Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Не было куликовской битвы. Правда о Куликовской битве, которую вам не рассказывали в школе

А был ли Пересвет? Пять загадок легендарной Куликовской битвы. Не было куликовской битвы


Правда о Куликовской битве, которую вам не рассказывали в школе

Школьная программа гласила: Куликовская битва произошла в 1380 году и положила начало восстановлению единой Руси и свержению ига Золотой Орды. Русские войска вел в бой московский князь Дмитрий Иванович, прозванный впоследствии Донским, ордынские – беклярбек (что-то вроде премьер-министра) Мамай. Поле битвы, расположенное в нынешней Тульской области, было огромным, в самом сражении принимали участие сотни тысяч воинов с обеих сторон.

Но правдивы ли на самом деле сведения о сражении, которое до сих пор изучают на уроках истории? В последние годы все больше исследователей ставят под сомнение, казалось бы, непреложные истины. И поводы для этого есть.

Археологические исследования

Обычно историки сопоставляют несколько источников, например, результаты археологических раскопок и летописные сведения. Таким же путем пошли исследователи Куликовской битвы.

«Куликовская битва». Адольф Ивон, 1859. Фото: wikimedia.org

Начиная с XIX века, российские археологи ведут раскопки на предполагаемом месте сражения. Первым исследователем был помещик Степан Нечаев. Стоит ли говорить о том, что отыскать доказательства страшной сечи ему не удалось. Лишь в 2006 году группа археологов обнаружила место предполагаемого захоронения.

Тогда ученые определили высокое содержание органики в почве, но самих костей не нашли. Археологи объяснили отсутствие останков тем, что тела закапывались неглубоко, в чернозем, который попросту все растворил. Но где же в таком случае наконечники стрел или фрагменты доспехов?

Ладно, доспехи можно было снять, а стрелы вынуть из тел. И то, и другое ценилось высоко, а многие воины вообще помечали свои стрелы. Если им удавалось выжить, любым путем старались вернуть их себе. Но где же нательные кресты, без которых ни один воин не вышел бы на поле боя? Украсть их точно не могли – это считалось ужасным грехом.

Летописные источники

Единственными летописными источниками, по которым мы можем судить о великом сражении, являются литературные памятники Куликовского цикла. При этом даты создания произведений точно не установлены. «Задонщина» могла увидеть свет даже в конце XV века, то есть лет через сто после битвы. «Сказание о Мамаевом побоище» считается литературным памятником XV века, более точных сведений нет.

Историки считают, что все произведения, дошедшие из глубины веков и посвященные великому сражению, на самом деле всего лишь вымысел. При прочтении повестей Куликовского цикла возникает вопрос: как в них могут быть описаны мелкие детали, известные только самим участникам сражения, с такой точностью?

Произведения Куликовского цикла содержат много противоречивых сведений. В них то и дело появляются новые и новые персонажи, жившие гораздо позже событий, описываемых авторами. В повестях цикла постоянно увеличивается количество павших воинов. Например, в «Синопсисе», который был написан в 1674 году, их более 250 тысяч.

Исследователи пришли к выводу, что такие детали, как расположение войск, молитва Мамая и описания поединков, заимствованы из других источников. Просто летописцы разбавили сказание своими домыслами.

Почтовая марка России из серии «Великие князья». Дмитрий Донской, 1995 год. Фото: wikimedia.org

Реальное количество воинов

Историки и археологи, сопоставляя факты исследований, приходят в недоумение. Ведь в сражении, согласно историческим сведениям, принимали участие сотни тысяч воинов. Большая часть из них, по всей вероятности, должна была покоиться на месте сражения.

Вполне возможно, что тела погибших воинов, которых посылали на помощь легендарному князю Дмитрию Донскому, забрали с места сражения и предали земле. Существует версия, что в то время над захоронениями защитников возводились часовни и церкви. Но реального подтверждения этому нет.

Конечно, со времен восстановления Руси и до начала исследований сражения на Куликовом поле прошло несколько столетий. Тела могли полностью истлеть, как уверяют некоторые историки. Но это маловероятно. Скорее всего, павших воинов действительно забирали с места сражения (но куда?), или их там попросту не было.

В своих трудах историки приводят цифры, которые, вероятно, они считают близкими к реальности.

Николай Карамзин, который и ввел в оборот название «Куликовская битва», к примеру, пишет, что воинов было около 150 тысяч. «История Российская» Василия Татищева говорит нам уже о 400 тысячах, в два раза меньше находим у Михаила Щербатова.

Миниатюра из рукописи «Сказание о Мамаевом побоище», XVII век. Фото: wikipedia.org

Советские историки придерживались более скромного мнения. Они считали, что численность войска не превышала 100 тысяч душ. Действительно, такое количество воинов и определяет масштабность битвы. Все бы ничего, если бы не несколько «но».

В те далекие времена войско в 500 человек уже считалось достаточно большим. А если учесть теорию, что Мамай нанял около 100 тысяч воинов, то о достоверности фактов Куликовской битвы говорить не приходится.

В те времена беклярбек мог рассчитывать разве что на 300-500 человек. Такая же история с войском Донского. Очень слабо верится, что московское войско исчислялось сотнями тысяч, для XIV века такое количество – просто фантастика. А в той же «Задонщине» утверждают о 300 тысячах воинов, как московских, так и татарских.

Личность Дмитрия Донского

Главный герой Куликовской битвы был причислен к лику святых лишь в 1988 году. Странно, что это произошло спустя много веков после его смерти. Но церковь не спешила приписывать Дмитрия Донского к святым по той причине, что он противостоял законному, в глазах церкви, царю и вмешался в назначение митрополитов. Какой бы парадоксальной ни была эта ситуация, но на то время в понимании праведников Дмитрия никак нельзя было считать святым.

Новоскольцев А. Н. «Преподобный Сергий благословляет Дмитрия на борьбу с Мамаем». Фото: wikimedia.org

Повести Куликовского цикла описывают, что во время сражения свою одежду Дмитрий велел надеть приближенному боярину Бреноку, а сам переоделся в его доспехи. Судя по всему, Дмитрий не хотел привлекать к себе внимания в гуще схватки.

Но в те времена такое поведение полководца посчитали бы как минимум трусостью. Ведь любой воин противника знал, что полководца врагов нужно убить в первую очередь. Получается, что Дмитрий подставил боярина, а сам пытался потеряться в толпе, надеясь, что его просто не узнают? Ведь не участвовать в сражении князь не мог.

В то время дружина могла вовсе отказаться вступить в бой, если князь не вышел на поле. Вот только написаны повести Куликовского цикла были немного позже, при правлении Ивана Грозного, который никогда не сражался вместе с воинами. Поэтому читатели XVI века могли и не знать, что поступок Донского был отнюдь не героический.

В настоящее время многие факты о битве остаются предметом жарких дискуссий. В частности, разными исследователями высказаны предположения, что битва состоялась не между Доном и Непрядвой, а у истоков Непрядвы на Воловом озере, расположенном в той же Тульской области. С обеих сторон принимало участие не более, чем по 5-10 тысяч человек, причем это были профессиональные всадники. А битва якобы длилась не несколько часов, а около получаса. И происходило это все на гораздо более скромной по размерам площади, чем повествуют летописи.

Скорее всего, правда о битве находится посередине между реальными событиями и красивой легендой. Но если бы великий князь Дмитрий не вывел на нее войско, кто знает, какой бы стала наша история?

www.eg.ru

Была ли Куликовская битва

Панкин:

- В студии Иван Панкин. Намедни исполнилось 635 лет Куликовской битве. Я сейчас скажу вам крамольную вещь: не было Куликовской битвы. По крайней мере, такие предположения имеют место. Разобраться в этих предположениях мне поможет Андрей Синельников, геолог, писатель, историк масонства, исследователь исторических загадок. Андрей Зиновьевич, мое почтение.

Синельников:

- Добрый день.

Панкин:

- Для начала самая короткая версия ваша – Куликовская битва была или нет?

Синельников:

- Вы совершенно правильно говорите, что существует такая версия, что ее вообще в принципе не было. Я считаю, что Куликовская битва была, только необходимо уточнить, в каком месте она была, ради чего она была. И вообще, что под этим стоит подразумевать.

Панкин:

- На этот счет мы опросили несколько экспертов. И взгляды у них разнятся. Вот что говорит один из них, доктор исторических наук, научный сотрудник РАН Владимир Лавров.

Лавров:

- Куликовская битва, безусловно, была. И была на Куликовом поле. Версию, что она была в другом месте, запустил Фоменко, который профессиональным историком вообще не является. Это абсолютная ерунда! Абсолютно ненаучная фантастика. Всегда в какие-то сложные переломные времена, а сейчас переломное время перехода от социализма к буржуазно-рыночному строю, вот все появляются люди, которые мутят воду, которые фальсифицируют историю, которые на этом зарабатывают большие деньги, потому что скандал, сенсация – это деньги. Причем Фоменко был неоднократно приглашен для дискуссии в Институт российской истории. Мы ему предлагали дискутировать открыто, под запись, под трансляцию. Он ни на что не решился, испугался, струсил.

Панкин:

- Почему вообще возникли разногласия по поводу того, что Куликовской битвы не было?

Синельников:

- Вы понимаете, у нас некая такая идет зачистка истории нашей российской. Притом идет целенаправленно и жестко. От того, что мы вообще не имеем неких своих исторических вех, не было Куликовской битвы, не было Бородинского сражения, не было Ледового побоища на Чудском озере, всего этого не было, это одна точка зрения. Вторая – даже что если было, то это было все не так, мы вообще ничего не помним, мы Иваны, родства не помнящие. Была Куликовская битва, и на этом месте даже памятничка не поставили там, под Тулой. То есть вот такие мы плохие и нехорошие. Это целенаправленная зачистка нашей истории. Кто не имеет прошлого, тот не будет иметь будущего.

Панкин:

- С чего вы это взяли?

Синельников:

- Это известная истина. Что сначала у народа убивают его историческую память, потом народ заставляют каяться вообще в том, что он существует. А потом об него начинают вытирать ноги.

Панкин:

- Вы вынуждаете меня спросить: кому это нужно?

Синельников:

- Есть такое понятие «мировая закулиса», как модно сейчас говорить. Некое такое конспирологическое понятие, что существует некое тайное мировое правительство, потому что его же никто не находит нигде. Это как черная кошка в темной комнате. Ее невозможно увидеть. Так же и мировое правительство. Вот существует такая конспирологическая версия, что это выгодно мировому правительству. На самом деле моя точка зрения, что никакого мирового правительства нет, и никто никогда в жизни за один стол не сядет для того, чтобы управлять миром. Потому что каждый имеет свой интерес. А вот то, что это выгодно, скажем так, в идеологической войне, то это выгодно нашим идеологическим противникам. Вы поймите, если мы будем даже говорить о великой стране Америка, то страна, которая имеет 200 лет за плечами всего лишь навсего, которая произошла от сборища высланных туда убийц и разбойников, ей никак нельзя сравниваться со страной, имеющий тысячелетнюю историю и великую историю. Поэтому для этого она должна эту страну чисто идеологически уничтожить.

Панкин:

- Предлагаю послушать, что думает на этот счет лауреат конкурса «Учитель года», член Общественной палаты, заместитель председателя комиссии по вопросам дошкольного, общего и дополнительного образования Андрей Лукутин.

