Как найти Куликово поле? Куликовская битва на карте


Где находится Куликово поле? — памятник на карте

Где находится Куликово поле

Куликово поле находится на территории Кимовского района Тульской области, возле села Монастырщино, где имеется музей Куликовской битвы, которая произошла в этих краях 8 сентября 1380 года.

Точное расположение Куликова поля до сих пор является предметом научных споров среди историков, поскольку та равнина, на которой могла произойти битва, имеет очень обширную площадь, а следов сражения спустя 6 с лишним веков найти так и не удалось. Из летописных источников известно только, что сражение произошло «на Дону усть Непрядвы», что даёт возможный разброс в несколько десятков километров.

Координаты:53.670887 северной широты38.6425552 восточной долготы

Куликово поле на карте, которой можно управлять (изменять масштаб и двигать)

Куликово поле находится в списке: памятники

Короткая ссылка на эту страницу: http://goo.gl/aqmSln

Поделитесь ссылкой «Где находится Куликово поле?» с друзьями:

Интересные места:

ОсташковГород Осташков находится на востоке Тверской области, на берегу озера Селигер, примерно в 200 километрах...

Мамаев КурганМамаев Курган находится в Волгограде и представляет из себя огромный мемориальный комплекс памяти жертв Сталинградской...

ПетергофПетергоф находится западнее Петербурга, на берегу Финского залива. Этот комплекс дворцов, парков и фонтанов, построенных...

Надпись HollywoodНадпись Hollywood находится, вы будете удивлены, в Голливуде, на одном из холмов в парке Гриффит,...

ЦарицыноДворцово-парковый комплекс «Царицыно» находится на юго-востоке Москвы, в живописном месте, где Императрица Екатерина II предавалась...

© 2013-2018 Сайт интересных мест где-находится.рф

xn----8sbhecdy1bk6ak6azk.xn--p1ai

Где находится Куликово поле на карте России?

Где находится куликово поле? Ответ на этот вопрос должен знать каждый россиянин, потому что это место, где рождалось будущее самой большой страны мира.

Куликово поле как памятник истории

Официально то место, где впервые объединившиеся русские князья дали бой самым крупным соединениям золотой орды, а точнее, войску хана Мамая, находится в Тульской области.

Куликово поле, Мемориал на Красном холмеГеографическая карта этого региона содержит следующую информацию о расположении места знаменитой битвы:

  • стык трех районов Тульской области — Кимовского, Богородицкого и Куркинского;
  • участок Русской равнины в бассейне Верхнего Дона и реки Непрядвы;
  • место возле села Монастырщино Кимовского района Тульской области;
  • исток Непрядвы у Волова озера Воловского района Тульской области.

Два последних ориентира противоречат друг другу и представляют собой плод научных изысканий исторических географов, которые, используя разные документальные источники, пытаются провести реконструкцию событий с особой точностью.

Так что у Куликова поля есть несколько мест расположения — официальное и альтернативное. Найти официальное место несложно — здесь расположен Государственный военно-исторический и музей-заповедник, который так и называется «Куликово поле».

Кроме того, в районе знаменитого сражения расположен храмовый комплекс и памятник Дмитрию Донскому. Ежегодно здесь происходят празднования и реконструкция боев.

В наше время самым точным описанием местоположения любого объекта на поверхности нашей планеты являются географические координаты.

Куликово поле расположено на пересечении 53.670887 северной широты и 38.6425552 восточной долготы.

Так что если вам нужно найти этот объект на местности, берите карту и навигатор, поезжайте в Тульскую область, найдите реку с красивым названием Непрядва и идите, сверяя ваш путь со спутником, до тех пор пока не придете к памятнику Дмитрию Донскому.

Разнообразие версий

Куликовская битваЧем значимей какое-либо событие, факт, научная теория или гипотеза, тем больше к нему интереса, тем больше будет желающих опровергать, дополнять, уличать. Куликовская битва всегда притягивала внимание специалистов, любителей истории, эпатажных шарлатанов.

Главная причина состоит в том, что она была давно. Другое эпическое событие — сражение под Бородино, тоже было давно, но там версий не построишь, поскольку описано оно во всевозможных документах от сухих военных донесений до научных трудов. Кроме того, эту битву описывали и изучали не только русские, но и французы.

Куликовская битва была не просто давно. Она произошла тогда, когда науки не было, а единственными документальными источниками были летописи, отличавшиеся своим стилем изложения и оценки событий. Это дает повод нашим современникам трактовать описанные события неоднозначно.

В результате появились «сенсационные» разоблачения, связанные не только с расположением места битвы, но и с самим фактом сражения. Появились не просто сомнения, а утверждения о том, что битвы на самом деле не было. Мало того, не было и татаро-монгольского ига.

В качестве доказательств нереальности Куликовской битвы приводится факт отсутствия следов битвы в виде захоронений и находок оружия. Однако не стоит забывать, что Куликовская битва была спланирована и подготовлена со стороны двух противоборствующих группировок — русских и ордынских войск. Это не фронт позиционных войны, когда длительные бои мешали похоронить бойцов и собрать их оружие и имущество.

После окончания битвы между Доном и Непрядвой убрать поле брани в любом случаи должны были местные жители или одна из победивших сторон. Поскольку победила сторона местных жителей, то убитых и раненых со стороны русских княжеств увезли на их родину, оружие, снаряжение и ценные вещи собрали местные жители или представители княжеских дружин.

А трупы ордынских воинов наверняка или бросили в поле на съедение зверям и птицам или закопали где-нибудь в оврагах в стороне от священного места битвы.

План Куликовской битвы

Карта сражения.

Кроме спекулятивных рассуждений о следах сражения, масло в огонь сомнений подливает географическая безграмотность, когда люди не видят разницы между собственно местом сражения и местностью, когда-то носившей название куликовского поля. Изначально это была слегка всхолмленная равнина, на которой чередовались лесные и безлесные участки.

Это было идеальное место для конно-пешего сражения. Здесь можно было разогнаться для конной атаки и спрятаться целым полкам на лошадях. Трудно сейчас сказать о чем думал Мамай, но русские князья подобрали для себя идеальное место.

Для лесных жителей-земледельцев лучшего поля для заранее назначенной смертельной битвы трудно себе представить. А Мамая, скорее всего, подвела самоуверенность — слишком долго Русь платила орде дань. Ордынцы расслабились и не заметили, когда проснулся русский медведь.

Куликово поле как часть ландшафта

Куликово поле лежит на северной границе огромного и в те времена неосвоенного Дикого поля. Оно представляет собой протяженную гряду возвышенностей в пределах Окско-Донского междуречья. Изначально это был типичный ландшафт перехода лесной растительности в степную.

На возвышенностях формировались участки степной растительности. В низинах и по долинам рек формировались леса, которые порой представляли собой естественную преграду для конницы.

Непроходимость этих лесов усиливалась искусственно с помощью формирования участков засечных лесов. Деревья в таких лесах подрубались на высоте 1-1,5 метра.

