Незабытые страницы Ярославля. Михаил ильич кошкин


Отец "34-ки". Михаил Ильич Кошкин — Славянская культура

Отец "34-ки". Михаил Ильич Кошкин Мы уже давно знаем, что танк Т-34 или "тридцатьчетверка" (народное название), прозванный Сталиным "танковой ласточкой", по сей день является символом Победы в Великой Отечественной войне и Второй мировой войне. Но мало кто сегодня удосужится назвать или даже вспомнить имя его создателя. Жаль только одно: о создателе "34-ки" стали писать лишь спустя 40 лет после его смерти, когда на советские экраны вышла картина "Главный конструктор", главную роль в котором сыграл Борис Невзоров. Михаил Ильич Кошкин. Человек-Танк, Человек-Легенда.Отец "34-ки". Михаил Ильич Кошкин Конструктор, посвятивший жизнь разработке Т-34, трагически погиб вскоре после его испытания. Ему не сужуено было узнать, чте этот танк стал самым эффективным оружием Красной армии.Михаил Ильич Кошкин родился 21 ноября (3 декабря) 1898 года в деревне Брынчаги Ярославской губернии в многодетной крестьянской семье. В 14 лет он уехал на заработки в Москву, где устроился в карамельный цех кондитерской фабрики (впоследствии — фабрика «Красный октябрь»). В сентябре 1917 года Кошкин был призван в армию.

С февраля 1917 года служил в армии рядовым. Весной в составе 58-го пехотного полка был отправлен на Западный фронт, в августе был ранен. Лечился в Москве, получил отпуск и в конце 1917 года был демобилизован. 15 апреля 1918 года поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Участвовал в боях под Царицыном. В 1919 году переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который перебрасывается на Северный фронт против английских интервентов, принимает участие во взятии Архангельска. По дороге на Польский фронт заболел тифом и был снят с эшелона. После выздоровления направлен в 3-ю железнодорожную бригаду, участвовал в боях против Врангеля на Южном фронте.

Увлечение техникой в начале ХХ века было повальным. Придумав и подчинив себе громадные железные конструкции с моторчиками, человек сам заворожился их мощью, а заодно — и неизвестными доселе возможностями своего разума. Советские инженеры довоенного периода независимо от любви к Ленину и Сталину были одержимы идеями завоевания земли и неба. А неуёмное любопытство первопроходцев в свою очередь оказалось очень кстати вырастающей из пепла империи. В России после 1917 года восхищение техникой усугубилось революционным энтузиазмом: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью».Молодая Советская Республика должна была ездить по дорогам, пахать на полях и воевать на фронтах. Ну и — согласно нормативам того сурового времени, неподвластного современному суду, в технику вкладывали не только деньги, не только труд и идею, но и человеческую жизнь. Конструкторов самолетов и танков боготворили, но ровно до той минуты, пока механизм не давал хоть какой-либо сбой.

В 1921 -м прямо из армии его направили на учебу в Москву в Коммунистический университет им. Я. М. Свердлова. По его окончании в 1924 году Михаил работал директором кондитерской фабрики в Вятке. С 1927-го — член Вятского губкома ВКП(б) и заведующий отделом агитации и пропаганды. Осенью 1929 года в числе «парттысячников» его направили на учебу в Ленинградский политехнический институт. Эта программа осуществлялась с целью укрепления партийными кадрами технической интеллигенции. Кошкин был зачислен студентом на кафедру «Автомобили и тракторы».После окончания института в 1934 году молодого специалиста направили на Ленинградский завод опытного машиностроения № 185 (ОКМО завода «Большевик») на должность конструктора. В КБ Кошкин принимал участие в проектировании трехбашенного колесно-гусеничного танка Т-29-5 и гусеничного танка с противоснарядным бронированием Т-46-5. Спустя год после начала карьеры инженера его назначили заместителем главного конструктора, а в 1936 году наградили орденом Красной Звезды.

Приказом наркома тяжелой промышленности Г. К. Орджоникидзе от 28 декабря 1936 года инженера с двухлетним стажем Кошкина назначили начальником танкового конструкторского бюро завода № 183. В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под руководством Кошкина, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около сорока выпускников Военной академии механизации и моторизации РККА (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка. Конструкторским бюро под руководством А. Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.

Отец "34-ки". Михаил Ильич КошкинДовоенные танки производства завода № 183. Слева направо: БТ-7, А-20, Т-34-76 с пушкой Л-11, Т-34-76 с пушкой Ф-34

Два опытных Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года, подтвердившие их высокие технические и боевые качества. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется с ними из Харькова в Москву «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. 17 марта 1940 года на Ивановской площади Кремля танки были продемонстрированы представителям правительства. Испытания в Подмосковье и на Карельском перешейке завершились успешно. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

Ещё в Ленинграде Кошкин защитил диплом по бронированным машинам и мечтал создать танк нового поколения, над которым уже начал работать в Ленинграде. За танк Т-46-5 (существовал только в экспериментальных образцах) его с группой конструкторов наградили орденом Красной Звезды.

Т-46 был гусеничным танком, но от колёсно-гусеничных машин никто отказываться не хотел. Производственные циклы были налажены, танки опробованы в боях и при всех недостатках считались вполне удовлетворительным вооружением. Тяжёлую промышленность, тем более военную, вообще трудно сдвинуть с «насиженного» места… Но именно этого и добивался Кошкин.

Михаил Ильич пропадал на заводе. У него был удивительный характер. В те годы в моде были суровые руководители — а он улыбался, никогда не повышал голос, записывал в блокнот замечание каждого и повторял: «Думаем все! Думаем вместе!».

Блестящий конструктор, самородок, даже не имевший высшего образования, Александр Морозов стал его опорой в технических вопросах. Подключился к работе и талантливый конструктор Николай Кучеренко, который раньше был заместителем арестованного Фирсова. В выходной ездили семьями гулять в парк Горького. Иногда всем КБ — на футбольные матчи (Кошкин был заядлый болельщик). Но в будни работали по 18 часов. Прийти на завод чужаком, но объединить и возглавить коллектив норовистых талантов: инженеров, конструкторов, водителей, рабочих; делать свою идею общей, заразить всех своим бешеным «трудоголизмом» — для этого нужно было обладать совершенно особыми душевными и интеллектуальными качествами.

Михаил Ильич считает рутинные работы над «бэтэшками» бесперспективными. Красивые прыжки колёсных танков впечатляют руководство, и пробить гусеничный ход практически невозможно. Кошкина раздражает увлечение чисто внешней стороной вопроса. Хотя его танк, по задумке, мог бы такое…

Название танка он придумал давно. Кошкин не мог забыть 1934 год, встречу с Кировым. С этого началась его бронетанковая биография. Значит — «Т-34». Сам Кошкин дорого заплатил за этот демонстрационный успех — простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, но Михаил Ильич продолжал активно руководить доработкой танка, пока не произошло обострение заболевания и не пришлось удалить одно лёгкое. Конструктор скончался 26 сентября 1940 (по другим данным — 1941) года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный. курс лечения. Могила конструктора, к великому сожалению, не сохранилась.

Конструктора не стало, но его техническая задумка жила на протяжении всей войны. Сегодня в Интернете часто попадается информация о том, что Харьковский завод занимался выпуском этого танка. Здесь небольшая оговорка: в годы войны большинство предприятий из зоны боевых действий было эвакуировано на Урал, который стал настоящим Танкоградом, да и вообще — военным сердцем Великой Отечественной войны. Огромный вклад в дело Победы внесли рабочие и труженики УВЗ, крупнейшего в мире предприятия (площадь завода — 830 тыс. кв.м., с численностью сотрудников 27,5 тыс. человек), на котором и выпускался легендарный Танк Победы. Памятник этому танку стоит напротив выхода с территории завода и обращен пушкой в сторону улицы Ильича в Нижнем Тагиле.

Отец "34-ки". Михаил Ильич Кошкин Также памятник танку в Н-Тагиле стоит напротив нижнетагильского краеведческого музея недалеко от ЦПКиО им. А.П. Бондина.

Отец "34-ки". Михаил Ильич КошкинГлавный вид танка Т-34 в р-не НТ краеведческого музея, ЦПКиО им. Бондина и НТ городского пруда

Отец "34-ки". Михаил Ильич КошкинТот же танк. Вид сбоку. Пушка обращена на здание музея.

Памятники "34-ке" стоят не только в Н-Тагиле.

Отец "34-ки". Михаил Ильич КошкинТанк Т-34 в Нижегородском кремле один из первых освобождал город Вену

Отец "34-ки". Михаил Ильич КошкинТанк Т-34 (Центральный музей Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.)

Отец "34-ки". Михаил Ильич КошкинТ-34-85 близ Кремля

Отец "34-ки". Михаил Ильич КошкинТанк Т-34-85 (Мемориальный комплекс «Прохоровское поле»)

Славные имена: Т-34, «русский танк». Колыбель же его — Украина, Харьков. Безупречная боевая машина, на которой мы выиграли Великую Отечественную, — это последнее, что успел сделать в своей жизни глава Харьковского КБ Михаил Кошкин.

После окончания Второй мировой войны Уинстона Черчилля спросили, какое оружие было решающим в только что отшумевших военных действиях. Он ответил: «Английская линейная пушка, немецкий самолет “Мессершмитт” и советский танк Т-34. Но если о первых двух мне известно все, то я никак не могу понять, кто и как создал чудо-танк».

34-ка как была, так и останется навсегда символом Победы.

Похожие статьи:

Военное дело → Т-34: Оружие Победы

Наука и технологии → Основа теории и конструкции танков

Культура → Монументы должны порождать гордость за предков

Художественные фильмы → Главный конструктор (1980)

Вторая мировая война → Танки Победы

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Михаил Ильич Кошкин - отец бронированной легенды

Михаил Ильич Кошкин - отец бронированной легенды

Михаил Ильич Кошкин — советский конструктор, начальник конструкторского бюро, создавшего знаменитый танк Т-34.

Родился Михаил Кошкин 3 декабря 1898 г. в деревне Брынчаги Ярославской губернии в многодетной крестьянской семье. Отец умер рано и оставил жену с тремя маленькими детьми. Михаил был самым старшим и помогал матери чем мог.

В 1909 году по окончании церковно-приходской школы в возрасте 11 лет мать отправила его в Москву на заработки. В пути он обнаружил, что письмо, написанное матерью к проживающему в Москве земляку с просьбой помочь ему устроиться на работу, оказалось утерянным. Только по счастливому стечению обстоятельств Михаилу удалось устроиться к булочному кондитеру для работы на побегушках.

В феврале 1917 го его призывают на воинскую службу в Царскую армию. Весной в составе 58-го пехотного полка служил на западном фронте, был ранен и впоследствии демобилизован. 15 апреля 1918 года поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Участвовал в боях под Царицыном и Архангельском. В 1921 году прямо из войск его направили на учёбу в Москву.

