Крамской Иван Николаевич — Биография. Крамской иван николаевич биография


Иван Крамской : краткая биография

Краткая биография

Ива́н Никола́евич Крамско́й (27 мая [8 июня] 1837, Острогожск — 24 марта [5 апреля] 1887, Санкт-Петербург) — русский живописец и рисовальщик, мастер жанровой, исторической и портретной живописи; художественный критик.

Крамской родился 27 мая (8 июня) 1837 года в городе Острогожск Воронежской губернии, в семье писаря.

После окончания Острогожского уездного училища Крамской был писарем в Острогожской думе. С 1853 года стал ретушировать фотографии. Земляк Крамского М. Б. Тулинов в несколько приёмов обучил его «доводить акварелью и ретушью фотографические портреты», затем будущий художник работал у харьковского фотографа Якова Петровича Данилевского. В 1856 году И. Н. Крамской приехал в Петербург, где занимался ретушированием в известном в то время фотографическом ателье Александровского.

В 1857 году Крамской поступил в Санкт-Петербургскую Академию художеств учеником профессора Маркова.

Бунт четырнадцати. Артель художников

Иван Николаевич Крамской. Портрет художника Шишкина. (1880, Русский музей)Иван Николаевич Крамской. Портрет художника Шишкина. (1880, Русский музей)

В 1863 году Академия художеств присудила ему малую золотую медаль за картину «Моисей источает воду из скалы». До окончания учёбы в Академии оставалось написать программу на большую медаль и получить заграничное пенсионерство. Совет Академии предложил ученикам конкурс на тему из скандинавских саг «Пир в Валгалле». Все четырнадцать выпускников отказались от разработки данной темы и подали прошение о том, чтобы им позволили каждому выбрать тему по своему желанию. Последующие события вошли в историю русского искусства как «Бунт четырнадцати». Совет Академии им отказал, а профессор Тон отметил: «Если бы это случилось прежде, то всех бы вас в солдаты!» 9 ноября 1863 года Крамской от лица товарищей заявил совету, что они, «не смея думать об изменении академических постановлений, покорнейше просят совет освободить их от участия в конкурсе». В числе этих четырнадцати художников были: И. Н. Крамской, Б. Б. Вениг, Н. Д. Дмитриев-Оренбургский, А. Д. Литовченко, А. И. Корзухин, Н. С. Шустов, А. И. Морозов, К. Е. Маковский, Ф. С. Журавлёв, К. В. Лемох, А. К. Григорьев, М. И. Песков, В. П. Крейтан и Н. П. Петров. Ушедшие из Академии художники образовали «Петербургскую артель художников», просуществовавшую до 1871 года.

В 1865 году Марков пригласил его в помощники по расписыванию купола храма Христа Спасителя в Москве. Из-за болезни Маркова, всю главную роспись купола сделал Крамской вместе с художниками Венигом и Кошелевым.

В 1863—1868 годах он преподавал в Рисовальной школе Общества поощрения художников. В 1869 году Крамской получил звание академика.

Передвижничество

Могила И.Н.Крамского на Тихвинском кладбище в Александро-Невской лавре (Санкт-Петербург)Могила И. Н. Крамского на Тихвинском кладбище в Александро-Невской лавре (Санкт-Петербург)

В 1870 году образовалось «Товарищество передвижных художественных выставок», одним из основных организаторов и идеологов которого был Крамской. Под влиянием идей русских демократов-революционеров Крамской отстаивал созвучное им мнение о высокой общественной роли художника, основополагающих принципах реализма, моральной сущности искусства и его национальной принадлежности.

Иван Николаевич Крамской создал ряд портретов выдающихся русских писателей, артистов и общественных деятелей (таких как: Лев Николаевич Толстой, 1873; И. И. Шишкин, 1873; Павел Михайлович Третьяков, 1876; М. Е. Салтыков-Щедрин, 1879 — все находятся в Третьяковской галерее; портрет С. П. Боткина (1880) — Государственный Русский музей, Санкт-Петербург).

Одна из известнейших работ Крамского — «Христос в пустыне» (1872, Третьяковская галерея).

Продолжатель гуманистических традиций Александра Иванова, Крамской создал религиозный перелом в морально-философском мышлении. Он придал драматическим переживаниям Иисуса Христа глубоко психологическую жизненную интерпретацию (идея героического самопожертвования). Влияние идеологии заметно в портретах и тематических картинах — «Н. А. Некрасов в период „Последних песен“», 1877—1878; «Неизвестная», 1883; «Неутешное горе», 1884 — все в Третьяковской галерее.

Почтовый конверт СССР, 1987 год: 150 лет со дня рождения КрамскогоПочтовый конверт СССР, 1987 год:150 лет со дня рождения Крамского

Демократическая ориентировка работ Крамского, его критические проницательные суждения об искусстве, и настойчивые исследования объективных критерий оценок особенностей искусства и их влияния на него, развило демократическое искусство и мировоззрение на искусство в России в последней трети XIX века.

В последние годы Крамской был болен аневризмой сердца. Художник скончался от аневризмы аорты 24 марта (5 апреля) 1887 года во время работы над портретом доктора Раухфуса, когда он внезапно наклонился и упал. Раухфус попытался оказать ему помощь, но было уже поздно. И. Н. Крамской был похоронен на Смоленском православном кладбище. В 1939 году прах был перенесен на Тихвинское кладбище Александро-Невской лавры с установкой нового памятника.

В Царском селе установлена скульптурная композиция Крамской и Неизвестная скульптора Александра Таратынова.

