Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Кузнецов разведчик. Разведчик от Бога. Николай Иванович Кузнецов

Николай Кузнецов (разведчик): биография, фото. Кузнецов разведчик


Разведчик от Бога. Николай Иванович Кузнецов: matveychev_oleg

Разведчик-нелегал СССР №1

Когда специалистов по истории советских спецслужб или ушедших в отставку агентов просят назвать самого высокопрофессионального разведчика-нелегала, почти все называют Николая Кузнецова. Нисколько не ставя под сомнение их компетентность, зададимся вопросом: откуда такое единодушие?

Кто такой разведчик-нелегал

Завербованный агент живет в знакомой ему с детства стране. Документы его подлинны, ему не нужно напрягаться, чтобы вспомнить те или иные моменты своей биографии. Иное дело — заброшенный разведчик-нелегал. Он живет в чужой ему стране, чей язык редко является для него родным, все окружающие признают в нем чужака. Поэтому нелегал всегда выдает себя за иностранца. Чужестранцу многое прощается: он может говорить с акцентом, не знать местных обычаев, путаться в географии. Разведчик, забрасываемый в Германию, выдает себя за прибалтийского немца, работающий в Бразилии агент по легенде — венгр, разведчик, живущий в Нью-Йорке по документам датчанин.Нет для нелегала большей опасности, чем встретить «соотечественника». Малейшая неточность может стать фатальной. Подозрение вызовет несоответствующее легенде произношение (как абсолютно по-разному говорят на одном украинском языке уроженцы Львова и Харькова), ошибка в жесте (немцы, заказывая три кружки пива, обычно выбрасывают средний, указательный и большой пальцы), незнание национальной субкультуры (в ходе Арденской операции 1944-1945г. американцы раскалывали диверсантов Скорцени вопросом «Кто такой Тарзан?»).Все тонкости легенды предугадать просто невозможно: ни в одном справочнике не напишут, что Гретель, одна из многих университетских лаборанток, — местная знаменитость, и не знать ее просто нельзя. Поэтому каждый лишний час, проведенный в обществе «земляка», увеличивает риск провала.

Свой среди чужих

Николай Кузнецов, общаясь с немцами, выдавал себя за немца. С октября 1942 по весну 1944, почти 16 месяцев, он находился в занятом гитлеровцами Ровно, вращался в одном и том же кругу, постоянно расширяя число контактов. Кузнецов не просто изображал немца, он стал им, заставлял себя даже думать по-немецки. СД и гестапо заинтересовались Зибертом лишь после того, как появились свидетельства, что обер-лейтенант имеет отношение к череде проведенных в Ровно и Львове терактов. Но Пауль Зиберт как немец никогда и ни у кого не вызывал подозрений. Владение языком, знание немецкой культуры, обычаев, поведение — все было безупречно.

И это все при том, что Кузнецов никогда не был в Германии и даже никогда не выезжал за пределы СССР. И работал он в оккупированном Ровно, где каждый немец на виду, где СД и гестапо работают по ликвидации подполья, и под подозрением находится практически каждый. Ни один другой разведчик не смог продержаться в подобных условиях так долго, так глубоко внедриться в среду, обрасти столь значимыми связями. Вот почему «бойцы невидимого фронта» в один голос называют Кузнецова разведчиком-нелегалом №1.

Откуда он взялся?

Да, действительно, откуда? Для большинства биография знаменитого разведчика начинается с его появления в отряде Медведева в октябре 1942 года. До этого момента жизнь Кузнецова — не просто белые пятна, а сплошное белое поле. Но гениальные разведчики не появляются ниоткуда, их взращивают, долго подготавливают. Путь Кузнецова к вершинам профессионализма был долгим и не всегда прямолинейным.Николай Кузнецов родился в д. Зырянка Пермской губернии в 1911 году в крестьянской семье. В его родословной нет ни дворян, ни иностранцев. Откуда у мальчика, родившегося в пермской глубинке, талант лингвиста — загадка. Ветры революции забросили в талицкую школу-семилетку Нину Автократову, получившую образование в Швейцарии. У нее и получил Николай первые уроки немецкого языка.Но мальчику этого было мало. Его друзьями стали местный аптекарь австриец Краузе и лесник — бывший пленный германской армии, у которого Кузнецов нахватался ненормативной лексики, которой нет ни в одном учебнике немецкого языка. В библиотеке талицкого лесного техникума, где он учился, Николай обнаружил «Энциклопедию лесного хозяйства» на немецком языке и перевел ее на русский.

Удары судьбы

В 1929 году Кузнецова обвинили в сокрытии «белогвардейско-кулацкого происхождения». Теперь уже нельзя определить, что за страсти бушевали в талицком техникуме, в какие интриги оказался втянут Кузнецов (не был его отец ни кулаком, ни белогвардейцем), но Николая исключили из техникума и из комсомола. Будущий разведчик на всю жизнь остался с неполным средним образованием.В 1930 году Николай устроился на работу в земельное управление. Восстановился в комсомоле. Обнаружив, что начальство занимается воровством, заявил об этом в органы. Расхитителям дали по 5-8 лет и 1 год Кузнецову — за компанию, правда, без отсидки: наказание заключалось в надзоре и удержании 15% от заработка (советская власть была сурова, но справедлива). Кузнецов был повторно исключен из комсомола.

Внештатный агент ОГПУ

По долгу службы Николай колесил по глухим деревням Коми, попутно овладел местным языком, завел множество знакомств. В июне 1932 года на него обратил внимание оперуполномоченный Овчинников, и Кузнецов стал внештатным агентом ОГПУ.Коми начала 30-х годов было местом ссылки кулаков. Ярые враги Советской Власти и несправедливо репрессированные убегали в тайгу, собирались в банды, отстреливали почтальонов, таксаторов, селькоров — всех, кто хоть сколько-нибудь представлял власть. Подвергался нападениям и сам Кузнецов. Имели место восстания. ОГПУ нужна была местная агентура. Созданием агентурной сети и поддержанием связи с ней и занимался лесоустроитель Кузнецов. Вскоре на него обратили внимание вышестоящие органы. Талантливого чекиста забрали в Свердловск.

На «Уралмаше»

С 1935 года Кузнецов — расцеховщик конструкторского бюро на «Уралмаше». На заводе работало множество иностранных специалистов, в большинстве своем немцев. Не все работавшие на заводе иностранцы были друзьями СССР. Некоторые из них демонстративно выражали свои симпатии Гитлеру.Среди них и вращался Кузнецов, заводил знакомства, обменивался грампластинками и книгами. Обязанностью агента «Колониста» было выявление среди иностранных специалистов скрытых агентов, пресечение попыток вербовки советских служащих, нахождение среди немцев лиц, готовых пойти на сотрудничество с советской разведкой.Попутно Николай совершенствовал свой немецкий, усваивал привычки и свойственную немцам манеру поведения. Кузнецов овладел шестью диалектами немецкого языка, научился по первым фразам определять, уроженцем каких мест является собеседник и сразу же переходил на родной немцу говор, чем приводил того просто в восторг. Выучил польский и эсперанто.Не обошли Кузнецова и репрессии. В 1938 году он был арестован, и несколько месяцев провел в тюрьме, но его непосредственный куратор сумел отбить своего подопечного.

«Его надо взять в Москву!»

В 1938 году крупному ленинградскому партийному чиновнику Журавлеву, прибывшему с инспекцией в Коми, один из сотрудников аппарата НКВД представил особо ценного агента: «Смел, находчив, инициативен. В совершенстве владеет немецким, польским, эсперанто, языком коми. Исключительно результативен».Журавлев поговорил с Кузнецовым несколько минут и тут же позвонил заместителю ГУГБ НКВД Райхману: «Леонид Федорович, есть тут человек — особо одаренный агент, его надо взять в Москву». В тот момент у Райхмана в кабинете находился разведчик, недавно прибывший из Германии; Райхман передал ему трубку: «Поговори». После нескольких минут разговора на немецком языке разведчик спросил: «Это из Берлина звонят?» Судьба Кузнецова была решена.

Нелегал в родной стране

Когда начальник секретно-политического отдела ГУГБ НКВД Федотов увидел документы прибывшего к нему Кузнецова, он схватился за голову: две судимости! Дважды исключен из комсомола! Да такая анкета — прямая дорога в тюрьму, а не в органы НКВД! Но и он оценил исключительные способности Кузнецова и оформил того как «особо засекреченного спецагента», спрятав его анкету от кадровиков за семь замков в свой личный сейф.Чтобы уберечь Кузнецова, отказались от процедуры присвоения звания и выдачи удостоверения. Спецагенту оформили советский паспорт на имя Рудольфа Вильгельмовича Шмидта, по которому чекист и жил в Москве. Вот так советский гражданин Николай Кузнецов вынужден был скрываться в родной стране.

Рудольф Шмидт

В конце 30-х в СССР зачастили немецкие делегации всевозможных раскрасок: торговые, культурные, общественно-политические и пр. В НКВД понимали, что 3/4 состава этих делегаций — разведчики. Даже в составе экипажей «Люфтганзы» летали не красотки-стюардессы, а бравые стюарды с военной выправкой, меняющиеся через каждые 2-3 рейса. (Так штурманы Люфтваффе изучали районы будущих полетов.)В кругу этой разношерстной публики и вращался «тоскующий по фатерланду» советский немец Шмидт, незаметно выясняя, кто из немцев чем дышит, с кем устанавливает контакты, кого вербует. По собственной инициативе Кузнецов раздобыл форму старшего лейтенанта ВВС РККА и начал выдавать себя за инженера-испытателя закрытого московского завода. Идеальный объект для вербовки! Но часто клюнувший на Шмидта немецкий агент сам становился объектом вербовки и возвращался в Берлин уже агентом НКВД.

Кузнецов-Шмидт водил дружбу с дипломатами, вошел в окружение военно-морского атташе Германии в СССР. Дружба с фрегаттен-капитаном Норбертом Баумбахом закончилась вскрытием сейфа последнего и фотографированием секретных документов. Частые встречи Шмидта с немецким военным атташе Эрнстом Кестрингом позволили чекистам установить прослушку в квартире дипломата.

Самоучка

При этом поставляющий ценнейшую информацию Кузнецов так и оставался нелегалом. Все предложения руководства отправить столь ценного работника на какие-либо курсы Федотов пресекал на корню, тщательно скрывая анкету «Шмидта» от посторонних глаз. Никаких курсов Кузнецов никогда не проходил. Основы разведки и конспирации, вербовка, психология, фотодело, вождение автомобиля, немецкий язык и культура — во всех областях Кузнецов был 100%-м самоучкой.Кузнецов никогда не был членом партии. Одна только мысль, что Кузнецов должен будет рассказать на партбюро при приеме свою биографию, бросала Федотова в холодный пот.

Разведчик Кузнецов

С началом войны Кузнецов был зачислен в «Особую группу при НКВД СССР», возглавляемую Судоплатовым. Николая отправили в один из подмосковных лагерей для немецких военнопленных, где он отсидел несколько недель, влезая в шкуру немецкого обер-лейтенанта Пауля Зиберта. Летом 1942 года Кузнецов был направлен в отряд Дмитрия Медведева. В столице рейхскомиссариата г. Ровно за 16 месяцев Кузнецов уничтожил 11 высших чинов оккупационной администрации.

