Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Монгольское нашествие. Монгольское нашествие на Русь

Монгольское нашествие на Русь. Монгольское нашествие


Монгольское нашествие

В XII в. у Руси появился новый грозный противник - монгольские орды, вторгшиеся из глубин Азии в Европу. Монгольские племена, обитавшие в степях за Байкалом были объединены в начале XIII в. одним из племенных вождей Темучином. На курултае - съезде монгольской знати в 1206 г. он был провозглашен великим кааном (ханом) всех монголов и принял имя Чингисхан.

Кочевые племена монголов были малочисленные, но господство родовых порядков обеспечивало участие в войне поголовно всех мужчин. Войско делилось на десятки, сотни и тысячи и десятки тысяч ("тьма" русских летописей). Прочные традиции вместе с драконовскими мерами обеспечивали высокую боеспособность монгольского войска. В случае бегства воина казни подлежал весь десяток. Трусость десятка вела за собой избиение сотни, объединявшей ближайших родственников. С помощью насилия Чингисхан поддерживал в своем войске железную дисциплину. В течение короткого времени монголы завоевали Северный Китай и Среднюю Азию. Во время похода Чингисхана на реку Инд его полководцы Джебе и Субедей отделились от главной армии и через Закавказье вторглись в Европу, где на пути у них оказались половцы.

Прошло более полутора веков с тех пор, как половцы завоевали причерноморские степи и стали ближайшими соседями Руси. Натиск половецких орд на Южную Русь был остановлен уже в XII в. С наступлением раздробленности князья чаще всего сами приводили на Русь половецких ханов и с их помощью побивали друг друга. Мирные торговые отношения с половцами имели исключительное значение для русских княжеств. Возобновился приток славянского населения на Дон и Нижнее Поднестровье. Династические браки и проникновение христианства в половецкие "вежи" сближали русскую и половецкую знать. Один из старших половецких ханов, Кончакович, получил при крещении имя Георгий и породнился с владимирской великокняжеской семьей, выдав дочь за князя Ярослава Всеволодовича из Переяславля. (Вторым браком Ярослав был женат на дочери Мстислава Удалого). Георгий Кончакович и другой крещеный хан, Данила Кобякович, кочевавшие между Днепром и Волгой, погибли в первом столкновении с монголами. Их орды отхлынули на запад и соединились с половецкой ордой хана Котяна, кочевавшего между Днепром и Днестром. Хан Котян обратился за помощью к князю Мстиславу Удалому и другим русским князьям. Те оценили опасность и на "съезде" в Киеве постановили выступить на защиту половцев. В совете участвовали князья Мстислав Романович Киевский, Мстислав Святославич Черниговский, Мстислав Мстиславович Галицкий, Даниил Романович Волынский и др. Старшие суздальские князья Юрий и Ярослав уклонились от выступления против монголов, но отправили в Киев ростовских князей с полками. Однако ростовская рать прибыла в Поднепровье слишком поздно.

Перед походом "великий князь" половецкий Басты крестился в православную веру. Этот акт должен был скрепить союз Руси с ордой. В каких отношениях стояли между собой старшие половецкие ханы Басты и Котян, сказать трудно. Весной 1223 г. на Днепре у переправы собралась одна из самых многочисленных армий, когда-либо действовавших в Восточной Европе. В ее составе были полки из Галицко-Волынского, Черниговского и Киевского княжеств, смоленские дружины, "вся земля Половецкая". Одна лишь орда Котяна насчитывала до 40 000 всадников. В киевском войске числилось 10 000 воинов. Представление, будто монголы обязаны были победами своему подавляющему превосходству в силе, лишено оснований. Основные силы монгольской армии оставались в Азии с Чингисханом. Вспомогательное войско Джебе и Субэдэя далеко уступало по численности русско-половецкой рати. К тому же оно было основательно потрепано во время длительного похода. Монголы пытались расколоть союзную армию, противостоявшую им. Они предложили русским князьям вместе обрушиться на половцев и завладеть их стадами и имуществом. Не вступая в переговоры, русские перебили послов. Монголам удалось привлечь на свою сторону лишь "бродников", православное население Дона, смертельно враждовавшее с половцами.

Слабость союзной армии заключалась в отсутствии единого командования. Ни один из старших князей не желал подчиняться другому. Подлинным вождем похода был Мстислав Удалой. Но он мог распоряжаться лишь галицкими и волынскими полками.

Когда сторожевой отряд монголов показался на левом берегу Днепра, Мстислав Удалой переправился за реку и разбил неприятеля. Предводитель отряда попал в плен и был казнен. Вслед за галицким князем все войско перешло на левый берег Днепра. После перехода, длившегося 8 или 9 дней, союзники вышли к реке Калке (Калмиус) в Приазовье, где и встретились с монголами.

Мстислав Удалой действовал на Калке так же отважно, как и на Днепре. Он переправился за Калку и начал сражение, но при этом не предупредил о своем решении ни киевского, ни черниговского князей: "не поведа има зависти ради: бе бо котора (вражда.- Р.С.) велика межю има". Свидетельство летописца поразительно, но не верить ему нет оснований. Численное превосходство союзников было столь велико, что Мстислав решил одолеть монголов собственными силами, не деля честь победы с другими князьями. По его приказу в бой двинулись князья Даниил Волынский, Олег Курский, Мстислав Немой. Атаку поддержал сторожевой полк половцев с воеводой Яруном во главе. Новгородский летописец, благоволивший к Удалому, возложил вину на половцев. Они будто бы первыми побежали с поля боя и, "потопташа" русские станы, помешав князьям "исполчитися". Действительной причиной поражения было то, что в битве участвовали лишь передовые силы армии союзников. В начале сражения русские потеснили монголов, но затем попали под удар главных сил противника и обратились в бегство. Князья и воеводы, возглавившие атаку, почти все остались живы, тогда как наибольшие потери понесли полки, оставшиеся на Калке и бежавшие после неожиданного удара монголов. При отступлении легкая половецкая конница далеко обогнала отходившие русские полки. В пути половцы грабили и побивали русских ратников, побросавших оружие.

Джебе и Субэдэй получили возможность разбить противника по частям. Мстислав Киевский так и не вывел свое войско из укрепленного лагеря, который он успел построить на правом берегу Калки: "...бе бо место то каменисто, и ту угоши город (укрепление. - Р. С.) около себе в полех". Джебе ии Субэдэй преследовали бегущих, отрядив против русского лагеря небольшие силы. Осажденное войско превосходило отряды, осаждавшие лагерь. Тем не менее, киевский князь после трехдневного сопротивления сдался. Воевода "бродников" Плоскыня от имени монголов обещал отпустить киевских князей живыми. Но как только русские покинули лагерь, их тут же перебили. Трое пленных князей были уложены на землю и придавлены досками. На живом помосте монгольские воеводы отпраздновали свою победу. Пленники были задавлены насмерть.

Монголы исчезли так же внезапно, как и появились. Субэдэй увел войско на восток, чтобы соединиться с Чингисханом. Финал похода Субэдэя в Европу подтверждает вывод о малочисленности его армии. Булгарское царство на Волге располагало небольшими воинскими силами. Тем не менее булгары устроили засаду и разгромили войско Субэдэя на волжских переправах.

Монгольская империя, созданная Чингисханом, включала Северный Китай, Среднюю Азию и Закавказье. После смерти Чингисхана (1227) трон занял его сын Угэдэй. Западный улус наследовал Бату, сын старшего сына Чингисхана Джучи. Владения Бату простирались до Волги. Собственных сил у Бату было явно недостаточно, чтобы осуществить завоевание Дешты-Кыпчака и закрепиться в Европе. В 1235 г. кочевая знать, собравшись на курултай, приняла решение об общемонгольском походе на Запад. Возглавив наступление, Субэдэй захватил и разграбил Булгарское царство. От булгар монголы получили сведения о военных силах Руси. Булгарское царство подвергалось постоянным нападениям суздальских полков. В глазах булгар Северо-Восточная Русь обладала огромных военным могуществом. Южная Русь понесла невосполнимые потери на Калке и не оправилась от поражения. Эти обстоятельства и определили военные планы татаро-монголов. Наименование "татары" носило одно из крупных монгольских племен, входивших в орду Бату. Они развернули широкое наступление против половцев в Поволжье и на Северном Кавказе. Опасность повторного объединения половцев и русских была устранена. После этого монголы нанесли удар по Северо-Восточной Руси, сильнейшему из своих противников. Осенью 1237 г. монгольские "царевичи сообща устроили курулай и, по общему соглашению пошли войной на русских". Армия монголов имела простейшую структуру. По этой причине их воеводы, в отличие от других кочевников, знали, какими силами располагают. Рашид-ад-Дин приводит сведения о том, что собственно монгольская земля насчитывала 129 тысяч воинов. В западном походе участвовала лишь часть этих сил. Прочие действовали в Китае и Персии. Кроме тяжеловооруженной монгольской конницы, составлявшей ядро армии, в боевых действиях участвовали отряды, принудительно набранные в покоренных странах. Их посылали вперед, и они несли наибольшие потери. Определить их численность невозможно. Совершенно очевидно, что в новом вторжении в Европу участвовали значительно более крупные силы, чем были у Джебе и Субэдэя в 1223 г. Тем не менее сведения об участии в западном походе 300-тысячной армии следует признать фантастическими.

После катастрофы на Калке русские князья и не помышляли о крупном наступлении, которое позволило бы спасти Русь от опустошительного набега азиатской орды. На Руси мало кто мог оценить размеры опасности, нависшей над страной. Кочевники в глазах русских, были "негородоимцы". Между тем монголы двинулись в Европу, располагая большим числом стенобитных машин ("пороков") и других орудий, пользоваться которыми их научили китайцы. Южнорусские князья объединили свои силы накануне битвы при Калке, но не смогли использовать многочисленные преимущества, которыми располагали. Княжества Северо-Восточной Руси, погруженные в усобицы не могли договориться о совместной обороне даже перед лицом смертельной опасности.

В конце 1237 г. Бату направил послов - некую "чародейку" и двух мужей - в Рязань. Послы передали требование Бату о покорности и уплате десятины "во всем" - доходах, людях, конях. Такой данью монголы облагали завоеванные народы. Рязанцы с полным основанием заключили, что послы направлены на Русь не для переговоров, а на разведку. Они задержали татар в Воронеже, "не пустячи к городам" С границы послы были препровождены во Владимир. На Юге объединение сил было достигнуто благодаря энергии и авторитету Мстислава Удалого. На Северо-Востоке аналогичную роль мог сыграть Ярослав. Его деятельность выходила далеко за пределы Северо-Восточной Руси. За несколько лет до татарского нашествия он нанес поражение ливонским рыцарям под Юрьевом и литовцам вблизи Старой Руссы. Ярослав неоднократно княжил в Новгороде, а с 1218 г. держал на новгородском престоле своих старших сыновей. В 1229 г. Ярослав вступил в тайный союз с князьями Ростовскими, рассчитывая согнать брата Юрия с владимирского стола. Однако Юрию удалось расстроить их планы. Ярослав был единственным из северных князей, вступившим в борьбу за киевский "золотой стол". В 1236 г. он с помощью переяславских полков и новгородской рати на время захватил Киев и "седе на столе в Киеве князь великой". Факты не оставляют сомнения в том, что накануне Батыева нашествия Ярослав был одним из самых могущественных князей России. В надвигающейся войне позиция переяславского князя могла оказать решающее влияние на развитие событий.

Княжеские столицы неоднократно реагировали на обращение Бату. Рязанцы отвергли его ультиматум и заявили послам: "Аще нас не будет всех, то все то ваше будет". Рязанские князья заняли решительную позицию. Но они не обладали достаточным авторитетом, чтобы создать и возглавить антимонгольский союз. Объединить силы Северо-Восточной Руси могли лишь старшие суздальские князья Юрий и Ярослав. Однако последующие события показали, что между братьями не было единодушия. Ярослав, обладавший наибольшими военными силами, не оказал помощи ни рязанцам, ни владимирцам и постарался уклониться от участия в безнадежной войне. Видимо, уже тогда в Переяславле зародились основные принципы взаимоотношений с монгольской империей, ставшие традиционными для Северо-Восточной Руси в последующее время.

Кочевники редко тревожили Владимиро-Суздальскую землю, прикрытую с юга густыми и непроходимыми лесами, и суздальские князья рассчитывали, что им удастся избежать большой войны с монголами. Это обстоятельство не могло не повлиять на решение Юрия Владимирского. Рязанские князья обратились за помощью во Владимир и в Чернигов, но помощь явно запаздывала.

Рязань была брошена на произвол судьбы, вследствие чего среди рязанских князей начался разброд. Старший из них, князь Юрий Рязанский, решил положиться на крепостные укрепления и оборонять столицу. Младшие князья покинули свои города и отступили к суздальской границе, надеясь, что в последний момент владимирский князь пришлет свои полки.

16 декабря 1237 г. все монгольские царевичи, участвовавшие в походе, сообща осадили Рязань. Потеряв надежду на помощь извне, князь Юрий после пяти дней осады сдался на милость победителей. По сообщению южнорусского летописца, татаро-монголы "изведше (из крепости. - Р. С.) на льсти князя Юрия". Князь поддался "лести", т.е. обману. Защитники крепости и население заплатили за это собственной жизнью. Татары учинили в Рязани кровавую резню. Князя Юрия отвезли к стенам Пронска, где укрылась его семья. Выманив из города жену Юрия, они без боя заняли Пронск, а затем убили князя и его семью. Под Пронском Бату также избежал потерь.

От Рязани монголы двинулись по льду Оки к Коломне. Подобно рязанскому князю, Юрий Владимирский не решился лично возглавить выступление против татар. Он ограничился тем, что направил в рязанский "пригород" Коломну на соединение с рязанским князем Романом Ингваревичем старшего сына Всеволода вместе с воеводой боярином Глебом Еремеевичем. Переяславские полки князя Ярослава в походе не участвовали.

В начале 1238 г. владимирско-рязанская рать преградила путь монголам под Коломной. По словам новгородского летописца, русские "бишася крепко", но устоять не смогли. Князь Роман и воевода Еремей были убиты, их войско почти целиком истреблено. Восточные источники сообщают, что на "Ике" (на Оке) получил смертельную рану и умер царевич Кулькан. Видимо, он погиб под Коломной. То был единственный царевич, погибший во время западного похода. Этот факт дал основание предположить, что сражение под Коломной было одним из крупнейших за все время Батыева нашествия.

Монголы действовали в непривычных для них условиях - в занесенных снегом лесах. Их войско медленно продвигалось вглубь Руси по льду замерзших рек. Конница утратила подвижность, что грозило монголам бедой. Каждый воин имел трех лошадей. Стотысячный табун лошадей, собранный в одном месте, невозможно было прокормить при отсутствии подножного корма. Татарам пришлось поневоле рассредоточить свои силы. Шансы на успех сопротивления возросли. Но Русь была охвачена паникой.

Владимирские полки значительно поредели после коломенской битвы, и великий князь Юрий Всеволодович не решился оборонять столицу. Разделив оставшиеся силы, он с частью войска отступил на север, а свою жену и сына Всеволода оставил с воеводой боярином Петром Ослядуковичем во Владимире. По понятиям современников Владимир, располагавший тремя поясами укреплений, был неприступной крепостью. Внешний пояс обороны проходил по Новому и Мономахову (Печерному) городу. Он состоял из вала и деревянных стен. На вершине холма стоял каменный детинец. Вход в Новый город охраняли Золотые ворота с надвратной каменной башней.

