Коллективизация сельского хозяйства в СССР. Начало массовой коллективизации


Этапы проведения коллективизации

Коллективизация крестьянства (80% населения страны) была призвана не только интенсифицировать труд и поднять уровень жизни на селе. Она облегчала перераспределение средств и рабочей силы из деревни в город. Предполагалось, что получать хлеб из сравнительно небольшого числа работающих по плану колхозов (коллективные хозяйства) и совхозов (государственные сельскохозяйственные предприятия) будет значительно легче, чем от 25 млн. распыленных частных производителей. Именно такая организация производства позволяла максимально концентрировать рабочую силу в решающие моменты земледельческого цикла работ. Для России это было всегда актуально и делало крестьянскую общину "бессмертной". Массовая коллективизация обещала также высвободить из деревни рабочую силу, необходимую для строительства и промышленности.

Коллективизация проводилась в два этапа.

Первый: 1928–1929 гг. – конфискация и обобществление скота, создание колхозов по местной инициативе.

С весны 1928 г. началось форсированное создание колхозов.

Таблица 1 Хроника коллективизации

Годы События
1928 Начало форсированного создания колхозов
1929 Сплошная коллективизация — "Год великого перелома"
1930 Ликвидация кулачества как класса — "Головокружение от успехов"
1932—1933 Страшный голод (по различным данным, умерло от 3 до 8 млн человек). Фактическое приостановление коллективизации
1934 Возобновление коллективизации. Начало завершающего этапа создания колхозов
1935 Принятие нового устава колхозов
1937 Завершение коллективизации: 93% крестьянских хозяйств объединены в колхозы

С весны 1928 г. началась кампания по конфискации у крестьян продовольствия. Роль исполнителей играла местная беднота и приезжавшие из города рабочие и коммунисты, которые по числу первого набора стали называться "двадцатипятитысячниками". Всего из городов на проведение коллективизации с 1928 по 1930 г. отправились 250 тыс. добровольцев.

К осени 1929 г. стали приносить свои плоды мероприятия по подготовке перехода деревни к сплошной коллективизации, предпринимавшиеся с XV съезда партии (декабрь 1925 г.). Если летом 1928 г. в стране существовало 33,3 тыс. колхозов, объединявших 1,7% всех крестьянских хозяйств, то к лету 1929 г. их стало 57 тыс. В них было объединено свыше миллиона, или 3,9%, хозяйств. В некоторых районах Северного Кавказа, Нижней и Средней Волги, ЦЧО колхозными стали до 30—50% хозяйств. За три месяца (июль—сентябрь) в колхозы вступило около миллиона крестьянских дворов, почти столько же, сколько за 12 послеоктябрьских лет. Это означало, что на путь колхозов стали переходить основные слои деревни — середняки. Опираясь на эту тенденцию, Сталин и его сторонники, вопреки ранее принятым планам, потребовали завершить коллективизацию в основных зерновых районах страны за год. Теоретическим обоснованием форсирования перестройки деревни явилась статья Сталина "Год великого перелома" (7 ноября 1929 г.). В ней говорилось, что крестьяне пошли в колхозы "целыми деревнями, волостями, районами" и уже в текущем году достигнуты "решающие успехи в деле хлебозаготовок", "рухнули, рассеялись в прах" утверждения "правых" о невозможности массовой коллективизации. На самом деле в это время в колхозы объединилось только 7 % крестьянских хозяйств.

Пленум ЦК (ноябрь 1929 г.), обсудивший итоги и дальнейшие задачи колхозного строительства, подчеркнул в резолюции, что произошедший перелом в отношении крестьянства к коллективизации "в предстоящую посевную кампанию должен стать исходным пунктом нового движения вперед в подъеме бедняцко-середняцкого хозяйства и в социалистической перестройке деревни". Это был призыв к немедленной сплошной коллективизации.

В ноябре 1929 г. Центральным Комитетом была дана установка местным партийным и советским органам развернуть сплошную коллективизацию не только селений и округов, но и областей. Чтобы побудить крестьян вступать в колхозы 10 декабря 1929 г. была принята директива, по которой в районах коллективизации местные руководители должны были добиться почти поголовного обобществления домашнего скота. Ответом крестьянства был массовый убой животных. С 1928 по 1933 г. крестьянами было забито только крупного рогатого скота 25 млн. голов (в годы Великой Отечественной войны СССР потерял 2,4 млн.).

В речи на конференции аграрников-марксистов в декабре 1929 г. Сталин сформулировал задачу ликвидировать класс кулачества как необходимое условие развития колхозов и совхозов. "Большим скачком" в развитии, новой "революцией сверху" предполагалось разом покончить со всеми социально-экономическими проблемами, коренным образом сломать и перестроить сложившийся хозяйственный уклад и народнохозяйственные пропорции.

Революционное нетерпение, энтузиазм масс, настроения штурмовщины, в определенной мере присущие русскому национальному характеру, умело эксплуатировались руководством страны. В управлении экономикой возобладали административные рычаги, материальное стимулирование стало подменяться работой на энтузиазме людей. Конец 1929 г., по существу, стал завершением периода НЭПа.

Второй этап: 1930–1932 г. – после постановления ЦК ВКП (б) от 5 января 1930 г. "О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству" началась спланированная в Москве кампания "сплошной коллективизации". Вся страна была разделена на три района, каждому были определены конкретные сроки завершения коллективизации.

В этом постановлении намечались жесткие сроки ее проведения. В основных зерновых районах страны (Среднее и Нижнее Поволжье, Северный Кавказ) ее должны были завершить к весне 1931 г., в Центральной Черноземной области, на Украине, Урале, в Сибири и Казахстане к весне 1932 г. К концу первой пятилетки коллективизацию планировалось осуществить в масштабе всей страны.

Несмотря на принятое решение, и Политбюро ЦК ВКП(б), и низовые партийные организации были намерены провести коллективизацию в более сжатые соки. Началось "соревнование" местных властей за рекордно быстрое создание "районов сплошной коллективизации".

Пятилетний план по коллективизации был выполнен в январе 1930 г., когда в колхозах числилось свыше 20% всех крестьянских хозяйств. Но уже в феврале "Правда" ориентировала читателей: "Наметка коллективизации — 75% бедняцко-середняцких хозяйств в течение 1930/31 года не является максимальной". Угроза быть обвиненными в правом уклоне из-за недостаточно решительных действий толкала местных работников на разные формы давления в отношении крестьян, не желающих вступать в колхозы (лишение избирательных прав, исключение из состава Советов, правлений и других выборных организаций). Сопротивление оказывали чаще всего зажиточные крестьяне. В ответ на жестокие действия властей в стране нарастало массовое крестьянское недовольство. В первые месяцы 1930 г. органами ОГПУ было зарегистрировано более 2 тыс. крестьянских восстаний, в подавлении которых принимали участие не только войска ОГПУ—НКВД, но и регулярная армия. В красноармейских частях, состоявших в основном из крестьян, зрело недовольство политикой советского руководства. Опасаясь этого, 2 марта 1930 г. в газете "Правда" И. В. Сталин опубликовал статью "Головокружение от успехов", в которой осудил "перегибы" в колхозном строительстве и возложил вину за них на местное руководство. Но по сути политика в отношении деревни и крестьянства осталась прежней.

После небольшого перерыва на сельхозстраду и сбор урожая кампания по обобществлению крестьянских хозяйств была продолжена с новой силой и завершена в поставленные сроки в 1932–1933 гг.

Параллельно с обобществлением крестьянских хозяйств, согласно постановлению ЦК от 30 января 1930 г. "О мерах по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации", проводилась политика "ликвидации кулачества как класса". Крестьян, отказавшихся вступать в колхоз, высылали вместе с семьями в отдаленные районы страны. Количество "кулацких" семей определялось в Москве и доводилось до местных руководителей. Во время раскулачивания погибло около 6 млн. человек. Общее количество ликвидированных "кулацких хозяйств" только в 1929—1931 гг. составило 381 тыс. (1,8 млн. человек), а всего за годы коллективизации достигло 1,1 млн. хозяйств.

Раскулачивание стало мощным катализатором коллективизации и позволило уже к марту 1930 г. поднять ее уровень в стране до 56%, а по РСФСР — 57,6%. К концу пятилетки в стране было создано более 200 тыс. довольно крупных (в среднем по 75 дворов) колхозов, объединивших около 15 млн. крестьянских хозяйств, 62% их общего числа. Наряду с колхозами были образованы 4,5 тыс. совхозов. По замыслу они должны были стать школой ведения крупного социалистического хозяйства. Их имущество являлось государственной собственностью; крестьяне, работавшие в них, были государственными рабочими. В отличие от колхозников они получали за работу фиксированную заработную плату. В начале 1933 г. было объявлено о выполнении первого пятилетнего плана (1928–1932) за 4 года и 3 месяца. Во всех отчетах приводились цифры, не отражавшие действительного положения в советской экономике.

По данным статистики, с 1928 по 1932 г. производство товаров народного потребления упало на 5 %, общее сельскохозяйственное производство на 15 %, личные доходы городского и сельского населения – на 50 %. В 1934 г. коллективизация возобновилась. На этом этапе развернули широкое "наступление" на крестьян-единоличников. Для них был установлен непосильный административный налог. Таким образом, их хозяйства подводились под разорение. У крестьянина оставалось два пути: либо идти в колхоз, либо уходить в город на стройки первых пятилеток. В феврале 1935 г. на II Всероссийском съезде колхозников был принят новый примерный устав сельскохозяйственной артели (колхоза), который стал рубежом в коллективизации и закрепил колхозы как основную форму сельскохозяйственного производителя в стране. Колхозы, также как и промышленные предприятия, по всей стране, имели производственные планы, которые необходимо было четко выполнять. Однако, в отличие от городских предприятий, колхозники не имели практически никаких прав, таких как социальное обеспечение и т. д., так как колхозы не имели статуса государственных предприятий, а считались формой кооперативного хозяйства. Постепенно деревня смирилась с колхозным строем. К 1937 г. индивидуальное хозяйство фактически сошло на нет (93% всех дворов было объединено в колхозы).



biofile.ru

Коллективизация | Уроки истории XX век

Коллективизация – процесс объединения мелких единоличных крестьянских хозяйств в коллективные сельскохозяйственные предприятия путём кооперирования. Как и в случае с индустриализацией, коллективизация – одна из глобальных задач, стоящих перед большевистским режимом.

«Обобществление» необходимо с хозяйственной точки зрения – чтобы построить новую экономику, в которой не будет места для частной собственности. Другая сторона этого же явления – идеология. Большую часть населения государства составляют «крестьяне», а не «рабочие» как должно быть в развитом индустриальном обществе, готовом к быстрому переходу к социализму и коммунизму. Необходимо по-новому упорядочить все крестьянские хозяйства, провести их сплошную коллективизацию.

Первые попытки подобных реформ были предприняты ещё в начале 20-х годов – по указанию «сверху» в деревнях насаждались ТОЗы (Товарищества по совместной Обработке Земли), которые должны были стать первой ступенькой к дальнейшему переходу к «колхозам» и «совхозам». На этом этапе «земля» ещё не становится «общей», однако на каждом отдельном крестьянском наделе работает весь коллектив ТОЗа.

Подобные организации, рассчитанные на добровольное вступление, потерпели полный крах – общее количество крестьян, отдавших свою собственность в общественное пользование, составило менее 1%. Главные стимулы для вступления, заявленные государством: рационализация хозяйства, механизация (тракторы) и химизация (удобрения) – оказались и не слишком привлекательными, и не вполне выполнимыми.

Годы Гражданской войны, военного коммунизма, а затем и годы НЭПа не принесли сколь-нибудь значимого продвижения в этом направлении. А потому вместе со «свёртыванием» НЭПа, форсированной индустриализацией, составлением первого пятилетнего плана и «обострением классовой борьбы» приходит время и «коллективизации».

Первые принципиально новые решения по этим вопросам были приняты на XV съезде партии в 1927 году, а также на XVI партконференции в апреле 1929 года.

Полтора года между двумя этими событиями «коллективизация» проходит в новом «директивном» режиме. Первыми жертвами массового террора становятся «кулаки» — зажиточные крестьяне, использующие на своей земле труд наёмных рабочих (как правило – более бедных крестьян из тех же деревень). Уничтожив самых успешных и зажиточных хозяев (во многих случаях неподчинившихся крестьян убивали, в большом количестве ссылали на принудительные работы – оставшихся и не сбежавших в город заставляли войти в состав новообразованного «колхоза»). Главными средствами достижения цели для большевиков становятся активная пропаганда классовой ненависти – бедных против богатых, а также умышленная дезинформация и сокрытие данных, касающихся реального количества крестьян, вступающих в колхозы.

Промежуточные итоги коллективизации по-прежнему «неудачны» — к апрелю 1929 года лишь 4% крестьянских хозяйств стали «колхозными».

На XVI партконференции принимаются меры к ужесточению борьбы против «кулаков» под общим лозунгом «Кулак – враг социализма», а также примерный план, предусматривающий 20% коллективных крестьянских хозяйств в течение 5 лет. Таким образом, к осени 1929 года общее число обобществлённых хозяйств достигает уже 7,5 %.