Михаил Кошкин в юности

Михаил Кошкин становится слушателем Коммунистического университета имени Свердлова. Оканчивает его и какое-то время работает на кондитерской фабрике в Вятке. Поднимается по партийной линии. Затем в 1935 году дополнительно оканчивает Ленинградский политехнический институт. Устраивается на работу в КБ Кировского завода в Ленинграде, которое занималось в основном разработкой бронетехники.

В КБ Кошкин активно принимается за работу. Стоит отметить, танкостроение — важнейшая отрасль советской оборонки, имело большое значение для молодого государства. Работы над танками — главной ударной мощью наступающей армии, были на контроле больших военачальников и промышленников. Ведь танки имели большую огневой мощь, хорошую защищённость, высокую проходимость. Такое транспортное средство могло бы с высокой скоростью преодолевать линию фронта и вклиниваться в глубину обороны противника.

Необходимо было фактически с нуля создать отечественное танкостроение, которое не должно было уступать зарубежному. Михаил Ильич это прекрасно понимал. Он хорошо работал и вскоре был назначен на должность заместителя начальника КБ. А за участие в создании среднего танка с противоснарядным бронированием Т-46-5 получил орден Красной Звезды.

Конструктор Михаил Ильич Кошкин

В 1936 году Кошкин переезжает в Харьков, где возглавляет КБ Танкового отдела Харьковского паровозостроительного завода. На новом месте он быстро располагает к себе коллег и начальство и начинает усиленно работать. По собственной инициативе начинает разработку среднего гусеничного танка под индексом А-32. Одновременно идёт работа по заданию руководства (А-20).

Памятник М.И. Кошкину в Харькове, недалеко от проходной завода им. Малышева

В середине – конце лета 1939 года в Харькове проходили испытания новые образцы танков. Из заключения комиссии: «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее». Несмотря на серьёзные разногласия конструктора с наркоматом обороны в плане танка А-32, Зимняя война показала у него большую тактическую подвижность в условиях пересечённой местности. В короткие сроки была проведена его доработка и 19 декабря 1939 года танк принимается на вооружение СССР под названием Т-34.

Одна из самых первых "тридцатьчетвёрок"

Т-34 — уникальный танк. Оптимальное сочетание огневой мощи, защищенности и подвижности, самая рациональная форма противоснарядного броневого корпуса, экономность в расходе топлива, отличная проходимость, мощное вооружение, массовость и другие качества сделали его лучшим танком Второй Мировой и легендой 20-го столетия. Он оказался наиболее приспособленным к серийному производству на различных заводах, в том числе, изначально не предназначенных для производства танков, по сравнению с танками подобного типа. Т-34 находился в вооруженных силах СССР и впоследствии России с июня 1940 г. по сентябрь 1997 г. и стал самым массовым танком в мире. В Советском Союзе только в 1940-1946 годах выпущено свыше 58000 «тридцатьчетвёрок».

Почтовая марка выпущена в 1998 году к столетию со дня рождения М. Кошкина

В марте 1940 года в Москве должен был состояться очередной показ новейших танков для членов правительства. Дирекция запросила разрешения на отправку на смотр двух танков Т-34. Из-за отсутствия установленного пробега танкам предстояло добраться до Кремля своим ходом, а не на поезде как изначально планировалось. И тогда Кошкин, дабы «добрать» недостающие километры, сам решает вести танки в Москву. По заснеженным дорогам и полям вел боевые машины конструктор, сидевший за рычагами. Сильно простуженный, с температурой, он вместе с механиками устранял поломки. После знаменательного показа в Кремле и возвращения домой Михаил Ильич сильно заболел. Простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, но Михаил Ильич продолжал активно руководить доработкой танка, пока не произошло обострение заболевания и не пришлось удалить одно лёгкое. Конструктор скончался 26 сентября 1940 года в санатории под Харьковом, где проходил реабилитацию. В 1942 году за создание Т-34 ему была присуждена Сталинская премия первой степени (посмертно).

В честь него установлены многочисленные памятники в таких городах как Санкт-Петербург, Харьков, Киров. Памятник М. И. Кошкину, есть в его родной деревне Брынчаги Ярославской области, там же на доме, в котором он родился и жил, установлена мемориальная доска. А памятники легендарному танку имеются по всей стране и на ближнем зарубежье.

Памятник М.И. Кошкину в деревне Брынчаги

Алексей Крылов

Лицей № 86

Галерея изображений

23 сентября 2015 | 126 просмотров

old-yar.ru

Кошкин, Михаил Ильич — WiKi

Ранние годы

Родился 21 ноября (3 декабря) 1898 года в селе Брынчаги (ныне — Переславский район, Ярославская область). Сам Михаил был Русский .Семья жила бедно, земли было мало, и отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену и троих малолетних детей. Из-за бедности мать Михаила идёт батрачить, а он, окончив в 10-летнем возрасте 3 класса церковно-приходской школы, уезжает на заработки в Москву, где устраивается на кондитерскую фабрику и за 8 лет работы проходит путь от ученика пекаря до рабочего по обслуживанию карамельных автоматов.[1]

Служба в армии

В начале 1917 года, перед Февральской революцией, Михаил Кошкин призывается в Русскую императорскую армию, попадает на Западный фронт, где воюет в составе 58-го пехотного полка. В августе 1917 года, после ранения, направляется на лечение в Москву, после чего получает отпуск и, в конце 1917 года, демобилизуется из армии.

15 апреля 1918 года добровольцем уходит в сформированный в Москве железнодорожный отряд РККА. Участвует в боях на фронтах Гражданской войны и в отражении иностранной военной интервенции в России. До 1919 года воюет под Царицыном, затем переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который перебрасывается на Северный фронт, где воюет против английских интервентов и принимает участие во взятии Архангельска. Там же Кошкин, вероятнее всего, впервые знакомится с бронетехникой: бронепоездами РККА и английскими танками «Рикардо» Mark V, которые использовались интервентами на этом участке фронта[2].

После ликвидации Архангельского фронта 3-й железнодорожный батальон перебрасывается на Польский фронт, но Михаил Кошкин по дороге заболел тифом и был снят с эшелона, затем направлен в Киев, на Южный фронт, в 3-ю железнодорожную бригаду, которая занимается восстановлением ж/д пути и мостов в полосе наступления.

Летом 1921 года железнодорожная бригада расформировывается, и Михаил Кошкин заканчивает армейскую службу.

Партийная карьера в ВКП(б)

В 1919 году, на Северном фронте, вступает в члены РКП(б), выбран секретарем партячейки 3-й железнодорожной бригады. После окончания службы в 1921 году с отличием оканчивает военно-политические курсы в Харькове, после которых командируется на учёбу в Москву в Коммунистический университет имени Я. М. Свердлова. Во время учёбы лично знакомится с С. М. Кировым и Г. К. Орджоникидзе[3].

После окончания университета командируется в город Вятка (г. Киров), где с 1924 по 1925 годы успешно руководит кондитерской фабрикой. В 1925-1926 годы — заведующий агитационно-пропагандистского (по другим данным — промышленного[1]) отдела 2-го райкома ВКП(б). В 1926 — 1928 годах — заведует Губсовпартшколой. С 1928 года — заместитель заведующего, а с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистским отделом Губкома ВКП(б)[4] г. Вятка.

В Вятке Михаил Кошкин женится на служащей Губпотребсоюза Вере Катаевой, рождается дочь Лиза[5].

Михаила Кошкина могла ждать блестящая партийная карьера, однако он отправляет письмо Сергею Кирову с просьбой оказать содействие в получении технического образования и в 1929 году получает вызов в Ленинград.

Начало конструкторской деятельности

В 1929 году, в 30-летнем возрасте, в числе «парттысячников», Михаил Кошкин зачислен в Ленинградский технологический институт, однако тема обучения ему кажется неинтересной и он добивается перевода на машиностроительный факультет Ленинградского политехнического института.

В 1934 году защищает диплом по специальности «инженер-механик по конструированию автомобилей и тракторов», тема дипломной работы «Коробка переменных передач среднего танка». Преддипломную практику проходит в ОКБ при Ленинградском заводе опытного машиностроения № 185. Спроектированную КПП решено установить на опытный колесно-гусеничный танк Т-29. Производственную практику проходил на Нижегородском автомобильном заводе имени В. М. Молотова (сейчас ГАЗ) в должности мастера дефектного отдела, зарекомендовал себя способным специалистом, руководство завода направило ходатайство в Наркомат тяжёлой промышленности с просьбой направить Михаила Кошкина после окончания обучения на своё предприятие, однако он добивается продолжения работы в танковом КБ.

С 1934 года 2,5 года трудится в КБ Ленинградского завода имени С. М. Кирова. С должности рядового конструктора дошёл до заместителя начальника КБ. В это время КБ работает над танками Т-29 и Т-46-1, которые представляют собой модернизацию серийных Т-28 и Т-26 с переводом их на колёсно-гусеничный ход. Работа проведена успешно, хотя впоследствии оказалось, что танки бесперспективны (чрезмерная сложность и высокая стоимость показали невозможность их серийного производства).

11 апреля 1936 года М. И. Кошкин, в числе других конструкторов, «За отличную работу в области машиностроения» награждается орденом Красной Звезды.

Харьков

В конце декабре 1936 года нарком тяжёлой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе, обеспокоенный напряжённой обстановкой в Танковом отделе Харьковского завода, сложившаяся на фоне проблем модернизации серийного быстроходного лёгкого танка БТ-7, лично нашёл М. И. Кошкина, и после собеседования принял решение направить его с Ленинградского опытного завода на Харьковский завод[6]. Решение о переводе в Харьков конструктора М. И. Кошкина было принято с учётом его деловых качеств и личного стремления создать быстроходный средний танк, пригодный для крупносерийного производства.

Примечание: Впервые в мире концепция быстроходного среднего танка с противоснарядной броневой защитой и мощным вооружением была реализована в 1934 году в опытном танке Т-29 (проект КБ Ленинградского завода). К концу 1936 года, было очевидно, что Т-29 в серию не пойдёт… Одна из причин — несоответствие проекта общим тенденциям развития конструкции танка на Ленинградском заводе. В то время заместитель начальника КБ Ленинградского опытного завода М. И. Кошкин, участвуя в разработке Т-29, определил основные направления улучшения проекта Т-29 и доложил о них непосредственно наркому тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе. Танки Т-29 и БТ-7 имели аналогичный колёсно-гусеничный движитель с опорными катками большого диаметра. Колёсно-гусеничный движитель танка Т-29 имел катки большого диаметра с независимой торсионной подвеской (в отличие от пружинной подвески танка БТ). Торсионные валы, изготовленные по технологии Ленинградского завода, в условиях движения танка Т-29 по пересечённой местности работали неудовлетворительно. Тем не менее конструктор М. И. Кошкин являлся сторонником применения на быстроходном среднем танке катков большого диаметра — основного элемента обеспечения быстроходности танка при условии последующей доработки торсионной подвески.