Это делалось так, чтобы дерево не погибало, а подломившись, продолжало расти. Упавшие верхушки деревьев направлялись в одну сторону, создавая сплошной непроходимый барьер. Сочетание естественных лесов, засек и открытых пространств создавало тот самый ландшафт, где «спасаться легче, чем ловить».

Так что в России есть два Куликова поля. Одно из них является частью ландшафта, другое — полем знаменитой битвы, укрепившей и прославившей Россию.

lediznaet.ru

О географии Куликовской битвы. С. Азбелев.

Где  именно  состоялась  Куликовская  битва .

С. Азбелев. «О географии Куликовской битвы» "Русское поле" № 2-2012 .

.

Интересная гипотеза  о месте локализации Куликовской битвы.

О географии Куликовской битвы.

…Согласно русским летописям, численность армии московского великого князя Дмитрия Ивановича, вместе с союзными войсками поддержавших его русских земель и отрядами отдельных князей, могла несколько превышать двести тысяч воинов1 . Летописцы единодушно восклицали, что «от начала миру не бывала сила такова рускых князеи, яко же при сем князи великом Дмитрии Ивановиче» 2 .  Видимо, аналогичной по численности была противостоявшая русским и ими разбитая армия Мамая. Немецкая хроника Детмара под 1380 годом сообщала о «великой битве» между русскими и татарами, где с обеих сторон сражалось четыреста тысяч и где победили русские 3.

Однако последние десятилетия ознаменовались не только привычными конференциями, статьями и сборниками по случаю двух очередных юбилеев «Мамаева побоища» в 1980 и 2005 годах, но и распространением – особенно в околонаучной среде – нараставшего и, следует признать, небеспричинного скептицизма по поводу реальной исторической значимости этого события. Я имею здесь в виду не псевдонаучные фантазии А.Т. Фоменко, а кризис доверия к данным академической науки прошедших полутора веков.

Вопиющие парадоксы теперешнего интерпретирования Куликовской битвы проистекают из фактора якобы географического. В действительности же – из давно укоренившегося ошибочного истолкования смысла важных письменных источников. Согласно летописям XIV-XVI вв., русское войско приготовилось к сражению « пришедщю за Дон (т.е. на запад от Дона. – С.А.), в поле чисто, в Мамаеву землю, на усть Непрядвы реки »4 .

Очень существенно, что летописцы совершенно единодушны в указании этих трех важнейших географических параметров: Софийская первая и Новгородская четвертая летописи – « Великии же князь Дмитрии Иванович перешед за Дон в поле чисто в ордынскыя земли, на усть Непрядвы рекы »5 ;

Новгородская первая летопись – « Въниде бо в землю их за Дон и бе ту поле чисто, на усть рекы Непрядвы»6 ;

Симеоновская летопись и Рогожский летописец – « Князь же великии поиде за Донъ, и бысть поле чисто и велико зело, и ту сретошася погани половци, татарьскыи полци, бе бо поле чисто на усть Непрядьвы рекы»7.

Однако при впадении Непрядвы в Дон, как недавно обнаружилось, тогда было отнюдь не «чистое поле великое зело». Исследования палеогеографов и палеоботаников установили, что в то время здесь была лесостепь, имевшая лишь небольшие открытые участки шириной 2-3  км. 8. Ни на одной из таких полян никак не могло бы уместиться значительное количество участников сражения. Археологам нетрудно стало объяснять странную малочисленность найденных ими фрагментов оружия 9. Руководители же археологических раскопок Куликова поля в своих интервью стали говорить, что речь должна идти не о крупном сражении, а о стычках относительно небольших конных отрядов.

Целесообразно здесь привести запечатленные по случаю юбилея битвы на страницах массового московского журнала примеры безапелляционности и научного уровня таких высказываний. Корреспондент журнала «Нескучный сад» встретился с тогдашними руководителями археологических раскопок, которые велись на Куликовом поле десять лет с 1995 года. Это кандидаты исторических наук М.И. Гоняный и О.В. Двуреченский. Как пишет не без иронии корреспондент, «по рассказам ученых, истинная картина великого сражения сильно отличается от хрестоматийной.

«Протяженность места боевых столкновений – два километра при максимальной ширине восемьсот метров» – считает начальник Верхне-Донской экспедиции Михаил Гоняный» 10,  По мнению археологов, – констатирует корреспондент, – число участников битвы в общественном сознании сильно преувеличено. «В советское время думали, что это было народное ополчение, – говорит Двуреченский. – Сейчас мы считаем, что сражались профессионалы – от пяти до десяти тысяч как с той так и с другой стороны, конники»»11.

Что думали по данному поводу профессиональные историки досоветской России, этот кандидат исторических наук не говорит. Правда, он упоминает о некоторых летописях, конкретно называя никогда не существовавшую «Новгородскую четвертую летопись младшего извода» и приводя вымышленную цитату «близ устья Дона и Непрядвы», будто бы почерпнутую в не сохранившемся на самом деле «Новгородском Софийском летописном своде»12, а фактически представляющую собой тенденциозное искажение того, что реально читается в цитированных мною выше летописях.

.1 Река Непрядва перед впадением в Дон.

Река Непрядва перед впадением в Дон.

Печально, что эти и подобные им сенсационные заявления давно успели размножиться и закрепиться в интернете. Как ни странно, они стали иногда влиять даже на высказывания профессиональных историков – не говоря уже о падких на дискредитацию русской истории журналистах и недобросовестных комментаторах. А в Туле музей-заповедник «Куликово поле» даже издал посвященную этому полю «Большую иллюстрированную энциклопедию». Объем ее – 744 страницы, из которых несколько страниц посвящены самой Куликовской битве. Здесь можно уже прочесть, что «по последним научным данным русские войска выстроились, имея за спиной Дон и Непрядву между балкой Рыбий Верх и Смолкой, занимая фронт не более полутора километров» 13.Таким образом, за два года, прошедшие после приведенных выше высказываний археологов, мизерная протяженность поля боя сократилась еще на полкилометра.

Однако летописи однозначно пишут о небывало многочисленных войсках, которые были развернуты на протяжении десяти верст открытой местности Куликова поля. « И покрыша полки поле, яко на десяти верстъ отъ множества вои» 14.

Но некоторые нынешние историки Куликовской битвы, в особенности – археологи, изобрели, как мы видели, своеобразный «выход» из вопиющего несоответствия, объявляя, что русские и иноземные письменные источники многократно преувеличивали масштаб сражения и, соответственно, число войск каждой стороны.

Вне поля зрения как нынешних, так и прежних историков Куликовской битвы оставался немаловажный факт: словом «устье» в то время обозначали исток реки. Такое словоупотребление документировано во всех списках Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов известной по рукописям XIV и XV веков. В этой летописи говорится о завершении войны Великого Новгорода со Швецией:

«В лѣто 6831 [1323]. Ходиша новгородци съ княземъ Юрьемъ и поставиша город на усть Невы, на Ореховомъ острове; ту же приехавше послы великы от свеиского короля и докончаша миръ вечныи съ княземъ и с Новымьгородомь по старой пошлине»15.

