Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Операция багратион кратко. "Багратион" - операция 1944 года. Краткое описание, участники, итоги

Малоизвестные страницы истории. Операция «Багратион». Операция багратион кратко


кратко, причины, итоги — История России

23 июня 1944 года СССР в ходе Великой Отечественной войны начал крупномасштабную Белорусскую наступательную операцию под кодовым названием «Багратион», получившую его в честь полководца и героя Отечественной войны 1812 года.

 

Реванш

Планы советских войск в Белоруссии хранились в строжайшей тайне. Достигнутый накануне успех Красной Армии на Украине наводил немцев на мысль, что именно здесь и будет нанесен следующий удар, поэтому они бросили основную мощь своей армии на юг. Более того, немецкое командование считало положение группы армий «Центр» в Белоруссии не внушающим сколь-либо серьезных опасений, поскольку фронт там долгое время оставался стабильным и немцы имели возможность сформировать развитую систему обороны. На Восточном фронте немцы ушли в глухую оборону, ожидая высадки англо-американских войск во Франции. Усиление немецкой группировки на Украине определило решение Ставки начать наступление в Белоруссии. Здесь летом 1941 года Красная Армия потерпела одно из самых крупных и горьких поражений, здесь и было решено отыграться сполна. Даже наступление началось с разницей в один день от годовщины нападения Германии на СССР.

 

Улучшенный Брусиловский прорыв

Операция «Багратион» проводилась в связке с высадкой союзников в Нормандии 6 июня 1944 года и открытием второго фронта. Наступление на Восточном фронте должно было сковать силы немцев и не позволить им осуществить переброску войск с востока на запад (стоит помнить, что на Восточном фронте было сосредоточено 235, а на Западном – 65 дивизий противника). «Багратион» своей идеей широкого стремительного наступления вместо сосредоточения на одном главном направлении напоминает Брусиловский прорыв времен Первой мировой. Успех Белорусской наступательной операции был для советского командования таким же сюрпризом, как и для немцев, только положительным: отбросить врага за два месяца на 400–600 километров разработчики операции не ожидали. Всё это лишь говорит о продуманности наступления, высоких полководческих качествах советского командования, храбрости и героизме советских солдат.

 

Значение

В ходе выполнения операции «Багратион» была освобождена Белорусская ССР, часть Литовской и Латвийской ССР, осуществлен прорыв в Польшу, советские войска вышли к границе Восточной Пруссии. Победа в одной из крупнейших в истории человечества наступательных операций далась Красной Армии тяжело. Наши войска потеряли около 178 тысяч человек (7,6% от общего числа участников операции), более полумиллиона получили ранения. Немецкая группа армий «Центр», по сути, перестала существовать, серьезные потери понесли группы армий «Север» и «Северная Украина». В целом, по разным оценкам, немецкие безвозвратные потери составили 300–400 тысяч человек, около 100 тысяч раненых, без учета пленных и техники. Это весьма высокие показатели даже для Второй мировой войны. Так или иначе, стало ясно, что следующий год войны станет последним, а единственная на тот момент сила в мире, способная сравниться с Красной Армией, была сама Красная Армия.

histrf.ru

Шпаргалка - Операция Багратион - История

Ход событий (23 июня — 29 августа 1944 года)

Операция «Багратион»

В приказе Верховного главнокомандующего от 1 мая 1944 г. были сформулированы задачи Красной Армии на лето и осень. Она должна была завершить изгнание оккупантов с советской территории, восстановить государственную границу СССР на всем протяжении, вывести из войны на стороне Германии европейских союзников и освободить из фашистской неволи поляков, чехов, словаков и другие народы Западной Европы. Для решения указанных задач в ходе летне-осенней кампании планировалось подготовить и последовательно провести целую серию стратегических наступательных операций на огромном пространстве — от Заполярья до Черного моря. Первостепенное значение в планах Ставки Верховного главнокомандования на лето 1944 г. отводилось Белорусской операции.

К лету 1944 г. линия фронта на белорусском направлении изгибалась так, что возник огромный выступ, который глубоко вклинивался в расположение советских войск. Этот выступ являлся важным стратегическим плацдармом немцев. Благодаря ему германские войска прикрывали подступы к Польше и Восточной Пруссии, сохраняли устойчивое положение в Прибалтике и Западной Украине. Командование вермахта учитывало и то, что белорусская сеть железных и шоссейных дорог позволяла осуществлять маневр силами и средствами с целью поддержания взаимодействия между группами армий «Север», «Центр» и «Северная Украина».

Кроме того, выступ нависал с севера над войсками 1-го Украинского фронта и создавал угрозу фланговых ударов. К тому же немецкая авиация имела возможность совершать налеты на советские коммуникации и промышленные центры, базируясь на аэродромах в Белоруссии.

Поэтому германское командование стремилось любой ценой удержать белорусский выступ. Оно готовило его к упорной обороне, главная роль в которой отводилась группе армий «Центр» во главе с генерал-фельдмаршалом Э. Бушем.

На северном стыке группы армий «Центр» оборону удерживали соединения немецкой 16-й армии, входившей в группу армий «Север», а на южном — соединения 4-й танковой армии из группы армий «Северная Украина». Главные силы противника были сосредоточены в районах Полоцка, Витебска, Орши, Могилева, Бобруйска и Ковеля, где они прикрывали самые удобные для наступления направления.

В Белорусской операции должны были принимать участие войска четырех фронтов.1-й Прибалтийский фронт под командованием генерала И. X. Баграмяна начинал наступать из района северо-западнее Витебска, 3-й Белорусский фронт генерала И.Д. Черняховского — южнее Витебска на Борисов. На могилевском направлении действовал 2-й Белорусский фронт генерала Г.Ф. Захарова. Войска 1-го Белорусского фронта под командованием генерала К.К. Рокоссовского нацеливались на Бобруйск, Минск.

Разработанная Белорусская стратегическая наступательная операция получила условное наименование «Багратион» — в честь выдающегося русского полководца, героя Отечественной войны 1812 г., генерала от инфантерии Петра Ивановича Багратиона.

По характеру боевых действий и содержанию выполнения задач Белорусская операция делится на два этапа. На 1-м этапе были проведены Витебско-Оршанская, Могилевская, Бобруйская и Полоцкая фронтовые операции и завершено окружение минской группировки врага. По продолжительности этот этап занял период с 23 июня по 4 июля.

Ход боевых действий был следующим. 23 июня в наступление перешли войска 1-го Прибалтийского, 2-го и 3-го Белорусских фронтов. На следующий день в бой вступили войска 1-го Белорусского фронта. Наступлению главных сил предшествовала разведка боем, проведенная утром 22 июня на 1-м Прибалтийском, 2-м и 3-м Белорусских фронтах и 23 июня — на 1-м Белорусском фронте.

Войска 1-го Прибалтийского фронта совместно с войсками 3-го Белорусского фронта уже 25 июня окружили в районе Витебска и западнее его 5 немецких дивизий и к 27 июня ликвидировали их. В этот день была освобождена Орша, 28 июня — Лепель, а 1 июля — Борисов. В результате 3-я немецкая танковая армия была отсечена от 4-й армии.

Войска 2-го Белорусского фронта после прорыва обороны противника по рр. Проня, Бася и Днепр 28 июня освободили Могилев. Войска правого края 1-го Белорусского фронта 27 июня окружили свыше 6 немецких дивизий в районе Бобруйска и к 29 июня ликвидировали их. Одновременно войска фронта вышли на рубеж Свислочь — Осиповичи — Старые Дороги.3 июля был освобожден Минск восточное которого в окружении оказались соединения немецких 4-й и 9-й армий (свыше 100 тыс. человек). Несколько ранее, 28 июня, командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал Э. Буш был снят с должности. Вместо него был назначен генерал-фельдмаршал В. Модель. Это обстоятельство никак не отразилось на положении дел на фронте. Советские войска продолжали стремительно наступать.

4 июля войска 1-го Прибалтийского фронта освободили Полоцк и продолжили наступление на Шяуляй. За 12 дней советские войска продвинулись на 225-280 км при среднесуточном темпе до 20-25 км, освободив большую часть Белоруссии.

Немецко-фашистская группа армий «Центр» потерпела поражение — ее главные силы были окружены и разгромлены. С выходом наших войск на рубеж Полоцк — оз. Нарочь — Молодечно — западнее г. Несвиж в стратегическом фронте противника образовалась брешь в 400 км. Попытка немецкого командования закрыть ее успехом не увенчалась.

На 2-м этапе Белорусской операции, который продолжался с 5 июля по 29 августа, фронты, тесно взаимодействуя между собой, успешно осуществили 5 наступательных операций: Шяуляйскую, Вильнюсскую, Каунасскую, Белостокскую и Люблинско-Брестскую.

Немецкие дивизии, оказавшиеся окруженными в районе восточнее Минска, пытались прорваться на запад и юго-запад. Но в ходе боев большинство солдат и офицеров противника были либо взяты в плен, либо уничтожены.

Войска фронтов продолжали громить остатки соединений группы армий «Центр» и наносить крупный урон живой силе и технике противника.

Германское командование интенсивно перебрасывало на этот участок фронта свежие части из Германии, Норвегии, Нидерландов, Италии, а также из групп армий «Север», «Южная Украина» и «Северная Украина».

В результате наступления советских войск были освобождены вся Белоруссия, а также часть Литвы и Латвии. Наши войска вступили на территорию Польши. Вплотную подошли к границам Восточной Пруссии. Немецкая группа армий «Север» оказалась изолированной в Прибалтике.

Успех, достигнутый в ходе проведения Белорусской операции, Ставка использовала для решительных действий на других направлениях.10-24 июля перешли в наступление войска Ленинградского, 3-го и 2-го Прибалтийских фронтов, а также войска 1-го Украинского фронта. Фронт стратегического наступления простирался от Балтики до Карпат. Советские войска, в составе которых действовала 1-я армия Войска польского, 17-18 июля пересекли государственную границу Советского Союза с Польшей.

К 29 августа наступающие войска достигли рубежа Елгава — Добеле — Августов — рр. Нарев и Висла. Дальнейшее продвижение советской армии было остановлено противником. Причины этого — общая усталость войск и недостаток боеприпасов. Красная Армия на данном участке фронта вынуждена была перейти к обороне.

За 68 суток непрерывного наступления советские войска в полосе 1100 км продвинулись на запад на 550-600 км.

Литература

1. «Операция „Багратион“ освобождение Белоруссии» Москва, ОЛМА-ПРЕСС, 2004 г.

www.ronl.ru

Итоги и выводы. Операция «Багратион»

Итоги и выводы

В результате разгрома витебской группировки противника и овладения витебским плацдармом нашим войскам удалось сломать прочную опору всего левого фланга центральной группы немецких армий и отрезать ее от северной группы. Удержанию Витебска, как и других городов Белоруссии (Орша, Могилев, Жлобин, Бобруйск), немецкое командование придавало большое значение. Эти города, являющиеся узлами важнейших железных и шоссейных дорог, были превращены в укрепленные районы.

