Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Лазарев михаил википедия. Лазарев, Михаил Петрович (1881)

Лазарев, Михаил Семёнович. Лазарев михаил википедия


Лазарев, Михаил Петрович Википедия

Михаи́л Петро́вич Ла́зарев (3 [14] ноября 1788 года, Владимир — 11 [23] апреля 1851 года, Вена, похоронен в Севастополе) — русский флотоводец и мореплаватель, адмирал (1843), кавалер орденов Святого апостола Андрея Первозванного (1850) и Святого Георгия IV класса за выслугу лет (1817), командующий Черноморским флотом и первооткрыватель Антарктиды.

Является братом (средний из трёх братьев) вице-адмирала Андрея Петровича Лазарева (род. в 1787) и контр-адмирала Алексея Петровича Лазарева (род. в 1793).

Биография

Родился в губернском городе Владимире в семье дворянина, сенатора Петра Гавриловича Лазарева, происходившего из дворян Арзамасского уезда Нижегородской губернии. Незадолго до смерти, в 1800 году отец определил троих сыновей — Андрея, Михаила, Алексея — в Морской кадетский корпус.

В 1803 году выдержал экзамен на звание гардемарина, став третьим по успеваемости из 32 учеников. В числе 30 лучших выпускников корпуса отправлен в Великобританию, где служил военным на флоте до 1808 года для ознакомления с постановкой военно-морского дела в иностранных портах. В течение пяти лет находился в непрерывном плавании в Атлантическом океане и Средиземном море.

Произведен в мичманы 21 мая 1808 года как «прибывший из Англии».

В 1808—1813 годах служил на Балтийском флоте. Участвовал в Русско-шведской 1808—1809 и Отечественной войне 1812.

Совместно с Фаддеем Беллинсгаузеном командовал Первой русской антарктической экспедицией 1819-1821 годов.

Кругосветное путешествие

В 1813 году лейтенант Лазарев получил новое назначение — командовать фрегатом «Суворов», отправляющимся в кругосветное плавание.

Корабль «Суворов», на который получил назначение Лазарев, принадлежал Российско-Американской компании, созданной русскими промышленниками в конце XVIII столетия. Своей задачей компания поставила улучшение использования природных богатств Русской Америки. Компания была чрезвычайно заинтересована в регулярном морском сообщении между Петербургом и Русской Америкой и не жалела средств на снаряжение кругосветных экспедиций.

В начале октября 1813 года подготовка к путешествию была завершена, и на рассвете 9 октября «Суворов» отошёл с Кронштадтского рейда.

Плавание М. П. Лазарева на фрегате «Суворов» в 1813—1815 годах.

В начале пути их встретили сильные ветры и густые туманы, от которых «Суворову» пришлось укрыться в шведской гавани Карлскруна. Пройдя проливы Зунд, Каттегат и Скагеррак (между Данией и Скандинавским полуостровом) и благополучно избежав нападения французских и союзных им датских военных кораблей, Лазарев благополучно довёл «Суворова» до Ла-Манша.

В Портсмуте корабль сделал остановку, затянувшуюся на три месяца. 27 февраля 1814 года «Суворов» вышел из Портсмута и устремился к югу. Спустя две недели корабль Лазарева уже подходил к острову Мадейра. 2 апреля «Суворов» пересек экватор, а вечером 21 апреля вошёл в бухту Рио-де-Жанейро. 24 мая «Суворов» покинул Рио-де-Жанейро и вышел в Атлантический океан, направляясь на восток. Далее он обошёл с юга Африку и, проследовав через Индийский океан, обогнул с юга Австралию.

14 августа 1814 года «Суворов» вошёл в залив Порт-Джэксон и направился в Сидней. При подходе к гавани «Суворов» был встречен громом артиллерийского салюта. Так губернатор принадлежавшей в то время англичанам колонии Новый Южный Уэльс приветствовал русских моряков по случаю окончательной победы над Наполеоном.

От Австралии «Суворов» пошёл по Тихому океану на восток, вновь приближаясь к экватору. 28 сентября впереди показались очертания суши. Однако на карте, имеющейся в распоряжении Лазарева, никаких признаков суши не было и лишь при подходе на более близкое расстояние и обследовании этих мест Лазарев понял, что перед ним группа коралловых островов, возвышающихся над поверхностью океана и соединяющихся между собой коралловыми перемычками. Эти острова были покрыты кустарником и деревьями. Вновь открытым островам Лазарев дал имя Суворова (Атолл Суворова).

Закончив обследования островов, «Суворов» вновь продолжил путь с отклонением на север. 10 октября был пересечён экватор.

В ноябре корабль Лазарева подошёл к центру Русской Америки — порту и поселению Ново-Архангельску. Здесь Лазарева встретил управитель Российско-Американской компании А. А. Баранов, выразивший ему благодарность за сохранность вверенных ему грузов.

На зиму «Суворов» остался в Ново-Архангельске. После окончания зимовки «Суворов» был нагружен продовольствием и товарами, и по приказанию А. А. Баранова Лазарев взял курс на один из островов Алеутской группы (Уналашка) и находящиеся рядом с ним Прибыловы острова. Выгрузив вверенный ему груз, он принял на борт пушнину, заготовленную местными промышленниками. Корабль Лазарева пробыл в пути чуть более месяца. Груз, принятый на борт в Уналашке, предстояло доставить в Кронштадт, предварительно вернувшись в Ново-Архангельск.

В конце июля «Суворов» покинул Ново-Архангельск. Теперь его путь в Кронштадт лежал вдоль берегов Северной и Южной Америки, в обход мыса Горн. Лазареву ещё предстояло сделать остановку в перуанском порту Кальяо для разрешения ряда вопросов, связанных с делами Российско-Американской компании.

После захода в порт Сан-Франциско «Суворов» двинулся к берегам Перу. На протяжении трехмесячной стоянки в порту Кальяо Лазарев с офицерами знакомился с жизнью города и порта.

Пройдя в штормовую погоду через пролив Дрейка и мимо опасного мыса Горна, Лазарев приказал повернуть на северо-восток в Атлантический океан. Он не стал останавливаться в Рио-де-Жанейро, а сделал лишь небольшую остановку у острова Фернанду-ди-Норонья. Здесь на «Суворове» были исправлены повреждения, причиненные штормом, и корабль направился к берегам Англии. 8 июня он уже был в Портсмуте, а ещё через пять недель вернулся в Кронштадт.

Путешествие к южному полюсу

В марте 1819 года Лазарев получил назначение командовать «фрегатом Мирный», которому предстояло отплыть к Южному полюсу в составе антарктической экспедиции. Лазарев принял на себя непосредственное руководство всеми подготовительными работами.

4 июня прибыл капитан 2-го ранга Ф. Ф. Беллинсгаузен, которому было поручено как командование фрегатом «Восток», так и руководство всей экспедицией. Через месяц после его прибытия «Восток» и «Мирный» покинули Кронштадтский рейд и двинулись к южному полюсу.

«Мирный», построенный по проекту русских корабельных инженеров и к тому же достаточно укрепленный Лазаревым, показал свои блестящие качества. Однако «Восток», построенный британскими инженерами, все же качественно уступал «Мирному», несмотря на все старания Лазарева сделать его таким же выносливым.

За участие в Антарктической экспедиции Лазарев был произведен в капитаны 2-го ранга, минуя чин капитан-лейтенанта.

Командование фрегатом «Крейсер»

В то время как Лазарев находился в полярной экспедиции, обострилась обстановка в районе Русской Америки. Все более широкий размах принимали действия английских и американских контрабандистов. Ново-Архангельск прикрывал корабль «Аполлон» — единственное военное судно Российско-Американской компании, но безопасность всех территориальных вод России в этом районе он обеспечить не мог. Поэтому было решено на к берегам Русской Америки 36-пушечный фрегат «Крейсер» и шлюп «Ладога». Командование фрегатом возлагалось на Лазарева, а командование «Ладогой» — на его младшего брата Андрея.

17 августа 1822 года корабли под командованием Лазарева покинули кронштадтский рейд. Экспедиция началась в условиях жестоких штормов, вынуждавших Лазарева сделать остановку в Портсмуте. Лишь в ноябре удалось покинуть гавань и взять курс на Канарские острова, а оттуда к берегам Бразилии. Плавание к Рио-де-Жанейро проходило в исключительно благоприятных условиях, однако после отплытия из столицы Бразилии стихия вновь разбушевалась. В море поднялся ураган, начались бури, сопровождаемые снегом. Лишь в середине мая «Крейсеру» удалось подойти к Тасмании. Затем фрегат Лазарева взял курс на Таити.

На Таити «Крейсер» встретился с «Ладогой», с которой он разошёлся во время штормов и теперь согласно полученному ранее предписанию каждый корабль с вверенным ему грузом поплыл своим курсом. «Ладога» — к полуострову Камчатка, «Крейсер» пошёл к берегам Русской Америки.

Около года провел «Крейсер» у берегов северо-западной Америки, охраняя русские территориальные воды от контрабандистов. Летом 1824 года «Крейсер» сменил прибывший в Ново-Архангельск шлюп «Предприятие» под командованием капитан-лейтенанта О. Е. Коцебу. 16 октября «Крейсер» покинул Ново-Архангельск.

Лишь только «Крейсер» вышел в открытое море, как вновь разыгрался ураган. Однако корабль Лазарева не стал укрываться в гавани Сан-Франциско, а выдержал шторм в открытом море. 5 августа 1825 года «Крейсер» подошёл к Кронштадтскому рейду.

За образцовое выполнение задания Лазарев был произведен в капитаны 1-го ранга. Но капитан «Крейсера» настоял, чтобы награды получили не только он сам и его офицеры, но и все матросы его корабля, участники труднейшего похода.

Служба на Черноморском флоте

27 февраля 1826 года М. П. Лазарев был назначен командиром 12-го флотского экипажа и строящегося в Архангельске 74-пушечного корабля «Азов». После окончания строительства, 5 августа — 19 сентября 1826 года, М. П. Лазарев руководил переходом отряда кораблей, в составе «Азова», «Иезекииля» и военного транспорта «Смирный», из Архангельска в Кронштадт.

10 июня — 6 октября 1827 года, командуя кораблём «Азов», совершил переход из Кронштадта на Средиземное море. Здесь, 8 октября 1827 года, являясь командиром «Азова», М. П. Лазарев принял участие в Наваринском сражении. Сражаясь с пятью турецкими кораблями, уничтожил их: он потопил два больших фрегата и один корвет, сжёг флагманский корабль под флагом Тагир-паши, вынудил выброситься на мель 80-пушечный линейный корабль, после чего зажёг и взорвал его. Кроме того, «Азов» под командованием Лазарева уничтожил флагманский корабль Мухаррем-бея.

За участие в Наваринском сражении Лазарев был произведен в контр-адмиралы и награждён сразу тремя орденами (греческий — «Командорский крест ордена Спасителя», английский — Бани и французский — Святого Людовика, а его корабль «Азов» получил Георгиевский флаг.

В 1828—1829 годах руководил блокадой Дарданелл; в 1830 вернулся в Кронштадт и командовал отрядом кораблей Балтийского флота.

В 1832 году Лазарев стал начальником штаба Черноморского флота. В феврале — июне 1833, командуя эскадрой, возглавил экспедицию русского флота в пролив Босфор, в результате которой был заключён Ункяр-Искелесийский договор 1833. С 1833 — главный командир Черноморского флота и портов, военный губернатор Николаева и Севастополя. В том же году он был произведен в вице-адмиралы.

Командуя Черноморским флотом, Лазарев стал его подлинным преобразователем. Он ввёл совершенно новую систему обучения моряков непосредственно в море в обстановке, максимально приближенной к боевой.

Штаты боевых кораблей Черноморского флота были полностью укомплектованы и оснащены артиллерией более высокого качества. При Лазареве Черноморский флот получил более 40 парусных судов. Также Лазарев заказал для своего флота 6 пароходо-фрегатов и 28 пароходов. На Чёрном море был построен первый железный пароход и начата подготовка кадров для службы на паровых судах.