Здесь речь идет о построении за полвека до Куликовской битвы русской крепости Орешек (впоследствии – Шлиссельбург). «Ореховый остров» расположен в верховье реки Невы при вытечении ее из Ладожского озера. Словосочетание «на усть Невы» означает: у истока Невы.

Если бы историки Куликовской битвы, не ограничиваясь нынешним пониманием слов «усть Непрядвы», обращались в достаточной степени к истории русского языка или читали особенно внимательно не только те фрагменты хорошо известных летописей XIV-XV столетий, где описана эта битва, то проблема могла бы и не возникнуть. Наш выдающийся языковед академик Измаил Иванович Срезневский больше ста лет назад завершил публикацию составленного им словаря древнерусского языка. Первое издание его последнего тома вышло в Петербурге в 1903 году, второе издание (репринт) – пятитысячным тиражом – в Москве в 1958 году. В этой книге уже в начале прошлого века можно было прочесть нужное пояснение: «Усть – устье реки <…> исток реки: на усть – при истоке – Поставиша город на усть Невы, на Ореховомъ острове (дана отсылка к Новгородской первой летописи) »16.

Нева вытекает из Ладожского озера. Непрядва же некогда вытекала из существующего и ныне, но теперь уже очень небольшого Волова озера – до его обмеления, оставив около него следы русла прежнего своего верховья. Сведения о том, что еще в первой половине XVII столетия это озеро служило истоком некоторых рек Куликова поля, можно прочесть в важном источнике того времени – «Книге Большому Чертежу». Сама древнейшая карта России не сохранилась, но подробнейшее ее описание, составленное по «государеву указу» в 1627 году, публиковалось уже не раз. В издании, выпущенном Академией наук в 1950 году, с учетом всех известных к тому времени списков, можно прочесть достаточно ясный намек, касающийся истока Непрядвы: « Упа река вытекала из Волова озера от верху речки Непрядвы, <…> от Куликова поля с Муравского шляху »17.

Существуют подробнейшие (крупномасштабные, вычерченные от руки) карты уездов Тульской губернии, составлявшиеся в конце XVIII столетия для нужд генерального межевания. На этих картах видно, что находящееся в центре Куликова поля и уже радикально сократившееся к тому времени в размерах Волово озеро отделено лишь сотней саженей от ручья, дающего начало реке Непрядве 18.

Показания источников, возможно, свидетельствуют, что сражение 1380 года произошло вблизи тогдашнего истока («устья») реки Непрядвы, в центральной части Куликова поля – на расстоянии приблизительно 50  км. от впадения этой реки в Дон.

Соответственно, нашим археологам, которые в недавние десятилетия особенно интенсивно, но безуспешно искали следы массовых захоронений десятков тысяч русских воинов, павших на Куликовом поле, целесообразно несколько переместить район своих полевых работ. Тогда и удивительная малозначительность найденных доныне при раскопках на этом поле остатков оружия получила бы свое естественное объяснение.

Следует упомянуть, что недостаточность прежнего ареала археологических работ уже сравнительно давно начинала осознаваться в среде самих сотрудников музея-заповедника «Куликово поле». В печати проскользнуло пожелание, «чтобы работники музея-заповедника не замыкались в своих исследованиях местности, традиционно определяемой ими как Куликово поле в узком смысле слова, а расширили бы район своих поисков» 19 .Но радикальному его расширению препятствовала приверженность этих ученых ошибочной, как оказалось, мысли, что битва произошла при впадении Непрядвы в Дон. 20.

.2 Исток реки Непрядвы

Исток реки Непрядвы.

Вышеуказанное обстоятельство побуждает переосмыслить и некоторые иные сведения привычных источников. Естественно полагать, что описанное в летописях форсирование русскими войсками Дона в ночь с 7 на 8 сентября осуществлялось не ниже впадения в него Непрядвы, как это ныне считается, исходя только из «традиционного» представления о месте самого сражения, а выше по течению Дона около Федосова городища, т.е. ближе к центру Куликова поля, где Дон еще менее полноводен, а дорога, по которой двигались с севера русские войска, подошла к нему вплотную при впадении в Дон речки Муравлянки и где, судя по географическим картам, существовала используемая в то время переправа.

Лишается опоры и «традиционное» представление, что битва произошла на правом берегу Непрядвы. Подробнейшим образом аргументированная не так давно «левобережная» гипотеза была впоследствии раскритикована и решительно отвергнута. Дело в том, что сторонники и этой гипотезы слова «на усть Непрядвы» трактовали «традиционно» – как место впадения этой реки в Дон, а несогласные с такой гипотезой палеогеографы выяснили, что именно там на левом берегу Непрядвы прежде находился лес 21.

Но неосновательно было бы предполагать, что лес некогда покрывал всё левобережье Непрядвы вплоть де ее истока и на многие километры вглубь обширного Куликова поля. Сплошное изучение его почв для определения возможных в прошлом лесных участков проводилось только на небольшом пространстве в низовьях этой реки, так как все поиски места битвы были основаны только на теперешнем понимании слов «устье Непрядвы».

Анализ данных, извлеченных из совокупности официальных письменных источников XVI-XVII вв. привел к выводу, что тогдашнее Куликово поле – отнюдь не лес, а «северо-восточная оконечность степей, которая широким языком вклинивается вглубь широколиственных лесов Среднерусской возвышенности по водоразделу верхнего течения Дона и Оки».

Как резюмировал нынешний исследователь исторической географии Куликова поля О.Ю. Кузнецов, «в противоположность традиционным представлениям отечественной историографии советского периода, следует признать значительность его линейных размеров, достигающих 120  км с запада на восток и 80 км севера на юг»22.

Что же касается XIV столетия, то летописи единодушно и неоднократно упоминают именно открытую местность («поле чисто»), по которой русское войско «поидоша за Дон в далняя части земля». Стремясь упредить действия противника, оно спешно направилось к истоку Непрядвы – «переидоша за Дон вскоре люто и сверепо и напрасно» (т.е. ожесточенно и храбро и стремительно)23.

Дело в том, что великий князь Дмитрий Иванович, получив ободряющее послание от преподобного игумена Сергия Радонежского, сначала готовился встретить войско Мамая на левом берегу Дона и уже назначил по полкам воевод, которые тогда облеклись «во одежю их меестную яко велицы ратницы» (т.е. в доспехи, предназначенные для различения их во время боя).

Подойдя к Дону, русские воеводы «много ту думаша», следует ли переходить на его правый берег24. Однако высланная заранее разведка во главе с Семеном Меликом только что сообщила, что войско Мамая теперь сосредоточивается уже на правобережье Дона, ожидая соединения с войском Ягайла, которое должно было подойти с запада. Это известие и повлекло за собой решение великого князя Дмитрия Ивановича стремительно той же ночью переправиться через Дон 25.

Конному войску русских потребовалось очень немного времени, чтобы преодолеть расстояние около 20  км. по степному водоразделу между верховьями притоков Упы и притоков Непрядвы от места переправы через Дон до центральной части «Куликова поля». Пешие воины подошли, конечно, позднее. Но задолго до полудня 8 сентября сосредоточение русских войск должно было завершиться. «Князю же великому Дмитрию Ивановичю пришедшю за Дон в поле чисто, в Мамаеву землю на усть Непрядвы реки, и став ту князь велики по достянию (т.е. как следует) полки разрядив и воеводы учинив» 26.