Семья

Иван Крамской. Портрет сына Сергея. 1883 год.Иван Крамской. Портрет сына Сергея. 1883 год.
  • Софья Николаевна Крамская (1840—1919, урожд. Прохорова) — жена
    • Николай (1863—1938) — архитектор
    • Софья — дочь, художница, репрессирована
    • Анатолий (01.02.1865—1941) — чиновник Департамента железнодорожных дел Министерства финансов
    • Марк (? −1876) — сын

Адреса в Санкт-Петербурге

  • 1863 год — доходный дом А. И. Лихачевой — Средний проспект, 28;
  • 1863—1866 — 17 линия В. О., дом 4, квартира 4;
  • 1866—1869 — Адмиралтейский проспект, дом 10;
  • 1869 — 24.03.1887 года — дом Елисеева — Биржевая линия, 18, кв. 5.

Галерея

Работы Крамского
Русалки, 1871Христос в пустыне, 1872Портрет художника И. И. Шишкина, 1873Портрет Льва Николаевича Толстого, 1873Портрет императрицы Марии Александровны, 1877Д. И. Менделеев, 1878Портрет леди, 1881 Екатеринбург Музей изобразительных искусствНеизвестная, 1883Неутешное горе, 1884Александр III, 1886

Ученики

Памятная монета Банка России, посвящённая 175-летию со дня рождения И. Н. Крамского. 2 рубля, серебро, 2012 год
  • Поленова, Елена Дмитриевна
  • Репин, Илья Ефимович

worldofaphorism.ru

Крамской Иван Николаевич (1837-1887) биография

Иван Николаевич Крамской родился 27 мая (8 июня по новому стилю) 1837 года в Воронежской губернии. Вот что он сам писал в автобиографии о своем происхождении и первых двадцати годах жизни: Портрет незнакомки. Иван Крамской"Я родился в уездном городке Острогожске, в слободе Новая Сотня, от родителей, приписанных к мещанству... Учился и Острогожском училище, где и кончил курс с похвальными листами по всем предметам - 12 лет от роду. В тот же год лишился отца, писаря городской думы, В той же думе упражнялся в каллиграфии, служил посредником по полюбовному межеванию. А когда минуло шестнадцать, представился случаи вырваться из Острогожска с харьковским фотографом, снимавшим в нашем городке войсковые учения. С этим фотографом и объехал в течение трех лет половину России в качестве ретушера и акварелиста". Дополним этот "трудовой" список - пятнадцати лег от роду он поступил учеником к острогожскому иконописцу и провел в его мастерской около года. Как видим, происхождение Крамского было демократическим, разночинным. К счастью, и эпоха в России наступала вполне разночинная - проведение либеральных реформ Александра II сопровождалось массовым наплывом разночинцев во все сферы общественной и художественном жизни. В последней Крамскому предстояло сыграть виднейшую роль. К 1857 году он появился в Петербурге и, не имея никакого систематического художественного образования, дерзнул "подать документы" в Академию художеств. Успешно сдал экзамены и оказался студентом Академии! Шесть лет провел наш герой в ее стенах. Жизнь его была нелегкой, приходилось постоянно искать источники пропитания. Тут пригодились Крамскому навыки, приобретенные в прежних скитаниях. В 1851 году Андрей Денвер, окончивший Академию за два года до этого, открыл собственное "дагерротипное заведение". На самом деле заведение было одним из первых российских фотоателье. Не терпя грубой обработки фотографии, он поручал эту работу художникам - в частности, и Крамскому, который пришел к Денверу в 1857 году и вскоре прослыл "богом ретуши". Из Академии молодой живописец ушел с громким скандалом, сделавшим его имя общеизвестным. Новые идеи носились в воздухе, молодежь зачитывалась «Современником», а Чернышевского числила гением и пророком. Похоже, натура Крамского формировалась во многом в "силовом поле" писании этого критика (и романиста) - некоторые сюжеты жизни героя нашего выпуска словно заимствованы из романа "Что делать?". Итак. 1963 год - знаменитый "бунт 14-ти", когда четырнадцать выпускников Академии во главе с Крамским, возмущенные тем, что им запретили писать конкурсную картину на "свободную" тему, предложив вместо этого очередную мифологическую историю, отказались соревноваться за Большую золотую медаль и хлопнули дверью. Они организовали коммуну под названием "Артель художников", старостой и вдохновителем которой стал Крамской. И это очевидный "Чернышевский" сюжет в судьбе художника - вспомним артель Веры Павловны. Впрочем, в реальности все оказалось не столь гладко. Проблемы дали о себе знать буквально на следующий день после возникновении "Артели". Некоторые ее участники скрывали свои доходы (декларировались отчисления в размере 10% частных денежных поступлений и 25% заработка за "артельные" работы). С ростом популярности "явилась - по словам Крамского, - у некоторых жажда духа, а у других полное довольство и ожирение". Художник, в конце концов, изнемог в безнадежной борьбе за "нравственное единство" и в 1870 году покинул "Артель" (она вскоре после этого распалась).