Лукутин:

- Если брать, вот, знаете, исключительно чисто факт вот этого события - 8 сентября 1380 года, то в летописях у нас написано очень мало. Далее уже по различным источникам сличают, где, когда, чего и почему. Куликовская битва – да, это довольно-таки серьезное событие в истории взаимоотношений Орды и Руси. Но там, конечно, нужно смотреть разные интерпретации причин хода событий и значения и итогов. Подходы к освещению данного – вот это очень интересно посмотреть. Почему Дмитрий Иванович Донской, к примеру, почему первым, кто поздравил Дмитрия Ивановича Донского, был хан Тохтамыш? Вот это интересно. Почему Русь не перестала платить дань? Вот это интересно. Почему ровно через два года Дмитрий Иванович Донской, победитель на поле Куликовом, уехал из Москвы, оставив Москву, и оставил на разграбление хана Тохтамыша? 5 тысяч было вырезано москвичей. Вот это интересно. Почему только через сто лет пало ордынское иго? Вот здесь интересно покопать. А было это, не было это, ну, где это было и так далее. Можно, конечно, покопать. Но об этом много исследований.

Панкин:

- Андрей Зиновьевич, а как вообще появилась версия, что битва была именно под Тулой, на Куликовом поле? Ведь много версий было по этому поводу.

Синельников:

- В середине XIX века бывший декабрист Нечаев, который был сослан в свое имение под Тулой, вдруг обнаружил у себя под Тулой остатки Куликовской битвы. И он это дело очень хорошо разрекламировал, выражаясь современным языком. И на рекламе этой Куликовской битвы, в принципе, получил прощение от государя и вернулся обратно в Москву. Вот с этого момента Куликовская битва стала опять у нас очень популярна. А до этого это был незаслуженно забытый небольшой исторический эпизод в истории нашей страны.

Панкин:

- А кто с кем сражался на самом деле?

Синельников:

- Вот, это первое. Второе – то, что хан Мамай, да, он был хан Мамай, но почему-то все ставят на этом точку. А на этом надо ставить запятую. Хан Мамай – князь Крымский. Ровно так же, как князь Владимирский был Дмитрий Донской, Мамай был князь Крымский. И хан Мамай. Хан – это чисто воинское звание. Человек, отмобилизованный на воинскую службу, получал звание хана. На тот период, пока он по мобилизации служил. Мамай был князем Крымским, притом он и подписывался «князь Крымский» во многих документах. И был им достаточно долгий период. Тогда получается, что Великий князь Владимирский воевал против князя Крымского на Куликовом поле.

Панкин:

- Андрей Зиновьевич, многое мы с вами уже обсудили. И теперь я хочу понять, на каких источниках основана вся история и информация о Куликовской битве?

Синельников:

- Источников о Куликовской битвы всего два. Это «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище». Так называемое «Сказание» вышло юбилейное, оно вышло практически к 200-летию Куликовской битвы. А «Задонщина» очень коротенькая и некая такая песня легендарная. Вот всего два источника. Притом эти два источника трактуются очень смешно. Хотя бы в том же самом «Сказании» сказано, и мы все это знаем, что Дмитрий Донской выезжал на Куликовскую битву из Кремля через трое ворот: Спасские, Константино-Еленинские и Никольские. Но дело в том, что ни Спасских, ни Константино-Еленинских, ни Никольских ворот в то время в Кремле быть не могло. Спасские ворота до этого назывались Фроловскими, Константино-Еленинские – Тимофеевскими, а Никольские вообще так называться не могли, потому что Никольской улицы тогда не было. Отсюда мы видим, что мы пользуемся неким литературным источником обработки 200-летней давности после Куликовской битвы. Отсюда все нестыковки и все несуразицы, которые у нас лезут исторические о Куликовской битве. Хотя, с моей точки зрения, эта битва не просто незаслуженно забыта, мы вычеркнули из своей истории гениальную битву как по стратегии, как по тактике, как по исполнению, как по подготовке, так и по выигрышу этой битвы. Это на голову выше всех битв при Креси, всех Грюнвальдских битв и все вообще битв, которые происходили в том средневековье, которое мы можем охватить.

Панкин:

- Вы так красиво об этом рассказываете. Тогда давайте уж поподробнее расскажите.

Синельников:

- Во-первых, давайте поймем, между кем и кем была эта битва.

Панкин:

- Из истории мы знаем, что между Дмитрием, еще пока не Донским, и ханом Мамаем.

Синельников:

- Князь Крымский и хан Мамай – это воинское звание. То есть он был профессиональным военачальником, в данный момент находящимся на воинской службе и имеющим под собой воинский контингент профессионального спецназа. Так вот назовем. В альтернативу ему был Дмитрий Донской, будущий князь. Князь – это гражданский управитель. У которого под началом было городское ополчение – милиционеры. И мы в данной битве видим впервые воинскую встречу городского ополчения – милиционеров – с профессиональной воинской кастой, в которой городское ополчение победило. Это настолько сломало все государственное устройство не только Руси, а всего мира, что, можно сказать, заслуга этой битвы просто неоценима. Второе, что она стратегически исполнена была воеводой Боброком, потому что Дмитрию Донскому было 18 лет, мы все время это забываем. То есть он был вообще пацан. Брату его Владимиру Храброму 25 – тоже ничего. А Боброк был единственный военачальник сорокалетний. Она выстроена стратегически так, как просто невозможно выстроить битву. Ганнибал со своими Каннами отдыхает по сравнению с этим. Она выстроена так, чтобы ополченцы разгромили профессиональную воинскую касту практически под ноль.

Панкин:

- Мы сейчас говорим о том, что битва была построена тактически крайне грамотно. Но нет никаких точностей насчет места, на котором произошла сама битва.

Синельников:

- Я долго занимался именно местонахождением Куликовской битвы. Я поддерживаю здесь, что Куликовская битва была на территории Москвы. Никак не под Тулой. Совершенно точно я могу с точностью до десятков метров сказать, где она была, как стояли войска, кто был в этих войсках и так далее. Как проходила эта битва. И подтверждается это не моими голословными умозрениями, а подтверждается это фактическими артефактами. Интересно то, что каждое воинское соединение имело своего святого покровителя. Победивши, каждому этому святому покровителю воины, скинувшись в один общий котел, ставили памятный знак – это была церковь. И вот там, где мы сейчас на Москве посмотрим, как стоят церкви, мы можем с точностью до десятков метров отрисовать, какие полки где стояли и как происходила данная битва. Но это просто на карте отражается моментально. Я не знаю, почему никто этим не занимался.

Панкин:

- Так где конкретно произошла Куликовская битва?

Синельников:

- Мы знаем, что Мамай стоял на Красном холме. В Москве это известно – у нас Краснохолмский мост есть. То есть это Таганка. Таганский холм знаменитый. А напротив его через речку стоял Дмитрий Донской. Это так называемый Лубянский холм. Лобненский холм, Голгофа значит в переводе на русский. Вот там стоял этот. И очень четко отрисовывается основной лагерь Дмитрий Донского. Как мы знаем, Дмитрий Донской перед Куликовской битвой до донских казаков получил список с иконы Владимирской Божьей Матери, которая была потом названа Донская Божья Матерь.

Панкин:

- И поэтому он получил прозвище Дмитрий Донской?

Синельников:

- Да.

Панкин:

- То есть Дон тут ни при чем?

Синельников:

- Ни при чем. Дон, если вы приедете на Куликовскую битву, вы пешком перейдете, не замочив штанов.

Панкин:

- Ну все-таки 635 лет прошло.

Синельников:

- Если бы он усох, то у него было бы русло глубокое. А там берег пологий, я туда ездил специально, смотрел и сам этот Дон переходил пешком. А он, если вы помните по истории, переплывал речку на кораблях и еще говорил: сзади нас река должна быть, чтобы мы отступать не хотели. Если река по колено, то они все равно бы отступили. Тем более конные. Теперь смотрите, казаки две иконы принесли Дмитрию Донскому. Икону Донской Божьей Матери и икону Гребневской Божьей Матери. Так вот, икону Гребневской Божьей Матери Дмитрий Донской оставил в рядах казаков, как их защитницу. Если вы придете на Лубянку, то вы увидите, что раньше там стояло две церкви – Владимирской Божьей Матери и Гребневской Божьей Матери. И мы совершенно четко можем сказать: там, где стояла центральная часть войск под иконой Владимирской Божьей Матери, они построили в честь своей защитницы церковь Владимирской Божьей Матери. А там, где впереди стояли казаки, под своей защитницей, они построили церковь Гребневской Божьей Матери. Это настолько закономерно, что я просто удивляюсь, почему этого не видели раньше.

Панкин:

- Казаки тоже участвовали в битве?

Синельников:

- Донские казаки, которые пришли к Дмитрию Донскому, они участвовали в битве. И были как раз передовым полком.

Панкин:

- Я не могу сказать, что я целиком верю во все то, что вы говорите, абсолютно честно признаюсь в этом. Может быть, просто потому, что я хочу верить в официальную версию. Но тем не менее, все, что вы рассказываете, весьма интересно. А почему не было найдено никаких прямых доказательств этой битве? Я сейчас говорю о неких исторических артефактах? Я уж не говорю про трупы, останки воинов. Плюс оружие. И так далее. Никаких деталей, никаких подробностей, за которые можно было бы зацепиться, найдено не было, насколько я знаю.

Синельников:

- Так где искать. Конечно, если под Тулой искать, то там, кроме кремневого пистолета, который, как я смеюсь, принадлежит, по всей видимости, Мамаю, хотя в то время вообще не было кремневого оружия, там ничего найдено не было. А вот если смотреть здесь, то, во-первых, мы сразу же в нынешнее время можем прийти к метро «Китай-город» и увидеть церковь Всех Святых на Кулишках. На стенке которой прибита табличка до сих пор, на которой написано, что данная церковь построена в честь героев Куликовской битвы. И в данной церкви было захоронение героев Куликовской битвы. Оно до сих пор есть в подвалах этой церкви. Мало того, у нас второе захоронение героев Куликовской битвы в Москве – это в Симоновом монастыре. И там же могилы Осляби и Пересвета. И третье захоронение героев Куликовской битвы – в Андрониковском монастыре. Мы предлагаете мне поверить, как рассказывают историки, что в Тульской губернии складывали на телеги трупы, заливали их медом, как они говорят, и везли 400 верст в Москву хоронить? Позвольте мне в это не поверить.

Панкин:

- Конечно, это ваше право. Мне кажется, что нужно послушать мнение господина Гутнова, это доктор исторических наук, преподаватель истории факультета журналистики МГУ.

Гутнов:

- Кое-чего было найдено, и даже на Куликовом поле есть какой-то музей, в котором это все представлено, что там найдено. Но то, что там ничего не найдено, это еще ни о чем не говорит. Дело в том, что свойств почв разное. И, соответственно, разные предметы в этих почвах сохраняются по-разному. Например, в Новгороде найдены берестяные грамоты, а в других местах страны их нет, или, точнее, их найдено, но гораздо меньше, по той причине, что почвы в Новгороде такие, что там сохраняется дерево. А в других местах – нет. То же самое можно сказать про железо и про другие артефакты.

Панкин:

- Как раз по поводу битвы Челубея и Пересвета очень хочется поподробнее поговорить. Потому что есть очень много вопросов. Была такая процедура: перед битвами два сильнейших воина с одной и с другой стороны выходили, сражались, чтобы избежать кровопролития. Кто побеждал, тому войску победа и была отдана. Во время Куликовской битвы перед началом сошлись два сильнейших воина – Челубей и Пересвет. Есть версия, что победил Пересвет, потому что он просто больше усидел на коне. Хотя они погибли оба. Так почему же все-таки победа не была отдана русским?

Синельников:

- Вы правильно подчеркнули – погибли оба. Поэтому каждая сторона посчитала, что Божий суд не присудил победы никому. И отдал ее на то, чтобы каждая сторона уже в бою подтвердила свою победу.