Ордынская армия Мамая, ожидавшего прибытия союзников – литовской армии Ягайла, намеревалась, очевидно, первой выйти на открытую местность в центре Куликова поля между верховьями притоков Дона и Оки. Это был финальный участок давно освоенного степняками пути на Русь, который впоследствии получит обозначение «Муравский шлях».

По нему крымские татары затем несколько столетий будут совершать свои опустошительные набеги на русские земли, иногда доходя даже до Москвы. Но в 1380  г, давно проторенная кочевниками дорога, идущая по верховьям и водоразделам, будущий «Муравский шлях», оказался перекрыт сводной армией великого князя Дмитрия Ивановича, загородившей ордынцам путь к Москве. Мамаю пришлось, поэтому вступать в сражение с русскими, не дождавшись подхода войска Ягайла.

Из сказанного следует, что Куликовское сражение разыгралось отнюдь не на площадке «2-3 квадратных километров», как писал недавно в своем обзоре под влиянием упомянутых мною выше археологов историк А.Е. Петров 27. Оно произошло на пространстве, в десятки раз превосходившем подобные размеры. Развернутые в «чистом поле» на десять верст по фронту русские войска должны были иметь и глубину построения, достаточную для их маневра и для своевременного введения в бой мощного резерва, который и решил исход битвы.

Отправив «вверх по Дону» от места общей переправы засадный полк (в летописных текстах он чаще назван «западный», что отвечает расположению – западнее главных сил) под командованием своего двоюродного брата князя Владимира Андреевича Серпуховского, и «мужа мудра и храбра» Дмитрия Михайловича Боброка Волынского, и еще трех известных князей, и «в дубравах утаив» 28 , этот ударный резерв, великий князь Дмитрий Иванович обеспечил победу. Дубрава – не ельник и не кустарник, которые затрудняют передвижение войска. Под кронами дубов можно было скрытно расположить многочисленную конницу и затем в нужный момент направить ее в атаку неожиданно для противника.

Местонахождение исчезнувшей небольшой дубравы разные историки Куликовской битвы предполагали в разных пунктах поблизости от впадения Непрядвы в Дон.

Но существует доныне дубовый лес невдалеке от края Куликова поля, в направлении на северо-восток от Волова озера. Этот лес обозначен не только на современных картах Тульской области, но на старых картах генерального межевания Тульской губернии. Нынешняя площадь этой дубравы – около двадцати кв. км. 29 .

Теперешнее расстояние ее южного края от верховья Непрядвы – двадцать пять километров. Но прежде расстояние могло быть существенно меньше, так как южные участки леса, вероятно, подвергались вырубке в ходе постройки расположенного теперь вплотную к этому лесу с юга города Богородицка.

Конный полк князя Владимира Андреевича Серпуховского, направленный от места общей переправы, «вверх по Дону», мог достигнуть этого дубового леса, находящегося теперь в 3-х километрах к северу и в 20  км. к западу от места переправы, раньше, чем пешие русские полки приблизились к верховьям Непрядвы.

Основные силы развернутой на протяжении десяти верст русской армии должны были, очевидно, располагаться, перегораживая неприятелям путь к Москве, в междуречье притоков Дона и Оки. Как следует полагать, на северо-северо-восток от местности, непосредственно прилегавшей к Волову озеру, между верховьями рек Непрядвы и Уперты, значительно севернее верховьев реки Мечи (теперь Красивая Меча) и ее притока – речки Плотовая Меча (теперь Сухая Плота). Татары же подошли к истоку Непрядвы с юго-юго-запада, от северной излучины Мечи 30.

.3 Излучина реки Мечи

Излучина реки Мечи.

Сокрушительная атака засадного полка, кратко описанная в Летописной повести о Куликовской битве, привела, как известно, к тому, что «татарове с Мамаем побегоша». Князь Владимир Андреевич «и иные многие воеводы» возглавившие погоню, «гониша их и бьюще до Мечи реки и до станов их, и взяша все богатство их и стада и тамо бежащих безчисленное множество погибоша. Тогда же бе и руси избито множество» 31 .

От верховья Непрядвы на юго-юго-запад до находящейся здесь излучины верхнего течения Мечи расстояние менее 20  км. Его преодолели, продолжая сражаться на своих уже уставших конях, русские преследователи бегущие войска Мамая. Но нереально было бы думать, что это преследование началось от «традиционно» локализуемого места боя – при впадении Непрядвы в Дон. Отсюда до расположенной к югу ближайшей излучины Мечи (в среднем ее течении) расстояние больше шестидесяти километров.

Из сказанного следует, что само местоположение захваченного русскими неприятельского лагеря не могло быть вблизи низовья Непрядвы, а только вблизи ее верховья.

Но бегство остатков разгромленной армии Мамая вряд ли происходило лишь в южных направлениях. Часть ордынцев могла устремиться на запад и присоединиться к отрядам Ягайла. Другая же часть бежала на восток, отстреливаясь из луков на перелесках правобережья Непрядвы. Следами преследования этих беглецов, как можно полагать, и являются найденные здесь в небольшом числе фрагменты оружия, упомянутые мною выше.

Современным историкам Куликовской битвы – в особенности археологам – возможно. необходимо было бы шире рассматривать конкретику своих результатов и чаще обращаться к классическому наследию русской науки, соотнося с ним нынешнюю проблематику своих работ по данной теме…

Примечания:1) См., например: Полное собрание русских летописей (далее: ПСРЛ). М., Языки русской культуры, 2000. Т. 4, ч. 1. С. 314: «беаше всеа силы и всихъ ратей числом с полтораста тысящь или с двесте. Еще же к тому приспеша в той чинъ рагозны издалеча велицыи князи Олгердовичи, поклонитися и послужити: князь Ондреи Полочкой съ Плесковици, брат его князь Дмитрии Бряньскии съ всеми своими мужи». Аналогично:М, 2000, т 6. вып 1. с 458, Аналогично: М 2004, т 43, с. 132.

2) См. например: ПСРЛ. М., 2000. Т. 6. Вып 1. С. 453.

3) Detmar-Chronik von 1101-1395 mit der Fortzetzung von 1395-1400 //Die Chroniken der Deutschen Stadte vom 14. bis 16. Jahrhundert. Leipzig, 1884. Bd. 19. S. 568.

4) См., например: ПСРЛ. М., 2004. Т. 43. С. 134.

5) ПСРЛ. М., 2000. Т. 6, вып. 1. Стб. 463; ср: М., 2000, Т. 4 Ч. 1. С. 318.

6) ПСРЛ. М., 2000. Т. 3. С. 376.

7)  ПСРЛ. М., 2007. Т. 18. С. 129; ср.: ПСРЛ. М.,Т. 15, Стб. 139.

8) См.: Александровский А.Л. Палеопочвенные исследования на Куликовом поле //Куликово поле: Материалы и исследовании /Отв. ред. А.К. Зайцев. М., 1990. С. 70.