Татары приступили к осаде Владимира 3 февраля 1238 г. Рассчитывая выманить русских из крепости, монголы подвели к Золотым воротам младшего сына Юрия, попавшего к ним в плен. Ввиду малочисленности гарнизона воевода отклонил предложение о вылазке. 6 февраля монголы "почаша наряжати лесы и порокы сттавиша до вечера". На другой день "до обеда" они ворвались в Новый город и подожгли его. Мужество защитников Владимира засвидетельствовано монгольскими источниками. "Осадив город Юрия Великого, - написал автор монгольской хроники, - взяли 8 дней. Они ожесточенно дрались, и Менгу-Каан лично совершил богатырские подвиги, пока не разбил их". Князь Всеволод имел возможность защищаться в каменном детинце. Но он видел невозможность в одиночку противостоять монголам и, подобно другим князьям, старался возможно скорее выйти из войны. Семья Всеволода заперлась в каменном Успенском соборе, в то время как сам князь попытался войти в соглашение с татарами. По сообщению южнорусской летописи, Всеволод вышел из города с малой дружиной, неся с собой "дары многии". Дары не смягчили Менгу-Каана. Его воины ворвались в детинец и подожгли Успенский собор. Находившиеся там люди погибли в огне. Уцелевшие были ограблены и уведены в плен. Князя Всеволода доставили к Бату, который приказал "зарезать его пред собою".

Князь Юрий бежал на север, отправив гонцов в разные концы Суздальщины за помощью. Брат Святослав и трое племянников из Ростова привели свои дружины. Лишь Ярослав не внял призыву брата.

Владимирский князь надежно укрылся от татар, разбив лагерь в лесистой местности на реке Сить к северу от Волги. О численности собранного им войска можно судить по тому, что сторожевой полк князя насчитывал 3000 воинов. Однако боевой дух армии был подорван предыдущими поражениями и известием о падении столицы.

Бату послал в погоню за Юрием воеводу Бурундая. 4 марта 1238 г. монголы обрушились на русский лагерь. По словам южнорусского летописца, Юрий "изъехан бысть" к татарами, "не имеющу сторожей". Согласно новгородской летописи, владимирский князь успел снарядить воеводу Дорожа с сторожевым полком, но сделал это слишком поздно, когда ничего нельзя было поправить. Воевода выступил из лагеря, но тут же "прибежал" назад с вестью, что ставка окружена: "а уже, княже, обишли нас около". Владимиро-Ростовская летопись описала битву с помощью трафаретной фразы: "сступишеся обои и бысть сеча зла". Однако южнорусские и новгородские летописи подчеркивают, что Юрий не оказал татарам сопротивления: "нача князь полк ставити около себе и се внезапу татарове приспеша, князь же не успев ничтоже побеже". Монгольские источники подтверждают, что сражения на реке Сить фактически не было. "Князь той страны Георгий старший убежал и скрылся в лесу, его также взяли и убили". Новгородский летописец не решился записать слухи о смерти Юрия: "Бог же весть, како скончался; много бо глаголют о нем инии". В плен к Бурундаю попал ростовский князь Василек. Татары стали "нудить" его "быти в их воли и воевать с ними". Василек ответил отказом и был убит. Летописи рисуют картину поголовного истребления пленных в захваченных городах. В действительности монголы щадили тех, кто соглашался служить под их знаменами и формировали из них вспомогательные отряды. Так с помощью террора они пополняли свое войско. Так, если бы Василек согласился стать "союзником" хана, ему бы пришлось обратить оружие против Руси.

По летописи монголы вели пленного Василська "до Шеронского леса". Можно установить, что Шеронский лес находился под Переяславлем. Видимо, ставка Бату находилась под Переяславлем до середины марта.

В течение февраля монголы разгромили 14 суздальских городов, множество слобод и погостов. Их передовые отряды заняли Тверь и вступили в пределы Новгородской земли. 20 февраля они приступили к осаде Торжка. Оборону города возглавил воевода Иванко и бояре. В течение двух недель татары пытались разрушить стены города с помощью осадных машин. Жители города отчаянно защищались, уповая на помощь Новгорода. Когда же надежда на помощь исчезла, они впали в "недоумение и страх". Город был взят. Население вырезано поголовно.

Захватив 5 марта Торжок, татары двинулись Селигерским путем к Новгороду, "все люди секуще аки трава". Их разъезды появились в 100 верстах от Новгорода.

Переяславль был последним городом, который монгольские царевичи взяли "сообща". Под Переяславлем монголы собрали совет и идти "решили туменами (в тумене числилось 10 000 воинов. - Р. С.), облавой и всякий город, области и крепость, которые им встретятся, брать и разорять".

Монголы всегда трезво оценивали свои силы, что и предопределяло их победы. Переход к облаве был признаком того, что военная кампания близилась к концу. Разгромив рязанские и владимирские полки, Бату и его братья решили вернуться в степи, отказавшись от похода на Новгород, Смоленск и города Южной Руси.

Облава была излюбленной тактикой степных охотников. Монголы с успехом применяли ее в разгромленных государствах. Но облава была непригодна для того, чтобы покорить русские княжества, сохранившие вооруженные силы. Татарам невозможно было держать все войско и конские табуны в одном месте. Рассредоточение сил облегчило заготовку провианта и кормов для лошадей. Татары прошли по всей Северо-Восточной Руси. "Несть места, - записал летописец, - ни веси, ни сел тацех редко, идежа не воеваша на Суждальской земли". Двигаясь с западным крылом облавы, Бату вошел в пределы Черниговского княжества и попытался с ходу захватить небольшую крепость Козельск. Город был столицей малолетнего князя Василия и не имел значительного гарнизона. Население города могло рассчитывать лишь на свои силы. Жители знали, что татары убивают всех пленных, и предпочли смерть в сражении гибели в плену. Русские и монгольские источники одинаково определяют длительность осады - от семи до восьми недель. По словам Джелал-ад-Дина, Бату осаждал Козельск два месяца и не мог овладеть крепостью. Потом прибыл сын великого хана Кадан и царевич Бури и взяли город в три дня. Южнорусский летописец подробно описывает последние дни осады. Татары до основания разрушили стены крепости и пытались ворваться внутрь, "козляне же ножи резахуся с ними". Неожиданно для врагов защитники города открыли ворота, ворвались в татарский лагерь и "исскоша пращи их". Жители Козельска сопротивлялись, пока не были перебиты до последнего человека. Бату потерял за время осады 4 тысячи воинов. Месячная задержка под Козельском показала, что в конце похода орда стала быстро терять боеспособность.

Бату не мог завоевать Русь в течение одной кампании. Его войско понесло большие потери. Наступила весна, и монголы лишились возможности использовать замерзшие реки для перевозки осадных машин. Их кибитки и конские табуны с трудом двигались по узким лесным дорогам. Направляя главные силы Монгольской империи на запад, великий хан и его знать определили половецкую степь Дешт-ы-Кыпчак как главную цель завоевательного похода на запад. "Великая степь" с ее необозримыми пастбищами манила монгольских кочевников много лет.

Бату потратил три месяца на разгром Северо-Восточной Руси и два месяца стоял под Козельском. Ему надо было дождаться возвращения из облавы всех монгольских отрядов. Половцы не сложили оружия, и монголы должны были собрать армию в один кулак перед тем, как возобновить завоевание Дешт-ы-Кыпчака и Северного Кавказа. В течение двух лет монгольские армии громили половцев в Причерноморье. Бату удалось захватить Крым, черкесские земли, Северный Кавказ. Война была кровопролитной и затяжной. Тесть Мстислава Удалого хан Котян откочевал за Дунай и укрылся в Венгрии. Степи Дешт-ы-Кыпчак были усеяны человеческими костями.

Монголы достигли цели. Половцы не могли рассчитывать на помощь Руси, обескровленной разгромом владимирского княжества. Бату не помышлял о новом общем походе в Северную Русь. Однако царевичи, кочевавшие близ русских границ, по временам напоминали о себе набегами.

В 1239 г. монголы разгромили Мордовскую землю, сожгли Муром и Гороховец, после чего ушли в степи. В панике население Суздальской земли покидало свои дома и бежало в разные стороны. Нападение на Южную Русь носило более систематический характер. Татары нанесли удар по главным оборонительным пунктам Руси. В начале 1239 г. они захватили Переяславль, несколько месяцев спустя - обрушились на Чернигов. На помощь осажденному городу поспешил князь Мстислав Глебович из Турова. Он храбро атаковал монголов, но был ими разбит. После захвата Чернигова войско Менгу-хана вышло на Днепр. Разбив ставку против Киева, хан, "видив град, удивился красоте его и величеству его". Князь Михаил Черниговский, занимавший киевский стол, не оказал никакой помощи гибнущему Чернигову, а когда в Киев явились послы от Менгу-хана, бежал в Венгрию.

Менгу-хан остановил войско на Днепре, следуя приказам из Каракорума. Весной 1240 г. монголы направили значительные силы из Приднепровья на Северный Кавказ. С наступлением осени Гуюк-хан и Менгу-хан были вовсе отозваны с войском из Дешт-ы-Кыпчак в Монголию. Поход на запад стал утрачивать характер общемонгольского дела. При Бату оставались трое царевичей из Монголии, но он должен был все больше ориентироваться на силы собственного улуса.

Усобицы князей сделали Южную Русь легкой добычей для монголов. После бегства Михаила Черниговского киевский стол занял один из смоленских князей, но его тотчас изгнал Даниил Галицкий. Даниил не собирался оборонять Киев, но поручил город тысяцкому боярину Дмитру.

В конце 1240 г. Бату и Кадан, сын монгольского императора, осадили Киев. В городе, замечает летописец, невозможно было что-нибудь слышать от "гласа скрипения телег его, множества ревения вельблюд его, и рьжания от гласа стад конь его". Татары поставили "пороки" против Лядских ворот и начали метать камни днем и ночью. Проломив стену, они бросились на приступ. Из-за наступления темноты штурм был приостановлен. Киевляне не утратили мужества и к утру построили укрепления на холме подле Десятинной церкви. Горожане укрылись в храме, заполнили церковные хоры. Ветхие стены Десятинной церкви не выдержали тяжести и рухнули. На утро бой на улице возобновился. В декабре 1240 г. Киев пал. Возглавлявший оборону боярин Дмитр был ранен и попал в плен. Бату пощадил ему жизнь "мужества ради его".

Взяв Киев, Бату открыл себе путь на Смоленск и Новгород. Но он отказался от планов походов на север. Следствием было то, что около половины территории Руси избежало ужасов татарского нашествия.

Господство монголов над Дешт-ы-Кыпчак было непрочным. Половцы могли в любой момент поднять оружие против своих поработителей. По этой причине Бату пришлось оставить в половецких степях брата Шингкура со значительными силами.

Из Киева монголы повернули на запад в Галицко-волынскую землю. Военные действия на юге отличались от действий в Северо-Восточной Руси. Местные князья ни разу не вышли в поле, чтобы дать бой завоевателям. Большинство из них не участвовало в обороне своих городов, а искали спасения бегством. Это позволило монголам применить тактику облавы в самом начале похода. Как повествует Рашид-ад-Дин, царевичи в девять дней взяли большой город (Киев), а "затем туменами обходили все города Владимирские". На юге не было лесов и снегов, которые могли бы задержать стремительное движение монгольской "облавы". Натолкнувшись на сопротивление, отряды Бату не стали осаждать городки Кременец, Данилов и Холм, а прошли мимо них на запад. Князь Даниил тщетно просил о помощи венгерского короля. Когда он вернулся на Русь, то был остановлен в пути толпами беженцев.

Царевич Байдар с правым крылом монгольской облавы (3 тумена) устремился к Владимиру-Волынскому, а оттуда в Польшу. На левом фланге Бату и Субэдэй прошли к Галичу, а затем в Венгрию. Галич пал после трехдневной осады. 9 апреля 1241 г. в битве при Лигнице монголы разбили польско-немецкое войско Генриха II Благочестивого. Три дня спустя Субэдэй нанес поражение многотысячной армии венгерского короля Белы IV в сражении на реке Сайо.

Натолкнувшись на сопротивление в Польше и Чехии, войско Байдара ушло в Венгрию на соединение с главной армией. Монгольские отряды овладели Пештом и Эстергомом, опустошили Восточную Чехию и Хорватию и в январе 1242 г. вышли на берег Адриатического моря. Страны Западной Европы до Франции и Испании были охвачены паникой. Англия стала задерживать в своих гаванях корабли, предназначенные для торговли с континентом.

Источники:

1. Скрынников Р.Г. История Российская. IX-XVII вв. (www.lants.tellur.ru)

См. также:

www.world-history.ru

Монгольское нашествие

В 1237 — 1241 гг. Русские земли подверглись удару со стороны Монгольской империи — центральноазиатского государства, завоевавшего в первой половине XIII в. огромную территорию Евразийского континента от Тихого океана до Центральной Европы. В Европе монголов стали называть татарами. Так именовалось одно из монголоязычных племен, кочевавшее близ границы с Китаем. Китайцы перенесли его название на все монгольские племена, и имя «татары» как обозначение монголов распространилось на другие страны, хотя собственно татары были почти полностью истреблены при создании Монгольской империи.

Распространенный в исторической литературе термин Lмонголо-татары¦ представляет собой соединение самоназвания народа с термином, которым этот народ обозначался у соседей. В 1206 г. на курултае — съезде монгольской знати — великим ханом всех монголов был признан Темуджин (Темучин), принявший имя Чингисхана. В последующие пять лет монгольские отряды, объединенные Чингисханом, покорили земли соседей, а к 1215 г. завоевали Северный Китай. В 1221 г. орды Чингисхана разгромили основные силы Хорезма и покорили Среднюю Азию.Битва на Калке.

Первое столкновение Древней Руси с монголами произошло в 1223 г., когда 30-тысячный монгольский отряд с разведывательными целями прошел из Закавказья в причерно-морские степи, разбив аланов и половцев. Побежденные монголами половцы обратились за помощью к русским князьям. По их призыву в степь выступило объединенное войско во главе с тремя сильнейшими князьями Южной Руси: Мстиславом Романовичем Киевским, Мстиславом Святославичем Черниговским и Мстиславом Метис-лавичем Галицким.

31 мая 1223 г. в сражении на р. Калке (близ Азовского моря) в результате несогласованных действий своих предводителей союзное русско-половецкое войско потерпело поражение. Шесть русских князей погибли, трое, в том числе киевский князь, попали в плен и были зверски убиты монголами. Завоеватели преследовали отступавших вплоть до русских пределов, а затем повернули назад, в среднеазиатские степи. Таким образом на Руси впервые ощутили военную мощь монгольских орд.Нашествие монгола-татар на Русь.

После смерти основателя Монгольской империи Чингисхана (1227), согласно его завещанию, на курултае монгольской знати в 1235 г. было принято решение начать завоевательный поход на Европу. Во главе объединенного войска Монгольской империи был поставлен внук Чингисхана Бату-хан (в русских источниках называемый Батыем). Его первым военачальником был назначен видный монгольский полководец Субедей, участвовавший в битве на Калке.Поход на Северо-Восточную Русь (1237 — 1238).

Спустя год после начала похода, покорив Волжскую Булгарию, половецкие орды в междуречье Волги и Дона, земли буртасов и мордвы на Средней Волге поздней осенью 1237 г., основные силы Батыя сосредоточились в верховьях реки Воронеж для вторжения в Северо-Восточную Русь.

Численность орд Батыя, согласно мнению ряда исследователей, достигала 140 тыс. воинов, причем собственно монголов насчитывалось не более 50 тыс. человек. В это время русские князья могли собрать со всех земель не более 100 тыс. воинов, а дружины князей Северо-Восточной Руси составляли не более 1/3 от этого числа.

Междукняжеские распри и усобицы на Руси препятствовали формированию объединенной русской рати. Поэтому князья могли противостоять нашествию монголов только поодиночке. Зимой 1237 г. орды Батыя разорили Рязанское княжество, столица которого была сожжена, а все ее жители истреблены. Вслед за этим, в январе 1238 г., монгольские войска разгромили под Коломной рати Вла-димиро-Суздальской земли, возглавляемые сыном великого князя Всеволодом Юрьевичем, захватили Москву, Суздаль, а 7 февраля — Владимир. 4 марта 1238 г. на реке Сити в верховьях Волги было разгромлено войско великого князя Юрия Всеволодича, Сам великий князь погиб в этом сражении.