7 ноября 1929 года в газете «Правда» (№259) выходит статья Сталина, озаглавленная «Год Великого Перелома». Статья посвящена радикальным «изменениям», которые якобы произошли среди крестьян в отношении к колхозам. А потому нет больше смысла низко удерживать планку – и можно стремиться к тотальному переходу к коллективным хозяйствам. Чисто умозрительные, популистские заявления Сталина легли в основу решений пленума ЦК от 10-17 ноября: никому уже не нужны старые 20%, к лету 1930 года должно быть 100%. В рамках этого же курса 9 декабря был организован Наркомзем СССР, возглавленный Я.А. Яковлевым.

С этого момента коллективизация приобретает почти бесконтрольный характер, и превращается, по словам Сталина, в движение, «равнозначное по своим последствиям революционному перевороту в октябре 1917 года». Агитация за «уничтожение кулачества как класса» (эвфемизм, вполне сравнимый с «окончательным решением еврейского вопроса» нацистами в Германии), а также постоянно распространяемая дезинформация о «сравнительно удачной кооперации» в других областях страны, позволяет государственной машине постепенно приближаться к поставленной цели.

Узаконенный террор уничтожил экономическую основу старой государственности – земельное крестьянство, разрушил систему до самого основания. Современники сравнивали коллективизацию с «приходом Антихриста» в деревню и ожидали скорого «конца Света», в течение нескольких лет было подавлено не менее сотни восстаний и акций протеста против принятых решений, однако масштабного консолидированного сопротивления организованно так и не было. Наступил апофеоз насаждаемого коллективизма: «Общими были даже слёзы из глаз».

«Соревнования» по кооперированию, в которые включились многие районы страны, приводили к всё большему ужесточению методов коллективизации. Сталин умело дистанцировался от происходящих в эти месяцы событий: в статье «Головокружение от успехов» 2 марта 1930 года он «осудил» «левые загибы» в деревне, приписав жестокость принятых мер на счёт местных руководителей.

По словам М. Геллера, «важнейшим этапом на пути к созданию «нового человека» был шок коллективизации, на десятилетия травмировавший сознание современников и потомков. Коллективизация была великой политической и психологической победой Сталина – осуществлением плана инфантилизации крестьянства». В тот момент, когда была разорвана традиционная связь крестьянства с собственной землёй, новые «колхозники» и «горожане» (те крестьяне, которым каким-то образом удалось, избавившись от хозяйства, переселиться в город) на долгие десятилетия оказались в зависимом положении от новой власти.

Крупнейший голод 1932-1933 гг. в СССР (главным образом в Украине, Казахстане и Поволжье) стал прямым следствием коллективизации и индустриализации – в их общей взаимосвязи. Изымаемый у крестьян хлеб государство продавало по демпинговым ценам в обмен на новые технологии, необходимые для индустриализации. Другой важнейшей причиной был массовый забой скота, устроенный крестьянами, не желавшими сдавать его в колхоз. В результате хозяйственный аграрный кризис чрезвычайно углубился.

Коллективизация была остановлена естественными причинами: разорением крестьянских хозяйств, тяжелейшими последствиями голода, а также переменами во внутренней политике: в декабре 1934 года был убит Киров, и началась эпоха «Большого террора».

Ш. Фицпатрик в своей книге «Повседневный сталинизм» отмечает, что конец 30-х годов стал временем некоторой экономической стабилизации – более того, наиболее спокойным и «удачным» годом для крестьян и части горожан оказался 1937-й – печально знаменитый многими другими событиями во внутренней жизни СССР.

К 1938 году было коллективизировано 93% крестьянских хозяйств и 99% посевной площади.

Коллективизация на территориях, присоединенных СССР в ходе Второй Мировой войны, сопровождалась государственным насилием и массовыми депортациями местного крестьянского населения в восточные районы страны.

Список литературы:

  • Фицпатрик Ш. Сталинские крестьяне. Социальная история Советской России в 30-е годы, М., 2001.
  • Геллер М. Машина и винтики. История формирования советского человека. М., 1994.
  • Трагедия Советской деревни. Документы и материалы в 5 томах. 1927-1939. М., 2004.
  • Вишневский А.Г. Серп и рубль. М., 1998.

Сергей Бондаренко

Дополнительные материалы:

  • Агитационные плакаты, посвящённые коллективизации
  • «Второе крепостное право» –материал рекомендуется для подготовки уроков по теме «Коллективизация сельского хозяйства в СССР». 9, 11 классы (газета «1 сентября»): 1 часть, 2 часть, 3 часть
  • Речь Сталина на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б)11 января 1933 г – о «состоянии партийной работы в деревне», хлебозаготовках 1932 года, колхозах («социалистических формах хозяйственной организации») и борьбе с кулачеством

urokiistorii.ru

Коллективизация

.

Введение.

Правдивый анализ уроков прошлого поможет решать сегодняшние проблемы, в том числе и подъёма сельской экономики. Сегодня, по­жалуй, главное - вернуть крестьянину утраченное в прежние годы по­ложение хозяина земли, пробудить чувство любви к ней, уверенность в завтрашнем дне. Различные формы подряда, аренда и меры социального развития деревни призваны обеспечить успех в решении этих задач.

Круг вопросов, связанных с историей коллективизации, весьма ши­рок. Здесь и развитие сельского хозяйства в условиях нэпа, и расслоение крестьянства, сохранение в его среде кулачества на одном полюсе, бедноты и батрачества - на другом, и развитие кооперации, и внутри­партийная борьба вокруг вопросов, связанных с путями и темпами со­циа­листических преобразований, и многое другое.

В том, что крестьянству в нашей стране суждено пойти по пути коо-перирования, в конце 20-х годов не сомневался, пожалуй, ни один эко­номист. Все они сходились в признании неизбежности и прогрессивности перехода сельского хозяйства на путь кооперативного производства. Но даже в среде аграрников-марксистов сталкивались весьма разноречивые суждения о том, какой быть кооперированной деревне и как из едино­лич­ника превратить крестьянина в "цивилизованного кооператора". Эти споры отражали противоречивость тех реальных экономических предпо­сылок кооперирования, которые сложились к концу 20-х годов в СССР.

Начало коллективизации и первые кризисы.

Состоявшийся в декабре 1927 г. XV съезд ВКП(б) провозгласил “курс на коллективизацию”. Применительно к деревне это означало осуществ­ление весьма многообразной системы мер, направленных на производст­венный подъем многомиллионной массы крестьянских хозяйств, увели­чение их товарной продукции и вовлечение в русло социалистического развития. Это вполне обеспечивалось на пути их кооперирования

Зимой 1927/28 г. разразился острый кризис хлебозаготовок. Под угрозой голода оказались города и армия, провалился экспортно-импортный план. Руководство страны прибегло к насильственным ("чрезвычайным", как тогда говорили) методам изъятия зерна. Хлебный дефицит был ликвидирован, но крестьяне стали сокращать невыгодное им теперь производство. Зимой 1928/29 г. кризис повторился, вновь последовали "чрезвычайные" меры. Анализ причин кризиса, путей выхода из него привел к формированию в партии двух основных точек зрения.

В представлении Бухарина кризис был вызван в основном субъективными причинами: не был создан резервный фонд промтоваров, рост денежных доходов деревни не был сбалансирован налогами, что обострило товарный голод, уменьшило предложение хлеба крестьянами на рынке; было установлено невыгодное для производителей зерна соотношение цен на хлеб и сырьевые культуры. На первый план Бухарин выдвинул нормализацию рынка, он выступал за сбалансированное развитие тяжелой и легкой промышленности, индустриального и аграрного секторов, предусматривал развертывание крупных коллективных хозяйств в зерновых районах, индустриализацию сельского хозяйства в других областях (создание небольших предприятий по переработке сельхозпродукции в деревне). Но основой аграрного сектора, по его мнению, еще долго должны были оставаться индивидуальные крестьянские хозяйства, в том числе и кулацкие, которые будут постепенно "врастать" в социализм.

Сталин считал кризис структурным: недостаточный темп развития индустрии порождает товарный голод, что не дает возможности получить у крестьян хлеб экономическим путем – через обмен на промтовары, в свою очередь, мелкокрестьянское хозяйство не способно обеспечить потребности растущей промышленности. Подчеркивался классовый аспект проблемы: эксплуататор-кулак саботирует хлебозаготовки. Сталин предлагал осуществить форсированное развитие тяжелой промышленности (за счет напряжения всей хозяйственной системы и перераспределения средств из других отраслей), а затем, создав собственные энергетическую и металлургическую базы, отечественное станкостроение, перевести на индустриальную основу все народное хозяйство. И.В. Сталин, ближайшие его сподвижники (В.М. Молотов, Л.М. Каганович и др.) считали основным и единственным средством борьбы с кулачеством насильственную экспроприацию, репрессии, а вовлечение крестьян в строительство социализма видели в прямом и непосредственном переходе к колхозам, минуя первичные формы кооперации.

Введение по предложению Сталина "чрезвычайных" мер во время хлебозаготовок 1928-1929 гг. в корне изменило прежнюю политику не только в отношении кулачества, но и крестьянства вообще. "Чрезвычайные" меры стали все более превращаться из средства изъятия налоговых платежей, зерна в средство ликвидации хозяйств (раскулачивание). В декабре 1929 г. политика раскулачивания была провозглашена Сталиным в речи на Всесоюзной конференции аграрников-марксистов. 30 января 1930 г. было принято постановление Политбюро ЦК ВКП(б) "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации".

Раскулачивание.

Итак, провозглашены насаждение колхозов и раскулачивание на базе сплошной коллективизации. Критерии отнесения хозяйства к кате­гории кулацкого были определены столь широко, что под них можно было под­вести и крупное хозяйство, и даже бедняцкое. Это позволяло должностным лицам использовать угрозу раскулачивания как основной рычаг создания колхозов, организуя давление деклассированных слоёв деревни на осталь­ную её часть. Раскулачивание должно было продемон­стрировать самым непо­датливым непреклонность властей и бесполез­ность всякого сопротивления. Со­противление кулачества, а также части середняков и бедноты коллекти­визации было сломлено жесточай­шими мерами насилия. Неизвестны пока данные, сколько че­ловек по­гибло с "раскулачиваемой" стороны как в процессе самого рас­кулачива­ния, так и в результате выселения в необжитые рай­оны.

Исторические источники приводят разные данные о числе раскула­ченных и выселенных хозяйств. Называются следующие данные: к концу 1930 г. раскулачено около 400 тыс. хозяйств (т.е. примерно поло­вина кулацких хозяйств), из них выселено в отдельные районы около 78 тыс., по другим данным - 115 тыс. Хотя Политбюро ЦК ВКП(б) ещё 30 марта 1930 г. вынесло постановление о прекращении массового выселе­ния кулаков из районов сплошной коллективизации и предписало про­водить его только в индивидуальном порядке, число выселенных хо­зяйств в 1931 г. возросло более чем вдвое - почти до 266 тыс.

Раскулачиваемые делились на три категории. К первой относился "контрреволюционный актив" - участники антисоветских и антиколхозныхвыступлений (они сами подлежали аресту и суду, а их семьи - выселе­ниюв отдалённые районы страны). Ко второй - "крупные кулаки и бывшие полупомещики, активно выступавшие против коллективизации" (их высе­ляливместе с семьями в отдалённые районы). И, наконец, к третьей - "остальная часть кулаков" ( она подлежала расселению специальными по­сёлками в пределах районов прежнего своего проживания). Составле­ниемсписков кулаков первой категории занимался исключительно местный отделГПУ. Списки кулаков второй и третьей категорий составлялись на мес­тахс учётом "рекомендаций" деревенских активистов и организаций дере­венской бедноты, что открывало широкую дорогу разного рода злоупотреб­лениям и сведению старых счётов. Кого отнести к кулакам? Кулак "второй"или "третьей" категории? Прежние критерии, над разработкой которых впредыдущие годы трудились партийные идеологи и экономисты, уже не годились. В течение предыдущего года произошло значительное обед­нениекулаков из-за постоянно растущих налогов. Отсутствие внешних про­явлений богатства побуждало комиссии обращаться к хранящимся в сельсо­ветахналоговым спискам, часто устаревшим и неточным, а также к информа­цииОГПУ и к доносам.

В итоге раскулачиванию подверглись десятки тысяч середняков. В некоторых районах от 80 до 90% крестьян-середняков были осуждены как"подкулачники". Их основная вина состояла в том, что они уклонялись отколлективизации. Сопротивление на Украине, Северном Кавказе и на Дону(туда даже были введены войска) было более активным, чем в неболь­шихдеревнях Центральной России.

Раскулачивание использовалось как средство ускорения сплошной коллективизации, хотя в официальных документах утверждалось, что ликвидация кулачества должна проводиться на основе сплошной коллективизации. В действительности раскулачивание проводилось либо одновременно с коллективизацией, либо предшествовало ей. Раскулачивание сплошь и рядом носило характер не экспроприации основных средств производства, а конфискации всего имущества вплоть до предметов быта, сопровождалось административным выселением крестьянских семей. Подавляющее большинство высланных (около 90 %) было расселено в необжитых или малообжитых районах Севера, Сибири, Урала и Казахстана.

Постановление Политбюро ЦК партии от 30 января 1930 г. устанавливало контрольные цифры по раскулачиванию – 3-5 % от общего числа крестьянских хозяйств, что примерно вдвое превышало наличие кулацких хозяйств даже по официальным данным (2,3 %). Это значит, что "раскулачиванию" подлежала часть середняцких хозяйств. Сотни тысяч людей подвергались репрессиям без суда и следствия не за конкретные преступления, а только потому, что они принадлежали к определенному социальному слою. Это было грубейшее беззаконие, попрание всех правовых норм.

Коллективизация.