О роли и задачах, которые должны были выполнять эти районы, красноречиво свидетельствуют показания захваченных нашими войсками в плен немецких генералов, командиров укрепленных районов. Укрепленные районы, превращенные в крепости, должны были удерживаться до последнего солдата, даже в случае их окружения.

Удержанием во что бы то ни стало в своих руках этих районов немецкое командование стремилось лишить наши войска возможности пользоваться удобной дорожной сетью, сковать максимальное количество сил и средств наступающего и этим ослабить натиск на отходящие немецкие войска, а также использовать их в качестве «опорных баз, с помощью которых можно было бы вернуть потерянные позиции». Благодаря тому что наши войска быстро ликвидировали витебский укрепленный район и уничтожили его группировку, ни одна из задач, поставленных немецким командованием, выполнена не была.

В ходе боев за витебский плацдарм были полностью уничтожены пять немецких дивизий (4-я и 6-я авиаполевые, 206-я, 246-я и 197-я пехотные) и нанесено поражение двум пехотным дивизиям (56-й и 95-й). Противник потерял только убитыми свыше 20 тыс. человек и свыше 10 тыс. пленными. В числе пленных оказались: командир 53-го армейского корпуса генерал от инфантерии Гольвитцер, начальник штаба этого же корпуса полковник Шмидт, командир 206-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Хиттер, командир 246-й пехотной дивизии генерал-майор Миллер-Бюлов, командир 197-й пехотной дивизии полковник Прой и ряд других старших офицеров.

Нашими войсками было уничтожено 560 орудий и минометов, 1070 пулеметов, 1400 автомашин и мотоциклов, 54 танка и самоходных орудия, 30 радиостанций.

Кроме того, было захвачено: орудий и минометов — 491, пулеметов — 1100, автомашин и мотоциклов — 2439, паровозов — 17, вагонов — 328, лошадей — около 2000, радиостанций — 130, складов — 249, а также много другого военного имущества.

Были освобождены от немецких захватчиков сотни населенных пунктов, и в том числе, крупный областной центр Белоруссии город Витебск.

Выводы. 1. Одним из важных вопросов при планировании всякой наступательной операции является правильный выбор направления главного удара. Наибольший эффект достигается тогда, когда главные удары наносятся по наиболее уязвимым участкам вражеской обороны, когда направления главных ударов допускают устойчивое взаимодействие с соседями, а также обеспечивают наилучшее использование всех родов войск не только в тактической глубине обороны противника, но и в оперативной. Направление главных ударов 43-й и 39-й армий приходились по наиболее слабым участкам витебского плацдарма, по его флангам, а выход указанных армий в район юго-восточнее Бешенковичей обеспечивал окружение и уничтожение всей витебской группировки противника. Что касается требований, предъявляемых к наилучшему применению родов войск, то на данных участках наличие ряда крупных водных преград исключало массированное применение танков. Это обстоятельство вынудило командование обеих армий использовать танковые бригады в качестве групп непосредственной поддержки пехоты[103].

2. Хотя оборона противника на направлениях главных ударов была менее сильной, чем на других участках, ударные группировки обеих армий имели глубокое построение. Сильные вторые эшелоны стрелковых полков и своевременный ввод их в бой обеспечили быстрый прорыв главной оборонительной полосы. Наличие сильных вторых эшелонов в 39-й армии дало возможность стремительно развить успех в тактической глубине немецкой обороны и обеспечить выход 5-го гвардейского стрелкового корпуса к реке Западная Двина. Так как наступление успешно развивалось, вторые эшелоны корпусов в 43-й армии были введены в бой лишь после форсирования реки Западная Двина. То, что они были введены на лепельское направление, сыграло большую роль в оперативном обеспечении уничтожения витебской группировки противника.

3. Для создания превосходства в силах и средствах на направлениях главных ударов наступающие армии имели различные условия. Если 43-я армия имела общее превосходство на всем фронте над противником в людях и технике в два-три раза, то силы и средства 39-й армии в количественном отношении не превосходили врага. Поэтому создание решающего превосходства на направлении главного удара 39-й армии является весьма поучительным. Командованию этой армии, благодаря тому что перегруппировка была сделана искусно, удалось на направлении главного удара создать почти трехкратное превосходство в людях и шестикратное в технических средствах.

4. Для подготовки операции войска обеих армий имели около трех недель. Этого времени оказалось вполне достаточно для того, чтобы провести тщательную разведку обороны противника, закончить перегруппировки, подготовить войска к прорыву и накопить необходимые запасы материальных средств.

Подготовка войск проводилась целеустремленно, в соответствии с теми конкретными задачами, которые предстояло решать тому или иному соединению и части. При этом учитывались особенности обороны противника, характер местности и опыт предшествовавших боев в районе Витебска.

Характерной особенностью подготовки операции в обеих армиях являлась жесткая централизация всех проводимых мероприятий. Опыт Отечественной войны показывает, что такая централизация в период подготовки является необходимым условием обеспечения скрытности как важнейшего элемента, обусловливающего успех наступления.

5. Прорыв вражеской обороны обеими армиями производился на узких участках (6–7 км), что составляло 13 % общего протяжения фронта. Успех прорыва в значительной мере обеспечивался также и тем, что на внешних флангах ударных группировок 43-й и 39-й армий наносились одновременные удары 6-й гвардейской и 5-й армиями, а это неизбежно связывало и отвлекало тактические резервы немцев, находившиеся на флангах витебского плацдарма. В такой обстановке противник не смог маневрировать резервами и при стремительном развитии прорыва не успевал занимать последующие полосы, и рубежи в глубине своей обороны.

Как показал опыт войны, одним из важнейших условий успеха при прорыве являются инициативные и энергичные действия отдельных начальников. В этом отношении весьма показателен пример перехода в атаку до конца артиллерийской подготовки 1-го батальона, 61-го гвардейского полка 19-й гвардейской стрелковой дивизии 39-й армии.

Командир этого батальона, наблюдавший за поведением противника в период артиллерийской подготовки, заметил отход немцев из первой линии траншей и своевременно поднял батальон в атаку. Переход в атаку этого батальона увлек и остальные батальоны первого эшелона. В результате удалось быстро прорвать главную оборонительную полосу противника и с ходу захватить мосты через реку Лучеса.

Успешная атака батальонов 19-й гвардейской стрелковой дивизии, начавшаяся до конца артиллерийской подготовки, была осуществлена при тесном взаимодействии с поддерживающей и приданной артиллерией, которая своевременно перенесла огонь в глубину.

6. Развитие успеха шло быстрыми темпами. Уже в первый день войска обеих армий почти завершили прорыв всей тактической глубины обороны противника, пройдя от 10 до 12 км. Во второй день темп наступления возрос до 15–16 км. Такое быстрое продвижение являлось следствием большой силы первоначального удара, своевременного наращивания усилий из глубины, хорошей подготовки войск и устойчивого управления ими, а также героизма бойцов и офицеров.

Стремительный темп наступления позволил нашим войскам перерезать все коммуникации противника раньше, чем немецкое командование смогло ими воспользоваться для отхода и организовать оборону на подготовленном рубеже по реке Западная Двина и в межозерном дефиле южнее озера Сарро.

7. 43-й армии в ходе наступления своим правым флангом пришлось форсировать такой труднопреодолимый водный рубеж, как река Западная Двина. Решающую роль в успешном выполнении этой задачи сыграло неотступное преследование отходящего противника, своевременное выдвижение передовых отрядов на автотранспорте, тщательная подготовка войск к форсированию, заблаговременная заготовка и доставка подручных средств, а также инициативные и энергичные действия отдельных командиров рот и батальонов в захвате плацдармов. Вместе с тем опыт форсирования Западной Двины частями 43-й армии показал, что нельзя допускать отставания переправочных средств. Они должны быть тем ближе к действующим войскам, чем хуже дороги в полосе наступления. Для обеспечения быстрого передвижения переправочных парков к переправам по плохим дорогам необходимо каждому парку (НЛП и Н2П) придавать по одному инженерному батальону.

8. В окружении витебской группировки немцев основной особенностью являлось то обстоятельство, что оно осуществлялось общевойсковыми соединениями без участия крупных танковых и механизированных сил, являясь, таким образом, частным случаем современной операции на окружение. Такой способ окружения вражеской группировки обусловливался тем, что район боевых действий находился в лесисто-болотистой местности, а также тем сравнительно небольшим расстоянием, которое должны были преодолеть ударные группировки для замыкания кольца окружения (18 км для 60-го стрелкового корпуса 43-й армии и 22 км для 5-го гвардейского стрелкового корпуса 39-й армии). В этих условиях решающее значение приобретало уменье войск маневрировать в лесисто-болотистой местности, стремительность и быстрота наступления пехоты и устойчивое управление войсками во всех звеньях.

9. В уничтожении витебской группировки немцев характерно было расчленение ее на две изолированные одна от другой части еще до завершения полного окружения.

Планом операции соединение частей 43-й и 39-й армий намечалось в районе Гнездиловичи. В ходе боев 5-й гвардейский стрелковый корпус, встретив упорное сопротивление в районе Островно, нанес два удара в расходящихся направлениях: двумя дивизиями (17-й и 91-й гвардейскими) на Камары и Дорогокупово и одной дивизией (19-й гвардейской) на Гнездиловичи. В результате этого умелого и своевременного маневра вражеская группировка, начавшая 24 июня отход из Витебска на Бешенковичи, была рассечена, причем большая ее часть оказалась захлестнутой в районе юго-западнее Витебска. В дальнейшем это обстоятельство значительно облегчило быструю ликвидацию врага.

Следует также отметить, что успешное форсирование реки Западная Двина и расширение захваченных плацдармов войсками 6-й гвардейской и правого фланга 43-й армий, а также выдвижение трех дивизий 5-й армии (3-го Белорусского фронта) на рубеж Бутяжи, Синяны оперативно прочно обеспечивали ликвидацию окруженного противника.

10. Координация действий 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов на протяжении всего наступления наших войск в Белоруссии, в том числе и в период борьбы за Витебск, проводилась на месте представителем Ставки Верховного Главнокомандования.

Связь взаимодействия между фронтами и армиями осуществлялась через специально созданные радиосети и проводными средствами. В ходе развития Витебской операции связь между взаимодействующими армиями поддерживалась радиостанциями РБ — офицерами связи, а в необходимых случаях и через штабы фронтов.

11. Витебская группировка противника, еще задолго до наступления наших войск находилась в охватываемом положении.

В этих условиях удержать витебский плацдарм можно было только при сильной обороне на флангах и наличии крупных оперативных резервов. Ни того, ни другого у противника не оказалось. Находившуюся в районе Лепеля 95-ю пехотную дивизию, которая могла принять участие в борьбе за Витебск, противник бросил в бой по частям, и при стремительном развитии наступления существенного влияния на ход событий она не оказала. Других войск для заблаговременного занятия оборонительных рубежей в глубине немецкое командование на витебском направлении не имело.

Решение на отход, принятое командиром 53-го армейского немецкого корпуса, было запоздалым, так как уже 23 июня обе ударные группировки наших войск, прорвав оборону противника и развивая успех в сходящихся направлениях, создали реальную угрозу окружения.

