Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Ленин кто он. Ленин кто он

Ленин кто он


Кто он - Владимир Ульянов-Ленин?

22 апреля 2013 г. мы отмечаем 143-ю годовщину со дня рождения Владимира Ильича Ленина – выдающегося мыслителя, вдохновителя и организатора победы Великой Октябрьской социалистической революции, основателя первого в истории человечества государства рабочих и крестьян – многонационального Союза Советских Социалистических Республик…

Много сказано о Ленине, но в совершенно новых условиях буржуазного общества мы обращаемся к истории его жизни и борьбы, к его теоретическому наследию и опыту практических дел. Пришедшая к власти на волне реставрации капитализма буржуазная власть делает все, чтобы имя ЛЕНИН было забыто, и иногда уже молодые люди спрашивают: «А кто такой Ленин? Кем он был?».

Так на вопрос: «Скажи, кто такой Ленин?» С.Есенин, прибегнув к литературному приему, ответил своим землякам в поэме «Анна Снегина» кратко, емко, всеобъемлюще: «Он – вы, то есть ваши мысли, думы, чаяния, заботы, устремления. Вы за социальное равноправие? Ленин в этом – правофланговый. Вы – за землю крестьянам? Это и его позиция.

Он еще и за то, чтобы фабрики и заводы принадлежали рабочим. Вы против всяких буржуев? И он за это. Да еще как! Не случайно же, люди, чтобы заострить свое возмущение чем-нибудь, восклицают: «Что ты смотришь на меня, как Ленин на буржуазию?» Вот только одна особенность: «вы в массе своей пока что мечтатели – желатели, ожидатели манны небесной. Ленин же – боец страстный, решительный, непреклонный. До полной победы».

Да, он был гениальным тактиком и политиком смуты. В 1917 году победил именно он, его партия. И по праву победителя Ленин основал новое государство…

Видишь этого человека? Это Ленин. Обрати внимание на его упрямый, своевольный череп.Клара Цеткин – Розе Люксембург

"Помесь антихриста с сатаной", - утверждает про Ленина скандально известный Григорий Климов. Единственную благодарность этот писатель-перебежчик выразил Владимиру Ильичу (а заодно его братьям и сестрам) лишь за то, что не оставил потомства, дабы не плодить далее выродков...

Остальные характеристики вождя мирового пролетариата расположились между двумя этими полюсами. Немецкий шпион, привезенный с территории воюющего против России государства в запломбированном вагоне, словно ядерная бомба, по силе разрушения, выраженной в тротиловом эквиваленте - Россию аж разметало в клочья. Это верно.

Никакой экономист. И это верно. Как известно из экономических трудов вождя, после революции Ленин всерьез хотел отменить деньги и перейти к "прямому продуктообмену", а потерпев неудачу, отступил назад, навсегда ("НЭП - это всерьез и надолго"). Политику продразверстки он позаимствовал у правительства Керенского, а другой экономики не выдумал ("пороху не изобрел"). Новую, социалистическую экономическую систему разработал и реализовал в конце 20-х годов Сталин.

А Ленин умер, так и не добившись воплощения в жизнь своей мечты, порожденной, кстати говоря, жаждой мести режиму за Александра. Сильные эмоциональные переживания юного Ульянова, младшего брата казненного цареборца, имели разрушительные последствия для сугубо логической психики (почти лишенной эмоциональной составляющей и потому не готовой к такого рода "нагрузке").

Мыслительный ум столкнулся с сильным чувством и не выдержал удара. До последнего вздоха Владимир Ульянов мстил самодержавию своим выдуманным из головы новым строем. Он и сам стал классической иллюстрацией к давно открытой и детально описанной типологии К.Г.Юнга: если реальность не соответствует совершенным мыслительным конструкциям, тем хуже для реальности (это сказано про экстравертный мыслительный тип). Так личная драма Ленина стала трагедией всего русского народа. 

Вячеслав Румянцев

М. Горький на смерть В. Ленина:

Он был русский человек, который долго жил вне России, внимательно разглядывал нашу страну, - издали она кажется красочнее и ярче.

Он правильно оценил потенциальную силу её – исключительную талантливость народа, ещё слабо выраженную, не возбуждённую историей, тяжёлой и нудной, но талантливость всюду, на тёмном фоне фантастической русской жизни блестящую золотыми звёздами.

Владимир Ленин, большой, настоящий человек мира сего, - умер. Эта смерть очень больно ударила по сердцам тех людей, кто знал его, очень больно!

Но чёрная черта смерти только ещё резче подчеркнула в глазах всего мира его значение, - значение вождя всемирного трудового народа.И если б туча ненависти к нему, туча лжи и клеветы вокруг имени его была ещё более густа – всё равно: нет сил, которые могли бы затемнить факел, поднятый Лениным в душной тьме обезумевшего мира.

И не было человека, который так, как этот, действительно заслужил в мире вечную память.Владимир Ленин умер. Наследники разума и воли его – живы. Живы и работают так успешно, как никто, нигде в мире не работал.