5 января 1930 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) "О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строитель­ству". Как и предлагалось комиссией, зерновые районы были разграни­чены на две зоны по срокам завершения коллективизации. Но Сталин внёс свои по­правки, и сроки были резко сокращены. Северный Кавказ, Нижняя и Средняя Волга должны были в основном завершить коллекти­визацию "осенью 1930 г. или во всяком случае весной 1931 г.", а ос­тальные зерновые районы - "осенью 1931 г. или во всяком случае вес­ной 1932 г. (см. табл. №1). " Столь сжатые сроки и признание "социали­стического сорев­нования по организации колхозов" находились в полном противоре­чии с указанием о недопустимо­сти "какого бы то ни было "декретирова­ния" сверху колхозного движе­ния". Хотя постанов­ление характеризо­вало артель как наиболее распростра­ненную форму колхозов, но как всего лишь переходную к коммуне. Были исключены положения о сте­пени обобществления скота и инвентаря, о по­рядке об­разования неде­лимых фондов и т.д. В результате сталинской обра­ботки из проекта постановления было исключено положение о том, что ус­пешность кол­лективизации будет оцениваться ЦК не только по числу хозяйств, объединённых в кооперативы, "но прежде всего на основе того, на­сколько тот или иной район сумеет на основах коллективной ор­га­низа­ции средств производства и труда действительно расширить по­севные площади, повысить урожайность и поднять животноводство". Тем самым создавались благоприятные условия для гонки за "сто­ процентным охва­том" вместо превращения коллективизации в средство для повыше­ния эф­фективности сельскохозяйственного производства.

mirznanii.com

Коллективизация и голод в СССР

8 февраля 1933 г. политбюро ЦК ВКП(б) отреагировало на факт голода в Украинской ССР, приняв решение о выделении по 200 тысяч пудов зерна «на продовольственные нужды рабочих совхозов, МТС, МТМ, а также актива (партийного и беспартийного) нуждающихся колхозов» Днепропетровской и Одесской областей[i]. 18 февраля 1933 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли ещё одно постановление «об оказании продовольственной помощи нуждающимся колхозам, сельскому активу, а также для рабочих совхозов, МТС и МТМ» Днепропетровской, Одесской и Харьковской областей в размере 2 млн. 300 тыс. пудов зерна. Помощь выделялась «на время весенних полевых работ»[ii]. И в дальнейшем будет продолжена практика предоставления зерновых ссуд Украине с акцентом на сельских активистов (коммунистам, комсомольцам).

Зерновые ссуды (семенные, продовольственные, фуражные), выданные регионам Центром в первой половине 1932 г. и первой половине 1933 г. (в пуд.).

Регионы

Первая половина 1932 г.

Первая половина 1933 г.

Урал

19,1 млн.

1, 4 млн.

Казахстан

11,5 млн.

2,6 млн.

Украина

10,7 млн.

35,3 млн.

Западная Сибирь

10,7 млн.

168, 7 тыс.

Средняя Волга

9,8 млн.

156, 2 тыс.

Нижняя Волга

5,4 млн.

1,7 млн.

Башкирия

5,1 млн.

1,2 млн.

Татария

2 млн.

не выдавалось

Белоруссия

600 тыс.

9,4 тыс.

ЦЧО

493,7 тыс.

1,3 млн.

Западная область

250 тыс.

168,7 тыс.

Восточно-Сибирский край

187,5 тыс.

830 тыс.

Нижегородская область

150 тыс.

не выдавалось

Московская область

150 тыс.

не выдавалось

Ивановская область

8,4 тыс.

не выдавалось

СКК

не выдавалось

37,3 млн.

ДВК

не выдавалось

131,2 млн.

Средняя Азия

не выдавалось

112,5 тыс.

Итого:

75,9 млн.

82,5 млн.

Источники: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 878. Л. 13; Д. 880. Л. 7; Д. 881. Л. 10; Д. 886. Л. 13–14; Оп. 162. Д. 12. Л. 9, 30–31, 35–37, 83–84, 108–109, 115–117, 128–129, 171, 174–178, 180–181; Д. 871. Л. 47–49; Оп. 167. Д. 34. Л. 209; Д. 35. Л. 2; Ф. 558. Оп. 11. Д. 43. Л. 8; ГА РФ. Ф. А-2306. Оп. 70. Д. 5287. Л. 71–73; Ф. 5674. Оп. 3с. Д. 21. Л. 95; Оп. 9. Д. 22. Л. 15, 33; Трагедия советской деревни. Т. 3. Конец 1930–1933 гг. М., 2001. С. 288–289, 362–363, 367–368, 374–375.

 

Из приведенных цифр следует, что основные ссуды в первой половине 1933 г. получили два региона СССР – Украина и Северный Кавказ. Некоторые российские регионы, в отличие от прошлого года, вообще их не получили. Урал, Казахстан, Западная Сибирь и Поволжье получили их в несколько раз меньше, чем в 1932 г.

Такая ситуация объяснялась чисто прагматичными интересами власти. Для сталинского руководства главной целью ссуд было сохранение колхозного производства и трудоспособного сельского населения, обеспечивающего его функционирование. В начале 1933 г. в наиболее кризисном состоянии оказались Украина и Северный Кавказ. Они получили львиную долю ссуд, чтобы там не сорвалась посевная кампания, от которой в значительной степени зависел общесоюзный урожай. В 1932 г. их получили другие регионы, где из-за засухи 1931 г. и прошедших хлебозаготовок не осталось необходимых зерновых фондов. Это были пострадавшие от засухи Урал, Казахстан, Поволжье, Западная Сибирь.

Тем не менее, хорошо известно, что зерновые ссуды не спасли от страданий и голодной смерти миллионов украинских крестьян, также как и крестьян других регионов СССР, оказавшихся в зоне голода. Причины этого трагического феномена в комплексе факторов. Первый из них – несопоставимость размеров ссуд с количеством нуждающихся в помощи голодающих, обусловленный политикой власти по поддержке в первую очередь трудоспособной части сельского населения. Второй – бюрократическая неразбериха и волокита с определением масштабов голода и объёма необходимой помощи голодающим. И здесь большое значение имел чисто субъективный фактор – действия местных властей. Это заключение, на наш взгляд, очень подходит для понимания ситуации на Украине в пик голода 1933 г.

school.rusarchives.ru

Коллективизация сельского хозяйства в СССР

В конце 1920-х–1930-е гг.

 

Коллективизация – добровольное объединение мелких и сред­них единоличных кресть­янских хозяйств в крупные, коллективные путём кооперации.

Предпосылки коллективизации. Коллективизация рассматри­валась большевиками как способ социалистического переуст­ройства деревни. Первые коллективные хозяйства (колхозы) возникли ещё в 1917–1918 гг. Они были трёх видов:

-ТОЗы (товарищества по совместной обработке земли). Средства производ­ства оставались в личной собственности членов то­варищества, происходило лишь объединение земельных на­делов в еди­ный массив, который обрабаты­вался совместно;

-артели, где обобществлялась пахотная земля, тягловая сила, сель­скохо­зяйственный инвентарь; при этом в личной собствен­ности остава­лись жилище, приусадебный участок, скот, домашняя птица;

-коммуны с максимальной степенью обобществления, вклю­чав­шего не только землю, тягловую силу и инвентарь, но и усадьбу, всю жив­ность. Распределение произведённой продукции осуществлялось урав­нительно – по числу «едоков».

В 1927 г. разразился кризис хлебозаготовок, так как государственные за­ку­почные цены на зерно были низкими, и крестьянство решило сбе­речь хлеб до повышения цен весной. В начале 1928 г. Сталин совершил поездку по Сибири, чтобы уговорить крестьян сдать хлеб государству по низким ценам. Крестьяне не согласились. Сталин расценил это явле­ние как «саботаж кулаков».

Цели коллективизации:

1. Осуществить маркси­стскую идею о преобразовании мелких единоличных крестьянских хозяйств в круп­ные коллективные хозяйства.

2. Создать централизованное управление сельским хозяйством с целью изъятия государством хлеба у крестьян.

3. Увеличить производства зерна.

4. Обеспечить индустриализацию средствами и дешёвой рабочей силой за счёт аграрного сектора.

5. Ликвидировать кулачество как класс.

Начало коллективизации. XV съезд партии в 1927 г. взял курс на коллек­тивизацию (71% де­путатов съезда были рабочие). Против коллективизации выступили Н. И. Бухарин, А. И. Рыков, М. П. Томский, Н. А. Угланов. В 1929–1930 гг. они были сняты с руководящих постов. Были репрес­сированы экономисты-аграрники А. Чаянов и Н. Кондратьев, выступавшие за разнооб­разие форм кооперации, за соединение ин­дивидуальной и кол­лективной организации сельхозпроизводства. Н. К. Крупская также выступила против форсированных командно-административных методов коллективизации.

В 1928 г. закон «Об общих началах зем­лепользова­ния и землеустройства» предоставил колхозам льготы при полу­чении земли и по налогообложению, ограничил аренду земли кула­ками. В условиях дефицита техники (в 1929 г. было менее одного трак­тора на колхоз, ими обрабатывалось менее 1% пашни) в помощь колхозам были созданы государственные машинно-трак­торные стан­ции (МТС). В 1929 г. был образован Наркомат земледелия СССР, нарком – Я. А. Яковлев (1896–1938).

Массовая коллективизация. К осени 1929 г. в колхозы вступило лишь 7–8 % крестьян-бедняков. Этот худосочный «социалисти­ческий сектор» не мог решить проблему хлебозаготовок. Однако Сталин в ста­тье «Год великого перелома» (ноябрь 1929г.) заявил, что партии удалось добиться перелома в настрое­ниях народа, в кол­хозы добровольно пошли «крестьяне не отдельными груп­пами, а це­лыми сёлами, волостями, районами…», началась массо­вая, или «сплошная» коллективиза­ция. Сталин, будучи мистификатором, лишь выдавал желаемое за действительное. Однако его вывод лёг в основу постановления ЦК ВКП(б) «О темпе коллективиза­ции и мерах помощи государства колхозному строительству» от 5 ян­варя 1930 г. Сталинская статья стала сигналом к началу с января 1930 г. массовой коллективизации («коренно­го перелома»). Страна была разделена на районы с различными сроками завер­шения коллективизации (весна 1931 г., весна 1932 г. и 1933 г.). В 1930 г. на село было направлено в качестве председателей колхозов 25 тыс. коммунистов, комсомольцев и рабочих-«двадцатипятиты­сячников». С 1930 г. запрещены аренда земли и наём­ный труд.

Ликвидация кулачества. В декабре 1929 г. Сталин заявил: «От по­литики ограничения… кулачества мы перешли к политике ликвидации кула­чества как класса». 30 января 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постанов­ление «О меро­приятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплош­ной коллекти­визации».

Кулаки были разделены на 3 категории: 1) «контрреволю­ционеры»; 2) крупные кула­ки; 3) прочие кулаки. Первая – контррево­люционная – подлежала немедленному уничтожению; вторая – переселению в северные районы, третья – расселению в пределах района кол­лективизации на отводимых им за пределами колхозов землях. Имущество раскулачен­ных конфисковывалось и поступало в распо­ряже­ние колхозов. Раскулачивание проводили не судебные органы, а исполни­тельная власть и милиция с привлечением мест­ной бедноты, коммунистов и ра­бочих-«двадца­типятитысячников». Чётких критериев, кого считать ку­лаком, не существо­вало. В одних случаях раскулачи­вали зажиточных крестьян, в чьих хозяйствах трудились батраки, в других основанием для раскулачивания становилось наличие двух лошадей, дома под же­лезной крышей и т.п. Нередко кампания по «ликвида­ции кулачества» превращалась в сведение личных счетов, в расхищение имуще­ства. Количество кулац­ких хозяйств не превы­шало 3–6%, однако раскулачиванию подверглось 12–15% дворов (а местами – до 20%).

Таким образом, главный удар раскулачивания пришёлся по середнякам и по наиболее хозяйствен­ным зажиточным крестьянам. Крестьяне-бедняки, не одобрявшие раскулачивание, именовались «подкулачниками», к ним также применялись репрессивные меры. Крестьяне были поставлены перед выбором – или заявление в колхоз, или раскулачивание. Они вынужденно записывались в колхозы.

Выселенные на Север раскулаченные назывались спецпересе­лен­цами, или трудпоселенцами. За 1932–1935 гг. 300 тыс. спецпереселенцев (каждый шестой) умерли от истощения и непосильного труда. По Кон­ституции 1936 г. спецпереселенцы формально получи­ли граждан­ские права. Однако на практике их положение не из­менилось: покидать места поселения им не разрешали вплоть до смерти И. В. Сталина.

Первые последствия коллективизации: Раскулачивание вызвало восстания кре­стьян (2 тыс. в 1930 г., более 700 тыс. участников), поджоги колхозного имущества (30 тыс. в 1930 г.), убийства «двадцатипятитысячников». Началось бегство крестьян в города, массовый убой скота. Кре­стьяне резали скот, чтобы не попасть в число кулаков.

Борьба с «перегибами». Крестьянские восстания побудили боль­шеви­стских лидеров несколько сбавить темпы коллекти­визации. В марте 1930 г. Сталин опубликовал статью «Головокру­жение от успехов», где осудил «перегибы» местного руководства и переложил на плечи деревенских активистов ответственность за нару­шение «принципа доб­ро­вольности» вхождения в колхозы. Часть на­сильственно соз­данных колхозов была распущена. Но, выждав паузу, власти осенью 1930 г. продолжили «колхозное строительство». В марте 1930 г. был утверждён Примерный устав сельскохозяйственной артели.

