во взятом штурмом Полоцке на глазах ее связанных родителей-князей, которых потом велел убить.

Воссев на киевский престол, он по заранее разработанному коварному плану начинает проявлять повышенное почтение к арийским Богам. Призывает поставить ранее неизвестных на Руси идолов и не только поклоняться им, но и приносить в жертву невинных мальчиков. Жертвенная кровь собиралась и поставлялась иудейским заказчикам. 10 лет идолопоклонства, сопровождавшихся кровавым изуверством, как и было запланировано, взорвали арийскую религию изнутри. Русские стали роптать на собственных Богов, которым до этого благоговейно поклонялись тысячелетиями. Только после этого Владимир внедрил христианство силой, не вызвав особо мощного сопротивления, которое могло бы стоить жизни этому жиденку (В. Емельянов «Десионизация», 1979, Париж).Несмотря на то что старая религия была в значительной степени скомпрометирована, новая христианская вера не была принята русским народом. И христианство, и коммунизм навязаны России силой, жестокой силой. И та и другая еврейские религии пролили на Руси море крови лучших сынов отечества. Вначале Владимир и его банда поубивали языческих волхвов. Потом приглашенные Владимиром из Царьграда иудеи в поповских рясах начали войну с «поганым язычеством», каковым эти жиды называли светлую религию наших предков.…На широких стогнах, в ночных кострах Жгли языческое «чернокнижие». Все, что русский люд испокон веков На бересте чертил глаголицей, Полетело чохом в гортань костров, Осененной царьградской троицей. И сгорали в книгах берестяных Дива дивные, тайны тайные, Заповеданный голубиный стих Травы мудрые, звезды дальние. (Игорь Кобзев).

 

В 996 г. князь Владимир уничтожает подробный Летописный Свод Русской Империи и устанавливает запрет на Русскую историю до христианизации, то есть закрывает историю. Но, несмотря на все старание, Владимиру и его шайке не удалось полностью ликвидировать исторические источники. Их было слишком много, и они были распространены очень широко. Приняли чужую веру, проповедующую нищенство и внутреннее рабство, отказались от своего календаря. Вобщем, началось русское рабство, продолжающееся и по сей день. Владимир отличался истинно варяжской жестокостью, необузданностью, пренебрежением всех человеческих норм и неразборчивостью в выборе средств — качествами, редкими даже для нравов тех времен. Получив отказ в руке полоцкой княжны Рогнеды — та не захотела идти за него, потому что Владимир был бастардом, незаконным сыном Святослава от древлянской рабыни-ключницы Малуши — Владимир идет на Полоцк войной, захватывает город и насилует Рогнеду на глазах отца и матери. Как отмечает летописец, «был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц». Убив Ярополка, он тотчас берет его жену, то есть жену своего брата. А она была уже беременна. Родился сын, от Ярополка. И отношение к нему в семье было соответствующее. Как в свое время и к самому Владимиру. И вел он себя, надо полагать, тоже соответственно… В общем, вырос Святополк, будущий убийца своих же братьев Бориса, Глеба и Святослава, прозванный летописцем Святополком Окаянным…

Но так или иначе, а князь Владимир, столь страшный в своих необузданных страстях, стал ключевой фигурой в истории Руси. Всё, что вершилось после него, — лишь следствие его (?) выбора веры. Князь же Владимир через восемь лет после убийства Ярополка окрестил Русь и стал Владимиром Святым. (!?) Как заключает летописец, «был невежда, а под конец обрел вечное спасение». Летописные свидетельства о насильственном крещении Руси Лаврентьевская летопись Древний текст см: ПСРЛ,

gifakt.ru