М. Горький. В. И. Ленин (отрывок)

Бунин о Ленине

«...Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру как раз в самый разгар своей деятельности нечто чудовищное, потрясающее; он разорил величайшую в мире страну и убил несколько миллионов человек - и все-таки мир уже настолько сошел с ума, что среди бела дня спорят, благодетель он человечества или нет?

На своем кровавом престоле он стоял уже на четвереньках: когда английские фотографы снимали его, он поминутно высовывал язык: ничего не значит, спорят! Сам Семашко брякнул сдуру во всеуслышание, что в черепе этого нового Навуходоносора нашли зеленую жижу вместо мозга; на смертном столе, в своем красном гробу, он лежал, как пишут в газетах, с ужаснейшей гримасой на серо-желтом лице: ничего не значит, спорят! А соратники его, так те прямо пишут: "Умер новый бог, создатель Нового Мира, Демиург!"

...И если все это соединить в одно - ...и шестилетнюю державу бешеного и хитрого маньяка и его высовывающийся язык и его красный гроб и то, что Эйфелева башня принимает радио о похоронах уже не просто Ленина, а нового Демиурга и о том, что Град Святого Петра переименовывается в Ленинград, то охватывает поистине библейский страх не только за Россию, но и за Европу...

В свое время непременно падет на все это Божий гнев, - так всегда бывало...»

Из выступления в Париже 16 февр. 1924 г.

Александр КупринЛенин. Моментальная фотография

В первый и, вероятно, последний раз за всю мою жизнь я пошел к человеку с единственной целью — поглядеть на него: до этого я всегда в интересных знакомствах и встречах полагался на милость случая.

Дело, которое у меня было к самодержцу всероссийскому, не стоило ломаного гроша. Я тогда затеивал народную газету — не только беспартийную, но даже такую, в которой не было бы и намека на политику, внутреннюю и внешнюю.

Горький в Петербурге сочувственно отнесся к моей мысли, но заранее предсказал неудачу. Каменев в Москве убеждал меня, для успеха дела, непременно ввести в газету полемику. «Вы можете хоть ругать нас», — сказал он весело. Но я подумал про себя: «Спасибо! Мы знаем, что в один прекрасный день эта непринужденная полемика может окончиться дискуссией на Лубянке, в здании ЧК», — и отказался от любезного совета.

Я и сам переставал верить в успех моего дикого предприятия, но воспользовался им как предлогом.

Свидание состоялось необыкновенно легко. Я позвонил по телефону секретарю Ленина, г-же Фотиевой, прося узнать, когда Владимир Ильич может принять меня. Она справилась и ответила: «Завтра товарищ Ленин будет ждать вас у себя в Кремле к девяти часам утра».

Надо было заручиться удостоверением личности от какой-нибудь организации. Мне его охотно дали в Комиссии по ликвидации армии Южного фронта. (Все это происходило в начале 1919 года.) С ним я и отправился утром в Кремль. За мной, как за лоцманским судном, увязался один молодой московский поэт.

Он составил какой-то календарь для красноармейского солдата и в этом изданьице, между прочим, высказал замечательную сентенцию: «Красный воин не должен быть бабой». Жена Ленина, г-жа Крупская, обиделась за женский коллектив и в «Московской правде» отчитала поэта. «У автора старорежимные представления о женщинах.

Те женщины, которых выдвинула в первые красные ряды великая русская революция, ничем не уступают ее самым смелым и пламенным борцам-мужчинам». Поэт испугался и шел оправдываться. Для этого он держал под мышкой целую стопку каких-то прежних брошюрок.

В проходе башни Кутафьи мы предъявили наши бумаги солдатскому караулу. Здесь нам сказали, что тов. Ленин живет в комендантском крыле, и указали вход в канцелярию. Оттуда по каменной, грязной, пахнувшей кошками лестнице мы поднялись на третий этаж в приемную — жалкую, пустую, полутемную, с непромытыми окнами, с деревянными скамейками по стенам, с единственным хромым столом в углу.

Из большой двери, обитой черной рваной клеенкой, показалась барышня — бледнолицая, с блекло-голубыми глазами, спросила фамилию и скрылась. Надо сказать, нигде нас не обыскивали.

Ждали мы недолго, минуты три. Та же клеенчатая дверь слегка приоткрылась, и из нее наполовину высунулся рослый серьезный человек в поношенном пиджаке поверх черной косоворотки. Лицо у него было какого-то жесткого, желтого, дубового вида, черные, круглые, упорные глаза без ресниц, маленькие черные усы, холодное, враждебное и лениво-уверенное спокойствие в фигуре и движениях.

Подобного вида внушительных мужчин можно было видеть в качестве ночных швейцаров в самых подозрительных гостиницах на окраинах Киева, Одессы или Варшавы.

Идите, — сказал он и пропустил нас по очереди, оставляя между собой и дверью такую узкую щель, что я поневоле прикоснулся к нему. Мне кажется, будь у меня в эту минуту с собой револьвер, он сам собою, повинуясь магнитной силе этих черных глаз, выскочил бы из кармана.  - В эту дверь, налево.