Панкин:

- Но ведь Челубей упал с коня, а Пересвет усидел.

Синельников:

- Дело в том, что по правилам поединка нет победителя того, кто упал с коня, а кто не упал с коня. Просто у нас правил поединков никто не знает. Правило поединка: тот победил, кто остался жив. А в данном случае это ничья. Божий суд никому не присудил победы. Это первое. Во-вторых, если говорить о Пересвете, никто не может объяснить, как это вдруг некий немощный старец, как нам говорят…

Панкин:

- Вы имеете в виду, что Пересвет был монахом?

Синельников:

- Монахом. Так вот, мы ровно так же в историческом поле жили, как и весь мир, якобы цивилизованный. То есть те же самые военно-монашеские ордена были и у нас. И Пересвет, и Ослябя были военными монахами. То есть тевтонами, тамплиерами, госпитальерами. Это был военно-монашеский орден.

Панкин:

- Ослябя – это другой воин, очень сильный.

Синельников:

- Да. То есть это были профессиональные воины. И они пришли не одни. Если читать внимательно материалы, то Сергий Радонежский, который в то время был духовником Дмитрия Донского, дал ему на Куликовскую битву целое подразделение боевых монахов, рыцарей-монахов. Просто Пересвет и Ослябя были из них самыми мощными. О том, что они монахи, все помнят. Но как-то не увязывается то, что у таких замечательных монахов были сыновья взрослые. И сыновья бились с ними вместе во время Куликовской битвы. И погиб один из них. С монашеством никак не увязывается.

Панкин:

- Сложно представить себе монаха, бьющегося с одним из величайших воинов Орды.

Синельников:

- Челубей – это тоже не имя. Это звание, которое соответствовало званию «мастер». То есть это звание, а вообще он был Железный, его имя было Железный. Тоже как титул. Железный мастер, скажем так, его титул был. Он был руководителем и воспитателем специального отряда. Это был такой спецназ у хана Мамая. Это был профессиональный воин. И говорить о том, что да, как нам говорят, осененный крестом, с поддержкой Господа, Пересвет его смог победить, я на стороне, конечно, мистических сил, но не до такой степени.

Панкин:

- Уточните просто, кто сильнее, по вашей версии?

Синельников:

- По моему умозаключению, они были равны друг другу.

Панкин:

- Просто преувеличен тот факт, что Пересвет был монахом?

Синельников:

- Он был воином-монахом. Он был рыцарем-монахом. Это было тогда в порядке вещей в средневековье.

Панкин:

- По поводу этого поединка у нас есть другое очень интересное мнение. Говорит доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков. Он считает, что битва между Пересветом и Челубеем на самом деле вовсе народный вымысел.

Жуков:

- Дело в том, что о Куликовской битве известно только из одной летописи псковской. И то там два строчки. Народная фантазия все расцвечивает, украшает, вводит героев. Это закономерно. Потом уже спустя лет двести-триста появлялись сказания о сражении. И там вот это все описывалось. Но первоначально минимальная информация – две строчки.

Панкин:

- Что касается того факта, что Челубей якобы был лучше подготовлен к поединку? Насколько я знаю, у него даже копье было гораздо длиннее. И Пересвет не мог его никоим образом вообще даже поразить своим копьем, оно было едва ли не в два раза короче, чем у Челубея. Вы что-нибудь знаете по этому поводу?

Синельников:

- Мы опять же не работаем с материалами. У нас никто не любит работать с материалами. Это были поединщики совершенно другого варианта. Это не были рыцарские копья. Они тогда еще не появились.

Панкин:

- Про какие копья вы сейчас говорите?

Синельников:

- Вот такие, как у нас на картинках нарисованы. Рыцарские копья, которые упирались, и поэтому от длины копья зависело, кто кого проткнет или кто лучше сидит, или кто лучше держит копье. Это были копья легкие. В то время поединщики дрались на легких копьях, которые можно было кидать, которыми можно было крутить, которыми можно было отражать удар. Поэтому люди, которые не работают с материалом, они считают, что, если у Челубея было длиннее копье, то он мог бы стопроцентно с Пересветом справиться. Даже если бы оно было у него в три раза длиннее того расклада, который был у них, оно не давало никакого преимущества. Потому что Пересвет совершенно спокойно его отбивал своим коротким копьем. И наносил встречный удар. И, кстати, надо отдать должное, знаменитая картина «Бой Пересвета и Челубея», на ней изображены и Пересвет, и Челубей с легкими копьями. Человек был в теме. Притом там Пересвет держит копье над головой, когда скачет.

Панкин:

- Сколько воинов было с одной и с другой стороны?

Синельников:

- Это тоже одна из больших легенд, которая основана на мании гигантизма. У нас, если битва, то двести тысяч с одной стороны, двести тысяч с другой стороны. Если город, то это на тридцать тысяч жителей. Если страна, то она от океана до океана. Мы забываем, что это средневековье. И самая многочисленная дружина у государя какой-то страны или какого-то региона насчитывала не больше 500 воинов. И это мы хорошо знаем, сохранились легенды. Триста спартанцев, триста арагвинцев, дружина 400 человек Владимира Красно Солнышко. Это была гигантская армия для того времени – пятьсот человек, профессиональных воинов.

Панкин:

- Предлагаю послушать еще один комментарий господина Андрея Лукутина.

Лукутин:

- Ввиду того, что достоверно точно невозможно определить, какое количество было с той и с другой стороны, то некоторые историки, дабы преуменьшить значение, говорят о меньшем количестве людей на поле Куликовом. Кто-то о большем количестве. Говорят о составе, что состав был очень неоднороден. Особенно со стороны темника Мамая. Там был такой разнородный совершенно состав. Так же, как и в 1812 году, когда говорят «французская армия напала на Россию». Да, французская, потому что возглавлял император Наполеон. Но она была настолько разнонациональной. Поэтому по количеству разнится. Возьмите Гумилева, у него там аж запредельные какие-то цифры. Но это опять же никоим образом не принижает значение Куликовской битвы.

Панкин:

- Так сколько было всего?

Синельников:

- Я думаю, что было по тысяче где-то воинов с обеих сторон.

Панкин:

- Не укладывается тысяча воинов в такое понятие как Орда.

Синельников:

- Орда в тысячу солдат, учитывая, что городское ополчение насчитывало человек пятьдесят, это гигантская армия. Не было никаких двухсот тысяч. И искать двести тысяч трупов, захоронений здесь, учитывая, что войско Мамая было вырезано практически все во время Куликовской битвы, ну найдите мне двести тысяч могил. Даже не могил, даже если их во рвы сваливали, найдите мне двести тысяч. Плюс под каждым конь. Об Орде я хочу сказать, когда мы говорим, что Орда, сто тысяч человек, шла с Чингисханом или с Батыем, мы забываем, что Орда – это конное войско. Лошадь под всадником, заводная лошадь у него сзади привязана, на которую он пересаживался. И лошадь со снаряжением. Три лошади. Это значит триста тысяч лошадей. Скажите мне, если триста тысяч лошадей где-то могут найти траву, чтобы прокормиться, и я хотел бы посмотреть это место, где могут триста тысяч лошадей прокормиться. Они бы умерли от голода все еще по дороге.

Панкин:

- Ваша версия весьма правдоподобна. На месте Куликова поля, точно оно не установлено, можно поверить в вашу версию, можно просто почитать некие материалы в интернете, нигде нет памятника. Во всяком случае, есть какой-то поздний мемориал, который был установлен относительно недавно.

Синельников:

- Васнецов построил там первую церковь, на месте канонической Куликовской битвы под Тулой.

Панкин:

- Когда это произошло?

Синельников:

- Где-то в начале ХХ века.

Панкин:

- Вы утверждаете, что битва на самом деле была в пределах Москвы. Тогда почему здесь нет нигде памятников Куликовской битве?

Синельников:

- Сама Москва – это огромный мемориал, который в честь Куликовской битвы. Сразу после Куликовской битвы в эти годы были построены, официально, это можно пройти даже сейчас и прочитать на их стенах, Рождественский монастырь на Рождественке, построен матерью Владимира Храброго в честь победы в Куликовской битве.

Панкин:

- Там это указано?

Синельников:

- На стенке висит табличка.

Панкин:

- Перепроверю.

Синельников:

- Снесенный в Кремле Вознесенский монастырь, построенный женой Дмитрия Донского в честь победы в Куликовской битве. Все они были построены буквально в конце XIV века, сразу после Куликовской битвы. Если на всю Францию у нас порядка 50 монастырей, то в Москве только после Куликовской битвы было построено 40 монастырей. Все они были построены как мемориал Куликовской битвы. Для кого они были построены? Для вдов, сирот, увечных воинов, которых надо было, выражаясь современным языком, посадить на пенсион. То есть обеспечить за то, что они или их кормильцы погибли во время Куликовской битвы.

Панкин:

- Тогда уж давайте конкретизируем. Куда москвичам нужно пойти, чтобы убедиться в том, что Куликовская битва проходила на территории Москвы?

Синельников:

- Я сейчас точно скажу, где они могут найти таблички, на которых упомянуто, что это в честь Куликовской битвы. Метро «Китай-город», церковь Всех Святых на Кулишках. На ее стене висит мемориальная табличка, что это было построено в честь героев Куликовской битвы. Рождественский монастырь – ул. Рождественка. На стене этого монастыря висит табличка, что данный монастырь был построен в честь победы в Куликовской битве. Симонов монастырь – метро «Автозаводская». Там стоит маленькая церквушка Спаса, в которой могилы Осляби и Пересвета. Андроников монастырь – это метро «Римская». Там на стене написано, что здесь было самое большое захоронение героев Куликовской битвы. Это в нынешнее время все эти мемориальные таблички существуют, их никто не снимал.

Панкин:

- По этому вопросу мы пообщались с заместителем директора по научной работе Государственного военно-исторического и природного музея-заповедника «Куликово поле» Андреем Наумовым.

Наумов:

- Докопаться можно и до фонарного столба. Любое событие можно подвергнуть остракизму и, соответственно, доказать как дважды два, что его не было. Но от этого история не перестает оставаться. Ну любят у нас говорить, что Куликовская битва была не там, была она не тогда, была она вообще не в том месте, вообще ее не было. Спасибо, ребята, мы очень рады всем новым версиям, связанным с Куликовской битвой. От этого еще больше народ едет к нам на Куликово поле, чтобы воочию убедиться, что Куликовская битва была и была она на Куликовом поле.

Панкин:

- Вам знакома история о том, что хан Мамай якобы на территории Волгоградской области современной потерял двух золотых коней?

Синельников:

- Говорят о том, что хан Мамай утопил в Дону золотой обоз. В том Дону, под Тулой, который можно вброд перейти.

Панкин:

- Говорят, якобы на территории Волгоградской области где-то.

Синельников:

- Дело в том, что, учитывая то, что приписывалось, что хан Мамай сидел в сарае, то есть в столице Золотой орды какое-то время.

Панкин:

- Столица-то эта где находилась?

Синельников:

- На Волге.

Панкин:

- То есть они оттуда пришли в Москву?

Синельников:

- Нет, они пришли из Крыма в Москву. Потому что Мамай шел как князь Крымский. И не даром в его войске были генуэзские рыцари и генуэзские арбалетчики. Потому что он в Кафе и в Судаке набирал наемников генуэзских в Крыму.

Панкин:

- Эта версия мне не кажется правдоподобной по одной простой причине. Мне кажется, что генуэзские рыцари легко разбили бы русское войско. При помощи арбалетов. Потому что у нас такого оружия просто не было.