После взятия граничившего с Суздальской землей «пригорода» Великого Новгорода — Торжка — перед монгольскими ордами открылась дорога на Северо-Западную Русь. Но приближение весенней распутицы и значительные людские потери заставили завоевателей повернуть обратно в половецкие степи. Беспримерный подвиг совершили жители небольшого городка Козельска на р. Жиздре. В течение семи недель они держали оборону своего города. После взятия Козельска в мае 1238 г. Батый приказал стереть этот «злой город» с лица земли, а всех жителей уничтожить.

Лето 1238 г. Батый провел в придонских степях, восстанавливая силы для дальнейших походов. Весной 1239 г. им было разгромлено Переяславское княжество, а осенью разорена Чернигово-Северская земля.Завоевание Южной Руси (1240 — 1241).

Осенью 1240 г. войска Батыя двинулись на Европу через Южную Русь. В сентябре они перешли Днепр и окружили Киев. Киевом тогда владел галицкий князь Даниил Романович, поручивший оборону города тысяцкому Дмитру. Южнорусские князья так и не сумели организовать объединенную оборону своих земель от монгольской угрозы. После упорной обороны в декабре 1240 г. Киев пал. Вслед за этим в декабре 1240 — январе 1241 г. монгольские орды разорили почти все города Южной Руси (кроме Холма, Кременца и Данилова).

Весной 1241 г., захватив Галицко-Волынскую землю, Батый вторгся в Польшу, Венгрию, Чехию, вышел к границам Северной Италии и Германии. Однако, не получая подкрепления и неся значительные потери, монгольские войска к концу 1242 г. были вынуждены вернуться в степные низовья Волги. Здесь и был образован самый западный улус Монгольской империи — так называемая Золотая Орда.Русские земли после Батыева нашествия

Киевское княжество перестало быть объектом борьбы русских князей. Прерогативу доставления киевского князя присвоил себе ордынский хан, и Киев был передан сначала великому князю владимирскому Ярославу Всеволодичу (1243), а затем его сыну Александру Невскому (1249). Оба они, однако, непосредственно в Киеве не сидели, предпочитая Владимир-на-Клязьме.

Киев утратил статус номинальной общерусской столицы, что было закреплено в 1299 г. отъездом во Владимир митрополита всея Руси. В Киеве до середины XIV в. княжили незначительные князья (по-видимому, из черниговских Ольговичей), а в 60-е годы того же столетия Киевская земля перешла под власть Великого княжества Литовского.

В Черниговской земле после нашествия усилилось территориальное дробление, формировались мелкие княжества, в каждом из которых закреплялась своя линия ветви Ольговичей. Лесостепная часть Черниговщины систематически подвергалась разорению со стороны татар. На некоторое время сильнейшим в Черниговской земле стало Брянское княжество, чьи князья одновременно занимали и черниговский стол.

Но в конце XIV в. Брянское княжение перешло (очевидно, по инициативе Орды) в руки смоленских князей и возможность интеграции мелких княжеств Черниговщины под эгидой Брянска была утрачена. Черниговское княжение так и не закрепилось ни за одной из линий Ольговичей, а в 60 — 70-х годах XIV в. большей частью территории Черниговской земли овладел великий князь литовский Ольгерд. Только в ее северной, верхнеокской, части сохранились княжества под управлением Ольговичей, ставшие объектом длительной борьбы между Литвой и Москвой.

В Галицко-Волынской земле князю Даниилу Романовичу (1201- 1264) удалось сформировать крупное государство. В 1254 г. он принял от папской курии королевский титул. Галицко-Волынское княжество почти не подвергалось дроблению и сохраняло свою мощь в течение второй половины XIII — начала XIV в. Вместе с тем внешнеполитическое положение Галицко-Волынской земли было крайне неблагоприятным. Она находилась в окружении трех противоборствующих государственных образований — Литвы, Польши и Венгрии — и одновременно являлась вассалом Золотой Орды.

В связи с этим галицко-волынские князья были вынуждены, с одной стороны, участвовать в походах ордынцев на литовские, польские и венгерские земли, а с другой — отражать набеги ордынских ханов. После пресечения в начале 20-х годов XIV в. мужской линии потомков Даниила в Галицко-Волынской земле княжил их наследник по женской линии Болеслав — Юрий, а после его смерти (1340) Юго-Западная Русь стала ареной борьбы между Литвой и Польшей. В результате в середине XIV в. Волынь вошла в состав Великого княжества Литовского, а Галичина отошла к Польскому королевству.

Смоленское княжество, не граничившие непосредственно с владениями Золотой Орды, практически не испытало монголо-татарских разорении. Но смоленские князья, ослабленные в междоусобной войне 30-х годов XIII в., уже накануне Батыева нашествия выступали как второстепенные политические фигуры. С середины XIII в. они, по-видимому, признавали сюзеренитет великих князей владимирских. Со второй половины этого столетия главный внешнеполитический фактор, воздействовавший на Смоленское княжество, — натиск Литвы. Долгое время смоленским князьям удавалось сохранять относительную независимость, лавируя между Литвой и великим княжеством Владимирским. Но в конце концов в 1404 г. Смоленск попал под власть Великого княжества Литовского.

В Новгородской земле во второй половине XIII — XIV в. окончательно складывается республиканская форма правления. При этом со времени Александра Невского Новгород признавал своим сюзереном великого князя Владимирского, т.е. верховного правителя Северо-Восточной Руси. В XIV в. фактически полную самостоятельность приобретает Псковская земля, где складывается сходная с новгородской форма правления. При этом псковичи в течение XIV в. колебались в ориентации между литовскими и владимирскими великими князьями.

Рязанское княжество сумело во второй половине XIII — XIV в. сохранить относительную самостоятельность, хотя с конца XIV столетия рязанские князья стали признавать политическое старейшинство великих владимирских князей (из московского дома). Небольшое Муромское княжество не играло самостоятельной роли, а в конце XIV в . перешло под власть московских князей.

Полоцкая земля уже накануне Батыева нашествия была значительно ослаблена в результате натиска Литвы и немецкого Ордена. Окончательно она вошла в состав Великого княжества Литовского в конце XIII — начале XIV в. Тогда же попала под литовскую власть слабая Турово-Пинская земля.

Переяславское княжество после нашествия некоторое время находилось под непосредственным управлением Орды, затем там княжили представители ветви Ольговичей, а в 60-е годы XIV в. Переяславская земля вместе с Черниговской вошла в состав Великого княжества Литовского.

 

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.bestreferat.ru

 

reshal.ru

Монгольское нашествие — Юнциклопедия

Вначале XIII в. монгольский правитель Чингисхан (Тэмуджин, 1206—1227) объединил под своей властью прежде раздробленные воинственные монгольские племена и обрушил всю свою военную мощь на соседей, раздираемых внутренними междоусобицами. Сначала монголы вторглись в северо-восточный Китай, затем, в 1218—1221 гг., покорили населенные восточными половцами степи современного Казахстана, а также Среднюю Азию, где разгромили государство хорезмшахов. Из Средней Азии Чингисхан, готовясь к нашествию на Иран, Кавказ и страны Восточной Европы, отправил по маршруту намеченного вторжения 30-тысячный отряд под командованием Субудая и Джэбэ. Эти «железные псы Чингисхана», достигнув осенью 1222 г. Северного Кавказа, нанесли поражение аланам и западным половцам, которые запросили помощи у русских.

По инициативе галицкого князя Мстислава Удалого все южнорусские князья съехались в Киев на совет. После долгих колебаний и споров они решили, наконец, выступить вместе с половцами против татар (так монголов окрестили их соседи). В апреле 1223 г., узнав, что монголы из Крыма двинулись на Киев, южнорусские князья вышли им навстречу, чтобы застать врага еще в степи. Решающее сражение состоялось у реки Калки 29 мая 1223 г. Монголам удалось разбить союзников по частям, сначала стремительно атаковав шедших впереди половцев и галицко-волынскую рать под началом Мстислава Удалого и Даниила Романовича, затем черниговцев и киевлян, стоявших позади. Киевляне, не успев отступить и будучи окружены, огородились возами и почти 3 дня отчаянно отбивались, но, обессилев от жажды, наконец, сдались, положившись на клятву врагов отпустить их домой за выкуп. Однако монголы тут же перебили киевлян, а князя Мстислава киевского и двух его родичей положили под доски и, усевшись поверх, задавили. Из разбитого русского войска уцелело от смерти или плена не более трети, но и завоевателям выигрыш достался дорогой ценой. Поэтому после победы они не пошли на Киев, а повернули обратно и ушли в Среднюю Азию.

После смерти Чингисхана его внук Батый (1208—1255), во владения которому были отданы еще прежде степи современного Казахстана, выполняя волю деда, приступил к завоеванию Европы. При поддержке Субудая он в 1229 г. перешел р. Яик (Урал) и начал войну с половцами и волжскими булгарами, но поначалу покорить их ему не удалось. Лишь в 1236—1237 гг., после того как Батый получил в подкрепление 45-тысячное войско во главе с ханом Гуюком и сосредоточил под своим командованием около 140 тыс. человек, ему довольно легко удалось разгромить и подчинить себе волжских булгар и соседние поволжские народы, а также часть половцев, обитавших между Доном и Волгой. Осенью 1237 г. монголы вышли к восточной границе Руси на пространстве между Доном и Волгой. Несмотря на приблизившуюся вплотную угрозу нашествия, русские князья не приняли никаких серьезных мер к действенному отпору. Великий князь владимирский Юрий Всеволодович отказался от предложения созвать общерусский съезд во Владимире и собрать объединенное русское войско, посчитав это преждевременным. В результате, когда в ноябре 1237 г. Батый вдруг вторгся в Рязанское княжество и встал на р. Воронеже, его нападение застигло русских князей врасплох.

Монголы немедленно отправили посольство в Рязань с требованием подчиниться и платить постоянную дань в размере десятой части от всех доходов. Рязанцы, в расчете на поддержку соседей, гордо ответили: «Когда никого из нас в живых не будет, тогда все возьмете». Однако соседи, Юрий владимирский и Мстислав черниговский, замешкались с помощью, так как Батый прислал к ним послов с уверениями, что он их не тронет, если те не будут помогать Рязани. Тогда рязанцы решили откупиться от врага единовременной контрибуцией. Они отправили на р. Воронеж посольство во главе с князем Федором. Посольство, отказавшееся идти на чрезмерные уступки, было перебито. После этого монголы двинулись на Рязань, взяли штурмом Пронск, где пленили жену рязанского князя Юрия. Под стенами Рязани произошла жестокая битва, русские были разбиты, а остатки войска укрылись в городе. Пять дней, проявляя чудеса героизма, рязанцы мужественно защищали свой город, отбивая многочисленные штурмы, пока монголы не проломили стены камнеметами. Думая спасти горожан и свою плененную супругу от расправы и положившись на обещания Батыя, князь Юрий добровольно явился во вражеский лагерь для переговоров, но Батый убил и его, и жену и, ворвавшись в Рязань, учинил там дикую резню, истребив почти всех жителей.

Бессмертным стал подвиг легендарного богатыря Евпатия Коловрата. Посланный за помощью в Чернигов, он спешил оттуда обратно в Рязань с 300 воинами. Опоздав всего на два дня, они нашли лишь руины мертвого города. Тогда Евпатий собрал по уцелевшим глухим лесным деревням еще около полутора тысяч бойцов и стал преследовать Батыя, ушедшего на Коломну. Коловрат развернул беспощадную партизанскую войну, нападая внезапно по ночам на отдельные, рассеявшиеся для грабежа вражеские отряды и вырезая их. В течение недели Евпатий истребил несколько тысяч монголов. Батыю пришлось остановить наступление и начать облавную охоту на смельчака. Наконец главным силам удалось окружить горсть храбрецов, но те сражались так отчаянно, что враги очень дорого заплатили за свою победу. Сам Евпатий убил в бою несколько десятков лучших монгольских витязей и рассек ударом меча могучего великана Хостоврула. Лишь заметав русских градом камней из стенобитных орудий, враги смогли уничтожить Коловрата и его дружину.

В январе 1238 г. монголы подошли к границе Владимиро-Суздальского княжества и встретили у Коломны поджидавшую их сильную владимирскую рать во главе с князем Всеволодом, сыном владимирского князя Юрия Всеволодовича. Передовой отряд монголов атаковал русских, но был отбит. Тогда Батый ввел в бой главные силы, и Коломна пала. Сам князь Всеволод с малой дружиной сумел ускакать во Владимир. Двинувшись дальше, монголы осадили Москву, отважный гарнизон которой сделал несколько дерзких вылазок, но во время последней попал в засаду и был почти весь перебит. Овладев в конце января Москвой, Батый зверски казнил за непокорство воеводу Филиппа Нянку, юного князя Владимира и его сына-младенца. Владимирский князь Юрий Всеволодович, узнав, что враг от Москвы направился к Владимиру, оставил в городе своих сыновей Всеволода и Мстислава с сильным гарнизоном, а сам выехал в Ярославль, надеясь в тех местах собрать сильное войско, явиться с ним на выручку своей столицы и разбить монголов. Однако Батый взял Владимир прежде, чем Юрий успел оказать городу помощь. 3 февраля 1238 г. татары осадили город, 7 февраля проломили камнеметами стены, а 8 февраля, несмотря на упорное сопротивление горожан, ворвались во Владимир и овладели им. При этом погибла вся семья Юрия Всеволодовича. От Владимира главные силы татар направились против Юрия Всеволодовича и где-то между Ростовом и Переяславлем в середине февраля разбили его наспех собранную новую рать. Затем Батый двинулся на Переяславь, Тверь и Торжок, а отряд Бурундая в начале марта 1238 г. на р. Сити добил остатки суздальского войска, причем сам Юрий попал в плен и был казнен. Остальные отряды разделились на несколько колонн и, совершая рейды по разным направлениям, разорили Владимиро-Суздальское во, захватив только в течение февраля 14 городов. Особенно упорное сопротивление оказали Тверь и Торжок, но и эти города пали в марте 1238 г. Однако от намеченного похода на Новгород Батыю пришлось отказаться, так как от 100-тысячного войска у него осталось менее половины. К тому же, пользуясь пребыванием главных сил монголов на Руси, волжские булгары подняли восстание, а оставшиеся еще не завоеванными придонские и приднепровские половцы и народы Северного Кавказа в многочисленных вооруженных стычках наносили монголам немалый урон. Батый начал отход на юг, в половецкие степи, но у г. Козельска ему пришлось остановиться. Два месяца козельцы героически отбивали все приступы врага. Даже когда под городом собралась вся монгольская армия, а стены уже были проломлены, бесстрашные жители и тогда не дрогнули. Видя, что смерть неминуема, они обнялись на прощание, выхватили ножи и бросились на ворвавшихся в город монголов врукопашную, заставив их спешно отступить. Разгоряченные победой, козельцы кинулись преследовать противника в поле. Увлекшись погоней, они слишком отдалились от города, и враг, отрезав их от стен города, перебил. Но прежде чем погибнуть, как говорит предание, козельцы переломали все монгольские машины, убили трех князей и уничтожили в ожесточенных рукопашных схватках 4 тыс. вражеских воинов. В ответ Батый, взяв город, приказал истребить даже грудных младенцев и уничтожить все живое. Руины же Козельска хан повелел сравнять с землей и засеять травой, запретив впредь строить на этом месте город. Из пятитысячного населения Козельска чудом спаслось всего человек пять.

Невероятная оборона Козельска потрясла воображение монголов. Познав уже храбрость русских воинов, враги были все же поражены несгибаемой стойкостью козельцев и, не смея называть Козельск его настоящим именем, прозвали его «злым» или «крутым» городом. Навеки обессмертившие свое имя козельцы остались в исторической памяти не только русских, но и монголов, попав в монгольские песни, легенды и сказки.