Просторный и такой же мрачный и пустой, как передняя, в темных обоях кабинет. Три черных кожаных кресла и огромный письменный стол, на котором соблюден чрезвычайный порядок. Из-за стола подымается Ленин и делает навстречу несколько шагов. У него странная походка: он так переваливается с боку на бок, как будто хромает на обе ноги; так ходят кривоногие, прирожденные всадники.

В то же время во всех его движениях есть что-то «облическое», что-то крабье. Но эта наружная неуклюжесть не неприятна: такая же согласованная, ловкая неуклюжесть чувствуется в движениях некоторых зверей, например медведей и слонов. Он маленького роста, широкоплеч и сухощав.

На нем скромный темно-синий костюм, очень опрятный, но не щегольской; белый отложной мягкий воротничок, темный, узкий, длинный галстух. И весь он сразу производит впечатление телесной чистоты, свежести и, по-видимому, замечательного равновесия в сне и аппетите.

Он указывает на кресло, просит садиться, спрашивает, в чем дело. Разговор наш очень краток. Я говорю, что мне известно, как ему дорого время, и поэтому не буду утруждать его чтением проспекта будущей газеты; он сам пробежит его на досуге и скажет свое мнение. Но он все-таки наскоро перебрасывает листки рукописи, низко склоняясь к ним головой. Спрашивает— какой я фракции. Никакой, начинаю дело по личному почину.

— Так! — говорит он и отодвигает листки. — Я увижусь с Каменевым и переговорю с ним.

Все это занимает минуты три-четыре. Но тут вступает поэт, который давно уже нетерпеливо двигал ногами под креслом. Я очень доволен тем, что остался в роли наблюдателя, и приглядываюсь, не давая этого чувствовать.

Ни отталкивающего, ни величественного, ни глубокомысленного нет в наружности Ленина. Есть скуластость и разрез глаз вверх, но эти черточки не слишком монгольские; таких лиц очень много среди «русских американцев», расторопных выходцев из Любимовского уезда Ярославской губернии.

Купол черепа обширен и высок, но далеко не так преувеличенно, как это выходит в фотографических ракурсах. Впрочем, на фотографиях удаются правдоподобно только английские министры, опереточные дивы и лошади.

Ленин совсем лыс. Но остатки волос на висках, а также борода и усы до сих пор свидетельствуют, что в молодости он был отчаянно, огненно, красно-рыж. Об этом же говорят пурпурные родинки на его щеках, твердых, совсем молодых и таких румяных, как будто бы они только что вымыты холодной водой и крепко-накрепко вытерты. Какое великолепное здоровье!

Разговаривая, он делает близко к лицу короткие, тыкающие жесты. Руки у него большие и очень неприятные: духовного выражения их мне так и не удалось поймать. Но на глаза его я засмотрелся. Другие такие глаза я увидел лишь один раз, гораздо позднее.

От природы они узки; кроме того, у Ленина есть привычка щуриться, должно быть, вследствие скрываемой близорукости, и это, вместе с быстрыми взглядами исподлобья, придает им выражение минутной раскосости и, пожалуй, хитрости. Но не эта особенность меня поразила в них, а цвет их райков.

Подыскивая сравнение к этому густо и ярко-оранжевому цвету, я раньше останавливался на зрелой ягоде шиповника. Но это сравнение не удовлетворяет меня. Лишь прошлым летом в парижском Зоологическом саду, увидев золото-красные глаза обезьяны-лемура, я сказал себе удовлетворенно: «Вот, наконец-то я нашел цвет ленинских глаз!»

Разница оказывалась только в том, что у лемура зрачки большие, беспокойные, а у Ленина они — точно проколы, сделанные тоненькой иголкой, и из них точно выскакивают синие искры.

Голос у него приятный, слишком мужественный для маленького роста и с тем сдержанным запасом силы, который неоценим для трибуны. Реплики в разговоре всегда носят иронический, снисходительный, пренебрежительный оттенок — давняя привычка, приобретенная в бесчисленных словесных битвах. «Все, что ты скажешь, я заранее знаю и легко опровергну, как здание, возведенное из песка ребенком». Но это только манера, за нею полнейшее спокойствие, равнодушие ко всякой личности.

Вот, кажется, и все. Самого главного, конечно, не скажешь; это всегда так же трудно, как описывать словами пейзаж, мелодию, запах. Я боялся, что мой поэт никогда не кончит говорить, и поэтому встал и откланялся. Поэту пришлось последовать моему примеру. Мрачный детина опять выпустил нас в щелочку.

Тут я заметил, что у него через весь лоб, вплоть до конца правой скулы, идет косой багровый рубец, отчего нижнее веко правого глаза кажется вывороченным. Я подумал: «Этот по одному знаку может, как волкодав, кинуться человеку на грудь и зубами перегрызть горло».