Синельников:

- Дело в том, что это еще одна загадка Куликовской битвы. Генуэзские наемники не выпустили ни одной стрелы и не сделали ни одного шага во время Куликовской битвы. Они встали в плотное каре и простояли так всю битву. И это не конец этой загадки. Конец этой загадки еще более интересный. Войско Донского не выпустило ни одной стрелы в сторону генуэзского ополчения, наемников. Не наскакал ни один казак на них.

Панкин:

- Не плодите загадки.

Синельников:

- То есть кто-то как-то договорился с генуэзскими наемниками, что они участвовать в битве не будут. Обещая им неприкосновенность.

Панкин:

- Какие есть версии по поводу этого кого-то?

Синельников:

- Я думаю, это Сергий Радонежский. Именно со своими воинами-монахами. Кстати, и Мамая-то зарезали потом в Кафе генуэзцы, когда он убежал.

Панкин:

- Если все так легко, то почему мы так много лет находились под властью Орды?

Синельников:

- Это еще одна легенда, которую нам старательно навязали. Со многими вытекающими последствиями о том, что мы рабы, что нас триста лет мучили монголы, о том, что мы… и так далее, и так далее. Мы все это знаем.

Панкин:

- Исторический факт. Разве это не так?

Синельников:

- Триста лет мы платили дань.

Панкин:

- Да, я об этом и говорю.

Синельников:

- Не иго.

Панкин:

- Не всегда мы платили дань. Иногда мы не платили дань, нечем было.

Синельников:

- Кто-нибудь задумывался, какую дань мы платили эти триста лет. Мы платили десятину. 10 % от хабара, то есть от имущества, и 10 % подушно. Мальчиков 10 %. Не кажется ли вам, что это обыкновенный воинский сбор? У нас сейчас подоходный налог 13 %. Мы 10 % платили со всего, что у нас было, на содержание войска, и 10 % мальчиков отдавали по мобилизацию.

Панкин:

- Скотину угоняли, разоряли дворы.

Синельников:

- А кто написал, что кто-то где-то кого-то угонял? Откуда у нас дети рождались? Из воздуха делались? Девочек у нас угоняли, мальчиков у нас убивали. А княжества пухли, пухли и пухли все эти триста лет. Мало того, в той же самой Орде указом Батыя было запрещено притеснять православных священников. Кто-нибудь помнит об этом?

Панкин:

- Нет.

Синельников:

- Кто-нибудь помнит о том, что первая мечеть появилась в 1471 году в Крыму? Какие мусульмане с нами воевали? Так вот, ордынцы были несторианцы, то есть христиане. И воевали они…

Панкин:

- Вы сейчас говорите нечто фантастическое.

Синельников:

- Возьмите все гравюры, и на них нарисовано войско Мамая под знаменами Спаса Нерукотворного. Ничего себе?

Панкин:

- О чем вы говорите сейчас, на что посмотреть?

Синельников:

- Все гравюры во всех книжках. В том же самом «Сказании о Мамаевом побоище», в «Задонщине». Посмотрите иконы, на который Мамаево побоище изображено. На них везде войско Мамая ровно такое же, как войско Дмитрия Донского. Под теми же самыми хоругвями, под теми же самыми знаменами, под тем же самым Спасом Нерукотворным и так далее.

Панкин:

- Спасибо вам большое за разговор. Давайте подытожим. Куликовская была, просто все переврано.

Синельников:

- Битва была, она была как одна из величайших вех в истории человечества, не Руси, а человечества. Она ознаменовала вход в совершенно новую формацию не просто экономическую, а общественно-политическую экономическую, после нее совершенно по-другому начала развиваться история человечества всего. И мы в этой битве сыграли ведущую роль.

Панкин:

- Мы выслушали многих экспертов. Все версии разнятся. Но одно можно сказать точно: полной правды по этому вопросы мы, наверное, все-таки уже не узнаем никогда.

Синельников:

- Да, наверное, так. Но одна маленькая деталь. Неизвестно кто, неизвестно когда, но с благословения Алексия II поставил памятник Дмитрию Донскому напротив Исторической библиотеки в Москве. И он стоит и смотрит на Куликово поле.

Панкин:

- Спасибо большое.

www.kp.ru

А был ли Пересвет? Пять загадок легендарной Куликовской битвы | ИСТОРИЯ | КУЛЬТУРА

Со школьной скамьи все знают: благодаря победе Дмитрия Донского монгольское иго на Руси вступило в завершающую фазу. Тем не менее известное сражение XIV века окутано завесой тайн, вплоть до того, что до сих пор не все историки признают даже тот факт, что оно произошло на самом деле. К 636-ой годовщине сражения TULA.AIF.RU собрал некоторые спорные моменты Мамаева побоища, о которых по сей день не могут договориться учёные.

Молчание свидетелей

Дмитрий Донской отдыхает после сражения. Миниатюра XVII века Репродукция: globallookpress.com

История о Куликовской битве во многом напоминает сказку. Достоверных источников о сражении просто не существует. О нём мы знаем из художественной «Задонщины» и «Сказании о Мамаевом побоище», которые были написаны спустя век после битвы, когда в живых уже давно не осталось ни одного свидетеля. Так, «Сказание» было написано при Иване III для возвеличивания Московского княжества и воспевания церкви.

Впервые сама фраза «Куликовская битва» встречается в «Задонщине» в середине XV века. О соответствии литературных произведений реальности остаётся лишь догадываться.

Пропавшие воины

Одной из главных тайн остаётся место проведения битвы. По традиционной версии, сражение произошло, как указывается в письменных источниках: «близ устья Дона и Непрядвы», то есть в нынешнем Куркинском районе Тульской области, где и находится одноимённый музей-заповедник.

Проблема в том, что многие годы раскопок здесь так и не привели к ожидаемым результатам. Не было найдено ни массовых воинских захоронений, ни значимых фрагментов оружия того времени. Одно из вероятных объяснений заключается в гипотезе, что из-за слишком дорогой цены металла по меркам Средневековья у погибших забирали всё оружие вплоть до последнего наконечника. Также можно предположить, что тела павших были вывезены и захоронены в других местах, но документальных подтверждений этому нет.

«Тысячи их»

Крайне противоречивы сведения и о количестве русских воинов, участвовавших в битве. Огромные для средневекового мира цифры приводят летописцы: в «Повести о Куликовской битве» насчитывается около ста тысяч человек, в «Сказании о Мамаевом побоище» уже более двухсот, в Никоновской летописи – 400 тысяч.

«Сказание о Мамаевом побоище» «Сказание о Мамаевом побоище» - один из источников, из которых мы знаем о Куликовской битве Фото: www.globallookpress.com

Современные историки, изучив общее количество населения того времени и данные о поздних военных переписях, сходятся на мнении, что с каждой стороны не могло быть больше 5-10 тысяч воинов. Это подтверждают палеографические исследования, согласно которым «на Дону усть Непрядвы» в XIV веке рос лес. Учёные определили участок в два километра на 800 метров на правом берегу Непрядвы, где и могла маневрировать конница. Также есть версия, что вся битва на самом деле длилась не более получаса, а не три, как указывают летописцы.

Один на один

Из «Сказания о Мамаевом побоище» нам известно о поединке инока Александра Пересвета и татарина Челубея, пожалуй, одном из самых ярких моментов сражения. По одной из версий, могучий Челубей имел копьё на метр длинее, чем у соперника, однако русский воин снял кольчугу и предстал перед соперником в одной рубахе. Это помогло ему остаться на коне после того, как соперник поразил его копьём. Пересвет нанёс ответный смертельный удар и выбил Челубея из седла. Победивший русский воин смог доехать до своего войска, прежде чем умереть, после чего Мамай сразу пошёл в атаку.

«Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле», репродукция картины М.А. Авилова, 1943 год «Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле», репродукция картины М.А. Авилова, 1943 год Фото: globallookpress.com

Однако эта, безусловно, красивая история не находит подтверждения и похожа на легенду. На Руси ни до, ни после Куликовской битвы не было традиций поединков с представителями вражеской армии. Есть точка зрения, что знаменитый бой есть ни что иное как художественный приём, возникнувший по аналогии с традицией воспевания подвигов античных героев.

На подвиг ратный

Широко известен также эпизод благословения Дмитрия Донского Сергием Радонежским. Затем великий князь по возвращении в Москву рассказал об этом событии митрополиту Киприану, который велел держать всё в тайне. Подробности этого события описаны в «Сказании о Мамаевом побоище», которое, напомним, было создано спустя более века после сражения, и кратко – в «Житии Сергия Радонежского».

Памятник в честь победы на Куликовом поле по проекту А.П. Брюллова, 1848. Тульская область, Киреевский район Памятник в честь победы на Куликовом поле по проекту А.П. Брюллова, 1848. Тульская область, Киреевский район Фото: globallookpress.com

В более ранних летописных источниках о Куликовской битве подобный случай не упоминается. По одной из версий, благословение Радонежского произошло не перед Куликовской битвой, а перед сражением на реке Воже, которая произошла в 1378 году. Это подтверждает и тот факт, что за два года перед Куликовской битвой князь изгнал митрополита Киприана, а тот предал его анафеме. 

www.tula.aif.ru

Куликовская битва – сражение, которого не было

Куликовская битва – сражение, которого не было

В. К. Сазонов. Дмитрий Донской на Куликовом поле. 1824 г.
«Трудно искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет».   В сочинениях российских историков, не говоря уже о творениях мастеров жанра исторической фантастики типа С. Бородина, Куликовская битва имеет вид одного из крупнейших сражений средневековой Восточной Европы и важнейшего события в истории Московии. Но, как говорил классик: «Зри в корень!». А здесь не все так гладко. Даже поверхностное знакомство с летописными источниками  способно поколебать представления о битве на Куликовом поле, созданное усилиями официозной московской историографии.   При анализе источников критерием истинности будем считать упоминание информации о событии, как минимум, в двух независимых друг от друга источниках и их соответствие здравому смыслу и физической реальности.

Источники и время их создания

  Основные источники хорошо известны, и находятся в открытом доступе. Это «Краткая летописная повесть о Куликовской битве», «Пространная летописная повесть о Куликовской битве», «Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище».   Наиболее подробно о битве на поле Куликовом повествует «Сказание о Мамаевом побоище». Критические исследования историков нового времени, при сравнении  с другими источниками, обнаружили в «Сказании» множество анахронизмов, неточностей и ошибок. Что и неудивительно – по мнению выдающегося российского историка А. А. Зимина и других ученных, вероятнее всего это произведение было создано в 80-90 годы ХV века людьми церкви. Более чем через век после события!
Монеты князя Дмитрия. Красным выделена надпись "Мухаммед"
  «Краткая летописная повесть о Куликовской битве» считается наиболее ранним текстом о Куликовской битве, и написана не ранее 1408 года. Через 28 лет после сражения. Казалось бы – вот оно свидетельство очевидцев. Как бы не так! 1408 год – дата условная. И даже если она верна, то участник Куликовской битвы, диктовавший писарю свои воспоминания,  должен был быть не моложе 50 лет.   Учитывая среднюю продолжительность жизни того времени, где мужчина лет сорока считался стариком, это крайне сомнительно. Очевидцем должен быть воин, живший во времена постоянных битв и стычек, где малейшая рана могла привести к смерти. Припомним, что в те времена раны дезинфицировали прижиганием огнем, а лечили травами и заговорами. Так что, шансы воина отметить свой полувековой юбилей, были не очень высокими..   Современный человек имеет огромный избыток информации. В средние века все было с точностью до наоборот. Все новости узнавали из слухов. Никаких СМИ не было. Официальная информация распространялась через объявления в церквях и оглашения указов в публичных местах городов. От Москвы до Великого Новгорода человек не мог добраться раньше чем месяц, и то если двигался без остановки. За столетие во всей Европе создавали текстов меньше, чем публикуется в современном еженедельнике «Дзеркало тижня» в одном выпуске. Возникает вопрос – откуда автор «Краткой повести» черпал информацию? Из рассказов воевавшего деда, о котором остались смутные воспоминания внука, внимавшего воспоминаниям старца  в нежном возрасте?    «Пространная летописная повесть о Куликовской битве», по упоминаемым в ней людям и событиям, датируется российскими историками временем не ранее 1425 года.   «Задонщина» также имеет краткую (по кирилло-белозерскому списку) и пространную версии. Краткая версия возникла не ранее 10-20 годов  ХV века, пространная – лет на 100 позже. Произведение является поэмой, имеющей много мест, как прямо, так и косвенно, совпадающих со «Словом о полку Игореве». Изучать по «Задонщине» историю Куликовской битвы сродни анализу событий Второй мировой войны по поэме «Вася Теркин».   Следует отметить, что все упомянутые выше источники не являются документальными произведениями, но без всякой натяжки должны быть отнесены к художественной литературе. Если провести аналогию «Истории» Геродота с « Повестью временных лет», то повествования о Куликовской битве подобны «Метаморфозам» Апулея. То есть, все повествования о Куликовском сражении сродни не документальным хроникам, а сочинениям об Остапе Бендере или Гарри Потере.   Кроме упомянутых источников существуют произведения российского фольклора сказочного жанра, записанные  не ранее ХІХ века. Отдельные упоминания о сражении с татарами имеются в источниках Московского княжества, а также за его рубежами. Они будут приведены чуть позже.