Голод 1932–1933 гг.1930 г. был урожайным, но в 1931 г. урожай оказался ниже среднего, а планы по хлебозаго­товкам выросли. Хлеб изымали, не оставляя кре­стьянам даже мини­мума для посева. То же повтори­лось в 1932 г. Крестьяне начали прятать зерно, хлебоза­готовки были сорваны. В районах, не выполнивших план хлебозаготовок, государство отбирало всё продовольствие, обрекая крестьян на голодную смерть. Голод охватил наиболее плодо­родные районы – Нижнее и Среднее Повол­жье, Украину. Причём, если деревни вымирали, то в городах голод не ощущался. Погибло около 7 млн. человек, из них на Украине – от 3,5 до 5 млн. В разгар голода правительство экспортировало 18 млн. центнеров зерна ради получения валюты для индустриализа­ции. В 1933 г. состоялся судебный процесс против работников Наркомзема СССР как виновных в возникно­вении голода. Современное руководство Украины (президент В. Ющенко) голод 1932–1933 гг. называет «голодомором» и считает актом геноцида украинского народа.

«Закон о трёх колосках». В разгар голода по инициативе И. В. Сталина 7 августа 1932 г. был при­нят закон «Об охра­не имущества государственных предприятий, совхо­зов и коопе­рации и укреплении общественной (социалистической) собст­венно­сти», известный в народе как «закон о трёх колосках» (или «указ о пяти колосках»). Любое, даже мелкое хищение государственного или колхоз­ного имущества каралось расстрелом или 10 годами заключения. Жертвами указа в основном стали женщины и подрост­ки. Они, спасаясь от голодной смерти, срезали ножницами колосья на колхозных полях, либо собирали колоски, оставшиеся на поле после уборки урожая. За 1932–1939 гг. по этому закону было осуждено 183 тыс. человек.

Паспортный режим. В 1932–1933 гг. введён паспортный режим, но паспорта выда­вались лишь горожанам. Крестьяне были лишены права свобод­ного пе­реме­щения по стране и прикреплялись к колхозам. Под вывеской социализма было фактически возрождено государствен­ное крепостничество. Крестьяне горько шутили, расшифровывая аббре­виатуру «ВКП(б)» как «второе крепостное право большевиков».

Политические отделы при МТС. В 1933–1934 гг. действовали политические отделы при МТС, во главе с сотрудниками органа государственной безо­пас­ности – ОГПУ (Объединённого государственного политического управ­ления). Политотделы за­вершили чистку деревни от «классово чуж­дых элементов». Они репрессировали тысячи председателей колхо­зов и аг­рономов, показав­шихся им неблагонадёжными.

Политика «колхозного неонэпа». В 1934–1936 гг. в стране был осо­бый период, получивший название «колхозный неонэп». Голод 1933 г. заставил власти смягчить жёсткую политику по отношению к кресть­янству. На короткое время возродились элементы рыночных отноше­ний. Крестьянам разрешалось иметь приусадебные участки, огороды и торго­вать пло­дами своего труда, разводить мелкий скот – свиней, коз, овец. Но к 1936 г. власти вновь «закрутили гайки» и монополи­зировали всё сельскохозяй­ствен­ное произ­водство.

Примерный устав колхозов 1935 г. В феврале 1935 г. в Москве состоялся II-й Всесоюзный съезд колхозников-ударников, утвердивший Примерный устав колхозов. Его основные положения:

1. Земля – государственная собственность, но передаётся колхозам в вечное пользование, колхознику даётся приусадебный участок и право держать скот в подсобном хозяйстве.

2. Во главе колхоза – председатель (формально – избираемый, реально – назначаемый районными властями).

3. Система оплаты труда колхозников – трудодни (норма учёта индивиду­ального труда в день). Оплата трудодней происходит в конце сельскохозяйственного года из оставшейся у колхоза прибыли.

4. Подчинение колхоза районным органам ВКП(б) и МТС, стро­гая регламентация деятельности, сдача «излишков» продукции госу­дарству по фиксированным ценам (очень низким, близким к себестоимости).

Итоги коллективизации.Коллективизация за­вершилась к концу 1930-х гг., когда в колхозы было включено 93% крестьянских хозяйств. Государство создало систему перекачки ресурсов из аграрного сектора в индустриальный сектор экономики. Аграрный сектор превратился в составную часть дирек­тивной сталинской эко­номики.

Плюсы коллективизации:

-уровень механизации сельского хозяй­ства достиг 67%, увели­чилось число тракторов и комбайнов;

-система централизованного распределения продуктов помогла избежать массового голода в годы Великой Отечественной войны.

Минусы коллективизации:

-разгром традиционного хозяйственного уклада в деревне;

-отчуждение крестьян от собственности и результа­тов труда;

-деградация и ликвидация крестьянства как класса собствен­ников;

-сокращение крестьянских дворов с 25 млн. в 1928 г. до 18,5 млн. в 1940 г. При этом государственные заго­товки зерна выросли в 2 раза;

-дезорганизация и падение сельскохозяйственного производства: за 1929–1932 гг. поголовье крупного рога­того скота и лошадей сократилось на 1/3, свиней и овец – в 2 раза. Валовое производство зерна сократилось на 10 %, урожайность упала с 7 до 5,7 центнера с гектара.

 

 

52. Общественно-политическая жизнь СССР в 1930-е годы. Политические процессы и массовые репрессии

 

Предпосылки формирования тоталитарного режима в СССР:

-Советский Союз оказался «изгоем» во враждебном окружении буржуазных стран («СССР – осаждённая крепость»). Это требовало максимальной концентрации усилий на случай возмож­ной войны;

-вековая тяга к сильной власти, «твёрдой руке» у русского народа;

-отсутствие демократических тради­ций в России.

Формирование культа личности И. В.Сталина.На рубеже 1920–1930-х гг. Сталин, убрав из руководства страны конкурентов – «ленинскую гвардию» (Троцкого, Каменева, Зиновьева, Бухарина и др.), превратился в едино­личного вождя. С начала 1930-х гг. стал складываться культ лично­сти Сталина. Он выражался в неумеренном восхвалении его мудрости, обязательных ссылках на слова вождя в книгах и статьях по любым об­ластям знания. Культ был порождён особенностями тоталитарной системы, внутрипартийной борьбой за власть, массовыми репрессиями, влиянием личных качеств И. В. Сталина. Культ личности Сталина не мог существовать без поддержки низ­овых слоёв населения. В обществе с низким уровнем культуры, среди полуграмотных людей легко можно создать почву для абсолютной веры в непогрешимого вождя. Создав вначале культ личности Ленина, Сталин укрепил вождистские настроения в обществе, а затем создал свой культ личности – «верного продолжателя дела Ленина».

Цель сталинских репрессий. Репрессии – карательные меры, наказания, применяемые государством к гражданам. Для обеспечения стабильности своего культа Сталину было необходимо поддерживать в обществе атмо­сферу страха. С этой целью организовывались судебные про­цессы над ин­теллигенцией, мифическими «вредителями», «шпионами» и «врагами народа». Устроители судебных спектак­лей преследовали и более мас­штабную цель: сгустить в стране атмосферу недоверия и подозри­тельно­сти. Сталин в 1928 г. на пленуме ЦК ВКП(б) заявил, что «по мере нашего продвижения вперёд сопро­тивление капиталистических элементов будет возрастать, классо­вая борьба будет обостряться». Максим Горький в 1930 г. дополнил этот тезис фразой: «Если враг не сдаётся – его уничтожают».

Посредством репрессий устранялась лучшая, свободо­мысля­щая часть нации, способная критически оценивать происходящие в об­ществе процессы и потому представлявшая препятствие на пути утвер­ждения личной власти Сталина.

Борьба с оппозиционными партиями. XII конференция РКП(б) в 1922 г. признала все антибольшевистские партии «антисоветскими», т.е. антигосударственными. Практи­ковалась дискредитация оппозиции путём навешивания ярлыков ру­ководителей «под­польных антипар­тий­ных групп» и «контрреволю­ционных органи­заций». В 1922 г. состоялся открытый судебный процесс над эсерами. Государственный обвинитель Н. В. Крыленко потребовал расстрелять 12 из 47 подсудимых. Однако Президиум ЦИК СССР заменил расстрел лишением свобо­ды на 5 лет. Часть меньшевиков была выслана за границу.

Судебные процессы над «вредителями».В 1928 г. в Москве состоялся показательный процесс над 50 инженерами – «старыми специали­стами» и 3 немецкими консультантами с шахт Донбасса («Шахтинское дело»). Их обвинили во вредительстве на угольных пред­приятиях. На процессе под председа­тельством А. Я. Вышинского было вынесено 5 смертных приговоров. После процесса было арестовано ещё около 2 тыс. технических специалистов, обвинённых во вредительстве.

В 1930 г. было объяв­лено о ликвидации «вредительских организаций»: «Промышленной партии» во главе с инженером Л.К. Рамзиным, «Союз­ного бюро ЦК меньше­виков» (глава Н.Н. Суханов) и «Трудовой крестьянской пар­тии» (во главе – Н.Д. Кондратьев и А.В. Чаянов). На судебных процессах подсудимые публично ­каялись в своей вредительской деятель­ности по «раз­валу советской эко­номики» и «подготовке к свержению Советской власти» при помощи зарубежных сил. Эти процессы были судебной фальсификацией, ни­каких «вредительских органи­заций» в действительности не сущест­вовало, а признания до­бывались под морально-психологи­ческим и физическим давлением.

«Чистки». Выдвиженцы.В 1928–1932 гг. были проведены «чистки» «спецов» – интеллигенции и служащих. Чистку прошли 1,2 млн. человек. Из них 138 тыс. были уволены, 23 ты­с. – лишены гражданских прав («лишенцы»), несколько тысяч – аре­стованы. На освободившиеся посты было выдвинуто 140 тыс. рабо­чих-коммуни­стов. Вскоре, убедившись в неравноценности такой замены, власти дали отбой «охоте на вре­дителей». В 1931 г. Сталин даже призвал перейти от «политики разгрома» старой интелли­генции «к поли­тике... заботы о ней». Была повышена зар­плата «спе­цов», отменены дискриминационные меры по отношению к ним, в том числе ограничение на доступ молодёжи из семей интелли­генции к высшему образованию.

В 1929–1936 гг. из ря­дов ВКП(б) было исключено («вычищено») до 40% коммунистов, вызывавших сомнения в «надёжности».

Сопротивление репрессиям.В начале 1930-х го­дов возникает ряд антисталинских группиро­вок, возглавляе­мых председателем Совнар­кома РСФСР С.И. Сырцовым, секретарём Закавказского крайкома ВКП(б) В.В. Ломинадзе (1930 г.), работником Московской парт­организации М.Н. Рютиным (1932 г.), наркомами В.Н. Толмачёвым и А.П. Смирновым (1933 г.). Они решились прямо поста­вить перед ЦК ВКП(б) вопрос о снятии Сталина с поста генсека. Однако это запоздалое намерение не удалось осуществить. В 1932 г. М.Н. Рютин подготовил манифест «Ко всем членам ВКП(б)», где, в ча­стности, писал: «С помощью обмана и клеветы, с помощью неве­роят­ных насилий и террора Сталин за последние пять лет отсёк и устра­нил от руководства все самые лучшие, подлинно большевистские кадры, установил в ВКП(б) и всей стране свою личную диктатуру, порвал с ленинизмом... С руководством Сталина должно быть по­кон­чено как можно скорее».

Рютин­ский манифест нашел отклик среди части делега­тов XVII съезда ВКП(б) (ян­варь 1934 г.). Около 300 деле­гатов проголосовали против вхождения И.В. Стали­на в новый состав ЦК. Впоследствии этот съезд назовут «съездом рас­стрелянных», так как большинство его делега­тов (1108 из 1961) будет уничтожено в ходе репрессий.

Начало массовых репрессий.1 декабря 1934 г. в Ленинграде ком­му­нистом Л. Николаевым был убит С. М. Киров. Тайна этого пре­ступления не разгадана до сих пор. Но оно было умело использовано Сталиным для устранения мешавших ему людей. Уже в день убийства Кирова было принято поста­новление Президиума ЦИК СССР, по которому следственным властям предписы­валось вести дела обвиняемых в подготовке «тер­рористиче­ских актов» ускоренным порядком (через военные трибу­налы) и приго­воры приво­дить в исполнение немедленно.

В убийстве Кирова был обвинён т. н. «Ленинградский центр». Перед судом пред­стали, в том числе, Зиновьев и Каменев. В 1935 г. состоялся процесс над Ленинградскими сотрудниками НКВД.

После убийства Кирова позиции Сталина значительно укрепились. На многие руководящие посты были по­ставлены его сторонники (А. Микоян, А. Жданов, Н. Хрущёв, Г. Маленков). В 1935 г. из библиотек были изъяты произведения Троцкого, Зиновьева, Каменева; ликвидированы Общество старых большевиков и Общество бывших политкаторжан. В 1934 г. в ходе обмена партийных билетов большевики проверялись на предмет со­чувствия Троцкому, Зиновьеву и Каменеву.

Судебные процессы 1936–1938 гг. Аресты «врагов народа» достигли апогея в 1937 г. Началась по­становка новых судебных спектаклей.