Однако Лазарев не ограничивался лишь техническим перевооружением Черноморского флота. В Севастополе была реорганизована Морская библиотека, построен Дом собраний и открыта школа для матросских детей. При Лазареве были построены здания адмиралтейств в Николаеве, Одессе, Новороссийске, начато строительство адмиралтейства в Севастополе.

Используя свой опыт, накопленный в дальних походах, Лазарев наладил работу гидрографического депо, которое начинает издавать карты и атласы Чёрного моря. Заслуги Лазарева перед русской наукой оценило и Русское Географическое общество, избрав его своим почетным членом. Он был также избран почетным членом Морского ученого комитета, Казанского университета и других научных учреждений.

Особая заслуга Лазарева в подготовке людей, прославивших русский флот и Россию в годы Крымской (Восточной) войны 1853—1856 годов. Адмирал Лазарев пользовался влиянием как технический специалист и наставник молодых офицеров. Он выступал за оборудование российского флота кораблями на паровой тяге, но техническая и экономическая отсталость России того времени была главным препятствием на этом пути. Также он выступал наставником таких известных русских флотоводцев как Нахимов, Корнилов, Истомин и Бутаков.

6 декабря 1850 года был награждён орденом Св. Андрея Первозванного[1].

Незадолго до своей кончины от рака желудка, в последний свой приезд в Петербург, адмирал был на приеме у Николая I. После радушного приема, желая показать адмиралу свое внимание и уважение, государь сказал: «Старик, останься у меня обедать». «Не могу, государь, — ответил Михаил Петрович, — я дал слово обедать у адмирала Г.». Сказав это, Лазарев вынул свой хронометр, взглянул на него и, порывисто встав, промолвил: «Опоздал, государь!» Потом поцеловал озадаченного императора и быстро вышел из кабинета…

В Вене болезнь адмирала Лазарева резко обострилась. Не оставалось никакой надежды спасти его жизнь. Окружающие адмирала, упрашивали его написать письмо государю и поручить ему свое семейство. «Я никогда ничего в жизнь мою ни у кого для себя не просил, — ответил умирающий Лазарев, — и теперь не стану просить перед смертью».

Похоронен в склепе Владимирского собора в г. Севастополе (в тот момент строительство которого было только начато). Там же похоронены его ученики и последователи адмиралы Нахимов, Корнилов, Истомин.

Награды

Семья

Жена (с 1835) — Екатерина Тимофеевна Фан-дер-Флит (1812—1877), дочь архангельского вице-губернатора Тимофея Ефремовича Фан-дер-Флита (1775—1843) от брака его с Татьяной Федоровной Сухотиной (1776—1854). В молодости в неё был влюблен Нестор Кукольник и воспел её под именем «Леноры». Из-за своей нерешительности он не успел сделать предложения, несмотря на взаимность со стороны Екатерины Тимофеевны. В 1835 году она была выдана замуж за Лазарева. В 1845 году основала женское благотворительное общество, в 1873 году преобразованное в Николаевское благотворительное общество. Состояла обер-гофмейстериной при великой княгине Александре Иосифовне. Похоронена в Петербурге на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. В браке имела детей:

  • Татьяна Михайловна (1836—1916), фрейлина, интимная подруга принцессы Марии Баденской; в 1885 году была награждена орденом св. Екатерины 2 степени. В неё был влюблен прусский генерал Герман Тресков, просил руки, но получил отказ. С тех пор в течение 25 лет ежегодно до самой своей смерти в день, когда он сделал предложение, Тресков, посылал ей букет фиалок[2].
  • Михаил Михайлович (1839—1908)
  • Пётр Михайлович (1843—1845)
  • Анна Михайловна (1845—1893), фрейлина, с 1871 года замужем за шталмейстером Н. А. Скалоном (1832—1903).
  • Александра Михайловна (1848—1853)
  • Пётр Михайлович (1850—1919), сенатор.

Адреса

Увековечивание памяти М. П. Лазарева

В филателии

В географических объектах

В честь Лазарева названы:

Примечания

Литература

  • Кублицкий Г. И. По материкам и океанам. Рассказы о путешествиях и открытиях. — М.: Детгиз, 1957. — 326 с.
  • Лазарев, Михаил Петрович // Настольный энциклопедический словарь: в 8 томах. — 3-е изд. — М.: Изд. товарищ. «А. Гранат и К°», 1897. — Т. 4 (Кальдер — Ленский). — С. 2568—2569.
  • Узин С. В., Юсов Б. В. М. П. Лазарев / Под ред. А. И. Соловьёва. — М.: Географгиз, 1952. — 48 с. — 50 000 экз. (обл.)
  • Черноусов А. А. Адмирал Лазарев. Роль личности в истории России. — СПб.: «Гангут», 2011. — 342с.
  • Веселаго Ф. Ф. Очерк истории Морского кадетского корпуса с приложением списка воспитанников за 100 лет. - СПб., 1852.

Ссылки

wikiredia.ru

Лазарев, Михаил Петрович — Википедия

Михаи́л Петро́вич Ла́зарев (3 [14] ноября 1788 года, Владимир — 11 [23] апреля 1851 года, Вена, похоронен в Севастополе) — русский флотоводец и мореплаватель, адмирал (1843), кавалер орденов Святого апостола Андрея Первозванного (1850) и Святого Георгия IV класса за выслугу лет (1817), командующий Черноморским флотом и первооткрыватель Антарктиды.

Является братом (средний из трёх братьев) вице-адмирала Андрея Петровича Лазарева (род. в 1787) и контр-адмирала Алексея Петровича Лазарева (род. в 1793).

Биография

Родился в губернском городе Владимире в семье дворянина, сенатора Петра Гавриловича Лазарева, происходившего из дворян Арзамасского уезда Нижегородской губернии. Незадолго до смерти, в 1800 году отец определил троих сыновей — Андрея, Михаила, Алексея — в Морской кадетский корпус.

В 1803 году выдержал экзамен на звание гардемарина, став третьим по успеваемости из 32 учеников. В числе 30 лучших выпускников корпуса отправлен в Великобританию, где служил военным на флоте до 1808 года для ознакомления с постановкой военно-морского дела в иностранных портах. В течение пяти лет находился в непрерывном плавании в Атлантическом океане и Средиземном море.

Произведен в мичманы 21 мая 1808 года как «прибывший из Англии».

В 1808—1813 годах служил на Балтийском флоте. Участвовал в Русско-шведской 1808—1809 и Отечественной войне 1812.

Совместно с Фаддеем Беллинсгаузеном командовал Первой русской антарктической экспедицией 1819-1821 годов.

Кругосветное путешествие

В 1813 году лейтенант Лазарев получил новое назначение — командовать фрегатом «Суворов», отправляющимся в кругосветное плавание.

Корабль «Суворов», на который получил назначение Лазарев, принадлежал Российско-Американской компании, созданной русскими промышленниками в конце XVIII столетия. Своей задачей компания поставила улучшение использования природных богатств Русской Америки. Компания была чрезвычайно заинтересована в регулярном морском сообщении между Петербургом и Русской Америкой и не жалела средств на снаряжение кругосветных экспедиций.

В начале октября 1813 года подготовка к путешествию была завершена, и на рассвете 9 октября «Суворов» отошёл с Кронштадтского рейда.

Плавание М. П. Лазарева на фрегате «Суворов» в 1813—1815 годах.

В начале пути их встретили сильные ветры и густые туманы, от которых «Суворову» пришлось укрыться в шведской гавани Карлскруна. Пройдя проливы Зунд, Каттегат и Скагеррак (между Данией и Скандинавским полуостровом) и благополучно избежав нападения французских и союзных им датских военных кораблей, Лазарев благополучно довёл «Суворова» до Ла-Манша.

В Портсмуте корабль сделал остановку, затянувшуюся на три месяца. 27 февраля 1814 года «Суворов» вышел из Портсмута и устремился к югу. Спустя две недели корабль Лазарева уже подходил к острову Мадейра. 2 апреля «Суворов» пересек экватор, а вечером 21 апреля вошёл в бухту Рио-де-Жанейро. 24 мая «Суворов» покинул Рио-де-Жанейро и вышел в Атлантический океан, направляясь на восток. Далее он обошёл с юга Африку и, проследовав через Индийский океан, обогнул с юга Австралию.

14 августа 1814 года «Суворов» вошёл в залив Порт-Джэксон и направился в Сидней. При подходе к гавани «Суворов» был встречен громом артиллерийского салюта. Так губернатор принадлежавшей в то время англичанам колонии Новый Южный Уэльс приветствовал русских моряков по случаю окончательной победы над Наполеоном.

От Австралии «Суворов» пошёл по Тихому океану на восток, вновь приближаясь к экватору. 28 сентября впереди показались очертания суши. Однако на карте, имеющейся в распоряжении Лазарева, никаких признаков суши не было и лишь при подходе на более близкое расстояние и обследовании этих мест Лазарев понял, что перед ним группа коралловых островов, возвышающихся над поверхностью океана и соединяющихся между собой коралловыми перемычками. Эти острова были покрыты кустарником и деревьями. Вновь открытым островам Лазарев дал имя Суворова (Атолл Суворова).

Закончив обследования островов, «Суворов» вновь продолжил путь с отклонением на север. 10 октября был пересечён экватор.

В ноябре корабль Лазарева подошёл к центру Русской Америки — порту и поселению Ново-Архангельску. Здесь Лазарева встретил управитель Российско-Американской компании А. А. Баранов, выразивший ему благодарность за сохранность вверенных ему грузов.

На зиму «Суворов» остался в Ново-Архангельске. После окончания зимовки «Суворов» был нагружен продовольствием и товарами, и по приказанию А. А. Баранова Лазарев взял курс на один из островов Алеутской группы (Уналашка) и находящиеся рядом с ним Прибыловы острова. Выгрузив вверенный ему груз, он принял на борт пушнину, заготовленную местными промышленниками. Корабль Лазарева пробыл в пути чуть более месяца. Груз, принятый на борт в Уналашке, предстояло доставить в Кронштадт, предварительно вернувшись в Ново-Архангельск.

В конце июля «Суворов» покинул Ново-Архангельск. Теперь его путь в Кронштадт лежал вдоль берегов Северной и Южной Америки, в обход мыса Горн. Лазареву ещё предстояло сделать остановку в перуанском порту Кальяо для разрешения ряда вопросов, связанных с делами Российско-Американской компании.

После захода в порт Сан-Франциско «Суворов» двинулся к берегам Перу. На протяжении трехмесячной стоянки в порту Кальяо Лазарев с офицерами знакомился с жизнью города и порта.

Пройдя в штормовую погоду через пролив Дрейка и мимо опасного мыса Горна, Лазарев приказал повернуть на северо-восток в Атлантический океан. Он не стал останавливаться в Рио-де-Жанейро, а сделал лишь небольшую остановку у острова Фернанду-ди-Норонья. Здесь на «Суворове» были исправлены повреждения, причиненные штормом, и корабль направился к берегам Англии. 8 июня он уже был в Портсмуте, а ещё через пять недель вернулся в Кронштадт.

Путешествие к южному полюсу

В марте 1819 года Лазарев получил назначение командовать «фрегатом Мирный», которому предстояло отплыть к Южному полюсу в составе антарктической экспедиции. Лазарев принял на себя непосредственное руководство всеми подготовительными работами.

4 июня прибыл капитан 2-го ранга Ф. Ф. Беллинсгаузен, которому было поручено как командование фрегатом «Восток», так и руководство всей экспедицией. Через месяц после его прибытия «Восток» и «Мирный» покинули Кронштадтский рейд и двинулись к южному полюсу.