Место битвы

  Все упомянутые выше московские источники едины во мнении, где произошла битва. Это «между Днепром и Доном», там, где река Непрядва впадает в Дон. Казалось бы – вот она истина! Все источники говорят об одном! Но, есть одно НО. Археологи Российской империи, СССР и современной РФ буквально перелопатили всю указанную местность, а нашли менее десятка наконечников стрел, да пару фрагментов защитного облачения воинов. Что в сухом эквиваленте  равняется паре дырок от бублика и трем жилеточным рукавам. Ибо не могла кровавая сеча, где «выстроились оба войска и бросились в бой, противники сошлись — и была долгая битва и злая сеча. Целый день бились, и пало бесчисленное множество мертвых с обеих сторон.» («Краткая летописная повесть о Куликовской битве») оставить по себе всего нечего.
Святой благоверный князь Дмитрий "Донской"
  Даже если бы победители собрали все оружие и доспехи, должны были остаться фрагменты вооружений, не говоря уже об останках погибших воинов. И это при том. что князь Дмитрий , прозванный почему-то Донским, приказал похоронить павших московитов и их союзников на поле боя.   «Стоял князь великий за Доном на костях восемь дней, пока не отделили христиан от нечестивых. Тела христиан в землю погребли, а нечестивых тела брошены зверям и птицам на растерзание. («Сказание о Мамаевом побоище»).     Но никаких останков нет, от слова совсем. На этом можно было бы закончить, ибо умному достаточно. Но для тех, кто верит в распятых мальчиков в одних трусиках, жареных снегирей и прочих «нас там нет», продолжим. Численность армий   Князь Дмитрий Иванович (Донской)  «собравшись со всеми князьями русскими и со всем войском, немедленно выступил из Москвы против своих врагов, чтобы защитить свою вотчину, и пришел в Коломну, и собрал воинов своих сто тысяч и пятьдесят тысяч, не считая княжеской рати и отрядов местных воевод. От начала мира не собиралось такого войска русских князей и местных воевод, как при этом князе. Было же всего войска и всех ратей полтораста тысяч или двести». («Пространная летописная повесть о Куликовской битве» ). Но Лицевой (Никоновский) свод ХVІІ века, пересказавший  «Сказание о Мамаевом побоище», счел 200 тысяч недостаточным, и выдал.  « А тут пришло множество пеших воинов, местных жителей и купцов со всех городов и земель. И даже глядеть было страшно — такое великое множество собралось людей, идущих в степь на бой с татарами. Стали считать, сколько их всех, и насчитали более четырехсот тысяч, конницы и пехоты». Другие источники ничего не сообщают о количестве воинов принявших участие в битве.    Как говорится: «Мели Емеля, твоя неделя». Простой подсчет поможет понять – сколько сотен тысяч московитов могло принять участие в битве на поле, где не найдено даже фрагмента, хотя бы одного из  мириад погибших бойцов.   В те времена воины прибывали к месту сражения без боевого облачения. Доспехи, а также продукты для бойца и его коня (если он всадник) везли в телегах. На троих пеших воинов, как и на пять всадников, полагалась одна телега с конем. Длина такого транспорта равнялась 6 метрам. Учитывая, что обоз идет плотно, не растягиваясь (что невероятно), и что в войске Дмитрия одни всадники (что не менее фантастично), получаем 150 000/5 * 6 = 180 000 метров обоза. 180 километров обоза, без учета всадников, не говоря о пехоте! По-прямой, от Москвы до Непрядвы около 250 километров. Учитывая, что головной полк московитов дошел к полю Куликовому, получается, что арьергард еще не выступил из Москвы! Мало того, такое количество воинов, не считая телег, просто не вместится на поле Куликовом, и это без учета воинства Мамая! Но мозг ватника просто не воспринимает арифметику, поэтому продолжим.

Олег Рязанский и Ягайло

  Кроме «Задонщины», все источники сообщают, что князь Олег Рязанский был союзником Мамая. И хотя воинство Дмитрия Донского и его брата Владимира Андреевича проходило на битву с Мамаем через земли Рязанского княжества, князь Олег никак им не воспрепятствовал. Более того, Олег Рязанский не воссоединил свою армию с Мамаевой, а чего то ждал, наверное, доброго расположения духа московского борзописца, повествующего о тех событиях. И все бы ничего, легковерные бы проглотили все вранье о злокозненном Олеге, если бы не сведения из других источников.
Атака татарской конницы
  «Задонщина» утверждает, что среди погибшего воинства, противостоящего Мамаю, погибло «до семидесяти бояр рязанских и тридцать литовских», которые якобы поддерживали Мамая, но находились в рядах князя Дмитрия. Общие потери промосковской знати составили:

« нет среди нас сорока бояр московских,да двенадцати князей белозерских

да тридцати посадников новгородских, 

да двадцати бояр коломенских, 

да сорока бояр серпуховских, 

тридцати панов литовских, 

двадцати бояр переславских, 

да пятнадцати бояр костромских, 

да двадцати бояр владимирских, 

да пятидесяти бояр суздальских, 

да семидесяти бояр рязанских, 

да сорока бояр муромских, 

да тридцати бояр ростовских, 

да двадцати трех бояр дмитровских, 

да шестидесяти бояр можайских, 

да тридцати бояр звенигородских, 

да пятнадцати бояр углецких. 

А погибло нашей дружины 

сто пятьдесят тысяч и три тысячи». 

  И так, среди ратников Дмитрия Донского числятся рязанские бояре (бояре – старшая дружина – наиболее опытные и высокопоставленные воины). То есть, поэма «Задонщина» утверждает, что рязанцы сражались на стороне Дмитрия, что противоречит остальным основным источникам.   Хорошо, не будем верить поэтам написавшим «Задонщину». Но вопрос, почему Олег Рязанский не выступил на стороне Мамая остается открытым. Данные «Сказания..», что он устрашился, сочтем неубедительны. Как говорится: «Снявши голову, волосы не жаль». Если князь Олег выступил против князя Дмитрия, то он не мог не понимать, что его нерешительность обернется  против него самого. Более того, в московско-рязанском договоре 1382 года, заключенном между Олегом и Дмитрием, ни словом не упоминается  о противостоянии. Говорится лишь о разграничении сферы влияния, и смутно упоминается о том  «когда великий князь Дмитрий и брат его, князь Владимир, бились на Дону с татарами, в ту пору награбленное добро и люди, уведенные в плен великим князем Дмитрием и его братом князем Владимиром, о том между нами общий суд, все то следует вернуть по общему решению...» (Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV—XVI вв. М.—Л., 1950, № 10, с. 30).   Возвращаясь домой, сильно поредевшие полки Дмитрия изрядно напугали свежие воинские силы князя Олега, не иначе как скрипом духовных скреп.  «Великий князь Дмитрий Иванович решил послать свою рать против князя Олега. Когда князь Олег услышал, что идет великий князь, победивший своих врагов, то стал прятаться и плакать, говоря: "Горе мне, грешнику и отступнику от Христовой веры! Как соблазнился? Куда я смотрел? К безбожному царю присоединился!"      И сбежал он из своего города Рязани и побежал к Ягайлу, князю Литовскому.  Прибежал на границу с Литвой и, остановившись тут, сказал своим боярам: "Я хочу здесь ждать вестей: как пройдет великий князь мою землю и придет в свою вотчину, тогда и я вернусь к себе".  («Сказание о Мамаевом побоище» Лицевого свода Никоновой летописи 17 века).   Сам Мамай, бежал вместе со своим разгромленным войском. При этом многие его воины почему-то утонули в реке Непрядве, которая находилась в тылу московитов. Так мамаевцы  бежали от врага или на врага? Через некоторое время Мамай собрал армию для битвы с ханом Золотой Орды Тохтамышем, а воинство победоносного Дмитрия Донского грабили рязанцы при возвращении с битвы. Странное дело: побежденный Мамай сражается с новым сильным врагом, а победителя Дмитрия обижают небольшие банды разбойников!
Орлов-Петров. Присяга на княжение. 1912 г.
    Не менее удивительно поведение другого союзника Мамая – Ягайла. Он, якобы привел свое войско на подмогу Мамаю, но то ли не успел, то ли не решился вступить в бой, постоял, развернулся и ушел. Остается не ясным, почему Мамай не пошел на соединение с ним, а рванулся в бой с Дмитрием без численного перевеса. Если бы беклербек Мамай смотрел телеканал «Звезда» или «»ОРТ», он бы мог получить, размягчение мозга, и так сплоховать. Но в те времена путин-тв еще не существовало, и не могло оказать патологического влияние на соперника князя Дмитрия. Оставим сию неувязку на совести борзописца, строчившего «Сказания» о фантомной битве.   К тому же автор «Сказания о Мамаевом побоище» не знает Ягайла, а пишет о князе Ольгерде, умершем в 1377 году, за четыре года до того, как он стал ветераном Куликовской битвы. Вообще, примерно половину «Сказания о Мамаевом побоище» занимают описания молитв, знамений и благословений князя Дмитрия благочестивыми попами. Автор на полном серьезе, повествует о том, что войско Мамая разгромили святые Борис и Глеб, и иже иные святители с ними.   Объяснение этому довольно простое. «Сказание» писал монах. Он постился, и время от времени употреблял постные блюда из грибочков. Они дали такой «приход», что узнай о том, Карлос Кастанеда с доном Хуаном, немедленно разочаровались бы в своих мексиканских грибах, и поехали в подмосковные  монастыри, для обогащения мистического опыта.    Если говорить серьезно, то следует отметить, что жанр всех московских сведений о сражении на поле Куликовом вполне соответствует критерию, именуемому, в более поздние времена, соцреализмом. То есть, является похвалой начальству в доступной для него форме. Подмосковным монахам-борзописцам было плевать на то, как все было на самом деле. Они сочиняли свои писания, основываясь на мистических видениях (порожденных возможно маринованными чудесными грибами), и главное – на указании светской власти, дарующей мирские блага и беспощадно карающей за малейшее ослушание. Как следствие, мы читаем о бестелесных святых, побивающих басурман, битве, не оставившей материальных следов, и прочей благочестивой чуши.