В 1935 г. состоялся процесс по делу т. н. «Московского центра» (Л. Б. Каменев, Г. Е. Зиновьев, Г. Е. Евдокимов, Г. Ф. Фёдоров и др.).

В 1936 г. состоялся первый Московский процесс т. н. «Троцкистско-зиновьевского центра» (Г. Е. Зиновьев, Л. Б. Камене­в и др.). Государственный обвинитель прокурор А. Я. Вышинский произнёс знаменитую фразу: «Расстрелять взбесившихся псов!». 16 подсудимых обвинили в связях с Троцким, в причастности к убийству Кирова. Им был вынесен смертный приговор.

В 1937 г.на втором Московском процессе так называемого «Параллельного троцкистского центра» из 17 обвиняемых 13 были приговорены к смертной казни (Г. Л. Пятаков, Л. П. Серебряков, Г. Я. Сокольников, К. Б. Радек и др.). Их обвинили в попытке свергнуть Советское правительство, в организации покушения на его лидеров, шпионаже в пользу Германии и Японии.

В 1937 г. по делу об «антисовет­ской троцкистской военной организации в Красной Армии» были обвинены в подготовке заговора, шпионаже в пользу Германии и расстреляны 8 крупнейших военачальников: М. Н. Тухачевский – зам. наркома обороны СССР, Маршал Советского Союза; А. И. Корк – начальник Академии имени М. В. Фрунзе, командарм II ранга; И. Э. Якир – командующий войсками Киев­ского военного округа, командарм I ран­га; И. П. Уборевич – командующий войсками Белорусского военного округа, командарм I ранга, а также комкоры В. К. Пýтна, Р. П. Эйдеман, В. М. Примаков и Б. М. Фельдман. Для сравнения: в годы Великой Отечественной войны Красная армия потеряла 180 человек высшего комсостава от командира дивизии и выше, а в 1937–1938 гг. было арестовано более 500 командиров в звании от комбрига до маршала, из них 29 умерли под стражей, а 412 расстреляны. Всего было репрессировано 40 тыс. из 80 тыс. офице­ров – половина командного со­става Красной Армии.

В 1938 г. на третьем Московском процессе т.н.«Правотроцкистского антисоветского блока» к суду был привлечён 21 человек (Н. И. Бухарин, А. И. Рыков, А. П. Розенгольц, В. Ф. Шафарович, Х.Г. Раковский, Г. Г. Ягóда и др.). Подсудимых обвинили в убийстве Кирова, отравлении Куйбышева и Горького, заговоре против Ста­лина, шпионаже в пользу Германии и Японии и т.д. Большинство осуждённых, в том числе Бухарин и Рыков, были расстреляны.

Было истреблено руководство компартий союзных республик. Загадочной смертью умерли Г. Орджоникидзе, В. Куйбышев, М. Горький, Н. Крупская, Н. Аллилуева (супруга Сталина).

От репрессий стра­дали и сами репрессивные органы. Были уничтожены руководители органов безопасно­сти, исполнители массовых репрессий – Г. Ягóда (расстрелян в 1936 г.) и Н. Ежов (расстрелян в 1940 г.). Ежова в 1938 г. сменил Л. Берия (расстрелян в 1953 г.).

По обвинениям в политических преступлениях было арестовано только в 1937–1938 гг. около 2 млн. человек, из них 800 тыс. было казнено. Огромный урон понесли интеллигенция, ду­ховенство (с 1930 г. было закрыто 90 % церквей). Всего в 1930-е гг. было арестовано 7–10 млн. человек, около 90% осуждены к различным срокам заключения. Через ГУЛАГ (Главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключения) с конца 1920-х гг. до 1953 г. в общей сложности прошло, по раз­ным данным, от 17 до 40 млн. человек. Около 3,5 млн. человек нахо­дилось в заключении одновременно.

Конституция СССР 1936 г. получила наименование «Сталинская», или «Конституция по­бедив­шего социализма». Конституция отличалась декларативностью. В ней были зафиксированы тезисы, не имевшие реального отражения в жизни:

-«Союз Советских Социалистических Республик есть социалистическое государство ра­бочих и крестьян».

-Тезис о построе­нии, в основном, социализма.

-«Никто не может быть подвергнут аресту иначе как по постановлению суда или с санкции прокурора» (и это во времена террора!).

-Политической основой СССР провоз­глаша­лись Советы депутатов трудящихся, экономической – социали­стиче­ская собственность на средства производства.

-Выборы в сове­ты объявлялись прямыми, равными, тайными и всеобщими (в действительности – бе­зальтерна­тивными и формальными).

-Высшим законодательным органом объяв­лялся Верховный Совет СССР, состоявший из двух палат: Совета Союза и Совета Нацио­нальностей, а в период между его сессиями – Президиум Верховного Совета. Председателем Президиума Верхов­ного Совета являлся М. И. Калинин. В реальности вся власть находилась в руках Сталина и высших партийных органов.

-Конституция отменила соци­альный слой лишенцев,декларировала социальные права трудя­щимся, демократические права и свободы (в реальности этого также не существовало).

Национальные отношения по Конституции 1936 г. В качестве основных форм национально-государственного строительства Консти­туция закрепила федерацию и автономию. СССР состоял из 11 союз­ных республик. Киргизская и Казахская автономные республики были преобразованы в союзные республики, а республики За­кавказья – Азербайджанская, Армянская и Грузинская – непосредственно вошли в Советский Союз. ЗСФСР была упразднена.

Но федеративное устройство СССР было фикцией, в реальности су­ществовало цент­рализованное государство. Административно-команд­ная система в 1930-е годы проводила искусственное объединение и раз­деление этносов.Так, ингуши и чеченцы в 1934 г. были со­единены в одну Чечено-Ингушскую АССР, а осетины, напротив, были разделены на Северо-Осетинскую АССР (в составе РСФСР) и Юго-Осетинскую автономную область (в составе Грузии). Создавались искусственные национально-территориальные образования(Ев­рейская автономная область на Дальнем Востоке, где евреи раньше никогда не жили).

Реалиитоталитарного режима. В реальности «страна победив­шего соци­а­лизма» значительно отличалась от декларируемых Консти­туцией положений. В стране возникла гигантская, но неэффективная директивная экономика с «под­сис­темой страха» – ры­чагами внеэкономического принуждения. Экономика приобрела «лагерный» облик. Значительная часть населения страны переместилась за ко­лючую проволоку в ГУЛАГ. По прогнозам к 1936 г. население СССР должно было составлять 247 млн. человек. В действительности в 1939 г. насчитывалось 167-190 млн. жителей. Та­ким образом, в результате красного террора, эмиграции, гражданской войны и репрессий мы лишились почти 1/3 соотече­ственников, притом их лучших представителей. Средняя продолжительность жизни в 1926–1939 гг. сократилась на 15 лет.

Социально-классовую структуру общества составляли:

-рабо­чий класс – 34%, увеличился за 1929–1937 гг. с 9 до 24 млн.;

-класс колхозного крестьянства – 47%;

-«прослойка» служащих и ин­теллигенции – 16,5%;

-крестьяне-единоличники и некооперированные кустари – 2,5%.

Учёные выделяют ещё один класс – номенклатуру. (Номенклатура – перечень руководящих должностей, кандидатуры на которые утвер­жда­лись компартией, а также лица, занимавшие эти должности). Но­менкла­тура, в том числе её ядро – партократия, жила под страхом репрессий; её ряды периодически «пере­тряхивались». Это превращало представи­телей номенк­латуры в простых проводников воли Сталина. За фасадом декоративной официальной власти Советов скрывалась на­стоящая власть режима личной диктатуры Сталина.

Историки называют общест­вен­ный строй, созданный Сталиным, «государственным социализмом». Социализм – так как произошло обобществление произ­водства, ликвидация част­ной соб­ст­венности и «эксплуататорских» классов. Государственный – так как обобществле­ние было не реальным, а иллюзорным: функ­ции по распо­ряжению собст­венностью и политическая власть осущест­влялись не народом, а партийно-государст­венным аппаратом и лично вождём – И. В. Ста­ли­ным.

Признаки тоталитарного режима – системы мобилизационного типа в СССР.Тоталитарный режим – государственная власть, которая осуществляет полный (тотальный) контроль над всеми сторонами жизни общества. Тоталитарный режим называют также общественной системой мобилизационного типа.

Её политическую основу составляли:

1. Господство однопартийной политической системы в лице ВКП(б).

2. Единая официальная идеология (коммунизм).

3. Система тотального контроля.

4. Культ харизматического вождя (И. В. Сталина).

5. Мощный репрессивный аппарат, массовый террор против оппозиции, целых классов, народов.

6. Сращивание партийного и государственного аппаратов.

7. Создание системы огосударствленных массовых организаций, вовлечение всех слоёв населения в идеологические организации (пионерия, комсомол, партия), обязательное участия граждан в делах режима, невозможность оставаться в стороне.

8. Унификация всей политической и общественной жизни.

9. Государственный контроль над средствами массовой информации, государственная монополия на СМИ.

Её экономическую основу составляли:

1. Руководство экономикой через бюрократический аппарат.

2. Полное подчинение производителя государству.

3. Ликвидация свободы труда, внеэкономическое принуждение.

4. Присвоение государством средств производства и рабочей силы.

5. Государственное регулирование рабочего дня и заработной платы.

6. Запрет забастовок.

7. Экономическая автаркия.

8. Милитаризация экономики и труда.

9. Государственное регулирование имущественных отношений.

В сфере духовной жизни происходило:

1. Огосударствление партийной идеологии и символики.

2. Изъятие и уничтожение «вредной» литературы, не укладывающейся в идеологические рамки правящего режима.

3. Разветвлённый аппарат обработки общественного сознания.

4. Идеологизация системы образования, начиная от детских садов.

5. Унификация и стандартизация духовной жизни.

6. Создание творческих союзов интеллигенции, обслуживающих правящую партию.

 

 



infopedia.su

коллективизация - это... Что такое коллективизация?

КОЛЛЕКТИВИЗА́ЦИЯ -и; ж. Преобразование мелких, единоличных крестьянских хозяйств в крупные общественные социалистические хозяйства (колхозы) путём кооперирования. К. сельского хозяйства. Сплошная к.

сельского хозяйства, в СССР массовое создание коллективных хозяйств (колхозов), осуществлённое в конце 1920-х — начале 1930-х гг., сопровождавшееся ликвидацией единоличных хозяйств. Коллективизация проводилась форсированными темпами с широким использованием насильственных методов, репрессий по отношению к крестьянству. Привела к значительному разрушению производительных сил, сокращению сельскохозяйственного производства, массовому голоду 1932—33 в большинстве районов Украины, на Северном Кавказе, в Поволжье и других регионах. После окончания 2-й мировой войны коллективизация проводилась по советскому образцу в ряде стран Восточной Европы и Юго-Восточной Азии.