28 декабря 1936 года, нарком тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе подписал Приказ о направлении М. И. Кошкина в Харьков на ХПЗ имени Коминтерна (№ 183) на должность руководителя танкового КБ-190.

В то время Танковый отдел Харьковского завода № 183 выпускал легкие колёсно-гусеничные быстроходные танки серии «БТ», которые, наряду с лёгким танком Т-26 Кировского завода, составляли основу бронетанковых войск РККА. Проблемами серийного производства и модернизации танка БТ в Танковом отделе завода № 183 занималось КБ-190 под руководством А. О. Фирсова.

Конфликт между ГАБТУ РККА и Танковым отделом завода № 183 возник ввиду технических дефектов, проявившихся в процессе эксплуатации танка БТ-7. Было начато расследование по делу о поставке в войска 687 танков с недоработанной КПП. В свою очередь представители Танкового отдела завода обвиняли военных в неправильной эксплуатации танков БТ (прыжки с трамплина). В ходе расследования А. О. Фирсов был отстранён от руководства КБ-190 и работал рядовым конструктором, а руководство КБ-190 было временно возложено на Николая Кучеренко[7].

Начало работы. КБ-190. Кризис танкостроения.

В январе 1937 г. М. И. Кошкин впервые без сопровождающих появился в КБ (бюро 190). Одет был просто. Во второй половине дня в сопровождении А. О. Фирсова и Н. А. Кучеренко сделал обход, познакомился с ведущими конструкторами и осмотрел помещения. В течение последующих дней М. И. Кошкин познакомился с каждым из конструкторов и выполняемой ими работой. Предстояло правильно сориентировать коллектив КБ, организовать его работу, вдохнуть веру в достижимость поставленной первоочередной цели, заразить своей работоспособностью[8].

Задачей КБ-190 является обеспечение производства и модернизация БТ-7. 48 конструкторов перегружены работой, в плане на 1937 год силы распределены по 14 направлениям, в числе которых установка на БТ-7 новейшего дизельного двигателя В-2 (БТ-7М, А-8), САУ на базе танка, разработка новых — БТ-9 (заказ АБТУ) и БТ-ИС (проект на основе работ группы Цыганова, переданный с танкоремонтного завода № 48). Условия и сроки жёсткие, по словам Афанасия Фирсова: «Мы между Сциллой и Харибдой. Сдадим сырой танк — жди беды. А не сдадим — головы полетят»[9]. В марте 1937 года Афанасий Фирсов был арестован.

Одновременно назревает общий кризис танкостроения, вызванный появлением нового вида оружия — противотанковой пушки. Гражданская война в Испании с участием легкобронированных БТ-7, Т-26 показала их высокую уязвимость для огня артиллерии и даже крупнокалиберных пулемётов. А так как эти танки являлись основными в Красной Армии, это означало, по сути, необходимость срочной замены всего танкового парка. Проблема усугублялась тем, что в СССР, на этот момент, моделей танков с противоснарядным бронированием, готовых к массовому производству, не было. В то же время колёсно-гусеничная схема Уолтера Кристи, положенная в основу танков БТ, достигла предела модернизации. Противоснарядное бронирование неизбежно увеличивало массу машины, при которой трансмиссия БТ-7 не выдерживала нагрузок, а колёсный ход становился невозможным из-за повышенного давления катков-колёс на грунт. В БТ-9 и БТ-ИС предпринималась попытка решить проблему колесного хода усложнением трансмиссии, сделав ведущими не одну, как у БТ-7, а 3 пары задних колёс, дополнительно пытались осуществить возможность движения на одной гусенице и колёсах с разных сторон (т. н. синхронизированный ход), это ещё более усложняло задачу и делало танк довольно трудоёмким и дорогим в производстве.

7 мая 1937 года Кошкин предлагает объединить схожие проекты БТ-9 и БТ-ИС (БТ-7-Б-ИС) с целью экономии сил, предложение поддерживает 8-е Главное управление НКОП, которому подчинён завод № 183. Поскольку тактико-технические требования (ТТТ) на объединенный проект выдвинуты не были, КБ получает определённую свободу действий, однако чиновников АБТУ инициатива Кошкина не устраивает:

«… Предъявленный проект имел грубейшие ошибки, вследствие чего был забракован. Проект даёт новую машину с уширенным корпусом, новой ходовой частью и т. д. По существу это не БТ-9, так как совершенно не соответствует ТТТ АБТУ на БТ-9 и не БТ-7ИС, ибо меняется корпус, радиаторы, колёса и т. д. Причём проектирование изначально подчинено только удобству производства и коммерческим соображениям и проводится без ТТТ…»

— Докладная записка инспектора АБТУ Сапрыгина о состоянии дел на заводе № 183 зам. начальнику АБТУ Густаву Бокису (20 августа 1937 г.)

[10].

Инспектор Сапрыгин также обвиняет Михаила Кошкина в попытке срыва работы конструктора А. Я. Дика, направленного на завод от АБТУ летом 1937 года с целью разработки вариантов эскизного проекта танка БТ-ИС.

28 сентября 1937 года на завод приходит директива 8-го Главного управления НКОП, об организации особого конструкторского бюро (ОКБ). Перед ОКБ ставится цель спроектировать и к 1939 году подготовить серийное производство быстроходных колёсно-гусеничных танков с синхронизированным ходом. Начальником ОКБ назначен военный инженер 3-го ранга, адъюнкт Военной академии механизации и моторизации РККА имени И. В. Сталина (ВАММ) А. Я. Дик, от ВАММ в ОКБ прикомандированы несколько инженеров и 41 слушатель-дипломник, от завода в ОКБ переведён 21 конструктор. Завод обязывают выполнять все работы, связанные с ОКБ во внеочередном порядке[7]. В результате этого КБ-190 Кошкина было практически обескровлено, из 48 человек в ОКБ переведены 19 лучших конструкторов его отдела.

13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк БТ-20 (заводской индекс А-20), но в конце октября прибывшая на завод комиссия констатировала, что ОКБ с работой не справляется, Адольф Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей[7][11]. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески[12]. ОКБ было расформировано, вскоре был арестован и начальник АБТУ Густав Бокис, административное давление со стороны военных временно ослабевает…

В октябре 1937 года после получения заводом № 183 задания от ГАБТУ РККА на разработку нового маневренного колёсно-гусеничного танка М. И. Кошкин возглавил новое конструкторское подразделение КБ-24, которое менее чем за год спроектировало колёсно-гусеничный танк под индексом БТ-20[13].

В начале ноября 1937 года с целью продолжения работы над БТ-20, Кошкин формирует новое КБ-24, а руководство КБ-190 вновь переходит к Николаю Кучеренко.

КБ-24 формировалось на добровольных началах, в него вошёл 21 человек из КБ-190 и КБ-35 завода, при приёме Кошкин беседовал с каждым лично, его заместителем стал Александр Морозов[14]. Подбору работников М. И. Кошкин и А. А. Морозов уделили особое внимание, в целях создания творческих и товарищеских взаимоотношений в коллективе. Были назначены руководители групп по проектированию основных узлов будущей машины, и КБ сразу приступило к работе[15].

В ноябре 1937 года, менее чем за год работы М. И. Кошкина в должности главного конструктора, под его руководством была успешно завершена модернизация танка БТ-7 с установкой в нём дизеля В-2 (танк БТ-7М)[13].

В феврале 1938 года М. И. Кошкин работал в комиссии по дополнительным заводским испытаниям колёсно-гусеничного танка изобретателя Н. Ф. Цыганова — БТ-СВ-2 («Черепаха») [13].

КБ-24, проект А-32.
  Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 образца 1940 года с пушкой Л-11, Т-34 образца 1941 года с пушкой Ф-34.

В марте 1938 года утверждается эскизный проект БТ-20 (А-20). Однако, несмотря на новизну, по боевым качествам он мало отличался от БТ-7, вооружение (45 мм пушка 20-К) осталось прежним, увеличение толщины брони до 20 мм не обеспечивало надёжную защиту от противотанковой артиллерии. Кошкин и его помощники загорелись «гусеничным» вариантом, который мог упростить конструкцию и позволял значительно усилить броню и вооружение за счёт экономии и увеличения веса.

28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать наряду с колёсно-гусеничным А-20 (как и предполагалось изначальным заданием), чисто гусеничный танк, получивший индекс А-32. Кошкина поддержал И. В. Сталин, предложив не ограничивать инициативу завода.

6 сентября 1938 года М. И. Кошкин участвовал в представлении комиссии ГАБТУ разработанного проекта и макета танка БТ-20. По решению макетной комиссии под руководством М. И. Кошкина в КБ-24 приступили к разработке и изготовлению трёх опытных танков (одного колёсно-гусеничного танка А-20 и двух гусеничных — А-32) [13].

9—10 декабря 1938 года М. И. Кошкин демонстрировал Главному Военному совету чертежи и макеты опытных танков А-20 и А-32[13]..

16 декабря 1938 года М. И. Кошкин назначен главным конструктором трёх объединённых КБ завода № 183 в единое конструкторское бюро КБ-520[13]..

Срочная разработка чертежей танков А-20 и А-32 потребовала сотен людей, поэтому в начале 1939 года все танковые КБ завода (КБ-24, КБ-190 и КБ-35) были объединены в КБ-520, одновременно произошло объединение опытных цехов в единый цех, тесно связанный с КБ. Михаил Кошкин был назначен главным конструктором, его заместителями А. А. Морозов, Н. А. Кучеренко, А. В. Колесников и В. М. Дорошенко[15].

Совместные испытания А-20 и А-32

5 июня 1939 года М. И. Кошкин присутствовал при первом пробном пробеге опытного колёсно-гусеничного танка А-20[13].

16 июля 1939 года М. И. Кошкин принимал участие в первом пробном пробеге опытного гусеничного танка А-32[13].

В середине 1939 года в Харькове Кошкин представил опытные образцы А-20 и А-32. При испытаниях Государственная Комиссия отметила, что оба танка «по прочности и надёжности выше всех опытных образцов, выпускаемых ранее». Колёсно-гусеничный А-20 показывал большую скорость и тактическую подвижность, А-32 лучшую проходимость и бронезащиту, имея резервы по её усилению (обе машины изготавливались в одинаковом весе и изначально позиционировались как лёгкие танки), но ни одному из них долгое время не было отдано предпочтение, споры между противниками и сторонниками колёсно-гусеничного движителя продолжались. В КБ работа велась над обеими машинами параллельно.

23 сентября 1939 года М. И. Кошкин участвовал в показе на Полигоне в Кубинке опытных машин А-20 и А-32 членам правительства[13].