Портрет Александраmg Бытовыми вопросами в "Артели" занималась жена Крамскова, Софья Николаевна Крамская (в девичестве Прохорова). И это еще один "Чернышевский" сюжет его жизни. Дело в том, что познакомился Крамской с ней, когда она жила в гражданском браке с другим художником - неким Поповым, официально женатым на другом женщине. Потом Попов уехал за границу, и репутация молодой женщины "пала". В этот момент ей и протянул руку Крамской, взяв "на свой счет" все негативные оценки поведения его избранницы. Брак оказался счастливым, Софья Николаевна родила художнику шестерых прекрасных детей (два младших сына, правда, умерли в детстве) и всегда была его ангелом-хранителем. Бросив "Артель", Крамской не пустится в «автономное плавание - он страстно увлекся идеей Г. Мясоедова об организации нового «московско-петербургского» художественного объединении, которому было суждено войти в историю России под именем "Товарищество передвижных художественных выставок". Устав Товарищества так формулировал его цели: "Устройство во всех городах империи передвижных художественных выставок, в видах: 1. доставления жителям провинции возможности знакомиться с русским искусством и следить за его успехами; 2. развития любви к искусству в обществе; 3. облегчения для художников сбыта их произведений". В эти годы Крамской сблизился с И. М. Третьяковым. Они некоторое время присматривались друг к другу, а потом крепко подружились - впоследствии Крамской был главным советником знаменитого мецената и исполнителем ряда его заказов. Правда, иногда это "исполнительство" несколько походило на "кабалу", но, скажем так, "кабалу" дружественную, теплую, основанную на взаимопонимании. Начало 1870-х годов в жизни Крамского ознаменовалось еще одной дружбой - на этот раз трагической. Даровитого пейзажиста Федора Васильева (1850-1873), сгоревшего от чахотки, наш герой называл "гениальным мальчиком". Горячие строки посвящены ему в одном из писем Крамского к Третъякову датируемом 1870 годом: "Он любил природу и понимал ее - ведь это так редко дастся человеку! И Васильев умер. Он ко мне часто обращался с вопросом: зачем у меня такое горестное выражение лица, когда я счастлив? Он этого не мог понять, что личное счастье не наполняет жизни!" Несколько раз Крамской ездил за границу, последний раз это случилось в 1884 году. Но к исканиям новейшей живописи он остался равнодушен. "Мимолетное" его не интересовало - он ощущал себя пророком, бьющим в набат, и страшно огорчался, когда ему казалось, что его не слушают. Оставаясь одним из главных экспонентов на передвижных выставках - начинай с Первой, организованной в 1871 году, и до 16-й, состоявшейся в год его смерти, - Крамской переживал не только успехи, но и непонимание, и отторжение, и злую критику. Не все ладно было в самом Товариществе, В начале 1880-х годов его отношения с Товариществом уже напоминают жесткую конфронтацию. Он призывает соратников меняться, допускает возможность объединения с Академией, а в ответ слышит слова о ренегатстве. Большинство передвижников обвиняет его во всех смертных грехах - и в том, что его работы стали "неискренними", и в том, что он "предал идеалы", приняв заказ на выполнение портретов членов царской семьи, и в панславизме, и в роскоши, в которой он якобы погряз, и даже в том, что он носит модные красные чулки. Через семь лег после смерти Крамского, в 1894 году, Стасов, по сути инспирировавший эту кампанию, фактически признал свою неправоту, написав Третьякову о тогдашних передвижниках: "Что значит, что нет больше Крамского, державшего их в могучей деснице и направлявшего к правде..." "От меня почти все отвернулись... Я чувствую себя оскорбленным" - сокрушался Крамской в конце жизни. Между тем у художника все сильнее болело сердце. В 1884 году, живя в небольшом французском городке, он лечился под наблюдением русских врачей, а в свободное от лечения время давал уроки рисования своей дочери Соне - в будущем, на рубеже веков достаточно востребованной художнице. Ушел он из жизни за работой, у мольберта. В последний свой день, 24 марта (5 апреля по новому стилю) 1887 года, Крамской несколько часов подряд писал портрет доктора К.Раухфуса. Вдруг побледнел и, бездыханный, рухнул на мольберт.