КОЛЛЕКТИВИЗА́ЦИЯ сельского хозяйства в СССР, массовое создание коллективных хозяйств (колхозов (см. КОЛХОЗ)), осуществленное в конце 1920-х — начале 1930-х гг., сопровождавшееся ликвидацией единоличных хозяйств. Коллективизация проводилась форсированными темпами с широким использованием насильственных методов, репрессий по отношению к крестьянству. Привела к значительному разрушению производительных сил, сокращению сельскохозяйственного производства, массовому голоду 1932—33 на Украине, Северном Кавказе, в Поволжье и др. регионах. После окончания Второй мировой войны коллективизация проводилась по советскому образцу в странах Восточной Европы и Юго-Восточной Азии. И. В. Сталин (см. СТАЛИН Иосиф Виссарионович) понимал, что крестьян будет трудно будет заставить отдавать хлеб для нужд индустриализации. (см. ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ В СССР) Поэтому было решено сделать крестьян работниками крупных хозяйств (колхозов), полностью подчиненных государству. Увеличение снабжения растущих городов хлебом стало главной проблемой коллективизации — неотъемлемой части индустриального скачка. Официальная пропаганда обосновывала необходимость коллективизации внедрением сельскохозяйственной техники. Но в 1929 было выпущено всего 3300 тракторов. Когда же их производство было налажено, техника осталась в руках государственных Машинно-тракторных станций (МТС) — еще одного средства контроля над крестьянами. Важнейшим результатом коллективизации стало непосредственное управление работой каждого крестьянина председателями колхозов, от которых уже было очень трудно скрыть «излишки». Формально председатели были выборными, но фактически назначались вышестоящими партийными организациями. Сталин торопился с получением зерна и определил ударные темпы коллективизации. План первой пятилетки предусматривал, что только 16—18% крестьянства должно было быть добровольно коллективизировано. Но 7 ноября 1929 Сталин выступил со статьей «Год великого перелома», в которой призвал резко ускорить ее темпы. Были приняты планы сплошной коллективизации в основных зерновых районах страны. Однако многие крестьяне не желали вступать в колхозы и отдавать им нажитое упорным трудом имущество. В ответ ВКП(б) применила раскулачивание (см. РАСКУЛАЧИВАНИЕ). В ответ крестьяне, не желавшие отдавать свое добро, забивали свой скот. Массовый убой скота привел к тому, что производство мяса на душу населения в относительно благополучном году 1940 составляло 15—20 кг. в год (в 1913 — 29 кг.). Ломка традиционного уклада жизни крестьян, резкое ухудшение их положения, насилие государственных и партийных организаций вызвали ответную реакцию. Возмущенные крестьяне собирались в толпы, иногда по несколько тысяч человек, вооружались вилами, топорами, кольями, обрезами и охотничьими ружьями. Крестьяне нападали на организаторов коллективизации, милицию и даже войска, вызванные для подавления этих выступлений. Только в 1930 произошло более 1300 волнений, в которых приняло участие более 2,5 миллионов человек. Выступления жестоко подавлялись. Потерпев поражение в прямом столкновении с властями и войсками, недовольные крестьяне перешли к саботажу, террористическим актам, поджогам и т.д. На село были направлены так называемые «двацатипятитысячники»– городские коммунисты, в большинстве своем рабочие, которые должны были оказать помощь местным активистам в проведении коллективизации. Первая волна составляла 25 тыс. человек (отсюда название). Десятки тысяч организаторов, имевших за плечами опыт Гражданской войны (см. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА в России), не были связаны с крестьянской средой, но имели большие полномочия по проведению коллективизации. Они решительно проводили раскулачивание, подавляли небольшие волнения. Но в им не удавалось переломить ситуацию — крестьяне продолжали резать скот, гноить зерно, поджигать колхозные постройки, убивать наиболее жестоких организаторов раскулачивания, подниматься на бунты. Чтобы избежать социального взрыва, руководство ВКП(б) решило временно отступить в борьбе с крестьянством. В марте 1930 Сталин выступил со статьей «Головокружение от успехов», в которой разоблачил «перегибы на местах», осудив насильственные методы коллективизации. Эта статья и последовавшее за ним постановление ЦК были использованы для укрепления авторитета верхов партии, разоблачивших «перегибы» на местах. Начался массовый выход крестьян из колхозов. Но наступление на крестьянство было возобновлено в конце 1930. Были резко увеличены налоги на единоличников — крестьян, продолжавших вести самостоятельное хозяйство. В 1933. колхозники составляли 65% крестьян, а к 1937 единоличников осталось только 7%. К концу 1930-х единоличник стал исключительным явлением на селе. В 1931—1932 гг., несмотря на снижение урожайности с 8 центнеров с га в 1928 до 7 в 1932 (валовой сбор зерна упал с 733 млн центнеров до 699 млн центнеров), было экспортировано 70 млн пудов хлеба. В 1932 заготовки были снижены в сравнении с 1931 на 13% и составили 1181,8 млн. пудов. В 1933 вновь резко повышены, резко выросли до 1444,5 млн пудов. Между тем в 1932 урожай был низким. Неурожай отчасти был вызван саботажем крестьянства, не желавшего работать на колхоз. Теперь у крестьян не было достаточного количества продовольствия, чтобы обеспечить растущие потребности государства. Тем не менее председатели кохозов в приказном порядке отдали весь имеющий хлеб. Не осталось семян ни для питания крестьян, ни для сева. Это вызвало голод в ряде регионов страны. Особенно тяжело пострадала Украина, Казахстан и южные области России. По разным оценкам погибло от 3 до 10 миллионов человек. Но об этой трагедии почти не было известно в городах — они снабжались лучше, а крестьянам запрещалось покидать голодающие районы. В целом коллективизация подорвала сельское хозяйство СССР. Уровень производства хлеба восстановился в 1940, а животноводства — только в 1950-е гг. Рост числа колхозов: 1927 – 14,8 тыс., 1928 – 33,3 тыс., 1929 (лето) – 57 тыс., 1930 – до 200 тыс., 1931 (июнь) – 211 тыс., 1932 – 211,7 тыс., 1934 – 233,3 тыс., 1935 – 245,4 тыс., 1937 – 243,7 тыс. Колхозы объединяли: 1927 – 0,8% хозяйств, 1928 – 1,7%, 1929 (лето) – 3,9%, 1930 (январь) – 21,6%, 1930 (март) – 56%, 1930 (июнь) – 23,6%, 1931 (июнь) – 52,7%, 1932 – 61,5%, 1933 – 65%, 1934 – 71,4%, 1935 – 83,2%, 1937 – 93%.

dic.academic.ru

Коллективизация сельского хозяйства в СССР в конце 1920-х–1930-е гг.

 

Коллективизация – добровольное объединение мелких и сред­них единоличных кресть­янских хозяйств в крупные, коллективные путём кооперации.

Предпосылки коллективизации. Коллективизация рассматри­валась большевиками как способ социалистического переуст­ройства деревни. Первые коллективные хозяйства (колхозы) возникли ещё в 1917–1918 гг. Они были трёх видов:

-ТОЗы (товарищества по совместной обработке земли). Средства производ­ства оставались в личной собственности членов то­варищества, происходило лишь объединение земельных на­делов в еди­ный массив, который обрабаты­вался совместно;

-артели, где обобществлялась пахотная земля, тягловая сила, сель­скохо­зяйственный инвентарь; при этом в личной собствен­ности остава­лись жилище, приусадебный участок, скот, домашняя птица;

-коммуны с максимальной степенью обобществления, вклю­чав­шего не только землю, тягловую силу и инвентарь, но и усадьбу, всю жив­ность. Распределение произведённой продукции осуществлялось урав­нительно – по числу «едоков».

В 1927 г. разразился кризис хлебозаготовок, так как государственные за­ку­почные цены на зерно были низкими, и крестьянство решило сбе­речь хлеб до повышения цен весной. В начале 1928 г. Сталин совершил поездку по Сибири, чтобы уговорить крестьян сдать хлеб государству по низким ценам. Крестьяне не согласились. Сталин расценил это явле­ние как «саботаж кулаков».

Цели коллективизации:

1. Осуществить маркси­стскую идею о преобразовании мелких единоличных крестьянских хозяйств в круп­ные коллективные хозяйства.

2. Создать централизованное управление сельским хозяйством с целью изъятия государством хлеба у крестьян.

3. Увеличить производства зерна.

4. Обеспечить индустриализацию средствами и дешёвой рабочей силой за счёт аграрного сектора.

5. Ликвидировать кулачество как класс.

Начало коллективизации. XV съезд партии в 1927 г. взял курс на коллек­тивизацию (71% де­путатов съезда были рабочие). Против коллективизации выступили Н. И. Бухарин, А. И. Рыков, М. П. Томский, Н. А. Угланов. В 1929–1930 гг. они были сняты с руководящих постов. Были репрес­сированы экономисты-аграрники А. Чаянов и Н. Кондратьев, выступавшие за разнооб­разие форм кооперации, за соединение ин­дивидуальной и кол­лективной организации сельхозпроизводства. Н. К. Крупская также выступила против форсированных командно-административных методов коллективизации.

В 1928 г. закон «Об общих началах зем­лепользова­ния и землеустройства» предоставил колхозам льготы при полу­чении земли и по налогообложению, ограничил аренду земли кула­ками. В условиях дефицита техники (в 1929 г. было менее одного трак­тора на колхоз, ими обрабатывалось менее 1% пашни) в помощь колхозам были созданы государственные машинно-трак­торные стан­ции (МТС). В 1929 г. был образован Наркомат земледелия СССР, нарком – Я. А. Яковлев (1896–1938).

Массовая коллективизация. К осени 1929 г. в колхозы вступило лишь 7–8 % крестьян-бедняков. Этот худосочный «социалисти­ческий сектор» не мог решить проблему хлебозаготовок. Однако Сталин в ста­тье «Год великого перелома» (ноябрь 1929г.) заявил, что партии удалось добиться перелома в настрое­ниях народа, в кол­хозы добровольно пошли «крестьяне не отдельными груп­пами, а це­лыми сёлами, волостями, районами…», началась массо­вая, или «сплошная» коллективиза­ция. Сталин, будучи мистификатором, лишь выдавал желаемое за действительное. Однако его вывод лёг в основу постановления ЦК ВКП(б) «О темпе коллективиза­ции и мерах помощи государства колхозному строительству» от 5 ян­варя 1930 г. Сталинская статья стала сигналом к началу с января 1930 г. массовой коллективизации («коренно­го перелома»). Страна была разделена на районы с различными сроками завер­шения коллективизации (весна 1931 г., весна 1932 г. и 1933 г.). В 1930 г. на село было направлено в качестве председателей колхозов 25 тыс. коммунистов, комсомольцев и рабочих-«двадцатипятиты­сячников». С 1930 г. запрещены аренда земли и наём­ный труд.

Ликвидация кулачества. В декабре 1929 г. Сталин заявил: «От по­литики ограничения… кулачества мы перешли к политике ликвидации кула­чества как класса». 30 января 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постанов­ление «О меро­приятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплош­ной коллекти­визации».

Кулаки были разделены на 3 категории: 1) «контрреволю­ционеры»; 2) крупные кула­ки; 3) прочие кулаки. Первая – контррево­люционная – подлежала немедленному уничтожению; вторая – переселению в северные районы, третья – расселению в пределах района кол­лективизации на отводимых им за пределами колхозов землях. Имущество раскулачен­ных конфисковывалось и поступало в распо­ряже­ние колхозов. Раскулачивание проводили не судебные органы, а исполни­тельная власть и милиция с привлечением мест­ной бедноты, коммунистов и ра­бочих-«двадца­типятитысячников». Чётких критериев, кого считать ку­лаком, не существо­вало. В одних случаях раскулачи­вали зажиточных крестьян, в чьих хозяйствах трудились батраки, в других основанием для раскулачивания становилось наличие двух лошадей, дома под же­лезной крышей и т.п. Нередко кампания по «ликвида­ции кулачества» превращалась в сведение личных счетов, в расхищение имуще­ства. Количество кулац­ких хозяйств не превы­шало 3–6%, однако раскулачиванию подверглось 12–15% дворов (а местами – до 20%).

Таким образом, главный удар раскулачивания пришёлся по середнякам и по наиболее хозяйствен­ным зажиточным крестьянам. Крестьяне-бедняки, не одобрявшие раскулачивание, именовались «подкулачниками», к ним также применялись репрессивные меры. Крестьяне были поставлены перед выбором – или заявление в колхоз, или раскулачивание. Они вынужденно записывались в колхозы.

Выселенные на Север раскулаченные назывались спецпересе­лен­цами, или трудпоселенцами. За 1932–1935 гг. 300 тыс. спецпереселенцев (каждый шестой) умерли от истощения и непосильного труда. По Кон­ституции 1936 г. спецпереселенцы формально получи­ли граждан­ские права. Однако на практике их положение не из­менилось: покидать места поселения им не разрешали вплоть до смерти И. В. Сталина.

Первые последствия коллективизации: Раскулачивание вызвало восстания кре­стьян (2 тыс. в 1930 г., более 700 тыс. участников), поджоги колхозного имущества (30 тыс. в 1930 г.), убийства «двадцатипятитысячников». Началось бегство крестьян в города, массовый убой скота. Кре­стьяне резали скот, чтобы не попасть в число кулаков.

Борьба с «перегибами». Крестьянские восстания побудили боль­шеви­стских лидеров несколько сбавить темпы коллекти­визации. В марте 1930 г. Сталин опубликовал статью «Головокру­жение от успехов», где осудил «перегибы» местного руководства и переложил на плечи деревенских активистов ответственность за нару­шение «принципа доб­ро­вольности» вхождения в колхозы. Часть на­сильственно соз­данных колхозов была распущена. Но, выждав паузу, власти осенью 1930 г. продолжили «колхозное строительство». В марте 1930 г. был утверждён Примерный устав сельскохозяйственной артели.

Голод 1932–1933 гг.1930 г. был урожайным, но в 1931 г. урожай оказался ниже среднего, а планы по хлебозаго­товкам выросли. Хлеб изымали, не оставляя кре­стьянам даже мини­мума для посева. То же повтори­лось в 1932 г. Крестьяне начали прятать зерно, хлебоза­готовки были сорваны. В районах, не выполнивших план хлебозаготовок, государство отбирало всё продовольствие, обрекая крестьян на голодную смерть. Голод охватил наиболее плодо­родные районы – Нижнее и Среднее Повол­жье, Украину. Причём, если деревни вымирали, то в городах голод не ощущался. Погибло около 7 млн. человек, из них на Украине – от 3,5 до 5 млн. В разгар голода правительство экспортировало 18 млн. центнеров зерна ради получения валюты для индустриализа­ции. В 1933 г. состоялся судебный процесс против работников Наркомзема СССР как виновных в возникно­вении голода. Современное руководство Украины (президент В. Ющенко) голод 1932–1933 гг. называет «голодомором» и считает актом геноцида украинского народа.

«Закон о трёх колосках». В разгар голода по инициативе И. В. Сталина 7 августа 1932 г. был при­нят закон «Об охра­не имущества государственных предприятий, совхо­зов и коопе­рации и укреплении общественной (социалистической) собст­венно­сти», известный в народе как «закон о трёх колосках» (или «указ о пяти колосках»). Любое, даже мелкое хищение государственного или колхоз­ного имущества каралось расстрелом или 10 годами заключения. Жертвами указа в основном стали женщины и подрост­ки. Они, спасаясь от голодной смерти, срезали ножницами колосья на колхозных полях, либо собирали колоски, оставшиеся на поле после уборки урожая. За 1932–1939 гг. по этому закону было осуждено 183 тыс. человек.

Паспортный режим. В 1932–1933 гг. введён паспортный режим, но паспорта выда­вались лишь горожанам. Крестьяне были лишены права свобод­ного пе­реме­щения по стране и прикреплялись к колхозам. Под вывеской социализма было фактически возрождено государствен­ное крепостничество. Крестьяне горько шутили, расшифровывая аббре­виатуру «ВКП(б)» как «второе крепостное право большевиков».