Ночью, уже в постели, без огня, я опять обратился памятью к Ленину, с необычайной ясностью вызвал его образ и... испугался. Мне показалось, что на мгновение я как будто бы вошел в него, почувствовал себя им.

«В сущности, — подумал я, — этот человек, такой простой, вежливый и здоровый, гораздо страшнее Нерона, Тиберия, Иоанна Грозного. Те, при всем своем душевном уродстве, были все-таки людьми, доступными капризам дня и колебаниям характера.

Этот же — нечто вроде камня, вроде утеса, который оторвался от горного кряжа и стремительно катится вниз, уничтожая все на своем пути. И при том — подумайте! — камень, в силу какого-то волшебства — мыслящий! Нет у него ни чувства, ни желаний, ни инстинктов. Одна острая, сухая, непобедимая мысль: падая — уничтожаю.

Йозеф Геббельс о Ленине

Ленин-Ульянов, сын обедневшего мелкого русского дворянина, воспитывался в нищете и социальных бедствиях русской интеллигенции, которая уже глубоко находилась под влиянием пролетариата. Он на себе испытал, что такое голод. Не по книгам, а по своей тяжелой собственной и жестокой жизни изучал он социальные невзгоды, свои и своих товарищей.

Он рано стал революционером, а вскоре также и марксистским революционером. Он учился в русских университетах, борясь со страшной нуждой; он глубоко понял социальную, экономическую и политическую ситуацию в своей стране и ее народ, и ужаснулся ужасному будущему, которому угрожала неограниченная власть царя.

Будучи студентом, Ленин познакомился с голодом, как со своим ежедневным гостем. Он принадлежал к молодой русской интеллигенции, уже тогда полностью пролетаризированной, которая была в оппозиции царскому государству. Он жил в стране, в которой социальная нужда вознеслась до небес.

Только подумайте: в России до войны можно было неделю плыть по Волге, минуя владения одного и того же хозяина, а на краях этого маленького королевства ютились переполненные, грязные домишки, в которых жил русский крестьянин, все еще наполовину порабощенный.

Русский крестьянин, неиспорченное дитя природы. Молодой, крепкий, привязанный к земле, незараженный западной цивилизацией, полный веры, благочестия, фанатизма и мистицизма. Непроснувшийся и некультурный. С приставшим к нему запахом земли. Он нес свое ярмо, как предначертание, как судьбу. Спокойный и наделенный необычайной способностью переносить боль и страдания.

Русский по-прежнему связан со своей судьбой. Он переносит невзгоды своего времени наполовину охотно, наполовину неохотно, со смутным, не проясненным стремлением к частной собственности и свободе.

Этому народу не хватает доступа к свободе, не только конкретного доступа, но и любого доступа. Он будет приветствовать и жадно поглощать все, страстно отдаст себя тому, кто пообещает ему свободу. Тот, кто в один день выведет его из бедствий, станет его спасителем, его апостолом, его Богом.

Среди этих людей самым великим был Ленин. Он хотел указать путь этому народу. Для этого народа он стал всем.

 

 

 

link

ussrlife.blogspot.com

Ленин кто он

Ни какой другой видный политический деятель не оставил в истории столь глубокого следа на нее страницах как Ленин. О нем не раз писали и обсуждали его личность. На протяжении десятилетий он был для миллионов людей как именно тот человек, который смог перевернуть сознание людей, заставил их ему поверить и повел за собой как абсолютный гений.

Кто такой Ленин? Если посмотреть на родословную В.И. Ленина, то в его роду можно найти и немцев и шведов, а также евреев и калмыков. Революционная идея стала особенно ярко зарождаться в мыслях Владимира Ильича после прочтения литературы, которая издавалась группой «Освобождения труда» под руководством Г.В. Плеханова, а так же произведения В.Г. Белинского, А.И. Герцина, Н.Г. Чернышевского. Уже в юности Ленину пришлось перенести тяжелые жизненные испытания, сначала умер его отец, затем в 1887 году арестовали его старшего брата Александра и сестру Анну. Семья уехала из Симбирска в Казань, где юный Ульянов был зачислен на Юрфак. После исключения из Университета в том же году он был арестован и заключен в тюрьму. Так семнадцатилетний Владимир стал борцом за идеи революции, получив первое революционное крещение. Он как ни кто другой ясно понимал тонкую нить марксисткой теории, которая помогла ему овладеть революционным учением. Благодаря ей Ленин четко знал, что именно она способна поднять революционный дух в молодом рабочем классе России и дать толчок к переменам будущего. Марксизм-ленинизм принят окончательно и бесповоротно. Для Ленина марксизм означал лишь одно явление - революцию.

Теперь имея такие знания и мысли побудили Ленина углубленно изучать экономику России. Он собрал и изучил множество материалов о крестьянском хозяйстве. Он с большим интересом подходил к изучению жизни русской деревни, а деятельность Ленина в Петербурге началась с подъема массового рабочего движения. Создание большевистской партии стало поворотным пунктом в истории российского рабочего движения.