Уничтожив Козельск, армия Батыя отошла в половецкие степи между Донцом и Днепром и в 1238—1239 гг. завоевала их, покорив одновременно и Северный Кавказ. На русские земли в это время Батый посылал лишь отдельные отряды, которые в марте 1239 г. захватили Переяславль, а в октябре 1239 г. с невероятным трудом — Чернигов. Затем монгольский отряд попытался было взять и Киев, но сил оказалось недостаточно и отряд отступил в степь. Лишь осенью 1240 г. на Киев двинулась почти вся армия во главе с Батыем. С ноября началась героическая оборона города, вписавшая одну из самых ярких страниц в летопись русской военной славы. Киевляне отчаянно дрались на улицах, пока под ударами камнеметов не рухнул их последний оплот — Десятинная церковь, похоронившая под своими обломками оставшихся в живых мужественных защитников. Батый, восхищенный стойкостью киевлян, даровал жизнь руководителю обороны воеводе Дмитрию. Взяв 6 декабря 1240 г. Киев, монголы двинулись на запад и в течение 2-3 месяцев опустошили Волынское и Галицкое княжества, предав огню и мечу стольные города Галич, Владимир-Волынский и множество других, средних и мелких. Особенно героическое сопротивление врагам оказали жители Владимира-Волынского, уничтожив не менее 8 тыс. захватчиков. Уже в наше время археологи раскопали там пирамиду из черепов, пробитых ржавыми гвоздями. Это были места массовых казней пленных волынцев.

Опустошив Галицко-Волынские земли, Батый двинулся в Центральную Европу — на Польшу, Венгрию и Чехию. Но силы монголов были уже подорваны героическим сопротивлением русских. Не сумев закрепиться в Центральной Европе, захватчики через Балканы отхлынули в восточноевропейские степи. Таким образом, в очередной раз Русь грудью заслонила Европу от нашествия кочевников и спасла от монгольского порабощения европейские страны, обеспечив им возможность для дальнейшего политического, экономического и культурного развития. Но сама Русь, истерзанная и обескровленная, надолго попала под ордынское иго (см. Ордынское иго и его свержение), что затормозило ее развитие и обусловило определенное отставание от ряда европейских стран.

yunc.org

Монгольское нашествие на Русь - это... Что такое Монгольское нашествие на Русь?

Это статья о монгольских вторжениях на Русь в 1237—1240 годах. О вторжении 1223 года см. Битва на реке Калке. О более поздних вторжениях см. Перечень походов монголо-татар на русские княжества.

Монго́льское наше́ствие на Русь — вторжения войск Монгольской империи на территории русских княжеств в 1237—1240 гг. в ходе Западного похода монголов (Кипчакского похода) 1236—1242 гг. под предводительством чингизида Батыя и военачальника Субэдэя[1].

Предыстория

Впервые задача дойти до города Киева была поставлена Субэдэю ещё Чингисханом в 1221 году:

Субеетай-Баатура он отправил в поход на север, повелевая дойти до одиннадцати стран и народов, как-то:Канлин, Кибчаут, Бачжигит, Оросут, Мачжарат, Асут, Сасут, Серкесут, Кешимир, Болар, Рарал (Лалат), перейти через многоводные реки Идил и Аях, а также дойти и до самого города Кивамен-кермен[2]

Когда объединённое русско-половецкое войско потерпело сокрушительное поражение в битве на реке Калке 31 мая 1223 года, монголы вторглись в пограничные южнорусские земли (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона называет это первым нашествием монголов на Россию[3]), но отказались от плана похода на Киев, а затем потерпели поражение в Волжской Булгарии в 1224 году.

В 1228—1229 годах, взойдя на престол, Угэдэй направил 30-тысячный[4] корпус на запад во главе с Субэдэем и Кокошаем против кипчаков и волжских булгар. В связи с этими событиями в 1229 году имя татар вновь появляется в русских летописях: «сторожеве болгарьские прибегоша бьени от татар близ реки, еи же имя Яик» (а в 1232 году Придоша Татарове и зимоваша не дошедше Великого града Болгарьскаго[5]).

«Сокровенное сказание» применительно уже к периоду 1228—1229 сообщает о том, что Угэдэй

...отправил в поход Бату, Бури, Мунке и многих других царевичей на помощь Субеетаю, так как Субеетай-Баатур встречал сильное сопротивление со стороны тех народов и городов, завоевание которых ему было поручено еще при Чингис-хане, а именно-народов Канлин, Кибчаут, Бачжигит, Орусут, Асут, Сесут, Мачжар, Кешимир, Сергесут, Булар, Келет (китайская «История монголов» добавляет не-ми-сы) а также и городов за многоводными реками Адил и Чжаях, как то: Мекетмен, Кермен-кеибе и прочих... Когда же войско будет многочисленно, все воспрянут и будут ходить с высоко поднятой головой. Вражеских же стран там много, и народ там свирепый. Это — такие люди, которые в ярости принимают смерть, бросаясь на собственные мечи. Мечи же у них, сказывают, остры».

Однако, в 1231—1234 годах монголы вели вторую войну с Цзинь, и движение на запад соединённых сил всех улусов начинается непосредственно после решения курултая 1235 года.

На курултае (сейме) в Монголии в 1229 г. решено было послать 30-тысячную армию для завоевания стран к северу от Каспийского и Черного морей; но она почему-то не была отправлена, и только на курултае 1235 г. осуществилось это намерение. Начальство над армией было поручено Батыю, к которому приставлен ноян Субугедай, участвовавший в первом нашествии монголов на Россию…По первоначальному плану Батыю предполагалось дать 30000 войска; нет основания думать, что это число было потом изменено в ту или другую сторону[3].

Аналогично (30—40 тыс. чел.) оценивает численность монгольского войска Гумилёв Л. Н.[6]. В современной исторической литературе господствующей является другая оценка общей численности монгольского войска в западном походе: 120—140 тыс. воинов[7], 150 тыс. воинов[8]

Первоначально Угэдэй сам планировал возглавить кипчакский поход, но Мунке отговорил его[9]. Кроме Батыя, в походе участвовали следующие чингизиды: сыновья Джучи Орда-Ежен, Шибан, Тангкут и Берке, внук Чагатая Бури и сын Чагатая Байдар, сыновья Угэдэя Гуюк и Кадан, сыновья Толуя Мункэ и Бучек, сын Чингисхана Кюльхан, внук брата Чингисхана Аргасун. О том, какое значение придавали чингизиды покорению русских, свидетельствует монолог Угэдэя в адрес Гуюка, недовольного Батыевым руководством[2].

Владимирский летописец сообщает под 1230 годом: «Того же года Болгаре поклонишася великому князю Юрью, прося мира на шесть лет, и сътвори с ними мир». Стремление к миру было подкреплено делом: после заключения мира на Руси вследствие двухлетнего неурожая разразился голод, и булгары безвозмездно привели в русские города суда с продовольствием. Под 1236 годом: «Приидоша Татарове на Болгарскую землю и взяша славный Великий град Болгарский, избиша всех от стара и до юна и до сущаго младенца и град их сожгоша и землю всю их поплениша». Великий князь Юрий Всеволодович Владимирский принял на своей земле булгарских беженцев и расселил их по русским городам[источник не указан 149 дней]. В 1236 году Юрий Всеволодович Владимирский не послал войска в помощь волжским булгарам, а его младший брат Ярослав Новгородский захватил Киев.

Одним из последних сражений монгольского войска на границах Волжской Булгарии перед нападением на Русь считается Золотарёвское сражение осенью 1237 года.[10]

О том, что нападение монголов на Русь в конце 1237 года не стало неожиданным, свидетельствуют письма-донесения венгерского монаха-миссионера, доминиканца Юлиана:

Многие передают за верное, и князь суздальский передал словесно через меня королю венгерскому, что татары днём и ночью совещаются, как бы прийти и захватить королевство венгров-христиан. Ибо у них, говорят, есть намерение идти на завоевание Рима и дальнейшего... Ныне же, находясь на границах Руси, мы близко узнали действительную правду о том, что всё войско, идущее в страны Запада, разделено на четыре части. Одна часть у реки Этиль (Волги) на границах Руси с восточного края подступила к Суздалю. Другая же часть в южном направлении уже нападала на границы Рязани, другого русского княжества. Третья часть остановилась против реки Дона, близ замка Oveheruch, также княжества русских. Они, как передавали нам словесно сами русские, венгры и болгары, бежавшие перед ними, ждут того, чтобы земля, реки и болота с наступлением ближайшей зимы замёрзли, после чего всему множеству татар легко будет разграбить всю Русь, всю страну Русских.

Четвёртая часть монгольского войска оставалась на Дону до возвращения с севера основных сил весной 1238 года[11], не предпринимая активных действий.

Поход на Северо-Восточную Русь (1237—1238)

Взятие Суздаля монголами. Миниатюра из русской летописи Взятие Владимира монголами. Миниатюра из русской летописи Оборона Козельска. Миниатюра из русской летописи

Монголы появились на южных рубежах Рязанского княжества и обратились к русским князьям с требованием дани. Юрий Рязанский послал за помощью к Юрию Владимирскому и Михаилу Черниговскому. Рязанское посольство было уничтожено в ставке Батыя, и Юрий Рязанский вывел свои полки, а также полки муромских князей, на пограничную битву, которая была проиграна.

Юрий Всеволодович послал на помощь рязанским князьям соединённое войско: своего старшего сына Всеволода со всими людьми[12], воеводу Еремея Глебовича, отступившие из Рязани силы во главе с Романом Ингваревичем и новгородские полки[13]. Рязань пала после 6-дневной осады 21 декабря. Посланное войско успело дать захватчикам жестокий бой под Коломной (на территории Рязанской земли), но было разбито.

Монголы вторглись во Владимиро-Суздальское княжество, где их нагнал вернувшийся из Чернигова «в малой дружине» рязанский боярин Евпатий Коловрат вместе с остатками рязанских войск и благодаря внезапности нападения смог нанести им существенные потери (в некоторых редакциях «Повести о разорении Рязани Батыем» рассказывается о торжественных похоронах Евпатия Коловрата в Рязанском соборе 11 января 1238 года[14]). 20 января после 5-дневного сопротивления пала Москва, которую защищали младший сын Юрия Владимир и воевода Филипп Нянка «с малым войском». Юрий Всеволодович отошёл на север (р.Сить) и стал собирать войско для новой битвы с противником, ожидая полки своих братьев Ярослава (исследователи трактуют это как ожидание новгородских войск[7]) и Святослава.

Владимир был взят в начале февраля после восьми[15] дней осады, в нём погибла вся семья Юрия Всеволодовича. Кроме Владимира, в феврале 1238 года были взяты Суздаль, Переяславль-Залесский, Юрьев-Польский, Стародуб-на-Клязьме, Тверь, Городец, Кострома, Галич-Мерьский, Ростов, Ярославль, Углич, Кашин, Кснятин, Дмитров, а также новгородские пригороды Вологда и Волок Ламский.

На поволжские города, защитники которых ушли со своими князьями Константиновичами к Юрию на Сить, обрушились второстепенные силы монголов во главе с тёмником Бурундаем. В течение 3-х недель после взятия Владимира покрыв расстояние примерно вдвое большее, чем за то же время предолели основные монгольские силы, во время осады последними Твери и Торжка (оборона 22 февраля — 5 марта) Бурундай подошёл к Сити со стороны Углича, владимирское войско не успело изготовиться к битве (за исключением сторожи численностью 3000 человек под руководством воеводы Дорофея Семёновича), было окружено и почти полностью погибло или попало в плен (4 марта 1238 года). Однако, монголы и сами «великую язву понесли, пало и их немалое множество». В битве вместе с Юрием погиб Всеволод Константинович Ярославский, Василько Константинович Ростовский попал в плен (впоследствии был убит), Святославу Всеволодовичу и Владимиру Константиновичу Углицкому удалось спастись.

Переяславль-Залесский, центр княжества Ярослава Всеволодовича, лежавший на прямом пути главных сил монголов от Владимира на Новгород, был взят царевичами сообща за 5 дней. При взятии монголами Твери погиб один из сыновей Ярослава Всеволодовича, имя которого не сохранилось. Летописи не упоминают об участии в битве на Сити Ярослава или новгородцев. Исследователями часто подчёркивается тот факт, что Новгород не послал войско на помощь Торжку.

Подводя итог поражению Юрия и разорению Владимиро-Суздальского княжества, первый русский историк Татищев В. Н. говорит о том, что потери монгольских войск во много раз превосходили потери русских, но монголы восполняли свои потери за счёт пленных (пленные закрывали погибель их), которых на тот момент оказалось больше, чем самих монголов (а паче пленённых).[16] В частности, штурм Владимира был начат только после того, как один из монгольских отрядов, взявший Суздаль, вернулся с множеством пленных.

После взятия 5 марта 1238 года Торжка основные силы монголов, соединившись с остатками войска Бурундая, не дойдя 100 вёрст до Новгорода, от Игнач Креста повернули назад в степи (по разным версиям, из-за весенней распутицы[17] или из-за высоких потерь). На обратном пути монгольское войско двигалось двумя группами. Основная группа прошла в 30 км восточнее Смоленска, совершив остановку в районе Долгомостья. Литературный источник — «Слово о Меркурии Смоленском» — рассказывает о поражении и бегстве монгольских войск. Далее основная группа пошла на юг, вторглась в пределы Черниговского княжества и сожгла Вщиж, находящийся в непосредственной близости от центральных районов Чернигово-Северского княжества (с этим событием одна из версий связывает гибель четверых младших сыновей Владимира Святославича[18]), но затем резко повернула на северо-восток и, обойдя стороной крупные города Брянск и Карачев, осадила Козельск. Восточная группа во главе с Каданом и Бури прошла весной 1238 года мимо Рязани. Осада Козельска, где князем был 12-летний внук участника битвы на Калке Мстислава Святославича Василий, затянулась на 7 недель. В мае 1238 года монголы соединились под Козельском и взяли его в течение трёхдневного штурма, понеся большие потери как в технике[19], так и в людских ресурсах во время вылазок осаждённых.

Ярослав Всеволодович наследовал Владимир за братом Юрием, а Киев занял Михаил Черниговский, сконцентрировав в своих руках таким образом Галицкое княжество, Киевское княжество и Черниговское княжество.

Вторжения 1239 года

В 1239 году монголы вторгались только в пограничные русские княжества эпизодически, в ходе подавления восстаний в Поволжье и половецких степях. Русская летопись, заканчивая повествование о монгольском походе в Северо-Восточную Русь, говорит о том, что с 1 марта 1238 года по 1 марта 1239 было мирно.

Однако зимой 1238/39 г., согласно Тверской летописи, состоялся монгольский поход в Волго-Окский регион, в Лаврентьевской летописи так сообщается о нём:

На зиму . взѧша Татарове Мордовьскую землю . и Муром̑ пожгоша . и по Клѧзмѣ воєваша . и град̑ ст҃ъıӕ Бц҃а . Гороховець пожгоша . а сами идоша в станъı своӕ[20]

Вероятно в этом случае целью монголов были земли эрзи, чей князь отказался покориться монголам ещё в 1236 г. Тогда же монголы разграбили и соседние с мордвой русские земли, которые, по-видимому, не пострадали во время зимней кампании 1237—1238 гг.: Муром, Городец, Нижний Новгород и Гороховец. Л. В. Черепнин (в статье сборника «Татаро-монголы в Азии и Европе», М. 1977, стр. 197) датирует эти события 1239 г., но до взятия Переяславля Русского (ныне Переяславль-Хмельницкий). 3 марта 1239 года один из монгольских отрядов разорил Переяславль Южный. При этом соборная церковь св. Михаила была разрушена, а епископ Симеон — убит.