Политические отделы при МТС. В 1933–1934 гг. действовали политические отделы при МТС, во главе с сотрудниками органа государственной безо­пас­ности – ОГПУ (Объединённого государственного политического управ­ления). Политотделы за­вершили чистку деревни от «классово чуж­дых элементов». Они репрессировали тысячи председателей колхо­зов и аг­рономов, показав­шихся им неблагонадёжными.

Политика «колхозного неонэпа». В 1934–1936 гг. в стране был осо­бый период, получивший название «колхозный неонэп». Голод 1933 г. заставил власти смягчить жёсткую политику по отношению к кресть­янству. На короткое время возродились элементы рыночных отноше­ний. Крестьянам разрешалось иметь приусадебные участки, огороды и торго­вать пло­дами своего труда, разводить мелкий скот – свиней, коз, овец. Но к 1936 г. власти вновь «закрутили гайки» и монополи­зировали всё сельскохозяй­ствен­ное произ­водство.

Примерный устав колхозов 1935 г. В феврале 1935 г. в Москве состоялся II-й Всесоюзный съезд колхозников-ударников, утвердивший Примерный устав колхозов. Его основные положения:

1. Земля – государственная собственность, но передаётся колхозам в вечное пользование, колхознику даётся приусадебный участок и право держать скот в подсобном хозяйстве.

2. Во главе колхоза – председатель (формально – избираемый, реально – назначаемый районными властями).

3. Система оплаты труда колхозников – трудодни (норма учёта индивиду­ального труда в день). Оплата трудодней происходит в конце сельскохозяйственного года из оставшейся у колхоза прибыли.

4. Подчинение колхоза районным органам ВКП(б) и МТС, стро­гая регламентация деятельности, сдача «излишков» продукции госу­дарству по фиксированным ценам (очень низким, близким к себестоимости).

Итоги коллективизации.Коллективизация за­вершилась к концу 1930-х гг., когда в колхозы было включено 93% крестьянских хозяйств. Государство создало систему перекачки ресурсов из аграрного сектора в индустриальный сектор экономики. Аграрный сектор превратился в составную часть дирек­тивной сталинской эко­номики.

Плюсы коллективизации:

-уровень механизации сельского хозяй­ства достиг 67%, увели­чилось число тракторов и комбайнов;

-система централизованного распределения продуктов помогла избежать массового голода в годы Великой Отечественной войны.

Минусы коллективизации:

-разгром традиционного хозяйственного уклада в деревне;

-отчуждение крестьян от собственности и результа­тов труда;

-деградация и ликвидация крестьянства как класса собствен­ников;

-сокращение крестьянских дворов с 25 млн. в 1928 г. до 18,5 млн. в 1940 г. При этом государственные заго­товки зерна выросли в 2 раза;

-дезорганизация и падение сельскохозяйственного производства: за 1929–1932 гг. поголовье крупного рога­того скота и лошадей сократилось на 1/3, свиней и овец – в 2 раза. Валовое производство зерна сократилось на 10 %, урожайность упала с 7 до 5,7 центнера с гектара.

 

 

**

 

 

52. Общественно-политическая жизнь СССР в 1930-е годы. Политические процессы и массовые репрессии

 

Предпосылки формирования тоталитарного режима в СССР:

-Советский Союз оказался «изгоем» во враждебном окружении буржуазных стран («СССР – осаждённая крепость»). Это требовало максимальной концентрации усилий на случай возмож­ной войны;

-вековая тяга к сильной власти, «твёрдой руке» у русского народа;

-отсутствие демократических тради­ций в России.

Формирование культа личности И. В.Сталина.На рубеже 1920–1930-х гг. Сталин, убрав из руководства страны конкурентов – «ленинскую гвардию» (Троцкого, Каменева, Зиновьева, Бухарина и др.), превратился в едино­личного вождя. С начала 1930-х гг. стал складываться культ лично­сти Сталина. Он выражался в неумеренном восхвалении его мудрости, обязательных ссылках на слова вождя в книгах и статьях по любым об­ластям знания. Культ был порождён особенностями тоталитарной системы, внутрипартийной борьбой за власть, массовыми репрессиями, влиянием личных качеств И. В. Сталина. Культ личности Сталина не мог существовать без поддержки низ­овых слоёв населения. В обществе с низким уровнем культуры, среди полуграмотных людей легко можно создать почву для абсолютной веры в непогрешимого вождя. Создав вначале культ личности Ленина, Сталин укрепил вождистские настроения в обществе, а затем создал свой культ личности – «верного продолжателя дела Ленина».

Цель сталинских репрессий. Репрессии – карательные меры, наказания, применяемые государством к гражданам. Для обеспечения стабильности своего культа Сталину было необходимо поддерживать в обществе атмо­сферу страха. С этой целью организовывались судебные про­цессы над ин­теллигенцией, мифическими «вредителями», «шпионами» и «врагами народа». Устроители судебных спектак­лей преследовали и более мас­штабную цель: сгустить в стране атмосферу недоверия и подозри­тельно­сти. Сталин в 1928 г. на пленуме ЦК ВКП(б) заявил, что «по мере нашего продвижения вперёд сопро­тивление капиталистических элементов будет возрастать, классо­вая борьба будет обостряться». Максим Горький в 1930 г. дополнил этот тезис фразой: «Если враг не сдаётся – его уничтожают».

Посредством репрессий устранялась лучшая, свободо­мысля­щая часть нации, способная критически оценивать происходящие в об­ществе процессы и потому представлявшая препятствие на пути утвер­ждения личной власти Сталина.

Борьба с оппозиционными партиями. XII конференция РКП(б) в 1922 г. признала все антибольшевистские партии «антисоветскими», т.е. антигосударственными. Практи­ковалась дискредитация оппозиции путём навешивания ярлыков ру­ководителей «под­польных антипар­тий­ных групп» и «контрреволю­ционных органи­заций». В 1922 г. состоялся открытый судебный процесс над эсерами. Государственный обвинитель Н. В. Крыленко потребовал расстрелять 12 из 47 подсудимых. Однако Президиум ЦИК СССР заменил расстрел лишением свобо­ды на 5 лет. Часть меньшевиков была выслана за границу.

Судебные процессы над «вредителями».В 1928 г. в Москве состоялся показательный процесс над 50 инженерами – «старыми специали­стами» и 3 немецкими консультантами с шахт Донбасса («Шахтинское дело»). Их обвинили во вредительстве на угольных пред­приятиях. На процессе под председа­тельством А. Я. Вышинского было вынесено 5 смертных приговоров. После процесса было арестовано ещё около 2 тыс. технических специалистов, обвинённых во вредительстве.

В 1930 г. было объяв­лено о ликвидации «вредительских организаций»: «Промышленной партии» во главе с инженером Л.К. Рамзиным, «Союз­ного бюро ЦК меньше­виков» (глава Н.Н. Суханов) и «Трудовой крестьянской пар­тии» (во главе – Н.Д. Кондратьев и А.В. Чаянов). На судебных процессах подсудимые публично ­каялись в своей вредительской деятель­ности по «раз­валу советской эко­номики» и «подготовке к свержению Советской власти» при помощи зарубежных сил. Эти процессы были судебной фальсификацией, ни­каких «вредительских органи­заций» в действительности не сущест­вовало, а признания до­бывались под морально-психологи­ческим и физическим давлением.

«Чистки». Выдвиженцы.В 1928–1932 гг. были проведены «чистки» «спецов» – интеллигенции и служащих. Чистку прошли 1,2 млн. человек. Из них 138 тыс. были уволены, 23 ты­с. – лишены гражданских прав («лишенцы»), несколько тысяч – аре­стованы. На освободившиеся посты было выдвинуто 140 тыс. рабо­чих-коммуни­стов. Вскоре, убедившись в неравноценности такой замены, власти дали отбой «охоте на вре­дителей». В 1931 г. Сталин даже призвал перейти от «политики разгрома» старой интелли­генции «к поли­тике... заботы о ней». Была повышена зар­плата «спе­цов», отменены дискриминационные меры по отношению к ним, в том числе ограничение на доступ молодёжи из семей интелли­генции к высшему образованию.

В 1929–1936 гг. из ря­дов ВКП(б) было исключено («вычищено») до 40% коммунистов, вызывавших сомнения в «надёжности».

Сопротивление репрессиям.В начале 1930-х го­дов возникает ряд антисталинских группиро­вок, возглавляе­мых председателем Совнар­кома РСФСР С.И. Сырцовым, секретарём Закавказского крайкома ВКП(б) В.В. Ломинадзе (1930 г.), работником Московской парт­организации М.Н. Рютиным (1932 г.), наркомами В.Н. Толмачёвым и А.П. Смирновым (1933 г.). Они решились прямо поста­вить перед ЦК ВКП(б) вопрос о снятии Сталина с поста генсека. Однако это запоздалое намерение не удалось осуществить. В 1932 г. М.Н. Рютин подготовил манифест «Ко всем членам ВКП(б)», где, в ча­стности, писал: «С помощью обмана и клеветы, с помощью неве­роят­ных насилий и террора Сталин за последние пять лет отсёк и устра­нил от руководства все самые лучшие, подлинно большевистские кадры, установил в ВКП(б) и всей стране свою личную диктатуру, порвал с ленинизмом... С руководством Сталина должно быть по­кон­чено как можно скорее».

Рютин­ский манифест нашел отклик среди части делега­тов XVII съезда ВКП(б) (ян­варь 1934 г.). Около 300 деле­гатов проголосовали против вхождения И.В. Стали­на в новый состав ЦК. Впоследствии этот съезд назовут «съездом рас­стрелянных», так как большинство его делега­тов (1108 из 1961) будет уничтожено в ходе репрессий.

Начало массовых репрессий.1 декабря 1934 г. в Ленинграде ком­му­нистом Л. Николаевым был убит С. М. Киров. Тайна этого пре­ступления не разгадана до сих пор. Но оно было умело использовано Сталиным для устранения мешавших ему людей. Уже в день убийства Кирова было принято поста­новление Президиума ЦИК СССР, по которому следственным властям предписы­валось вести дела обвиняемых в подготовке «тер­рористиче­ских актов» ускоренным порядком (через военные трибу­налы) и приго­воры приво­дить в исполнение немедленно.

В убийстве Кирова был обвинён т. н. «Ленинградский центр». Перед судом пред­стали, в том числе, Зиновьев и Каменев. В 1935 г. состоялся процесс над Ленинградскими сотрудниками НКВД.

После убийства Кирова позиции Сталина значительно укрепились. На многие руководящие посты были по­ставлены его сторонники (А. Микоян, А. Жданов, Н. Хрущёв, Г. Маленков). В 1935 г. из библиотек были изъяты произведения Троцкого, Зиновьева, Каменева; ликвидированы Общество старых большевиков и Общество бывших политкаторжан. В 1934 г. в ходе обмена партийных билетов большевики проверялись на предмет со­чувствия Троцкому, Зиновьеву и Каменеву.

Судебные процессы 1936–1938 гг. Аресты «врагов народа» достигли апогея в 1937 г. Началась по­становка новых судебных спектаклей.

В 1935 г. состоялся процесс по делу т. н. «Московского центра» (Л. Б. Каменев, Г. Е. Зиновьев, Г. Е. Евдокимов, Г. Ф. Фёдоров и др.).

В 1936 г. состоялся первый Московский процесс т. н. «Троцкистско-зиновьевского центра» (Г. Е. Зиновьев, Л. Б. Камене­в и др.). Государственный обвинитель прокурор А. Я. Вышинский произнёс знаменитую фразу: «Расстрелять взбесившихся псов!». 16 подсудимых обвинили в связях с Троцким, в причастности к убийству Кирова. Им был вынесен смертный приговор.

В 1937 г.на втором Московском процессе так называемого «Параллельного троцкистского центра» из 17 обвиняемых 13 были приговорены к смертной казни (Г. Л. Пятаков, Л. П. Серебряков, Г. Я. Сокольников, К. Б. Радек и др.). Их обвинили в попытке свергнуть Советское правительство, в организации покушения на его лидеров, шпионаже в пользу Германии и Японии.

В 1937 г. по делу об «антисовет­ской троцкистской военной организации в Красной Армии» были обвинены в подготовке заговора, шпионаже в пользу Германии и расстреляны 8 крупнейших военачальников: М. Н. Тухачевский – зам. наркома обороны СССР, Маршал Советского Союза; А. И. Корк – начальник Академии имени М. В. Фрунзе, командарм II ранга; И. Э. Якир – командующий войсками Киев­ского военного округа, командарм I ран­га; И. П. Уборевич – командующий войсками Белорусского военного округа, командарм I ранга, а также комкоры В. К. Пýтна, Р. П. Эйдеман, В. М. Примаков и Б. М. Фельдман. Для сравнения: в годы Великой Отечественной войны Красная армия потеряла 180 человек высшего комсостава от командира дивизии и выше, а в 1937–1938 гг. было арестовано более 500 командиров в звании от комбрига до маршала, из них 29 умерли под стражей, а 412 расстреляны. Всего было репрессировано 40 тыс. из 80 тыс. офице­ров – половина командного со­става Красной Армии. Репрессий в армии оказали губительное воздействие. Маршал Г. К. Жуков полагал: «Не будь 1937 года, не было бы и лета 1941 года».