Благодаря стремительности наступления наших войск управление в частях и соединениях противника было нарушено в первый же период боя, а последующий выход на коммуникации и расчленение витебской группировки окончательно деморализовали врага. Все предпринимаемые немцами контратаки в большинстве случаев отличались неорганизованностью и только увеличивали и без того огромные потери.

Захваченный при разгроме витебской немецкой группировки командир 53-го армейского корпуса генерал пехоты Гольвитцер в своих показаниях так оценивал Витебскую операцию наших войск:

«Это была красивая и талантливая военная операция. Русская армия распознала наши слабые позиции, и наступление было предпринято так, как я всегда ожидал. Русские разгромили два бедра, на которые опирался наш корпус, т. е. примыкающие к нашему корпусу 6-й и 9-й корпуса. Можно сказать, что русские своей победой в районе Витебска сделали большую брешь в нашей линии фронта, уничтожив всю 3-ю танковую армию, состоявшую из 6-го, 53-го и 9-го армейских корпусов».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

операция 1944 года. Краткое описание, участники, итоги

Образование 9 мая 2016

В ходе Великой Отечественной войны проводилось несколько крупномасштабных военных наступательных кампаний советских войск. Одной из ключевых стала операция "Багратион" (1944 год). Кампания была названа в честь великого полководца Отечественной войны 1812 г. Рассмотрим далее, как проходила операция "Багратион" (1944). Кратко будут описаны основные линии наступления советских войск.

багратион операция 1944

Предварительный этап

В третью годовщину германского вторжения в СССР началась военная кампания "Багратион". Операция 1944 года проводилась на реке Березине. Советским войскам удалось прорвать оборону немцев на многих участках. Активную поддержку в этом им оказывали партизаны. Интенсивно шли наступательные действия войск 1-го Прибалтийского, 1, 2 и 3-го Белорусского фронтов. С действий этих частей и началась военная кампания "Багратион" – операция (1944; руководитель и координатор плана – Г. К. Жуков). Командующими были Рокоссовский, Черняховский, Захаров, Баграмян. В районе Вильнюса, Бреста, Витебска, Бобруйска и восточнее Минска были окружены и ликвидированы группировки противника. Было проведено несколько успешных наступлений. В результате сражений была освобождена значительная часть Белоруссии, столица страны – Минск, территория Литвы, восточные регионы Польши. Советские войска вышли к рубежам Восточной Пруссии.

Основные линии фронта

План "Багратион" (операция 1944 года) предполагал 2 этапа. Они включали в себя несколько наступательных кампаний советских войск. Направление операции "Багратион" 1944 года на первом этапе было следующим:

  1. Витебск.
  2. Орша.
  3. Могилев.
  4. Бобруйск.
  5. Полоцк.
  6. Минск.

Этот этап проходил с 23 июня по 4 июля. С 5 июля по 29 августа наступление велось также по нескольким фронтам. На втором этапе планировались операции:

  1. Вильнюсская.
  2. Шяуляйская.
  3. Белостокская.
  4. Люблин-Брестская.
  5. Каунасская.
  6. Осовецкая.

операция багратион 1944 кратко

Витебско-Оршанское наступление

На этом участке оборону занимала 3-я танковая армия, которой командовал Рейнгардт. Непосредственно у Витебска стоял ее 53-й армейский корпус. Им командовал ген. Гольвитцер. Под Оршей находился 17-й корпус 4-й полевой армии. В июне 1944 г. операция "Багратион" осуществлялась с помощью разведки. Благодаря ей советским войскам удалось вклиниться в оборону немцев и взять первые траншеи. 23.06 русское командование нанесло основной удар. Ключевая роль принадлежала 43-й и 39-й армиям. Первая охватывала западную сторону Витебска, вторая – южную. 39-я армия почти не имела превосходства в численности, однако высокая концентрация сил на участке позволила создать существенный локальный перевес в ходе начального этапа реализации плана "Багратион". Операция (1944) у Витебска и Орши проходила в целом успешно. Достаточно быстро удалось прорвать западную часть обороны и южный фронт. 6-й корпус, находившийся у южной стороны Витебска, оказался рассеченным на несколько частей и потерял управление. На протяжении последующих дней были убиты командиры дивизий и самого корпуса. Оставшиеся части, потеряв друг с другом связь, перемещались мелкими группами к западу.

Освобождение городов

24 июня части 1-го Прибалтийского фронта вышли к Двине. Группа армий "Север" попыталась контратаковать. Однако их прорыв оказался неудачным. В Бешенковичах окружили корпусную группу D. Южнее Витебска была введена конно-механизированная бригада Осликовского. Его группа стала достаточно быстро продвигаться к юго-западу.

В июне 1944 операция "Багратион" осуществлялась на Оршанском участке достаточно медленно. Это было обусловлено тем, что здесь располагалась одна из самых сильных пехотных немецких дивизий – штурмовая 78-я. Она была намного лучше укомплектована, чем остальные, имела поддержку 50 самоходных орудий. Здесь же располагались части 14-й моторизированной дивизии.

Однако русское командование продолжало реализовывать план "Багратион". Операция 1944 года предполагала введение 5-й гвардейской танковой армии. Советские солдаты перерезали железную дорогу от Орши к западу у Толочина. Немцы были вынуждены или покинуть город, или погибнуть в "котле".

Утром 27.06 Орша была очищена от захватчиков. 5-я гв. танковая армия начала продвижение к Борисову. 27.06 также утром был освобожден и Витебск. Здесь оборонялась немецкая группировка, подвергавшаяся накануне артиллерийским и воздушным ударам. Захватчики предпринимали несколько попыток прорвать окружение. 26.06 одна из них оказалась успешной. Однако спустя несколько часов около 5 тыс. немцев были снова окружены.

операция багратион 1944 год

Результаты прорыва

Благодаря наступательным действиям советских войск почти полностью был уничтожен 53-й корпус немцев. К фашистским частям удалось прорваться 200 чел. Как свидетельствуют записи Хаупта, практически все они были ранены. Советским войскам также удалось разгромить части 6-го корпуса и группы D. Это стало возможно благодаря скоординированной реализации первого этапа плана "Багратион". Операция 1944 года у Орши и Витебска позволила устранить северный фланг "Центра". Это был первый шаг к дальнейшему полному окружению группы.

Бои у Могилева

Эта часть фронта считалась вспомогательной. 23.06 была проведена эффективная артиллерийская подготовка. Силы 2-го Белорусского фронта начали форсировать р. Проню. По ней проходил оборонительный рубеж немцев. Операция "Багратион" в июне 1944-го проходила при активном использовании артиллерии. Противник был практически полностью ею подавлен. На Могилевском направлении саперы достаточно быстро навели 78 мостов для прохода пехоты и 4 тяжелых 60-тонных переправы для техники.

Спустя несколько часов численность большей части немецких рот снизилась с 80-100 до 15-20 чел. Но частям 4-й армии удалось отойти ко второму рубежу по р. Басе достаточно организованно. Операция "Багратион" в июне 1944 г. продолжилась форсированием Днепра с юга и севера Могилева. 27.06 город окружили и взяли на следующий день приступом. В Могилеве было захвачено порядка 2 тыс. пленных. Среди них был и командир 12-й пехотной дивизии Бамлер, а также комендант фон Эрмансдорф. Последнего впоследствии признали виновным в совершении большого количества тяжких преступлений и повесили. Отступление немцев постепенно становилось все более неорганизованным. До 29.06 было уничтожено и захвачено 33 тыс. немецких солдат, 20 танков.

в июне 1944 г операция багратион осуществлялась

Бобруйск

Операция "Багратион" (1944) предполагала формирование южной "клешни" крупномасштабного окружения. Эта акция проводилась самым мощным и многочисленным Белорусским фронтом, которым командовал Рокоссовский. Изначально в наступлении участвовал правый фланг. Сопротивление ему оказывала 9-я полевая армия ген. Йордана. Задача по устранению противника решалась созданием локального "котла" около Бобруйска.

Наступление началось с юга 24.06. Операция "Багратион" 1944 г. предполагала использование здесь авиации. Однако погодные условия существенно осложнили ее действия. Кроме этого, сама местность была не очень благоприятной для наступления. Советским войскам пришлось преодолевать достаточно большое топкое болото. Однако этот путь был выбран намеренно, поскольку с этой стороны оборона немцев была слабой. 27.06 состоялся перехват дорог от Бобруйска к северу и западу. Ключевые немецкие силы оказались в окружении. Диаметр кольца составил приблизительно 25 км. Операция по освобождению Бобруйска закончилась успешно. В ходе наступления были уничтожены два корпуса – 35-й армейский и 41-й танковый. Разгром 9-й армии позволил открыть дорогу на Минск с северо-востока и юго-востока.

Бои у Полоцка

Это направление вызывало серьезное беспокойство у русского командования. К устранению проблемы приступил Баграмян. Фактически между Витебско-Оршанской и Полоцкой операциями перерыва не было. В качестве основного противника выступала 3-я танковая армия, силы "Севера" (16-я полевая армия). В резерве у немцев оставалось 2 пехотные дивизии. Полоцкая операция не завершилась таким разгромом, как под Витебском. Однако она позволила лишить противника опорного пункта, железнодорожного узла. В результате была снята угроза 1-му Прибалтийскому фронту, а группа армий "Север" были обойдена с юга, что предполагало удар во фланг.

в июне 1944 операция багратион осуществлялась на

Отступление 4-й армии

После разгрома южного и северного флангов под Бобруйском и Витебском немцы оказались зажаты в прямоугольнике. Восточная его стена образовывалась рекой Друть, западная – Березиной. С севера и юга стояли советские войска. К западу располагался Минск. Именно в этом направлении были нацелены главные удары советских сил. С флангов 4-я армия фактически не имела прикрытия. Ген. фон Типпельскирх приказал отступать через Березину. Для этого пришлось воспользоваться грунтовой дорогой от Могилева. По единственному мосту силы немцев пытались перейти на западный берег, испытывая постоянный огонь бомбардировщиков и штурмовиков. Регулированием переправы должна была заниматься военная полиция, однако она самоустранилась от выполнения этой задачи. Кроме этого, на этом участке активно действовали партизаны. Они проводили постоянные атаки позиций немцев. Ситуация для противника осложнялась еще и тем, что к переправлявшимся частям присоединились группы из разбитых частей на других участках, в том числе и из-под Витебска. В этой связи отступление 4-й армии шло медленно и сопровождалось большими потерями.

Сражение с южной стороны Минска

В наступлении лидировали подвижные группы – танковые, механизированные и конно-механизированные соединения. Часть Плиева достаточно быстро начала продвижение к Слуцку. К городу его группа вышла вечером 29.06. В связи с тем, что перед 1-м Белорусским фронтом немцы понесли большие потери, сопротивление они оказали незначительное. Сам Слуцк обороняли соединения 35-й и 102-й дивизий. Они оказали организованное сопротивление. Тогда Плиев начал атаку с трех флангов одновременно. Это нападение стало успешным, и к 11 утра 30.06 город был очищен от немцев. Ко 2 июля конно-механизированные части Плиева заняли Несвиж, отрезав группировке путь на юго-восток. Прорыв осуществлялся достаточно быстро. Сопротивление оказывали мелкие неорганизованные группы немцев.