Но не стоит воспринимать его работу исключительно как террористическую. Главной задачей Кузнецова было добывание разведданных. Он один из первых сообщил о грядущем наступлении гитлеровцев на Курской дуге, определил точное местонахождение ставки Гитлера «Вервольф» под Винницей. Один из офицеров абвера, задолжавший Зиберту крупную сумму денег, обещал расплатиться с ним персидскими коврами, о чем Кузнецов сообщил в центр. В Москве информацию восприняли более чем серьезно: это было первое известие о подготовке немецкими спецслужбами операции «Длинный прыжок» — ликвидации Сталина, Рузвельта и Черчилля в ходе Тегеранской конференции.

Гибель и посмертная слава

Кузнецов не мог «держаться» вечно. СД и гестапо уже искали террориста в форме немецкого обер-лейтенанта. Застреленный им чиновник львовского штаба военно-воздушных сил перед смертью успел назвать фамилию стрелявшего: «Зиберт». На Кузнецова началась настоящая охота. Разведчик и два его товарища ушли из города и стали пробираться к линии фронта. 9 марта 1944 года Николай Кузнецов, Иван Белов и Ян Каминский в с. Боратин нарвались на отряд УПА и погибли в бою.

Похоронен Н. Кузнецов на Холме Славы в г. Львове. В 1984 году его именем был назван молодой город в Ровенской области. Николаю Кузнецову были поставлены памятники в Ровно, Львове, Екатеринбурге, Тюмени, Челябинске. Он стал первым сотрудником внешней разведки, удостоенным звания Героя Советского Союза.

И последнее, горькое

В июне 1992 года власти г. Львова приняли решение демонтировать памятник советскому разведчику. В день демонтажа на площади было многолюдно. Многие из пришедших на «закрытие» памятника не скрывали слез.

Стараниями боевого товарища Кузнецова Николая Струтинского и бывших бойцов отряда Медведева львовский монумент был перевезен в г. Талица, где жил и учился Кузнецов, и установлен в центральном сквере города.

matveychev-oleg.livejournal.com

Николай Кузнецов – биография, фото, личная жизнь, смерть разведчика

Николай Кузнецов: биография

Вряд ли найдется на свете такой человек, который не знает знаменитого литературного героя Штирлица, созданного писателем Юлианом Семеновым. Персонаж из черно-белого многосерийного фильма «Семнадцать мгновений весны» подавал зрителям пример мужества и отваги, действуя в интересах СССР на территории фашистской Германии. Но мало кто знает, что, работая над книгой, литератор опирался на реальных людей, которые участвовали в событиях того смутного времени с 1941 по 1945 годы.

Портрет Николая КузнецоваПортрет Николая Кузнецова

Николай Иванович Кузнецов – один из прототипов знаменитого Максима Максимовича Исаева. Этого человека, который оставил след в истории Советского Союза, часто называют своим среди чужих или Богом разведки. Действуя под прикрытием, этот герой лично ликвидировал одиннадцать высокопоставленных чинов нацистской Германии. Безусловно, Николай Иванович помог родине выиграть ту нелегкую битву против войск Адольфа Гитлера.

Детство и юность

Никанор Иванович (настоящее имя Кузнецова, которое позже было изменено на Николай) родился 27 июля 1911 года в деревушке Зырянка, находящейся в Талицком городском округе Свердловской области. Кузнецов рос в обычной крестьянской семье из шестерых человек. Помимо Николая, в доме воспитывались две девочки - Агафья и Лидия, а также мальчик Виктор. Первоначально юноша обучался в общеобразовательной семилетней школе, а затем продолжил образование и поступил в сельскохозяйственный техникум в Тюмени.

Николай КузнецовНиколай Кузнецов

Юноша корпел над учебниками и старался учиться хорошо, а также был принят в коммунистический союз молодежи. Однако Николаю пришлось оставить учебное учреждение, так как семейство лишилось кормильца – Ивана Кузнецова, который умер от туберкулеза. Лишившись отца, будущий Герой Советского Союза начал заботиться о своих матери, братьях и сестрах, выполняя обязанности главы семейства.

Но тяготы жизни не сломили молодого человека, он продолжил грызть гранит науки, поступив в Талицкий лесной техникум. Примерно в то же время у Кузнецова проявились лингвистические способности, парень начал изучать родной язык Гете, Маркса и Шиллера – немецкий. Благодаря высококвалифицированным преподавателям Николай быстро освоил иностранный язык.

Николай Кузнецов в юностиНиколай Кузнецов в юности

Примечательно, что он изучил не только официально-деловой стиль, но и нахватался жаргонных и ненормативных слов благодаря общению с лесником немецкого происхождения, который некогда числился солдатом австрийско-венгерской армии.

Также молодой человек самостоятельно изучил эсперанто – самый распространенный плановый язык, придуманный окулистом Заменгофом. Именно на него он перевел любимое стихотворение «Бородино», сочиненное Лермонтовым. Помимо прочего, Николай Иванович овладел украинским, коми и польским языками.

Довоенные годы

К сожалению, в биографии Николая Ивановича имеются черные пятна. В 1929 году молодого человека исключили из комсомола, так как всплыла информация о том, что Кузнецов имеет белогвардейско-кулацкое происхождение. Через год, уже весной, Николай оказался в Кудымкаре, где и устроился помощником таксатора по устройству лесов местного значения. Позже полиглота взяли обратно в техникум, но защитить диплом не разрешили. Также трудолюбивый молодой человек вновь был принят в ряды комсомола, но ненадолго.

Николай КузнецовНиколай Кузнецов

Работая на предприятии, Кузнецов пожаловался блюстителям правопорядка на коллег по цеху, которые занимались хищением государственного имущества. Двое ловкачей получили наказание в виде лишения свободы на 4–8 лет, а Кузнецов тоже попал в опалу и был приговорен к году исправительных работ. Помимо этого, Николай Иванович трудился на «Многопромсоюзе», а также в промартели «Красный молот».

Памятник Николаю Кузнецову в ТюмениПамятник Николаю Кузнецову в Тюмени

В 1934-ом работал статистиком в тресте «Свердлес», а далее – чертежником на Екатеринбургском заводе. Через год парень устроился на «Уралмашзавод», но был уволен за неоднократные прогулы. В 1938 был арестован управлением НКВД и провел несколько месяцев в местах лишения свободы.

Великая Отечественная война

Стоит сказать, что у Николая Ивановича была активная гражданская позиция. Он лично участвовал в объединении частных крестьянских хозяйств в государственные колхозы. Кузнецов ездил по деревням и селам и неоднократно сталкивался с местными жителями. В моменты опасности молодой человек вел себя бесстрашно и рассудительно, за что и удостоился внимания оперативных органов госбезопасности.

Разведчик Николай КузнецовРазведчик Николай Кузнецов

Также благодаря знанию языка коми Кузнецов участвовал в захвате лесных бандитских группировок и показал себя как профессиональный агент. В 1938 году нарком Михаил Иванович Журавлев дал положительную характеристику на Кузнецова и предложил взять талантливого полиглота в центральный аппарат. Судимость и неоднократные спорные моменты в биографии Николая Ивановича не позволяли этого сделать, однако из-за смутной политической ситуации в стране властям пришлось поступиться своими принципами.

Кузнецов получил статус особо засекреченного специального агента, а также - паспорт на имя Рудольфа Вильгельмовича Шмидта. С 1939 года в прошлом простой рабочий выполнял порученные госорганами задания и внедрялся в дипломатическую жизнь, которая кипела в Москве.

Паспорт Николая Кузнецова на имя Рудольфа ШмидтаПаспорт Николая Кузнецова на имя Рудольфа Шмидта

Когда началась Великая Отечественная война, руководство СССР создало группу разведки под командованием Павла Судоплатова. Вступив в ряды особой группы при наркоме внутренних дел СССР, Николай Кузнецов перевоплотился в немецкого лейтенанта Пауля Вильгельма Зиберта, который первоначально числился в войсках военно-воздушных сил Германии, а затем значился в пехоте.

Памятник Николаю Кузнецову в ЕкатеринбургеПамятник Николаю Кузнецову в Екатеринбурге

Русский разведчик наблюдал за бытом и нравами Германии, а также лично общался с высокопоставленными чинами Третьего рейха. Немцы не замечали подвоха, потому что русский агент походил на истинного арийца. К тому же в ориентировке абвера значилось, что Кузнецов владел как минимум шестью диалектами немецкого языка. То есть разведчик выяснял, откуда родом его собеседник, и словно по щелчку пальца переключался на нужный диалект.

Николай Кузнецов в нацистской формеНиколай Кузнецов в нацистской форме

Устроив засаду 7 февраля 1943 года, Николай Иванович выяснил у майора Гаана, взятого в плен, о ставке Адольфа Гитлера на севере Украины. Также Кузнецов получил секретную карту. Информация о «Вервольфе» была срочным образом передана московскому руководству.

Главное задание Николая Кузнецова заключалось в ликвидации гауляйтера Эриха Коха. Однако обе попытки уничтожить почетного обергруппенфюрера СС были обречены на фиаско. Первое покушение Николай Иванович планировал совершить на параде в честь дня рождения фюрера, а вторая попытка была предпринята во время личного приема у Коха. Однако в первый раз Эрих не удосужился явиться на парад, а во второй Зиберт не пошел на столь рискованный шаг, ибо тогда присутствовало много свидетелей и охраны.

Николай Кузнецов с офицерами ССНиколай Кузнецов (слева) с офицерами СС

Также Кузнецов предпринимал попытки уничтожить доверенное лицо Коха – Пауля Даргеля. Но и этот план провалился с треском: Пауль получил ранения от гранаты, потерял обе ноги, но остался в живых. Осенью 1943 года Зиберт выполнил свою последнюю операцию в Ровно: в зале суда был застрелен оберфюрер СА Альфред Функ.

Памятник Николаю Кузнецову в РовноПамятник Николаю Кузнецову в Ровно

Помимо прочего, уроженец Зырянки рассекретил немецкую операцию под названием «Длинный прыжок», суть которой заключалась в убийстве главных врагов Адольфа Гитлера, так называемой «большой тройки» - Иосифа Сталина, Уинстона Черчилля и Франклина Рузвельта. Кузнецов получил резонную информацию от Ханса Ульриха фон Ортеля, который после принятия горячительных напитков не умел держать язык за зубами.

Личная жизнь

Современники Николая Ивановича Кузнецова говаривали, что Герой Советского Союза был дамским угодником и менял женщин словно перчатки. Первой избранницей отважного мужчины стала Елена Чугаева, работавшая медсестрой в Кудымкаре. Возлюбленные закрепили отношения узами брака, но через три месяца после женитьбы Николай Иванович покинул супругу, уехав в Пермский край. Официальный развод Кузнецов оформить не успел.