В 1938 г. на третьем Московском процессе т.н.«Правотроцкистского антисоветского блока» к суду был привлечён 21 человек (Н. И. Бухарин, А. И. Рыков, А. П. Розенгольц, В. Ф. Шафарович, Х.Г. Раковский, Г. Г. Ягóда и др.). Подсудимых обвинили в убийстве Кирова, отравлении Куйбышева и Горького, заговоре против Ста­лина, шпионаже в пользу Германии и Японии и т.д. Большинство осуждённых, в том числе Бухарин и Рыков, были расстреляны.

Было истреблено руководство компартий союзных республик. Загадочной смертью умерли Г. Орджоникидзе, В. Куйбышев, М. Горький, Н. Крупская, Н. Аллилуева (супруга Сталина).

От репрессий стра­дали и сами репрессивные органы. Были уничтожены руководители органов безопасно­сти, исполнители массовых репрессий – Г. Ягóда (расстрелян в 1936 г.) и Н. Ежов (расстрелян в 1940 г.). Ежова в 1938 г. сменил Л. Берия (расстрелян в 1953 г.).

По обвинениям в политических преступлениях было арестовано только в 1937–1938 гг. около 2 млн. человек, из них 800 тыс. было казнено. Огромный урон понесли интеллигенция, ду­ховенство (с 1930 г. было закрыто 90 % церквей). Всего в 1930-е гг. было арестовано 7–10 млн. человек, около 90% осуждены к различным срокам заключения. Через ГУЛАГ (Главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключения) с конца 1920-х гг. до 1953 г. в общей сложности прошло, по раз­ным данным, от 17 до 40 млн. человек. Около 3,5 млн. человек нахо­дилось в заключении одновременно.

Конституция СССР 1936 г. получила наименование «Сталинская», или «Конституция по­бедив­шего социализма». Конституция отличалась декларативностью. В ней были зафиксированы тезисы, не имевшие реального отражения в жизни:

-«Союз Советских Социалистических Республик есть социалистическое государство ра­бочих и крестьян».

-Тезис о построе­нии, в основном, социализма.

-«Никто не может быть подвергнут аресту иначе как по постановлению суда или с санкции прокурора» (и это во времена террора!).

-Политической основой СССР провоз­глаша­лись Советы депутатов трудящихся, экономической – социали­стиче­ская собственность на средства производства.

-Выборы в сове­ты объявлялись прямыми, равными, тайными и всеобщими (в действительности – бе­зальтерна­тивными и формальными).

-Высшим законодательным органом объяв­лялся Верховный Совет СССР, состоявший из двух палат: Совета Союза и Совета Нацио­нальностей, а в период между его сессиями – Президиум Верховного Совета. Председателем Президиума Верхов­ного Совета являлся М. И. Калинин. В реальности вся власть находилась в руках Сталина и высших партийных органов.

-Конституция отменила соци­альный слой лишенцев,декларировала социальные права трудя­щимся, демократические права и свободы (в реальности этого также не существовало).

Национальные отношения по Конституции 1936 г. В качестве основных форм национально-государственного строительства Консти­туция закрепила федерацию и автономию. СССР состоял из 11 союз­ных республик. Киргизская и Казахская автономные республики были преобразованы в союзные республики, а республики За­кавказья – Азербайджанская, Армянская и Грузинская – непосредственно вошли в Советский Союз. ЗСФСР была упразднена.

Но федеративное устройство СССР было фикцией, в реальности су­ществовало цент­рализованное государство. Административно-команд­ная система в 1930-е годы проводила искусственное объединение и раз­деление этносов.Так, ингуши и чеченцы в 1934 г. были со­единены в одну Чечено-Ингушскую АССР, а осетины, напротив, были разделены на Северо-Осетинскую АССР (в составе РСФСР) и Юго-Осетинскую автономную область (в составе Грузии). Создавались искусственные национально-территориальные образования(Ев­рейская автономная область на Дальнем Востоке, где евреи раньше никогда не жили).

Реалиитоталитарного режима. В реальности «страна победив­шего соци­а­лизма» значительно отличалась от декларируемых Консти­туцией положений. В стране возникла гигантская, но неэффективная директивная экономика с «под­сис­темой страха» – ры­чагами внеэкономического принуждения. Экономика приобрела «лагерный» облик. Значительная часть населения страны переместилась за ко­лючую проволоку в ГУЛАГ. По прогнозам к 1936 г. население СССР должно было составлять 247 млн. человек. В действительности в 1939 г. насчитывалось 167-190 млн. жителей. Та­ким образом, в результате красного террора, эмиграции, гражданской войны и репрессий мы лишились почти 1/3 соотече­ственников, притом их лучших представителей. Средняя продолжительность жизни в 1926–1939 гг. сократилась на 15 лет.

Социально-классовую структуру общества составляли:

-рабо­чий класс – 34%, увеличился за 1929–1937 гг. с 9 до 24 млн.;

-класс колхозного крестьянства – 47%;

-«прослойка» служащих и ин­теллигенции – 16,5%;

-крестьяне-единоличники и некооперированные кустари – 2,5%.

Учёные выделяют ещё один класс – номенклатуру. (Номенклатура – перечень руководящих должностей, кандидатуры на которые утвер­жда­лись компартией, а также лица, занимавшие эти должности). Но­менкла­тура, в том числе её ядро – партократия, жила под страхом репрессий; её ряды периодически «пере­тряхивались». Это превращало представи­телей номенк­латуры в простых проводников воли Сталина. За фасадом декоративной официальной власти Советов скрывалась на­стоящая власть режима личной диктатуры Сталина.

Историки называют общест­вен­ный строй, созданный Сталиным, «государственным социализмом». Социализм – так как произошло обобществление произ­водства, ликвидация част­ной соб­ст­венности и «эксплуататорских» классов. Государственный – так как обобществле­ние было не реальным, а иллюзорным: функ­ции по распо­ряжению собст­венностью и политическая власть осущест­влялись не народом, а партийно-государст­венным аппаратом и лично вождём – И. В. Ста­ли­ным.

Признаки тоталитарного режима – системы мобилизационного типа в СССР.Тоталитарный режим – государственная власть, которая осуществляет полный (тотальный) контроль над всеми сторонами жизни общества. Тоталитарный режим называют также общественной системой мобилизационного типа.

Её политическую основу составляли:

1. Господство однопартийной политической системы в лице ВКП(б).

2. Единая официальная идеология (коммунизм).

3. Система тотального контроля.

4. Культ харизматического вождя (И. В. Сталина).

5. Мощный репрессивный аппарат, массовый террор против оппозиции, целых классов, народов.

6. Сращивание партийного и государственного аппаратов.

7. Создание системы огосударствленных массовых организаций, вовлечение всех слоёв населения в идеологические организации (пионерия, комсомол, партия), обязательное участия граждан в делах режима, невозможность оставаться в стороне.

8. Унификация всей политической и общественной жизни.

9. Государственный контроль над средствами массовой информации, государственная монополия на СМИ.

Её экономическую основу составляли:

1. Руководство экономикой через бюрократический аппарат.

2. Полное подчинение производителя государству.

3. Ликвидация свободы труда, внеэкономическое принуждение.

4. Присвоение государством средств производства и рабочей силы.

5. Государственное регулирование рабочего дня и заработной платы.

6. Запрет забастовок.

7. Экономическая автаркия.

8. Милитаризация экономики и труда.

9. Государственное регулирование имущественных отношений.

В сфере духовной жизни происходило:

1. Огосударствление партийной идеологии и символики.

2. Изъятие и уничтожение «вредной» литературы, не укладывающейся в идеологические рамки правящего режима.

3. Разветвлённый аппарат обработки общественного сознания.

4. Идеологизация системы образования, начиная от детских садов.

5. Унификация и стандартизация духовной жизни.

6. Создание творческих союзов интеллигенции, обслуживающих правящую партию.

 

**

 

 

53. Культурная жизнь в СССР в 1920–1930-е годы. Культура рус­ского зарубежья

 

В культуре 1920–1930-х гг. можно выделить три направления:

1. Официальная культура, поддерживаемая советским государством.

2. Неофициальная культура, преследуемая большевиками.

3. Культура русского зарубежья (эмигрантская).

«Культурная революция» в 1920-е гг.

Культурная революция – изменения в духовной жизни общества, осуществлённые в СССР в 20-30-е гг. XX в., создание социалистической культуры. Термин «культурная революция» введён В. И. Лениным в 1923 г. в работе «О кооперации».

Цели культурной революции.

1. Перевоспитание народных масс – утверждение марксистско-ленинской, коммунистической идеологии в качестве государственной.

2. Создание «пролетарской культуры», ориентированной на низшие слои общества, основанной на коммунистическом воспитании.

3. «Коммунизация» и «советизация» массового сознания через большевистскую идеологизацию культуры.

4. Ликвидация неграмотности, развитие образования, распространение научных и технических знаний.

5. Разрыв с дореволюционным культурным наследием.

6. Создание и воспитание новой советской интеллигенции.

Начало ликвидации неграмотности. Придя к власти, большевики столкнулись с проблемой низкого культурного уровня населения. Перепись населения 1920 г. показала, что в стране 50 млн. человек неграмотны (75% населения). В 1919 г. был принят дек­рет Совнаркома «О ликвида­ции неграмотности». В 1923 г. учреждено обще­ство «Долой не­грамот­ность» во главе с председателем ВЦИК М.И. Калининым. От­крылись тысячи изб-читален, где обу­чались взрослые и дети. По переписи 1926 г. грамотность населения составила 51%. Открылись новые клубы, библиотеки, музеи, театры.

Наука. Власть стреми­лась использовать техническую интеллигенцию для укрепления эко­номического потенциала Советского государства. Под руко­водством академика И.М. Губкина велось изучение Курской магнитной анома­лии, раз­ведка нефти между Волгой и Уралом. Акаде­мик А.Е. Фéрсман вёл геологические изыскания на Урале и Даль­нем Востоке. Открытия в области теории исследования космоса и ра­кетной техники сделали К.Э. Циолковский и Ф.А. Цáн­дер. С.В. Лебедев разработал метод получения синтетического каучука. Теорией авиации занимался основопо­ложник самолётостроения Н.Е. Жу­ковский. В 1929 г. открылась Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина (ВАСХНИЛ, президент – Н.И. Вавилов).

Отношение власти к гуманитарной интеллигенции. Власть ограничивала возможность гуманитарной интелли­генции участ­вовать в политической жизни, влиять на об­щественное созна­ние. В 1921 г. упразднили автономию высших учеб­ных заведений. Про­фессоров и препо­давателей, не разде­лявших коммунистические убеж­дения, увольняли.

В 1921 г. сотрудник ГПУ Я.С. Агрáнов сфабриковал дело о «Петроградской боевой организации». Её участниками была объявлена группа учёных и деятелей культуры, в том числе профессор В.Н. Таганцев и поэт Н.С. Гумилёв. Был расстрелян 61 человек, в том числе Гумилёв.

В 1922 г. был создан специальный цензурный коми­тет – Главлит, осуществлявший контроль за «враждеб­ными вы­падами» против по­литики правящей партии. Затем создан Главреперт­ком – комитет по контролю репертуаров театров.

В 1922 г. по инициативе В. И. Ленина и Л. Д. Троцкого на двух «философских паро­ходах» из страны были высланы свыше 160 оппозиционно настроенных вид­ных учёных и деятелей культуры – философы Н. А. Бердяев, С. Н. Бул­гаков, Н. О. Лосский, С. Л. Франк, И. А. Ильин, Л. П. Карсавин и др. Был выслан П. А. Со­рокин (он учился в Ивановском крае, – впоследствии – крупнейший социолог США).

В 1923 г. под руководством Н. К. Крупской прошла чистка библиотек от «анти­советских и антиху­дожественных книг». В их число попали даже произве­дения античного философа Пла­тона и Л. Н. Толстого. К сер. 1920-х гг. были закрыты ча­стные книгоизда­тельства и журналы.

Высшая школа. Подготовка новой интеллигенции.ВКП(б) взяла курс на формирование новой интеллигенции, безогово­рочно пре­данной режиму. «Нам необходимо, чтобы кадры интеллигенции были натренированы идеологически, – заявлял Н. И. Бухарин. – И мы будем штамповать интеллигенцию, вырабаты­вать её, как на фабрике». В 1918 г. были отменены вступитель­ные экзамены в вузы и плата за обучение. Открылись новые институты и уни­вер­ситеты (к 1927 г. – 148, в дорево­люционное время – 95). Например, в 1918 г. был открыт политехниче­ский институт в Иваново-Возне­сенске. С 1919 г. в вузах были созданы рабочие фа­культеты (раб­факи) для подготовки к обучению в высшей школе рабоче-крестьянской молодёжи, не имевшей средне­го образования. К 1925 г. выпускники рабфа­ков со­ставляли половину студентов. Вы­ходцам из бур­жуазно-дворянских и интеллигентских «соци­ально чуждых» слоёв доступ к высшему об­разованию был затруднён.

Школьная система 1920-х гг. Ликвидировалась трёхзвенная структура средних учебных заведений (классическая гимназия — реальное училище — коммерческое училище) и заменялась на «политехническую и трудовую» среднюю школу. Из системы народного образования были удалены такие школьные предметы, как логика, богословие, латинский и греческий языки и другие гуманитарные предметы.

Школа стала единой и общедоступной. Она состояла из 2 сту­пеней (1-я ступень – че­тыре года, 2-я – пять лет). Подготовкой рабочих кадров занимались школы фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) и школы рабочей молодёжи (ШРМ), а кадры админи­стративного и технического персонала готовились в техникумах. Школьные программы были ориенти­рованы на коммунистическое воспитание. Вместо истории



infopedia.su