направление операции багратион 1944

Битва за Минск

На фронт стали прибывать подвижные резервы немцев. Они были выведены преимущественно из действовавших на Украине частей. Первой прибыла 5-я танковая дивизия. Она представляла достаточно серьезную угрозу, принимая во внимание то, что на протяжении нескольких последних месяцев она почти не участвовала в боях. Дивизия была хорошо укомплектована, перевооружена и усилена 505-м тяжелым батальоном. Однако слабым местом здесь у противника была пехота. Она состояла или из охранных, или из понесших существенные потери дивизий. С северо-западной стороны от Минска прошло серьезное сражение. Танкисты противника заявили о ликвидации 295 советских машин. Однако несомненно, что и сами они понесли серьезные потери. 5-я дивизия сократилась до 18 танков, были потеряны все "тигры" 505-го батальона. Таким образом, соединение утратило возможность оказывать влияние на ход сражения. 2-й гв. корпус 1 июля приблизился к окраинам Минска. Совершив обход, он ворвался в город с северо-западной стороны. Одновременно с юга подошел отряд Рокоссовского, с севера – 5-я танковая армия и с востока – отряды общевойсковых сил. Оборона Минска продлилась недолго. Город был сильно разрушен немцами уже в 1941-м. Отступая, противник дополнительно взрывал сооружения.

Коллапс 4-й армии

Немецкая группировка была окружена, но все же предпринимала попытки прорваться на запад. Фашисты даже вступали в бой с холодным оружием. Командование 4-й армии сбежало на запад, вследствие чего фактическое управление осуществлял вместо фон Типпельскирха начальник 12-го армейского корпуса Мюллер. 8-9 июля сопротивление немцев в Минском "котле" окончательно было сломлено. До 12 числа длилась зачистка: регулярные части совместно с партизанами обезвреживали в лесах мелкие группы противника. После этого военные действие на востоке от Минска завершились.

багратион операция 1944 руководитель

Второй этап

После завершения первой стадии операция "Багратион" (1944), кратко говоря, предполагала максимальное закрепление достигнутого успеха. При этом немецкая армия пыталась восстановить фронт. На втором этапе советским частям пришлось бороться с резервами немцев. В руководстве армии Третьего рейха при этом происходили кадровые перестановки. После изгнания немцев из Полоцка перед Баграмяном была поставлена новая задача. 1-й Прибалтийский фронт должен был осуществить наступление на северо-запад, в сторону Даугавпилса, и на запад – к Свенцянам и Каунасу. План заключался в прорыве к Балтике и перекрытии сообщения соединений армии "Север" от остальных сил вермахта. После фланговых перестановок начались ожесточенные бои. Немецкие войска между тем продолжали свои контрудары. 20.08 началось наступление на Тукумс с востока и запада. На непродолжительный период немцам удалось восстановить сообщение между частями "Центра" и "Севера". Однако атаки 3-й танковой армии у Шяуляя не увенчались успехом. В конце августа в сражениях наступил перерыв. 1-й Прибалтийский фронт закончил свою часть наступательной операции "Багратион".

Источник: fb.ru

Комментарии

Идёт загрузка...

Похожие материалы

Прибалтийская операция 1944 года - стратегическая наступательная операция советских войск. Фердинанд Шёрнер. Иван БаграмянОбразование Прибалтийская операция 1944 года - стратегическая наступательная операция советских войск. Фердинанд Шёрнер. Иван Баграмян

Прибалтийская операция – военное сражение, состоявшееся осенью 1944 года в Прибалтике. Результатом операции, которую еще называют Восьмым ударом Сталина, стало освобождение Литвы, Латвии и Эстонии от немецких во...

Освобождение Крыма, 1944 год. Крымская наступательная операцияОбразование Освобождение Крыма, 1944 год. Крымская наступательная операция

Крымская наступательная операция 1944 года считается одной из важнейших кампаний в годы Великой Отечественной войны. Она началась 8 апреля. Рассмотрим далее, как проходило освобождение Крыма от фашистских захватчиков....

«Ниссан Моко»: краткое описание модели и её технические характеристикиАвтомобили «Ниссан Моко»: краткое описание модели и её технические характеристики

Компактный пятидверный хэтчбек «Ниссан Моко» часто сравнивают с моделью Suzuki MR Wagon. Они действительно похожи. Впрочем, никто не отрицал факт того, что при разработке этой модели Nissan специалисты ори...

КамАЗ пожарный: краткое описаниеАвтомобили КамАЗ пожарный: краткое описание

В нашей жизни спецтехника играет очень важную роль, в особенности когда это касается спасения человеческих жизней во время пожара. В данной статье будет рассмотрен КамАЗ пожарный – автомобиль, предназначенный дл...

КаМАЗ 53229: краткое описание атвомобиляАвтомобили КаМАЗ 53229: краткое описание атвомобиля

Уже много лет автомобили производства Камского автозавода пользуются большой популярностью в потребительской среде, что и неудивительно, учитывая их оптимальное соотношение качества, цены и простоты эксплуатации. Одно...

КамАЗ-65206: краткое описание и характеристикаАвтомобили КамАЗ-65206: краткое описание и характеристика

Современная отечественная автомобильная отрасль не стоит на месте и находится в непрерывном развитии. Причем прогресс касается не только легковых машин, но и грузовиков. Ярким примером тому может служить КамАЗ-65206 &...

МАЗ-509: краткое описание, интересные фактыАвтомобили МАЗ-509: краткое описание, интересные факты

Как известно, любая война рано или поздно заканчивается миром. И потому неудивительно, что Советский Союз, одолевший в свое время фашистскую Германию, после окончания боевых действий стал активно отстраивать разрушенн...

«Ниссан Лаурель»: краткое описание всех восьми поколений и их технические характеристикиАвтомобили «Ниссан Лаурель»: краткое описание всех восьми поколений и их технические характеристики

История автомобиля «Ниссан Лаурель» началась в 1968 году. А закончилась в 2002-м. За этот немаленький временной промежуток было выпущено восемь поколений данного авто. В основном он продавался в Японии. Хо...

Ford F-Series: краткое описание поколенийАвтомобили Ford F-Series: краткое описание поколений

Начало истории Ford F-Series датируется 1948 г. Данная модель сразу стала популярной. Она одна из немногих, которые выпускаются более 60 лет. Конечно же, за это время произошло много изменений. Каких именно - читайте ...

Автомобили "Ситроен": модельный ряд и краткое описание

Французская компания Citroen была основана в 1919 году и существует по сей день. Автомобили "Ситроен" всегда отличались изысканным и современным дизайном. Когда-то компания задавала тенденции всему мировому автомобиле...

monateka.com

Каковы особенности операции «Багратион» по сравнению с другими, предшествующими ей?

Пт, 08/27/2010 - 13:21 — administrator

Каковы особенности операции «Багратион» по сравнению с другими, предшествующими ей?

Прежде всего следует отметить ее масштабность. Группа армий «Центр» под командованием фельдмаршала фон Буша состояла из 3-й танковой, 2, 4 и 9-й общевойсковых армий. Их поддерживала авиация 6-го воздушного флота. Всего гитлеровская группировка вместе с примыкающими соединениями соседних групп армий насчитывала 63 дивизии, в том числе четыре танковые и три моторизованные. В них насчитывалось 1 200 000 солдат и офицеров, 9500 орудий и минометов, 900 танков и штурмовых орудий, 1350 самолетов.Перед началом операции «Багратион» советская группировка войск была представлена 1-м Прибалтийским, 1, 2 и 3-м Белорусскими фронтами. Они включали 20 общевойсковых, 2 танковые и 5 воздушных армий — 172 стрелковые и кавалерийские дивизии, 12 танковых и механизированных корпусов, 17 танковых и самоходно-артиллерийских бригад, 80 отдельных танковых и самоходно-артиллерийских полков. В них насчитывалось 2 400 000 солдат и офицеров, 36 400 орудий и минометов, 5200 танков и САУ, 5300 самолетов (без учета более 1000 самолетов авиации дальнего следования). Таким образом, советские войска имели численное преимущество в людях в 2 раза, артиллерии, танках, самолетах — в 4 раза. «Мощь советского наступления, подавляющее превосходство в артиллерии, танках и авиации стали очевидными уже через 48 часов, — отмечал в своей книге «Война Гитлера против России» Пауль Карел (бывший начальник печати МИД Германии при Гитлере Пауль Шмид). — Обнаружилось то, чего не смогла установить немецкая разведка — беспрецедентная концентрация советских войск, неотразимый по своей разрушительной мощи вал огня и стали, который за несколько часов взломал немецкую оборону, до этого в течение года выдерживавшую удары русских». Впервые именно в операции «Багратион» на решающих участках двух фронтов был осуществлен новый метод артиллерийской поддержки пехоты и танков — двойной огневой вал.Второй особенностью было наличие развитой глубокоэшелонированной в глубину 250—270 км обороны противника, получившей название «Фатерлянд». Она опиралась на природные условия Беларуси: наличие заболоченных местностей, многочисленное количество водных преград.Третьей особенностью стало то, что высокая результативность операции «Багратион» была достигнута и за счет возросшего мастерства маскировки дислокации войск, комплекса мер по дезинформации противника, что ввело в заблуждение гитлеровскую разведку. «Было принято ошибочное заключение, что Сталин нанесет решающий удар на юге, поскольку в Галиции перед советскими войсками открывалась блестящая перспектива наступления на Варшаву и затем в тыл группы армий «Центр», — вспоминал Пауль Карел. — Даже когда после 10 июня стали поступать сведения о подготовительных мероприятиях противника на фронте группы армий «Центр», они игнорировались как отвлекающий маневр русских. Немецкое командование пребывало в заблуждении до самой последней минуты, о чем весьма убедительно свидетельствует доклад об общем военном положении начальника штаба ОКБ генерал-фельдмаршала В. Кейтеля, сделанный им 20 июня 1944 г. В ходе доклада Кейтель утверждал, что русские не начнут наступления, пока силы вторжения союзников, высадившиеся 6 июня в Нормандии, не добьются крупного успеха, и что главный удар русские после этого нанесут в Галиции, а не по армиям группы «Центр»... Почти все танковые дивизии, имевшиеся на Восточном фронте, находились в Галиции или в районе западнее Ковеля, где ожидалось летнее наступление противника.Четвертой особенностью стало впервые широко примененное при осуществлении столь масштабной наступательной операции четко согласованное взаимодействие регулярной армии и партизан, создавших по сути резервный фронт в тылу врага. Начальник штаба сухопутных войск Г. Гудериан, оценивая «рельсовую войну», отметил, что «эта операция оказала решающее влияние на исход сражения». Пауль Карел так описывает действия партизан: «В ночь на 20 июня... 10500 взрывов полностью вывели из строя железнодорожные коммуникации в районе между Днепром и Минском и к западу от этого города. Стратегически важные мосты были взорваны. Подвоз снабжения был приостановлен во многих случаях больше чем на сутки... Движение железнодорожного транспорта почти полностью прекратилось. Сеть телеграфной и телефонной связи, тянувшаяся вдоль дорог, также выведена из строя... Когда начальник транспортного управления группы армий «Центр» полковник Теске облетел подведомственную территорию на своем самолете, он воочию убедился в масштабах катастрофы. Все железнодорожные станции и разъезды были забиты составами».Во время самой операции «Багратион» партизаны оказывали помощь наступающим войскам в качестве проводников, десанта в танковых частях, участвовали в штурме населенных пунктов, захватывали и удерживали до подхода регулярных войск мосты и переправы через реки.Пятой особенностью стала значимость с военной и политической точки зрения проводимой операции. Успешное ее завершение привело к разгрому крупнейшей центральной группировки противника, прикрывавшей кратчайший путь на Берлин, образованию 500-километрового разрыва в немецкой обороне, нанесению существенных потерь противнику в технике и живой силе, переносу военных действий за пределы государственной границы СССР, освобождению союзной республики от фашистской оккупации. Правый фланг наступающих советских войск вышел в Прибалтику и к побережью Рижского залива, отрезав от других фронтов немецкую группу армий «Север». Три Белорусских фронта вышли на границы Германии.Шестая особенность заключалась в наглядном проявлении возросшего стратегического и тактического мастерства советского командования: координация действий огромных войсковых масс в осуществлении мощных ударов одновременно на шести отдаленных один от другого участков фронтов; организация мощного первоначального удара с последующим наращиванием его силы в глубине обороны противника путем своевременного ввода в сражение стратегических резервов, окружение и уничтожение крупных группировок противника на большом удалении от исходного положения наступавших войск и т. д.