Поединок Пересвета с Челубеем

 
М. И. Авилов. Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле. 1943 г.
  В литературе Московии все без исключения сведения о поединке перед боем относятся к жанру былин и сказок. Летописи нигде, кроме «Сказания о Мамаевом побоище», не упоминают о поединках. Точно так же в армии Золотой Орды традиции поединков перед боем не было. Бой Пересвета с Челубеем наглядно демонстрирует, что монах сочинивший его, хотел померятся силами с авторами рыцарских романов, появлявшихся тогда в Европе

Великий полководец Дмитрий Иванович

  Лицевой свод ХVІІ века сообщает, что продвигаясь к месту битвы, войска Дмитрия «перешли Дон, и, пройдя, разрушили за собой мосты». Маневр, совершенно не понятный для полководца ведущего наступление. Только московский князь может разрушить мосты и отсечь свои коммуникации и возможное подкрепление! Все прочие военачальники, уничтожают мосты при отступлении, а не при наступлении. Впрочем, у Московии свой особый путь, и его нормальному человеку «умом не понять».   Думаете, что великий полководец князь Дмитрий Московский сжег за собой мосты,  чтобы явить миру свои качества гениального полководца? Нет, духовность ему не позволила пасть так низко. Он не стал командовать своей армией, как делали все монархи средневековья. Ведомый высокой духовностью он отдал свои доспехи боярину Михаилу Андреевичу Бренку, сам обрядился в облачение простого ратника. «Сказание» утверждает, что князь Дмитрий бился как простой воин. Из чего следует, что битвой не командовал, следовательно, никаких заслуг в победе не имеет.   По окончанию сражения князь Владимир Андреевич, двоюродный брат и союзник Дмитрия, еле нашел князя Московского. «Сказание» повествует, что Дмитрий лежал под срубленным деревом без сознания, в изрубленных латах, но сам цел и невредим. Вроде бы изнемог, вышел из боя и прилег вздремнуть. Почему он лежал под срубленным деревом, кто его срубил «Сказание» умалчивает. Может князь Дмитрий неистово рубился с деревом? Может дерево услужливо срубила свита, что бы князь невзначай не замерз холодным сентябрьским днем, и грел свои благородные косточки под нежарким осенним солнцем?   Почему князь лежал там, не подавая о себе вести? Был смертельно пьян? Обделался со страху, и боялся прилюдно опозориться? Просто остолбенев со страху, ждал: чья возьмет?   Как бы там  ни было, заслуги князя Дмитрия в победе на поле Куликовом, судя по «Сказанию о Мамаевом побоище», нет ни какой. Все решили его двоюродный брат князь Владимир Андреевич, и главное – княжий воевода Дмитрий Боброк Волынец.
Князь Владимир Андреевич и Дмитрий Боброк Волынец в засаде. Миниатюра Лицевого летописного свода. 17 век.
  Таинственный Боброк! Он не князь, ибо именуется просто воеводой. Таких имен как Боброк, у жителей Волыни, да и у всех остальных славян нет и в помине. Кто он загадочный Волынец, которого слушался князь Владимир Андреевич Серпуховской, а князь Дмитрий Донской доверил полное руководство битвой? Нет ответа. Возможно Боброк Волынец порождение волшебных грибов, коими постился черноризец стряпавший «Сказание»...

Потери

  «Тогда сказал великий князь Дмитрий Иванович: "Сосчитайте, братья, сколько осталось всех нас". И сосчитали, и сказал Михаил Александрович, боярин московский: "Господин князь, осталось всех нас сорок тысяч, а было всех нас больше четырехсот тысяч, конницы и пехоты"». (Лицевой свод...).  Как уже упоминалось, князь Дмитрий повелел захоронить всех своих. Все останки павших московитов и их союзников, растворились в земле как сахар в горячем чае. По крайней мере, длящиеся более полувека регулярные археологические раскопки на поле Куликовом, не обнаружили никаких костных останков. От слова абсолютно. Нет даже фрагмента кости! Необходимо набрать археологов из различных мединских и буровских, добавить им в рацион постных грибочков, а в арсенал – духовных скреп и специалистов по фотошопу, и тогда, возможно, все найдется.   О погибшей знати сообщает как «Сказание» так и  «Синодик павших на Куликовом поле», время создания коего, совпадает с «Краткой летописной повестью о Куликовской битве», то есть относится к началу ХV века. Среди упоминаемой немногочисленной московской  знати, два имени привлекают особое внимание. Это Андрей Иванович Серкизов и Семен Мелик. Эти имена проливают дополнительный свет на московских богатырей, громивших «поганых татар». Серкизовы ведут свой род от золотоордынского царевича Серкиза, покинувшего Орду в 1371 году, и получившего во владение подмосковное село Серкизово (Черкизово). Мелик, без всякого сомнения, это искаженное «Мелех», что переводится с иврита как «царь, король». Истинно великорусские люди! Фольклорные источники о Куликовской битве   Былина « Илья Муромец и Мамай» была записана в 80-х годах XIX века А.М. Никольским в Мезени (ныне — город Архангельской области). Согласно былине, бой с Мамаем ведут Илья Муромец, Добрыня Никитич, Дунай и другие богатыри. Но не за Москву, а за Киев и князя Владимира.   В повествовании «Про Мамая безбожного» записанном в XIX веке A. Харитоновым в Шенкурском уезде (ныне — в Архангельской области) выступает «русский посол Захарий Тютрин», предводитель донских казаков, которые побеждают безбожного Мамая.   Приблизительно такой же ценностью обладает «Житие Сергия Радонежского» написанное Епифанием Премудрым в 1418 году.   Оставим эти источники без комментария, ибо и так все ясно.

Зарубежные источники

  Ибн Хальдун в «Книге назидательных примеров» сообщает следующее.  «Урус-хан утвердился в Сарае, а Мамай в Крыму; ему же принадлежали земли между Крымом и Сараем. Это произошло в течение 776 г. (хиджры, т.е. в 1374/75 г.).   Токтамыш же отправился дальше и, завладев уделом Урус-хана в горах Хорезмских, отправился в Сарай. Тут находились правители Урус-хана, но он отнял его у них; (таким образом) он возвратил себе те владения, которые у него отнял Мамай. Он завоевал также удел Хаджи-черкеса в Астрахани, обобрал все, что было в руках узурпаторов, стер следы их и выступил в Крым, против Мамая, который бежал перед ним.      (Долго) не приходило (дальнейших) сведений о нем (Мамае) а потом подтвердилось известие о гибели его. И соединилась власть над Сараем и его уделами в руках Токтамыша, сына Бердибека, так как они принадлежали роду его». (Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. СПб., 1884, т. 1, с. 391).   Заметно, что на Востоке никто слыхом не слыхивал о славном сражении Дмитрия с Мамаем. Но, как известно, Восток – дело тонкое. Посему обратим взоры на Запад.    Уже в наше время белорусский историк Ф. Подберезкин, обнаружил в европейских источниках сообщения о якобы Куликовской битве. Процитируем их полностью.    «Также в это время была в одном месте, что зовется Флавасер (Flawasser), великая битва между русскими и татарами, каковых до сей поры между людьми не было. Ибо в ней погибло 200 000 человек. Обычай у этих народов не таков, как у нас. Ибо они скачут туда и сюда, и стреляют один в одного из лука. Победа склонялась к русским, которые захватили немало скота, ибо иной добычи эти народы не знают. Но русские недолго радовались победе, ибо татары объединились с литвинами, побили русских, отобрали у них скот. Это случилось в год от рождения нашего Господа Спасителя в тысяча триста восемьдесят первый». (Альберт Кранц. Вандалия. Любек: 1519 ).   Это сообщение не подтверждает, а опровергает московские источники. Татары в союзе с литовцами, победили «русских». Ягайло таки помог Мамаю?   Путаницу усиливает сообщение монаха-францисканца Дитмара Любекского, составленное до 1395 года. «В то же время была там великая битва у Синей Воды (blаwasser) между русскими и татарами, и тогда было побито народу с обеих сторон четыре сотни тысяч; тогда русские выиграли битву. Когда они хотели отправиться домой с большой добычей, то столкнулись с литовцами, которые были позваны на помощь татарами, и взяли у русских их добычу, и убили их много на поле».   Иоганн фон Посильге из Пруссии, писавший не позднее 1406 года, повествует. «В том же году была большая война во многих странах: особенно так сражались русские с татарами у Синей Воды, и с обеих сторон было убито около 40 тысяч человек. Однако русские удержали (за собой) поле. И, когда они шли из боя, они столкнулись с литовцами, которые были позваны татарами туда на помощь, и убили русских очень много и взяли у них большую добычу, которую те взяли у татар».  
А. Ивон. Куликовская битва. 1859 г.
  Скорее всего хронисты написали это с чужих слов, не вникая в подробности. Заметно, что западные хронисты знают о битве на Синих водах 1362 года, которая велась между Великим князем Литовским, Русским и Жемайтийским Ольгердом и татарами. Ни о каком князе Дмитрии из Москвы все хронисты знать не  знают. Отметим, что в те времена Русью называли Украину, Литвой – современную Беларусь, Жемайтией – Литву, а современную Россию – Московией, Залесьем, Залесской Ордой, Тартарией  или Золотой Ордой.

Итоги

  Повествующие о Куликовской битве средневековые источники Московии являются художественными произведениями, написанными значительно позже описываемых событий, из недостоверных источников. Они противоречат как друг другу, так и самим себе, а так же здравому смыслу. Монахи, составившие данные опусы, выполняли княжий (государственный) заказ, и радели более об упрочении православной веры и престиже правящей династии, нежели о точном воспроизведении  произошедших событий. Об этом свидетельствуют многочисленные сообщения о молитвах, благословениях и знамениях, оставляющим реальным историческим событиям роль второго плана.   Достоверность фольклорных произведений приблизительно соответствует реальности событий «Властелина колец» Джона Толкина.   Источники вне Московии знают лишь о битвах с татарами, но не на Дону, без упоминания любого московского князя.   Все попытки состряпать рассказы о великом полководце Дмитрии Донском вызваны, вполне понятным, желанием его потомков возвеличить своего предка, даже посредством небылиц образца «деды воевали». Кроме анализа источников, это становится абсолютно понятным, после знакомства с историей Московии.   В соответствии с ней, в результате Куликовской битвы 1380 года, Москва прекратила выплачивать дань Золотой Орде уже в 1480 году (пустячок – всего через 100 лет), а Крымскому ханству – уже в 1700 году (320 лет – сущая мелочь, по сравнению с вечностью).   Таковы результаты выдуманной битвы,  страны ,чьи правители и в наши дни лживы, солдаты не имеют знаков различий, а спортсмены – флага и родины. Сайт містить унікальні тексти, кожен з яких уперше був оприлюднений саме тут. Бажаєте читати нові статті першим? Натисніть на дзвоник розташований в правому нижньому кутку монітора! 

 

garmatny.blogspot.com

У истоков России. Куликовская битва

Когда-то в одном из вузов довелось услышать шуточную студенческую песенку, начинавшуюся словами «Как на Поле Куликовом собирались кулики, и в порядке бестолковом быстро строились полки. Как дохнули перегаром – за версту разит. Поднатужимся ребята! Будет враг разбит!» В советское еще время это было. К чему сейчас вспомнилась эта шутейная песня? Да к тому, что восьмого сентября 1380 года, то есть 637 лет тому назад произошло Мамаево побоище, или Куликовская битва, в которой русское войско, собранное московским князем Дмитрием Донским, разбило войско одного из, как бы сказали теперь, лидеров Золотой Орды - Мамая. Некоторые историки считают, что эта победа стала своеобразным истоком появления России – во всей ее силы и славе, во всем ее величии. Так что, какие уж тут шутки? Правда, есть и другая точка зрения, которая гласит, что Куликовская битва – лишь один из эпизодов, ничем не выделяющийся из ряда других таких же эпизодов, предопределивших будущий подъем Руси и ослабление ее соперников.