Николай Кузнецов и Елена ЧугаеваНиколай Кузнецов и Елена Чугаева

Разведчика можно позиционировать как донжуана, он имел многочисленные любовные связи со столичными примами балета, но среди всех прочих барышень стоит отметить некую Оксану Оболенскую. За этой дамой Николай Иванович ухаживал как истинный кавалер и, чтобы не остаться незамеченным, сочинил про себя красивую легенду и представился немецким летчиком Рудольфом Шмидтом, скорее всего, исходя из тех размышлений, что женщины падки на иностранцев.

Но в канун войны Оксана не захотела связываться с человеком, который якобы имел немецкую фамилию. Поэтому Оболенская предпочла Кузнецову своего соотечественника. А вот остановить возлюбленную и показать свое истинное «я» Николай Иванович не смог. По слухам, разведчик попросил полковника Дмитрия Медведева, чтобы тот в случае гибели Кузнецова раскрыл правду Оболенской.

Смерть и память

Николай Иванович Кузнецов и его товарищи Ян Каминский и Иван Белов пали от рук соратников Степана Бандеры. Дело в том, что разведчикам пришлось сделать остановку на территории Украины, когда они отправились следом за отступающими немецкими войсками. По одной версии, Кузнецов скончался, участвуя в перестрелке с УПА, по другой – подорвался на гранате. Герой умер 9 марта 1944 года.

Могила Николая КузнецоваМогила Николая Кузнецова

Предполагаемое место захоронения Николая Ивановича было найдено в урочище Кутыки. Струтинский (товарищ Кузнецова, участвующий в поисковой операции) добился того, чтобы останки разведчика предали земле на Холме славы.

Музей Николая КузнецоваМузей Николая Кузнецова

Памятники Кузнецову в городах Львов и Ровно пострадали от рук вандалов – членов украинского националистического подполья. Позже один из монументов перевезли в Талицу. В 2015 году был уничтожен памятник, находящийся в селе Повча.

Также в честь Николая Ивановича назван музей в его родной деревне Зырянка.

Награды

  • 1944 – звание Героя Советского Союза
  • 1943 и 1944 – орден Ленина
  • 1944 – медаль «Партизану Отечественной войны» 1 степени
  • 1999 – медаль «Защитнику Отечества»
  • 2004 – медаль «60 лет освобождения Украины от фашистских захватчиков»

Фото

24smi.org

Николай Кузнецов (разведчик): биография, фото

В истории мировой разведки мало кто может сравниться по степени ущерба, нанесенного врагу, с человеком-легендой, каким был Герой Советского Союза разведчик Николай Кузнецов. Его биография без каких-либо прикрас — это готовый сценарий к шпионской картине, рядом с которой Бондиана выглядит блекло и примитивно. Однако после гибели героя появилось множество книг и статей, в которых в качестве достоверной информации преподносились домыслы авторов и их личный и не всегда объективный взгляд на то, кем был Николай Кузнецов (разведчик).

Николай Кузнецов разведчик

Биография: детство

Будущий гений советской разведки, которого сами немцы принимали за истинного арийца из хорошей семьи, родился в 1911 году в деревня Зырянке, которая сегодня находится на территории Талицкого городского округа Свердловской области. Его родители были простыми крестьянами, у которых, кроме Никанора (имя Николая Кузнецова, данное ему при рождении), было еще 5 детей.

Мальчику очень повезло с учителем немецкого языка, преподававшим в местной школе-семилетке. Кроме того, он от природы был одарен необычайными лингвистическими способностями. По счастливой случайности его учителем труда был бывший солдат австро-венгерской армии, который после пленения во время Первой мировой войны обосновался на Урале. Именно он познакомил Колю с немецкой ненормативной лексикой, что впоследствии очень пригодилось ему для создания достоверного образа настоящего фольксдойча.

Юность

В 1926 году Кузнецов Николай Иванович (разведчик) поступил в Тюменский сельхозтехникум на агрономическое отделение. На первом курсе он был принят в комсомол и проявил себя трудолюбивым и прилежным студентом. Однако юноше пришлось оставить учебу и вернуться в родную деревню, так как после смерти отца он был вынужден взвалить на себя заботы о семье.

Несмотря на все бытовые сложности, уже через год Николай перевелся в Талицкий лесной техникум, где параллельно с другими предметами стал самостоятельно интенсивно изучать немецкий язык, включая его диалекты, а также модный тогда эсперанто.

Кузнецов Николай Иванович разведчик

Начало трудовой деятельности

Одаренному молодому человеку так и не удалось получить диплом, так как в 1929 году, по обвинению в «белогвардейско-кулацком происхождении», его исключили из техникума и комсомола. Николай Кузнецов (разведчик в будущем) отправился в Кудымкар и стал трудиться помощником таксатора по обустройству лесов местного значения. За хорошую работу его восстановили в комсомоле и в техникуме, но не позволили защитить диплом, выдав документ о том, что он прослушал все курсы.

В период трудовой деятельности Кузнецов обнаружил, что многие из его сослуживцев заняты приписками, и сообщил об этом в милицию. Состоялся суд, приговоривший расхитителей к нескольким годам тюремного заключения. Самого же Кузнецова вновь исключили из комсомола и осудили. В результате он был вынужден в течение 1 года выполнять исправительные работы с удержанием 15% от зарплаты.

Затем Кузнецов некоторое время работал в «Многопромсоюзе» в должности секретаря бюро цен и конъюнктуриста, а также в промартели «Красный молот». Там он хорошо овладел коми-пермяцким языком.

разведчик Николай Кузнецов фото

Сотрудничество с ОГПУ

В период работы в Кудымкаре Николая Кузнецова, как и других совслужащих, стали привлекать к организации коллективизации местных крестьян. Выезды в деревни часто заканчивались стычками. Владение языком коренного населения и смелость, проявленная Кузнецовым при подавлении сопротивления кулаков, не желающих отдавать плоды своего труда государству, привлекли внимание сотрудников ОГПУ. Со временем его стали использовать и во время акций по ликвидации бандитских групп, орудовавших в местных лесах. Известно, что в ОГПУ ему присвоили оперативные псевдонимы «Ученый» и «Кулик».

Параллельно с описанными событиями изменилась и личная жизнь молодого человека. В частности, он познакомился Еленой Чугаевой, которая работала медсестрой в окружной больнице, и вскоре они официально поженились. Совместная жизнь пары продлилась недолго. Однако когда Кузнецов покинул Кудымкар, он не стал оформлять развод.

Жизнь в Свердловске

В 1932 году Николай Кузнецов (разведчиком он тогда еще не был) решил получить диплом о высшем образовании. Он отправился в Свердловск, где уже жила его семья, и сдал приемные экзамены в местный Индустриальный институт. Скорее всего, он уже был завербован органами НКВД. По крайней мере, точно известно, что с мая 1935 года Кузнецов устроился на работу на «Уралмашзавод» расцеховщиком конструкторского бюро под псевдонимом «Колонист», и ему было поручено вести оперативную разработку иностранных специалистов.

Арест

В феврале 1936 года Кузнецова уволили с завода как прогульщика, а спустя некоторое время арестовали. Так как он был специалистом в сфере лесозаготовок, его направили в Коми АССР, где он находился при аппарате наркома НКВД республики М. Н. Журавлева. Тот высоко оценил способности молодого человека и порекомендовал столичным коллегам из контрразведки взять Кузнецова в центральный аппарат Наркомата внутренних дел как особо одаренного агента с превосходным знанием иностранного языка.

биография разведчика Николая Кузнецова

Начало работы в НКВД

Несмотря на не самую кристальную биографию, в органах госбезопасности Николай Кузнецов (разведчиком он станет позже) получил статус особо засекреченного спецагента, и ему выдали паспорт советского образца.

С 1938 года у него началась новая жизнь под именем немца Рудольфа Вильгельмовича Шмидта, которому было предписано внедриться в дипломатическую среду столицы. С этой целью Кузнецов стал активно знакомиться с иностранцами, посещал светские мероприятия, выходил на любовниц и друзей сотрудников зарубежных посольств, помогал им заключать сделки по покупке антиквариата и других ценных товаров.

Подготовка к разведовательной работе

5 июля 1941 года была создана организация диверсионной работы в тылу немецкой армии - Особая группа при НКВД СССР. В январе 1942 года ее преобразовали в четвертое управление Наркомата внутренних дел, и в состав вошел советский разведчик Николай Кузнецов.

Была придумана легенда, согласно которой он являлся лейтенантом люфтваффе Паулем Вильгельмом Зибертом. Позже было решено «перевести» его в пехоту. Зимой 1942 года «Зиберта» определили в лагерь для немецких военнопленных, где он вживался в новую роль и знакомился с порядками, бытом и нравами армии Германии. Затем он получил фамилию Петров и проходил обучение прыжкам с парашютом. После успешного прохождения всех испытаний было определено, чем в дальнейшем будет заниматься Николай Кузнецов.

Разведчика направили в район оккупированного города Ровно, в отряд спецназначения «Победители».

В тылу врага

С середины осени 1942 года Кузнецов под именем Пауля Зиберта и с документами офицера тайной полиции вел разведывательную работу и постоянно общался с представителями немецкого командования, спецслужб, чиновниками оккупационных властей. Все собранные данные он передавал в партизанский отряд.

Николай Кузнецов разведчик биография

В феврале 1943 года Николай Кузнецов вместе с партизанами устроил засаду и взял в плен курьера рейхскомиссариата Украины — майора Гаана, у которого находилась секретная карта с указанием метонахождения секретногбункера Гитлера, сооруженного в окрестностях Винницы. После разведчик осуществил еще несколько удачных диверсионных акций, однако его главной целью было физическое уничтожение Эриха Коха, занимавшего пост рейхскомиссара Украины.

Вскоре Кузнецов получил звание обер-лейтенанта, что увеличило его шансы на успех. Сначала он спланировал две попытки покушения на рейхскомиссара: в апреле во время военного парада по случаю дня рождения Адольфа Гитлера и летом того же года на личном приеме по вопросу своей возможного брака с девушкой-фольксдойче. Обе они провалились, так как Кох отсутствовал на параде, а во втором случае в помещении находилось слишком много охраны.

Неудачной была и попытка убийства Альфреда Розенберга — рейхсминистра по делам оккупированных территорий 5 июня 1943 года.

Спустя несколько месяцев при активном участии Кузнецова было организовано несколько покушений на Пауля Даргеля, занимавшего должность заместителя Э. Коха и шефа управления его администрации. Первая закончилась уничтожением зама рейхскомисара Украины по финансам Ганса Геля, а также его секретаря Винтера. Что касается второй, то Даргель получил тяжелые ранения и лишился обеих ног, после чего его вывезли в Берлин.

В ноябре 1943 года Кузнецов успешно провел операцию по захвату и уничтожению командира карательных батальнонов Макса Ильгена.

советский разведчик Николай Кузнецов

Последней удачной крупной акцией разведчика стало похищение главы юридического отдела Украинского рейхскомиссариата оберфюрера СА А. Функа. От него была получена сверхценная информация о подготовке покушения на руководителей СССР, США и Великобритании, которое немецкие спецлужбы собирались осуществить в ходе Тегеранской конференции.