После осады, 18 октября 1239 года монголами был взят Чернигов (войско под руководством князя Мстислава Глебовича неудачно пыталось помочь городу). После падения Чернигова монголы занялись грабежом и разорением вдоль Десны и Сейма. Гомий, Путивль, Глухов, Вырь и Рыльск были разрушены и опустошены[7]. С этими событиями одна из версий связывает гибель четверых младших братьев Мстислава Глебовича[18].

Военные действия против Даниила Галицкого (1240)

Корпус под предводительством Букдая весной 1240 г. был направлен через Дербент на юг, в помощь действовавшим в Закавказье монгольским войскам. Примерно в это же время Батый принял решение отослать домой Мунке, Гуюка и Бури, отношения с которыми у него не сложились. Оставшиеся войска провели перегруппировку, вторично пополнившись за счёт половцев и поволжских народов[7].

Следующей целью монголов стали русские земли на правом берегу Днепра. К 1240 г. большая их часть (Галицкое, Волынское, Киевское, а также, предположительно — Турово-Пинское княжества) была объединена под властью сыновей волынского князя Романа Мстиславовича: Даниила и Василька.

Не считая себя в состоянии самостоятельно противостоять монголам, накануне вторжения (то есть примерно осенью 1240 г.) Даниил отправился в Венгрию, вероятно, пытаясь склонить короля Белу IV оказать ему помощь. Не добившись своего, он по сообщению Ипатьевской летописи:

...воротился от короля, и приехал в Синеволодское, в монастырь святой Богородицы...и возвратился назад в Угры, ибо не мог пройти в Русскую землю, поскольку мало с ним было дружины.[21]

Позднее он перешёл в Польшу: сначала в Сандомир (где встретился со своей семьёй), а затем в Мазовию, к своему союзнику Конраду. Там же оказался и брат Даниила Василько. В Мазовии князья оставались до тех пор пока не узнали об уходе монголов из их земель.

Первым пунктом на пути Батыя был Киев. Ещё осенью 1239 г., во время покорения Черниговского княжества (по мнению Р. П. Храпачевского это произошло не ранее февраля-марта 1240 года), к Днепру напротив Киева подходил Мунке, который, как пишет летопись: «видивъ град̑ . оудивисѧ красотѣ его . и величествоу его присла послъı свои к Михаилоу и ко гражаномъ . хотѧ е . прельстити»[22]. Контролировавший в то время город черниговский князь Михаил Всеволодович ответил тогда отказом на мирные предложения монголов.

Новая попытка овладеть Киевом была предпринята монголами почти год спустя, осенью 1240 г. Батый снова собрал в кулак бывшие в его распоряжении войска. Как, немного смешивая события, сообщает Ипатьевская летопись в его распоряжении были:

братьӕ его силныи воеводъı . Оурдю . и Баидаръ . Бирюи Каиданъ . Бечакъ . и Меньгоу . и Кююкь {...} не ѿ родү же его . но бѣ воевода его перьвъıи . Себѣдѧи богатоуръ . и Боуроунъдаии багатырь иже взӕ Болгарьскоую землю . и Соуждальскоую . инѣхъ бещисла воеводъ[23]

Своё наступление монголы начали с покорения Поросья — области зависимых от киевских князей Чёрных Клобуков. После Поросья монгольские войска осадили Киев[7].

Относительно сроков и продолжительности осады Киева в источниках есть противоречие. Главный источник по событиям осады — Ипатьевская летопись — не содержит никаких дат. Лаврентьевская летопись под 1240 г. сообщает, что Киев был взят монголами «до Ржс̑тва Гс̑нѧ . на Николинъ дн҃ь»[24] — то есть 6 декабря. В то же время, согласно сравнительно поздней (XV в.) Летописи Авраамки:

приiдоша Татарове къ Кiеву, Септября 5, и стояша 10 недель и 4 дни, и едва взяша его, Ноября 19, в понеделникъ.

Отдать предпочтение любой из этих дат — сложно. Можно лишь отметить, что едва ли ослабленный усобицами, оставшийся без князя город мог продержаться особенно долго (почти в 10 раз дольше чем, например, столицы других русских княжеств: Рязань и Владимир). В пользу этого умозаключения свидетельствует и известие Рашид ад-Дина, сообщающего о взятии монголами некого крупного города «Манкер-кан» в стране русских и «народа чёрных шапок» (то есть очевидно Чёрных клобуков):

царевичи Бату с братьями, Кадан, Бури и Бучек направились походом в страну русских и народа черных шапок и в девять дней взяли большой город русских, которому имя Манкер-кан[25]

Падение Киева стало знаковым событием — среди правящих кругов Галича и Волыни началась паника. Сидевший в Луцке Михаил Всеволодович снова бежал со своим сыном в Польшу. Туда же бежала супруга князя Даниила и его брат Василько. Правители Болоховской земли изъявили завоевателям покорность.

Владевший в это время Киевом Даниил находился в Венгрии, пытаясь — как и Михаил Всеволодович годом раньше — заключить династический брак с королём Венгрии Белой IV, и также безуспешно (бракосочетание Льва Даниловича и Констанции в ознаменование галицко-венгерского союза состоится лишь в 1247 году). Обороной «матери городов русских» руководил тысяцкий Дмитр. В «Жизнеописании Даниила Галицкого» говорится о Данииле:

...и воротился от короля, и приехал в Синеволодское, в монастырь святой Богородицы…и возвратился назад в Угры, ибо не мог пройти в Русскую землю, поскольку мало с ним было дружины[21].

Дмитр попал в плен. Были взяты Ладыжин и Каменец. Кременец монголам взять не удалось. Взятие Владимира-Волынского ознаменовалось важным событием во внутримонгольской политике — от Батыя в Монголию ушли Гуюк и Мунке. Уход туменов самых влиятельных (после Батыя) чингизидов, несомненно, уменьшил силы монгольской армии[7]. В связи с этим исследователи[7][26] считают, что дальнейшее движение на запад было предпринято Батыем по собственной инициативе.

Дмитр посоветовал Батыю оставить Галицию и идти на угров не стряпая:

Не задерживайся в земле этой долго, время тебе на угров уже идти. Если же медлить будешь, земля та сильная, соберутся на тебя и не пустят тебя в землю свою». Про то говорил ему, поскольку видел землю Русскую, гибнущую от нечестивого[21].

3 тумена[7] монголов во главе с Байдаром вторглись в Польшу, основные силы (до 70 тыс.чел.[7]) во главе с Батыем, Каданом и Субэдэем, взяв за три дня Галич — в Венгрию.

Ипатьевская летопись под 1241 годом упоминает князей Понизья (болоховских), согласившихся платить дань монголам зерном и тем самым избежавших разорения своих земель, их поход вместе с князем Ростиславом Михайловичем на город Бакоту и удачный карательный поход Романовичей; под 1243 годом — поход двух военачальников Батыя на Волынь вплоть до города Володавы в среднем течении Западного Буга.

Историческое значение

В результате нашествия погибло около половины населения. Киев, Владимир, Суздаль, Рязань, Тверь, Чернигов, и многие другие города были разрушены. Исключение составили Великий Новгород, Псков, Смоленск, а также города Полоцкого[27] и Турово-Пинского княжеств. Развитая городская культура Древней Руси была уничтожена.

На несколько десятков лет в русских городах практически прекратилось строительство из камня. Исчезли сложные ремёсла, такие как производство стеклянных украшений, перегородчатой эмали, черни, зерни, полихромной поливной керамики. «Русь была отброшена назад на несколько столетий, и в те века, когда цеховая промышленность Запада переходила к эпохе первоначального накопления, русская ремесленная промышленность должна была вторично проходить часть того исторического пути, который был проделан до Батыя»[28].

Южные русские земли потеряли почти всё оседлое население. Уцелевшее население уходило на лесной северо-восток, концентрируясь в междуречье Северной Волги и Оки. Здесь были более бедные почвы и более холодный климат, чем в южных полностью разорённых регионах Руси, а торговые пути находились под контролем монголов. В своём социально-экономическом развитии Русь была значительно отброшена назад.

«Историки военного дела к тому же отмечают тот факт, что процесс дифференциации функций между формированиями стрелков и отрядами тяжёлой кавалерии, специализировавшейся на прямом ударе холодным оружием, на Руси сразу же после нашествия оборвался: произошла унификация этих функций в лице одного и того же воина-феодала, вынужденного и стрелять из лука, и биться копьём и мечом. Таким образом, русское войско, даже в своей отборной, чисто феодальной по составу части (княжеские дружины), было отброшено назад на пару веков: прогресс в военном деле всегда сопровождался расчленением функций и закреплением их за последовательно возникавшими родами войск, их унификация (вернее, реунификация) — явный признак регресса. Как бы то ни было, русские летописи XIV века не содержат и намёка на отдельные отряды стрелков, подобные генуэзским арбалетчикам, английским лучникам эпохи Столетней войны. Это и понятно: такие отряды из „даточных людей“ не сформировать, требовались стрелки-профессионалы, то есть оторвавшиеся от производства люди, продававшие своё искусство и кровь за звонкую монету; Руси же, отброшенной назад и экономически, наёмничество было просто не по карману»[29].

Правда, существуют и возражения против такого мнения. [источник не указан 288 дней] Военная организация и вооружение определялись исторически, прежде всего, состоянием их же у «потенциальных противников», с кем велись (или могли вестись) войны. С этой точки зрения, тяжелая рыцарская кавалерия и пешие арбалетчики не были панацеей в борьбе с конно-стрелковыми армиями кочевых народов, против которых в основном приходилось воевать русско-литовским князьям в 13-15 веках. Это подтверждают и крайне малые успехи этих родов войск европейских стран в борьбе с турками (у которых легкая кавалерия была самой многочисленной частью войск) вплоть до 17 века, когда тяжелая кавалерия и пешие лучники и арбалетчики стали достоянием глубокой истории.

Примечания

  1. ↑ Монголо-татарское нашествие // БРЭ. Т.20. М.,2012.
  2. ↑ 1 2 Сокровенное сказание монголов. Перевод С. А. Козина
  3. ↑ 1 2 Золотая орда // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. ↑ Джувейни, Ата Малик. История завоевателя мира
  5. ↑ Лаврентьевская летопись. Статья 6740.; Гагин И. А. Булгаро-монгольские войны первой половины XIII в.
  6. ↑ Гумилёв Л. Н. От Руси к России
  7. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Р. П. Храпачевский. Военная держава Чингизхана
  8. ↑ Каргалов В. В. Конец ордынского ига
  9. ↑ Рашид-Ад-Дин. Сборник летописей
  10. ↑ Белорыбкин Г. Н. «Древняя история Пензенского края». Пенза. 1988 г.
  11. ↑ Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь
  12. ↑ Ипатьевская летопись
  13. ↑ Лаврентьевская летопись
  14. ↑ Евпатий Коловрат на Хроносе
  15. ↑ Рашид ад-Дин. Сборник летописей
  16. ↑ Татищев В. Н. История Российская. Часть 2
  17. ↑ Продолжительность ледостава. Карта-схема
  18. ↑ 1 2 Л.Войтович КНЯЗІВСЬКІ ДИНАСТІЇ СХІДНОЇ ЄВРОПИ
  19. ↑ Галицко-волынская летопись сообщает, что защитники Козельска во время вылазки исѣкоша праща ихъ, то есть уничтожили камнемётные орудия.[1]
  20. ↑ Лаврентьевская летопись
  21. ↑ 1 2 3 Жизнеописание Даниила Галицкого
  22. ↑ Ипатьевская летопись
  23. ↑ Ипатьевская летопись
  24. ↑ Лаврентьевская летопись
  25. ↑ ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946-1952 ГГ.->ТОМ II->ЧАСТЬ 2
  26. ↑ Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. — М., 1985.
  27. ↑ Археологические исследования показали, что Свислочь в 100 км юго-восточнее Минска была подвергнута монгольскому нашествию 1237—1240 годов.[2]
  28. ↑ Рыбаков Б. А., "Ремесло Древней Руси, 1948, с.525-533,780-781
  29. ↑ «Связь времён», Нестеров Ф. Ф. (рец. ДИН, проф. Каргалов В. В., М, «Молодая гвардия», 1984)

См. также

Литература

 

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

 

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

 

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

biograf.academic.ru

Монгольское нашествие на Русь - это... Что такое Монгольское нашествие на Русь?

Это статья о монгольских вторжениях на Русь в 1237—1240 годах. О вторжении 1223 года см. Битва на реке Калке. О более поздних вторжениях см. Перечень походов монголо-татар на русские княжества.

Монго́льское наше́ствие на Русь — вторжения войск Монгольской империи на территории русских княжеств в 1237—1240 гг. в ходе Западного похода монголов (Кипчакского похода) 1236—1242 гг. под предводительством чингизида Батыя и военачальника Субэдэя[1].

Предыстория

Впервые задача дойти до города Киева была поставлена Субэдэю ещё Чингисханом в 1221 году:

Субеетай-Баатура он отправил в поход на север, повелевая дойти до одиннадцати стран и народов, как-то:Канлин, Кибчаут, Бачжигит, Оросут, Мачжарат, Асут, Сасут, Серкесут, Кешимир, Болар, Рарал (Лалат), перейти через многоводные реки Идил и Аях, а также дойти и до самого города Кивамен-кермен[2]

Когда объединённое русско-половецкое войско потерпело сокрушительное поражение в битве на реке Калке 31 мая 1223 года, монголы вторглись в пограничные южнорусские земли (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона называет это первым нашествием монголов на Россию[3]), но отказались от плана похода на Киев, а затем потерпели поражение в Волжской Булгарии в 1224 году.

В 1228—1229 годах, взойдя на престол, Угэдэй направил 30-тысячный[4] корпус на запад во главе с Субэдэем и Кокошаем против кипчаков и волжских булгар. В связи с этими событиями в 1229 году имя татар вновь появляется в русских летописях: «сторожеве болгарьские прибегоша бьени от татар близ реки, еи же имя Яик» (а в 1232 году Придоша Татарове и зимоваша не дошедше Великого града Болгарьскаго[5]).

«Сокровенное сказание» применительно уже к периоду 1228—1229 сообщает о том, что Угэдэй

...отправил в поход Бату, Бури, Мунке и многих других царевичей на помощь Субеетаю, так как Субеетай-Баатур встречал сильное сопротивление со стороны тех народов и городов, завоевание которых ему было поручено еще при Чингис-хане, а именно-народов Канлин, Кибчаут, Бачжигит, Орусут, Асут, Сесут, Мачжар, Кешимир, Сергесут, Булар, Келет (китайская «История монголов» добавляет не-ми-сы) а также и городов за многоводными реками Адил и Чжаях, как то: Мекетмен, Кермен-кеибе и прочих... Когда же войско будет многочисленно, все воспрянут и будут ходить с высоко поднятой головой. Вражеских же стран там много, и народ там свирепый. Это — такие люди, которые в ярости принимают смерть, бросаясь на собственные мечи. Мечи же у них, сказывают, остры».

Однако, в 1231—1234 годах монголы вели вторую войну с Цзинь, и движение на запад соединённых сил всех улусов начинается непосредственно после решения курултая 1235 года.

На курултае (сейме) в Монголии в 1229 г. решено было послать 30-тысячную армию для завоевания стран к северу от Каспийского и Черного морей; но она почему-то не была отправлена, и только на курултае 1235 г. осуществилось это намерение. Начальство над армией было поручено Батыю, к которому приставлен ноян Субугедай, участвовавший в первом нашествии монголов на Россию…По первоначальному плану Батыю предполагалось дать 30000 войска; нет основания думать, что это число было потом изменено в ту или другую сторону[3].