Семьдесят лет просуществовала страна, основаная на идеологии, в которую верил Ленин. Трудно было представить, что она распадется. Тем не менее, эта эпоха оказалась навсегда запечатлена в различных объектах и символах, включая монеты. В последнем случае это не всегда металл. Компания Сhocolate Company предлагает шоколадные монеты оптом, на поверхность которых нанесен фирменный логотип. Такое изображение, будучи кратким по форме, нести в себе очень глубокое содержание, говоря иногда о целой эпохе.

Это интересно

Каин и Авель

После изгнания из Эдемского сада Адама и Евы, у них родилось два сына. Старшего назвали Каин, что ...

Теурсты, николя, муриоше и дух смерти Анку

Крестьяне округа Морле ужасно боятся су­ществ, которых они называют теурсты. Они большие, страш­ные и черные, похожи ...

Дачный домик из профилированного бруса

В настоящее время встречается тенденция к строительству деревянных домов из профилированного бруса, и довольно-таки много людей ...

Исчезнувшая Пацифида

Между Северной и Южной Америкой на юге и между Австралией и Евразией на севере расположен самый большой океан ...

Ясон и герои Олимпа

На рассвете неожиданно поднялся по­путный ветер. Рулевой Тифий предложил товарищам воспользоваться им и отплыть немедленно. Ясон и ...

Средневековая Япония

Япония островное государство, поэтому долгое время развивалась в изоляции от мира. Но эта изолированность была относительной: были ...

Огромный ледник

Гренландия является самым большим по площади островом на нашей планете. По большому счету, это гигантский ледник, однако даже ...

  • Секретная база

    Одним из самых ужасных преданий, появившихся в Бретани, стала печальная история о Жиле де Реце, алхимике, маге и преступнике. Жиль – не...

  • Кто такой рыцарь?

    Один из самых знатных баронов короля Артура жил в Брета­ни, где у него были обширные ленные владения, пожалован­ные ему монархом. Он был так...

objective-news.ru

ЛЕНИН, КАКИМ ОН БЫЛ НА САМОМ ДЕЛЕ

В 1990 году я писал: пора взглянуть на Ленина трезвыми глазами и признать античеловеческими, антигуманными многие его взгляды и действия. Ленина нельзя больше рассматривать как моральный авторитет, моральный символ послеоктябрьской России.

Сегодня на дворе 2015-й год. Я несколько изменил свой взгляд на Ленина. Ни богом, ни дьяволом его не считаю. Он великий государственный деятель, роль которого в истории России и мира неоднозначна.Я против восхваления Ленина, но и против той оценки, какую дал ему академик РАН Ю.С.Пивоваров, что Ленин якобы "позор России".

Я не случайно упомянул о необходимости трезвого взгляда на Ленина. Долгое время мы были буквально опьянены его именем, его личностью. Мы давно признали, что был культ личности Сталина. Но мы не замечали, что был при жизни, посмертно и продолжался до недавнего времени культ личности Ленина. Он, конечно, несколько отличен от культа Сталина, не столь цинично откровенен. Вспомним, что сам Ленин решительно возражал против возвеличивания своей личности. Но тем не менее он, этот культ, есть. Наиболее ярким выражением, примером культа Ленина является Мавзолей его имени на Красной площади в Москве. Самим фактом существования такого Мавзолея в центре России, на главной площади страны мы как бы говорим всем, что Ленин для нас — самый, самый и самее его быть не может (как не может быть двух или нескольких Мавзолеев на одной площади).

Мы, по существу, полуобожествляем Ленина. Как бога или святого верующие никогда не критикуют, так и Ленина мы никогда и ни при каких обстоятельствах не критиковали как будто он святой, бог. Напротив, критикуя, отмечая ошибки и заблуждения других, мы неизменно обращали взор к Ленину как к идеальному руководителю или к истине в последней инстанции (например, при всяком удобном случае цитировали его или ссылались на него). Что это как не культ личности Ленина?! Пора открыто это признать и сделать соответствующие выводы.

Я, как и миллионы моих сограждан, вырос в атмосфере культа Ленина. Чуть ли не с молоком матери я воспринял Ленина умом и сердцем как самого родного, самого близкого человека, считал его величайшим среди русских. Я был вполне согласен с характеристикой Ленина, данной А. В. Луначарским.

Постепенно, однако, освобождаясь от детского и юношеского обожания Ленина, я стал все критичнее и критичнее относиться к нему, к отдельным его высказываниям, мыслям, идеям. Это вызвано было прежде всего естественным чувством критицизма, которое никогда меня не покидало. Затем, я всегда старался придерживаться декартовского методологического принципа сомнения и древнего девиза “подвергай все сомнению”.

Критическое отношение к Ленину нарастало вместе с ростом чувства протеста против абсолютно некритического отношения к Ленину со стороны руководителей страны, официальных идеологов, философов.