9) Опубликованный к юбилею битвы комментированный сводный их перечень содержит всего 27 предметов, из которых только первые 15 могут быть отнесены к остаткам оружия и военного снаряжения. См.: Каталог реликвий Донского побоища, найденных на Куликовом поле. К 625-летию Куликовской битвы. Составитель О.В. . Двуреченский. М., 2005.     

10) Чеботарев А. В поисках Куликова поля [датированная 15-м августа 2005 года беседа с руководителями Верхнее-Донской археологической экспедиции Государственного исторического музея] // Нескучный сад. М., 2005. № 4 (15). С. 95-96.

11) Там же. С 96.

12) Там же. С. 94-95.

13) Куликово поле: Большая иллюстрированная энциклопедия / Под общей редакцией В.П. Гриценко. Тула: Государственный музей-заповедник «Куликово поле». 2007. С. 316-317.

14) ПСРЛ. М., 2000. Т. 4. Ч. 1. С. 319; ср: ПСРЛ. М., 2000. Т. 6. Вып. 1. С. 463; ПСРЛ. М., 2004. Т. 43. С. 135

15) ПСРЛ. М. 2000. Т. 3. С. 97, 339, 457.

16) Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. СПб. Типография. Императорской Академии наук, 1903. Т. 3. Стб. 1292.

17) Книга Большому Чертежу / Подготовка к печати и редакция К.Н. Сербиной. М.; Л. Издательство Академии наук СССР. 1950. С. 59. Цитированный список № 1330 «безусловно самый полный из всех сохранившихся списков Книги Большому Чертежу». Он «часто восполняет явные пробелы всех списков» (там же. С. 33).

18) Ныне карты хранятся в Отделе рукописей Библиотеки Российской Академии наук.

19) Фомин Н.К. Топоним «Куликово поле» по документам XVI-XVII вв. //Изучение историко-культурного наследия Куликова поля / Государственный музей-заповедник «Куликово поле». Научные труды. М.: Тула, 1999. С. 38.

20) Необходимо упомянуть, что, в отличие от профессиональных историков и археологов, связанных ошибочной интерпретацией летописных указаний на «усть Непрядвы», некоторые краеведы и историки-любители просто игнорировали эти указания и уже высказывали предположение, что место битвы стоило бы поискать вблизи озера Волова. См., например: Шавырин В.Н. Муравский шлях: Краеведческие очерки. Тула, 1987. С. 93-104; Звягин Ю.Ю. Загадки поля Куликова. М. Изд. «Вече». 2010. С. 239-302. Впрочем, названные авторы, пишущие в беллетристической манере, расценивали это лишь как одну из любопытных версий возможной локализации места Куликовской битвы. Однозначно придерживается именно такой версии А.Б. Архипов, высказавший ее в двух письмах ко мне, отправленных электронной почтой в декабре 2011 года и представившийся в них как «технарь». Я ему порекомендовал отобразить подробно свои наблюдения в печати.

21) "Левобережная» гипотеза - см.: Кучкин В.А. Победа на Куликовом поле//»Вопросы истории». 1980. №8. С. 16-19; Флоренский К.П. Где произошло Мамаево побоище? // Природа. 1984. № 8(828). С. 41-47; Кучкин В.А. О месте Куликовской битвы //Там же. С. 47-53. «Правобережная» гипотеза - см.: Скрынников Р.Г. Куликовская битва. Проблемы изучения // Куликовская битва в истории и культуре нашей родины. (Материалы юбилейной научной конференции). Издательство Московского университета. 1983. С. 54-57; Хотинский Н.А., Фоломеев Б.А., Александолвский А.Л., Гуман М.А. Куликово поле: природа и история последних 6 тысяч лет /'/Природа. 1985. № 12(844). С. 35-37; Зайцев А.К., Фоломеев Б.А. Хотинский Н.А. Проблемы междисциплинарного изучения Куликова поля //Куликово поле: Материалы и исследования. С. 4-9.  См. также: Петров А.Е. Куликово поле в исторической памяти: Формирование и эволюция представлений о месте Куликовской битвы // Древняя Русь: Вопросы медиевистики. 2003. № 3 (13). С. 26-30.

22) Кузнецов О.Ю. Локализация Куликова поля по русским средневековым письменным источникам // Изучение историко-культурного и природного наследия Куликова поля... С. 30.

23) ПСРЛ. Т. 43. С. 134.

24) Там же. С. 133.

25) См.: Амелькин А.О., Селезнев Ю.В. К вопросу о форсировании князем Дмитрием Ивановичем Дона 7 сентября 1330  г. //Верхнее Подонье: Археология. История. Тула: Государственный музей-заповедник «Куликово поле», 2009. Вып. 4. С. 170-174.

26) ПСРЛ, Т. 43. С. 134 (исправлена опечатка в словах «по достоянию»).

27)  Петров A.E. Куликово поле в исторической памяти. С. 29.

28)  ПСРЛ Т. 43. С. 134.

29) См.: Атлас Тульской области. Масштаб в 1  см - 1  км. Отв. ред. А.Г. Косиков. М., Изд. «Ультра Экстент». 2006. Карта № 56.

30) Любопытно, что «Красный Холм», на котором, по не имеющей документального подтверждения устной традиции, находилась во время сражения ставка Мамая, - это название возникшего, вероятно, сравнительно недавно небольшого поселения в семи километрах к востоку от Волова озера и в двух километрах к северу от Непрядвы.

31) ПСРЛ. Т. 43. С. 135.

Сергей Николаевич Азбелев, доктор филологических наук, профессор . http://pereformat.ru/2013/01/kulikovskaya-bitva/ .

Доп.Топоним «Куликово поле» хорошо известен из русских летописей и документов XVI- XVII вв, особенно по спискам «Книги Большому Чертежу» 1627  года.  По этим описаниям,  Куликово поле -  представляло собой естественную,  северную границу  Дикого поля,  в виде протяжённой гряды возвышенностей и водоразделов, в пределах Окско - Донского междуречья,  со степным характером растительности на холмах, и лесостепным - в низинах, главный водораздел между бассейнами Оки и Дона. С севера на юг эту территорию пересекал Муравский шлях.

Окско-Донской водораздел (в границах которого и располагалось Куликово поле русских летописей), протянулся цепью возвышенностей  в Тульской обл., практически  от границ с Орловской обл., и  до границ с Рязанской. При этом Окско - Донской водораздел  разделен на несколько междуречных плато, каждое из которых имеет свое название: Раевское, Горбачевское и Воловское плато. С данного водораздела берут начало  реки:  Красивая Меча, Непрядва, Упа, Плова (Плава), Солова, Зуша, Чернь, Иста, Снежедь и др. В центре, на Воловском плато, находится Волово озеро -карстового происхождения, (непосредственно рядом с Воловым озером – исток Непрявды, в нескольких км. на СЗ -  исток Упы).

.

Шуберт: Р15-Л15 и Р15-Л16. Три версты в дюйме. (кликабельна).

.

Тульская область: 200k--n37-20 и 200k--n37-21, 1 см - 2 км. (кликабельна).