Автор: Журнал Художественная галерея 128/2007

Рубрика: изобразительное искусство, художник, биография

Заказать и купить копии картин Ивана Крамского

www.art-spb.ru

Крамской, Иван Николаевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Крамской.

Ива́н Никола́евич Крамско́й (27 мая [8 июня] 1837, Острогожск — 24 марта [5 апреля] 1887, Санкт-Петербург) — русский живописец и рисовальщик, мастер жанровой, исторической и портретной живописи; художественный критик.

Биография

Крамской родился 27 мая (8 июня) 1837 года в городе Острогожск Воронежской губернии, в семье писаря.

После окончания Острогожского уездного училища Крамской был писарем в Острогожской думе. С 1853 года стал ретушировать фотографии. Земляк Крамского М. Б. Тулинов в несколько приёмов обучил его «доводить акварелью и ретушью фотографические портреты», затем будущий художник работал у харьковского фотографа Якова Петровича Данилевского[1]. В 1856 году И. Н. Крамской приехал в Петербург, где занимался ретушированием в известном в то время фотографическом ателье Александровского.

В 1857 году Крамской поступил в Санкт-Петербургскую Академию художеств учеником профессора Маркова.

Бунт четырнадцати. Артель художников

В 1863 году Академия художеств присудила ему малую золотую медаль за картину «Моисей источает воду из скалы». До окончания учёбы в Академии оставалось написать программу на большую медаль и получить заграничное пенсионерство. Совет Академии предложил ученикам конкурс на тему из скандинавских саг «Пир в Валгалле». Все четырнадцать выпускников отказались от разработки данной темы, и подали прошение о том, чтобы им позволили каждому выбрать тему, по своему желанию. Последующие события вошли в историю русского искусства как «Бунт четырнадцати». Совет Академии им отказал, а профессор Тон отметил: «Если бы это случилось прежде, то всех бы вас в солдаты!» 9 ноября 1863 года Крамской от лица товарищей заявил совету, что они, «не смея думать об изменении академических постановлений, покорнейше просят совет освободить их от участия в конкурсе». В числе этих четырнадцати художников были: И. Н. Крамской, Б. Б. Вениг, Н. Д. Дмитриев-Оренбургский, А. Д. Литовченко, А. И. Корзухин, Н. С. Шустов, А. И. Морозов, К. Е. Маковский, Ф. С. Журавлёв, К. В. Лемох, А. К. Григорьев, М. И. Песков, В. П. Крейтан и Н. В. Петров. Ушедшие из Академии художники образовали «Петербургскую артель художников», просуществовавшую до 1871 года.

В 1865 году Марков пригласил его в помощники по расписыванию купола храма Христа Спасителя в Москве. Из-за болезни Маркова, всю главную роспись купола сделал Крамской, вместе с художниками Венигом и Кошелевым.

В 1863—1868 годах он преподавал в Рисовальной школе Общества поощрения художников. В 1869 году Крамской получил звание академика.

Передвижничество

В 1870 году образовалось «Товарищество передвижных художественных выставок», одним из основных организаторов и идеологов которого был Крамской. Под влиянием идей русских демократов-революционеров Крамской отстаивал взгляд о высокой общественной роли художника, принципов реализма, моральной сущности и национальности искусства.

Иван Николаевич Крамской создал ряд портретов выдающихся русских писателей, артистов и общественных деятелей (таких как: Лев Николаевич Толстой, 1873; И. И. Шишкин, 1873; Павел Михайлович Третьяков, 1876; М. Е. Салтыков-Щедрин, 1879 — все находятся в Третьяковской галерее; портрет С. П. Боткина (1880) — Государственный Русский музей, Санкт-Петербург).

Одна из известнейших работ Крамского — «Христос в пустыне» (1872, Третьяковская галерея).

Продолжатель гуманистических традиций Александра Иванова, Крамской создал религиозный перелом в морально-философском мышлении. Он придал драматическим переживаниям Иисуса Христа глубоко психологическую жизненную интерпретацию (идея героического самопожертвования). Влияние идеологии заметно в портретах и тематических картинах — «Н. А. Некрасов в период „Последних песен“», 1877—1878; «Неизвестная», 1883; «Неутешное горе», 1884 — все в Третьяковской галерее.

Демократическая ориентировка работ Крамского, его критические проницательные суждения об искусстве, и настойчивые исследования объективных критерий оценок особенностей искусства и их влияния на него, развило демократическое искусство и мировоззрение на искусство в России в последней трети XIX века.

В последние годы Крамской был болен аневризмой сердца.[2] Художник скончался от аневризмы аорты 24 марта (5 апреля) 1887 года[3], во время работы над портретом доктора Раухфуса, когда он внезапно наклонился и упал. Раухфус попытался оказать ему помощь, но было уже поздно. И. Н. Крамской был похоронен на Смоленском православном кладбище[4]. В 1939 году прах был перенесен на Тихвинское кладбище Александро-Невской лавры с установкой нового памятника.

В Царском селе установлена скульптурная композиция Крамской и Неизвестная скульптора Александра Таратынова. [petersburglike.ru/2013-09-04/skulptura-neizvestnaya/]

Семья

  • Софья Николаевна Крамская (1840—1919, урожд. Прохорова) — жена
    • Николай (1863—1938) — старший сын, архитектор
    • Софья — дочь, художница[5], репрессирована
    • Анатолий (1865—1941) — средний сын
    • Марк (?−1876) — сын

Адреса в Санкт-Петербурге

  • 1863 год — доходный дом А. И. Лихачевой — Средний проспект, 28;
  • 1863—1866 — 17 линия В. О., дом 4, квартира 4;
  • 1866—1869 — Адмиралтейский проспект, дом 10;
  • 1869 — 24.03.1887 года — дом Елисеева — Биржевая линия, 18, кв. 5.

Галерея

Ученики

Напишите отзыв о статье "Крамской, Иван Николаевич"

Примечания

  1. ↑ Шипова Т. Н. [oldcancer.narod.ru/photo/Shipova4.htm Фотографы Москвы — на память будущему. 1839–1930: Альбом-справочник. М.: Изд-во объединения «Мосгорархив»; АО «Московские учебники», 2001]. Проверено 22 февраля 2013. [www.webcitation.org/6EhuebNCg Архивировано из первоисточника 26 февраля 2013].
  2. ↑ [art-nesterov.ru/kramskoy.php Михаил Нестеров вспоминает об Иване Крамском, лидере ТПХВ. Мемуары, художник Иван Крамской]
  3. ↑ [forum.vgd.ru/file.php?fid=188167&key=1329264630 Метрическая запись об отпевании]
  4. ↑ Могила на плане кладбища (№ 58) // Отдел IV // Весь Петербург на 1914 год, адресная и справочная книга г. С.-Петербурга / Ред. А. П. Шашковский. — СПб.: Товарищество А. С. Суворина – «Новое время», 1914. — ISBN 5-94030-052-9.
  5. ↑ [www.russiskusstvo.ru/authors/Ydenkova/a1334/ Воскресшая из небытия Юнкер-Крамская]

Литература

  • [tphv-history.ru/books/porudominskiy-kramskoy.html В. И. Порудоминский. «Крамской»]
  • Собко Н. Иллюстрированный каталог картин, рисунков и гравюр покойного И. Н. Крамского (1837—1887). СПб., 1887.
  • [www.memoirs.ru/rarhtml/TV_Kra_IV88_33_7.htm Тр-в. С. И. Н. Крамской в его взглядах на искусство // Исторический вестник, 1888. — Т. 33. — № 7. — С. 129—140.]
  • Давыдова А. С. Крамской. — М.: Искусство, 1962. — 72, [40] с.
  • Долгополов И. В. Мастера и шедевры: В 3-х томах. — М.: Изобразительное искусство, 1987. — Т. 2.
  • Яковлева Н. А. Иван Николаевич Крамской. 1837—1887. — Л.: Художник РСФСР, 1990. — 112 с. — (Массовая библиотека по искусству). — ISBN 5-7370-0042-7.