Полностью свое отношение к Ленину я пересмотрел в последние три-пять лет (1985-1990 гг). Я пришел к выводу, что Ленин был утопистом, который попытался в масштабах целой страны осуществить свои утопические идеи. Откровенно говоря, я перестал уважать его как мыслителя, реформатора, политического и государственного деятеля.

Этому пересмотру способствовали два обстоятельства.

Первое — мои философские занятия, увенчавшиеся написанием в 1985-1988 годах большой работы под названием “Категориальная картина мира. (Основы категориальной логики)”. В процессе написания работы я пришел к выводу, что основные идеи Маркса, а Ленин был его верным учеником, базировались на платонизме. От Платона с его абсолютизацией общего, целого, законосообразного, упорядоченного тянется нить к социалистическим и коммунистическим утопиям Нового времени, с одной стороны, и к гегелевскому холистско-тоталитаристскому мышлению, с другой. Марксизм воспринял оба эти направления. Кроме того, в марксизме, особенно в его ленинско-сталинском варианте, чувствуется сильное влияние традиций лапласовского механистического детерминизма, представлявшего порядок в мире наподобие порядка в часовом механизме.

Второе обстоятельство — гласность эпохи перестройки, позволившая увидеть Ленина с иной стороны, с той, которая всегда у нас затушевывалась, замалчивалась и просто скрывалась. Получив первые сигналы о негативной стороне деятельности Ленина, я вновь просмотрел тома его Полного собрания сочинений, относящиеся к послеоктябрьскому периоду. Этот просмотр произвел переворот в моем сознании. Я понял, что Сталин — всего лишь продолжение Ленина, а идеология классового подхода преступна по своей сути, антигуманна как антигуманны расизм, шовинизм, религиозный фанатизм и тому подобные идеологии, умонастроения, оценивающие людей по признаку их принадлежности к той или иной социальной группе, общности[2].

В статье “Как организовать соревнование” (январь 1918 г.), которую нельзя читать сейчас без содрогания, Ленин целую категорию людей, миллионы и миллионы зачислил в разряд “вредных насекомых”, “блох”, “клопов” и просто “вредных людей”[3].

Гуманистически ориентированный человек никогда не позволит себе такие оценки людей, а тем более способы избавления (“очистки”) от них.

Дело не только в оценках, но и в действиях. В то же время, когда была написана вышеуказанная статья, был издан приказ Совнаркома (21 января 1918 г.), по которому представители буржуазного класса, мужчины и женщины, направлялись под конвоем красногвардейцев на принудительные работы. Всех сопротивлявшихся предписывалось расстреливать на месте. Представители буржуазного класса — это в основном люди умственного труда, интеллигенция. Они совершенно не приспособлены к физическому труду. Заставлять их выполнять физическую работу — это значит обрекать их на нездоровье и смерть. А принуждение и угроза расстрела — это нанесение им серьезной моральной-психологической травмы.

В нашей стране стоящие у власти до сих пор изображают Ленина как основателя советского государства, подразумевая под этим то, что он был якобы отцом демократической государственной системы. Это не более чем миф. На самом деле Ленин был основателем тоталитарного государства, отцом тоталитарной системы, которую сейчас во всем цивилизованном мире оценивают как бесчеловечную. Сталин лишь довел эту систему до логического конца (как это было возможно в условиях России).

Очень много сходного в представлениях Ленина о социализме и в том, что мы называем теперь тоталитаризмом. В соответствии с этими представлениями Ленин и его соратники осуществляли в послеоктябрьский период политику, которую впоследствии не совсем точно назвали политикой военного коммунизма.

Тоталитаризм нес с собой насилие, диктатуру, террор, репрессии, атмосферу лжи, обмана, социальной демагогии и мимикрии, всеобщей подозрительности и доносительства, иезуитизм, подавление прав и свобод личности, антигуманизм.

*    *     *

Мы осуждаем сталинизм за его методы тотальной слежки, за разжигание всеобщей подозрительности, за охоту за “врагами народа”, за болезненное пристрастие к раскрытию заговоров, к поиску и разоблачению так называемых “вредителей”. Но ведь все это было уже при Ленине, только может быть не в таком развитом виде. Характерно в этом отношении письмо Ленина к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком (24 августа 1919 г.):

“...помещики и капиталисты не уничтожены и не считают себя побежденными, всякий разумный рабочий и крестьянин видит, знает и понимает, что они только разбиты и попрятались, попритаились, перерядились очень часто в “советский” “защитный” цвет. Многие помещики пролезли в советские хозяйства, капиталисты — в разные “главки” и “центры”, в советские служащие; на каждом шагу подкарауливают они ошибки Советской власти и слабости ее, чтобы сбросить ее, чтобы помочь сегодня чехословакам, завтра Деникину.

Надо всеми силами выслеживать и вылавливать этих разбойников, прячущихся помещиков и капиталистов, во всех их прикрытиях, разоблачать их и карать беспощадно, ибо это — злейшие враги трудящихся, искусные, знающие, опытные, терпеливо выжидающие удобного момента для заговора; это — саботажники, не останавливающиеся ни перед каким преступлением, чтобы повредить Советской власти. С этими врагами трудящихся, с помещиками, капиталистами, саботажниками, белыми, надо быть беспощадным.”[13].