Аналогично (30—40 тыс. чел.) оценивает численность монгольского войска Гумилёв Л. Н.[6]. В современной исторической литературе господствующей является другая оценка общей численности монгольского войска в западном походе: 120—140 тыс. воинов[7], 150 тыс. воинов[8]

Первоначально Угэдэй сам планировал возглавить кипчакский поход, но Мунке отговорил его[9]. Кроме Батыя, в походе участвовали следующие чингизиды: сыновья Джучи Орда-Ежен, Шибан, Тангкут и Берке, внук Чагатая Бури и сын Чагатая Байдар, сыновья Угэдэя Гуюк и Кадан, сыновья Толуя Мункэ и Бучек, сын Чингисхана Кюльхан, внук брата Чингисхана Аргасун. О том, какое значение придавали чингизиды покорению русских, свидетельствует монолог Угэдэя в адрес Гуюка, недовольного Батыевым руководством[2].

Владимирский летописец сообщает под 1230 годом: «Того же года Болгаре поклонишася великому князю Юрью, прося мира на шесть лет, и сътвори с ними мир». Стремление к миру было подкреплено делом: после заключения мира на Руси вследствие двухлетнего неурожая разразился голод, и булгары безвозмездно привели в русские города суда с продовольствием. Под 1236 годом: «Приидоша Татарове на Болгарскую землю и взяша славный Великий град Болгарский, избиша всех от стара и до юна и до сущаго младенца и град их сожгоша и землю всю их поплениша». Великий князь Юрий Всеволодович Владимирский принял на своей земле булгарских беженцев и расселил их по русским городам[источник не указан 149 дней]. В 1236 году Юрий Всеволодович Владимирский не послал войска в помощь волжским булгарам, а его младший брат Ярослав Новгородский захватил Киев.

Одним из последних сражений монгольского войска на границах Волжской Булгарии перед нападением на Русь считается Золотарёвское сражение осенью 1237 года.[10]

О том, что нападение монголов на Русь в конце 1237 года не стало неожиданным, свидетельствуют письма-донесения венгерского монаха-миссионера, доминиканца Юлиана:

Многие передают за верное, и князь суздальский передал словесно через меня королю венгерскому, что татары днём и ночью совещаются, как бы прийти и захватить королевство венгров-христиан. Ибо у них, говорят, есть намерение идти на завоевание Рима и дальнейшего... Ныне же, находясь на границах Руси, мы близко узнали действительную правду о том, что всё войско, идущее в страны Запада, разделено на четыре части. Одна часть у реки Этиль (Волги) на границах Руси с восточного края подступила к Суздалю. Другая же часть в южном направлении уже нападала на границы Рязани, другого русского княжества. Третья часть остановилась против реки Дона, близ замка Oveheruch, также княжества русских. Они, как передавали нам словесно сами русские, венгры и болгары, бежавшие перед ними, ждут того, чтобы земля, реки и болота с наступлением ближайшей зимы замёрзли, после чего всему множеству татар легко будет разграбить всю Русь, всю страну Русских.

Четвёртая часть монгольского войска оставалась на Дону до возвращения с севера основных сил весной 1238 года[11], не предпринимая активных действий.

Поход на Северо-Восточную Русь (1237—1238)

Взятие Суздаля монголами. Миниатюра из русской летописи Взятие Владимира монголами. Миниатюра из русской летописи Оборона Козельска. Миниатюра из русской летописи

Монголы появились на южных рубежах Рязанского княжества и обратились к русским князьям с требованием дани. Юрий Рязанский послал за помощью к Юрию Владимирскому и Михаилу Черниговскому. Рязанское посольство было уничтожено в ставке Батыя, и Юрий Рязанский вывел свои полки, а также полки муромских князей, на пограничную битву, которая была проиграна.

Юрий Всеволодович послал на помощь рязанским князьям соединённое войско: своего старшего сына Всеволода со всими людьми[12], воеводу Еремея Глебовича, отступившие из Рязани силы во главе с Романом Ингваревичем и новгородские полки[13]. Рязань пала после 6-дневной осады 21 декабря. Посланное войско успело дать захватчикам жестокий бой под Коломной (на территории Рязанской земли), но было разбито.

Монголы вторглись во Владимиро-Суздальское княжество, где их нагнал вернувшийся из Чернигова «в малой дружине» рязанский боярин Евпатий Коловрат вместе с остатками рязанских войск и благодаря внезапности нападения смог нанести им существенные потери (в некоторых редакциях «Повести о разорении Рязани Батыем» рассказывается о торжественных похоронах Евпатия Коловрата в Рязанском соборе 11 января 1238 года[14]). 20 января после 5-дневного сопротивления пала Москва, которую защищали младший сын Юрия Владимир и воевода Филипп Нянка «с малым войском». Юрий Всеволодович отошёл на север (р.Сить) и стал собирать войско для новой битвы с противником, ожидая полки своих братьев Ярослава (исследователи трактуют это как ожидание новгородских войск[7]) и Святослава.

Владимир был взят в начале февраля после восьми[15] дней осады, в нём погибла вся семья Юрия Всеволодовича. Кроме Владимира, в феврале 1238 года были взяты Суздаль, Переяславль-Залесский, Юрьев-Польский, Стародуб-на-Клязьме, Тверь, Городец, Кострома, Галич-Мерьский, Ростов, Ярославль, Углич, Кашин, Кснятин, Дмитров, а также новгородские пригороды Вологда и Волок Ламский.

На поволжские города, защитники которых ушли со своими князьями Константиновичами к Юрию на Сить, обрушились второстепенные силы монголов во главе с тёмником Бурундаем. В течение 3-х недель после взятия Владимира покрыв расстояние примерно вдвое большее, чем за то же время предолели основные монгольские силы, во время осады последними Твери и Торжка (оборона 22 февраля — 5 марта) Бурундай подошёл к Сити со стороны Углича, владимирское войско не успело изготовиться к битве (за исключением сторожи численностью 3000 человек под руководством воеводы Дорофея Семёновича), было окружено и почти полностью погибло или попало в плен (4 марта 1238 года). Однако, монголы и сами «великую язву понесли, пало и их немалое множество». В битве вместе с Юрием погиб Всеволод Константинович Ярославский, Василько Константинович Ростовский попал в плен (впоследствии был убит), Святославу Всеволодовичу и Владимиру Константиновичу Углицкому удалось спастись.

Переяславль-Залесский, центр княжества Ярослава Всеволодовича, лежавший на прямом пути главных сил монголов от Владимира на Новгород, был взят царевичами сообща за 5 дней. При взятии монголами Твери погиб один из сыновей Ярослава Всеволодовича, имя которого не сохранилось. Летописи не упоминают об участии в битве на Сити Ярослава или новгородцев. Исследователями часто подчёркивается тот факт, что Новгород не послал войско на помощь Торжку.

Подводя итог поражению Юрия и разорению Владимиро-Суздальского княжества, первый русский историк Татищев В. Н. говорит о том, что потери монгольских войск во много раз превосходили потери русских, но монголы восполняли свои потери за счёт пленных (пленные закрывали погибель их), которых на тот момент оказалось больше, чем самих монголов (а паче пленённых).[16] В частности, штурм Владимира был начат только после того, как один из монгольских отрядов, взявший Суздаль, вернулся с множеством пленных.

После взятия 5 марта 1238 года Торжка основные силы монголов, соединившись с остатками войска Бурундая, не дойдя 100 вёрст до Новгорода, от Игнач Креста повернули назад в степи (по разным версиям, из-за весенней распутицы[17] или из-за высоких потерь). На обратном пути монгольское войско двигалось двумя группами. Основная группа прошла в 30 км восточнее Смоленска, совершив остановку в районе Долгомостья. Литературный источник — «Слово о Меркурии Смоленском» — рассказывает о поражении и бегстве монгольских войск. Далее основная группа пошла на юг, вторглась в пределы Черниговского княжества и сожгла Вщиж, находящийся в непосредственной близости от центральных районов Чернигово-Северского княжества (с этим событием одна из версий связывает гибель четверых младших сыновей Владимира Святославича[18]), но затем резко повернула на северо-восток и, обойдя стороной крупные города Брянск и Карачев, осадила Козельск. Восточная группа во главе с Каданом и Бури прошла весной 1238 года мимо Рязани. Осада Козельска, где князем был 12-летний внук участника битвы на Калке Мстислава Святославича Василий, затянулась на 7 недель. В мае 1238 года монголы соединились под Козельском и взяли его в течение трёхдневного штурма, понеся большие потери как в технике[19], так и в людских ресурсах во время вылазок осаждённых.

Ярослав Всеволодович наследовал Владимир за братом Юрием, а Киев занял Михаил Черниговский, сконцентрировав в своих руках таким образом Галицкое княжество, Киевское княжество и Черниговское княжество.

Вторжения 1239 года

В 1239 году монголы вторгались только в пограничные русские княжества эпизодически, в ходе подавления восстаний в Поволжье и половецких степях. Русская летопись, заканчивая повествование о монгольском походе в Северо-Восточную Русь, говорит о том, что с 1 марта 1238 года по 1 марта 1239 было мирно.

Однако зимой 1238/39 г., согласно Тверской летописи, состоялся монгольский поход в Волго-Окский регион, в Лаврентьевской летописи так сообщается о нём:

На зиму . взѧша Татарове Мордовьскую землю . и Муром̑ пожгоша . и по Клѧзмѣ воєваша . и град̑ ст҃ъıӕ Бц҃а . Гороховець пожгоша . а сами идоша в станъı своӕ[20]

Вероятно в этом случае целью монголов были земли эрзи, чей князь отказался покориться монголам ещё в 1236 г. Тогда же монголы разграбили и соседние с мордвой русские земли, которые, по-видимому, не пострадали во время зимней кампании 1237—1238 гг.: Муром, Городец, Нижний Новгород и Гороховец. Л. В. Черепнин (в статье сборника «Татаро-монголы в Азии и Европе», М. 1977, стр. 197) датирует эти события 1239 г., но до взятия Переяславля Русского (ныне Переяславль-Хмельницкий). 3 марта 1239 года один из монгольских отрядов разорил Переяславль Южный. При этом соборная церковь св. Михаила была разрушена, а епископ Симеон — убит.

После осады, 18 октября 1239 года монголами был взят Чернигов (войско под руководством князя Мстислава Глебовича неудачно пыталось помочь городу). После падения Чернигова монголы занялись грабежом и разорением вдоль Десны и Сейма. Гомий, Путивль, Глухов, Вырь и Рыльск были разрушены и опустошены[7]. С этими событиями одна из версий связывает гибель четверых младших братьев Мстислава Глебовича[18].

Военные действия против Даниила Галицкого (1240)

Корпус под предводительством Букдая весной 1240 г. был направлен через Дербент на юг, в помощь действовавшим в Закавказье монгольским войскам. Примерно в это же время Батый принял решение отослать домой Мунке, Гуюка и Бури, отношения с которыми у него не сложились. Оставшиеся войска провели перегруппировку, вторично пополнившись за счёт половцев и поволжских народов[7].

Следующей целью монголов стали русские земли на правом берегу Днепра. К 1240 г. большая их часть (Галицкое, Волынское, Киевское, а также, предположительно — Турово-Пинское княжества) была объединена под властью сыновей волынского князя Романа Мстиславовича: Даниила и Василька.

Не считая себя в состоянии самостоятельно противостоять монголам, накануне вторжения (то есть примерно осенью 1240 г.) Даниил отправился в Венгрию, вероятно, пытаясь склонить короля Белу IV оказать ему помощь. Не добившись своего, он по сообщению Ипатьевской летописи:

...воротился от короля, и приехал в Синеволодское, в монастырь святой Богородицы...и возвратился назад в Угры, ибо не мог пройти в Русскую землю, поскольку мало с ним было дружины.[21]

Позднее он перешёл в Польшу: сначала в Сандомир (где встретился со своей семьёй), а затем в Мазовию, к своему союзнику Конраду. Там же оказался и брат Даниила Василько. В Мазовии князья оставались до тех пор пока не узнали об уходе монголов из их земель.

Первым пунктом на пути Батыя был Киев. Ещё осенью 1239 г., во время покорения Черниговского княжества (по мнению Р. П. Храпачевского это произошло не ранее февраля-марта 1240 года), к Днепру напротив Киева подходил Мунке, который, как пишет летопись: «видивъ град̑ . оудивисѧ красотѣ его . и величествоу его присла послъı свои к Михаилоу и ко гражаномъ . хотѧ е . прельстити»[22]. Контролировавший в то время город черниговский князь Михаил Всеволодович ответил тогда отказом на мирные предложения монголов.

Новая попытка овладеть Киевом была предпринята монголами почти год спустя, осенью 1240 г. Батый снова собрал в кулак бывшие в его распоряжении войска. Как, немного смешивая события, сообщает Ипатьевская летопись в его распоряжении были:

братьӕ его силныи воеводъı . Оурдю . и Баидаръ . Бирюи Каиданъ . Бечакъ . и Меньгоу . и Кююкь {...} не ѿ родү же его . но бѣ воевода его перьвъıи . Себѣдѧи богатоуръ . и Боуроунъдаии багатырь иже взӕ Болгарьскоую землю . и Соуждальскоую . инѣхъ бещисла воеводъ[23]

Своё наступление монголы начали с покорения Поросья — области зависимых от киевских князей Чёрных Клобуков. После Поросья монгольские войска осадили Киев[7].

Относительно сроков и продолжительности осады Киева в источниках есть противоречие. Главный источник по событиям осады — Ипатьевская летопись — не содержит никаких дат. Лаврентьевская летопись под 1240 г. сообщает, что Киев был взят монголами «до Ржс̑тва Гс̑нѧ . на Николинъ дн҃ь»[24] — то есть 6 декабря. В то же время, согласно сравнительно поздней (XV в.) Летописи Авраамки:

приiдоша Татарове къ Кiеву, Септября 5, и стояша 10 недель и 4 дни, и едва взяша его, Ноября 19, в понеделникъ.

Отдать предпочтение любой из этих дат — сложно. Можно лишь отметить, что едва ли ослабленный усобицами, оставшийся без князя город мог продержаться особенно долго (почти в 10 раз дольше чем, например, столицы других русских княжеств: Рязань и Владимир). В пользу этого умозаключения свидетельствует и известие Рашид ад-Дина, сообщающего о взятии монголами некого крупного города «Манкер-кан» в стране русских и «народа чёрных шапок» (то есть очевидно Чёрных клобуков):

царевичи Бату с братьями, Кадан, Бури и Бучек направились походом в страну русских и народа черных шапок и в девять дней взяли большой город русских, которому имя Манкер-кан[25]

Падение Киева стало знаковым событием — среди правящих кругов Галича и Волыни началась паника. Сидевший в Луцке Михаил Всеволодович снова бежал со своим сыном в Польшу. Туда же бежала супруга князя Даниила и его брат Василько. Правители Болоховской земли изъявили завоевателям покорность.

Владевший в это время Киевом Даниил находился в Венгрии, пытаясь — как и Михаил Всеволодович годом раньше — заключить династический брак с королём Венгрии Белой IV, и также безуспешно (бракосочетание Льва Даниловича и Констанции в ознаменование галицко-венгерского союза состоится лишь в 1247 году). Обороной «матери городов русских» руководил тысяцкий Дмитр. В «Жизнеописании Даниила Галицкого» говорится о Данииле:

...и воротился от короля, и приехал в Синеволодское, в монастырь святой Богородицы…и возвратился назад в Угры, ибо не мог пройти в Русскую землю, поскольку мало с ним было дружины[21].

Дмитр попал в плен. Были взяты Ладыжин и Каменец. Кременец монголам взять не удалось. Взятие Владимира-Волынского ознаменовалось важным событием во внутримонгольской политике — от Батыя в Монголию ушли Гуюк и Мунке. Уход туменов самых влиятельных (после Батыя) чингизидов, несомненно, уменьшил силы монгольской армии[7]. В связи с этим исследователи[7][26] считают, что дальнейшее движение на запад было предпринято Батыем по собственной инициативе.

Дмитр посоветовал Батыю оставить Галицию и идти на угров не стряпая:

Не задерживайся в земле этой долго, время тебе на угров уже идти. Если же медлить будешь, земля та сильная, соберутся на тебя и не пустят тебя в землю свою». Про то говорил ему, поскольку видел землю Русскую, гибнущую от нечестивого[21].