История, мифы и легенды

Куликовская битва остается тайной, покрытой мраком

Как бы там ни было, событие, прямо скажем, неординарное. Даже, можно сказать, величественное. И это несмотря на то, что, возможно, правы те, кто говорит о побоище как всего лишь об эпизоде. К этому вопросу мы еще вернемся. Сейчас же лишь отметим, что Куликовская битва до сих пор остается в большой мере тайной, покрытой мраком. Уж как ни старались и ни стараются ученые приоткрыть завесу этой тайны, а все равно каждая новая версия опровергает предыдущую, чтобы самой оказаться опровергнутой через некоторое время. Много различных наслоений, противоречащих друг другу преданий, обрывочных сведений, невнятных легенд. Хотя что-то ученым все же удалось разгадать. В чем-то они сходятся. Но кто знает, не появится ли что-то, что снова заставит их вступить в полемику даже по уже, казалось бы, проясненным вопросам.

Казус белли

Мамай готовился напасть осенью

Все сходятся на том, что непосредственным, формальным поводом, приведшим в конце концов к битве, стало то, что Дмитрий Донской отказал Мамаю в его требовании увеличить размер дани. Мамай потребовал, чтобы ему платили столько, сколько платили при Джанибеке. Однако если верить историкам, это действительно лишь формальный повод. Историки сообщают нам, что во второй половине XIV века происходило одновременное усиление и Московского княжества, и позиций Мамая, боровшегося за власть в Золотой Орде. Не будем сейчас вдаваться в подробности политики Мамая и Дмитрия, скажем только, что они просто не могли не столкнуться. И вот момент настал.

«Но разведка доложила точно»

Да, о планах Мамая в Москве стало известно заранее. Дело в том, что к нему был послан Захарий Тютчев с золотом. Для переговоров. Но, видимо, не только для переговоров. Потому что именно от него и стало известно о союзе Мамая с великим князем литовским Ягайлом и Олегом Рязанским. Затем еще посылались две так называемые сторожи за языком. Сведения подтвердились. Даже примерное время предполагаемого вторжения Мамая с союзниками стало известно.

Сколько их было?

Историки называют разные цифры численности войск Дмитрия и Мамая

Вот теперь стоит поговорить о разночтениях, преданиях, мифах, путанице в оценках фактов и цифр. Начнем, пожалуй, с численности русского войска, готовившегося отразить нападение. Тут, как говорят бухгалтеры, цифры не бьют. Достаточно сказать, что говорилось и о двухстах тысячах воинов Московского княжества вкупе с союзниками и о четырехстах тысячах. Однако позже ученые сошлись на пятидесяти-шестидесяти тысячах. Но и это еще не всё. Некоторые исследователи отмечают, что на самом деле непосредственно в битве от московского войска могло участвовать шесть-десять (6-10) тысяч человек, как, кстати, и от войска Мамая. При этом в основном – всадников. И, таким образом, это была, по сути, конная схватка, причем длившаяся не три летописных часа, а около получаса. Такие же нестыковки и в оценке численности войска Мамая: от шестидесяти до восьмисот тысяч человек. Ну и, конечно, шесть-десять тысяч всадников, если принять версию о кратковременной конной схватке.

«И вот нашли большое поле»

Ученые, опираясь на сведения из летописей, где говорилось, что сражение случилось на Дону усть Непрядвы, выяснили, что в те времена на левом берегу Непрядвы был... лес. Сплошной. Никакого тебе поля. Однако все-таки обнаружился безлесный участок. И был определен, собственно, размер места боевых действий – два километра в длину, восемьсот (максимально) метров в ширину. Вот, получив такие размеры, и стали говорить о том, что в битве принимало участие от шести до десяти тысяч всадников с обеих сторон.

Благословение Сергия Радонежского

Сергий Радонежский благословил воинство Дмитрия Донского

Всем, мало-мальски интересующимся историей Куликовской битвы, известен, несомненно, эпизод благословения русского войска Сергием Радонежским. Как отмечается, такое распространение сведения о нем получили, благодаря житию преподобного. Говорится, что поначалу Сергий Радонежский посоветовал князю проявить смирение и почтить Мамая дарами, чтобы сберечь жизни христианские. Когда же Дмитрий сказал, что уже сделал это, а Мамай не угомонился, старец благословил его, предсказав победу. Но также отмечается, что в ранних источниках о сражении факта такого благословения нет.

Пересвет и Челубей

Поединок Пересвета и Челубея может быть всего лишь легендой

Такая же история со знаменитой схваткой перед сражением инока Пересвета с татарским воином Челубеем. И сам ход их поединка описывается в разных источниках по-разному, и даже факт его проведения признается не всеми историками.

Донская икона Божией Матери

Донская икона Божией Матери

Есть еще одна интересная легенда, связанная с Мамаевым побоищем. Якобы уже после битвы, возвращаясь в Москву, князь заехал в Сиротин, казачий городок. И там получил в дар икону, которая после стала одной из русских величайших святынь. По другой версии, казаки сами прибыли с иконой в стан русского войска еще до битвы, и во время сражения она находилась в этом стане, и победа была одержана, благодаря ее заступничеству. В любом случае сегодня она известна, как Донская икона Божией Матери. В Российской империи она была особо чтимой святыней, и к ней всегда обращались, когда возникала опасность нашествия врага.

Сжечь за собой мосты

Ордынцы проиграли еще до битвы

У нас не стоит задачи давать подробное описание самой Куликовской битвы. Там было всё. И трезвый расчет, и удача, и хитрость, и дерзость. Поначалу русское войско оказалось в очень тяжелом положении, но затем ход сражения был переломлен, и только большие потери, как отмечают некоторые историки, не позволили развить успех. Одно можно выделить: не будет, пожалуй, слишком большим преувеличением, если сказать, что битва была выиграна еще до ее начала. Дмитрий перевел войско на южный берег Дона и уничтожил мосты за собой, таким образом решив две задачи: не дал Мамаю соединится с союзниками и обеспечил тыл войска в случае их подхода.

Чем сердце успокоилось

А теперь вернемся к оценке историками последствий Куликовской битвы. Как было сказано выше, кто-то полагает, что с нее, в какой-то мере, началось, вернее, получило возможность продолжиться, становление великой Руси. Той Руси, которая затем выросла до империи и под разными наименованиями, пережив не единожды смену политического строя, существует по сей день. Поскольку это и огромный шаг к освобождению от зависимости от Золотой Орды, и христианский подвиг противостояния агрессии иноверцев. Другие же, как было отмечено, говорят, что значение этого сражения не стоит преувеличивать, что реальным его бенефициаром стал Тохтамыш, получивший ослабление и Мамая, и Дмитрия, что никуда не делось владычество золотоордынских правителей. Но ведь и факт того, что после битвы Москва превратилась в своеобразный идеологический центр объединения восточнославянских земель, нельзя упускать из виду.

Символ духовного подвига

Куликовская битва - символ духовного подвига

Как бы там ни было, здесь мы подходим к вопросу о том, что реальные исторические факты (реальность и интерпретация которых настолько разнятся в изучении и осмыслении ученых) и их символическое значение зачастую не совпадают. У символов свое содержание. И оно часто и густо играет гораздо более важную роль в становлении того или иного государства, нежели историческая реальность (снова-таки, реальность, которая различна для различных исследователей). Куликовская битва как раз и стала одним из таких символов. Содержание его для русского человека (русского в самом широком, наднациональном смысле) духоподъемно. Здесь есть на что опереться, от чего оттолкнуться, чтобы устремиться ввысь.

fb.ru

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА – МИФЫ И ПРАВДА

 

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №5, 2017

 

В российской историографии принято считать, что в Куликовской битве в 1380 году участвовало от 100 до 300 тысяч московских войск. Это просто несуразные цифры для тогда мелкого и бесправного улуса Золотой Орды. К тому же победили в битве хоругви ВКЛ Андрея и Дмитрия Ольгердовичей, которые они привели из Литвы-Беларуси, а потому и численность этих беларуских хоругвей должна составлять не менее половины московского войска – то есть от 50 до 150 тысяч беларусов. На самом деле в то время княжеский двор мог выставить в среднем лишь 100-200 воинов, не более максимум 500. Поэтому общая численность беларуско-московского войска в Куликовской битве не могла превышать 1-2 тысячи воинов.

 

ЗНАЧЕНИЕ

 

Куликовская битва 1380 года в России считается одной из крупнейших битв позднего Средневековья и по значению, и по размаху. Значение битвы состоит вовсе не в том, что якобы «Русь побила татар в борьбе против татаро-монгольского ига». Все с точностью наоборот: это войско Москвы состояло из татарской конницы и воевало за интересы Орды против восставшего темника Мамая.

В начале 1370-х Великий князь Литовский Ольгерд, пользуясь смутой в Золотой Орде, освободил Московское княжество и вернул его в «русский мир», так что в период 1372-1383 годов Москва не была под «татаро-монгольским игом», а была под протекторатом ВКЛ. Отсюда понятно, почему Куликовской битвой командовали литовские князья Ольгердовичи, которые с полками ВКЛ находились в засаде, бросив на убой ополчение Москвы. Они же и победили в битве, а Дмитрий Донской переоделся в пешего ратника и прятался в кустах, видимо, ожидая победы Мамая. Собственно говоря, его вообще заставили принять участие в конфликте, в котором он предпочитал бы не участвовать.

Напомню предшествовавшие битве события. Царь Орды Тохтамыш являлся союзником ВКЛ против восставшего на Дону темника Мамая – вовсе не татарина, как и татар в его войске не было. Мамай был из казаков (согласно источникам, в Крыму от итальянцев принял католичество), его войско состояло из наемной генуэзской пехоты, донских казаков-тюрок и народов Северного Кавказа. Мамай начал поход против Золотой Орды с целью свергнуть ее царя Тохтамыша. Тот обратился за помощью к ВКЛ и тогда подконтрольному ВКЛ своему Московскому улусу: спасайте мой царский трон, а я в долгу не останусь. После битвы Дмитрий Донской и докладывал своему царю Тохтамышу: ваш враг Мамай разбит.

Фактически это была битва ВКЛ с Мамаем, в которой Литва-Беларусь видела «призом» Московское княжество. И действительно – после победы войск ВКЛ над Мамаем Москва в политическом плане стала банальной провинцией ВКЛ, где правил вовсе не московский князь, а ставленник ВКЛ племянник Ольгерда Остей. Через 2 года после битвы Дмитрий Донской устроил восстание против «литовской оккупации Москвы» и сбежал в Коломну, откуда воззвал о помощи к своему царю Орды Тохтамышу, подтвердив свой статус его раба. Спасая Дмитрия Донского и возвращая из власти ВКЛ во власть Орды Москву, Тохтамыш осадил город и уничтожил всех там оборонявшихся литвинов-беларусов, включая Остея. И вернул в Москву править своего вассала Дмитрия Донского, а саму Москву вернул под свою власть царя Орды.

Эта истинная картина тех событий по понятным причинам скрывается в России, тем более что тут видна ясная параллель со Смутой, когда точно так Москву от «проклятого Запада» в лице беларусов и украинцев освободили снова те же «монголо-татарские» полки Минина и Пожарского. Они у российских историков именуются «русскими», но в таком случае и царя Тохтамыша надо называть «русским царем».