dorogiby.info

Белорусская операция


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Белорусская операция

Белорусская операция — стратегическая наступательная военная операция войск СССР против Германии на завершающем этапе Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., названная в честь героя Отечественной войны 1812 г. полководца П. И. Багратиона. К июню 1944 г. на линии фронта в Белоруссии (рубеж Витебск — Орша — Могилев — Жлобин) образовался выступ из немецких войск, обращенный на восток. В этом клине германское командование создало глубоко эшелонированную оборону. Советское командование поставило перед своими войсками задачу — прорвать оборону противника на территории Белоруссии, разгромить группу немецких армий «Центр» и освободить Белоруссию.

Операция «Багратион» началась 23 июня 1944 г. Она развивалась на линии фронта протяженностью в 400 км (между германскими группами армий «Север» и «Юг»), Наступали советские войска 1-го Белорусского (генерала армии К. К. Рокоссовского), 2-го Белорусского (генерала армии Г. Ф. Захарова), 3-го Белорусского (генерал-полковника И. Д. Черняховского) и 1-го Прибалтийского (генерала армии И. X. Баграмяна) фронтов. При поддержке партизан они прорвали на многих участках оборону немецкой группы армий «Центр», окружили и ликвидировали крупные группировки противника в районах Витебска, Бобруйска, Вильнюса, Бреста и Минска.

К 29 августа 1944 г. германская группа армий «Центр» была почти полностью разгромлена; группа армий «Север» оказалась отрезанной от всех наземных связующих путей (вплоть до капитуляции в 1945 г. снабжалась по морю). Были освобождены: территория Белоруссии, значительная часть Литвы и восточные районы Польши. Советские войска вышли к рекам Нарев, Висла и к границам Восточной Пруссии.

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 33-34.

Белорусская операция  - наступление 23 июня — 29 августа 1944 г. советских войск в Белоруссии и Литве. В наступлении участвовало 4 фронта: 1-й Прибалтийский (генерал И.X. Баграмян), 1-й Белорусский (генерал К.К. Рокоссовский), 2-й Белорусский (генерал Г.Ф. Захаров) и 3-й Белорусский (генерал И.Д. Черняховский). (Великая Отечественная война, 1941—1945). Войска были оснащены автотранспортом, тягачами, самоходной артиллерией и другими видами техники. Это значительно увеличило маневренность советских соединений. В Белоруссию спустя три года после начала войны вернулась совсем другая — закаленная в боях, умелая и хорошо технически оснащенная армия. Ей противостояла группа армий «Центр» под командованием фельдмаршала Э. Буша. 

Соотношение сил приведено в таблице.

  Советские войска Немецкие войска
Личный состав, тыс. чел. 2400  1200 
Орудия и минометы 36000  9500 
 Танки и САУ  св. 5000 св. 900
Самолеты св. 5000 1350

Источник: История Второй мировой войны: В 12 т. М., 1973-1979. Т. 9. С. 47.

В Белоруссии немцы надеялись остановить советский натиск с помощью заранее подготовленной и глубоко эшелонированной (до 270 км) обороны, которая опиралась на развитую систему полевых укреплений и удобные естественные рубежи (речки, широкие заболоченные поймы и т. п.). Эти рубежи охранял наиболее качественный воинский контингент, который сохранил в своих рядах немало ветеранов кампании 1941 г. Германское командование считало, что местность и мощная система обороны в Белоруссии исключают успешное проведение здесь Красной Армией крупной наступательной операции. Оно ожидало, что главный удар летом 1944 г. Красная Армия нанесет южнее Припятских болот, где и были сосредоточены основные немецкие танковые и моторизованные силы. Немцы рассчитывали, что основным объектом советского натиска станут Балканы — традиционная зона российских интересов.

Однако советское командование выработало совсем иной план. Оно стремилось прежде всего освободить свои территории — Белоруссию, Западную Украину и Прибалтику. Кроме того, не ликвидировав северный выступ, названный немцами «Белорусским балконом», Красная Армия не могла эффективно наступать южнее Припятских болот. Любой ее прорыв с территории Украины на запад (в Восточную Пруссию, Польшу, Венгрию и др.) мог быть успешно парализован ударом во фланг и тыл с «Белорусского балкона».

Пожалуй, ни одна из предшествующих крупных советских операций не готовилась с такой тщательностью. Например, перед наступлением саперы сняли 34 тыс. вражеских мин на направлении главного удара, проделали 193 прохода для танков и пехоты, навели десятки переправ через Друть и Днепр. 23 июня 1944 г., на следующий день после 3-й годовщины начала войны, Красная Армия нанесла по группе армий «Центр» удар невиданной силы, сполна рассчитавшись за свое унизительное поражение в Белоруссии летом 1941 г.

Убедившись в неэффективности отдельных наступательных операций на центральном направлении, советское командование на этот раз атаковало немцев силами сразу четырех фронтов, сосредоточив до двух третей своих сил на флангах. В первом ударе участвовала основная часть предназначенных для наступления сил. Белорусская операция помогла успеху Второго фронта в Европе, который открылся 6 июня, поскольку для сдерживания натиска с востока германское командование не могло активно перебрасывать войска на запад.

Операцию можно разделить на два этапа. В ходе первого из них (23 июня — 4 июля) советские войска прорвали фронт и с помощью ряда охватывающих маневров окружили в районе Минска, Бобруйска, Витебска, Орши и Могилева крупные немецкие группировки. Наступлению Красной Армии предшествовала массированная артподготовка (150—200 орудий и минометов на 1 км участка прорыва). В первый день наступления советские войска продвинулись на отдельных участках на 20—25 км, после чего в прорыв были введены подвижные соединения. Уже 25 июня в районе Витебска и Бобруйска попали в окружение 11 немецких дивизий. Под Бобруйском советские войска впервые применили для уничтожения окруженной группировки массированный удар авиации, дезорганизовавшей и рассеявшей идущие на прорыв немецкие части.

Тем временем 1-й и 3-й Белорусский фронты нанесли более глубокие фланговые удары по сходящимся направлениям на Минск. 3 июля советские войска освободили столицу Белоруссии, окружив восточнее ее 100-тысячную немецкую группировку. Огромную роль в этой операции сыграли белорусские партизаны. Активно взаимодействуя с наступавшими фронтами, народные мстители дезорганизовали оперативный тыл немцев, парализовав последним переброску резервов. За 12 дней части Красной Армии продвинулись вперед на 225—280 км, прорвав основные линии немецкой обороны. Своеобразным итогом первого этапа стало шествие по улицам Москвы свыше 57 тыс. германских солдат и офицеров, плененных в ходе операции.

Итак, на первом этапе германский фронт в Белоруссии потерял устойчивость и рухнул, позволив операции перейти в маневренную стадию. Сменивший Буша фельдмаршал В. Модель не смог остановить советского наступления. На втором этапе (5 июля — 29 августа) советские войска вышли на оперативный простор. 13 июля южнее Припятских болот нанесли удар войска 1-го Украинского фронта (см. Львовско-Сандомирская операция), и советское наступление развернулось от Прибалтики до Карпат. В начале августа передовые части Красной Армии вышли к Висле и границам Восточной Пруссии. Здесь советский натиск был остановлен подошедшими немецкими резервами. В августе — сентябре советским войскам, захватившим плацдармы на Висле (Магнушевский и Пулавский) и Нареве, пришлось отбивать сильные немецкие контрудары (см. Варшава III).

В ходе Белорусской операции Красная Армия совершила мощный бросок от Днепра к Висле и продвинулась вперед на 500—600 км. Советские войска освободили всю Белоруссию, большую часть Литвы и вступили на землю Польши. За проведение этой операции генерал Рокоссовский получил звание маршала.

Белорусская операция привела к разгрому группы армий «Центр», безвозвратные потери которой составили 539 тыс. чел. (381 тыс. чел. убитыми и 158 тыс. пленными). Этот успех Красной Армии был оплачен дорогой ценой. Ее общие потери составили свыше 765 тыс. чел. (в том числе безвозвратные — 233 тыс. чел.), 2957 танков и САУ, 2447 орудий и минометов, 822 самолета.

Белорусская операция отличалась самым крупным уроном личного состава Красной Армии в стратегических операциях 1944 г. Наивысшими в кампании 1944 г. были и среднесуточные потери советских войск (свыше II тыс. чел.), что говорит о высокой интенсивности боев и упорном сопротивлении немцев. Об этом свидетельствует и тот факт, что число убитых солдат и офицеров вермахта в данной операции почти в 2,5 раза превышает число сдавшихся в плен. Тем не менее это было одно из крупнейших поражений вермахта е Великой Отечественной войне. По мнению немецких военных, катастрофа в Белоруссии положила конец организованному сопротивлению германских войск на Востоке. Наступление Красной Армии стало всеобщим.

Использованы материалы кн.: Николай Шефов. Битвы России. Военно-историческая библиотека. М., 2002. 

Далее читайте:

Витебско-Оршанская операция 1944 года, наступательная операция войск 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов в Великой Отечественной войне, проведённая 23 — 28 июня в ходе Белорусской операции.

 

 

 

В Советском Союзе за годы индустриализации было создано несколько десятков новых отраслей народного хозяйства, которых не существовало в 1913 году. Но при этом часть производимой на вновь построенных предприятиях продукции народ в обыденной жизни никогда не видел. Вот во время войны войска были оснащены тягачами, самоходной артиллерией и другими видами техники, которую солдат, бывший крестьянин, прежде в глаза не видел. Иное дело сейчас: каждый может купить хоть КАМАЗ, хоть тягач Shaanxi или HOWO. Китайские тягачи стали доступней всех тех чудес отечествнной тяжелой промышленности, которыми мы на весь свет гордились. А теперь каждый может гордиться своим собственным (от слова "собственность") железным строительным или транспортным монстром.