.6 Муравский шлях

Муравский шлях – проходил у верховий реки Упы.

byslaikyr.livejournal.com

Куликовская битва произошла на берегу Москва-реки?

Сегодня годовщина Куликовской битвы. Подробности этого события нашей истории, казалось бы, хорошо известны. Однако это не так. Более того, скорее всего, все было совсем не так, как мы привыкли думать. И главное заблуждение - это само место, где произошла битва. Существует много аргументов в пользу того, что Куликово поле находилось на территории современной Москвы.

Куликовская битва – крупнейшее сражение в истории Руси. История говорит, что на берегу Дона в 1380 году сошлись два войска, общая численность которых составляла более трехсот тысяч человек. В результате жестокой многочасовой сечи на поле осталось лежать две трети ее участников. Выжившим русским воинам понадобилось восемь дней, чтобы собрать и похоронить тела павших товарищей.

Казалось бы, после такого страшного кровопролития Куликово поле просто должно быть усыпано наконечниками копий, стрел, их обломками, а также частями щитов и другого военного снаряжения. Должны навечно остаться были и останки убитых ордынцев, которых естественно, никто не хоронил: нечестивые тела, как говорит летописец, были брошены зверям и птицам на растерзание. Однако ничего этого на Куликовом поле не найдено, как не найдена и братская могила десятков тысяч русских воинов. Где же все это?

Единственно правильным ответом на этот вопрос будет то, что никакого сражения в этом месте не было. Современные историки считают, что численность обоих войск, скорее всего, преувеличена. Однако это не ничего не меняет – археология Куликова поля очень бедна. То количество находок, которое было здесь обнаружено, настолько мало, что не превышает фона – столько можно найти в любом другом месте.

В поисках решений данной проблемы историки предположили – вопреки древним свидетельствам, - что тела погибших увезли в Москву, где и похоронили. Но до Москвы войско добралось только спустя более трех недель после битвы. Невозможно представить, чтобы мертвых не хоронили столько времени, да и ради чего? Всегда и везде павших на поле битвы хоронили там же. И в любом случае остается непонятным, где же тогда останки воинов Мамая?

Как ни крути, ничего не получается. Так, может, Куликово поле находится где-то в другом месте? Зная, что описание битвы – это всего лишь литературный источник, можно предположить, что изначальный текст по ряду причин был неправильно понят, и локализация Куликова поля на Дону является всего лишь версией. Если эта версия ошибочна, то вполне естественно попытаться выдвинуть другую, менее противоречивую.

Много лет назад академик А.Т.Фоменко предположил и аргументировано обосновал идею, что Куликовская битва произошла на территории нынешней Москвы, у места впадения Яузы в Москва-реку. Именно здесь находятся московские Кулишки, ранее называвшиеся Куличковым полем. Ближайшие же места напрямую связаны с самой Куликовской битвой или ее описанием.

На Кулишках находится церковь Всех Святых, которую заложил Дмитрий Донской в память воинов, павших в Куликовской битве. Вполне естественно предполагать, что храм в честь погибших был воздвигнут на месте битвы. Рядом с церковью находится улица Солянка, которая раньше называлась Кулижки.

Рядом с Кулишками, за Яузой, расположена Таганская площадь. Она находится на вершине холма, который раньше назывался Красным. Следы этого имени до сих пор сохраняются в названиях Краснохолмской набережной, Большого и Малого Краснохолмских мостов. Но ведь Красный холм хорошо известен, как место, откуда Мамай наблюдал за ходом Куликовской битвы!

Вспомним, а что же еще упоминается из топонимики, связанной с Куликовской битвой?

Вот, есть Кузьмина гать, на которой, двигаясь к Куликову полю, остановилось ордынское войско. Так в Москве тоже есть похожее место - это район Кузьминки. И упоминание источником гати вполне применимо к московским Кузьминкам, так как раньше эта местность была болотистой. Об этом свидетельствует и название другого района, расположенного недалеко - Нагатино.

Известно, что Дмитрий Донской выступил в поход из Коломны. Этот город находится примерно в ста километрах от Москвы, то есть добраться до Коломны – уже целый поход. Однако все встанет на свои места, если считать, что речь идет о другой Коломне – селе Коломенском, месте, находящемся сегодня в Москве. Более того, Коломенское находится почти там же, где и упомянутое Нагатино.

Войско Дмитрия, по словам летописца, двигалось на Котел. Глядя на современную карту, мы находим его как раз рядом с Коломенским: об этом нам говорят находящиеся здесь речка Котловка и железнодорожная станция Нижние Котлы. Сейчас здесь – муниципальный район Котловка. Возможно, что речь идет о другом Котле, который был совсем рядом с Кулишками. Сегодня мы там видим Котельническую набережную и Котельнические переулки.

Не доходя до Куликова поля, Дмитрий устроил на Девичьем поле смотр войск. Что это за Девичье поле, уж не то ли, что опять же находилось в Москве? Сейчас такого места в городе нет, но оно было еще в XIX веке. Так, например, оно обозначено на иностранной карте Москвы, выпущенной в 1893 году. Соответствующий фрагмент ее представлен ниже. О бывшем названии этого места напоминают расположенные здесь проезд и сквер Девичьего поля. Рядом стоит и известный Новодевичий монастырь, а также находятся Новодевичья набережная и Новодевичий переулок.

Рядом с Кулишками на холме стоит церковь Святого Владимира в Садах. Почему в садах? Какие в диком поле могут быть сады? Владимир – это князь Владимир Андреевич, чей полк, во время Куликовской битвы находился в засаде, и удар которого в самый тяжелый для русских момент решил исход всего сражения. Не покидает ощущение, что воины Владимира были спрятаны за сельскими или городскими садами, на месте которых потом и возвели данную церковь.

Очевидно, что такая версия локализации Куликовской битвы лучше отражает реальность. Места, связанные с этим событием, четко идентифицируются по их названиям, притом на небольшой по размерам территории, а не на растянутой на сотни километров, где в виду обширности пространства можно найти все, что угодно. К тому же, кажется весьма неправдоподобным, чтобы вдали от обжитых мест, там, где, как считается, произошла битва, поля и холмы имели свои названия. А вот в случае с Москвой такое более вероятно.

То, что Куликовская битва «уехала» с берегов Москвы-реки на Дон, имеет объяснение. Дело в том, что упоминаемая в сказаниях река Дон – это и есть река Москва. В древности именно так и называли реки вообще, и даже сегодня в некоторых языках слово «дон» означает просто «реку». Многие реки так и сохранили этот корень в своих названиях: Дунай, Днепр, Днестр, Двина… Вероятно, Доном в прошлом называлась и Москва-река, а после переименования возникла путаница: историки посчитали, что в летописях речь идет о современном Доне.

Возможно, что память о прошлом именовании реки Москвы сохранилась в названии Донского монастыря, стоящего во все том же рассматриваемом здесь районе Москвы. Считается, что он был основан в память победы над татарами, но не над этими, а над теми, которых разбили здесь два века спустя. Название же монастыря якобы произошло от чудотворной иконы, с чьей помощью была одержана победа в бою, и которая, как раз, и называлась Донской. Ее название объясняется тем, что ранее она точно так же помогла князю Дмитрию на Куликовом поле. Кстати, до этого ее подарили Дмитрию донские казаки! Почему донские, почему опять это слово, да и какие могли быть казаки в то время?!