По поводу этого письма Ленина Н.К. Крупская писала:

“Этот призыв к бдительности многих пугал. Немало рассказывали Ильичу о том, как расправлялись красноармейцы иной раз с тем или иным дельным командиром то за то, что он из бар, то приказ его какой-нибудь не понравится, то из-за мелочи какой. Иные рассказывали с усмешкой, говорившей: “Вон-де ваши разлюбезные красноармейцы какие!” Конечно, много случаев бывало, что не за то винили, за что надо, не того винили, кого надо: мешал разобраться недостаток знаний, старые мелкособственнические мерила того, что хорошо, что плохо, анархический подход к целому ряду вопросов”[14].

Ленин и его соратники развязали братоубийственную гражданскую войну, в огне которой погибло по оценкам разных историков от 14 до 23 миллионов людей (для сравнения: в первую мировую войну Россия потеряла где-то до 1,5 млн человек). Еще до 1917 года Ленин провозглашал лозунг: “Превратить войну империалистическую в войну гражданскую!” И большевики добились осуществления этого лозунга.Насквозь фальшивым был другой их лозунг — один из основных лозунгов Октября — “Мир народам!” Они принесли народам не мир, но меч. Сыграла свою роковую роль прежде всего безудержная проповедь классовой вражды и ненависти. Статьи, речи, письма Ленина буквально пышат этой ненавистью, злобой, нетерпимостью. Эта проповедь, с одной стороны, заряжала сторонников Ленина на самую решительную, беспощадную борьбу с классовым “врагом”, а, с другой, заряжала противников Ленина на ответное ожесточенное сопротивление, на попытки свергнуть большевистский режим.

Однако основной причиной развязывания гражданской войны и расширения ее масштабов послужила политика военного коммунизма, прежде всего подавление частной торговли и продразверстка. Эти последние вызвали в гигантских масштабах насилие над крестьянами и торговцами, т. е. над большинством населения России. Чего стоит, например, установление государственной монополии на торговлю хлебом. Оно сразу поставило вне закона миллионы и миллионы крестьян, торговцев [15].

Полуголодное существование жителей Москвы, Петрограда и других больших городов было в значительной мере обусловлено этой государственной монополией на распределение продуктов питания. На подступах к Москве и Петрограду заградотряды не пускали в эти города так называемых мешочников. В сельской местности была относительная сытость, а в городах — почти голод.

Ленин был вдохновителем красного террора, во многих случаях совершенно неоправданного, чрезмерного, бесчеловечного.

Возьмем пример с убийством Володарского (председателя Петроградской ЧК). Он был убит 21 июня 1918 г. 26 июня Ленин пишет Зиновьеву: “Только сегодня мы услыхали в ЦК, что в Питере рабочие хотели ответить на убийство Володарского массовым террором и что вы (не лично Вы, а питерские цекисты или пекисты) удержали. Протестую решительно! Мы компрометируем себя... тормозим революционную инициативу масс, вполне правильную. Это не-воз-мож-но! Террористы будут считать нас тряпками. Время архивоенное. Надо поощрять энергию и массовидность террора против контрреволюционеров, особенно в Питере, пример коего решает”[17]. Вдумайтесь только: убили одного человека, а реакция на убийство — массовый террор! Этот призыв Ленина поощрять энергию и массовидность террора откликнулся в сентябре того же года, когда в ответ на убийство Урицкого (тоже председателя Петроградской ЧК) было расстреляно 500 (пятьсот) заложников! (См. № 5 “Еженедельника Чрезвычайных комиссий”).

9 августа 1918 г. Ленин посылает две телеграммы: одна чудовищнее другой:

Г.Ф. Федорову: “В Нижнем, явно, готовится белогвардейское восстание. Надо напрячь все силы, составить тройку диктаторов (Вас, Маркина и др.), навести тотчас массовый террор, расстрелять и вывезти сотни проституток, спаивающих солдат, бывших офицеров и т. п. Ни минуты промедления... Надо действовать вовсю: массовые обыски. Расстрелы за хранение оружия. Массовый вывоз меньшевиков и ненадежных”[18].

Е.В. Бош в Пензу: “Необходимо организовать усиленную охрану из отборно надежных людей, провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города”[19].

“Расстрелять и вывезти сотни проституток, бывших офицеров”, “сомнительных запереть в концентрационный лагерь”, “массовый вывоз меньшевиков и ненадежных” (наверное тоже в концентрационные лагеря) — эти приказы не поддаются никакому описанию.

В этот же период Ленин объявляет беспощадную войну против кулаков (читай: зажиточных, крепких крестьян-хозяев). Он даже жаждет их смерти. В листовке “Товарищи-рабочие! Идем в последний, решительный бой!” он пишет: [20].