«Мирный», построенный по проекту русских корабельных инженеров и к тому же достаточно укрепленный Лазаревым, показал свои блестящие качества. Однако «Восток», построенный британскими инженерами, все же качественно уступал «Мирному», несмотря на все старания Лазарева сделать его таким же выносливым.

За участие в Антарктической экспедиции Лазарев был произведен в капитаны 2-го ранга, минуя чин капитан-лейтенанта.

Командование фрегатом «Крейсер»

В то время как Лазарев находился в полярной экспедиции, обострилась обстановка в районе Русской Америки. Все более широкий размах принимали действия английских и американских контрабандистов. Ново-Архангельск прикрывал корабль «Аполлон» — единственное военное судно Российско-Американской компании, но безопасность всех территориальных вод России в этом районе он обеспечить не мог. Поэтому было решено направить к берегам Русской Америки 36-пушечный фрегат «Крейсер» и шлюп «Ладога». Командование фрегатом возлагалось на Лазарева, а командование «Ладогой» — на его младшего брата Андрея.

17 августа 1822 года корабли под командованием Лазарева покинули кронштадтский рейд. Экспедиция началась в условиях жестоких штормов, вынуждавших Лазарева сделать остановку в Портсмуте. Лишь в ноябре удалось покинуть гавань и взять курс на Канарские острова, а оттуда к берегам Бразилии. Плавание к Рио-де-Жанейро проходило в исключительно благоприятных условиях, однако после отплытия из столицы Бразилии стихия вновь разбушевалась. В море поднялся ураган, начались бури, сопровождаемые снегом. Лишь в середине мая «Крейсеру» удалось подойти к Тасмании. Затем фрегат Лазарева взял курс на Таити.

На Таити «Крейсер» встретился с «Ладогой», с которой он разошёлся во время штормов и теперь согласно полученному ранее предписанию каждый корабль с вверенным ему грузом поплыл своим курсом. «Ладога» — к полуострову Камчатка, «Крейсер» пошёл к берегам Русской Америки.

Около года провел «Крейсер» у берегов северо-западной Америки, охраняя русские территориальные воды от контрабандистов. Летом 1824 года «Крейсер» сменил прибывший в Ново-Архангельск шлюп «Предприятие» под командованием капитан-лейтенанта О. Е. Коцебу. 16 октября «Крейсер» покинул Ново-Архангельск.

Лишь только «Крейсер» вышел в открытое море, как вновь разыгрался ураган. Однако корабль Лазарева не стал укрываться в гавани Сан-Франциско, а выдержал шторм в открытом море. 5 августа 1825 года «Крейсер» подошёл к Кронштадтскому рейду.

За образцовое выполнение задания Лазарев был произведен в капитаны 1-го ранга. Но капитан «Крейсера» настоял, чтобы награды получили не только он сам и его офицеры, но и все матросы его корабля, участники труднейшего похода.

Служба на Черноморском флоте

27 февраля 1826 года М. П. Лазарев был назначен командиром 12-го флотского экипажа и строящегося в Архангельске 74-пушечного корабля «Азов». После окончания строительства, 5 августа — 19 сентября 1826 года, М. П. Лазарев руководил переходом отряда кораблей, в составе «Азова», «Иезекииля» и военного транспорта «Смирный», из Архангельска в Кронштадт.

10 июня — 6 октября 1827 года, командуя кораблём «Азов», совершил переход из Кронштадта на Средиземное море. Здесь, 8 октября 1827 года, являясь командиром «Азова», М. П. Лазарев принял участие в Наваринском сражении. Сражаясь с пятью турецкими кораблями, уничтожил их: он потопил два больших фрегата и один корвет, сжёг флагманский корабль под флагом Тагир-паши, вынудил выброситься на мель 80-пушечный линейный корабль, после чего зажёг и взорвал его. Кроме того, «Азов» под командованием Лазарева уничтожил флагманский корабль Мухаррем-бея.

За участие в Наваринском сражении Лазарев был произведен в контр-адмиралы и награждён сразу тремя орденами (греческий — «Командорский крест ордена Спасителя», английский — Бани и французский — Святого Людовика, а его корабль «Азов» получил Георгиевский флаг.

В 1828—1829 годах руководил блокадой Дарданелл; в 1830 вернулся в Кронштадт и командовал отрядом кораблей Балтийского флота.

В 1832 году Лазарев стал начальником штаба Черноморского флота. В феврале — июне 1833, командуя эскадрой, возглавил экспедицию русского флота в пролив Босфор, в результате которой был заключён Ункяр-Искелесийский договор 1833. С 1833 — главный командир Черноморского флота и портов, военный губернатор Николаева и Севастополя. В том же году он был произведен в вице-адмиралы.

Командуя Черноморским флотом, Лазарев стал его подлинным преобразователем. Он ввёл совершенно новую систему обучения моряков непосредственно в море в обстановке, максимально приближенной к боевой.

Штаты боевых кораблей Черноморского флота были полностью укомплектованы и оснащены артиллерией более высокого качества. При Лазареве Черноморский флот получил более 40 парусных судов. Также Лазарев заказал для своего флота 6 пароходо-фрегатов и 28 пароходов. На Чёрном море был построен первый железный пароход и начата подготовка кадров для службы на паровых судах.

Однако Лазарев не ограничивался лишь техническим перевооружением Черноморского флота. В Севастополе была реорганизована Морская библиотека, построен Дом собраний и открыта школа для матросских детей. При Лазареве были построены здания адмиралтейств в Николаеве, Одессе, Новороссийске, начато строительство адмиралтейства в Севастополе.

Используя свой опыт, накопленный в дальних походах, Лазарев наладил работу гидрографического депо, которое начинает издавать карты и атласы Чёрного моря. Заслуги Лазарева перед русской наукой оценило и Русское Географическое общество, избрав его своим почетным членом. Он был также избран почетным членом Морского ученого комитета, Казанского университета и других научных учреждений.

Особая заслуга Лазарева в подготовке людей, прославивших русский флот и Россию в годы Крымской (Восточной) войны 1853—1856 годов. Адмирал Лазарев пользовался влиянием как технический специалист и наставник молодых офицеров. Он выступал за оборудование российского флота кораблями на паровой тяге, но техническая и экономическая отсталость России того времени была главным препятствием на этом пути. Также он выступал наставником таких известных русских флотоводцев как Нахимов, Корнилов, Истомин и Бутаков.

6 декабря 1850 года был награждён орденом Св. Андрея Первозванного[1].

Незадолго до своей кончины от рака желудка, в последний свой приезд в Петербург, адмирал был на приеме у Николая I. После радушного приема, желая показать адмиралу свое внимание и уважение, государь сказал: «Старик, останься у меня обедать». «Не могу, государь, — ответил Михаил Петрович, — я дал слово обедать у адмирала Г.». Сказав это, Лазарев вынул свой хронометр, взглянул на него и, порывисто встав, промолвил: «Опоздал, государь!» Потом поцеловал озадаченного императора и быстро вышел из кабинета…

В Вене болезнь адмирала Лазарева резко обострилась. Не оставалось никакой надежды спасти его жизнь. Окружающие адмирала, упрашивали его написать письмо государю и поручить ему свое семейство. «Я никогда ничего в жизнь мою ни у кого для себя не просил, — ответил умирающий Лазарев, — и теперь не стану просить перед смертью».

Похоронен в склепе Владимирского собора в г. Севастополе (в тот момент строительство которого было только начато). Там же похоронены его ученики и последователи адмиралы Нахимов, Корнилов, Истомин.

Видео по теме

Награды

Семья

Жена (с 1835) — Екатерина Тимофеевна Фан-дер-Флит (1812—1877), дочь архангельского вице-губернатора Тимофея Ефремовича Фан-дер-Флита (1775—1843) от брака его с Татьяной Федоровной Сухотиной (1776—1854). В молодости в неё был влюблен Нестор Кукольник и воспел её под именем «Леноры». Из-за своей нерешительности он не успел сделать предложения, несмотря на взаимность со стороны Екатерины Тимофеевны. В 1835 году она была выдана замуж за Лазарева. В 1845 году основала женское благотворительное общество, в 1873 году преобразованное в Николаевское благотворительное общество. Состояла обер-гофмейстериной при великой княгине Александре Иосифовне. Похоронена в Петербурге на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. В браке имела детей:

  • Татьяна Михайловна (1836—1916), фрейлина, интимная подруга принцессы Марии Баденской; в 1885 году была награждена орденом св. Екатерины 2 степени. В неё был влюблен прусский генерал Герман Тресков, просил руки, но получил отказ. С тех пор в течение 25 лет ежегодно до самой своей смерти в день, когда он сделал предложение, Тресков, посылал ей букет фиалок[2].
  • Михаил Михайлович (1839—1908)
  • Пётр Михайлович (1843—1845)
  • Анна Михайловна (1845—1893), фрейлина, с 1871 года замужем за шталмейстером Н. А. Скалоном (1832—1903).
  • Александра Михайловна (1848—1853)
  • Пётр Михайлович (1850—1919), сенатор.

Адреса

Увековечивание памяти М. П. Лазарева

В филателии

В географических объектах

В честь Лазарева названы:

Примечания

Литература

  • Кублицкий Г. И. По материкам и океанам. Рассказы о путешествиях и открытиях. — М.: Детгиз, 1957. — 326 с.
  • Лазарев, Михаил Петрович // Настольный энциклопедический словарь: в 8 томах. — 3-е изд. — М.: Изд. товарищ. «А. Гранат и К°», 1897. — Т. 4 (Кальдер — Ленский). — С. 2568—2569.
  • Узин С. В., Юсов Б. В. М. П. Лазарев / Под ред. А. И. Соловьёва. — М.: Географгиз, 1952. — 48 с. — 50 000 экз. (обл.)
  • Черноусов А. А. Адмирал Лазарев. Роль личности в истории России. — СПб.: «Гангут», 2011. — 342с.
  • Веселаго Ф. Ф. Очерк истории Морского кадетского корпуса с приложением списка воспитанников за 100 лет. - СПб., 1852.

Ссылки

wikipedia.green

Лазарев, Михаил Петрович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Лазарев.

Михаи́л Петро́вич Ла́зарев (3 [14] ноября 1788 года, Владимир — 11 [23] апреля 1851 года, Вена, похоронен в Севастополе) — русский флотоводец и мореплаватель, адмирал (1843), кавалер ордена Святого Георгия IV класса за выслугу лет (1817), командующий Черноморским флотом и первооткрыватель Антарктиды.

Является братом (средний из трёх братьев) вице-адмирала Андрея Петровича Лазарева (род. в 1787) и контр-адмирала Алексея Петровича Лазарева (род. в 1793).

Биография

Ранние годы

Родился в губернском городе Владимире в дворянской семье Петра Гавриловича Лазарева. Незадолго до смерти, в 1800 году отец определил троих сыновей — Андрея, Михаила, Алексея — в Морской кадетский корпус.

В 1803 году выдержал экзамен на звание гардемарина, став третьим по успеваемости из 32 учеников. В декабре 1805 года произведён в первый офицерский чин — мичмана.

В числе 30 лучших выпускников корпуса отправлен в Великобританию, где служил военным на флоте до 1808 года для ознакомления с постановкой военно-морского дела в иностранных портах. В течение пяти лет находился в непрерывном плавании в Атлантическом океане и Средиземном море.

В 1808—1813 годах служил на Балтийском флоте. Участвовал в Русско-шведской 1808—1809 и Отечественной войне 1812.

Кругосветное путешествие

В 1813 году лейтенант Лазарев получил новое назначение — командовать шлюпиком «Суворов», отправляющимся в кругосветное плавание.

Корабль «Суворов», на который получил назначение Лазарев, принадлежал Российско-Американской компании, созданной русскими промышленниками в конце XVIII-го столетия. Своей задачей компания поставила улучшение использования природных богатств Русской Америки. Компания была чрезвычайно заинтересована в регулярном морском сообщении между Петербургом и Русской Америкой и не жа­лела средств на снаряжение кругосветных экспедиций.