В сентябре 1939 года в Кубинке А-20 и А-32 (Т-32), вместе с перспективными танками других заводов, повторно были показаны госкомиссии. Показ прошёл с большим успехом, Т-32 произвёл впечатление на присутствующих необычно красивой формой и отличными ходовыми качествами[16]. При этом Кошкин уже представил обновлённый А-32 с 76,2 мм пушкой Л-10, получивший индекс Т-32. На последовавшем совещании он вновь активно выступает за Т-32, позиционируя его уже как средний танк, на замену устаревшему Т-28, особо отмечая его простоту и большие резервы по дальнейшему улучшению, предлагая составить график запуска машины в серийное производство[17]. Военные чиновники опять ни одному из танков не отдали предпочтение, рассматривая вопрос об одновременном производстве А-20 и Т-32.

Проект А-32 с усиленным бронированием

С сентября 1939 года по февраль 1940 года на основании решения командования АБТУ под руководством М. И. Кошкина велось проектирование и изготовление двух опытных гусеничных танков А-32 с усиленным бронированием[13].

Начавшаяся Советско-финская война (1939—1940) снова показала плохую оснащенность РККА танками с мощным вооружением и бронезащитой. Совершенствование Т-32 активизировалось, были проведены испытания с дополнительной нагрузкой, имитирующей увеличение толщины брони до 45 мм, которые прошли успешно, и будущий танк формально приняли на вооружение до изготовления опытного образца под индексом Т-34. Кошкин и конструкторы его КБ работают напряжённо, целыми днями пропадая на работе. Объём работ был значительным, в результате всех модернизаций масса возросла на 6 тонн, усилен гусеничный движитель, увеличились габариты, перерасчёт конструкции и чертежи делались заново.

Постановлением Комитета Обороны при СНК СССР № 443 от 19 декабря 1939 года А-32 с толщиной брони 45 мм, названный танком Т-34, был принят на вооружение Красной Армии[13].

Опытные Т-34 № 1 и Т-34 № 2

10 февраля 1940 года изготовлены два первых Т-34 и начаты их испытания. На 17 марта в Москве назначается показ танков членам правительства, с этой целью организуется танкопробег Харьков — Москва. Учитывая важность мероприятия, Михаил Кошкин сам отправляется на новых машинах как ответственный представитель завода.

В марте 1940 года М. И. Кошкин принял личное участие в проведении войсковых испытаний двух опытных танков Т-34 (А-34) с совершением пробега Харьков-Москва и обратно[13].

750 км от Харькова до Москвы и обратно ещё недоработанные танки прошли своим ходом в трудных условиях бездорожья и снежных заносов.

17 марта 1940 года М. И. Кошкин участвовал в показе своих машин Т-34 членам правительства в Кремле[13]. Показ на Ивановской площади Кремля в присутствии всего высшего руководства СССР (И. В. Сталин, М. И. Калинин, В. М. Молотов и К. Е. Ворошилов) и всесторонние стендовые и ходовые испытания на танковом полигоне окончательно решили судьбу танка. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

31 марта 1940 года М. И. Кошкин представил опытные танки Наркому среднего машиностроения и Наркому обороны, которые рекомендовали немедленно поставить танк Т-34 на производство на заводах № 183 и СТЗ[13].

Последние месяцы жизни
  Татьяна Михайловна и Тамара Михайловна Кошкины на торжественном открытии памятника в селе Брынчаги.

Пробег Харьков — Москва — Харьков подорвал здоровье Михаила Кошкина, простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией. Однако напряжение последних лет не ослабло, организация серийного производства Т-34, значительно отличающегося по конструкции от БТ-7, шла тяжело, требовалась масса текущих доработок, кроме того, в это время в КБ-520 работали над следующей моделью — Т-34М и намечался перспективный танк с поперечным расположением двигателя Т-44.

Вскоре заболевание обострилось, Михаилу Кошкину пришлось удалить одно лёгкое, он был направлен на реабилитационный курс лечения в заводской санаторий «Занки» под Харьковом, где скончался 26 сентября 1940 года, за 9 месяцев до начала войны. Главным конструктором и руководителем КБ-520 стал заместитель Кошкина А. А. Морозов.

Михаил Кошкин был похоронен в Харькове на Первом городском кладбище (ныне Молодёжный парк).

До сегодняшнего дня могила не сохранилась. По одним данным, она была целенаправленно уничтожена немецкими бомбардировками[18][неавторитетный источник? 2025 дней][19]. По другим данным, гроб с телом Кошкина был кремирован, урна с прахом хранилась в помещении при городском морге г. Харькова, который и был подвергнут бомбовому удару[1]. События происходили в конце 1941 года, на конечной стадии эвакуации ХПЗ в Нижний Тагил и перед захватом города немецкими войсками.

ru-wiki.org

Кошкин Михаил Ильич - это... Что такое Кошкин Михаил Ильич?

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин (3 декабря 1898, село Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии — 26 сентября 1940, дом отдыха Занки, Харьковская область) — советский конструктор, начальник КБ танкостроения Харьковского завода, создавшего знаменитый танк Т-34 и первый танк с противоснарядным бронированием, Т-111 (опытная модель).

Биография

Родился 3 декабря 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии.

После участия в Гражданской войне и работы на разных предприятиях с 1929 по 1934 год учился в Машиностроительном институте Ленинграда, после чего 2,5 года трудился в танковом КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора быстро дошёл до заместителя начальника КБ. За участие в создании нового танка Т-46-5 получил орден Красной Звезды.[1]

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под его руководством, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (бывший ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около 40-ка выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

Конструкторским бюро под руководством А.Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей[2]. Вклад А.Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.[1]

Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 обр 1940 г. с пушкой Л-11, Т-34 обр. 1941 г. с пушкой Ф-34.

Конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничного. Они несколько отличаются от бортов танка БТ-ИС Н. Ф. Цыганова.

По результатам первых испытаний принято решение изготовить два танка с усиленной бронёй. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется из Харькова в Москву с двумя танками А-20 и А-32 «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. Тем не менее испытания в Подмосковье завершаются успехом. Но сам Кошкин заплатил за этот демонстрационный успех большую цену: простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, и в сентябре 1940 года Михаила Ильича не стало.

Награды

Память

Памятники
  • В Харькове, недалеко от проходной завода имени Малышева, в мае 1985 года Михаилу Ильичу Кошкину был торжественно открыт памятник.
  • Памятник танку «Т-34», а фактически М. И. Кошкину, установлен у дороги, возле его родной деревни Брынчаги в Ярославской области.
Книги
  • Резник Я. Л. Сотворение брони. — М.: Воениздат, 1987.
  • Брошюра «Михаил Кошкин: уникальные документы, фотографии, факты, воспоминания (к 110-летию со дня рождения)», 2009 г.
  • В. Вишняков. Конструкторы. 1989.
Фильмы
  • «Главный конструктор» режиссёра В. Семакова, роль Кошкина сыграл Борис Невзоров.
Марка

К 100-летию со дня рождения М. И. Кошкина

  • В 1998 году к 100-летию со дня рождения М. И. Кошкина была выпущена Российская почтовая марка с его портретом. На рисунке слева — установленный на постамент танк Т-34. На марке напечатан текст: «М. И. Кошкин.1898-1940». Стоимость марки — 1 рубль. Рисунок был выполнен Л. Зайцевым.

Примечания

См. также

Ссылки

 Кошкин, Михаил Ильич на сайте «Герои страны»

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Михаил Ильич Кошкин - это... Что такое Михаил Ильич Кошкин?

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин (3 декабря 1898, село Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии — 26 сентября 1940, дом отдыха Занки, Харьковская область) — советский конструктор, начальник КБ танкостроения Харьковского завода, создавшего знаменитый танк Т-34 и первый танк с противоснарядным бронированием, Т-111 (опытная модель).

Биография

Родился 3 декабря 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии.

После участия в Гражданской войне и работы на разных предприятиях с 1929 по 1934 год учился в Машиностроительном институте Ленинграда, после чего 2,5 года трудился в танковом КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора быстро дошёл до заместителя начальника КБ. За участие в создании нового танка Т-46-5 получил орден Красной Звезды.[1]

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под его руководством, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (бывший ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около 40-ка выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

Конструкторским бюро под руководством А.Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей[2]. Вклад А.Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.[1]

Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 обр 1940 г. с пушкой Л-11, Т-34 обр. 1941 г. с пушкой Ф-34.

Конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничного. Они несколько отличаются от бортов танка БТ-ИС Н. Ф. Цыганова.

По результатам первых испытаний принято решение изготовить два танка с усиленной бронёй. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется из Харькова в Москву с двумя танками А-20 и А-32 «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. Тем не менее испытания в Подмосковье завершаются успехом. Но сам Кошкин заплатил за этот демонстрационный успех большую цену: простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, и в сентябре 1940 года Михаила Ильича не стало.

Награды

Память

Памятники
  • В Харькове, недалеко от проходной завода имени Малышева, в мае 1985 года Михаилу Ильичу Кошкину был торжественно открыт памятник.
  • Памятник танку «Т-34», а фактически М. И. Кошкину, установлен у дороги, возле его родной деревни Брынчаги в Ярославской области.
Книги
  • Резник Я. Л. Сотворение брони. — М.: Воениздат, 1987.
  • Брошюра «Михаил Кошкин: уникальные документы, фотографии, факты, воспоминания (к 110-летию со дня рождения)», 2009 г.
  • В. Вишняков. Конструкторы. 1989.
Фильмы
  • «Главный конструктор» режиссёра В. Семакова, роль Кошкина сыграл Борис Невзоров.
Марка

К 100-летию со дня рождения М. И. Кошкина

  • В 1998 году к 100-летию со дня рождения М. И. Кошкина была выпущена Российская почтовая марка с его портретом. На рисунке слева — установленный на постамент танк Т-34. На марке напечатан текст: «М. И. Кошкин.1898-1940». Стоимость марки — 1 рубль. Рисунок был выполнен Л. Зайцевым.

Примечания

См. также

Ссылки

 Кошкин, Михаил Ильич на сайте «Герои страны»

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Кошкин, Михаил Ильич — Википедия РУ

Ранние годы

Родился 21 ноября (3 декабря) 1898 года в селе Брынчаги (ныне — Переславский район, Ярославская область). Сам Михаил был Русский .Семья жила бедно, земли было мало, и отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену и троих малолетних детей. Из-за бедности мать Михаила идёт батрачить, а он, окончив в 10-летнем возрасте 3 класса церковно-приходской школы, уезжает на заработки в Москву, где устраивается на кондитерскую фабрику и за 8 лет работы проходит путь от ученика пекаря до рабочего по обслуживанию карамельных автоматов.[1]

Служба в армии

В начале 1917 года, перед Февральской революцией, Михаил Кошкин призывается в Русскую императорскую армию, попадает на Западный фронт, где воюет в составе 58-го пехотного полка. В августе 1917 года, после ранения, направляется на лечение в Москву, после чего получает отпуск и, в конце 1917 года, демобилизуется из армии.