 

 

www.hrono.info

Малоизвестные страницы истории. Операция «Багратион»

 

Фальсификация истории — это попытка наглой подмены самой России. Одним из главных объектов фальсификаций антисоветчики избрали историю героического подвига советского народа, освободившего мир от немецкого фашизма. Понятно, что искренние патриоты не приемлют эту игру напёрсточников. Поэтому читатели «Правды» горячо одобрили опубликованную газетой в канун 70-летия начала Великой Отечественной войны статью фронтовика, доктора филологических наук, почётного профессора Тверского государственного университета Александра Огнёва и настойчиво рекомендовали газете продолжить публикацию его разоблачений фальсификаторов истории. Выполняя пожелания читателей, редколлегия «Правды» приняла решение публиковать главы исследования заслуженного деятеля науки РФ А.В. Огнёва в пятничных номерах газеты.

 

Противник «Багратиона» не ждал 6 июня 1944 года англо-американские войска начали успешную высадку на побережье в Нормандии. Это, конечно, ускорило поражение Германии, но вместе с тем серьёзно не повлияло на состав немецких войск на советско-германском фронте. К началу июля из 374 дивизий, которыми располагала Германия, на Восточном фронте было 228 дивизий, две трети всех боеспособных соединений. 60 дивизий находились во Франции, Бельгии и Голландии, 26 — в Италии, 17 — в Норвегии и Дании и 10 — в Югославии, Албании и Греции.

 

Главный удар летом 1944 года наша Ставка наметила нанести в Белоруссии. Советская разведка установила, что самые мощные группировки врага находятся на Западной Украине и в Румынии. В них насчитывалось около 59% пехотных и 80% танковых дивизий. В Белоруссии германское командование держало менее сильную группу армий «Центр», которой командовал генерал-фельдмаршал Э. Буш. Ставка ВГК пришла к правильному выводу, что немецкое командование ожидает главный удар наших войск не в Белоруссии, а на южном крыле — в Румынии и на Львовском направлении.

 

Советское командование хорошо подготовило и блестяще провело Белорусскую наступательную операцию под кодовым названием «Багратион». К началу операции 1-й Прибалтийский (командующий — генерал И.Х. Баграмян), 3-й Белорусский (командующий — генерал И.Д. Черняховский, 2-й Белорусский (командующий — генерал Г.Ф. Захаров) и 1-й Белорусский (командующий — генерал К.К. Рокоссовский) фронты имели 2400000 человек, около 36400 орудий и миномётов, 53000 самолётов, 52000 танков.

 

План операции предусматривал быстрый прорыв обороны врага на шести направлениях — Витебском, Богушевском, Оршанском, Могилёвском, Свислочском и Бобруйском, глубокими ударами четырёх фронтов разгромить основные силы группы армий «Центр» и уничтожить его войска по частям. Эта группа имела в своём распоряжении 500000 человек, 9500 орудий и миномётов, 900 танков и 1300 самолётов.

 

Перед советскими войсками была поставлена задача стратегического и политического характера: ликвидировать выступ врага протяжённостью более 1100 километров в районе Витебска, Бобруйска, Минска, разбить и уничтожить крупную группировку немецких войск. Такова была главная задача наших войск летом 1944 года. Намечалось создать хорошие предпосылки для последующего наступления Красной Армии в западных областях Украины, в Прибалтике, Польше и Восточной Пруссии.

 

Наше наступление в Белоруссии стало неожиданным для противника. Типпельскирх, командовавший тогда 4-й армией, позже писал, что «возглавлявший фронт в Галиции В. Модель не допускал возможности наступления русских нигде, кроме как на его участке». Верховное германское командование соглашалось с ним. Оно считало возможным наше наступление и в Прибалтике. Фельдмаршал Кейтель на совещании командующих армиями в мае 1944 года заявил: «На Восточном фронте положение стабилизировалось. Можно быть спокойным, так как русские не скоро смогут начать наступление».

 

19 июня 1944 года Кейтель говорил, что он не верит в значительное наступление русских на центральном участке фронта. Советское командование умело дезинформировало противника. Чтобы ввести немцев в заблуждение, Ставка ВГК демонстративно «оставляла» на юге большую часть своих танковых дивизий.

 

Белорусская операция длилась с 23 июня 1944 года до 29 августа — свыше двух месяцев. Она охватила более тысячи двухсот километров по фронту — от Западной Двины до Припяти и до шестисот километров в глубину — от Днестра до Вислы и Нарева.

 

«Второй фронт» партизан

 

Большую роль в этом сражении сыграли партизаны. Накануне Белорусской операции «Багратион» они сообщили о расположении 33 штабов, 30 аэродромов, 70 крупных складов, о составе более 900 вражеских гарнизонов и около 240 частей, о направлении движения и характере перевозимых грузов 1642 эшелонами противника.

 

Рокоссовский писал: «Партизаны получили от нас конкретные задания, где и когда ударить по коммуникациям и базам немецко-фашистских войск. Они подорвали более 40000 рельсов, взрывали поезда на железнодорожных магистралях Бобруйск — Осиповичи — Минск, Барановичи — Лунинец и другие». С 26 по 28 июня партизаны пустили под откос 147 эшелонов с войсками и боевой техникой. Они участвовали в освобождении городов, своими силами заняли ряд крупных населённых пунктов.

 

23 июня советские войска прорвали оборону немцев. На третий день в районе Витебска были окружены пять пехотных дивизий, которые были разгромлены и 27 июня сдались в плен. Войска 1-го Белорусского фронта 27 июня взяли в кольцо бобруйскую группировку врага — до 40000 солдат и офицеров. 29 июня они были разбиты. Оборона немцев была прорвана 23—28 июня на всех направлениях 520-километрового фронта. Советские войска продвинулись на 80—150 километров, окружили и уничтожили 13 дивизий врага. Гитлер снял Э. Буша с поста командующего группой армий «Центр» и поставил на его место генерал-фельдмаршала В. Моделя.

 

3 июля после ожесточённого боя советские войска освободили столицу Белоруссии Минск. Город был в развалинах. Немногие уцелевшие здания были заминированы и подготовлены к взрыву. Но их всё-таки удалось спасти: немцам помешала стремительность ворвавшихся в город наших частей.

 

В кольце диаметром примерно 25 километров оказалось до 40000 гитлеровцев. К концу дня 7 июля окружённые под Минском 12-й, 27-й и 35-й армейские, 39-й и 41-й танковые корпуса были разгромлены. Исполняющий обязанности командующего 4-й армией генерал В. Мюллер отдал приказ о капитуляции. В боях, длившихся до 11 июля, немцы потеряли свыше 70000 человек убитыми и около 35000 пленными, среди них были 12 генералов (три командира корпуса и девять командиров дивизий).

 

Наши войска продвинулись на 550—600 километров в полосе протяжённостью более 1100 километров. Это создало хорошие возможности для наступления на Львовско-Сандомирском направлении, в Восточной Пруссии и для дальнейшего удара на Варшаву и Берлин. В результате великолепно проведённой операции «Багратион» наголову была разбита группа немецких армий «Центр». Были уничтожены 17 немецких дивизий и 3 бригады, 50 дивизий потеряли более половины своего состава. Чтобы остановить наступление советских войск, гитлеровское командование перебросило в Белоруссию 46 дивизий и 4 бригады с других участков фронта.

 

Истоки замечательных побед Красной Армии в 1944 году заключались не только в нашем превосходстве в людях и вооружении, но и главным образом в том, что советские генералы и солдаты научились хорошо воевать.

 

В тех боях восемнадцатилетний боец Юрий Смирнов напросился на выполнение опасного боевого задания. Он сказал командиру роты: «Я недавно книгу прочитал «Как закалялась сталь». Павел Корчагин тоже попросился бы в этот десант». Он, будучи раненным, когда был без сознания, попал в плен. Врагу нужно было срочно узнать, какие цели поставлены перед русским танковым десантом. Но Юрий не сказал ни слова, хотя его зверски истязали целую ночь. «В исступлении, поняв, что им ничего не добиться, они прибили его гвоздями к стене блиндажа». «Десант, тайну которого сохранил Герой ценой своей жизни, выполнил поставленную задачу. Шоссе было перерезано, наступление наших войск развернулось по всему фронту…» Комсомольцу Юрию Смирнову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза

 

После форсирования Вислы рота 220-го полка 79-й гвардейской дивизии под командованием лейтенанта В. Бурбы отбивала беспрерывные атаки немецкой пехоты и танков. Из роты в живых осталось 6 человек, но занятую позицию они сумели не отдать врагу. Жертвенный подвиг совершил при отражении вражеской атаки В. Бурба. Когда танки подошли совсем близко, он, метнув связку гранат, подбил танк, а под второй бросился сам со связкой гранат в руке. Он был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Боец 220-го полка П. Хлюстин в критический момент боя тоже со связкой гранат бросился под немецкий танк и помог остановить атаку врага. Ему также посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

Убедительные знаки победы

 

Х. Вестфаль признал: «В течение лета и осени 1944 года немецкую армию постигло величайшее в её истории поражение, превзошедшее даже сталинградское.

 

22 июня русские перешли в наступление на фронте группы армий «Центр»… Вопреки предупреждению генерального штаба сухопутных сил, фронт обороны, удерживаемый группой армий «Центр», был опасно ослаблен, так как Гитлер приказал за её счёт усилить группу армий, расположенную к югу, где он ожидал наступления в первую очередь. Противник во многих местах прорвал фронт группы армий «Центр», и, поскольку Гитлер строго-настрого запретил эластичную оборону, эта группа армий была ликвидирована. Лишь рассеянные остатки 30 дивизий избежали гибели и советского плена».

 

Генерал вермахта Бутлар даже посчитал, что «разгром группы армий «Центр» положил конец организованному сопротивлению немцев на востоке». В Белорусской операции германская группа армий потеряла от 300000 до 400000 человек убитыми. Гудериан признал: «В результате этого удара группа армий «Центр» была уничтожена. Мы понесли громадные потери — около двадцати пяти дивизий».

 

Американский исследователь М. Сефф 22 июня 2004 года писал: «Шестьдесят лет назад, 22 июня 1944 года, Красная Армия начала свою самую главную ответную кампанию… В историю операция вошла как «Белорусское сражение». Именно оно, а не Сталинградская и не Курская битвы, в конечном счёте, сломало хребет фашистской армии на востоке. Штабные офицеры вермахта с неверием и возрастающим страхом наблюдали, как тактика «блицкрига», которую они с такой результативностью использовали в течение пятнадцати месяцев, чтобы захватить просторы европейской части России, обернулась против них. В течение месяца немецкая группа армий «Центр», бывшая стратегической опорой Германии в России на протяжении трёх лет, была уничтожена. Танковые колонны Красной Армии окружили 100 тысяч лучших солдат Германии. В общей сложности немцы потеряли 350 тысяч человек. Это было поражение, ещё более крупное, чем под Сталинградом». Сефф предостерёг политических и военных авантюристов: «Урок, который «Багратион» наглядно преподал фашистскому вермахту 60 лет назад, остаётся актуальным и по сей день. Недооценивать Россию неумно: у её народа есть привычка побеждать, когда от него этого меньше всего ждут».