В начале октября 1813 года подготовка к путешествию была завершена, и на рассвете 9 октября «Суворов» отошёл от Кронштадтского рейда.

В начале пути их встретили сильные ветры и густые тума­ны, от которых «Суворову» пришлось укрыться в шведской гавани Карлскруна. Пройдя проливы Зунд, Каттегат и Скагеррак (между Данией и Скандинавским полуостровом) и благополучно избежав нападения французских и союзных им датских военных кораблей, Лазарев благополучно довел «Су­ворова» до Ла-Манша.

В Портсмуте корабль сделал остановку, затянувшуюся на целых три месяца. 27 февраля 1814 года «Суворов» отошёл от Портсмутского рейда и устремился к югу. Спустя две недели корабль Лазарева уже подходил к острову Мадейра — португальской колонии у берегов Африки. 2 апреля «Суворов» пересек экватор, а вечером 21 апреля вошёл в бухту Рио-де-Жанейро. 24 мая «Суворов» покинул Рио-де-Жанейро и вышел в Атлантический океан, направляясь на восток. Далее он обошёл с юга Африку и, проследовав через Индийский океан, обогнул с юга Австралию

14 августа 1814 года «Суворов» вошёл в залив Порт-Джэксон и направился в Сидней. При подходе к гавани «Суворов» был встречен громом артиллерийского салюта. Так губернатор принадле­жавшей в то время англичанам колонии Новый Южный Уэльс привет­ствовал русских моряков по случаю окон­чательной победы над Наполеоном.

Отойдя от Австралии, «Суворов» пошёл по Тихому океану на восток, вновь приближаясь к экватору. 28 сентября впереди показались очертания суши. Однако на карте, имеющейся в распоряжении Лазарева, никаких признаков суши не было и лишь при подходе на более близкое расстояние и обследовании этих мест Лазарев понял, что перед ним группа коралловых островов, возвы­шающихся над поверхностью океана и соединяющихся меж­ду собой коралловыми перемычками. Эти острова были по­крыты кустарником и деревьями. Вновь открытым островам Лазарев дал имя Суворова (Атолл Суворова).

Закончив обследования островов, «Суворов» вновь продолжил путь с отклонением на север. 10 октября был пересечён экватор.

В ноябре корабль Лазарева подошёл к центру Русской Америки — порту и поселению Ново-Архангельску. Здесь Лазарева встретил управитель Российско-Американской компании А. А. Баранов, выразивший ему благодарность за сохранность вверенных ему грузов.

На зиму «Суворов» остался в Ново-Архангельске. После окончания зимовки «Суворов» был нагружен про­довольствием и товарами, и по приказанию А. А. Баранова Лазарев взял курс на один из островов Алеутской группы (Уналашка) и находящиеся рядом с ним Прибыловы остро­ва. Выгрузив вверенный ему груз, он принял на борт пушни­ну, заготовленную местными промышленниками. Корабль Лазарева пробыл в пути чуть более месяца. Груз, принятый на борт в Уналашке, предстояло доставить в Кронштадт, пред­варительно вернувшись в Ново-Архангельск.

В конце июля «Суворов» покинул Ново-Архангельск. Те­перь его путь в Кронштадт лежал вдоль берегов Северной и Южной Америки, в обход мыса Горн. Лазареву ещё предстояло сделать остановку в перуанском порту Кальяо для раз­решения ряда вопросов, связанных с делами Российско-Американской компании.

После захода в порт Сан-Франциско «Суворов» двинулся к берегам Перу. На протяжении трехмесячной стоянки в порту Кальяо Лазарев с офицерами знакомился с жизнью города и порта.

Пройдя в штормовую погоду через пролив Дрейка и мимо опасного мыса Горна, Лазарев приказал повернуть на северо-восток в Атлантический океан. Он не стал останавливаться в Рио-де-Жанейро, а сделал лишь небольшую остановку у острова Фернанду-ди-Норонья. Здесь на «Суворове» были исправлены повреждения, причиненные штормом, и корабль направился к берегам Англии. 8 июня он уже был в Портсмуте, а ещё через пять недель вернулся в Кронштадт.

Путешествие к южному полюсу

В марте 1819 года Лазарев получил назначение командовать шлюпом «Мирный», которому предстояло отплыть к Южному полюсу в составе антарктической экспедиции. Лазарев принял на себя непосредственное руководство всеми подготовительными работами.

4 июня прибыл капитан 2-го ранга Ф. Ф. Беллинсгаузен, которому было поручено как командование шлюпом «Восток», так и руководство всей экспедицией. Через месяц после его прибытия «Восток» и «Мирный» покинули Кронштадтский рейд и двинулись к южному полюсу.

«Мирный», построенный по проекту русских корабельных инженеров и к тому же достаточно укрепленный Лазаревым, показал свои блестящие качества. Однако «Восток», построенный британскими инженерами, все же качественно уступал «Мирному», несмотря на все старания Лазарева сделать его таким же выносливым.

За участие в Антарктической экспедиции Лазарев был про­изведен в капитаны 2-го ранга, минуя чин капитан-лейте­нанта.

Командование фрегатом «Крейсер»

В то время как Лазарев находился в полярной экспедиции, обострилась обстановка в районе Русской Америки. Все более широкий размах принимали действия английских и американских контрабандистов. Ново-Архангельск прикрывал корабль «Аполлон» — единственное военное судно Россий­ско-Американской компании, но безопасность всех территориальных вод России в этом районе он обеспечить не мог. Поэтому было решено направить к берегам Русской Аме­рики 36-пушечный фрегат «Крейсер» и шлюп «Ладога». Ко­мандование фрегатом возлагалось на Лазарева, а командова­ние «Ладогой» — на его младшего брата Андрея.

17 августа 1822 года корабли под командованием Лазарева покинули кронштадтский рейд. Экспедиция началась в ус­ловиях жестоких штормов, вынуждавших Лазарева сделать остановку в Портсмуте. Лишь в ноябре удалось покинуть гавань и взять курс на Канарские острова, а оттуда к берегам Бразилии. Плавание к Рио-де-Жанейро проходило в исключительно благоприятных условиях, однако после отплытия из столицы Бразилии стихия вновь разбушевалась. В море поднялся ураган, начались бури, сопровождаемые снегом. Лишь в середине мая «Крейсеру» удалось подойти к Тасмании. Затем фрегат Лазарева взял курс на Таити.

На Таити «Крейсер» встретился с «Ладогой», с которой он разошёлся во время штормов и теперь согласно полученному ранее предписанию каждый корабль с вверенным ему грузом поплыл своим курсом. «Ладога» — к полуострову Камчатка, «Крейсер» пошёл к берегам Русской Америки.

Около года провел «Крейсер» у берегов северо-западной Америки, охраняя русские территориальные воды от контрабандистов. Летом 1824 года «Крейсер» сменил прибывший в Ново-Архангельск шлюп «Предприятие» под командованием капитан-лейтенанта О. Е. Коцебу. 16 октября «Крейсер» покинул Ново-Архангельск.

Лишь только «Крейсер» вышел в открытое море, как вновь разыгрался ураган. Однако корабль Лазарева не стал укрываться в гавани Сан-Франциско, а выдержал шторм в открытом море. 5 августа 1825 года «Крейсер» подошёл к Кронштадтско­му рейду.

За образцовое выполнение задания Лазарев был произве­ден в капитаны 1-го ранга. Но капитан «Крейсера» настоял, чтобы награды получили не только он сам и его офицеры, но и все матросы его корабля, участники труднейшего похода.

Служба на Черноморском флоте

27 февраля 1826 года М. П. Лазарев был назначен командиром 12-го флотского экипажа и строящегося в Архангельске 74-пушечного корабля «Азов». После окончания строительства, 5 августа — 19 сентября 1826 года, М. П. Лазарев руководил переходом отряда кораблей, в составе «Азова», «Иезекииля» и военного транспорта «Смирный», из Архангельска в Кронштадт.

10 июня — 6 октября 1827 года, командуя кораблём «Азов», совершил переход из Кронштадта на Средиземное море. Здесь, 8 октября 1827 года, являясь командиром «Азова», М. П. Лазарев принял участие в Наваринском сражении. Сражаясь с пятью турецкими кораблями, уничтожил их: он потопил два больших фрегата и один корвет, сжёг флагманский корабль под флагом Тагир-паши, вынудил выброситься на мель 80-пушечный линейный корабль, после чего зажёг и взорвал его. Кроме того, «Азов» под командованием Лазарева уничтожил флагманский корабль Мухаррем-бея.

За участие в Наваринском сражении Лазарев был произведен в контр-адмиралы и награждён сразу тремя орденами (греческий — «Командорский крест ордена Спасителя», английский — Бани и французский — Святого Людовика, а его корабль «Азов» получил Георгиевский флаг.

В 1828—1829 руководил блокадой Дарданелл; в 1830 вернулся в Кронштадт и командовал отрядом кораблей Балтийского флота.

В 1832 году Лазарев стал начальником штаба Черноморского флота. В феврале — июне 1833, командуя эскадрой, возглавил экспедицию русского флота в пролив Босфор, в результате которой был заключён Ункяр-Искелесийский договор 1833. С 1833 — главный командир Черноморского флота и портов Чёрного моря, а летом 1834 года — командующий Черномор­ским флотом и командиром портов Севастополя и Николае­ва. В том же году он был произведен в вице-адмиралы.

Командуя Черноморским флотом, Лазарев стал его под­линным преобразователем. Он ввёл совершенно новую сис­тему обучения моряков непосредственно в море в обстанов­ке, максимально приближенной к боевой.

Штаты боевых кораблей Черноморского флота были пол­ностью укомплектованы и оснащены артиллерией более высокого качества. При Лазареве Черноморский флот получил более 40 парусных судов. Также Лазарев заказал для своего флота 6 пароходо-фрегатов и 28 пароходов. На Чёрном море был построен первый железный пароход и начата подготовка кадров для службы на паровых судах.

Однако Лазарев не ограничивался лишь техническим пере­вооружением Черноморского флота. В Севасто­поле была реорганизована Морская библиотека, построен Дом собраний и открыта школа для матросских детей. При Лазареве были построены здания адмиралтейств в Николаеве, Одессе, Новороссийске, начато строительство адмиралтейства в Севастополе.

Используя свой опыт, накопленный в дальних походах, Лазарев наладил работу гидрографического депо, которое на­чинает издавать карты и атласы Черного моря. Заслуги Лаза­рева перед русской наукой оценило и Русское Географиче­ское общество, избрав его своим почетным членом. Он был также избран почетным членом Морского ученого комитета, Казанского университета и других научных учреждений.

Особая заслуга Лазарева в подготовке людей, прославив­ших русский флот и Россию в годы Крымской (Восточной) войны 1853—1856 годов. Адмирал Лазарев пользовался влиянием как технический специалист и наставник молодых офицеров. Он выступал за оборудование российского флота кораблями на паровой тяге, но техническая и экономическая отсталость России того времени была главным препятствием на этом пути. Также он выступал наставником таких известных русских флотоводцев как Нахимов, Корнилов, Истомин и Бутаков. 6 декабря 1850 года был награждён орденом Св. Андрея Первозванного[1].

Незадолго до своей кончины от рака желудка, в последний свой приезд в Петербург, адмирал был на приеме у Николая I. После радушного приема, желая показать адмиралу свое внимание и уважение, государь сказал: «Старик, останься у меня обедать». «Не могу, государь, — ответил Михаил Петрович, — я дал слово обедать у адмирала Г.». Сказав это, Лазарев вынул свой хронометр, взглянул на него и, порывисто встав, промолвил: «Опоздал, государь!» Потом поцеловал озадаченного императора и быстро вышел из кабинета…

В Вене болезнь адмирала Лазарева резко обострилась. Не оставалось никакой надежды спасти его жизнь. Окружающие адмирала, упрашивали его написать письмо государю и поручить ему свое семейство. «Я никогда ничего в жизнь мою ни у кого для себя не просил, — ответил умирающий Лазарев, — и теперь не стану просить перед смертью».