15 апреля 1918 года добровольцем уходит в сформированный в Москве железнодорожный отряд РККА. Участвует в боях на фронтах Гражданской войны и в отражении иностранной военной интервенции в России. До 1919 года воюет под Царицыном, затем переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который перебрасывается на Северный фронт, где воюет против английских интервентов и принимает участие во взятии Архангельска. Там же Кошкин, вероятнее всего, впервые знакомится с бронетехникой: бронепоездами РККА и английскими танками «Рикардо» Mark V, которые использовались интервентами на этом участке фронта[2].

После ликвидации Архангельского фронта 3-й железнодорожный батальон перебрасывается на Польский фронт, но Михаил Кошкин по дороге заболел тифом и был снят с эшелона, затем направлен в Киев, на Южный фронт, в 3-ю железнодорожную бригаду, которая занимается восстановлением ж/д пути и мостов в полосе наступления.

Летом 1921 года железнодорожная бригада расформировывается, и Михаил Кошкин заканчивает армейскую службу.

Партийная карьера в ВКП(б)

В 1919 году, на Северном фронте, вступает в члены РКП(б), выбран секретарем партячейки 3-й железнодорожной бригады. После окончания службы в 1921 году с отличием оканчивает военно-политические курсы в Харькове, после которых командируется на учёбу в Москву в Коммунистический университет имени Я. М. Свердлова. Во время учёбы лично знакомится с С. М. Кировым и Г. К. Орджоникидзе[3].

После окончания университета командируется в город Вятка (г. Киров), где с 1924 по 1925 годы успешно руководит кондитерской фабрикой. В 1925-1926 годы — заведующий агитационно-пропагандистского (по другим данным — промышленного[1]) отдела 2-го райкома ВКП(б). В 1926 — 1928 годах — заведует Губсовпартшколой. С 1928 года — заместитель заведующего, а с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистским отделом Губкома ВКП(б)[4] г. Вятка.

В Вятке Михаил Кошкин женится на служащей Губпотребсоюза Вере Катаевой, рождается дочь Лиза[5].

Михаила Кошкина могла ждать блестящая партийная карьера, однако он отправляет письмо Сергею Кирову с просьбой оказать содействие в получении технического образования и в 1929 году получает вызов в Ленинград.

Начало конструкторской деятельности

В 1929 году, в 30-летнем возрасте, в числе «парттысячников», Михаил Кошкин зачислен в Ленинградский технологический институт, однако тема обучения ему кажется неинтересной и он добивается перевода на машиностроительный факультет Ленинградского политехнического института.

В 1934 году защищает диплом по специальности «инженер-механик по конструированию автомобилей и тракторов», тема дипломной работы «Коробка переменных передач среднего танка». Преддипломную практику проходит в ОКБ при Ленинградском заводе опытного машиностроения № 185. Спроектированную КПП решено установить на опытный колесно-гусеничный танк Т-29. Производственную практику проходил на Нижегородском автомобильном заводе имени В. М. Молотова (сейчас ГАЗ) в должности мастера дефектного отдела, зарекомендовал себя способным специалистом, руководство завода направило ходатайство в Наркомат тяжёлой промышленности с просьбой направить Михаила Кошкина после окончания обучения на своё предприятие, однако он добивается продолжения работы в танковом КБ.

С 1934 года 2,5 года трудится в КБ Ленинградского завода имени С. М. Кирова. С должности рядового конструктора дошёл до заместителя начальника КБ. В это время КБ работает над танками Т-29 и Т-46-1, которые представляют собой модернизацию серийных Т-28 и Т-26 с переводом их на колёсно-гусеничный ход. Работа проведена успешно, хотя впоследствии оказалось, что танки бесперспективны (чрезмерная сложность и высокая стоимость показали невозможность их серийного производства).

11 апреля 1936 года М. И. Кошкин, в числе других конструкторов, «За отличную работу в области машиностроения» награждается орденом Красной Звезды.

Харьков

В конце декабре 1936 года нарком тяжёлой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе, обеспокоенный напряжённой обстановкой в Танковом отделе Харьковского завода, сложившаяся на фоне проблем модернизации серийного быстроходного лёгкого танка БТ-7, лично нашёл М. И. Кошкина, и после собеседования принял решение направить его с Ленинградского опытного завода на Харьковский завод[6]. Решение о переводе в Харьков конструктора М. И. Кошкина было принято с учётом его деловых качеств и личного стремления создать быстроходный средний танк, пригодный для крупносерийного производства.

Примечание: Впервые в мире концепция быстроходного среднего танка с противоснарядной броневой защитой и мощным вооружением была реализована в 1934 году в опытном танке Т-29 (проект КБ Ленинградского завода). К концу 1936 года, было очевидно, что Т-29 в серию не пойдёт… Одна из причин — несоответствие проекта общим тенденциям развития конструкции танка на Ленинградском заводе. В то время заместитель начальника КБ Ленинградского опытного завода М. И. Кошкин, участвуя в разработке Т-29, определил основные направления улучшения проекта Т-29 и доложил о них непосредственно наркому тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе. Танки Т-29 и БТ-7 имели аналогичный колёсно-гусеничный движитель с опорными катками большого диаметра. Колёсно-гусеничный движитель танка Т-29 имел катки большого диаметра с независимой торсионной подвеской (в отличие от пружинной подвески танка БТ). Торсионные валы, изготовленные по технологии Ленинградского завода, в условиях движения танка Т-29 по пересечённой местности работали неудовлетворительно. Тем не менее конструктор М. И. Кошкин являлся сторонником применения на быстроходном среднем танке катков большого диаметра — основного элемента обеспечения быстроходности танка при условии последующей доработки торсионной подвески.

28 декабря 1936 года, нарком тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе подписал Приказ о направлении М. И. Кошкина в Харьков на ХПЗ имени Коминтерна (№ 183) на должность руководителя танкового КБ-190.

В то время Танковый отдел Харьковского завода № 183 выпускал легкие колёсно-гусеничные быстроходные танки серии «БТ», которые, наряду с лёгким танком Т-26 Кировского завода, составляли основу бронетанковых войск РККА. Проблемами серийного производства и модернизации танка БТ в Танковом отделе завода № 183 занималось КБ-190 под руководством А. О. Фирсова.

Конфликт между ГАБТУ РККА и Танковым отделом завода № 183 возник ввиду технических дефектов, проявившихся в процессе эксплуатации танка БТ-7. Было начато расследование по делу о поставке в войска 687 танков с недоработанной КПП. В свою очередь представители Танкового отдела завода обвиняли военных в неправильной эксплуатации танков БТ (прыжки с трамплина). В ходе расследования А. О. Фирсов был отстранён от руководства КБ-190 и работал рядовым конструктором, а руководство КБ-190 было временно возложено на Николая Кучеренко[7].

Начало работы. КБ-190. Кризис танкостроения.

В январе 1937 г. М. И. Кошкин впервые без сопровождающих появился в КБ (бюро 190). Одет был просто. Во второй половине дня в сопровождении А. О. Фирсова и Н. А. Кучеренко сделал обход, познакомился с ведущими конструкторами и осмотрел помещения. В течение последующих дней М. И. Кошкин познакомился с каждым из конструкторов и выполняемой ими работой. Предстояло правильно сориентировать коллектив КБ, организовать его работу, вдохнуть веру в достижимость поставленной первоочередной цели, заразить своей работоспособностью[8].

Задачей КБ-190 является обеспечение производства и модернизация БТ-7. 48 конструкторов перегружены работой, в плане на 1937 год силы распределены по 14 направлениям, в числе которых установка на БТ-7 новейшего дизельного двигателя В-2 (БТ-7М, А-8), САУ на базе танка, разработка новых — БТ-9 (заказ АБТУ) и БТ-ИС (проект на основе работ группы Цыганова, переданный с танкоремонтного завода № 48). Условия и сроки жёсткие, по словам Афанасия Фирсова: «Мы между Сциллой и Харибдой. Сдадим сырой танк — жди беды. А не сдадим — головы полетят»[9]. В марте 1937 года Афанасий Фирсов был арестован.

Одновременно назревает общий кризис танкостроения, вызванный появлением нового вида оружия — противотанковой пушки. Гражданская война в Испании с участием легкобронированных БТ-7, Т-26 показала их высокую уязвимость для огня артиллерии и даже крупнокалиберных пулемётов. А так как эти танки являлись основными в Красной Армии, это означало, по сути, необходимость срочной замены всего танкового парка. Проблема усугублялась тем, что в СССР, на этот момент, моделей танков с противоснарядным бронированием, готовых к массовому производству, не было. В то же время колёсно-гусеничная схема Уолтера Кристи, положенная в основу танков БТ, достигла предела модернизации. Противоснарядное бронирование неизбежно увеличивало массу машины, при которой трансмиссия БТ-7 не выдерживала нагрузок, а колёсный ход становился невозможным из-за повышенного давления катков-колёс на грунт. В БТ-9 и БТ-ИС предпринималась попытка решить проблему колесного хода усложнением трансмиссии, сделав ведущими не одну, как у БТ-7, а 3 пары задних колёс, дополнительно пытались осуществить возможность движения на одной гусенице и колёсах с разных сторон (т. н. синхронизированный ход), это ещё более усложняло задачу и делало танк довольно трудоёмким и дорогим в производстве.

7 мая 1937 года Кошкин предлагает объединить схожие проекты БТ-9 и БТ-ИС (БТ-7-Б-ИС) с целью экономии сил, предложение поддерживает 8-е Главное управление НКОП, которому подчинён завод № 183. Поскольку тактико-технические требования (ТТТ) на объединенный проект выдвинуты не были, КБ получает определённую свободу действий, однако чиновников АБТУ инициатива Кошкина не устраивает:

«… Предъявленный проект имел грубейшие ошибки, вследствие чего был забракован. Проект даёт новую машину с уширенным корпусом, новой ходовой частью и т. д. По существу это не БТ-9, так как совершенно не соответствует ТТТ АБТУ на БТ-9 и не БТ-7ИС, ибо меняется корпус, радиаторы, колёса и т. д. Причём проектирование изначально подчинено только удобству производства и коммерческим соображениям и проводится без ТТТ…»

— Докладная записка инспектора АБТУ Сапрыгина о состоянии дел на заводе № 183 зам. начальнику АБТУ Густаву Бокису (20 августа 1937 г.)

[10].

Инспектор Сапрыгин также обвиняет Михаила Кошкина в попытке срыва работы конструктора А. Я. Дика, направленного на завод от АБТУ летом 1937 года с целью разработки вариантов эскизного проекта танка БТ-ИС.