В начале 1944 года Кузнецов со своей группой действовал на территории Львовского дистрикта и ликвидировал нескольких важных чиновников.

Гибель

Кузнецов Николай Иванович — разведчик, все обстоятельства гибели которого до сих пор не расскрыты. Доподлинно известно, что весной 1944 года у немецких патрулей в Западной Украине уже были ориентировки с его описанием. Узнав об этом, Кузнецов решил выйти за линию фронта.

Недалеко от зоны боев в селе Боратин группа Кузнецова натолкнулась на отряд бойцов УПА. Бандеровцы узнали разведчиков, хотя те были в немецкой форме и решили брать их живыми. Разведчик Николай Кузнецов (фото см. в обзоре) отказался сдаться и был убит. Существует также версия о том, что он подорвал себя гранатой.

герой советского союза разведчик Николай Кузнецов

После смерти

5 ноября 1944 года за храбрость и исключительное мужество Н. И. Кузнецова посмертно удостоили звания Героя Советского Союза. Его могила долгое время оставалась неизвестной. Она была обнаружена в 1959 году в урочище Кутыки. Останки героя перезахороники во Львове, на Холме Славы.

Теперь вам известна биография разведчика Николая Кузнецова, который героически погиб в борьбе за освобождение Украины от фашистских захватчиков.

fb.ru

Как погиб разведчик Николай Кузнецов

 
Захар Виноградов, РИА Новости
Андрей Лубенский, РИА Новости Украина
Памятники разведчику Кузнецову на территории Западной УкраиныЖизнь и смерть разведчика Кузнецова: специалист по ликвидациямВ среду, 27 июля, исполняется 105 лет со дня рождения разведчика Николая Кузнецова. О нем, о его подвигах и о том, что происходит на Украине с памятью о нем и с его памятниками, мы уже писали. Имя Кузнецова внесено в список на "декоммунизацию": в соответствии с законами Украины, принятыми 9 апреля 2015 года, и памятники, и память о Герое Советского Союза Николае Кузнецове должны быть вычеркнуты из истории Украины. Но обстоятельства его жизни и смерти полны загадок. Как и послевоенная история поисков правды о нем.

Не расстрелян, а подорвался

Посещая места, где Николай Кузнецов воевал, погиб и был похоронен, мы удивлялись тому, какой причудливой была судьба разведчика при жизни и что стало с историей его подвигов после смерти.

Одна из загадок — место и обстоятельства гибели Кузнецова. Сразу после войны существовала версия, согласно которой группа разведчиков вместе с Кузнецовым были захвачены живыми, а потом расстреляны боевиками Украинской повстанческой армии (УПА) в лесу близ деревни Белгородки Ровенской области. Только через 14 лет после войны стало известно, что группа погибла в селе Боратин Львовской области.

Стенд в поселке Балучин в Львовской области УкраиныЖизнь и смерть разведчика Кузнецова: вечный огонь, который не горитВерсию о расстреле Кузнецова боевиками УПА распространил после войны командир партизанского отряда "Победители", Герой Советского Союза Дмитрий Медведев, который основывался на обнаруженной после войны в немецких архивах телеграмме, направленной начальником полиции безопасности по Галицкому округу Витиской лично группенфюреру СС Мюллеру. Но телеграмма была основана на ложной информации, которую дали немцам боевики УПА.

Отряды УПА, действовавшие в прифронтовой полосе, тесно сотрудничали с немецкими оккупационными войсками, но для обеспечения большей лояльности "бандеровцев" оккупационная администрация держала в заложниках родственников полевых командиров и руководителей УПА. В марте 1944 года такими заложниками были близкие родственники одного из руководителей УПА — Лебедя.

После гибели Кузнецова и группы разведчиков бойцы УПА затеяли игру с немецкой администрацией, предложив им обменять якобы живого разведчика Кузнецова-Зиберта на родственников Лебедя. Пока немцы думали, бойцы УПА его якобы расстреляли, а взамен него предложили подлинные документы и, самое главное, — отчет Кузнецова о проведенных им в немецком тылу на Западной Украине диверсиях. На том и сговорились.

Советский партизан-разведчик Николай Кузнецов в форме немецкого офицера

Боевики УПА, видимо, опасались указать подлинное место гибели разведчика и его группы, поскольку при немецкой проверке сразу стало бы ясно, что это был не захват в плен разведчика, которого искали по всей Западной Украине, а самоподрыв Кузнецова.

Памятник Первой конной армии ободранный местными жителями. Львовская областьЖизнь и смерть разведчика Кузнецова: музей разобран на хозяйственные нуждыТут важно даже не столько место, сколько обстоятельства гибели разведчика. Он не был расстрелян, потому что не сдался боевикам УПА, а подорвал себя гранатой.

А расследовал уже после войны обстоятельства смерти Кузнецова его друг и коллега полковник НКВД-КГБ Николай Струтинский.

Пять минут гнева и вся жизнь

С Николаем Струтинским (1 апреля 1920 г. — 11 июля 2003 г.) одному из нас довелось встречаться и брать у него несколько интервью при его жизни в 2001 году в Черкассах, где он тогда жил.

Струтинский после войны долго выяснял обстоятельства гибели Кузнецова, а позже, уже во времена украинской независимости, делал всё, чтобы сберечь памятники Кузнецову и память о нем.

Думаем, привязанность Струтинского именно к этому, последнему отрезку жизни Кузнецова не случайна. Николай Струтинский одно время был членом группы Кузнецова и участвовал вместе с ним в проведении некоторых операций. Незадолго до гибели разведчика и его группы Кузнецов и Струтинский поссорились.

Вот что сам Струтинский рассказывал по этому поводу.

Экспозиция музея в Ровно, посвященная разведчику КузнецовуЗагадки жизни и смерти разведчика Кузнецова"Однажды, в начале 1944 года, мы ехали по Ровно, — рассказывает Николай Владимирович. — Я был за рулем, рядом сидел Николай Кузнецов, сзади — разведчик Ян Каминский. Недалеко от явочной квартиры Вацека Бурима Кузнецов попросил остановиться. Говорит: "Я сейчас". Ушел, через некоторое время вернулся, чем-то крайне расстроенный. Ян спросил: "Где вы были, Николай Васильевич?" (В отряде Кузнецова знали под именем "Николай Васильевич Грачев" — ред.). Кузнецов отвечает: "Да так…" А Ян говорит: "Я знаю: у Вацека Бурима". Тут Кузнецов ко мне: "Зачем ты ему сказал?" Явка — это же секретная информация. Но я ничего Яну не говорил. А Кузнецов вспылил, наговорил мне много оскорбительного. Нервы у нас тогда были на пределе, я не стерпел, вышел из машины, хлопнул дверцей — стекло разбилось, осколки из него так и посыпались. Развернулся и пошел. Иду по улице, у меня два пистолета — в кобуре и в кармане. Сам думаю: глупо, надо было сдержаться, ведь знаю, что все на нервах. Иногда у самого при виде немецких офицеров было желание перестрелять всех, а потом самому застрелиться. Вот такое было состояние. Иду. Слышу — кто-то догоняет. Я не оборачиваюсь. А Кузнецов догнал, тронул за плечо: "Коля, Колечка, извини, нервы".

Я молча повернулся — и к машине. Сели, поехали. Но я сказал тогда ему: больше вместе не работаем. И когда Николай Кузнецов уходил на Львов, я с ним не пошел".

Эта ссора, возможно, спасла Струтинского от гибели (ведь вся группа Кузнецова несколько недель спустя погибла. Но она, похоже, оставила глубокий след в душе Николая Струтинского.

Памятный камень от трудящихся Урала разведчику Кузнецову, установленный на месте его гибели в городе Боратин

Протокольная правда о смерти разведчика Кузнецова

Сразу после войны Струтинский работал во Львовском областном управлении КГБ. И это позволило ему восстановить картину гибели разведчика Кузнецова.

Кузнецов пошел к линии фронта с Яном Каминским и Иваном Беловым. Однако, по словам свидетеля Степана Голубовича, в Боратин пришли только двое.

"… в конце февраля или в начале марта 1944 года в доме находились, кроме меня и жены, моя мать — Голубович Мокрина Адамовна (умерла в 1950 году), сын Дмитрий, 14 лет, и дочь 5 лет (впоследствии умерла). В доме свет не горел.

Ночью этого же числа, примерно около 12 часов ночи, когда я и жена еще не спали, залаяла собака. Жена, поднявшись с койки, вышла во двор. Возвратившись в дом, сообщила, что из леса к дому идут люди.

После этого она стала наблюдать в окно, а затем сообщила мне, что к двери подходят немцы. Неизвестные, подойдя к дому, стали стучать. Вначале в дверь, потом — в окно. Жена спросила, что делать. Я дал согласие открыть им двери.

Когда неизвестные в немецкой форме вошли в дом, жена зажгла свет. Мать поднялась и села в углу около печки, а неизвестные, подойдя ко мне, спросили, нет ли в селе большевиков или участников УПА? Спрашивал один из них на немецком языке. Я ответил, что ни тех, ни других нет. Затем они попросили закрыть окна.

После этого они попросили поесть. Жена дала им хлеб и сало и, кажется, молоко. Я тогда обратил внимание на то, как это два немца могли пойти ночью через лес, если они боялись его пройти днем…

Мобилизация. Колонны бойцов движутся на фронт. 23 июня 1941 годаНачало войны: армия закалялась в горниле первых боевОдин из них был выше среднего роста, в возрасте 30-35 лет, лицо белое, волос русый, можно сказать, несколько рыжеватый, бороду бреет, имел узенькие усы.

Его внешность была типична для немца. Других примет не помню. Разговор со мной вел в большинстве он.

Второй был ниже его, несколько худощавого сложения, лицо черноватое, волос черный, усы и бороду бреет.

… Сев за стол и сняв пилотки, неизвестные стали кушать, автоматы держали при себе. Примерно через полчаса (причем собака все время лаяла), как пришли ко мне неизвестные, в комнату вошел вооруженный участник УПА с винтовкой и отличительным знаком на шапке "Трезуб", кличка которого, как мне стало известно позднее, была Махно.

Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Партизаны принимают хлебБойцы без петлиц и погон: с чего начиналось партизанское движениеМахно, не приветствуя меня, сразу подошел к столу и подал неизвестным руку, не говоря с ними ни слова. Они также молчали. Затем подошел ко мне, сел на койку и спросил меня, что за люди. Я ответил, что не знаю, и через каких-то минут пять в квартиру начали заходить другие участники УПА, которых вошло человек восемь, а может быть, и больше.

Кто-то из участников УПА дал команду выйти из дома гражданским, т.е нам, хозяевам, но второй крикнул: не нужно, — и из хаты никого не выпустили. Затем опять кто-то из участников УПА по-немецки дал команду неизвестным "Руки вверх!".

Неизвестный высокого роста поднялся из-за стола и, держа автомат в левой руке, правой махал перед лицом и, как я помню, говорил им, чтобы не стреляли.