Похоронен в склепе Владимирского собора в г. Севастополе (в тот момент строительство которого было только начато). Там же похоронены его ученики и последователи адмиралы Нахимов, Корнилов, Истомин.

Награды

Семья

Жена (с 1835) — Екатерина Тимофеевна Фан-дер-Флит (1812—1877), дочь архангельского вице-губернатора Тимофея Ефремовича Фан-дер-Флита (1775—1843) от брака его с Татьяной Федоровной Сухотиной (1776—1854). В молодости в неё был влюблен Нестор Кукольник и воспел её под именем «Леноры». Из-за своей нерешительности он не успел сделать предложения, несмотря на взаимность со стороны Екатерины Тимофеевны. В 1835 году она была выдана замуж за Лазарева. В 1845 году основала женское благотворительное общество, в 1873 году преобразованное в Николаевское благотворительное общество. Состояла обер-гофмейстериной при великой княгине Александре Иосифовне. Похоронена в Петербурге на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. В браке имела детей:

  • Татьяна Михайловна (1836—1916), фрейлина, интимная подруга принцессы Марии Баденской; в 1885 году была награждена орденом св. Екатерины 2 степени. В нею был влюблен прусский генерал Герман Тресков, просил руки, но получил отказ. С тех пор в течение 25 лет ежегодно до самой своей смерти в день, когда он сделал предложение, Тресков, посылал ей букет фиалок[2].
  • Михаил Михайлович (1839—1908)
  • Пётр Михайлович (1843—1845)
  • Анна Михайловна (1845—1893), фрейлина, с 1871 года замужем за шталмейстером Н. А. Скалоном (1832—1903).
  • Александра Михайловна (1848—1853)
  • Пётр Михайлович (1850—1919), сенатор.

Адреса в Санкт-Петербурге

1813—1827 — Кронштадт, Галкина улица (нынешняя Пролетарская), 30.

Увековечивание памяти М. П. Лазарева

В филателии

В географических объектах

В настоящее время в честь Лазарева названы:

В городах:

Напишите отзыв о статье "Лазарев, Михаил Петрович"

Примечания

  1. ↑ Карабанов П. Ф. Списки замечательных лиц русских / [Доп.: П. В. Долгоруков]. — М.: Унив. тип., 1860. — 112 с. — (Из 1-й кн. «Чтений в О-ве истории и древностей рос. при Моск. ун-те. 1860»)
  2. ↑ Клейнмихель М. [az.lib.ru/k/klejnmihelx_m_e/text_1923_iz_potonuvshego_proshlogo.shtml Дворцовые интриги и политические авантюры]. — АСТ. — М, 2014. — 490 с. — ISBN 978-5-17-080628-7.
  3. ↑ [www.sevastopolonline.com/monuments/pamyatnik-lazarevu/ Памятник адмиралу Михаилу Петровичу Лазареву] (рус.). sevastopolonline.com. Проверено 26 мая 2014.
  4. ↑ [vgv.avo.ru/1/1/220/026_50.HTM Интернет-энциклопедия «Виртуальный город Владимир»]
  5. ↑ [www.aeroflot.ru/cms/new/1535 Аэрофлот ввел в эксплуатацию новый лайнер А320 «М. Лазарев»] (рус.). Аэрофлот. Проверено 23 марта 2012. [www.webcitation.org/68cwiIzzC Архивировано из первоисточника 23 июня 2012].
  6. ↑ [vulica.by/lazareva.html Вулица.бай — Улица Лазарева]

Литература

  • Кублицкий Г. И. По материкам и океанам. Рассказы о путешествиях и открытиях. — М.: Детгиз, 1957. — 326 с.
  • Лазарев, Михаил Петрович // [www.runivers.ru/lib/book6832/ Настольный энциклопедический словарь: в 8 томах]. — 3-е изд. — М.: Изд. товарищ. «А. Гранат и К°», 1897. — Т. 4 (Кальдер — Ленский). — С. 2568—2569.
  • Узин С. В., Юсов Б. В. М. П. Лазарев / Под ред. А. И. Соловьёва. — М.: Географгиз, 1952. — 48 с. — 50 000 экз. (обл.)

Ссылки

  • [www.runivers.ru/doc/d2.php?SECTION_ID=6752&CENTER_ELEMENT_ID=147155&PORTAL_ID=7146 Акт о глумлении англо-французских захватчиков над могилами русских адмиралов М. П. Лазарева, В. А. Корнилова, П. С. Нахимова, В. И. Истомина 1858 год. 23 апреля (11 апреля ст.ст.)]. Проверено 2 июня 2013. [www.webcitation.org/6HFbd2CtH Архивировано из первоисточника 9 июня 2013].
  • [the100.ru/admirals/mikhail-petrovich-lazar.html Михаил Петрович Лазарев]
  • [www.rubricon.com/showbigimg.asp?id=245000212 Карта Антарктических экспедиций Лазарева]
  • [sevmb.com/about/smi/p_1_at211_id30/ Герб и экслибрис адмирала Лазарева]
  • [sevastopol-monuments.org.ua/monuments/sevastopol/lazarev-monument/ Памятник Михаилу Петровичу Лазареву в Севастополе]

Отрывок, характеризующий Лазарев, Михаил Петрович

Княгиня вошла. Пассаж оборвался на середине; послышался крик, тяжелые ступни княжны Марьи и звуки поцелуев. Когда князь Андрей вошел, княжна и княгиня, только раз на короткое время видевшиеся во время свадьбы князя Андрея, обхватившись руками, крепко прижимались губами к тем местам, на которые попали в первую минуту. M lle Bourienne стояла около них, прижав руки к сердцу и набожно улыбаясь, очевидно столько же готовая заплакать, сколько и засмеяться. Князь Андрей пожал плечами и поморщился, как морщатся любители музыки, услышав фальшивую ноту. Обе женщины отпустили друг друга; потом опять, как будто боясь опоздать, схватили друг друга за руки, стали целовать и отрывать руки и потом опять стали целовать друг друга в лицо, и совершенно неожиданно для князя Андрея обе заплакали и опять стали целоваться. M lle Bourienne тоже заплакала. Князю Андрею было, очевидно, неловко; но для двух женщин казалось так естественно, что они плакали; казалось, они и не предполагали, чтобы могло иначе совершиться это свидание. – Ah! chere!…Ah! Marieie!… – вдруг заговорили обе женщины и засмеялись. – J'ai reve сette nuit … – Vous ne nous attendez donc pas?… Ah! Marieie,vous avez maigri… – Et vous avez repris… [Ах, милая!… Ах, Мари!… – А я видела во сне. – Так вы нас не ожидали?… Ах, Мари, вы так похудели. – А вы так пополнели…] – J'ai tout de suite reconnu madame la princesse, [Я тотчас узнала княгиню,] – вставила m lle Бурьен. – Et moi qui ne me doutais pas!… – восклицала княжна Марья. – Ah! Andre, je ne vous voyais pas. [А я не подозревала!… Ах, Andre, я и не видела тебя.] Князь Андрей поцеловался с сестрою рука в руку и сказал ей, что она такая же pleurienicheuse, [плакса,] как всегда была. Княжна Марья повернулась к брату, и сквозь слезы любовный, теплый и кроткий взгляд ее прекрасных в ту минуту, больших лучистых глаз остановился на лице князя Андрея. Княгиня говорила без умолку. Короткая верхняя губка с усиками то и дело на мгновение слетала вниз, притрогивалась, где нужно было, к румяной нижней губке, и вновь открывалась блестевшая зубами и глазами улыбка. Княгиня рассказывала случай, который был с ними на Спасской горе, грозивший ей опасностию в ее положении, и сейчас же после этого сообщила, что она все платья свои оставила в Петербурге и здесь будет ходить Бог знает в чем, и что Андрей совсем переменился, и что Китти Одынцова вышла замуж за старика, и что есть жених для княжны Марьи pour tout de bon, [вполне серьезный,] но что об этом поговорим после. Княжна Марья все еще молча смотрела на брата, и в прекрасных глазах ее была и любовь и грусть. Видно было, что в ней установился теперь свой ход мысли, независимый от речей невестки. Она в середине ее рассказа о последнем празднике в Петербурге обратилась к брату: – И ты решительно едешь на войну, Andre? – сказала oia, вздохнув. Lise вздрогнула тоже. – Даже завтра, – отвечал брат. – II m'abandonne ici,et Du sait pourquoi, quand il aur pu avoir de l'avancement… [Он покидает меня здесь, и Бог знает зачем, тогда как он мог бы получить повышение…] Княжна Марья не дослушала и, продолжая нить своих мыслей, обратилась к невестке, ласковыми глазами указывая на ее живот: – Наверное? – сказала она. Лицо княгини изменилось. Она вздохнула. – Да, наверное, – сказала она. – Ах! Это очень страшно… Губка Лизы опустилась. Она приблизила свое лицо к лицу золовки и опять неожиданно заплакала. – Ей надо отдохнуть, – сказал князь Андрей, морщась. – Не правда ли, Лиза? Сведи ее к себе, а я пойду к батюшке. Что он, всё то же? – То же, то же самое; не знаю, как на твои глаза, – отвечала радостно княжна. – И те же часы, и по аллеям прогулки? Станок? – спрашивал князь Андрей с чуть заметною улыбкой, показывавшею, что несмотря на всю свою любовь и уважение к отцу, он понимал его слабости. – Те же часы и станок, еще математика и мои уроки геометрии, – радостно отвечала княжна Марья, как будто ее уроки из геометрии были одним из самых радостных впечатлений ее жизни. Когда прошли те двадцать минут, которые нужны были для срока вставанья старого князя, Тихон пришел звать молодого князя к отцу. Старик сделал исключение в своем образе жизни в честь приезда сына: он велел впустить его в свою половину во время одевания перед обедом. Князь ходил по старинному, в кафтане и пудре. И в то время как князь Андрей (не с тем брюзгливым выражением лица и манерами, которые он напускал на себя в гостиных, а с тем оживленным лицом, которое у него было, когда он разговаривал с Пьером) входил к отцу, старик сидел в уборной на широком, сафьяном обитом, кресле, в пудроманте, предоставляя свою голову рукам Тихона. – А! Воин! Бонапарта завоевать хочешь? – сказал старик и тряхнул напудренною головой, сколько позволяла это заплетаемая коса, находившаяся в руках Тихона. – Примись хоть ты за него хорошенько, а то он эдак скоро и нас своими подданными запишет. – Здорово! – И он выставил свою щеку. Старик находился в хорошем расположении духа после дообеденного сна. (Он говорил, что после обеда серебряный сон, а до обеда золотой.) Он радостно из под своих густых нависших бровей косился на сына. Князь Андрей подошел и поцеловал отца в указанное им место. Он не отвечал на любимую тему разговора отца – подтруниванье над теперешними военными людьми, а особенно над Бонапартом. – Да, приехал к вам, батюшка, и с беременною женой, – сказал князь Андрей, следя оживленными и почтительными глазами за движением каждой черты отцовского лица. – Как здоровье ваше? – Нездоровы, брат, бывают только дураки да развратники, а ты меня знаешь: с утра до вечера занят, воздержен, ну и здоров. – Слава Богу, – сказал сын, улыбаясь. – Бог тут не при чем. Ну, рассказывай, – продолжал он, возвращаясь к своему любимому коньку, – как вас немцы с Бонапартом сражаться по вашей новой науке, стратегией называемой, научили. Князь Андрей улыбнулся. – Дайте опомниться, батюшка, – сказал он с улыбкою, показывавшею, что слабости отца не мешают ему уважать и любить его. – Ведь я еще и не разместился. – Врешь, врешь, – закричал старик, встряхивая косичкою, чтобы попробовать, крепко ли она была заплетена, и хватая сына за руку. – Дом для твоей жены готов. Княжна Марья сведет ее и покажет и с три короба наболтает. Это их бабье дело. Я ей рад. Сиди, рассказывай. Михельсона армию я понимаю, Толстого тоже… высадка единовременная… Южная армия что будет делать? Пруссия, нейтралитет… это я знаю. Австрия что? – говорил он, встав с кресла и ходя по комнате с бегавшим и подававшим части одежды Тихоном. – Швеция что? Как Померанию перейдут? Князь Андрей, видя настоятельность требования отца, сначала неохотно, но потом все более и более оживляясь и невольно, посреди рассказа, по привычке, перейдя с русского на французский язык, начал излагать операционный план предполагаемой кампании. Он рассказал, как девяностотысячная армия должна была угрожать Пруссии, чтобы вывести ее из нейтралитета и втянуть в войну, как часть этих войск должна была в Штральзунде соединиться с шведскими войсками, как двести двадцать тысяч австрийцев, в соединении со ста тысячами русских, должны были действовать в Италии и на Рейне, и как пятьдесят тысяч русских и пятьдесят тысяч англичан высадятся в Неаполе, и как в итоге пятисоттысячная армия должна была с разных сторон сделать нападение на французов. Старый князь не выказал ни малейшего интереса при рассказе, как будто не слушал, и, продолжая на ходу одеваться, три раза неожиданно перервал его. Один раз он остановил его и закричал: – Белый! белый! Это значило, что Тихон подавал ему не тот жилет, который он хотел. Другой раз он остановился, спросил: – И скоро она родит? – и, с упреком покачав головой, сказал: – Нехорошо! Продолжай, продолжай. В третий раз, когда князь Андрей оканчивал описание, старик запел фальшивым и старческим голосом: «Malbroug s'en va t en guerre. Dieu sait guand reviendra». [Мальбрук в поход собрался. Бог знает вернется когда.] Сын только улыбнулся. – Я не говорю, чтоб это был план, который я одобряю, – сказал сын, – я вам только рассказал, что есть. Наполеон уже составил свой план не хуже этого. – Ну, новенького ты мне ничего не сказал. – И старик задумчиво проговорил про себя скороговоркой: – Dieu sait quand reviendra. – Иди в cтоловую.