3 тумена[7] монголов во главе с Байдаром вторглись в Польшу, основные силы (до 70 тыс.чел.[7]) во главе с Батыем, Каданом и Субэдэем, взяв за три дня Галич — в Венгрию.

Ипатьевская летопись под 1241 годом упоминает князей Понизья (болоховских), согласившихся платить дань монголам зерном и тем самым избежавших разорения своих земель, их поход вместе с князем Ростиславом Михайловичем на город Бакоту и удачный карательный поход Романовичей; под 1243 годом — поход двух военачальников Батыя на Волынь вплоть до города Володавы в среднем течении Западного Буга.

Историческое значение

В результате нашествия погибло около половины населения. Киев, Владимир, Суздаль, Рязань, Тверь, Чернигов, и многие другие города были разрушены. Исключение составили Великий Новгород, Псков, Смоленск, а также города Полоцкого[27] и Турово-Пинского княжеств. Развитая городская культура Древней Руси была уничтожена.

На несколько десятков лет в русских городах практически прекратилось строительство из камня. Исчезли сложные ремёсла, такие как производство стеклянных украшений, перегородчатой эмали, черни, зерни, полихромной поливной керамики. «Русь была отброшена назад на несколько столетий, и в те века, когда цеховая промышленность Запада переходила к эпохе первоначального накопления, русская ремесленная промышленность должна была вторично проходить часть того исторического пути, который был проделан до Батыя»[28].

Южные русские земли потеряли почти всё оседлое население. Уцелевшее население уходило на лесной северо-восток, концентрируясь в междуречье Северной Волги и Оки. Здесь были более бедные почвы и более холодный климат, чем в южных полностью разорённых регионах Руси, а торговые пути находились под контролем монголов. В своём социально-экономическом развитии Русь была значительно отброшена назад.

«Историки военного дела к тому же отмечают тот факт, что процесс дифференциации функций между формированиями стрелков и отрядами тяжёлой кавалерии, специализировавшейся на прямом ударе холодным оружием, на Руси сразу же после нашествия оборвался: произошла унификация этих функций в лице одного и того же воина-феодала, вынужденного и стрелять из лука, и биться копьём и мечом. Таким образом, русское войско, даже в своей отборной, чисто феодальной по составу части (княжеские дружины), было отброшено назад на пару веков: прогресс в военном деле всегда сопровождался расчленением функций и закреплением их за последовательно возникавшими родами войск, их унификация (вернее, реунификация) — явный признак регресса. Как бы то ни было, русские летописи XIV века не содержат и намёка на отдельные отряды стрелков, подобные генуэзским арбалетчикам, английским лучникам эпохи Столетней войны. Это и понятно: такие отряды из „даточных людей“ не сформировать, требовались стрелки-профессионалы, то есть оторвавшиеся от производства люди, продававшие своё искусство и кровь за звонкую монету; Руси же, отброшенной назад и экономически, наёмничество было просто не по карману»[29].

Правда, существуют и возражения против такого мнения. [источник не указан 288 дней] Военная организация и вооружение определялись исторически, прежде всего, состоянием их же у «потенциальных противников», с кем велись (или могли вестись) войны. С этой точки зрения, тяжелая рыцарская кавалерия и пешие арбалетчики не были панацеей в борьбе с конно-стрелковыми армиями кочевых народов, против которых в основном приходилось воевать русско-литовским князьям в 13-15 веках. Это подтверждают и крайне малые успехи этих родов войск европейских стран в борьбе с турками (у которых легкая кавалерия была самой многочисленной частью войск) вплоть до 17 века, когда тяжелая кавалерия и пешие лучники и арбалетчики стали достоянием глубокой истории.

Примечания

  1. ↑ Монголо-татарское нашествие // БРЭ. Т.20. М.,2012.
  2. ↑ 1 2 Сокровенное сказание монголов. Перевод С. А. Козина
  3. ↑ 1 2 Золотая орда // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. ↑ Джувейни, Ата Малик. История завоевателя мира
  5. ↑ Лаврентьевская летопись. Статья 6740.; Гагин И. А. Булгаро-монгольские войны первой половины XIII в.
  6. ↑ Гумилёв Л. Н. От Руси к России
  7. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Р. П. Храпачевский. Военная держава Чингизхана
  8. ↑ Каргалов В. В. Конец ордынского ига
  9. ↑ Рашид-Ад-Дин. Сборник летописей
  10. ↑ Белорыбкин Г. Н. «Древняя история Пензенского края». Пенза. 1988 г.
  11. ↑ Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь
  12. ↑ Ипатьевская летопись
  13. ↑ Лаврентьевская летопись
  14. ↑ Евпатий Коловрат на Хроносе
  15. ↑ Рашид ад-Дин. Сборник летописей
  16. ↑ Татищев В. Н. История Российская. Часть 2
  17. ↑ Продолжительность ледостава. Карта-схема
  18. ↑ 1 2 Л.Войтович КНЯЗІВСЬКІ ДИНАСТІЇ СХІДНОЇ ЄВРОПИ
  19. ↑ Галицко-волынская летопись сообщает, что защитники Козельска во время вылазки исѣкоша праща ихъ, то есть уничтожили камнемётные орудия.[1]
  20. ↑ Лаврентьевская летопись
  21. ↑ 1 2 3 Жизнеописание Даниила Галицкого
  22. ↑ Ипатьевская летопись
  23. ↑ Ипатьевская летопись
  24. ↑ Лаврентьевская летопись
  25. ↑ ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946-1952 ГГ.->ТОМ II->ЧАСТЬ 2
  26. ↑ Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. — М., 1985.
  27. ↑ Археологические исследования показали, что Свислочь в 100 км юго-восточнее Минска была подвергнута монгольскому нашествию 1237—1240 годов.[2]
  28. ↑ Рыбаков Б. А., "Ремесло Древней Руси, 1948, с.525-533,780-781
  29. ↑ «Связь времён», Нестеров Ф. Ф. (рец. ДИН, проф. Каргалов В. В., М, «Молодая гвардия», 1984)

См. также

Литература

 

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

 

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

 

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

veter.academic.ru

Монгольское нашествие на Русь - это... Что такое Монгольское нашествие на Русь?

Это статья о монгольских вторжениях на Русь в 1237—1240 годах. О вторжении 1223 года см. Битва на реке Калке. О более поздних вторжениях см. Перечень походов монголо-татар на русские княжества.

Монго́льское наше́ствие на Русь — вторжения войск Монгольской империи на территории русских княжеств в 1237—1240 гг. в ходе Западного похода монголов (Кипчакского похода) 1236—1242 гг. под предводительством чингизида Батыя и военачальника Субэдэя[1].

Предыстория

Впервые задача дойти до города Киева была поставлена Субэдэю ещё Чингисханом в 1221 году:

Субеетай-Баатура он отправил в поход на север, повелевая дойти до одиннадцати стран и народов, как-то:Канлин, Кибчаут, Бачжигит, Оросут, Мачжарат, Асут, Сасут, Серкесут, Кешимир, Болар, Рарал (Лалат), перейти через многоводные реки Идил и Аях, а также дойти и до самого города Кивамен-кермен[2]

Когда объединённое русско-половецкое войско потерпело сокрушительное поражение в битве на реке Калке 31 мая 1223 года, монголы вторглись в пограничные южнорусские земли (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона называет это первым нашествием монголов на Россию[3]), но отказались от плана похода на Киев, а затем потерпели поражение в Волжской Булгарии в 1224 году.

В 1228—1229 годах, взойдя на престол, Угэдэй направил 30-тысячный[4] корпус на запад во главе с Субэдэем и Кокошаем против кипчаков и волжских булгар. В связи с этими событиями в 1229 году имя татар вновь появляется в русских летописях: «сторожеве болгарьские прибегоша бьени от татар близ реки, еи же имя Яик» (а в 1232 году Придоша Татарове и зимоваша не дошедше Великого града Болгарьскаго[5]).

«Сокровенное сказание» применительно уже к периоду 1228—1229 сообщает о том, что Угэдэй

...отправил в поход Бату, Бури, Мунке и многих других царевичей на помощь Субеетаю, так как Субеетай-Баатур встречал сильное сопротивление со стороны тех народов и городов, завоевание которых ему было поручено еще при Чингис-хане, а именно-народов Канлин, Кибчаут, Бачжигит, Орусут, Асут, Сесут, Мачжар, Кешимир, Сергесут, Булар, Келет (китайская «История монголов» добавляет не-ми-сы) а также и городов за многоводными реками Адил и Чжаях, как то: Мекетмен, Кермен-кеибе и прочих... Когда же войско будет многочисленно, все воспрянут и будут ходить с высоко поднятой головой. Вражеских же стран там много, и народ там свирепый. Это — такие люди, которые в ярости принимают смерть, бросаясь на собственные мечи. Мечи же у них, сказывают, остры».

Однако, в 1231—1234 годах монголы вели вторую войну с Цзинь, и движение на запад соединённых сил всех улусов начинается непосредственно после решения курултая 1235 года.

На курултае (сейме) в Монголии в 1229 г. решено было послать 30-тысячную армию для завоевания стран к северу от Каспийского и Черного морей; но она почему-то не была отправлена, и только на курултае 1235 г. осуществилось это намерение. Начальство над армией было поручено Батыю, к которому приставлен ноян Субугедай, участвовавший в первом нашествии монголов на Россию…По первоначальному плану Батыю предполагалось дать 30000 войска; нет основания думать, что это число было потом изменено в ту или другую сторону[3].

Аналогично (30—40 тыс. чел.) оценивает численность монгольского войска Гумилёв Л. Н.[6]. В современной исторической литературе господствующей является другая оценка общей численности монгольского войска в западном походе: 120—140 тыс. воинов[7], 150 тыс. воинов[8]

Первоначально Угэдэй сам планировал возглавить кипчакский поход, но Мунке отговорил его[9]. Кроме Батыя, в походе участвовали следующие чингизиды: сыновья Джучи Орда-Ежен, Шибан, Тангкут и Берке, внук Чагатая Бури и сын Чагатая Байдар, сыновья Угэдэя Гуюк и Кадан, сыновья Толуя Мункэ и Бучек, сын Чингисхана Кюльхан, внук брата Чингисхана Аргасун. О том, какое значение придавали чингизиды покорению русских, свидетельствует монолог Угэдэя в адрес Гуюка, недовольного Батыевым руководством[2].

Владимирский летописец сообщает под 1230 годом: «Того же года Болгаре поклонишася великому князю Юрью, прося мира на шесть лет, и сътвори с ними мир». Стремление к миру было подкреплено делом: после заключения мира на Руси вследствие двухлетнего неурожая разразился голод, и булгары безвозмездно привели в русские города суда с продовольствием. Под 1236 годом: «Приидоша Татарове на Болгарскую землю и взяша славный Великий град Болгарский, избиша всех от стара и до юна и до сущаго младенца и град их сожгоша и землю всю их поплениша». Великий князь Юрий Всеволодович Владимирский принял на своей земле булгарских беженцев и расселил их по русским городам[источник не указан 149 дней]. В 1236 году Юрий Всеволодович Владимирский не послал войска в помощь волжским булгарам, а его младший брат Ярослав Новгородский захватил Киев.

Одним из последних сражений монгольского войска на границах Волжской Булгарии перед нападением на Русь считается Золотарёвское сражение осенью 1237 года.[10]

О том, что нападение монголов на Русь в конце 1237 года не стало неожиданным, свидетельствуют письма-донесения венгерского монаха-миссионера, доминиканца Юлиана:

Многие передают за верное, и князь суздальский передал словесно через меня королю венгерскому, что татары днём и ночью совещаются, как бы прийти и захватить королевство венгров-христиан. Ибо у них, говорят, есть намерение идти на завоевание Рима и дальнейшего... Ныне же, находясь на границах Руси, мы близко узнали действительную правду о том, что всё войско, идущее в страны Запада, разделено на четыре части. Одна часть у реки Этиль (Волги) на границах Руси с восточного края подступила к Суздалю. Другая же часть в южном направлении уже нападала на границы Рязани, другого русского княжества. Третья часть остановилась против реки Дона, близ замка Oveheruch, также княжества русских. Они, как передавали нам словесно сами русские, венгры и болгары, бежавшие перед ними, ждут того, чтобы земля, реки и болота с наступлением ближайшей зимы замёрзли, после чего всему множеству татар легко будет разграбить всю Русь, всю страну Русских.

Четвёртая часть монгольского войска оставалась на Дону до возвращения с севера основных сил весной 1238 года[11], не предпринимая активных действий.

Поход на Северо-Восточную Русь (1237—1238)

Взятие Суздаля монголами. Миниатюра из русской летописи Взятие Владимира монголами. Миниатюра из русской летописи Оборона Козельска. Миниатюра из русской летописи

Монголы появились на южных рубежах Рязанского княжества и обратились к русским князьям с требованием дани. Юрий Рязанский послал за помощью к Юрию Владимирскому и Михаилу Черниговскому. Рязанское посольство было уничтожено в ставке Батыя, и Юрий Рязанский вывел свои полки, а также полки муромских князей, на пограничную битву, которая была проиграна.

Юрий Всеволодович послал на помощь рязанским князьям соединённое войско: своего старшего сына Всеволода со всими людьми[12], воеводу Еремея Глебовича, отступившие из Рязани силы во главе с Романом Ингваревичем и новгородские полки[13]. Рязань пала после 6-дневной осады 21 декабря. Посланное войско успело дать захватчикам жестокий бой под Коломной (на территории Рязанской земли), но было разбито.

Монголы вторглись во Владимиро-Суздальское княжество, где их нагнал вернувшийся из Чернигова «в малой дружине» рязанский боярин Евпатий Коловрат вместе с остатками рязанских войск и благодаря внезапности нападения смог нанести им существенные потери (в некоторых редакциях «Повести о разорении Рязани Батыем» рассказывается о торжественных похоронах Евпатия Коловрата в Рязанском соборе 11 января 1238 года[14]). 20 января после 5-дневного сопротивления пала Москва, которую защищали младший сын Юрия Владимир и воевода Филипп Нянка «с малым войском». Юрий Всеволодович отошёл на север (р.Сить) и стал собирать войско для новой битвы с противником, ожидая полки своих братьев Ярослава (исследователи трактуют это как ожидание новгородских войск[7]) и Святослава.

Владимир был взят в начале февраля после восьми[15] дней осады, в нём погибла вся семья Юрия Всеволодовича. Кроме Владимира, в феврале 1238 года были взяты Суздаль, Переяславль-Залесский, Юрьев-Польский, Стародуб-на-Клязьме, Тверь, Городец, Кострома, Галич-Мерьский, Ростов, Ярославль, Углич, Кашин, Кснятин, Дмитров, а также новгородские пригороды Вологда и Волок Ламский.

На поволжские города, защитники которых ушли со своими князьями Константиновичами к Юрию на Сить, обрушились второстепенные силы монголов во главе с тёмником Бурундаем. В течение 3-х недель после взятия Владимира покрыв расстояние примерно вдвое большее, чем за то же время предолели основные монгольские силы, во время осады последними Твери и Торжка (оборона 22 февраля — 5 марта) Бурундай подошёл к Сити со стороны Углича, владимирское войско не успело изготовиться к битве (за исключением сторожи численностью 3000 человек под руководством воеводы Дорофея Семёновича), было окружено и почти полностью погибло или попало в плен (4 марта 1238 года). Однако, монголы и сами «великую язву понесли, пало и их немалое множество». В битве вместе с Юрием погиб Всеволод Константинович Ярославский, Василько Константинович Ростовский попал в плен (впоследствии был убит), Святославу Всеволодовичу и Владимиру Константиновичу Углицкому удалось спастись.

Переяславль-Залесский, центр княжества Ярослава Всеволодовича, лежавший на прямом пути главных сил монголов от Владимира на Новгород, был взят царевичами сообща за 5 дней. При взятии монголами Твери погиб один из сыновей Ярослава Всеволодовича, имя которого не сохранилось. Летописи не упоминают об участии в битве на Сити Ярослава или новгородцев. Исследователями часто подчёркивается тот факт, что Новгород не послал войско на помощь Торжку.