Оружие участников УПА было направлено на неизвестных, один из которых продолжал сидеть за столом. "Руки вверх!" давалась команда раза три, но неизвестные руки так и не подняли.

Высокий немец продолжал разговор: как я понял, спрашивал, не украинская ли это полиция. Кто-то из них ответил, что они — УПА, а немцы ответили, что это не по закону…

… Я увидел, что участники УПА опустили оружие, кто-то из них подошел к немцам и предложил все-таки отдать автоматы, и тогда немец высокого роста отдал его, а вслед за ним отдал и второй. На столе начали крошить табак, участники УПА и неизвестные стали закуривать. Прошло уже минут тридцать, как неизвестные встретились с участниками УПА. Причем неизвестный высокого роста первый попросил закурить.

… Неизвестный высокого роста, свернув самокрутку, стал прикуривать от лампы и затушил ее, но в углу около печки слабо горела вторая лампа. Я попросил жену подать лампу на стол.

В это время я заметил, что неизвестный высокого роста заметно стал нервничать, что было замечено участниками УПА, которые стали интересоваться у него, в чем дело… Неизвестный, как я понял, искал зажигалку.

Но тут же я увидел, что все участники УПА бросились от неизвестного в сторону выходных дверей, но так как они открывались внутрь комнаты, то они не открыли ее в спешке, и тут же я услышал сильный взрыв гранаты и даже увидел сноп пламени от нее. Второй неизвестный перед взрывом гранаты лег на пол под койку.

После взрыва я взял малолетнюю дочь и стал около печки, жена выскочила из хаты вместе с участниками УПА, которые сломали дверь, сняв ее с петель.

Неизвестный низкого роста что-то спросил у второго, лежавшего раненым на полу. Он ему ответил, что "не знаю", после чего неизвестный низкого роста, выбив оконную раму, выпрыгнул из окна дома с портфелем.

Взрывом гранаты были ранены моя жена легко в ногу и мать — легко в голову.

В отношении неизвестного низкого роста, бежавшего через окно, то я слышал минут пять сильную стрельбу из винтовок в той стороне, куда он бежал. Какова его судьба, мне не известно.

После этого я убежал с ребенком к своему соседу, а утром, когда вернулся домой, то увидел неизвестного мертвым во дворе около ограды, лежавшим лицом вниз в одном белье".

Как было установлено при допросах других свидетелей, Кузнецову при взрыве собственной гранаты оторвало кисть правой руки и были "нанесены тяжкие ранения в область лобовой части головы, груди и живота, отчего он вскоре и скончался".

Так, место, время (9 марта 1944 г.) и обстоятельства гибели Николая Кузнецова были установлены.

Позже, организовав эксгумацию тела разведчика, Струтинский доказал, что в Боратине в ту ночь погиб именно Кузнецов.

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

Вконтакте

Facebook

Одноклассники

Twitter

Whatsapp

Viber

Telegram

Цена Победы. Великая Отечественная война в архивных кадрах

Но доказать это оказалось сложным по другим обстоятельствам. Струтинскому, рисковавшему во время поиска места гибели разведчика, пришлось снова рисковать, доказывая, что останки, найденные им недалеко от этого места, действительно принадлежат Кузнецову.

Впрочем, это уже другая, не менее захватывающая история.

ria.ru

История гибели разведчика Николая Кузнецова на войне — Российская газета

После публикации статей и книг о человеке, уничтожившем в Ровно и во Львове фашистских главарей, получаю множество откликов. Среди них и письма читателей, предлагающих продолжить тему. И обращения историков, десятилетиями пытающихся выяснить новые эпизоды жизни и смерти разведчика, восемнадцать с половиной месяцев действовавшего в немецком тылу под именем обер-лейтенанта Пауля Зиберта. Особенно запутанны обстоятельства гибели Кузнецова. Кажется, теперь они проясняются.

Кто знал о Грачеве

25 августа 1942 года в партизанском отряде Дмитрия Медведева "Победители" встречали еще одну группу парашютистов, переброшенных из Москвы IV Управлением НКВД СССР. Командир поговорил с каждым из четырнадцати. Последним, кого долго расспрашивал Дмитрий Николаевич, был красноармеец Грачев. Этого человека Медведев ждал давно. В отряд прибыл опытный разведчик Николай Иванович Кузнецов. Сейчас можно сказать, по какой линии, как говорят чекисты, предстояло действовать человеку с документами на имя обер-лейтенанта Зиберта: "Т - террор". Считалось, что об истинной роли Кузнецова знала лишь горстка самых доверенных людей отряда. Не совсем так.

В декабре 1943-го Медведеву пришлось принимать нескольких важных гостей. Коренастый, уверенно державшийся человек слез с лошади и представился командиру, назвав свою настоящую фамилию - Бегма.

Бывший секретарь Ровенского обкома партии, а теперь руководитель подпольного обкома Василий Андреевич Бегма приехал с группой товарищей к "Победителям".

Деловые разговоры и обед, задушевная беседа, а потом высокий гость, в некотором смысле и хозяин, завел речь о партизане, наводящем в Ровно страх на гитлеровцев. Одетый в форму немецкого офицера он "убивает крупных немецких заправил среди белого дня прямо на улице, украл немецкого генерала".

Цитирую и дальше из главы "Передышка" популярнейшей книги Героя Советского Союза Дмитрия Медведева "Это было под Ровно". "Рассказывая, Василий Андреевич и не подозревал, что этот партизан сидит с ним рядом за обеденным столом. Лукин (комиссар отряда. - Н.Д.) порывался было перебить рассказчика, но я дал знак ему, чтоб молчал, а Николай Иванович Кузнецов внимательно слушал Бегму. Здесь же мы ему представили нашего легендарного партизана".

Как полагал боевой друг и верный помощник Кузнецова Николай Струтинский, Николая Ивановича выдали немцам свои. Подозрение, подчеркну, подозрение пало на руководителей подполья и к ним приближенных. Эту версию поддерживают многие серьезные исследователи. Среди них и следователь Олег Ракитянский, изучавший все обстоятельства гибели разведчика, и питерец Лев Моносов, около двадцати лет изучающий все документы, связанные с этим сложнейшим делом.

Не будем ставить окончательной точки и претендовать на абсолютную истину. Но, безусловно, версия заслуживает внимания и рассмотрения. Ведь точно доказано: у СД появились установочные данные на Кузнецова. Службы безопасности искали в Ровно не какого-то неведомого партизана-мстителя, а немецкого обер-лейтенанта Пауля Зиберта, все внешние приметы которого совпадали с обликом и манерами Николая Кузнецова.

Да, Николай Иванович и опытнейший чекист Медведев чувствовали: за Зибертом началась охота. Потому и "произвели" его в капитаны. Врач Альберт Цесарский изготовил печать - из сапога - и на похищенной партизанами машинке с немецким шрифтом впечатал изменения в документы своего друга. Однажды Зиберт-Кузнецов, уже капитан, после проверки новых документов понял, что ищут именно его, и бесстрашно останавливал авто с фашистскими офицерами, разыскивая "какого-то лейтенанта вермахта".

Шаги к гибели

Немцы отступали, под Ровно делать отряду было нечего. А Кузнецову надо уходить и скорее: круг сужался. Или терпеливо ждать прихода своих вместе с партизанами?

Но Кузнецова с шофером Иваном Беловым и удачливым поляком Яном Каминским отправили подальше в немецкий тыл. Во Львове Николай Иванович мог бы укрыться на надежной явочной квартире. Почему приняли рисковое решение? Ведь Кузнецова-Зиберта искали, немецкие патрули ждали его на выходе из Ровно, и командовали ими не какие-нибудь нижние чины, а офицеры в звании майора, имеющие все права задерживать и лейтенантов, и капитанов.

Во Львове Кузнецов своих не нашел. Явки провалены, верные люди арестованы или сбежали. Приказ уничтожить губернатора Галиции выполнить было невозможно: тот заболел, и мститель убил вице-губернатора Отто Бауэра и еще одного высокопоставленного чиновника. А потом Николай Иванович с двумя друзьями совершил во Львове без ведома Медведева и комиссара Лукина еще один акт возмездия. Проник в штаб ВВС и выстрелами в упор отправил на тот свет подполковника Петерса и какого-то ефрейтора. После войны Лукин клялся, что такого приказа никто Кузнецову не отдавал.

На выезде из города Зиберта уже ждали, и он чудом вырвался, убив майора и перестреляв патруль. Но машину немцы подбили, пришлось к линии фронта передвигаться пешком. И откуда было разведчикам знать, что фронт остановился. Попали в отряд еврейской самообороны, которым командовал Оиле Баум. Но там было не отсидеться: свирепствовал тиф. Да и сил ждать уже не было. В отряде Кузнецов написал подробнейшее донесение - где, когда и кого уничтожил, подписался "Пух" (под таким псевдонимом его знали только в НКГБ) и с этим пакетом решил перейти линию фронта. На дорогу троих вывели проводники Марек Шпилька и мальчишка по имени Куба. Уже в 2000-е живший в Израиле Куба рассказал об этом исследователю Льву Моносову.

Смерть в Борятине - новая версия

Даже название местечка, куда спешил Кузнецов с двумя друзьями, пишется по-разному - Борятино, Баратино, а где и Боратин. Рвался туда Николай Иванович не случайно. Именно в этом селе должна была ждать его радистка В. Дроздова, направленная в Борятино из отряда Медведева. И откуда знать Кузнецову, что группа партизан, где была и радистка, попала в засаду, погибла.

Есть две версии смерти разведчика. Первая: Кузнецов убит 2 марта 1944-го боевиками УПА в лесу около села Белогородка. Вторая: Николай Иванович и его друзья погибли 9 марта в доме жителя Борятино Голубовича в схватке с бандитами УПА. Чтобы не даться бандеровцам живым, разведчик подорвал себя гранатой. Причем противотанковой. И, чем глубже вгрызаюсь я в трагическую историю Героя, тем ближе к истине видится мне вторая версия.

Итак, ночь на 9 марта 1944-го. С документальной точностью описывает события специальная оперативно-следственная группа чекистов, расследовавшая с 1958 по 1961 год все обстоятельства гибели Кузнецова и его товарищей. Для этого были допрошены все оставшиеся в живых участники событий: и жители села, и бандиты из УПА. Теперь можно огласить результаты расследования.

Николай Иванович вроде бы стал искать зажигалку, что-то сказал спутнику, тот рухнул на пол, и раздался взрыв гранаты

Николай Иванович Кузнецов в форме немецкого офицера, но с содранными погонами, Ян Станиславович Каминский и Иван Васильевич Белов добираются до Борятино. Выходят из леса. Подходят к хате. Свет не горит, и двое, именно двое, стучат в дверь, затем в окно, и Степан Голубович их впускает. Хозяин запомнил дату точно: "Это было на женский праздник - 8 марта 1944-го".

Неизвестные сели за стол, принялись за еду. "И в комнату вошел вооруженный участник УПА, кличка которого, как мне стало известно позднее, Махно, - дает показания Голубович. -... Через каких-то минут пять в комнату начали заходить другие участники УПА. Вошло человек 8, а может, и больше... "Руки вверх!" - давалась команда раза три, но неизвестные рук не подняли..."