 

Быстрое продвижение Красной Армии к нашим западным границам вызвало сильнейшую обеспокоенность Черчилля. В 1944 году он посчитал, что «Советская Россия стала смертельной угрозой» и потому надо «немедленно создать новый фронт против её стремительного продвижения». Получается, что этот фронт должен быть создан не против немцев, а против нашего наступления…

 

Чтобы показать, насколько выросли боеспособность Красной Армии, воинское умение её генералов, офицеров и солдат, нужно сделать интересное сравнение. Союзные войска высадились во Франции 6 июня 1944 года. За четыре с половиной месяца они достигли Германии, пройдя 550 километров. Средняя скорость движения — 4 километра в день. Наши войска 23 июня 1944 года начали наступать от восточной границы Белоруссии и 28 августа вышли на Вислу. П. Карель в книге «Восточный фронт» зафиксировал: «За пять недель они прошли с боями 700 километров (то есть 20 км за день!) — темпы наступления советских войск превышали темпы продвижения танковых групп Гудериана и Гота по маршруту Брест — Смоленск — Ельня во время «блицкрига» летом 1941 года».

 

Сейчас в зарубежной и «нашей» либеральной печати бичуют советское командование за якобы жестокое отношение к военнопленным. Некие С. Липатов и В. Ярёменко в статье «Марш через Москву» использовали «марш» свыше сорока тысяч немецких военнопленных по улицам Москвы для дискредитации советского строя. Роняя слёзы, они писали о том, как 17 июля 1944 года немцы «шли по улице грязные, завшивленные, оборванные». Доктор Ханс Зиммер в книге «Встреча с двумя мирами» вспоминает: «Тысячи пленных шли босиком, или в одних портянках, или в парусиновых тапках». Авторам статьи можно было бы добавить, что один из пленных, увидев среди москвичей Героя Советского Союза В. Карпова, зло показал ему крепко сжатый кулак, а тот, некультурный азиат, подло поиздевался над ним — повертел пальцем у виска, давая понять, что он набитый дурак. Разве можно забыть такое?

 

 «Тысячи людей за оцеплением на тротуарах отрепетированно и по команде кричали: «Гитлер капут!» и обильно плевали в колонны». Можно подумать, что тогда сотни тысяч праздных москвичей предварительно много раз собирали в клубах и кинотеатрах и проводили репетиции под строгим присмотром НКВД. Если же говорить серьёзно, то нынешние горе-толкователи отечественной истории не в состоянии понять, что жуткие злодеяния, какие творили у нас оккупанты, не могли не вызвать у советских людей чувства ненависти к ним, и потому «нередко солдаты оцепления применяли силу или угрозу силой при попытке некоторых горячих женщин наброситься с кулаками на участников марша».

 

В 1942 году И. Эренбург призывал: «Нельзя стерпеть немцев». Ненависть к фашизму сливалась с ненавистью к ним. 11 апреля 1945 года он писал в «Красной звезде»: «Все бегут, все мечутся, все топчут друг друга… Германии нет: есть колоссальная шайка». Через три дня в напечатанной в «Правде» статье «Товарищ Эренбург упрощает» Г. Александров критиковал его за то, что он не брал в расчёт расслоение немцев, когда утверждал, что все они ответственны за преступную войну.

 

Липатов и Ярёменко оценили «марш» немецких военнопленных как «унизительное представление», «спектакль», который «явно не удался». Как понять мотивы такой недоброжелательной оценки? «Люди с удивлением смотрели на жалкие остатки того легендарного, непобедимого, всегда победоносного германского вермахта, которые теперь проходили мимо побеждённые и оборванные». Немцы яростно рвались захватить Москву, намеревались устроить в ней победный парад, взорвать Кремль. Вот и предоставили им — только не как победителям — возможность пройти по нашей столице. После этого показательного «марша» у советских людей крепло предчувствие скорой и окончательной Победы.

 

О немецких пленных

 

Немецкие историки полагают, что в советском плену находились более трёх миллионов немецких военнослужащих, из них около миллиона там погибли. Число погибших явно преувеличено. В документе МВД СССР для ЦК КПСС отмечалось, что было пленено, передано в лагеря Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) и персонально учтено 2388443 немецких военнопленных. Освобождено из плена и репатриировано 2031743 человека. Умерли в плену 356687 немцев. По последним данным, во время войны наши войска захватили в плен 3777300 человек, в том числе немцев и австрийцев — 2546200, японцев — 639635, венгров — 513767, румын — 187370, итальянцев — 48957, чехов и словаков — 69977, поляков — 60280, французов — 23136, югославов — 21822, молдаван — 14129, китайцев — 12928, евреев — 10173, корейцев — 7785, голландцев — 4729, финнов — 2377.

 

В Сталинграде были взяты в плен 110000 истощённых и обмороженных немецких солдат. Большинство из них вскоре умерли — в места постоянного заключения прибыли 18000, из них в Германию возвратились около 6000 человек. А. Бланк в статье «Пленники Сталинграда» писал: «Большинство прибывавших военнопленных были сильно истощены, что явилось причиной дистрофии. Советские врачи принимали самые различные меры, чтобы восстановить их силы и здоровье. Легко ли это было делать во время войны, когда высококалорийные продукты ценились на вес золота? Делалось же, однако, буквально всё, что возможно, и результаты быстро сказывались: многие больные стали понемногу ходить, исчезала одутловатость лица.

 

Страшнее дистрофии сыпняк. Поголовную вшивость удалось — правда, не без трудностей — ликвидировать сравнительно быстро, но многие немцы прибыли в лагерь уже больными, переполнив лагерный лазарет. Наши неутомимые врачи, медицинские сёстры и санитарки сутками не выходили из палат. Борьба шла за каждую жизнь. В специальных госпиталях для военнопленных, находившихся неподалёку от лагеря, десятки врачей и медицинских сестёр тоже спасали от смерти немецких офицеров и солдат. Многие из наших людей становились жертвами тифа. Тяжело заболели врачи Лидия Соколова и Софья Киселёва, начальник медицинской части госпиталя молодой врач Валентина Миленина, медицинские сёстры, переводчик Рейтман и многие другие. Несколько наших работников погибли от тифа».

 

Нашим недоброжелателям стоит сравнить это с тем, как относились немцы к советским военнопленным.

 

Варшавское восстание

 

Либеральные СМИ уже давно распространяют мысль о том, что русские виноваты во многих бедах Польши. Д. Гранин спросил: «Была ли вся эта война справедливой с первого по последний день?» И ответил: «Увы, много было такого, что нельзя отнести к этой категории: достаточно вспомнить историю Варшавского восстания». Русофобский «Мемориал» 14 сентября 1999 года осудил «постыдное бездействие советских войск на Висле в дни Варшавского восстания 1944 года». Чего здесь больше: сугубо дремучего невежества или мстительного стремления подло оплевать нашу армию? Обвинители, а их немало, не хотят вникнуть в суть создавшейся в то время военной обстановки, не желают ознакомиться с реальными документами.

 

Руководитель Варшавского восстания генерал Бур-Комаровский сотрудничал тогда с представителями германского командования. Он заявлял: «В данном случае ослабление Германии как раз не в наших интересах. Кроме того, я вижу угрозу в лице России. Чем дальше находится русская армия, тем лучше для нас». В польских архивах обнаружен документ о переговорах старшего офицера немецкой службы безопасности П. Фухса с командующим Армией Крайовой Т. Бур-Комаровским. Немецкий офицер попытался отговорить этого польского генерала от мысли начать восстание в Варшаве, но тот ответил ему: «Это дело престижа. Поляки при помощи Армии Крайовой хотели бы освободить Варшаву и назначить здесь польскую администрацию до момента вхождения советских войск». Бур-Комаровский и его штаб отдали своему воинству приказ, в котором провозглашалось: «Большевики перед Варшавой. Они заявляют, что они — друзья польского народа. Это — коварная ложь. Большевистский враг встретится с такой же беспощадной борьбой, которая поколебала немецкого оккупанта. Действия в пользу России являются изменой родине. Немцы удирают. К борьбе с Советами!»

 

Тейлор признал, что восстание «было скорее антирусским, чем антинемецким». В «Истории войн» о нём сказано так: «Было поднято поляками, подпольным фронтом (антикоммунистическим) во главе с генералом Т. Бур-Комаровским в надежде, что русские, находящиеся за Вислой, придут на помощь. Но они бездействовали, пока германские СС в течение 2 месяцев топили в крови восстание». И ни слова о вине Бур-Комаровского, не предупредившего наше командование о выступлении варшавян. Генерал Андерс (он в 1942 году увёл из нашей страны польские войска, которые были под его командованием, в Иран, а потом в Италию), узнав о восстании, прислал в Варшаву депешу, в которой написал: «Я лично считаю решение командующего АК (о начале восстания) несчастьем... Начало восстания в Варшаве в нынешней ситуации является не только глупостью, но и явным преступлением».

 

Британский корреспондент А. Верт спросил К. Рокоссовского: «Было ли Варшавское восстание оправданным?» Тот ответил: «Нет, это была грубая ошибка... Восстание имело бы смысл только в том случае, если бы мы были уже готовы вступить в Варшаву. Подобной готовности у нас не было ни на одном из этапов... Учтите, что у нас за плечами более двух месяцев непрерывных боёв».

 

Сталин хотел продолжить наступление наших войск, чтобы занять район северо-западнее Варшавы и облегчить положение восставших. В. Карпов в «Генералиссимусе» отметил: «Очень не любил Верховный, когда с ним не соглашались. Но в этом случае его можно было понять. Ему хотелось снять, сбить накал зарубежных обвинений в том, что Красная Армия не пришла на помощь восставшим в Варшаве, а Жуков и Рокоссовский… не хотели ради не совсем понятных им политических интересов идти на дальнейшие жертвы и продолжать наступление, которое, как они считали, не принесёт успеха».

 

Наши войска нуждались в передышке. Когда они пытались наступать, то несли неоправданно немалые потери. Нужно было время, чтобы подтянуть отставшие тылы, подготовиться к переправе через Вислу и к штурму польской столицы. К тому же необходимо было предотвратить опасную угрозу нависшей с севера немецкой группировки. К. Рокоссовский заключил: «Откровенно говоря, самым неудачным временем для начала восстания было именно то, в какое оно возникло. Как будто руководители восстания нарочно выбрали момент, чтобы потерпеть поражение».

 

«Обстановка в Варшаве становилась всё более тяжелой, начались распри среди восставших. И только тогда главари АК решились через Лондон обратиться к советскому командованию. Начальник Генерального штаба А.И. Антонов, получив депешу от них, оформил связь между нашими войсками и повстанцами. Уже на второй день после этого, 18 сентября, английское радио передало, что генерал Бур сообщил о координации действий со штабом Рокоссовского, а также о том, что советские самолёты непрерывно сбрасывают восставшим в Варшаве оружие, боеприпасы и продовольствие.