28 сентября 1937 года на завод приходит директива 8-го Главного управления НКОП, об организации особого конструкторского бюро (ОКБ). Перед ОКБ ставится цель спроектировать и к 1939 году подготовить серийное производство быстроходных колёсно-гусеничных танков с синхронизированным ходом. Начальником ОКБ назначен военный инженер 3-го ранга, адъюнкт Военной академии механизации и моторизации РККА имени И. В. Сталина (ВАММ) А. Я. Дик, от ВАММ в ОКБ прикомандированы несколько инженеров и 41 слушатель-дипломник, от завода в ОКБ переведён 21 конструктор. Завод обязывают выполнять все работы, связанные с ОКБ во внеочередном порядке[7]. В результате этого КБ-190 Кошкина было практически обескровлено, из 48 человек в ОКБ переведены 19 лучших конструкторов его отдела.

13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк БТ-20 (заводской индекс А-20), но в конце октября прибывшая на завод комиссия констатировала, что ОКБ с работой не справляется, Адольф Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей[7][11]. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески[12]. ОКБ было расформировано, вскоре был арестован и начальник АБТУ Густав Бокис, административное давление со стороны военных временно ослабевает…

В октябре 1937 года после получения заводом № 183 задания от ГАБТУ РККА на разработку нового маневренного колёсно-гусеничного танка М. И. Кошкин возглавил новое конструкторское подразделение КБ-24, которое менее чем за год спроектировало колёсно-гусеничный танк под индексом БТ-20[13].

В начале ноября 1937 года с целью продолжения работы над БТ-20, Кошкин формирует новое КБ-24, а руководство КБ-190 вновь переходит к Николаю Кучеренко.

КБ-24 формировалось на добровольных началах, в него вошёл 21 человек из КБ-190 и КБ-35 завода, при приёме Кошкин беседовал с каждым лично, его заместителем стал Александр Морозов[14]. Подбору работников М. И. Кошкин и А. А. Морозов уделили особое внимание, в целях создания творческих и товарищеских взаимоотношений в коллективе. Были назначены руководители групп по проектированию основных узлов будущей машины, и КБ сразу приступило к работе[15].

В ноябре 1937 года, менее чем за год работы М. И. Кошкина в должности главного конструктора, под его руководством была успешно завершена модернизация танка БТ-7 с установкой в нём дизеля В-2 (танк БТ-7М)[13].

В феврале 1938 года М. И. Кошкин работал в комиссии по дополнительным заводским испытаниям колёсно-гусеничного танка изобретателя Н. Ф. Цыганова — БТ-СВ-2 («Черепаха») [13].

КБ-24, проект А-32.
  Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 образца 1940 года с пушкой Л-11, Т-34 образца 1941 года с пушкой Ф-34.

В марте 1938 года утверждается эскизный проект БТ-20 (А-20). Однако, несмотря на новизну, по боевым качествам он мало отличался от БТ-7, вооружение (45 мм пушка 20-К) осталось прежним, увеличение толщины брони до 20 мм не обеспечивало надёжную защиту от противотанковой артиллерии. Кошкин и его помощники загорелись «гусеничным» вариантом, который мог упростить конструкцию и позволял значительно усилить броню и вооружение за счёт экономии и увеличения веса.

28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать наряду с колёсно-гусеничным А-20 (как и предполагалось изначальным заданием), чисто гусеничный танк, получивший индекс А-32. Кошкина поддержал И. В. Сталин, предложив не ограничивать инициативу завода.

6 сентября 1938 года М. И. Кошкин участвовал в представлении комиссии ГАБТУ разработанного проекта и макета танка БТ-20. По решению макетной комиссии под руководством М. И. Кошкина в КБ-24 приступили к разработке и изготовлению трёх опытных танков (одного колёсно-гусеничного танка А-20 и двух гусеничных — А-32) [13].

9—10 декабря 1938 года М. И. Кошкин демонстрировал Главному Военному совету чертежи и макеты опытных танков А-20 и А-32[13]..

16 декабря 1938 года М. И. Кошкин назначен главным конструктором трёх объединённых КБ завода № 183 в единое конструкторское бюро КБ-520[13]..

Срочная разработка чертежей танков А-20 и А-32 потребовала сотен людей, поэтому в начале 1939 года все танковые КБ завода (КБ-24, КБ-190 и КБ-35) были объединены в КБ-520, одновременно произошло объединение опытных цехов в единый цех, тесно связанный с КБ. Михаил Кошкин был назначен главным конструктором, его заместителями А. А. Морозов, Н. А. Кучеренко, А. В. Колесников и В. М. Дорошенко[15].

Совместные испытания А-20 и А-32

5 июня 1939 года М. И. Кошкин присутствовал при первом пробном пробеге опытного колёсно-гусеничного танка А-20[13].

16 июля 1939 года М. И. Кошкин принимал участие в первом пробном пробеге опытного гусеничного танка А-32[13].

В середине 1939 года в Харькове Кошкин представил опытные образцы А-20 и А-32. При испытаниях Государственная Комиссия отметила, что оба танка «по прочности и надёжности выше всех опытных образцов, выпускаемых ранее». Колёсно-гусеничный А-20 показывал большую скорость и тактическую подвижность, А-32 лучшую проходимость и бронезащиту, имея резервы по её усилению (обе машины изготавливались в одинаковом весе и изначально позиционировались как лёгкие танки), но ни одному из них долгое время не было отдано предпочтение, споры между противниками и сторонниками колёсно-гусеничного движителя продолжались. В КБ работа велась над обеими машинами параллельно.

23 сентября 1939 года М. И. Кошкин участвовал в показе на Полигоне в Кубинке опытных машин А-20 и А-32 членам правительства[13].

В сентябре 1939 года в Кубинке А-20 и А-32 (Т-32), вместе с перспективными танками других заводов, повторно были показаны госкомиссии. Показ прошёл с большим успехом, Т-32 произвёл впечатление на присутствующих необычно красивой формой и отличными ходовыми качествами[16]. При этом Кошкин уже представил обновлённый А-32 с 76,2 мм пушкой Л-10, получивший индекс Т-32. На последовавшем совещании он вновь активно выступает за Т-32, позиционируя его уже как средний танк, на замену устаревшему Т-28, особо отмечая его простоту и большие резервы по дальнейшему улучшению, предлагая составить график запуска машины в серийное производство[17]. Военные чиновники опять ни одному из танков не отдали предпочтение, рассматривая вопрос об одновременном производстве А-20 и Т-32.

Проект А-32 с усиленным бронированием

С сентября 1939 года по февраль 1940 года на основании решения командования АБТУ под руководством М. И. Кошкина велось проектирование и изготовление двух опытных гусеничных танков А-32 с усиленным бронированием[13].

Начавшаяся Советско-финская война (1939—1940) снова показала плохую оснащенность РККА танками с мощным вооружением и бронезащитой. Совершенствование Т-32 активизировалось, были проведены испытания с дополнительной нагрузкой, имитирующей увеличение толщины брони до 45 мм, которые прошли успешно, и будущий танк формально приняли на вооружение до изготовления опытного образца под индексом Т-34. Кошкин и конструкторы его КБ работают напряжённо, целыми днями пропадая на работе. Объём работ был значительным, в результате всех модернизаций масса возросла на 6 тонн, усилен гусеничный движитель, увеличились габариты, перерасчёт конструкции и чертежи делались заново.

Постановлением Комитета Обороны при СНК СССР № 443 от 19 декабря 1939 года А-32 с толщиной брони 45 мм, названный танком Т-34, был принят на вооружение Красной Армии[13].

Опытные Т-34 № 1 и Т-34 № 2

10 февраля 1940 года изготовлены два первых Т-34 и начаты их испытания. На 17 марта в Москве назначается показ танков членам правительства, с этой целью организуется танкопробег Харьков — Москва. Учитывая важность мероприятия, Михаил Кошкин сам отправляется на новых машинах как ответственный представитель завода.

В марте 1940 года М. И. Кошкин принял личное участие в проведении войсковых испытаний двух опытных танков Т-34 (А-34) с совершением пробега Харьков-Москва и обратно[13].

750 км от Харькова до Москвы и обратно ещё недоработанные танки прошли своим ходом в трудных условиях бездорожья и снежных заносов.

17 марта 1940 года М. И. Кошкин участвовал в показе своих машин Т-34 членам правительства в Кремле[13]. Показ на Ивановской площади Кремля в присутствии всего высшего руководства СССР (И. В. Сталин, М. И. Калинин, В. М. Молотов и К. Е. Ворошилов) и всесторонние стендовые и ходовые испытания на танковом полигоне окончательно решили судьбу танка. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

31 марта 1940 года М. И. Кошкин представил опытные танки Наркому среднего машиностроения и Наркому обороны, которые рекомендовали немедленно поставить танк Т-34 на производство на заводах № 183 и СТЗ[13].

Последние месяцы жизни
  Татьяна Михайловна и Тамара Михайловна Кошкины на торжественном открытии памятника в селе Брынчаги.

Пробег Харьков — Москва — Харьков подорвал здоровье Михаила Кошкина, простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией. Однако напряжение последних лет не ослабло, организация серийного производства Т-34, значительно отличающегося по конструкции от БТ-7, шла тяжело, требовалась масса текущих доработок, кроме того, в это время в КБ-520 работали над следующей моделью — Т-34М и намечался перспективный танк с поперечным расположением двигателя Т-44.

Вскоре заболевание обострилось, Михаилу Кошкину пришлось удалить одно лёгкое, он был направлен на реабилитационный курс лечения в заводской санаторий «Занки» под Харьковом, где скончался 26 сентября 1940 года, за 9 месяцев до начала войны. Главным конструктором и руководителем КБ-520 стал заместитель Кошкина А. А. Морозов.

Михаил Кошкин был похоронен в Харькове на Первом городском кладбище (ныне Молодёжный парк).

До сегодняшнего дня могила не сохранилась. По одним данным, она была целенаправленно уничтожена немецкими бомбардировками[18][неавторитетный источник? 2025 дней][19]. По другим данным, гроб с телом Кошкина был кремирован, урна с прахом хранилась в помещении при городском морге г. Харькова, который и был подвергнут бомбовому удару[1]. События происходили в конце 1941 года, на конечной стадии эвакуации ХПЗ в Нижний Тагил и перед захватом города немецкими войсками.

http-wikipediya.ru

Кошкин, Михаил Ильич — википедия орг

Ранние годы

Родился 21 ноября (3 декабря) 1898 года в селе Брынчаги (ныне — Переславский район, Ярославская область). Сам Михаил был Русский .Семья жила бедно, земли было мало, и отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену и троих малолетних детей. Из-за бедности мать Михаила идёт батрачить, а он, окончив в 10-летнем возрасте 3 класса церковно-приходской школы, уезжает на заработки в Москву, где устраивается на кондитерскую фабрику и за 8 лет работы проходит путь от ученика пекаря до рабочего по обслуживанию карамельных автоматов.[1]

Служба в армии

В начале 1917 года, перед Февральской революцией, Михаил Кошкин призывается в Русскую императорскую армию, попадает на Западный фронт, где воюет в составе 58-го пехотного полка. В августе 1917 года, после ранения, направляется на лечение в Москву, после чего получает отпуск и, в конце 1917 года, демобилизуется из армии.