Ситуация понятна: Кузнецов и его товарищ попали в ситуацию безвыходную. Николай Иванович вроде бы стал искать зажигалку, что-то сказал спутнику, тот рухнул на пол, и раздался взрыв гранаты, которую успел привести в действие Кузнецов. Пошел на смерть, уложил бандеровцев, а его спутник, воспользовавшись суматохой, схватил портфель, в котором хранился отчет "Пуха", выбил оконную раму и выпрыгнул в темень. Увы, судя по тому, что секретный документ оказался в руках сначала УПА, а затем был передан ими немцам, друг Кузнецова уйти от бандитов не сумел.

Истина

17 сентября 1959 года была проведена эксгумация неизвестного в немецкой форме, похороненного на окраине Борятино. Опрошены брат и сестра Кузнецова, его друзья из отряда "Победители". Проведены судебно-медицинские исследования. Все указывало на то, "что неизвестный мог быть Кузнецовым". А через две недели знаменитый ученый М. Герасимов подтвердил: "Представленный на специальную экспертизу череп действительно принадлежит Кузнецову Н.И.".

За смертью на грузовике

Тяжело переживала гибель Кузнецова его помощница Лидия Лисовская. После освобождения Ровно опытнейшая разведчица эмоций не скрывала. Часто повторяла, что знает о деятельности действовавшего в Ровно подполья такое, что могут полететь большие головы.

Вскоре группы партизан из Ровно пригласили в Киев. Все поехали туда на поезде, а Лисовскую с двоюродной сестрой и тоже партизанкой Марией Микотой отправили почему-то на грузовике. 26 октября 1944 года в дороге около села Каменка их убили бандеровцы. Но кто сообщил бандитам о том, что две женщины будут именно в этом грузовике? Откуда узнали дату, маршрут? Мелькает здесь нечто уже виденное, полузнакомое. Убийц тогда не нашли. Хотя под подозрение попали многие, наказан никто не был.

rg.ru

Разведчик Николай Иванович Кузнецов

Биография Николая Кузнецова.

Кузнецов Николай Иванович родился 14 июля 1911 года в деревне Зырянка Пермской губернии (сегодня это Свердловская область). Родители будущего легендарного разведчика были простыми крестьянами. Помимо Николая (при рождении мальчик получил имя Никанор) у них было еще пятеро детей.

Окончив семь классов школы, юный Николай поступил в сельскохозяйственный техникум в Тюмени, на агрономическое отделение. Через непродолжительное время он решил продолжить свою учебу в Талицком лесном техникуме, где серьезно занялся изучением немецкого языка, хотя неплохо знал его и до этого момента. Феноменальные языковые способности проявились у будущего разведчика еще в детстве. Среди его знакомых был один старый лесник – немец, бывший солдат австро-венгерской армии, от которого парень усвоил первые уроки. Чуть позже увлекся эсперанто, на который самостоятельно перевел «Бородино» Лермонтова. Обучаясь в лесном техникуме, Николай Кузнецов обнаружил там «Энциклопедию лесной науки» на немецком языке и впервые перевел ее на русский язык.

Далее в его успешной лингвистической практике были польский, коми-пермяцкий и украинский языки, освоенные быстро и легко. Немецкий же Николай знал в совершенстве, причем говорить на нем мог в шести диалектах. В 1930 году Николаю Кузнецову удалось устроиться помощником таксатора в Коми-Пермяцкое окружное земельное правление в Кудымкаре. Здесь Николай Кузнецов получил первую судимость – год исправительных работ с вычетом из заработной платы в качестве коллективной ответственности за хищение государственного имущества. Причем, будущий секретный агент сам, заметив преступную деятельность коллег, сообщил об этом в милицию.

После освобождения Кузнецов трудился в промартели «Красный молот», где участвовал в принудительной коллективизации крестьян, за что подвергался неоднократному нападению с их стороны. По одной из версий, именно грамотное поведение в критических ситуациях, а также безупречное знание коми-пермяцкого языка привлекло к нему внимание органов госбезопасности, которые задействовали Кузнецова в акциях ОГПУ округа для ликвидации бандитских лесных формирований. С весны 1938 г Николай Иванович Кузнецов входил в состав аппарата наркома НКВД Коми АССР М. Журавлева в качестве помощника. Именно Журавлев позвонил позднее в Москву главе отделения контрразведывательного управления ГУГБ НКВД СССР Л. Райхману и порекомендовал ему Николая, как особо одаренного сотрудника. Не смотря на то, что его анкетные данные были не самыми блестящими для такой деятельности, начальник секретно – политического отдела П.В.Федотов взял Николая Кузнецова на должность особо засекреченного спецагента под свою ответственность, и не ошибся.

Разведчику выдали «липовый» советский паспорт на имя Рудольфа Вильгельмовича Шмидта и дали задание по внедрению в дипломатическое окружение столицы. Кузнецов активно заводил нужные знакомства с зарубежными дипломатами, ходил на светские мероприятия и добывал необходимую для госаппарата Советского Союза информацию. Главной целью разведчика было завербовать иностранное лицо в качестве агента, согласного работать в пользу СССР. Например, именно им был завербован советник дипломатической миссии в столице Гейза-Ладислав Крно. Особое внимание Николай Иванович Кузнецов уделял работе с немецкой агентурой. Для этого он был назначен работать в качестве инженера – испытателя на Московский авиационный завод №22, где работало много специалистов из Германии. Среди них встречались и завербованные против СССР лица. Также разведчик принимал участие в перехвате ценной информации и дипломатической почты.

Разведчик Николай Иванович Кузнецов.

С начала Великой Отечественной войны Николай Кузнецов был зачислен в четвертое управление НКВД, главной задачей которого являлась организация разведывательно –диверсионной деятельности в тылу врага. После многочисленных тренировок и изучения в лагере для военнопленных нравов и быта немцев, под именем Пауля Вильгельма Зиберта, Николай Кузнецов был направлен в тыл врага по линии террора. Сначала спецагент вел свою тайную деятельность в украинском городе Ровно, где находился рейх комиссариат Украины. Кузнецов тесно общался с вражескими офицерами спецслужб и вермахта, а также местными чиновниками. Вся добытая информация передавалась в партизанский отряд.

Одним из примечательных подвигов секретного агента СССР было взятие в плен курьера рейхскомиссариата майора Гаана, который перевозил в своем портфеле секретную карту. После допроса Гаана и изучения карты выяснилось, что в восьми километрах от украинской Винницы был сооружен бункер для Гитлера. В ноябре 1943 г. Кузнецову удалось организовать похищение немецкого генерал-майора М. Ильгена, который был прислан в Ровно для уничтожения партизанских соединений.

Последней операцией разведчика Зиберта на этом посту стала ликвидация в ноябре 1943 г начальника правового отдела рейхскомиссариата Украины оберфюрера Альфреда Функа. После допроса Функа гениальный разведчик сумел добыть информацию о подготовке убийства глав «Большой тройки» Тегеранской конференции, а также сведения о наступлении врага на Курской дуге. В январе 1944 г Кузнецову было приказано вместе с отступающими фашистскими войсками отправиться во Львов для продолжения своей диверсионной деятельности. В помощь агенту Зиберту отправили разведчиков Яна Каминского и Ивана Белова. Под руководством Николая Кузнецова были уничтожены во Львове несколько оккупантов, например, глава канцелярии правительства Генрих Шнайдер и Отто Бауэр.

К весне 1944 г немцы уже имели представление о засланном в их среду советском разведчике. Ориентировки на Кузнецова были посланы во все немецкие патрули Западной Украины. В результате он и два его товарища приняли решение пробиваться к партизанским отрядам или выйти за линию фронта. Девятого марта 1944 г., вблизи от линии фронта, разведчики столкнулись с бойцами украинской повстанческой армии. В ходе завязавшейся перестрелки в с. Боратин все трое были убиты. Предполагаемое место захоронения Николая Ивановича Кузнецова было найдено в сентябре 1959 г в урочище Кутыки. Его останки перезахоронили на холме Славы в г. Львове, 27 июля 1960 г.

После выхода в конце сороковых годов книг Дмитрия Медведева «Это было под Ровно» и «Сильные духом», о Николае Кузнецове узнала вся страна. Эти книги носили автобиографический характер. Как известно, в 1942 году полковник НКВД Дмитрий Медведев командовал партизанским отрядом на Западной Украине, к которому был приписан Кузнецов, и мог много интересного поведать о нем. Позже, вышло около полутора десятков произведений различных авторов документального и художественного характера, в которых шла речь о жизни и подвигах легендарного разведчика. К нашему времени, снято около десятка кинофильмов о Кузнецове, в том числе и по мотивам этих книг. Самый известный из них – «Подвиг разведчика», 1947 года, работы Бориса Барнета. Также, в советское время, в разных городах страны было установлено несколько посвященных Кузнецову монументов и открыто множество музеев. В послесоветскую эпоху памятник Кузнецову в городе Ровно был перенесен из центра города на военное кладбище. А монумент во Львове в 1992 году был демонтирован и при содействии генерала КГБ Николая Струтинского, лично знавшего Кузнецова, перенесен в город Талица Свердловской области, где когда-то Кузнецов учился в лесном техникуме. Из всех ныне существующих ему памятников, самый примечательный расположен в Екатеринбурге. Средства на его постройку собрали работники «»Уралмашзавода», на котором до войны работал будущий разведчик. Двенадцатиметровый бронзовый монумент торжественно открыли 7 мая 1985 года напротив заводского ДК. Лицо Кузнецова с одной стороны прикрыто воротником, что подчеркивает инкогнито разведчика, а за его спиной развевается плащ-палатка, подобно знамени, как символ верности Родины.

..

Биографии и подвиги Героев Советского Союза и кавалеров Советских орденов:

ordenrf.ru

Разведчик Николай Кузнецов был героем с "трагическим оттенком" — Российская газета

Исследователь и историк, писатель и отличный рассказчик Теодор Гладков годами работает с закрытыми архивами. Перелопатил около 400 томов, так или иначе с Кузнецовым связанных, встречался с людьми, его знавшими. Он медленно, но верно открывает новые странички в биографии первого Героя в истории внешней разведки.

Шпионы в СССР летали пачками

Российская газета: Теодор Кириллович, вроде бы о Николае Ивановиче Кузнецове известно все. Но именно сейчас о нем пишут и рассказывают столько... И холодный убийца, и двойной агент, и обольститель - чуть даже не сводник, подкладывавший балерин из Большого чужим дипломатам.

Теодор Гладков: Стоп-стоп... Много трепа, ерунды, домыслов, сознательного искажения. Иногда желание приукрасить, бывает, и очернить. Но почему такой огромный интерес к Кузнецову? Наверное, и потому, что фигура необычайнейшая, совсем для своих времен не типичная. И уж не только бесспорно героическая, но и во многом трагическая. Давайте все-таки вернемся к тому сложнейшему времени, в котором Кузнецов действовал как разведчик.

РГ: 1940-й, страшный 1941-й.