Таким образом, единственное значение Куликовской битвы в том, что в ее результате Москва вошла в состав ВКЛ. Что всегда понимали российские историки, говоря, что это был конец «татаро-монгольского ига» для Москвы. Да вот Дмитрий Донской с этим оказался не согласен и через два года снова вернул Москву к своему ордынскому царю Тохтамышу. Этот аспект как «не патриотичный» российские историки предают цензуре, но он, собственно, к самой битве уже и не относится.

Забавный факт: несколько лет назад на матче хоккейных команд Москвы и Казани москвичи на трибунах повесили транспарант «1380». По представлениям московских невежд, это должно напомнить о Куликовской битве. Но Казанское царство Орды в Куликовской битве вообще участия не принимало, а сама Волжская Булгария была точно так покорена татаро-монголами и платила им дань, как и Русь, причем Орда задействовала войско Москвы, когда Казань отказывалась платить татарам свою дань. И вообще в Казани народ имеет название булгары, а не татары, как их назвал Сталин.

 

РАЗМАХ

 

Теперь о размахе битвы: попытаемся дать оценку численности войска на Куликовом поле, выставленного ВКЛ и его вассалом Дмитрием Ивановичем Донским.

В. Татищев приводит в своей «Истории Российской» цифру в 400 тыс., М. Щербатов – 200 тыс., Н. Карамзин полагал, что рать Дмитрия Ивановича насчитывала «более 150 тысяч всадников и пеших. Столько же дает и С. Соловьев, который сравнивает сражение с «побоищем Каталонским, где полководец римский спас Западную Европу от гуннов». В «слишком 100 тысяч» определял численность рати Дмитрия Ивановича Д. Иловайский. Этой же точки зрения придерживались и российские военные историки, например, П. Гейсман и авторы коллективного труда по московской военной истории «Русская военная сила».

В советской историографии длительное время господствовала старая оценка численности московского войска в 100-150 тыс. бойцов. Так полагали, к примеру, авторы коллективных «Очерков истории СССР», ссылавшиеся при этом на летописные свидетельства, и Л. Черепнин. Этой же цифры много позже придерживался в очерке «Военное искусство» в коллективном труде «Очерки русской культуры XIII-XV веков» Б. Рыбаков.

Читая изданную в 1970-х издательством СССР «Наука» книгу «Конец татаро-монгольского ига», я еще тогда обратил внимание на одиозное противоречие. Ну, положим, автор набирает басни из поздних фантазий сказителей, где к участию в Куликовской битве добавляются все новые и новые княжества, которые веками позже стали подчиняться Москве. В итоге автор излагает утвержденную ЦК КПСС концепцию про «войско в 100-150 тыс. бойцов». Хорошо, но кто им противостоит на Куликовом поле? В книге: сверкают на солнце щиты генуэзской пехоты, которую нанял в Крыму Мамай и которая (на другой странице написано) составляла треть его армии.

У меня возникли подозрения, что если армия Мамая была по численности равной московской, то что-то много наемников – денег не хватит ни у какого Мамая нанять 30-50 тысяч итальянских воинов, да таковых в таком количестве тогда и не существовало, как и вообще никогда.

Возникает вопрос: а с кем же тогда воевало сие астрономическое войско Москвы?

Российские историки всегда изучали только один аспект – размер армии Москвы, а размером армии Мамая никто не занимался, хотя по идее армии были равными.

Так вот реально Мамай мог нанять не более 300-500 генуэзцев. И если, как пишут историки СССР, его армия состояла из них на треть, то размер войска Мамая – около 1-2 тысяч. И такого же размера этому войску противостояло войско ВКЛ и вассальной литвинам Москвы.

Но ведь литературные памятники – прежде всего «Задонщина» и знаменитое «Сказание о Мамаевом побоище», написанные гораздо позже битвы, сообщают просто фантастические цифры. Так, «Задонщина» (по Синодальному списку) дает цифру в 300 тыс. «кованой рати», а «Сказание» (в Киприановской редакции) – и вовсе 400 тыс. «воиньства конного и пешего» с каждой из сторон.

Получается, что Мамай нанял для битвы более 100 тысяч итальянских наемников – и только в Крыму. Если их столько в одном Крыму было, то удивляет, как Италия вообще не завладела всем регионом. И зачем вообще нужен Италии Мамай, если у Италии там своя армия чудовищного размера в лице генуэзских наемников? И не надо ли при таких масштабах сей «первой мировой войны» признать, что в Куликовской битве участвовала Италия?

И при чем тут вообще «татаро-монголы», если получается, что в Куликовской битве москвичи воевали с Италией и итальянской армией в 100 тысяч их лучших рыцарей?

 

РЕАЛЬНОСТЬ

 

На самом деле в ту эпоху в плане численности войска все было на порядки скромнее. Так что мифы вокруг невероятной численности армий в Куликовской битве являются просто глупостями.

Давайте рассмотрим реальные тогда битвы. Так, 3 июля 1410 года 150 московитских воинов под началом воеводы нижегородского князя Данилы Борисовича Семена Карамышева и столько же татаринов царевича Талычя взяли и дотла разграбили Владимир. Соперник Василия Темного Дмитрий Шемяка имел в 1436 году около 500 дворян.

Литовский князь Острожский в 1418 году освободил литовского же князя Свидригайло из заключения с 500-ми же шляхтичами ВКЛ-Беларуси. Другой же литовский князь, Александр Чарторыйский, не желая присягать Василию II, в 1461 году покинул Псков и увел с собою «…двора его кованой рати боевых людеи 300 человекъ, опричь кошовых…».

Псковичи в 1426 году, во время конфликта с Великим князем Литовским Витовтом, послали на помощь осажденной Опочке «снастной рати» 50 человек, а главная псковская рать во главе с посадниками Селивестром Леонтьевичем и Федором Шибалкиным вступили в бой с войсками Витовта, имея в своем распоряжении 400 бойцов. Князь Василий Юрьевич в 1435 году взял Вологду, имея «дружины» 300 чел.

Спустя 10 лет, зимой 1444-45 годов на западные рубежи Московского улуса Золотой Орды в отместку за поход москово-татар на калужские места пришли литвины-беларусы. Вдогон за ними пошли дворяне удельных князей можайского 100 человек, верейского – еще 100 и боровского – 60 чел. По другим данным их было всего 300. Литовские же хроники (беларуские) говорят о 500 москвичах.

В хорошо известном историкам сражении под Суздалем летом 1445 года, в котором Василий II был разбит «татарами» и пленен, его «полк» вместе с «полками» его вассалов князей Ивана Можайского, Михаила Верейского и Василия Серпуховского насчитывал менее 1 тыс. всадников, а пришедший им на помощь владимирский «полк» воеводы Алексея Игнатьевича насчитывал 500 бойцов. Противостоявших им татаринов было, по сообщению летописца, 3,5 тыс.

По своему значению это тогда для Москвы было на порядки важнее, чем Куликовская битва, но это замалчивается историками России, так как в том числе показывает абсурдность пафосной лжи о размахе Куликовской битвы.

В средние века город размером в Москву или Полоцк мог максимально выставить лишь несколько сот всадников, обычно от 300 до 500. Разговоры про десятки и сотни тысяч – это из области фантастики.

Кроме того, российские скептики говорят, что войско Москвы в Куликовской битве должно было быть конным. Виталий Пенской в очерке «О численности войска Дмитрия Ивановича на Куликовом поле», (Военное дело Золотой Орды: проблемы и перспективы изучения. Казань, 2011) пишет:

«Обе рати были, скорее всего, конными. Настоящая пехота, пешцы, на Куликовом поле вряд ли присутствовала. Выдержать в течение нескольких дней 30-км марши непрофессиональное «земское» ополчение, собираемое время от времени и не имеющее соответствующей подготовки, было неспособно (если только оно не было посажено на телеги для большей маршевой скорости – такая практика, судя по более поздним временам, существовала. Но в таком случае оно неизбежно будет малочисленным)».

Историк тут однобок: куда как сложнее было бы добраться до Куликова поля пешей генуэзской пехоте из Крыма. Которая в книгах официоза СССР подавалась как субъект битвы. Москва к предполагаемому месту битвы на порядки ближе, чем Крым, откуда Мамай взял якобы пешую наемную армию и начал свой поход.

По логике получается, что у Мамая могла быть в сражении только конница – и никакой пехоты, в том числе генуэзской. Но как же книги советских историков, где начало Куликовской битвы рисуют как «выстроились тысячи генуэзских пеших наемников»?

Есть этому название – ненаучная фантастика. Возможно, давно бы с этой историей и разобрались бы, но вот она стала политической. А когда политика – то можно врать.

www.secret-r.net

Была ли куликовская битва | Тайны и загадки истории

Археологи и геофизики исходили Куликово поле вдоль и поперек, но почти ничего не нашли. Генетики монгольского следа у русских в хромосомах не видят. Главного героя Куликовской битвы Дмитрия Донского Русская православная церковь канонизировала лишь в 1988 году. Других русских князей времен татаро-монгольского ига причисляли к лику святых в течение лет ста после смерти, причем даже тех, кто убивал преимущественно православных и во множестве.

Даже историки признают, что наши представления о Куликовской битве сложились исключительно благодаря литературе. Было ли вообще это сражение. Кто придумал Куликово поле. Начнем с объективных свидетельств, вернее, с их отсутствия: места битвы так и не нашли ни массовых захоронений, ни заметных остатков оружия.

А памятники так называемого Куликовского цикла (Сказание о Мамаевом побоище, Задонщина, жития Дмитрия Донского и Сергия Радонежского, летописные повести), по которым принято судить о Куликовской битве, демонстрируют парадоксальную закономерность. По мере удаления от времени сражения повествование все более обрастает мелкими деталями, которые могли быть известны только участникам боя; появляются новые персонажи, причем некоторые из них это установлено жили позже описываемых событий; постоянно растет число убитых воинов в Синопсисе 1674 года это уже 253 тысячи человек. Словосочетание Куликовское поле впервые упоминается в списке Задонщины середины XV века, великий князь Дмитрий Иванович становится Донским лишь при царе Иоанне Грозном, очень уважавшем своего предка, а название Куликовская битва закрепляется в истории Николаем Карамзиным в начале XIX столетия. Мифы эти получили официальное признание во время масштабных празднеств, посвященных юбилеям Дмитрия Донского, Сергия Радонежского и самой битвы, рассказывает историк Андрей Петров, заместитель академика-секретаря Отделения историко-филологических наук Российской академии наук.

О тактике войск, ходе сражения не сообщает ни один древний источник. Нередко эпизоды Сказания о Мамаевом побоище напрямую заимствованы из Повести о походе Ивана III на Новгород в 1471 году и русской редакции сербской Александрии. Последняя является переложением истории Александра Македонского и известна по спискам конца XVXVII веков, но именно из нее взяты такие знаменитые, вошедшие в учебники фрагменты Сказания, как построение полков, включая засадный, поединок богатырей, даже молитва Мамая во время его бегства. А разработанная военными историками схема расположения войск Дмитрия Донского перед битвой представляет собой усредненное походное построение единой русской армии, согласно разрядным книгам конца XVXVII веков.

В 1827 году историк Николай Арцыбашев недоумевал: Обстоятельства сей войны так искажены витийством и разноречием летописцев, что во множестве переиначек и прибавок весьма трудно усмотреть настоящее. Все эти нестыковки не помешали императору Николаю I превратить день Куликовской битвы в общенародный праздник. Свои проекты монумента, призванного достойно увековечить событие, предложили ведущие скульпторы и архитекторы Иван Мартос, Авраам Мельников и Александр Брюллов, брат известного художника. Александру Брюллову и поручили возвести подобающий обелиск на месте, которое с подачи помещика Степана Нечаева было признано Куликовым полем.

Оказалось оно

tayni.info