15 апреля 1918 года добровольцем уходит в сформированный в Москве железнодорожный отряд РККА. Участвует в боях на фронтах Гражданской войны и в отражении иностранной военной интервенции в России. До 1919 года воюет под Царицыном, затем переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который перебрасывается на Северный фронт, где воюет против английских интервентов и принимает участие во взятии Архангельска. Там же Кошкин, вероятнее всего, впервые знакомится с бронетехникой: бронепоездами РККА и английскими танками «Рикардо» Mark V, которые использовались интервентами на этом участке фронта[2].

После ликвидации Архангельского фронта 3-й железнодорожный батальон перебрасывается на Польский фронт, но Михаил Кошкин по дороге заболел тифом и был снят с эшелона, затем направлен в Киев, на Южный фронт, в 3-ю железнодорожную бригаду, которая занимается восстановлением ж/д пути и мостов в полосе наступления.

Летом 1921 года железнодорожная бригада расформировывается, и Михаил Кошкин заканчивает армейскую службу.

Партийная карьера в ВКП(б)

В 1919 году, на Северном фронте, вступает в члены РКП(б), выбран секретарем партячейки 3-й железнодорожной бригады. После окончания службы в 1921 году с отличием оканчивает военно-политические курсы в Харькове, после которых командируется на учёбу в Москву в Коммунистический университет имени Я. М. Свердлова. Во время учёбы лично знакомится с С. М. Кировым и Г. К. Орджоникидзе[3].

После окончания университета командируется в город Вятка (г. Киров), где с 1924 по 1925 годы успешно руководит кондитерской фабрикой. В 1925-1926 годы — заведующий агитационно-пропагандистского (по другим данным — промышленного[1]) отдела 2-го райкома ВКП(б). В 1926 — 1928 годах — заведует Губсовпартшколой. С 1928 года — заместитель заведующего, а с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистским отделом Губкома ВКП(б)[4] г. Вятка.

В Вятке Михаил Кошкин женится на служащей Губпотребсоюза Вере Катаевой, рождается дочь Лиза[5].

Михаила Кошкина могла ждать блестящая партийная карьера, однако он отправляет письмо Сергею Кирову с просьбой оказать содействие в получении технического образования и в 1929 году получает вызов в Ленинград.

Начало конструкторской деятельности

В 1929 году, в 30-летнем возрасте, в числе «парттысячников», Михаил Кошкин зачислен в Ленинградский технологический институт, однако тема обучения ему кажется неинтересной и он добивается перевода на машиностроительный факультет Ленинградского политехнического института.

В 1934 году защищает диплом по специальности «инженер-механик по конструированию автомобилей и тракторов», тема дипломной работы «Коробка переменных передач среднего танка». Преддипломную практику проходит в ОКБ при Ленинградском заводе опытного машиностроения № 185. Спроектированную КПП решено установить на опытный колесно-гусеничный танк Т-29. Производственную практику проходил на Нижегородском автомобильном заводе имени В. М. Молотова (сейчас ГАЗ) в должности мастера дефектного отдела, зарекомендовал себя способным специалистом, руководство завода направило ходатайство в Наркомат тяжёлой промышленности с просьбой направить Михаила Кошкина после окончания обучения на своё предприятие, однако он добивается продолжения работы в танковом КБ.

С 1934 года 2,5 года трудится в КБ Ленинградского завода имени С. М. Кирова. С должности рядового конструктора дошёл до заместителя начальника КБ. В это время КБ работает над танками Т-29 и Т-46-1, которые представляют собой модернизацию серийных Т-28 и Т-26 с переводом их на колёсно-гусеничный ход. Работа проведена успешно, хотя впоследствии оказалось, что танки бесперспективны (чрезмерная сложность и высокая стоимость показали невозможность их серийного производства).

11 апреля 1936 года М. И. Кошкин, в числе других конструкторов, «За отличную работу в области машиностроения» награждается орденом Красной Звезды.

Харьков

В конце декабре 1936 года нарком тяжёлой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе, обеспокоенный напряжённой обстановкой в Танковом отделе Харьковского завода, сложившаяся на фоне проблем модернизации серийного быстроходного лёгкого танка БТ-7, лично нашёл М. И. Кошкина, и после собеседования принял решение направить его с Ленинградского опытного завода на Харьковский завод[6]. Решение о переводе в Харьков конструктора М. И. Кошкина было принято с учётом его деловых качеств и личного стремления создать быстроходный средний танк, пригодный для крупносерийного производства.

Примечание: Впервые в мире концепция быстроходного среднего танка с противоснарядной броневой защитой и мощным вооружением была реализована в 1934 году в опытном танке Т-29 (проект КБ Ленинградского завода). К концу 1936 года, было очевидно, что Т-29 в серию не пойдёт… Одна из причин — несоответствие проекта общим тенденциям развития конструкции танка на Ленинградском заводе. В то время заместитель начальника КБ Ленинградского опытного завода М. И. Кошкин, участвуя в разработке Т-29, определил основные направления улучшения проекта Т-29 и доложил о них непосредственно наркому тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе. Танки Т-29 и БТ-7 имели аналогичный колёсно-гусеничный движитель с опорными катками большого диаметра. Колёсно-гусеничный движитель танка Т-29 имел катки большого диаметра с независимой торсионной подвеской (в отличие от пружинной подвески танка БТ). Торсионные валы, изготовленные по технологии Ленинградского завода, в условиях движения танка Т-29 по пересечённой местности работали неудовлетворительно. Тем не менее конструктор М. И. Кошкин являлся сторонником применения на быстроходном среднем танке катков большого диаметра — основного элемента обеспечения быстроходности танка при условии последующей доработки торсионной подвески.

28 декабря 1936 года, нарком тяжёлой промышленности Г. К. Орджоникидзе подписал Приказ о направлении М. И. Кошкина в Харьков на ХПЗ имени Коминтерна (№ 183) на должность руководителя танкового КБ-190.

В то время Танковый отдел Харьковского завода № 183 выпускал легкие колёсно-гусеничные быстроходные танки серии «БТ», которые, наряду с лёгким танком Т-26 Кировского завода, составляли основу бронетанковых войск РККА. Проблемами серийного производства и модернизации танка БТ в Танковом отделе завода № 183 занималось КБ-190 под руководством А. О. Фирсова.

Конфликт между ГАБТУ РККА и Танковым отделом завода № 183 возник ввиду технических дефектов, проявившихся в процессе эксплуатации танка БТ-7. Было начато расследование по делу о поставке в войска 687 танков с недоработанной КПП. В свою очередь представители Танкового отдела завода обвиняли военных в неправильной эксплуатации танков БТ (прыжки с трамплина). В ходе расследования А. О. Фирсов был отстранён от руководства КБ-190 и работал рядовым конструктором, а руководство КБ-190 было временно возложено на Николая Кучеренко[7].

Начало работы. КБ-190. Кризис танкостроения.

В январе 1937 г. М. И. Кошкин впервые без сопровождающих появился в КБ (бюро 190). Одет был просто. Во второй половине дня в сопровождении А. О. Фирсова и Н. А. Кучеренко сделал обход, познакомился с ведущими конструкторами и осмотрел помещения. В течение последующих дней М. И. Кошкин познакомился с каждым из конструкторов и выполняемой ими работой. Предстояло правильно сориентировать коллектив КБ, организовать его работу, вдохнуть веру в достижимость поставленной первоочередной цели, заразить своей работоспособностью[8].

Задачей КБ-190 является обеспечение производства и модернизация БТ-7. 48 конструкторов перегружены работой, в плане на 1937 год силы распределены по 14 направлениям, в числе которых установка на БТ-7 новейшего дизельного двигателя В-2 (БТ-7М, А-8), САУ на базе танка, разработка новых — БТ-9 (заказ АБТУ) и БТ-ИС (проект на основе работ группы Цыганова, переданный с танкоремонтного завода № 48). Условия и сроки жёсткие, по словам Афанасия Фирсова: «Мы между Сциллой и Харибдой. Сдадим сырой танк — жди беды. А не сдадим — головы полетят»[9]. В марте 1937 года Афанасий Фирсов был арестован.

Одновременно назревает общий кризис танкостроения, вызванный появлением нового вида оружия — противотанковой пушки. Гражданская война в Испании с участием легкобронированных БТ-7, Т-26 показала их высокую уязвимость для огня артиллерии и даже крупнокалиберных пулемётов. А так как эти танки являлись основными в Красной Армии, это означало, по сути, необходимость срочной замены всего танкового парка. Проблема усугублялась тем, что в СССР, на этот момент, моделей танков с противоснарядным бронированием, готовых к массовому производству, не было. В то же время колёсно-гусеничная схема Уолтера Кристи, положенная в основу танков БТ, достигла предела модернизации. Противоснарядное бронирование неизбежно увеличивало массу машины, при которой трансмиссия БТ-7 не выдерживала нагрузок, а колёсный ход становился невозможным из-за повышенного давления катков-колёс на грунт. В БТ-9 и БТ-ИС предпринималась попытка решить проблему колесного хода усложнением трансмиссии, сделав ведущими не одну, как у БТ-7, а 3 пары задних колёс, дополнительно пытались осуществить возможность движения на одной гусенице и колёсах с разных сторон (т. н. синхронизированный ход), это ещё более усложняло задачу и делало танк довольно трудоёмким и дорогим в производстве.

7 мая 1937 года Кошкин предлагает объединить схожие проекты БТ-9 и БТ-ИС (БТ-7-Б-ИС) с целью экономии сил, предложение поддерживает 8-е Главное управление НКОП, которому подчинён завод № 183. Поскольку тактико-технические требования (ТТТ) на объединенный проект выдвинуты не были, КБ получает определённую свободу действий, однако чиновников АБТУ инициатива Кошкина не устраивает:

«… Предъявленный проект имел грубейшие ошибки, вследствие чего был забракован. Проект даёт новую машину с уширенным корпусом, новой ходовой частью и т. д. По существу это не БТ-9, так как совершенно не соответствует ТТТ АБТУ на БТ-9 и не БТ-7ИС, ибо меняется корпус, радиаторы, колёса и т. д. Причём проектирование изначально подчинено только удобству производства и коммерческим соображениям и проводится без ТТТ…»

— Докладная записка инспектора АБТУ Сапрыгина о состоянии дел на заводе № 183 зам. начальнику АБТУ Густаву Бокису (20 августа 1937 г.)