 

Оказывается, не было неодолимых проблем, чтобы связаться с командованием 1-го Белорусского фронта. Было бы желание. А поспешил Бур установить с нами связь лишь после того, как потерпела неудачу попытка англичан снабжать повстанцев с помощью авиации. Днём над Варшавой появилось 80 самолётов «Летающая крепость» в сопровождении истребителей «Мустанг». Они проходили группами на высоте 4500 метров и сбрасывали груз. Конечно, при такой высоте он рассеивался и по назначению не попадал. Немецкие зенитки сбили два самолёта. После этого случая англичане не повторили своих попыток».

 

С 13 сентября по 1 октября 1944 года советская авиация произвела в помощь восставшим 4821 самолётовылет, в том числе с грузами для их войск — 2535. Наши самолёты по заявкам повстанцев прикрывали их районы с воздуха, бомбили и штурмовали немецкие войска в городе, сбросили с самолётов 150 миномётов, 500 противотанковых ружей, автоматы, боеприпасы, медикаменты, 120 тонн продовольствия.

 

Рокоссовский сообщил: «Расширяя помощь восставшим, мы решили высадить сильный десант на противоположный берег, в Варшаву, используя наплавные средства. Организацию операции взял на себя штаб 1-й польской армии. Время и место высадки, план артиллерийского и авиационного обеспечения, взаимные действия с повстанцами — всё было заблаговременно обговорено с руководством восстания. 16 сентября десантные подразделения польской армии двинулись через Вислу. Они высаживались на участках берега, которые были в руках повстанческих отрядов. На том и строились все расчёты. И вдруг оказалось, что на этих участках… гитлеровцы.

 

Операция протекала тяжело. Первому броску десанта с трудом удалось уцепиться за берег. Пришлось вводить в бой всё новые силы. Потери росли. А руководители повстанцев не только не оказали никакой помощи десанту, но даже и не попытались связаться с ним. В таких условиях удержаться на западном берегу Вислы было невозможно. Я решил операцию прекратить. Помогли десантникам вернуться на наш берег. …Вскоре мы узнали, что по распоряжению Бур-Комаровского и Монтера части и отряды АК к началу высадки десанта были отозваны с прибрежных окраин в глубь города. Их место заняли немецко-фашистские войска. При этом пострадали находившиеся здесь подразделения Армии Людовой: аковцы не предупредили их о том, что покидают прибрежную полосу». В этой операции мы потеряли 11000 воинов, 1-я армия Войска Польского — 6500. О сути и ходе Варшавского восстания обстоятельно поведал С. Штеменко в книге «Генеральный штаб в годы войны».

 

Офицер военной разведки Герой Советского Союза Иван Колос для выполнения боевого задания был выброшен в сентябре 1944 года в пекло боёв в Варшаве. Там он получил ранение и контузию, но, как писала Л. Щипахина, за 10 дней «сумел организовать сеть разведки, вышел на связь с руководством Армии Крайовой и Армии Людовой, встречался с главнокомандующим генералом Бур-Комаровским. Корректировал действия наших лётчиков, которые сбрасывали восставшим оружие и продовольствие». Когда восставшие капитулировали, И. Колос уходил по канализационным трубам под Варшавой, вышел к Висле и переплыл её, доложил командующему 1-м Белорусским фронтом маршалу Рокоссовскому об обстановке в Варшаве и передал ценные документы.

 

К 60-летию Победы польское посольство пригласило И. Колоса на торжественный приём, где он услышал оскорбительные слова из уст президента Польши А. Квасьневского в адрес СССР и нашей армии. Когда настало время получать награду из его рук, Колос сказал: «Лично я уже давно простил всех, кто мешал мне жить, простил людскую несправедливость, зависть и неблагодарность. Но лично я не могу предать всех, кто погиб за освобождение Варшавы, Польши, а их было более 600 тысяч. Не могу предать своего боевого друга Дмитрия Стенько, который погиб в Варшаве. Предать тех разведчиков, которые до меня пытались установить связь с восставшими. Склоняясь перед памятью погибших, я не могу принять памятную медаль».

 

Б. Урланис в своей книге «Война и народонаселение Европы» указал, что «в ходе югославского сопротивления погибли около 300 тысяч человек (из примерно 16 миллионов населения страны), албанского — почти 29 тысяч (из всего лишь 1 миллиона населения), а польского — 33 тысячи (из 35 миллионов)». В. Кожинов заключил: «Доля населения, погибшего в реальной борьбе с германской властью в Польше, в 20 раз меньше, чем в Югославии, и почти в 30 раз меньше, чем в Албании!.. (Речь идёт о павших с оружием в руках)». Поляки воевали в английских частях в Италии, в составе наших войск и в 1939 году с немцами. Погибло за родину в 1939—1945 годах 123 тысячи польских военнослужащих, что составляет 0,3% от всего населения. Мы потеряли около 5% населения страны.

 

Черчилль говорил, что «без русских армий Польша была бы уничтожена, а сама польская нация стёрта с лица земли». Не за эти ли наши заслуги из Кракова убрали памятник маршалу И. Коневу? Бывший премьер правительства Польши М. Раковский написал: «Символическим актом кретинизма были свержение памятника маршалу И. Коневу и демонстративная отправка его на металлолом. Памятника человеку, который спас Краков». Е. Березняк, руководитель подпольной группы «Голос», много сделавшей для спасения Кракова от разрушения немцами, был приглашён на празднование 50-й годовщины освобождения города. А за день до праздника, 17 января 1995 года, в краковской газете он «прочитал о том, что 18 января 1945 года в город ворвались полураздетые голодные солдаты маршала Конева и начались грабежи и насилия. Далее говорилось: те, кто завтра, 18 числа, будет возлагать на могилы оккупантов венки и цветы, могут вычеркнуть себя из списка поляков».

 

Катынь, опять Катынь

 

Дискуссия о Варшавском восстании — не единственная «горячая точка» в наших отношениях с Польшей. Сколько авторов рассуждают «о расстреле 24 тысяч польских офицеров в «мирное» лето 1939 года» в СССР и требуют от нас искупить эту вину. Вот и в «Тверской жизни» пришлось 6 мая 1998 года прочитать: «Никакой логикой, кроме логики злобной мести за поражение в войне 1920 года, нельзя объяснить их бессмысленное и абсолютно беззаконное уничтожение в мае 1940 года. Мы... несём за это историческую ответственность». Придётся остановиться на этой «ответственности».

 

3 мая 1943 года начальник Главного управления пропаганды Хейнрик послал секретную телеграмму немецкому начальству в Краков: «Вчера из Катыни возвратилась часть делегации Польского Красного Креста. Они привезли гильзы патронов, которыми были расстреляны жертвы Катыни. Оказалось, что это немецкие боеприпасы калибра 7,65 фирмы Геко». Геббельс записал 8 мая 1943 года: «К несчастью, в могилах под Катынью было найдено немецкое обмундирование… Эти находки надо всегда хранить в строгом секрете. Если об этом узнали бы наши враги, вся афера с Катынью провалилась бы». Ветеран войны И. Кривой сообщил: «С полной ответственностью и категоричностью заявляю, что я польских военнопленных видел несколько раз в 1941 году — буквально накануне войны. Я утверждаю, что польские военнопленные в Катынском лесу до занятия фашистами г. Смоленска были живы!» Есть и другие факты, говорящие о причастности именно немцев к этому злодеянию.

 

Ю. Мухин в книге «Антироссийская подлость» показал, что расстреляли поляков не весной 1940 года, а осенью 1941 года, когда фашисты уже заняли Катынь. В карманах убитых были найдены документы, датированные 1941 годом. Он доказал, что под видом рассекреченных архивных документов преподносятся фальшивки. Так, будто бы Особое совещание при НКВД вынесло смертный приговор польским офицерам, исполненный весной 1940 года. Но это совещание получило право принимать такие решения только в ноябре 1941 года. И «то, что Особое совещание не выносило смертных приговоров до начала войны, подтверждено тысячами подлинных документов, находящихся в архивах».

 

После освобождения Катыни в 1943 году международная комиссия под председательством хирурга Бурденко установила, что поляки расстреляны немцами осенью 1941 года. Выводы комиссии полно представлены в исследовании Ю. Мухина «Катынский детектив», статьях В. Шведа «Вновь о Катыне», А. Мартиросяна «Кто расстрелял польских офицеров в Катыни» и других публикациях.

 

В Заявлении Президиума ЦК КПРФ от 26 ноября 2010 года говорится: «Главными документами геббельсовской версии о расстреле поляков органами НКВД СССР являются так называемые документы, неожиданно обнаруженные осенью 1992 года. Главным из них выступает «мартовская записка Берии И.В. Сталину от 1940 года, в которой якобы предлагается расстрелять 27 тысяч польских офицеров и якобы имеется положительная резолюция Сталина. При этом как содержание «записки», так и обстоятельства её появления вызывают законные сомнения в её подлинности. Это же относится к двум другим «доказательным» документам: выписке из решения Политбюро ЦК от 5 марта 1940 года и записке председателя КГБ СССР А. Шелепина на имя Н. Хрущёва 1959 года. Все они изобилуют огромным количеством смысловых и орфографических ошибок, а также ошибок в оформлении, недопустимых для такого уровня документов. Есть достаточно оснований утверждать, что они были изготовлены в начале 1990-х годов по инициативе ельцинского окружения. Существуют неоспоримые, документально подтверждённые факты и свидетельства, а также прямые вещественные доказательства, указывающие на расстрел польских офицеров не НКВД СССР весной 1940 года, а немецкими оккупационными властями осенью 1941 года, после захвата Смоленской области силами вермахта».

 

Ничего этого не приняла во внимание Госдума РФ. Она в декабре 2010 года приняла Заявление «О катынской трагедии и её жертвах», в котором бездоказательно утверждается, что вина за расстрел польских военнопленных лежит на советских руководителях и сотрудниках НКВД.

 

Узнав о решении председателя правительства РФ Касьянова выплачивать деньги репрессированным полякам, Е. Аргин спросил: «Кто выплачивал деньги родственникам 80000 красноармейцев, попавших в плен после советско-польской войны 1920 года? ...Кто выплачивал деньги родственникам тысяч советских солдат — освободителей Польши, которых подло, из-за спины, убивали местные националисты и им подобные?»

 

Профессор Варшавского университета П. Вечоркевич писал об отношении авторов польских учебников к России: «Наше видение польско-русской истории мартирологично. Без конца говорится об ущербе, который мы понесли от россиян. Хотя отрицать этот ущерб нельзя, но и не стоит вырывать его из общего исторического контекста. Нельзя раздувать мифы о «москалях», которые все плохие».

 

Хотелось бы верить: поляки в конце концов поймут, что нельзя копить одни обиды и забывать об огромном вкладе советского народа и Советского государства в созидание их нынешней государственности, что ненависть к России ничего хорошего им не принесёт, что сама история обрекла поляков и русских жить в мире и дружбе.

kprf.ru