Ссылки

  • [www.artonline.ru/encyclopedia/292 Крамской Иван Николаевич. Биография и творчество художника на Artonline.ru]
  • [www.tphv-history.ru/books/kramskoy-ob-iskusstve.html Т. М. Коваленская. «Крамской об искусстве»]
  • [www.kramskoy.info Биография художника. Самая полная галерея картин. О стиле и технике художника]
  • [tphv.ru/kramskoy.php Иван Крамской на сайте ТПХВ.РУ]
  • [www.staratel.com/pictures/ruspaint/292.htm Крамской, Иван Николаевич] в библиотеке «Старатель»
  • [www.artpoisk.info/artist/kramskoy_ivan_nikolaevich_1837 И. Н. Крамской: биография, 92 картины]
  • [www.cbr.ru/bank-notes_coins/base_of_memorable_coins/coins1.asp?cat_num=5110-0116 Монета Банка России, посвящённая 175-летию И. Н. Крамского]

Отрывок, характеризующий Крамской, Иван Николаевич

– Я не имел удовольствия вас видеть, – холодно и отрывисто сказал князь Андрей. Все молчали. На пороге показался Тушин, робко пробиравшийся из за спин генералов. Обходя генералов в тесной избе, сконфуженный, как и всегда, при виде начальства, Тушин не рассмотрел древка знамени и спотыкнулся на него. Несколько голосов засмеялось. – Каким образом орудие оставлено? – спросил Багратион, нахмурившись не столько на капитана, сколько на смеявшихся, в числе которых громче всех слышался голос Жеркова. Тушину теперь только, при виде грозного начальства, во всем ужасе представилась его вина и позор в том, что он, оставшись жив, потерял два орудия. Он так был взволнован, что до сей минуты не успел подумать об этом. Смех офицеров еще больше сбил его с толку. Он стоял перед Багратионом с дрожащею нижнею челюстью и едва проговорил: – Не знаю… ваше сиятельство… людей не было, ваше сиятельство. – Вы бы могли из прикрытия взять! Что прикрытия не было, этого не сказал Тушин, хотя это была сущая правда. Он боялся подвести этим другого начальника и молча, остановившимися глазами, смотрел прямо в лицо Багратиону, как смотрит сбившийся ученик в глаза экзаменатору. Молчание было довольно продолжительно. Князь Багратион, видимо, не желая быть строгим, не находился, что сказать; остальные не смели вмешаться в разговор. Князь Андрей исподлобья смотрел на Тушина, и пальцы его рук нервически двигались. – Ваше сиятельство, – прервал князь Андрей молчание своим резким голосом, – вы меня изволили послать к батарее капитана Тушина. Я был там и нашел две трети людей и лошадей перебитыми, два орудия исковерканными, и прикрытия никакого. Князь Багратион и Тушин одинаково упорно смотрели теперь на сдержанно и взволнованно говорившего Болконского. – И ежели, ваше сиятельство, позволите мне высказать свое мнение, – продолжал он, – то успехом дня мы обязаны более всего действию этой батареи и геройской стойкости капитана Тушина с его ротой, – сказал князь Андрей и, не ожидая ответа, тотчас же встал и отошел от стола. Князь Багратион посмотрел на Тушина и, видимо не желая выказать недоверия к резкому суждению Болконского и, вместе с тем, чувствуя себя не в состоянии вполне верить ему, наклонил голову и сказал Тушину, что он может итти. Князь Андрей вышел за ним. – Вот спасибо: выручил, голубчик, – сказал ему Тушин. Князь Андрей оглянул Тушина и, ничего не сказав, отошел от него. Князю Андрею было грустно и тяжело. Всё это было так странно, так непохоже на то, чего он надеялся.