В назначенный час, напудренный и выбритый, князь вышел в столовую, где ожидала его невестка, княжна Марья, m lle Бурьен и архитектор князя, по странной прихоти его допускаемый к столу, хотя по своему положению незначительный человек этот никак не мог рассчитывать на такую честь. Князь, твердо державшийся в жизни различия состояний и редко допускавший к столу даже важных губернских чиновников, вдруг на архитекторе Михайле Ивановиче, сморкавшемся в углу в клетчатый платок, доказывал, что все люди равны, и не раз внушал своей дочери, что Михайла Иванович ничем не хуже нас с тобой. За столом князь чаще всего обращался к бессловесному Михайле Ивановичу. В столовой, громадно высокой, как и все комнаты в доме, ожидали выхода князя домашние и официанты, стоявшие за каждым стулом; дворецкий, с салфеткой на руке, оглядывал сервировку, мигая лакеям и постоянно перебегая беспокойным взглядом от стенных часов к двери, из которой должен был появиться князь. Князь Андрей глядел на огромную, новую для него, золотую раму с изображением генеалогического дерева князей Болконских, висевшую напротив такой же громадной рамы с дурно сделанным (видимо, рукою домашнего живописца) изображением владетельного князя в короне, который должен был происходить от Рюрика и быть родоначальником рода Болконских. Князь Андрей смотрел на это генеалогическое дерево, покачивая головой, и посмеивался с тем видом, с каким смотрят на похожий до смешного портрет. – Как я узнаю его всего тут! – сказал он княжне Марье, подошедшей к нему. Княжна Марья с удивлением посмотрела на брата. Она не понимала, чему он улыбался. Всё сделанное ее отцом возбуждало в ней благоговение, которое не подлежало обсуждению. – У каждого своя Ахиллесова пятка, – продолжал князь Андрей. – С его огромным умом donner dans ce ridicule! [поддаваться этой мелочности!] Княжна Марья не могла понять смелости суждений своего брата и готовилась возражать ему, как послышались из кабинета ожидаемые шаги: князь входил быстро, весело, как он и всегда ходил, как будто умышленно своими торопливыми манерами представляя противоположность строгому порядку дома. В то же мгновение большие часы пробили два, и тонким голоском отозвались в гостиной другие. Князь остановился; из под висячих густых бровей оживленные, блестящие, строгие глаза оглядели всех и остановились на молодой княгине. Молодая княгиня испытывала в то время то чувство, какое испытывают придворные на царском выходе, то чувство страха и почтения, которое возбуждал этот старик во всех приближенных. Он погладил княгиню по голове и потом неловким движением потрепал ее по затылку. – Я рад, я рад, – проговорил он и, пристально еще взглянув ей в глаза, быстро отошел и сел на свое место. – Садитесь, садитесь! Михаил Иванович, садитесь. Он указал невестке место подле себя. Официант отодвинул для нее стул. – Го, го! – сказал старик, оглядывая ее округленную талию. – Поторопилась, нехорошо! Он засмеялся сухо, холодно, неприятно, как он всегда смеялся, одним ртом, а не глазами. – Ходить надо, ходить, как можно больше, как можно больше, – сказал он. Маленькая княгиня не слыхала или не хотела слышать его слов. Она молчала и казалась смущенною. Князь спросил ее об отце, и княгиня заговорила и улыбнулась. Он спросил ее об общих знакомых: княгиня еще более оживилась и стала рассказывать, передавая князю поклоны и городские сплетни. – La comtesse Apraksine, la pauvre, a perdu son Mariei, et elle a pleure les larmes de ses yeux, [Княгиня Апраксина, бедняжка, потеряла своего мужа и выплакала все глаза свои,] – говорила она, всё более и более оживляясь. По мере того как она оживлялась, князь всё строже и строже смотрел на нее и вдруг, как будто достаточно изучив ее и составив себе ясное о ней понятие, отвернулся от нее и обратился к Михайлу Ивановичу. – Ну, что, Михайла Иванович, Буонапарте то нашему плохо приходится. Как мне князь Андрей (он всегда так называл сына в третьем лице) порассказал, какие на него силы собираются! А мы с вами всё его пустым человеком считали. Михаил Иванович, решительно не знавший, когда это мы с вами говорили такие слова о Бонапарте, но понимавший, что он был нужен для вступления в любимый разговор, удивленно взглянул на молодого князя, сам не зная, что из этого выйдет. – Он у меня тактик великий! – сказал князь сыну, указывая на архитектора. И разговор зашел опять о войне, о Бонапарте и нынешних генералах и государственных людях. Старый князь, казалось, был убежден не только в том, что все теперешние деятели были мальчишки, не смыслившие и азбуки военного и государственного дела, и что Бонапарте был ничтожный французишка, имевший успех только потому, что уже не было Потемкиных и Суворовых противопоставить ему; но он был убежден даже, что никаких политических затруднений не было в Европе, не было и войны, а была какая то кукольная комедия, в которую играли нынешние люди, притворяясь, что делают дело. Князь Андрей весело выдерживал насмешки отца над новыми людьми и с видимою радостью вызывал отца на разговор и слушал его. – Всё кажется хорошим, что было прежде, – сказал он, – а разве тот же Суворов не попался в ловушку, которую ему поставил Моро, и не умел из нее выпутаться? – Это кто тебе сказал? Кто сказал? – крикнул князь. – Суворов! – И он отбросил тарелку, которую живо подхватил Тихон. – Суворов!… Подумавши, князь Андрей. Два: Фридрих и Суворов… Моро! Моро был бы в плену, коли бы у Суворова руки свободны были; а у него на руках сидели хофс кригс вурст шнапс рат. Ему чорт не рад. Вот пойдете, эти хофс кригс вурст раты узнаете! Суворов с ними не сладил, так уж где ж Михайле Кутузову сладить? Нет, дружок, – продолжал он, – вам с своими генералами против Бонапарте не обойтись; надо французов взять, чтобы своя своих не познаша и своя своих побиваша. Немца Палена в Новый Йорк, в Америку, за французом Моро послали, – сказал он, намекая на приглашение, которое в этом году было сделано Моро вступить в русскую службу. – Чудеса!… Что Потемкины, Суворовы, Орловы разве немцы были? Нет, брат, либо там вы все с ума сошли, либо я из ума выжил. Дай вам Бог, а мы посмотрим. Бонапарте у них стал полководец великий! Гм!… – Я ничего не говорю, чтобы все распоряжения были хороши, – сказал князь Андрей, – только я не могу понять, как вы можете так судить о Бонапарте. Смейтесь, как хотите, а Бонапарте всё таки великий полководец! – Михайла Иванович! – закричал старый князь архитектору, который, занявшись жарким, надеялся, что про него забыли. – Я вам говорил, что Бонапарте великий тактик? Вон и он говорит. – Как же, ваше сиятельство, – отвечал архитектор. Князь опять засмеялся своим холодным смехом. – Бонапарте в рубашке родился. Солдаты у него прекрасные. Да и на первых он на немцев напал. А немцев только ленивый не бил. С тех пор как мир стоит, немцев все били. А они никого. Только друг друга. Он на них свою славу сделал. И князь начал разбирать все ошибки, которые, по его понятиям, делал Бонапарте во всех своих войнах и даже в государственных делах. Сын не возражал, но видно было, что какие бы доводы ему ни представляли, он так же мало способен был изменить свое мнение, как и старый князь. Князь Андрей слушал, удерживаясь от возражений и невольно удивляясь, как мог этот старый человек, сидя столько лет один безвыездно в деревне, в таких подробностях и с такою тонкостью знать и обсуживать все военные и политические обстоятельства Европы последних годов. – Ты думаешь, я, старик, не понимаю настоящего положения дел? – заключил он. – А мне оно вот где! Я ночи не сплю. Ну, где же этот великий полководец твой то, где он показал себя? – Это длинно было бы, – отвечал сын. – Ступай же ты к Буонапарте своему. M lle Bour

wiki-org.ru

Лазарев Михаил Петрович Википедия

Михаи́л Петро́вич Ла́зарев (3 [14] ноября 1788 года, Владимир — 11 [23] апреля 1851 года, Вена, похоронен в Севастополе) — русский флотоводец и мореплаватель, адмирал (1843), кавалер орденов Святого апостола Андрея Первозванного (1850) и Святого Георгия IV класса за выслугу лет (1817), командующий Черноморским флотом и первооткрыватель Антарктиды.

Является братом (средний из трёх братьев) вице-адмирала Андрея Петровича Лазарева (род. в 1787) и контр-адмирала Алексея Петровича Лазарева (род. в 1793).

Биография

Родился в губернском городе Владимире в семье дворянина, сенатора Петра Гавриловича Лазарева, происходившего из дворян Арзамасского уезда Нижегородской губернии. Незадолго до смерти, в 1800 году отец определил троих сыновей — Андрея, Михаила, Алексея — в Морской кадетский корпус.

В 1803 году выдержал экзамен на звание гардемарина, став третьим по успеваемости из 32 учеников. В числе 30 лучших выпускников корпуса отправлен в Великобританию, где служил военным на флоте до 1808 года для ознакомления с постановкой военно-морского дела в иностранных портах. В течение пяти лет находился в непрерывном плавании в Атлантическом океане и Средиземном море.

Произведен в мичманы 21 мая 1808 года как «прибывший из Англии».

В 1808—1813 годах служил на Балтийском флоте. Участвовал в Русско-шведской 1808—1809 и Отечественной войне 1812.

Совместно с Фаддеем Беллинсгаузеном командовал Первой русской антарктической экспедицией 1819-1821 годов.

Кругосветное путешествие

В 1813 году лейтенант Лазарев получил новое назначение — командовать фрегатом «Суворов», отправляющимся в кругосветное плавание.