Очевидно, что здесь мы видим очередную путаницу. Перепутано все, в том числе и сражения с татарами. Скорее всего, и название иконы, и монастыря, и прозвище князя Дмитрия произошли от места победы над татарами, расположенного на берегу реки Дон – будущей Москвы.

Вспомним теперь археологический вопрос, который ставит под сомнение то, что Куликово поле находится в Тульской области. Есть ли материальные следы битвы в Москве? Да есть, и более того, они находятся все в том же районе города. Рядом с Краснохолмской набережной расположен Старо-Симонов монастырь, на территории которого были найдены массовые захоронения.

В этом монастыре стоит церковь Рождества Богородицы. Вся земля вокруг церкви в радиусе около ста метров и несколько метров в глубину заполнена человеческими костями. Характер расположения найденных останков говорит о том, что это не отдельные захоронения, а одна огромная братская могила. Вероятно, это и есть место захоронения погибших в Куликовской битве воинов. В пользу этого говорит и название церкви, ведь битва состоялась как раз в день празднования Рождества Богородицы.

И, наконец, летописи сообщают, что у стен этой церкви похоронены Ослябя и Пересвет – известные всем герои Куликовской битвы. Вот так сообщение! После этого не остается никакого сомнения в том, что Мамаево побоище произошло на берегу Москва-реки, а не Дона.

Кто-то скажет, что этих героев-монахов решили похоронить с почестями в Москве, для чего привезли их тела с места сражения. Но, опять же, невозможно представить, что тела везли три недели, чтобы просто похоронить. Рефрижераторов тогда не было, да и вообще как-то не по христиански это. К тому же, если уж и решили везти их, то уж доставили бы не в Москву, а домой – в Троице-Сергиеву обитель. Так что более логичным представляется, что они погибли в Москве на Кулишках, и здесь же, поблизости, у воздвигнутой в память об этом дне церкви были похоронены.

Часть Москвы, на которой кучкуются куликовская топонимика и исторические памятники той битвы. Красным цветом обозначены названия, упоминаемые в ее описаниях.

Московская версия Куликовской битвы более правдоподобна, но принять ее трудно. В основном из-за того, что речь идет о Москве. Ведь если бы в качестве нового места сражения называлось какое-нибудь дикое поле на берегу Волги или Оки, это воспринималось бы более естественно: то поле или другое – какая разница? Но в городе, да к тому же в Москве – это невероятно!

Однако это более чем вероятно и возможно. Потому что, скорее всего, никакого города тогда еще не было. Москва только начиналась и представляла собой одно или несколько сел. То, что город Москва был основан еще в начале XII века, за два с половиной столетия до Куликовской битвы, мало правдоподобно. Никаких свидетельств, более или менее достоверных, о существовании здесь города до Дмитрия Донского нет. Именно после победы над Мамаем Дмитрий начал отстраивать Москву. Тогда же появились и первые московские церкви.

amigooo.livejournal.com

Каменный Конь - Куликовская битва карты

На данной странице представлена Первая часть комплекта карт, которые служат иллюстрациями к исторической монографии Николая Скуратова "Каменный Конь на Куликовом Поле", которая в полном объёме опубликована на данном сайте.

Рис.1. Сторожи на Красивой Мече в 1571 году.

Рис.2. Древние дороги.

Рис.3. Красный Буерак.

Рис.4. Дорожная карта Куликова Поля.

Рис.5. Атака Мамая.

Рис.6. Куликово Поле.

Рис.7. Бегство Мамая.

Рис.8. Памятники Куликовской битвы.

Рис.9. Каменная сказка Верхнего Подонья.

Рис.10. Наконечник сулицы из села Перехваль.

 Рис.15. Непрядва на карте Стрельбицкого 1871 года.

 Рис.16. Куликовка (Телятинка) на карте Шуберта 1874 года.

Рис.18. Перехваль, вид из космоса.

 Рис.23. Донские Избицы на карте Шуберта 1826 года.

 Рис.29. Схема Куликовской битвы по Нурутдинову.

Рис.11. Данков на современной карте.

 Рис.12. Кудрявщино.

 Рис.13. Урочище Лебедянь.

 Рис.14. Непрядва на карте 1780 года.

 Рис.17. Долгое, Крестовой овраг, Осинова гора на карте Менде 1821 года.

Продолжение смотрите на странице "Куликовская битва карты Часть2", которая открывается в меню сайта в колонке слева.

kamenny-con.narod.ru

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА БЫЛА. И УЖЕ ЭТО РАДУЕТ

17 августа 2001 года в "Российской газете" вышла моя статья "Стрела Мамая в подлиннике. Археологическая сенсация на Куликовом поле". Она сделана после моего посещения тульского музея "Куликово поле", и в ней в сжатой форме даются самые последние и точные воззрения серьезных специалистов на проблему поисков места Куликова поля, осознание его значения для России. На мой взгляд, удалось найти компромисс между популярностью изложения и фактурой. Единственное, что я не стал включать в текст - это мое понимание позолоченной стрелы Мамая как все-таки не боевой, а "поединочной" - ее прислали Дмитрию на подносе в знак начала битвы. Такая интерпретация находки принадлежит Павлу Петрову из ин-тута Востоковедения. Да еще по поводу доспехов Дмитрия, конечно, перебор. И одеждой он не менялся, если только и вправду, как говорит Рыбаков, не страдал водянкой, так что доспех на него и не влез бы. В день годовщины Куликовской битвы я приглашен на праздник, и поеду на легендарное поле (я ужек был там, но проездом и давно). О впечатлениях расскажу.

А сейчас - текст из газеты с прибавлением оригинальных иллюстраций.

СТРЕЛА МАМАЯ В ПОДЛИННИКЕ ("Российская газета", 17 августа 2001)

Археологическая сенсация на Куликовом поле

... Несколько человек в согбенных позах разбрелись по Куликову полю. В руках у них - диски на длинных штангах, и искушенные старожилы окрестных сел шептались - “саперы, мины ищут”. Но то были не саперы, а археологи. Правда, искали они действительно оружие. Только не то, что стреляет или взрывается, а - стрелы, копья, мечи... В надежде отыскать место Куликовской битвы, ученые из музея “Куликово поле” прибегли к последнему средству: взяли в руки металлоискатели и пошли “пылесосить”, как это называется на профессиональном жаргоне, громадную территорию Куликова поля.

Конечно, поиск шел не вслепую. Прежде специалисты тщательно изучили географию этого, на карте крошечного, а как приедешь, да взглянешь окрест - громадного поля. В летописях нет абсолютных координат, широт и долгот, летописи привязаны к речкам, рощам и оврагам. А они за столетия заметно меняют дислокацию.