«Кто они? Зачем они? Что им нужно? И когда всё это кончится?» думал Ростов, глядя на переменявшиеся перед ним тени. Боль в руке становилась всё мучительнее. Сон клонил непреодолимо, в глазах прыгали красные круги, и впечатление этих голосов и этих лиц и чувство одиночества сливались с чувством боли. Это они, эти солдаты, раненые и нераненые, – это они то и давили, и тяготили, и выворачивали жилы, и жгли мясо в его разломанной руке и плече. Чтобы избавиться от них, он закрыл глаза. Он забылся на одну минуту, но в этот короткий промежуток забвения он видел во сне бесчисленное количество предметов: он видел свою мать и ее большую белую руку, видел худенькие плечи Сони, глаза и смех Наташи, и Денисова с его голосом и усами, и Телянина, и всю свою историю с Теляниным и Богданычем. Вся эта история была одно и то же, что этот солдат с резким голосом, и эта то вся история и этот то солдат так мучительно, неотступно держали, давили и все в одну сторону тянули его руку. Он пытался устраняться от них, но они не отпускали ни на волос, ни на секунду его плечо. Оно бы не болело, оно было бы здорово, ежели б они не тянули его; но нельзя было избавиться от них. Он открыл глаза и поглядел вверх. Черный полог ночи на аршин висел над светом углей. В этом свете летали порошинки падавшего снега. Тушин не возвращался, лекарь не приходил. Он был один, только какой то солдатик сидел теперь голый по другую сторону огня и грел свое худое желтое тело. «Никому не нужен я! – думал Ростов. – Некому ни помочь, ни пожалеть. А был же и я когда то дома, сильный, веселый, любимый». – Он вздохнул и со вздохом невольно застонал. – Ай болит что? – спросил солдатик, встряхивая свою рубаху над огнем, и, не дожидаясь ответа, крякнув, прибавил: – Мало ли за день народу попортили – страсть! Ростов не слушал солдата. Он смотрел на порхавшие над огнем снежинки и вспоминал русскую зиму с теплым, светлым домом, пушистою шубой, быстрыми санями, здоровым телом и со всею любовью и заботою семьи. «И зачем я пошел сюда!» думал он. На другой день французы не возобновляли нападения, и остаток Багратионова отряда присоединился к армии Кутузова.

Князь Василий не обдумывал своих планов. Он еще менее думал сделать людям зло для того, чтобы приобрести выгоду. Он был только светский человек, успевший в свете и сделавший привычку из этого успеха. У него постоянно, смотря по обстоятельствам, по сближениям с людьми, составлялись различные планы и соображения, в которых он сам не отдавал себе хорошенько отчета, но которые составляли весь интерес его жизни. Не один и не два таких плана и соображения бывало у него в ходу, а десятки, из которых одни только начинали представляться ему, другие достигались, третьи уничтожались. Он не говорил себе, например: «Этот человек теперь в силе, я должен приобрести его доверие и дружбу и через него устроить себе выдачу единовременного пособия», или он не говорил себе: «Вот Пьер богат, я должен заманить его жениться на дочери и занять нужные мне 40 тысяч»; но человек в силе встречался ему, и в ту же минуту инстинкт подсказывал ему, что этот человек может быть полезен, и князь Василий сближался с ним и при первой возможности, без приготовления, по инстинкту, льстил, делался фамильярен, говорил о том, о чем нужно было. Пьер был у него под рукою в Москве, и князь Василий устроил для него назначение в камер юнкеры, что тогда равнялось чину статского советника, и настоял на том, чтобы молодой человек с ним вместе ехал в Петербург и остановился в его доме. Как будто рассеянно и вместе с тем с несомненной уверенностью, что так должно быть, князь Василий делал всё, что было нужно для того, чтобы женить Пьера на своей дочери. Ежели бы князь Василий обдумывал вперед свои планы, он не мог бы иметь такой естественности в обращении и такой простоты и фамильярности в сношении со всеми людьми, выше и ниже себя поставленными. Что то влекло его постоянно к людям сильнее или богаче его, и он одарен был редким искусством ловить именно ту минуту, когда надо и можно было пользоваться людьми. Пьер, сделавшись неожиданно богачом и графом Безухим, после недавнего одиночества и беззаботности, почувствовал себя до такой степени окруженным, занятым, что ему только в постели удавалось остаться одному с самим собою. Ему нужно было подписывать бумаги, ведаться с присутственными местами, о значении которых он не имел ясного понятия, спрашивать о чем то главного управляющего, ехать в подмосковное имение и принимать множество лиц, которые прежде не хотели и знать о его существовании, а теперь были бы обижены и огорчены, ежели бы он не захотел их видеть. Все эти разнообразные лица – деловые, родственники, знакомые – все были одинаково хорошо, ласково расположены к молодому наследнику; все они, очевидно и несомненно, были убеждены в высоких достоинствах Пьера. Беспрестанно он слышал слова: «С вашей необыкновенной добротой» или «при вашем прекрасном сердце», или «вы сами так чисты, граф…» или «ежели бы он был так умен, как вы» и т. п., так что он искренно начинал верить своей необыкновенной доброте и своему необыкновенному уму, тем более, что и всегда, в глубине души, ему казалось, что он действительно очень добр и очень умен. Даже люди, прежде бывшие злыми и очевидно враждебными, делались с ним нежными и любящими. Столь сердитая старшая из княжен, с длинной талией, с приглаженными, как у куклы, волосами, после похорон пришла в комнату Пьера. Опуская глаза и беспрестанно вспыхивая, она сказала ему, что очень жалеет о бывших между ними недоразумениях и что теперь не чувствует себя вправе ничего просить, разве только позволения, после постигшего ее удара, остаться на несколько недель в доме, который она так любила и где столько принесла жертв. Она не могла удержаться и заплакала при этих словах. Растроганный тем, что эта статуеобразная княжна могла так измениться, Пьер взял ее за руку и просил извинения, сам не зная, за что. С этого дня княжна начала вязать полосатый шарф для Пьера и совершенно изменилась к нему. – Сделай это для нее, mon cher; всё таки она много пострадала от покойника, – сказал ему князь Василий, давая подписать какую то бумагу в пользу княжны. Князь Василий решил, что эту кость, вексель в 30 т., надо было всё таки бросить бедной княжне с тем, чтобы ей не могло притти в голову толковать об участии князя Василия в деле мозаикового портфеля. Пьер подписал вексель, и с тех пор княжна стала еще добрее. Младшие сестры стали также ласковы к нему, в особенности самая младшая, хорошенькая, с родинкой, часто смущала Пьера своими улыбками и смущением при виде его. Пьеру так естественно казалось, что все его любят, так казалось бы неестественно, ежели бы кто нибудь не полюбил его, что он не мог не верить в искренность людей, окружавших его. Притом ему не было времени спрашивать себя об искренности или неискренности этих людей. Ему постоянно было некогда, он постоянно чувствовал себя в состоянии кроткого и веселого опьянения. Он чувствовал себя центром какого то важного общего движения; чувствовал, что от него что то постоянно ожидается; что, не сделай он того, он огорчит многих и лишит их ожидаемого, а сделай то то и то то, всё будет хорошо, – и он делал то, что требовали от него, но это что то хорошее всё оставалось впереди. Более всех других в это первое время как делами Пьера, так и им самим овладел князь Василий. Со смерти графа Безухого он не выпускал из рук Пьера. Князь Василий имел вид человека, отягченного делами, усталого, измученного, но из сострадания не могущего, наконец, бросить на произвол судьбы и плутов этого беспомощного юношу, сына его друга, apres tout, [в конце концов,] и с таким огромным состоянием. В те несколько дней, которые он пробыл в Москве после смерти графа Безухого, он призывал к себе Пьера или сам приходил к нему и предписывал ему то, что нужно было делать, таким тоном усталости и уверенности, как будто он всякий раз приговаривал: «Vous savez, que je suis accable d'affaires et que ce n'est que par pure charite, que je m'occupe de vous, et puis vous savez bien, que ce que je vous propose est la seule chose faisable». [Ты знаешь, я завален делами; но было бы безжалостно покинуть тебя так; разумеется, что я тебе говорю, есть единственно возможное.] – Ну, мой друг, завтра мы едем, наконец, – сказал он ему однажды, закрывая глаза, перебирая пальцами его локоть и таким тоном, как будто то, что он говорил, было давным давно решено между ними и не могло быть решено иначе.