Корабль «Суворов», на который получил назначение Лазарев, принадлежал Российско-Американской компании, созданной русскими промышленниками в конце XVIII столетия. Своей задачей компания поставила улучшение использования природных богатств Русской Америки. Компания была чрезвычайно заинтересована в регулярном морском сообщении между Петербургом и Русской Америкой и не жалела средств на снаряжение кругосветных экспедиций.

В начале октября 1813 года подготовка к путешествию была завершена, и на рассвете 9 октября «Суворов» отошёл с Кронштадтского рейда.

Плавание М. П. Лазарева на фрегате «Суворов» в 1813—1815 годах.

В начале пути их встретили сильные ветры и густые туманы, от которых «Суворову» пришлось укрыться в шведской гавани Карлскруна. Пройдя проливы Зунд, Каттегат и Скагеррак (между Данией и Скандинавским полуостровом) и благополучно избежав нападения французских и союзных им датских военных кораблей, Лазарев благополучно довёл «Суворова» до Ла-Манша.

В Портсмуте корабль сделал остановку, затянувшуюся на три месяца. 27 февраля 1814 года «Суворов» вышел из Портсмута и устремился к югу. Спустя две недели корабль Лазарева уже подходил к острову Мадейра. 2 апреля «Суворов» пересек экватор, а вечером 21 апреля вошёл в бухту Рио-де-Жанейро. 24 мая «Суворов» покинул Рио-де-Жанейро и вышел в Атлантический океан, направляясь на восток. Далее он обошёл с юга Африку и, проследовав через Индийский океан, обогнул с юга Австралию.

14 августа 1814 года «Суворов» вошёл в залив Порт-Джэксон и направился в Сидней. При подходе к гавани «Суворов» был встречен громом артиллерийского салюта. Так губернатор принадлежавшей в то время англичанам колонии Новый Южный Уэльс приветствовал русских моряков по случаю окончательной победы над Наполеоном.

От Австралии «Суворов» пошёл по Тихому океану на восток, вновь приближаясь к экватору. 28 сентября впереди показались очертания суши. Однако на карте, имеющейся в распоряжении Лазарева, никаких признаков суши не было и лишь при подходе на более близкое расстояние и обследовании этих мест Лазарев понял, что перед ним группа коралловых островов, возвышающихся над поверхностью океана и соединяющихся между собой коралловыми перемычками. Эти острова были покрыты кустарником и деревьями. Вновь открытым островам Лазарев дал имя Суворова (Атолл Суворова).

Закончив обследования островов, «Суворов» вновь продолжил путь с отклонением на север. 10 октября был пересечён экватор.

В ноябре корабль Лазарева подошёл к центру Русской Америки — порту и поселению Ново-Архангельску. Здесь Лазарева встретил управитель Российско-Американской компании А. А. Баранов, выразивший ему благодарность за сохранность вверенных ему грузов.

На зиму «Суворов» остался в Ново-Архангельске. После окончания зимовки «Суворов» был нагружен продовольствием и товарами, и по приказанию А. А. Баранова Лазарев взял курс на один из островов Алеутской группы (Уналашка) и находящиеся рядом с ним Прибыловы острова. Выгрузив вверенный ему груз, он принял на борт пушнину, заготовленную местными промышленниками. Корабль Лазарева пробыл в пути чуть более месяца. Груз, принятый на борт в Уналашке, предстояло доставить в Кронштадт, предварительно вернувшись в Ново-Архангельск.

В конце июля «Суворов» покинул Ново-Архангельск. Теперь его путь в Кронштадт лежал вдоль берегов Северной и Южной Америки, в обход мыса Горн. Лазареву ещё предстояло сделать остановку в перуанском порту Кальяо для разрешения ряда вопросов, связанных с делами Российско-Американской компании.

После захода в порт Сан-Франциско «Суворов» двинулся к берегам Перу. На протяжении трехмесячной стоянки в порту Кальяо Лазарев с офицерами знакомился с жизнью города и порта.

Пройдя в штормовую погоду через пролив Дрейка и мимо опасного мыса Горна, Лазарев приказал повернуть на северо-восток в Атлантический океан. Он не стал останавливаться в Рио-де-Жанейро, а сделал лишь небольшую остановку у острова Фернанду-ди-Норонья. Здесь на «Суворове» были исправлены повреждения, причиненные штормом, и корабль направился к берегам Англии. 8 июня он уже был в Портсмуте, а ещё через пять недель вернулся в Кронштадт.

Путешествие к южному полюсу

В марте 1819 года Лазарев получил назначение командовать «фрегатом Мирный», которому предстояло отплыть к Южному полюсу в составе антарктической экспедиции. Лазарев принял на себя непосредственное руководство всеми подготовительными работами.

4 июня прибыл капитан 2-го ранга Ф. Ф. Беллинсгаузен, которому было поручено как командование фрегатом «Восток», так и руководство всей экспедицией. Через месяц после его прибытия «Восток» и «Мирный» покинули Кронштадтский рейд и двинулись к южному полюсу.

«Мирный», построенный по проекту русских корабельных инженеров и к тому же достаточно укрепленный Лазаревым, показал свои блестящие качества. Однако «Восток», построенный британскими инженерами, все же качественно уступал «Мирному», несмотря на все старания Лазарева сделать его таким же выносливым.

За участие в Антарктической экспедиции Лазарев был произведен в капитаны 2-го ранга, минуя чин капитан-лейтенанта.

Командование фрегатом «Крейсер»

В то время как Лазарев находился в полярной экспедиции, обострилась обстановка в районе Русской Америки. Все более широкий размах принимали действия английских и американских контрабандистов. Ново-Архангельск прикрывал корабль «Аполлон» — единственное военное судно Российско-Американской компании, но безопасность всех территориальных вод России в этом районе он обеспечить не мог. Поэтому было решено на к берегам Русской Америки 36-пушечный фрегат «Крейсер» и шлюп «Ладога». Командование фрегатом возлагалось на Лазарева, а командование «Ладогой» — на его младшего брата Андрея.

17 августа 1822 года корабли под командованием Лазарева покинули кронштадтский рейд. Экспедиция началась в условиях жестоких штормов, вынуждавших Лазарева сделать остановку в Портсмуте. Лишь в ноябре удалось покинуть гавань и взять курс на Канарские острова, а оттуда к берегам Бразилии. Плавание к Рио-де-Жанейро проходило в исключительно благоприятных условиях, однако после отплытия из столицы Бразилии стихия вновь разбушевалась. В море поднялся ураган, начались бури, сопровождаемые снегом. Лишь в середине мая «Крейсеру» удалось подойти к Тасмании. Затем фрегат Лазарева взял курс на Таити.

На Таити «Крейсер» встретился с «Ладогой», с которой он разошёлся во время штормов и теперь согласно полученному ранее предписанию каждый корабль с вверенным ему грузом поплыл своим курсом. «Ладога» — к полуострову Камчатка, «Крейсер» пошёл к берегам Русской Америки.

Около года провел «Крейсер» у берегов северо-западной Америки, охраняя русские территориальные воды от контрабандистов. Летом 1824 года «Крейсер» сменил прибывший в Ново-Архангельск шлюп «Предприятие» под командованием капитан-лейтенанта О. Е. Коцебу. 16 октября «Крейсер» покинул Ново-Архангельск.

Лишь только «Крейсер» вышел в открытое море, как вновь разыгрался ураган. Однако корабль Лазарева не стал укрываться в гавани Сан-Франциско, а выдержал шторм в открытом море. 5 августа 1825 года «Крейсер» подошёл к Кронштадтскому рейду.

За образцовое выполнение задания Лазарев был произведен в капитаны 1-го ранга. Но капитан «Крейсера» настоял, чтобы награды получили не только он сам и его офицеры, но и все матросы его корабля, участники труднейшего похода.

Служба на Черноморском флоте

27 февраля 1826 года М. П. Лазарев был назначен командиром 12-го флотского экипажа и строящегося в Архангельске 74-пушечного корабля «Азов». После окончания строительства, 5 августа — 19 сентября 1826 года, М. П. Лазарев руководил переходом отряда кораблей, в составе «Азова», «Иезекииля» и военного транспорта «Смирный», из Архангельска в Кронштадт.

10 июня — 6 октября 1827 года, командуя кораблём «Азов», совершил переход из Кронштадта на Средиземное море. Здесь, 8 октября 1827 года, являясь командиром «Азова», М. П. Лазарев принял участие в Наваринском сражении. Сражаясь с пятью турецкими кораблями, уничтожил их: он потопил два больших фрегата и один корвет, сжёг флагманский корабль под флагом Тагир-паши, вынудил выброситься на мель 80-пушечный линейный корабль, после чего зажёг и взорвал его. Кроме того, «Азов» под командованием Лазарева уничтожил флагманский корабль Мухаррем-бея.

За участие в Наваринском сражении Лазарев был произведен в контр-адмиралы и награждён сразу тремя орденами (греческий — «Командорский крест ордена Спасителя», английский — Бани и французский — Святого Людовика, а его корабль «Азов» получил Георгиевский флаг.

В 1828—1829 годах руководил блокадой Дарданелл; в 1830 вернулся в Кронштадт и командовал отрядом кораблей Балтийского флота.

В 1832 году Лазарев стал начальником штаба Черноморского флота. В феврале — июне 1833, командуя эскадрой, возглавил экспедицию русского флота в пролив Босфор, в результате которой был заключён Ункяр-Искелесийский договор 1833. С 1833 — главный командир Черноморского флота и портов, военный губернатор Николаева и Севастополя. В том же году он был произведен в вице-адмиралы.

Командуя Черноморским флотом, Лазарев стал его подлинным преобразователем. Он ввёл совершенно новую систему обучения моряков непосредственно в море в обстановке, максимально приближенной к боевой.

Штаты боевых кораблей Черноморского флота были полностью укомплектованы и оснащены артиллерией более высокого качества. При Лазареве Черноморский флот получил более 40 парусных судов. Также Лазарев заказал для своего флота 6 пароходо-фрегатов и 28 пароходов. На Чёрном море был построен первый железный пароход и начата подготовка кадров для службы на паровых судах.

Однако Лазарев не ограничивался лишь техническим перевооружением Черноморского флота. В Севастополе была реорганизована Морская библиотека, построен Дом собраний и открыта школа для матросских детей. При Лазареве были построены здания адмиралтейств в Николаеве, Одессе, Новороссийске, начато строительство адмиралтейства в Севастополе.

Используя свой опыт, накопленный в дальних походах, Лазарев наладил работу гидрографического депо, которое начинает издавать карты и атласы Чёрного моря. Заслуги Лазарева перед русской наукой оценило и Русское Географическое общество, избрав его своим почетным членом. Он был также избран почетным членом Морского ученого комитета, Казанского университета и других научных учреждений.

Особая заслуга Лазарева в подготовке людей, прославивших русский флот и Россию в годы Крымской (Восточной) войны 1853—1856 годов. Адмирал Лазарев пользовался влиянием как технический специалист и наставник молодых офицеров. Он выступал за оборудование российского флота кораблями на паровой тяге, но техническая и экономическая отсталость России того времени была главным препятствием на этом пути. Также он выступал наставником таких известных русских флотоводцев как Нахимов, Корнилов, Истомин и Бутаков.

6 декабря 1850 года был награждён орденом Св. Андрея Первозванного[1].

Незадолго до своей кончины от рака желудка, в последний свой приезд в Петербург, адмирал был на приеме у Николая I. После радушного приема, желая показать адмиралу свое внимание и уважение, государь сказал: «Старик, останься у меня обедать». «Не могу, государь, — ответил Михаил Петрович, — я дал слово обедать у адмирала Г.». Сказав это, Лазарев вынул свой хронометр, взглянул на него и, порывисто встав, промолвил: «Опоздал, государь!» Потом поцеловал озадаченного императора и быстро вышел из кабинета…

В Вене болезнь адмирала Лазарева резко обострилась. Не оставалось никакой надежды спасти его жизнь. Окружающие адмирала, упрашивали его написать письмо государю и поручить ему свое семейство. «Я никогда ничего в жизнь мою ни у кого для себя не просил, — ответил умирающий Лазарев, — и теперь не стану просить перед смертью».