В этой листовке Ленин потребовал-пожелал смерти двум миллионам крестьянских семей, т. е. 10-12 миллионам людей. Настоящие призывы к геноциду! Какая тут сталинщина, какая тут полпотовщина!? Это всё большевизм-коммунизм в его изначальной сути! (У Маркса тоже есть подобные кровожадные высказывания — см. об этом ниже).

Листовка впервые была опубликована в 1925 году и по всей видимости сыграла свою зловещую роль в моральной подготовке к войне против крестьян в 1929-1933 годах.

*     *     *

Ленин считал в порядке вещей использование метода заложников. Он даже возводил его в ранг государственной политики. Так, в письме к Цурюпе от 10 августа 1918 г. он составил “проект декрета” — “в каждой хлебной волости 25-30 заложников из богачей, отвечающих жизнью за сбор и ссыпку всех излишков”[21]. Немного ниже в этом же письме он поясняет: “Я предлагаю “заложников” не взять, а назначить поименно по волостям. Цель назначения: именно богачи, как они отвечают за контрибуцию, отвечают жизнью за немедленный сбор и ссыпку излишков хлеба. Инструкция такая [назначить “заложников”] дается а) комитетам бедноты, б) всем продотрядам”[22].

Я не помню, где еще, в каком государстве метод заложников возводился в ранг государственной политики, использовался как метод государственного управления. Это чудовищно! Ленин и большевики дошли до крайности в своем растаптывании человеческой личности, низведении ее до положения представителя, элемента какой-либо группы, общности.

Здесь нельзя не упомянуть о расстреле царской семьи — Николая II, его жены Александры Федоровны, детей — Алексея, Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии, врача Боткина, горничной Демидовой, повара Харитонова и лакея Труппа. Этот расстрел был произведен в ночь с 16 на 17 июля 1918 года непосредственно по решению Екатеринбургского Совета. Имеются неподтвержденные сведения о том, что приказ о расстреле царской семьи исходил от центра, от Ленина и Свердлова. Не будем спорить, был ли этот приказ на самом деле или нет. В любом случае совесть Ленина нечиста. Если, допустим, Ленин не отдавал подобный приказ, то почему он не осудил расстрел членов царской семьи и четырех сопровождавших их лиц? Почему от общественности страны и мира скрыли расстрел жены, детей царя и сопровождавших? Тот и другой факт тяжким бременем ложатся на совесть Ленина...[25]

Ленин принадлежит к числу людей, которых называют “благородными” разбойниками, такими как Робин Гуд, Степан Разин, Емельян Пугачев. Ленин не по злому умыслу погубил много людей, подверг остракизму и устроил террор против значительной части общества. Он совершенно искренне хотел счастья людям и не просто хотел, а был одержим этой идеей осчастливливания. Преувеличенное стремление к чему-то одному обычно приводит к обратному результату. Вспомним лозунг, висевший в 1920-е годы в Соловецком лагере особого назначения: “Железной рукой загоним человечество к счастию”. Эти слова принадлежат Л.Д. Троцкому, ближайшему сподвижнику Ленина. В них — циничная суть “благородного” разбойничества.

Совершенно справедливо отмечает А.Г. Латышев: “В отличие от некоторых критиков Ленина, считающих сегодня, что главной целью деятельности Ленина был захват и удержание власти, уверовал, что стремлением всей его жизни было — осчастливить часть населения планеты (рабочих, бедных крестьян), уничтожив для этой цели другую часть (“богачей”, священнослужителей, свободомыслящую интеллигенцию и т.д.). А подобный “стратацид” ничем не лучше нацистского геноцида.” (См.: А.Г. Латышев. Рассекреченный Ленин. М., 1996. С. 9).

[2] Об этом пишет А.Г. Латышев. См. цитату ниже, на стр. 25.[3] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 35. С. 204.[4] Словарь иностранных слов. М., 1982. С. 501).[5] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 33. С. 101.[6] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 35. С. 199-200.[7] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 36. С. 157-158.[8] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 41. С. 298-318.[9] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 37. С. 245.[10] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 41. С. 383.[11] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 41. С. 383.[12] Только одной этой правовой анархии было достаточно, чтобы в стране воцарился произвол внизу и наверху, чтобы началось массовое нарушение прав человека. — Примечание 2005 г.[13] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 39. С. 155.[14] См.: Воспоминания о В.И. Ленине. Т. 2, М., 1957. С. 396.[15] См.: Новый мир, 1988, № 5. С. 166. См. также: Ленин В.И. Полн.собр.соч Т. 41. С. 310.[16] А.И. Солженицын. Архипелаг Гулаг. — Новый мир, 1989, № 8. С. 25.[17] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 50. С. 106.[18] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 50. С. 142.[19] Там же. С. 143.[20] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 37. С. 40-41.[21] Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 50. С. 144.[22] Там же.__________________________________________________________________________________

Текст с сокращениями взят из книги: Л.Е.Балашов. Критика марксизма и коммунизма. - Электронный текст см. на Яндекс-диске: https://yadi.sk/i/nwwQxw2_gB27M .

lev-balashov.livejournal.com