Гладков: В ту пору немецкая разведка развернула в СССР бешеную, мало где виданную деятельность. Вот кто выжал из пакта Молотова - Риббентропа все, что только можно. Какие делегации к нам зачастили. Ну когда такое бывало - человек по 200. И постоянная смена сотрудников: кто работал месяц - три, а кто нагрянул на день-два, выполнил задание - и был таков.

РГ: Но пишется об этом мало.

Гладков: Не самый удачный отрезок нашей истории. Огромный десант немцев на ЗИЛе, множество торговых делегаций. Поди уследи. Труднейшие для наших спецслужб, ослабленных сталинскими чистками, годы. Или наладили воздушное сообщение, полетела в Москву из Берлина и Кенигсберга с посадками в наших городах их "Люфтганза". А вместо девочек с передничками только бравые ребята - стюарды с отличной выправкой. Но и они менялись: два-три рейса - и другая команда. Это изучали маршруты немецкие штурманы из "Люфтваффе". А бывало и такое, что среди махровых шпионов, сомнительных делегаций вдруг появлялись в Москве и завербованные нами в Германии агенты, например Харнак, которому предстояло войти в историю как одному из руководителей "Красной капеллы".

РГ: А что наши? Разве нельзя было включать в выезжавшие в Германию делегации своих людей?

Гладков: Тоже туда летали. Но маленькими группами. Пока на Лубянке решат, кому можно, кого выпустят...

Пощады ни себе, ни немцам

РГ: Но давайте вернемся к нашему Герою. И писать это слово буду с большой буквы.

Гладков: У Николая Кузнецова даже должность была неимоверная, уникальная в советской спецслужбе: особо засекреченный спецагент с окладом содержания по ставке кадрового оперуполномоченного центрального аппарата. И окладом довольно большим. Но ни звания, ни удостоверения. Все видели, что он активно общается c иностранцами. Было вон столько доносов.

РГ: Вы показали - будто двухтомник.

Гладков: Так целая куча. Читал я их. Ну, скажу я вам, и писали. Самый активный сочинитель - сосед по его еще коммунальной квартире: иностранцев водит и вообще.

РГ: Но доносы попадали в одно и то же место?

Гладков: По идее должны бы. Но из-за некоторой неразберихи взяла Кузнецова в разработку и наша контрразведка, установила за ним слежку. Даже клички ему давали: "Франт" - за элегантность в одежде и "Атлет" - за мускулистую фигуру. Могли его рано или поздно взять.

РГ: Разве люди из разведки не предупреждали о Кузнецове своих более простых и обученных в основном лишь привычным действиям коллег?

Гладков: Никогда. Это было бы для него еще опаснее. Разведчик не имел права назвать свои связи даже соседу по кабинету. Кузнецов - та кошка, которая гуляла сама по себе. Опасно. Могли, ох могли свои же и прихватить. Так, известного, но лишь в сугубо определенных сферах разведчика, который завербовал в Париже генерала Скоблина, свои же и расстреляли. Хотя он и говорил им, кто он. Было это на Украине, а его искал Центр, утративший с ним связь. Кузнецов же из-под наблюдений уходил. Вербовал немцев. Добывал секретные документы. Компрометировал чужих дипломатов, заставляя работать на нас. Теперь часто публикуют фото Николая Кузнецова тех времен: он в форме старшего лейтенанта советских ВВС. Но вот что интересно, или даже характерно. Той летной формы ему никто не выдавал. Об этом рассказывал мне генерал Райхман, которому и подчинялся Кузнецов: "Сам достал". Где-то раздобыл, придумал легенду и по ней действовал.

РГ: Но почему старший лейтенант?

Гладков: Кузнецов сообразил, что как раз возраст для лейтенанта. Легенда, которая притягивала чужих: работает в Филях, на заводе, где выпускаются самолеты. Выдавал себя за инженера-испытателя. Купил фотоаппарат и быстренько переснимал передаваемые ему секретные документы. Машину научился водить тоже сам. Мне Райхман подтвердил: "Мы его ничему не учили". Хотел послать в спецшколу, но биография была такой... Его б кадровики не в школу, а на посадку. И какая школа, когда работать было надо сегодня. В пакт разведчики не верили, Райхман со товарищи даже написали об этом рапорт. Но Меркулов, их тогдашний шеф, бумагу разорвал со словами: "Наверху этого не любят, но работайте так, как вы здесь мне все изложили". Кузнецов был страшно нужен. Был момент, и его хотели назначить администратором в Большой театр - завязались серьезные связи в этом мире.

РГ: И некоторые заканчивались спаньем с балеринами?

Гладков: В том числе и с теми, у которых кроме него были и богатенькие поклонники, не только советские. Зарплата у девушек не очень, а иностранец и чулочки привезет, и тушь из Парижа, и еще что-то подкинет. Так что Кузнецов никого никому не подкладывал, прекрасные дамы и без него свое дело знали. Но среди балерин были и его источники, многое Кузнецову рассказывавшие.

РГ: Удивительно, что на старшего лейтенанта Шмидта так клюнули.

Гладков: Удачно придумано - Рудольф Вильгельмович Шмидт. То бишь в переводе на русский - Кузнецов: говорит по-немецки, родился в Германии. А что если попытаться использовать, разработать? На такую заманчивую приманку сложно не клюнуть любой разведке. К тому же советский офицер по виду истинный ариец, и как прямо по-немецки подтянут, какая выправка. Но в армии никогда не служил. Ему бы в актеры. Одарила его способностями разведчика мать-природа. Впитывал все, как губка.

РГ: А откуда такое знание языков?

Гладков: От все той же природы. Мальчик из деревни Зырянка, теперь это в Талицком районе Свердловской области, с 84 дворами и 396 жителями, овладел в совершенстве немецким. Так сложилась судьба - в его глухомань, до ближайшего уездного города 93 версты, занесло образованных людей, которым бы преподавать в гимназиях, а набирался у них знаний деревенский паренек Ника Кузнецов. Потом познакомился с лесником - немцем, бывшим солдатом австро-венгерской армии, и нахватался такой ненормативной лексики. Увлекся эсперанто, и даже перевел на него свое любимое "Бородино". Учась в лесном техникуме, наткнулся на немецкую "Энциклопедию лесной науки", которую никто и никогда не открывал, и перевел на русский. Когда работал в Свердловске уже как секретный агент, то была у него приятельница полька - актриса местного театра. Играючи изучил польский, который ему тоже пригодился. Испанцы, служившие в лесах под Ровно в отряде Медведева, вдруг забеспокоились, доложили командиру: боец Грачев понимает, когда мы говорим на родном. А это у Кузнецова, с его лингвистическим талантом, открылось понимание незнакомого до того языка. Освоил шесть диалектов немецкого и, встречаясь где-нибудь за столиком с их офицером, моментально определял, откуда тот родом, и переходил на другой диалект.

РГ: Но зачем? У двоих земляков разговор пошел бы откровенней.

Гладков: Самое страшное для разведчика-нелегала - нарваться на земляка: а кто у тебя в нашей любимой школе преподавал химию? Вот он, провал, совсем близко. Ведь в Германии Кузнецов - с его-то биографией - никогда не бывал.

РГ: А почему в начале беседы вы назвали Кузнецова личностью "трагической"?

Гладков: Тяжело у него складывалась жизнь. Ему многие завидовали. Яркий человек всегда вызывает сложные чувства. Дважды исключали из комсомола. Сначала за то, что отец - кулак и белогвардеец. Вранье, кулаком не был, у белых не служил, а вот в армии Тухачевского воевал. И какое там высшее образование - не дали Николаю даже техникум окончить, - выкинули из училища и из комсомола. С трудом, но восстановился и там, и там. Но диплом защитить не разрешили - ограничились бумажкой о прослушанных курсах. А потом, когда работал таксатором, его старшие товарищи попались на махинациях с карточками. Он же их и выдал милиции.

РГ: Ничего себе.

Гладков: А как вы думали. Они получили по четыре - восемь лет тюремного заключения, а Кузнецову - всего-навсего год исправительных по месту работы минус 15 процентов зарплаты. Говорили, будто отнесся к этому спокойно - мол, ерунда, формальность. Да нет. Травма на всю жизнь, и судимость на нем оставалась. Да еще личная жизнь не сложилась. Развелся с женой - 4 декабря 1930-го - счастливая свадьба, и бац, уже 4 марта 1931-го - развод. Почему, отчего - абсолютно непонятно. Ведь была Елена Чугуева женщиной очень достойной, окончила потом медицинский. Завершила войну в звании майора и демобилизовалась после победы над Японией. Никому не рассказывала, не хвасталась: я - жена Героя.

РГ: Но был же, как рассказывают, в начале 40-х и серьезный роман с московской художницей.

Гладков: Был. По-моему, Кузнецов по-настоящему влюбился в светскую львицу, назовем ее Ксаной О. Известен он ей был как Рудольф Шмидт. А перед надвигающейся войной к немцам уже относились настороженно, могли и по головке не погладить. И Ксана, говоря по-современному, свою любовь по этой причине и кинула. А Кузнецов при всем обилии связей страдал. В партизанском отряде просил Медведева: вот адрес, если погибну, обязательно расскажите обо мне правду Ксане. И Медведев, уже Герой Советского Союза, отыскал после войны в центре Москвы эту самую Ксану, выполнил волю другого Героя.

РГ: И последовала сцена раскаяния?

Гладков: Ничего похожего. Полное равнодушие и безразличие.

РГ: Может, ревновала? Приходилось Кузнецову спать с женщинами разных стран и профессий?

Гладков: В оперативных целях. К примеру, с дамой из немецкого посольства. Она навыдавала ему столько...

РГ: Пошли какие-то разговоры о детях, если конкретнее - то о дочери.

Гладков: Детей не было. Слухи о дочери действительно поползли, и их проверили. У Героя отыскалась прямая наследница? Оказалось неправдой. Остался лишь племянник. А Кузнецов тогда, в конце 30-х - самом начале 40-х оказавшись в Москве, вспомнил не только своих родственников, но и обидчиков. Даже писал злейшему врагу письма: я в столице и на особой работе, объездил всю Германию, воевал с финнами. Сплошной вымысел, чистая мистификация. Никогда за границу не выезжал.

РГ: Есть тут явные признаки авантюризма.

Гладков: У многих великих они присутствовали.

РГ: Прав я или нет: на той судимости его органы и прихватили, завербовали?..

Гладков: Так обычно и бывает. А тут, к моему удивлению, несколько иная история. Однажды в Коми Кузнецов лихо отбился от напавших на него бандитов. И попал в поле зрения оперуполномоченного Овчинникова. Коми-пермяк по национальности, тот с удивлением обнаружил, что недавно приехавший сюда молодой русский не только храбр и силен, но говорит - и свободно - на его родном. Да, он завербовал Кузнецова, быстро поняв, что пусть и случайно, но попал на самородка. И потом в Коми оторвали такой талантище от себя, отдали москвичам. А мог бы Николай так и трудиться в своем далеке.

РГ: Но не был же Кузнецов просто банальным стукачом?