wiki-org.ru

Иван Николаевич Крамской. Краткая биография Крамского Ивана

Именитый русский художник второй половины 19 века, глубоко мыслящий и прекрасно образованный, Иван Николаевич Крамской, один из самых инициативных создателей Артели художников, родился в Воронежской губернии (городе Острогожске) 27 мая 1837 года, в обычной мещанской семье. Отец мальчика, так же как и его дед, служил писарем в городской думе, поэтому служебная карьера будущего живописца была предопределена, он должен был бы продолжить династию писарей в захолустном уездном городе. Однако способности мальчика к рисованию, как свидетельствует биография Крамского Ивана Николаевича, были замечены местным художником-любителем, направившим стопы юного дарования в иконописное ремесло. Вскоре юноше представился удобный случай покинуть родные пенаты и отправиться в длительное путешествие по России-матушке с неким харьковским фотографом в качестве его личного акварелиста и ретушера.

В 1857 году молодой художник, окрепший физически и духовно, прибыл в Петербург для поступления в славно известную императорскую академию художеств. На то время Иван Николаевич был уже довольно известным ретушером, бесценный опыт которого был востребован лучшими фотоателье северной столицы, но самого художника никак не могла удовлетворить карьера преуспевающего ремесленника. Именно поэтому, получив одобрительные отзывы о своих рисунках членов Совета академии, талантливый самородок стал одним из лучших студентов сего учебного заведения, закончить которое ему, к сожалению, не довелось по ряду объективных причин. Студенческая биография Крамского Ивана отмечена чрезвычайной старательностью способного ученика в работе над эскизами на исторические и мифологические сюжеты, которая была сторицей вознаграждена его академическим начальством, но сам художник подлинного удовлетворения от своих школярских творений не получал, стремясь постичь глубину и правомерность требований новых жизненных процессов к искусству.

Вскоре в стенах академии разразился так называемый «Бунт 14-ти», заключавшийся в возмущении некоторых студентов закостенелыми академическими устоями, не позволяющими ученикам самостоятельно выбирать сюжеты для своих конкурсных работ. Такое явное неповиновение студентов повлекло за собой не только изгнание бунтарей (среди которых был и Крамской) из художественных мастерских, но и учреждение над ними негласного и многолетнего полицейского надзора. Оставшись без диплома и денежных средств, мятежный художник устраивается преподавателем в общественную Школу поощрения художеств, где становится наставником другого самобытного живописца Ильи Репина, приехавшего из Украины покорять Петербург. Дальнейшее творчество Крамского И.Н. отмечено вольными сюжетными полотнами и созданием Артели свободных художников, которая была открыта с позволения правительства и позволила многим инакомыслящим мастерам живописи добиться настоящего успеха и признательности, а также финансовой независимости.

Тем временем сам Иван Николаевич с увлечением отдается портретному искусству, запечатлевая на холсте лица известных художников Шишкина и Куинджи, поэтов Шевченко и Некрасова, писателей Толстого и Салтыкова-Щедрина, а также известного в России мецената и собирателя произведений искусства Павла Третьякова и его супруги Веры Николаевны. В 1862 году круто изменилась и личная жизнь Крамского И.Н., когда 25-летний холостяк обвенчался с Софьей Прохоровой, репутация которой была запятнана сожительством с женатым мужчиной. Однако благородного художника не волновали людские пересуды, потому что именно со своей Соней он был по-настоящему счастлив и любим. В семье Крамских родилось пятеро сыновей и прелестная дочурка, унаследовавшая художественный талант своего знаменитого родителя. Многолетний изнуряющий труд и хроническая болезнь сердца прервали жизненный и творческий путь Ивана Николаевича Крамского 24 марта 1887 года, когда он увлеченно писал портрет известного петербургского врача, а за окном его мастерской ярко светило редкое для северной столицы весеннее солнце.