Похоронен в склепе Владимирского собора в г. Севастополе (в тот момент строительство которого было только начато). Там же похоронены его ученики и последователи адмиралы Нахимов, Корнилов, Истомин.

Награды

Семья

Жена (с 1835) — Екатерина Тимофеевна Фан-дер-Флит (1812—1877), дочь архангельского вице-губернатора Тимофея Ефремовича Фан-дер-Флита (1775—1843) от брака его с Татьяной Федоровной Сухотиной (1776—1854). В молодости в неё был влюблен Нестор Кукольник и воспел её под именем «Леноры». Из-за своей нерешительности он не успел сделать предложения, несмотря на взаимность со стороны Екатерины Тимофеевны. В 1835 году она была выдана замуж за Лазарева. В 1845 году основала женское благотворительное общество, в 1873 году преобразованное в Николаевское благотворительное общество. Состояла обер-гофмейстериной при великой княгине Александре Иосифовне. Похоронена в Петербурге на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. В браке имела детей:

  • Татьяна Михайловна (1836—1916), фрейлина, интимная подруга принцессы Марии Баденской; в 1885 году была награждена орденом св. Екатерины 2 степени. В неё был влюблен прусский генерал Герман Тресков, просил руки, но получил отказ. С тех пор в течение 25 лет ежегодно до самой своей смерти в день, когда он сделал предложение, Тресков, посылал ей букет фиалок[2].
  • Михаил Михайлович (1839—1908)
  • Пётр Михайлович (1843—1845)
  • Анна Михайловна (1845—1893), фрейлина, с 1871 года замужем за шталмейстером Н. А. Скалоном (1832—1903).
  • Александра Михайловна (1848—1853)
  • Пётр Михайлович (1850—1919), сенатор.

Адреса

Увековечивание памяти М. П. Лазарева

В филателии

В географических объектах

В честь Лазарева названы:

Примечания

Литература

  • Кублицкий Г. И. По материкам и океанам. Рассказы о путешествиях и открытиях. — М.: Детгиз, 1957. — 326 с.
  • Лазарев, Михаил Петрович // Настольный энциклопедический словарь: в 8 томах. — 3-е изд. — М.: Изд. товарищ. «А. Гранат и К°», 1897. — Т. 4 (Кальдер — Ленский). — С. 2568—2569.
  • Узин С. В., Юсов Б. В. М. П. Лазарев / Под ред. А. И. Соловьёва. — М.: Географгиз, 1952. — 48 с. — 50 000 экз. (обл.)
  • Черноусов А. А. Адмирал Лазарев. Роль личности в истории России. — СПб.: «Гангут», 2011. — 342с.
  • Веселаго Ф. Ф. Очерк истории Морского кадетского корпуса с приложением списка воспитанников за 100 лет. - СПб., 1852.

Ссылки

wikiredia.ru

Лазарев, Михаил Петрович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Период жизниПрозвищеПсевдонимДата рожденияМесто рожденияДата смертиМесто смертиПринадлежностьРод войскГоды службыЗваниеЧастьКомандовалДолжностьСражения/войныНаграды и премииСвязиВ отставкеАвтограф
Михаил Петрович Лазарев
Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
230px Адмирал Михаил Петрович Лазарев

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

3 (14) ноября 1788(1788-11-14)

Владимир,Российская империя

Ошибка Lua в Модуль:Infocards на строке 164: attempt to perform arithmetic on local 'unixDateOfDeath' (a nil value).

Вена,Австрийская империя

Российская империя22x20px Российская империя

Андреевский флаг флот

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Адмирал генерал-адъютант

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Черноморским флотом

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Русско-шведская война, Отечественная война 1812 года,Наваринское сражение

отечественныеиностранные

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).
В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Лазарев.

Михаи́л Петро́вич Ла́зарев (3 [14] ноября 1788 года, Владимир — 11 [23] апреля 1851 года, Вена, похоронен в Севастополе) — русский флотоводец и мореплаватель, адмирал (1843), кавалер ордена Святого Георгия IV класса за выслугу лет (1817), командующий Черноморским флотом и первооткрыватель Антарктиды.

Является братом (средний из трёх братьев) вице-адмирала Андрея Петровича Лазарева (род. в 1787) и контр-адмирала Алексея Петровича Лазарева (род. в 1793).

Биография

Ранние годы

Родился в губернском городе Владимире в дворянской семье Петра Гавриловича Лазарева. Незадолго до смерти, в 1800 году отец определил троих сыновей — Андрея, Михаила, Алексея — в Морской кадетский корпус.

В 1803 году выдержал экзамен на звание гардемарина, став третьим по успеваемости из 32 учеников. В декабре 1805 года произведён в первый офицерский чин — мичмана.

В числе 30 лучших выпускников корпуса отправлен в Великобританию, где служил военным на флоте до 1808 года для ознакомления с постановкой военно-морского дела в иностранных портах. В течение пяти лет находился в непрерывном плавании в Атлантическом океане и Средиземном море.

В 1808—1813 годах служил на Балтийском флоте. Участвовал в Русско-шведской 1808—1809 и Отечественной войне 1812.

Кругосветное путешествие

В 1813 году лейтенант Лазарев получил новое назначение — командовать шлюпиком «Суворов», отправляющимся в кругосветное плавание.

Корабль «Суворов», на который получил назначение Лазарев, принадлежал Российско-Американской компании, созданной русскими промышленниками в конце XVIII-го столетия. Своей задачей компания поставила улучшение использования природных богатств Русской Америки. Компания была чрезвычайно заинтересована в регулярном морском сообщении между Петербургом и Русской Америкой и не жа­лела средств на снаряжение кругосветных экспедиций.

В начале октября 1813 года подготовка к путешествию была завершена, и на рассвете 9 октября «Суворов» отошёл от Кронштадтского рейда.

o-ili-v.ru

Лазарев, Михаил Семёнович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Лазарев.

Михаил Семёнович Лазарев (8 мая 1930 — 7 марта 2010) — российский учёный-историк, главный научный сотрудник-консультант Института востоковедния РАН, ведущий исследователь истории Османской империи и курдской проблемы.

Биография

В 1952 г. окончил восточное отделение исторического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова (МГУ), где специализировался на Османской империи и изучал османский язык.

В 1955 г. в МГУ защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук.

С 1956 г. — в Институте востоковедения Академии наук СССР, проработав там почти 54 года. Долгое время он был сотрудником Отдела международных вопросов и Отдела общих проблем, с середины 1980-х годов — в Отделе стран Ближнего и Среднего Востока, много лет был заведующим сектором курдоведения.

Основные направления исследований — международные отношения на Ближнем и Среднем Востоке, «курдский вопрос» и национально-освободительное движение на Востоке. Его перу принадлежат свыше 200 научных трудов, в том числе ряд монографий, изданных у нас и за рубежом.

Основные труды

  • «Крушение турецкого господства на Арабском Востоке (1914-1918)»,
  • «Курдистан и курдская проблема (90-е годы XIX века–1917 г.)".
  • «Курдский вопрос 1891–1917».
  • «Империализм и курдский вопрос (1917 – 1923)» (М.: «Наука», 1989),
  • «Курдистан и курдский вопрос (1923 – 1945)» (М.: «Восточная литература РАН», 2005).

Источники

www.kurdist.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=368&Itemid=99999999

Напишите отзыв о статье "Лазарев, Михаил Семёнович"

Отрывок, характеризующий Лазарев, Михаил Семёнович

– Тут я не рассмотрела, что то синее и красное… – Соня! когда он вернется? Когда я увижу его! Боже мой, как я боюсь за него и за себя, и за всё мне страшно… – заговорила Наташа, и не отвечая ни слова на утешения Сони, легла в постель и долго после того, как потушили свечу, с открытыми глазами, неподвижно лежала на постели и смотрела на морозный, лунный свет сквозь замерзшие окна.

Вскоре после святок Николай объявил матери о своей любви к Соне и о твердом решении жениться на ней. Графиня, давно замечавшая то, что происходило между Соней и Николаем, и ожидавшая этого объяснения, молча выслушала его слова и сказала сыну, что он может жениться на ком хочет; но что ни она, ни отец не дадут ему благословения на такой брак. В первый раз Николай почувствовал, что мать недовольна им, что несмотря на всю свою любовь к нему, она не уступит ему. Она, холодно и не глядя на сына, послала за мужем; и, когда он пришел, графиня хотела коротко и холодно в присутствии Николая сообщить ему в чем дело, но не выдержала: заплакала слезами досады и вышла из комнаты. Старый граф стал нерешительно усовещивать Николая и просить его отказаться от своего намерения. Николай отвечал, что он не может изменить своему слову, и отец, вздохнув и очевидно смущенный, весьма скоро перервал свою речь и пошел к графине. При всех столкновениях с сыном, графа не оставляло сознание своей виноватости перед ним за расстройство дел, и потому он не мог сердиться на сына за отказ жениться на богатой невесте и за выбор бесприданной Сони, – он только при этом случае живее вспоминал то, что, ежели бы дела не были расстроены, нельзя было для Николая желать лучшей жены, чем Соня; и что виновен в расстройстве дел только один он с своим Митенькой и с своими непреодолимыми привычками. Отец с матерью больше не говорили об этом деле с сыном; но несколько дней после этого, графиня позвала к себе Соню и с жестокостью, которой не ожидали ни та, ни другая, графиня упрекала племянницу в заманивании сына и в неблагодарности. Соня, молча с опущенными глазами, слушала жестокие слова графини и не понимала, чего от нее требуют. Она всем готова была пожертвовать для своих благодетелей. Мысль о самопожертвовании была любимой ее мыслью; но в этом случае она не могла понять, кому и чем ей надо жертвовать. Она не могла не любить графиню и всю семью Ростовых, но и не могла не любить Николая и не знать, что его счастие зависело от этой любви. Она была молчалива и грустна, и не отвечала. Николай не мог, как ему казалось, перенести долее этого положения и пошел объясниться с матерью. Николай то умолял мать простить его и Соню и согласиться на их брак, то угрожал матери тем, что, ежели Соню будут преследовать, то он сейчас же женится на ней тайно.

wiki-org.ru

Лазарев, Михаил Петрович (1881) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Михаи́л Петро́вич Ла́зарев (1881—1941) — офицер Кавалергардского полка, герой Первой мировой войны.

Биография

Православный. Из дворян Казанской губернии. Сын сенатора, члена Государственного совета Петра Михайловича Лазарева и жены его Елизаветы Феликсовны Сумароковой-Эльстон. Внук известного мореплавателя Михаила Петровича Лазарева.

Окончив курс в Александровском лицее, 31 августа 1902 года поступил на службу в Кавалергардский полк. В следующем году выдержал офицерский экзамен и 3 октября 1903 года был произведен корнетом. В 1907 году был произведен поручиком, а в 1911 году — штабс-ротмистром.

В Первую мировую войну вступил со своим полком. Был пожалован Георгиевским оружием

За то, что, командуя в бою 6-го августа эскадроном, лавой быстро налетел на неприятеля, дошел шагов на пятьдесят до батареи, вел себя поразительно храбро, выяснением расположения противника способствовал успеху.

Был произведен в ротмистры. Командовал эскадроном Кавалергардского полка. 7 апреля 1917 года произведен в полковники.

В эмиграции в США. Жил в Чикаго. Умер в 1941 году. Похоронен на русском кладбище Кокад в Ницце.

Награды

Источники

  • Сборник биографий Кавалергардов: 1826—1908. — Санкт-Петербург, 1908. — С. 380.
  • Лазарев, Михаил Петрович. // Проект «Русская армия в Великой войне».

wikipedia.green