Гладков: Нет, конечно, нет. Спецагент, сотрудник негласного штата Николай Кузнецов на "Уралмаше" - центре военно-промышленного комплекса - без дела не сидел. Там - масса иностранных специалистов, в том числе и немцев, приехавших еще во времена кризиса 1929 года. Естественно, были и их агентура, и фашисты. Многие уехали, но остались ими завербованные люди. И Кузнецов вел себя, но не явно, не в лоб, как человек, заинтересованный в знакомстве с иностранцами. Сообщал о настроениях, выявлял агентов. Тут и наводка, и вербовка, и проверка, и установка. Работал Кузнецов и по сельскому хозяйству: в район, где он трудился в Коми, ссылали кулаков. И там имели место кулацкие восстания, настоящие, а не липовые вредительства, убийства селькоров. И Кузнецов, будучи таксатором, получил право ношения оружия. Не только винтовки, как все лесники, - у него был наган. Человек уходил в лес, а там убивали почтальонов, таксаторов, тех, кто представлял власть. Какой там стукач! Мне рассказывал о Кузнецове генерал Райхман, один из мужей недавно ушедшей балерины Ольги Васильевны Лепешинской. По работе был знаком с неким Журавлевым. И направили этого партийного работника для усиления в Коми, скоро назначили наркомом внутренних дел. Позвонил он Райхману: у меня есть один прекрасный парень, которому нечего тут делать. Назначили Кузнецову встречу в Москве.

РГ: Вот и знакомство с Лубянкой.

Гладков: В здании на Лубянке Кузнецов ни единого раза в своей жизни не был.

РГ: Но почему? Боялись пускать?

Гладков: Таких агентов было немного. Их не светили никогда. Могли сфотографировать, когда человек входит в это здание, и конец работе. Первая встреча около памятника первопечатнику Федорову. Потом на конспиративных квартирах, в Парке культуры, в саду имени Баумана. Там ему дали квартиру на улице Карла Маркса - это Старая Басманная, и он жил под фамилией Шмидта. Квартира была напичкана разной техникой.

И говоря о душевных переживаниях Кузнецова, я замечу: одно то, что его приняли в отряд Медведева, где собрались люди исключительно проверенные, уже свидетельство большого доверия. Но оставалось у Кузнецова после всего пережитого чувство, может, и обиды, желания доказать: я - лучший, я нужен стране. Иногда говорил во сне, причем на русском. И врач партизанского отряда Цесарский, с которым они делили кров, его тормошил, будил. И отучил-таки от этой привычки.

РГ: Читал об этом в ваших книгах.

Гладков: Но вот что именно говорил Кузнецов, я узнал у Цесарского совсем недавно. Разведчик повторял: "Я еще им всем покажу, кто настоящий патриот". Слово в слово. Сидела в нем эта боль, не давала покоя. И прорывалась вот так. Когда он уходил на задания, вернуться с которых было чудом, оставлял прощальные письма. И командир отряда Медведев однажды как-то сказал ему: "Николай Иванович, вы знаете (Медведев был почти со всеми на "вы". - Т.Г.), с таким похоронным настроением идти на задание нельзя". Одно письмо Медведев даже разорвал. Но в этом и был весь Кузнецов: полная готовность к самопожертвованию, мысли о смерти, к великому сожалению, в нем присутствовали. Та, прошлая судьба, на нем висела. И вот эта готовность отдать жизнь могла в тяжелейший момент сыграть свою трагическую роль. Он себя не щадил.

Так погиб Кузнецов

РГ: Теодор Кириллович, но больше всего самых невероятных версий высказывается по поводу гибели Кузнецова.

Гладков: История гибели, которую, как думаю, мне недавно удалось установить, действительно запутанна. Вот он во Львове из автоматического пистолета убивает вице-губернатора Отто Бауэра и высокопоставленного чиновника Гейнриха Шнайдера. Проникнув во львовский штаб немецких военно-воздушных сил, тремя выстрелами в упор уничтожает подполковника Петерса и ефрейтора. Видно, подполковник успел сказать: в меня стрелял Зиберт. Но как он вообще попал в этот штаб - неизвестно. Этого задания Кузнецову не давали. Может, решил напоследок хлопнуть дверью? Его обер-лейтенант Пауль Вильгельм Зиберт вызывал определенные подозрения. Офицера в таком звании уже искали, проверяли всех поголовно. И тогда доктор Цесарский из отряда Медведева повысил его в звании, вписал в офицерскую книжку "гауптман". Однажды Кузнецов, который чудом избежал ареста после проверки документов, сам, по собственной инициативе "помогал" немцам: бесцеремонно требовал документы у всех попадавшихся обер-лейтенантов, задавал вопросы о Зиберте, словом, проявил себя решительным офицером, выявлявшим предателя. Кроме того, были подозрения, что его выдала одна арестованная подпольщица.

РГ: Кто же это?

Гладков: Нехорошо говорить. Женщины давным-давно нет. А предполагалось, что Кузнецов осядет во Львове. Должен был застрелить там губернатора Галиции. Ничего из всего этого не получилось, и Кузнецов совершает другие, уже нами упомянутые акты возмездия. Резервные адреса, которые ему дали, не работали. Человек или погиб, или арестован, а то и сбежал. Кузнецов все же вырывался из Львова, из сжимавшегося кольца, но надежных документов уже не было. И взять их было абсолютно негде. Уходил с двумя надежными ребятами Яном Каминским и шофером Иваном Беловым, но в селе Куровицы уже был заслон.

РГ: Раньше об этом как-то не писалось.

Гладков: Впечатление, что ждали именно его: обычный КПП, а командовал не лейтенант и не капитан, а майор. Это - ЧП, у немцев такого не бывало. Ждали на всех выходах. И Кузнецов понял: это ловят его. А предъявлять нечего, надежные документы - только у шофера. Оставалось одно - прорываться. Они рванули через шлагбаум, убили немецкого майора Кантера, перебили патруль. Но вдогонку им влепили, перебили скаты. Проехали метров 800 на спущенных - и в лес. Это февраль месяц 1944-го, и что там творилось подо Львовом - советские войска где-то вырвались вперед, где-то фронт остановился, шляются бандеровцы, затаились отряды еврейской самообороны, бьются стихийные отряды из наших окруженцев и партизан.

РГ: Можно же было где-то переждать, затаиться.

Гладков: Не мог он, уже не мог. Рвался к своим. И вот тогда Кузнецов написал свой отчет под именем "Пух". Под этим псевдонимом в отряде Медведева его никто не знал. Имя было известно в Центре лишь Федотову.

РГ: Тому самому генералу - что соратник еще организатора всей советской разведки Артузова?

Гладков: Именно. И Федотов в конце концов этот отчет передал в 4-е Управление, возглавлявшее всю эту партизанскую борьбу на временно захваченных немцами территориях. Кузнецов полагал: при переходе его могут убить свои.

РГ: Неужели нельзя предусмотреть каких-то паролей, знаков?

Гладков: Но как? Наисложнейшее в разведке в военных условиях - это возвращение. Были случаи - гибли на этом последнем этапе. Известный разведчик, писатель Овидий Горчаков рассказывал мне, как его наши же три раза зверски избивали, когда возвращался к своим. Знак, говорите? Горчаков кричал, молил: я - военный разведчик, ребята, что вы делаете? Один раз уже думал - конец, не отдышаться. Так и с Кузнецовым. Они наткнулись на отряд еврейской самообороны. Но пересидеть не получилось: в отряде - тиф, и тогда боец отряда, местный паренек Самуил Эрлих вывел их вроде бы в нужном направлении, к линии фронта. Шли в немецкой форме, Кузнецов только отпорол погоны. И вот что мне удалось установить. Вышли они втроем на хутор Борятино и там издалека увидели людей в военной форме. Кузнецов послал Белова в немецком обмундировании к крайней хате. Тот постучался, спросил: войска есть? И ему сказали, что есть, только не ваши, а с зирками, то есть со звездочками.

РГ: Наша Красная Армия?

Гладков: Это были бандеровцы в нашей форме. Их Кузнецов и его ребята приняли за своих. Пошла пальба, и Николай Кузнецов с двумя своими бойцами были убиты.

РГ: А как же история о том, что, не желая сдаваться в плен, Кузнецов, окруженный бандеровцами, взорвал себя противотанковой гранатой?

Гладков: Она меня больше всего угнетает. Ну представьте себе - как это возможно? Граната должна со страшной силой удариться о броню. Нет, все это вранье.

РГ: А что правда?

Гладков: Правда то, что командир отряда Медведев уже гораздо позже нашел отчет Кузнецова за подписью "Пух" в освобожденном Львове в архивах гестапо. Вернее, копию этого отчета, оригинал начальник тамошнего гестапо переслал в Берлин Мюллеру.

РГ: Тому самому?

Гладков: Да, папаше Мюллеру. Кузнецов был убит, отчет его бандеровцы нашли. И только тогда поняли, кто попал им в руки. И повели торговлю с немцами. Сообщили, что он взят полуживым, и в качестве доказательства дали отчет. Поставили условие: отдадим русского разведчика вам, если вы освободите находящихся в концлагере жену и детей Николы Лебедя. Бандеру тогда немцы держали под арестом, и Лебедь его фактически замещал. В конце концов немцы согласились их хорошо кормить и обещание выполнили. А Каминского и Белова похоронили в соседней деревне. Поп Ворона, совершавший обряд погребения, рассказывал, что немцы привезли на повозке двух людей. Оба - в немецкой форме, но без погон - люди Кузнецова. Прошла неделя. Кузнецов мертв, а бандеровцы выдают немцам: он убит, причем, обратите внимание, гранатой, при попытке к бегству. Как можно убить человека при попытке к бегству? Только пулей. Заварилась вся эта липа. Да они бы Кузнецова держали как драгоценность - он стал бы их единственной разменной валютой.

РГ: Теодор Кириллович, мы с вами не раз встречались, беседовали о Кузнецове. Можно ли считать, что о Герое все известно и рассказано?

Гладков: Я бы пока так сказать не рискнул. Если говорить о немецкой стороне, то я бы, зная их педантичность, не исключил, что ряд документов, касающихся Николая Ивановича Кузнецова, хранится где-то в запыленных архивах наших союзников, захваченных ими в 1945-м на территории Германии. Ведь есть же у американцев полнейший отчет гестаповцев по делу "Красной капеллы".

НАГРАДА

Автор этой статьи, наш коллега - заместитель главного редактора "РГ" Николай Долгополов в эти дни отмечает юбилей. Многим нашим читателям он знаком по статям о спорте, беседам со знаменитостями... Публикации о людях внешней разведки - это особое увлечение Долгополова. Он - сценарист и писатель, автор документальных фильмов и таких книг, как "Правда полковника Абеля", "С ними можно идти в разведку", "Элита разведки", и многих других. Наиболее известная - "Гении внешней разведки", ставшая лауреатом первого конкурса Александра Невского Союза писателей России.

Вчера в связи с юбилеем Служба внешней разведки России наградила Николая Михайловича Долгополова за его журналистские и литературные труды медалью "За заслуги".

rg.ru