[10].

Инспектор Сапрыгин также обвиняет Михаила Кошкина в попытке срыва работы конструктора А. Я. Дика, направленного на завод от АБТУ летом 1937 года с целью разработки вариантов эскизного проекта танка БТ-ИС.

28 сентября 1937 года на завод приходит директива 8-го Главного управления НКОП, об организации особого конструкторского бюро (ОКБ). Перед ОКБ ставится цель спроектировать и к 1939 году подготовить серийное производство быстроходных колёсно-гусеничных танков с синхронизированным ходом. Начальником ОКБ назначен военный инженер 3-го ранга, адъюнкт Военной академии механизации и моторизации РККА имени И. В. Сталина (ВАММ) А. Я. Дик, от ВАММ в ОКБ прикомандированы несколько инженеров и 41 слушатель-дипломник, от завода в ОКБ переведён 21 конструктор. Завод обязывают выполнять все работы, связанные с ОКБ во внеочередном порядке[7]. В результате этого КБ-190 Кошкина было практически обескровлено, из 48 человек в ОКБ переведены 19 лучших конструкторов его отдела.

13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк БТ-20 (заводской индекс А-20), но в конце октября прибывшая на завод комиссия констатировала, что ОКБ с работой не справляется, Адольф Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей[7][11]. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески[12]. ОКБ было расформировано, вскоре был арестован и начальник АБТУ Густав Бокис, административное давление со стороны военных временно ослабевает…

В октябре 1937 года после получения заводом № 183 задания от ГАБТУ РККА на разработку нового маневренного колёсно-гусеничного танка М. И. Кошкин возглавил новое конструкторское подразделение КБ-24, которое менее чем за год спроектировало колёсно-гусеничный танк под индексом БТ-20[13].

В начале ноября 1937 года с целью продолжения работы над БТ-20, Кошкин формирует новое КБ-24, а руководство КБ-190 вновь переходит к Николаю Кучеренко.

КБ-24 формировалось на добровольных началах, в него вошёл 21 человек из КБ-190 и КБ-35 завода, при приёме Кошкин беседовал с каждым лично, его заместителем стал Александр Морозов[14]. Подбору работников М. И. Кошкин и А. А. Морозов уделили особое внимание, в целях создания творческих и товарищеских взаимоотношений в коллективе. Были назначены руководители групп по проектированию основных узлов будущей машины, и КБ сразу приступило к работе[15].

В ноябре 1937 года, менее чем за год работы М. И. Кошкина в должности главного конструктора, под его руководством была успешно завершена модернизация танка БТ-7 с установкой в нём дизеля В-2 (танк БТ-7М)[13].

В феврале 1938 года М. И. Кошкин работал в комиссии по дополнительным заводским испытаниям колёсно-гусеничного танка изобретателя Н. Ф. Цыганова — БТ-СВ-2 («Черепаха») [13].

КБ-24, проект А-32.
  Довоенные танки производства завода № 183. Слева направо: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 образца 1940 года с пушкой Л-11, Т-34 образца 1941 года с пушкой Ф-34.

В марте 1938 года утверждается эскизный проект БТ-20 (А-20). Однако, несмотря на новизну, по боевым качествам он мало отличался от БТ-7, вооружение (45 мм пушка 20-К) осталось прежним, увеличение толщины брони до 20 мм не обеспечивало надёжную защиту от противотанковой артиллерии. Кошкин и его помощники загорелись «гусеничным» вариантом, который мог упростить конструкцию и позволял значительно усилить броню и вооружение за счёт экономии и увеличения веса.

28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать наряду с колёсно-гусеничным А-20 (как и предполагалось изначальным заданием), чисто гусеничный танк, получивший индекс А-32. Кошкина поддержал И. В. Сталин, предложив не ограничивать инициативу завода.

6 сентября 1938 года М. И. Кошкин участвовал в представлении комиссии ГАБТУ разработанного проекта и макета танка БТ-20. По решению макетной комиссии под руководством М. И. Кошкина в КБ-24 приступили к разработке и изготовлению трёх опытных танков (одного колёсно-гусеничного танка А-20 и двух гусеничных — А-32) [13].

9—10 декабря 1938 года М. И. Кошкин демонстрировал Главному Военному совету чертежи и макеты опытных танков А-20 и А-32[13]..

16 декабря 1938 года М. И. Кошкин назначен главным конструктором трёх объединённых КБ завода № 183 в единое конструкторское бюро КБ-520[13]..

Срочная разработка чертежей танков А-20 и А-32 потребовала сотен людей, поэтому в начале 1939 года все танковые КБ завода (КБ-24, КБ-190 и КБ-35) были объединены в КБ-520, одновременно произошло объединение опытных цехов в единый цех, тесно связанный с КБ. Михаил Кошкин был назначен главным конструктором, его заместителями А. А. Морозов, Н. А. Кучеренко, А. В. Колесников и В. М. Дорошенко[15].

Совместные испытания А-20 и А-32

5 июня 1939 года М. И. Кошкин присутствовал при первом пробном пробеге опытного колёсно-гусеничного танка А-20[13].

16 июля 1939 года М. И. Кошкин принимал участие в первом пробном пробеге опытного гусеничного танка А-32[13].

В середине 1939 года в Харькове Кошкин представил опытные образцы А-20 и А-32. При испытаниях Государственная Комиссия отметила, что оба танка «по прочности и надёжности выше всех опытных образцов, выпускаемых ранее». Колёсно-гусеничный А-20 показывал большую скорость и тактическую подвижность, А-32 лучшую проходимость и бронезащиту, имея резервы по её усилению (обе машины изготавливались в одинаковом весе и изначально позиционировались как лёгкие танки), но ни одному из них долгое время не было отдано предпочтение, споры между противниками и сторонниками колёсно-гусеничного движителя продолжались. В КБ работа велась над обеими машинами параллельно.

23 сентября 1939 года М. И. Кошкин участвовал в показе на Полигоне в Кубинке опытных машин А-20 и А-32 членам правительства[13].

В сентябре 1939 года в Кубинке А-20 и А-32 (Т-32), вместе с перспективными танками других заводов, повторно были показаны госкомиссии. Показ прошёл с большим успехом, Т-32 произвёл впечатление на присутствующих необычно красивой формой и отличными ходовыми качествами[16]. При этом Кошкин уже представил обновлённый А-32 с 76,2 мм пушкой Л-10, получивший индекс Т-32. На последовавшем совещании он вновь активно выступает за Т-32, позиционируя его уже как средний танк, на замену устаревшему Т-28, особо отмечая его простоту и большие резервы по дальнейшему улучшению, предлагая составить график запуска машины в серийное производство[17]. Военные чиновники опять ни одному из танков не отдали предпочтение, рассматривая вопрос об одновременном производстве А-20 и Т-32.

Проект А-32 с усиленным бронированием

С сентября 1939 года по февраль 1940 года на основании решения командования АБТУ под руководством М. И. Кошкина велось проектирование и изготовление двух опытных гусеничных танков А-32 с усиленным бронированием[13].

Начавшаяся Советско-финская война (1939—1940) снова показала плохую оснащенность РККА танками с мощным вооружением и бронезащитой. Совершенствование Т-32 активизировалось, были проведены испытания с дополнительной нагрузкой, имитирующей увеличение толщины брони до 45 мм, которые прошли успешно, и будущий танк формально приняли на вооружение до изготовления опытного образца под индексом Т-34. Кошкин и конструкторы его КБ работают напряжённо, целыми днями пропадая на работе. Объём работ был значительным, в результате всех модернизаций масса возросла на 6 тонн, усилен гусеничный движитель, увеличились габариты, перерасчёт конструкции и чертежи делались заново.

Постановлением Комитета Обороны при СНК СССР № 443 от 19 декабря 1939 года А-32 с толщиной брони 45 мм, названный танком Т-34, был принят на вооружение Красной Армии[13].

Опытные Т-34 № 1 и Т-34 № 2

10 февраля 1940 года изготовлены два первых Т-34 и начаты их испытания. На 17 марта в Москве назначается показ танков членам правительства, с этой целью организуется танкопробег Харьков — Москва. Учитывая важность мероприятия, Михаил Кошкин сам отправляется на новых машинах как ответственный представитель завода.

В марте 1940 года М. И. Кошкин принял личное участие в проведении войсковых испытаний двух опытных танков Т-34 (А-34) с совершением пробега Харьков-Москва и обратно[13].

750 км от Харькова до Москвы и обратно ещё недоработанные танки прошли своим ходом в трудных условиях бездорожья и снежных заносов.

17 марта 1940 года М. И. Кошкин участвовал в показе своих машин Т-34 членам правительства в Кремле[13]. Показ на Ивановской площади Кремля в присутствии всего высшего руководства СССР (И. В. Сталин, М. И. Калинин, В. М. Молотов и К. Е. Ворошилов) и всесторонние стендовые и ходовые испытания на танковом полигоне окончательно решили судьбу танка. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

31 марта 1940 года М. И. Кошкин представил опытные танки Наркому среднего машиностроения и Наркому обороны, которые рекомендовали немедленно поставить танк Т-34 на производство на заводах № 183 и СТЗ[13].

Последние месяцы жизни
  Татьяна Михайловна и Тамара Михайловна Кошкины на торжественном открытии памятника в селе Брынчаги.

Пробег Харьков — Москва — Харьков подорвал здоровье Михаила Кошкина, простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией. Однако напряжение последних лет не ослабло, организация серийного производства Т-34, значительно отличающегося по конструкции от БТ-7, шла тяжело, требовалась масса текущих доработок, кроме того, в это время в КБ-520 работали над следующей моделью — Т-34М и намечался перспективный танк с поперечным расположением двигателя Т-44.

Вскоре заболевание обострилось, Михаилу Кошкину пришлось удалить одно лёгкое, он был направлен на реабилитационный курс лечения в заводской санаторий «Занки» под Харьковом, где скончался 26 сентября 1940 года, за 9 месяцев до начала войны. Главным конструктором и руководителем КБ-520 стал заместитель Кошкина А. А. Морозов.

Михаил Кошкин был похоронен в Харькове на Первом городском кладбище (ныне Молодёжный парк).

До сегодняшнего дня могила не сохранилась. По одним данным, она была целенаправленно уничтожена немецкими бомбардировками[18][неавторитетный источник? 2025 дней][19]. По другим данным, гроб с телом Кошкина был кремирован, урна с прахом хранилась в помещении при городском морге г. Харькова, который и был подвергнут бомбовому удару[1]. События происходили в конце 1941 года, на конечной стадии эвакуации ХПЗ в Нижний Тагил и перед захватом города немецкими войсками.

www-wikipediya.ru