Подводя итог поражению Юрия и разорению Владимиро-Суздальского княжества, первый русский историк Татищев В. Н. говорит о том, что потери монгольских войск во много раз превосходили потери русских, но монголы восполняли свои потери за счёт пленных (пленные закрывали погибель их), которых на тот момент оказалось больше, чем самих монголов (а паче пленённых).[16] В частности, штурм Владимира был начат только после того, как один из монгольских отрядов, взявший Суздаль, вернулся с множеством пленных.

После взятия 5 марта 1238 года Торжка основные силы монголов, соединившись с остатками войска Бурундая, не дойдя 100 вёрст до Новгорода, от Игнач Креста повернули назад в степи (по разным версиям, из-за весенней распутицы[17] или из-за высоких потерь). На обратном пути монгольское войско двигалось двумя группами. Основная группа прошла в 30 км восточнее Смоленска, совершив остановку в районе Долгомостья. Литературный источник — «Слово о Меркурии Смоленском» — рассказывает о поражении и бегстве монгольских войск. Далее основная группа пошла на юг, вторглась в пределы Черниговского княжества и сожгла Вщиж, находящийся в непосредственной близости от центральных районов Чернигово-Северского княжества (с этим событием одна из версий связывает гибель четверых младших сыновей Владимира Святославича[18]), но затем резко повернула на северо-восток и, обойдя стороной крупные города Брянск и Карачев, осадила Козельск. Восточная группа во главе с Каданом и Бури прошла весной 1238 года мимо Рязани. Осада Козельска, где князем был 12-летний внук участника битвы на Калке Мстислава Святославича Василий, затянулась на 7 недель. В мае 1238 года монголы соединились под Козельском и взяли его в течение трёхдневного штурма, понеся большие потери как в технике[19], так и в людских ресурсах во время вылазок осаждённых.

Ярослав Всеволодович наследовал Владимир за братом Юрием, а Киев занял Михаил Черниговский, сконцентрировав в своих руках таким образом Галицкое княжество, Киевское княжество и Черниговское княжество.

Вторжения 1239 года

В 1239 году монголы вторгались только в пограничные русские княжества эпизодически, в ходе подавления восстаний в Поволжье и половецких степях. Русская летопись, заканчивая повествование о монгольском походе в Северо-Восточную Русь, говорит о том, что с 1 марта 1238 года по 1 марта 1239 было мирно.

Однако зимой 1238/39 г., согласно Тверской летописи, состоялся монгольский поход в Волго-Окский регион, в Лаврентьевской летописи так сообщается о нём:

На зиму . взѧша Татарове Мордовьскую землю . и Муром̑ пожгоша . и по Клѧзмѣ воєваша . и град̑ ст҃ъıӕ Бц҃а . Гороховець пожгоша . а сами идоша в станъı своӕ[20]

Вероятно в этом случае целью монголов были земли эрзи, чей князь отказался покориться монголам ещё в 1236 г. Тогда же монголы разграбили и соседние с мордвой русские земли, которые, по-видимому, не пострадали во время зимней кампании 1237—1238 гг.: Муром, Городец, Нижний Новгород и Гороховец. Л. В. Черепнин (в статье сборника «Татаро-монголы в Азии и Европе», М. 1977, стр. 197) датирует эти события 1239 г., но до взятия Переяславля Русского (ныне Переяславль-Хмельницкий). 3 марта 1239 года один из монгольских отрядов разорил Переяславль Южный. При этом соборная церковь св. Михаила была разрушена, а епископ Симеон — убит.

После осады, 18 октября 1239 года монголами был взят Чернигов (войско под руководством князя Мстислава Глебовича неудачно пыталось помочь городу). После падения Чернигова монголы занялись грабежом и разорением вдоль Десны и Сейма. Гомий, Путивль, Глухов, Вырь и Рыльск были разрушены и опустошены[7]. С этими событиями одна из версий связывает гибель четверых младших братьев Мстислава Глебовича[18].

Военные действия против Даниила Галицкого (1240)

Корпус под предводительством Букдая весной 1240 г. был направлен через Дербент на юг, в помощь действовавшим в Закавказье монгольским войскам. Примерно в это же время Батый принял решение отослать домой Мунке, Гуюка и Бури, отношения с которыми у него не сложились. Оставшиеся войска провели перегруппировку, вторично пополнившись за счёт половцев и поволжских народов[7].

Следующей целью монголов стали русские земли на правом берегу Днепра. К 1240 г. большая их часть (Галицкое, Волынское, Киевское, а также, предположительно — Турово-Пинское княжества) была объединена под властью сыновей волынского князя Романа Мстиславовича: Даниила и Василька.

Не считая себя в состоянии самостоятельно противостоять монголам, накануне вторжения (то есть примерно осенью 1240 г.) Даниил отправился в Венгрию, вероятно, пытаясь склонить короля Белу IV оказать ему помощь. Не добившись своего, он по сообщению Ипатьевской летописи:

...воротился от короля, и приехал в Синеволодское, в монастырь святой Богородицы...и возвратился назад в Угры, ибо не мог пройти в Русскую землю, поскольку мало с ним было дружины.[21]

Позднее он перешёл в Польшу: сначала в Сандомир (где встретился со своей семьёй), а затем в Мазовию, к своему союзнику Конраду. Там же оказался и брат Даниила Василько. В Мазовии князья оставались до тех пор пока не узнали об уходе монголов из их земель.

Первым пунктом на пути Батыя был Киев. Ещё осенью 1239 г., во время покорения Черниговского княжества (по мнению Р. П. Храпачевского это произошло не ранее февраля-марта 1240 года), к Днепру напротив Киева подходил Мунке, который, как пишет летопись: «видивъ град̑ . оудивисѧ красотѣ его . и величествоу его присла послъı свои к Михаилоу и ко гражаномъ . хотѧ е . прельстити»[22]. Контролировавший в то время город черниговский князь Михаил Всеволодович ответил тогда отказом на мирные предложения монголов.

Новая попытка овладеть Киевом была предпринята монголами почти год спустя, осенью 1240 г. Батый снова собрал в кулак бывшие в его распоряжении войска. Как, немного смешивая события, сообщает Ипатьевская летопись в его распоряжении были:

братьӕ его силныи воеводъı . Оурдю . и Баидаръ . Бирюи Каиданъ . Бечакъ . и Меньгоу . и Кююкь {...} не ѿ родү же его . но бѣ воевода его перьвъıи . Себѣдѧи богатоуръ . и Боуроунъдаии багатырь иже взӕ Болгарьскоую землю . и Соуждальскоую . инѣхъ бещисла воеводъ[23]

Своё наступление монголы начали с покорения Поросья — области зависимых от киевских князей Чёрных Клобуков. После Поросья монгольские войска осадили Киев[7].

Относительно сроков и продолжительности осады Киева в источниках есть противоречие. Главный источник по событиям осады — Ипатьевская летопись — не содержит никаких дат. Лаврентьевская летопись под 1240 г. сообщает, что Киев был взят монголами «до Ржс̑тва Гс̑нѧ . на Николинъ дн҃ь»[24] — то есть 6 декабря. В то же время, согласно сравнительно поздней (XV в.) Летописи Авраамки:

приiдоша Татарове къ Кiеву, Септября 5, и стояша 10 недель и 4 дни, и едва взяша его, Ноября 19, в понеделникъ.

Отдать предпочтение любой из этих дат — сложно. Можно лишь отметить, что едва ли ослабленный усобицами, оставшийся без князя город мог продержаться особенно долго (почти в 10 раз дольше чем, например, столицы других русских княжеств: Рязань и Владимир). В пользу этого умозаключения свидетельствует и известие Рашид ад-Дина, сообщающего о взятии монголами некого крупного города «Манкер-кан» в стране русских и «народа чёрных шапок» (то есть очевидно Чёрных клобуков):

царевичи Бату с братьями, Кадан, Бури и Бучек направились походом в страну русских и народа черных шапок и в девять дней взяли большой город русских, которому имя Манкер-кан[25]

Падение Киева стало знаковым событием — среди правящих кругов Галича и Волыни началась паника. Сидевший в Луцке Михаил Всеволодович снова бежал со своим сыном в Польшу. Туда же бежала супруга князя Даниила и его брат Василько. Правители Болоховской земли изъявили завоевателям покорность.

Владевший в это время Киевом Даниил находился в Венгрии, пытаясь — как и Михаил Всеволодович годом раньше — заключить династический брак с королём Венгрии Белой IV, и также безуспешно (бракосочетание Льва Даниловича и Констанции в ознаменование галицко-венгерского союза состоится лишь в 1247 году). Обороной «матери городов русских» руководил тысяцкий Дмитр. В «Жизнеописании Даниила Галицкого» говорится о Данииле:

...и воротился от короля, и приехал в Синеволодское, в монастырь святой Богородицы…и возвратился назад в Угры, ибо не мог пройти в Русскую землю, поскольку мало с ним было дружины[21].

Дмитр попал в плен. Были взяты Ладыжин и Каменец. Кременец монголам взять не удалось. Взятие Владимира-Волынского ознаменовалось важным событием во внутримонгольской политике — от Батыя в Монголию ушли Гуюк и Мунке. Уход туменов самых влиятельных (после Батыя) чингизидов, несомненно, уменьшил силы монгольской армии[7]. В связи с этим исследователи[7][26] считают, что дальнейшее движение на запад было предпринято Батыем по собственной инициативе.

Дмитр посоветовал Батыю оставить Галицию и идти на угров не стряпая:

Не задерживайся в земле этой долго, время тебе на угров уже идти. Если же медлить будешь, земля та сильная, соберутся на тебя и не пустят тебя в землю свою». Про то говорил ему, поскольку видел землю Русскую, гибнущую от нечестивого[21].

3 тумена[7] монголов во главе с Байдаром вторглись в Польшу, основные силы (до 70 тыс.чел.[7]) во главе с Батыем, Каданом и Субэдэем, взяв за три дня Галич — в Венгрию.

Ипатьевская летопись под 1241 годом упоминает князей Понизья (болоховских), согласившихся платить дань монголам зерном и тем самым избежавших разорения своих земель, их поход вместе с князем Ростиславом Михайловичем на город Бакоту и удачный карательный поход Романовичей; под 1243 годом — поход двух военачальников Батыя на Волынь вплоть до города Володавы в среднем течении Западного Буга.

Историческое значение

В результате нашествия погибло около половины населения. Киев, Владимир, Суздаль, Рязань, Тверь, Чернигов, и многие другие города были разрушены. Исключение составили Великий Новгород, Псков, Смоленск, а также города Полоцкого[27] и Турово-Пинского княжеств. Развитая городская культура Древней Руси была уничтожена.

На несколько десятков лет в русских городах практически прекратилось строительство из камня. Исчезли сложные ремёсла, такие как производство стеклянных украшений, перегородчатой эмали, черни, зерни, полихромной поливной керамики. «Русь была отброшена назад на несколько столетий, и в те века, когда цеховая промышленность Запада переходила к эпохе первоначального накопления, русская ремесленная промышленность должна была вторично проходить часть того исторического пути, который был проделан до Батыя»[28].

Южные русские земли потеряли почти всё оседлое население. Уцелевшее население уходило на лесной северо-восток, концентрируясь в междуречье Северной Волги и Оки. Здесь были более бедные почвы и более холодный климат, чем в южных полностью разорённых регионах Руси, а торговые пути находились под контролем монголов. В своём социально-экономическом развитии Русь была значительно отброшена назад.

«Историки военного дела к тому же отмечают тот факт, что процесс дифференциации функций между формированиями стрелков и отрядами тяжёлой кавалерии, специализировавшейся на прямом ударе холодным оружием, на Руси сразу же после нашествия оборвался: произошла унификация этих функций в лице одного и того же воина-феодала, вынужденного и стрелять из лука, и биться копьём и мечом. Таким образом, русское войско, даже в своей отборной, чисто феодальной по составу части (княжеские дружины), было отброшено назад на пару веков: прогресс в военном деле всегда сопровождался расчленением функций и закреплением их за последовательно возникавшими родами войск, их унификация (вернее, реунификация) — явный признак регресса. Как бы то ни было, русские летописи XIV века не содержат и намёка на отдельные отряды стрелков, подобные генуэзским арбалетчикам, английским лучникам эпохи Столетней войны. Это и понятно: такие отряды из „даточных людей“ не сформировать, требовались стрелки-профессионалы, то есть оторвавшиеся от производства люди, продававшие своё искусство и кровь за звонкую монету; Руси же, отброшенной назад и экономически, наёмничество было просто не по карману»[29].

Правда, существуют и возражения против такого мнения. [источник не указан 288 дней] Военная организация и вооружение определялись исторически, прежде всего, состоянием их же у «потенциальных противников», с кем велись (или могли вестись) войны. С этой точки зрения, тяжелая рыцарская кавалерия и пешие арбалетчики не были панацеей в борьбе с конно-стрелковыми армиями кочевых народов, против которых в основном приходилось воевать русско-литовским князьям в 13-15 веках. Это подтверждают и крайне малые успехи этих родов войск европейских стран в борьбе с турками (у которых легкая кавалерия была самой многочисленной частью войск) вплоть до 17 века, когда тяжелая кавалерия и пешие лучники и арбалетчики стали достоянием глубокой истории.

Примечания

  1. ↑ Монголо-татарское нашествие // БРЭ. Т.20. М.,2012.
  2. ↑ 1 2 Сокровенное сказание монголов. Перевод С. А. Козина
  3. ↑ 1 2 Золотая орда // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. ↑ Джувейни, Ата Малик. История завоевателя мира
  5. ↑ Лаврентьевская летопись. Статья 6740.; Гагин И. А. Булгаро-монгольские войны первой половины XIII в.
  6. ↑ Гумилёв Л. Н. От Руси к России
  7. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Р. П. Храпачевский. Военная держава Чингизхана
  8. ↑ Каргалов В. В. Конец ордынского ига
  9. ↑ Рашид-Ад-Дин. Сборник летописей
  10. ↑ Белорыбкин Г. Н. «Древняя история Пензенского края». Пенза. 1988 г.
  11. ↑ Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь
  12. ↑ Ипатьевская летопись
  13. ↑ Лаврентьевская летопись
  14. ↑ Евпатий Коловрат на Хроносе
  15. ↑ Рашид ад-Дин. Сборник летописей
  16. ↑ Татищев В. Н. История Российская. Часть 2
  17. ↑ Продолжительность ледостава. Карта-схема
  18. ↑ 1 2 Л.Войтович КНЯЗІВСЬКІ ДИНАСТІЇ СХІДНОЇ ЄВРОПИ
  19. ↑ Галицко-волынская летопись сообщает, что защитники Козельска во время вылазки исѣкоша праща ихъ, то есть уничтожили камнемётные орудия.[1]
  20. ↑ Лаврентьевская летопись
  21. ↑ 1 2 3 Жизнеописание Даниила Галицкого
  22. ↑ Ипатьевская летопись
  23. ↑ Ипатьевская летопись
  24. ↑ Лаврентьевская летопись
  25. ↑ ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946-1952 ГГ.->ТОМ II->ЧАСТЬ 2
  26. ↑ Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. — М., 1985.
  27. ↑ Археологические исследования показали, что Свислочь в 100 км юго-восточнее Минска была подвергнута монгольскому нашествию 1237—1240 годов.[2]
  28. ↑ Рыбаков Б. А., "Ремесло Древней Руси, 1948, с.525-533,780-781
  29. ↑ «Связь времён», Нестеров Ф. Ф. (рец. ДИН, проф. Каргалов В. В., М, «Молодая гвардия», 1984)

См. также

Литература

 

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

 

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

 

{{{заглавие}}}

{{{содержание}}}

dis.academic.ru