Но зачем - спросит читатель - понадобилось искать место Куликовской битвы? Ведь всем известно, где она была. И памятник там стоит, еще со времен Николая I. Экскурсантов возят. Но штука в том, что в истории чем более расхожим представляется факт, тем на деле он ненадежнее. Вот и с Куликовым полем вышла таинственная история. Еще в прошлом веке археологи убедились, что в месте, где сошлись и бились сотни тысяч людей, находок-то и нет... Вскоре выяснилось, что место указал помещик Нечаев, патриот и краевед, но дилетант, которому, как нетрудно догадаться, и принадлежала на тот момент земля. Именно Нечаев написал письмо императору Александру, надеясь, выражаясь современным языком, привлечь на свою землю инвестиции из госбюджета. И не прогадал.

А вот Куликова битва с тех пор стала кошмаром нашей исторической науки. В учебниках истории, популярных книжках исправно тиражировали официальную версию. А подспудно, на закрытых для непосвященного глаза конференциях и на страницах специальных журналов - спорили до хрипоты. И доспорились до того, что отдельные исследователи вовсе объявили Куликовскую битву мифом. Мол, так, была стычка, подрались и разошлись. Когда в начале 90-х одна за другой стали выходить книжки Николая Фоменко, утверждающего, что вся история - плод фантазии историков, Куликовская карта стала козырной в его колоде. Его последователи договорились до того, что битва была ... в самой Москве. И правда: каждый москвич и гость столицы может, приехав на Славянскую площадь, лицезреть храм Всех святых, построенный на месте, где Дмитрий Донской когда-то заложил часовню в память жертв Куликовской битвы. А знаете, как называется район, где стоит церковь? Кулишки. Тоже от слова “кулик”. Ага! - поднимается к небу палец “искушенного” историка. И послушный типографский станок уже разносит новую “гипотезу” как последнее слово науки. Апофеозом стала “теория” о том, что Мамай - святой, мученик (нашли даже грузинскую икону “Святого Мамая”, на которой, правда, изображен святой Маммий, но “теоретиков” это не смутило), а Дмитрий - хулиган, думавший только о грабежах.

Меж тем доказать, что Куликовская битва была, масштабная, грозная, для любого нормального, без кавычек российского историка - вопрос чести, как для итальянца найти скелет Капитолийской волчицы. Только вот искать долго не разрешали, и не кто-нибудь, а пресловутые “партия и правительство”. В начале 50-х появилась директива ЦК, рекомендующая “не ворошить и не муссировать” куликовскую тему. Мотивировка? “Татары обидятся”.

С историей у советской власти всегда были нелады. Невдомек было партийным боссам, что не с “татарами” сражались московские войска на Куликовом поле, и даже не с Золотой Ордой, а, выражаясь опять-таки современным штилем, проводили “зачистку местности от международного террориста” Мамая. Ведь кто был этот Мамай? Слышу ответ - “хан Золотой Орды”. Да ничего подобного. Типичный полевой командир, грабящий все, что плохо лежит. Найти управу на него мечтали сами золотоордынские ханы. В войске Мамая сражались и русские, и итальянцы, ну и татары тоже, но все - наемники. Неправда ли, аналогия с чеченскими событиями - прозрачная?

Итак, специалисты “Тульских древностей” начали с того, что заново перерыли архивы. То, что написано о Куликовской битве в советские годы, с точки зрения историка - просто чудовищно. Обманчивая простота схем - “здесь был засадный полк, здесь - полк правой руки” - рушилась, едва выйдешь со схемой на поле. Пришлось привлекать источники древнерусские. Потом ученые начали ... изучать древнюю пыльцу. Именно она показывает, где 600 лет назад была роща, где - поле. Оказалось, за столетия они поменялись местами. Песок и ракушки под слоем чернозема расскажут, где текла река. Так реконструировали ландшафт, и уж потом взялись за металлоискатели.

Находки неоспоримо свидетельствуют - место Куликовской битвы найдено. Не совсем там, где хотелось бы помещику Нечаеву, но и не в Москве, а в нескольких километрах от современного памятника. Что же это за находки?

Сами историки наиболее сенсационной считают фрагмент тяжелых лат. Почему? Стоили они дорого, настолько, что даже князья надевали такие латы лишь на большие битвы, пару-тройку раз в жизни. А простые воины, и даже офицеры довольствовались кто кольчугами, кто - кожаными рубахами, а большинство полагались на милость Божью. Меня же больше других находок потряс другой экспонат, выставленный ныне в Туле, в витрине музея - наконечник стрелы. Позолоченный.

Что за диковинка? Зная из летописей характер Мамая, человека, помешанного на роскоши и богатстве, можно смело утверждать, что она принадлежала лично этому авантюристу. Вряд ли Дмитрий, глава государства, в котором не было ни одного золотого рудника, стал бы разбрасываться стрелами из драгоценного металла. А вот Мамай, до этого ограбивший десятки городов Золотой Орды и метивший теперь на Москву - мог.

Пусть у читателя не останется от чтения этой статьи привкуса дешевой сенсации. Когда я говорил с директором музея и руководителем работ Владимиром Гриценко, мне показалось, что он как бы стесняется громких находок, опасается, что журналист - в моем лице - пойдет распространять дутые сенсации. Так, стрелу я сам на витрине разглядел, и у Владимира Петровича “выпытал”, что это такое. Для ученого гораздо важнее другие результаты. Невзрачный черепок, истлевшее дерево... Так, находки показали страшную картину гибели русского населения этих мест в период перед Куликовской битвой. Братские могилы, непогребенные скелеты возле домов, ребенок, спрятавшийся в печке и там задохнувшийся в дыму пожара... “Святой Мамай”, как видно, терроризировал эти земли не один год, для чего и понадобилось провести “зачистку”.

Правда, расправившись с Мамаем, Дмитрий, как видно, посягнул и на земли собственно Золотой Орды, попытавшись установить контроль над Тулой, где, как известно, сидели баскаки - люди хана, собиравшие дань. В отместку хан Тохтамыш через несколько лет разграбил Москву. Но это уже другая история, но тоже - подлинная, без прикрас.

Кстати

С 18 до 20 века в составе российского флота числилось 10 кораблей, носящих имена героев Куликовской битвы. Первым был 66-пушечный линкор “Дмитрий Донской”, спущенный на воду в 1771 году. Ему на смену в 1807 году пришел одноименный 74-пушечный линкор. Этот корабль был частью Черноморского флота, сражался в русско-турецкой войне. В 1885 году на Балтийском флоте появляется третий “тезка”, которому выпало драться с японцами в Цусимском сражении. Корабль схватился с шестью японскими крейсерами и двумя истребителями, 70 человек экипажа погибло, командир решил корабль затопить. В 19-м веке плавал по морям и корабль “Александр Пересвет” - он по решению царя пришел на помощь одной из сторон в войне Севера и Юга в США. Другой “Пересвет”, образца 1901 года, после битвы с японцами затонул. Японцы его подняли, подлатали, но Россия выкупила корабль за 7 миллионов иен. Впрочем, в 1916 году он теперь уже навеки погрузился в пучины Средиземного мор, подорвавшись на немецкой мине. В прошлом году имя “Дмитрий Донской” присвоено тяжелому атомному подводному крейсеру Северного флота.

archeologia.narod.ru