Главная >> Биографии художников >> Иван Николаевич Крамской. Биография Крамского Ивана

stud-time.ru

Крамской Иван Николаевич — Биография

Ива́н Никола́евич Крамско́й (27 мая 1837, Острогожск — 24 марта 1887, Санкт-Петербург) — русский живописец и рисовальщик, мастер жанровой, исторической и портретной живописи; художественный критик.

Крамской родился 27 мая (8 июня по новому стилю) 1837 года в городе Острогожске Воронежской губернии, в семье писаря.

После окончания острогожского уездного училища Крамской был писарем в острогожской думе. С 1853 года стал ретушировать фотографии. Земляк Крамского М. Б. Тулинов в несколько приёмов обучил его «доводить акварелью и ретушью фотографические портреты», затем будущий художник работал у харьковского фотографа Я. П. Данилевского. В 1856 году И. К. Крамской приехал в Петербург, где занимался ретушированием известной в то время фотографии Александровского.

В 1857 году Крамской поступил в Санкт-Петербургскую Академию художеств учеником профессора Маркова.

Бунт четырнадцати. Артель художников

В 1863 году Академия художеств присудила ему малую золотую медаль за картину «Моисей источает воду из скалы». До окончания учебы в Академии оставалось написать программу на большую медаль и получить заграничное пенсионерство. Совет Академии предложил ученикам на конкурс тему из скандинавских саг «Пир в Валгалле». Все четырнадцать выпускников отказались от разработки данной темы, и подали прошение о том, чтобы им позволили каждому выбрать тему, по своему желанию. Последующие события вошли в историю русского искусства как «Бунт четырнадцати». Совет Академии им отказал, а профессор Тон отметил: «Если бы это случилось прежде, то всех бы вас в солдаты!» 9 ноября 1863 года Крамской от лица товарищей заявил совету, что они, «не смея думать об изменении академических постановлений, покорнейше просят совет освободить их от участия в конкурсе». В числе этих четырнадцати художников были: И. Н. Крамской, Б. Б. Вениг, Н. Д. Дмитриев-Оренбургский, А. Д. Литовченко, А. И. Корзухин, Н. С. Шустов, А. И. Морозов, К. Е. Маковский, Ф. С. Журавлёв, К. В. Лемох, А. К. Григорьев, М. И. Песков, В. П. Крейтан и Н. В. Петров. Ушедшие из Академии художники образовали «Петербургскую артель художников», просуществовавшую до 1871 года.

В 1865 году Марков пригласил его в помощники по расписыванию купола храма Христа Спасителя в Москве. Из-за болезни Маркова, всю главную роспись купола сделал Крамской, вместе с художниками Венигом и Кошелевым.

В 1863—1868 годах он преподавал в школе рисования общества поддержки прикладного искусства. В 1869 году Крамской получил звание академика.

Передвижничество

В 1870 году образовалось «Товарищество передвижных художественных выставок», одним из основных организаторов и идеологов которого был Крамской. Под влиянием идей русских демократов-революционеров Крамской отстаивал взгляд о высокой общественной роли художника, принципов реализма, моральной сущности и национальности искусства.

Иван Николаевич Крамской создал ряд портретов выдающихся русских писателей, артистов и общественных деятелей (таких как: Лев Николаевич Толстой, 1873; И. И. Шишкин, 1873; Павел Михайлович Третьяков, 1876; М. Е. Салтыков-Щедрин, 1879 — все находятся в Третьяковской галерее; портрет Боткина (1880) — частная коллекция, Москва).

Одна из известнейших работ Крамского — «Христос в пустыне» (1872, Третьяковская галерея).

Продолжатель гуманистических традиций Александра Иванова, Крамской создал религиозный перелом в морально-философском мышлении. Он придал драматическим переживаниям Иисуса Христа глубоко психологическую жизненную интерпретацию (идея героического самопожертвования). Влияние идеологии заметно в портретах и тематических картинах — «Н. А. Некрасов в период „Последних песен“», 1877—1878; «Неизвестная», 1883; «Неутешное горе», 1884 — все в Третьяковской галерее.

Демократическая ориентировка работ Крамского, его критические проницательные суждения об искусстве, и настойчивые исследования объективных критерий оценок особенностей искусства и их влияния на него, развило демократическое искусство и мировоззрение на искусство в России в последней трети XIX века.

Семья

  • Софья Николаевна Крамская (1840—1919, урожд. Прохорова) — жена
  • Николай (1863—1938) — старший сын, архитектор
  • Софья — дочь, художница
  • Анатолий (1865—1941) — сын
  • Марк (−1876) — сын

Художник скончался 24 марта (5 апреля по новому стилю) 1887 года, во время работы над портретом доктора Раухфуса, когда он внезапно наклонился и упал. Раухфус попытался оказать ему помощь, но было уже поздно.

pomnipro.ru

Крамской Иван Николаевич - Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Крамской.

Ива́н Никола́евич Крамско́й (27 мая [8 июня] 1837, Острогожск — 24 марта [5 апреля] 1887, Санкт-Петербург) — русский живописец и рисовальщик, мастер жанровой, исторической и портретной живописи; художественный критик.

Биография[ | ]

Крамской родился 27 мая (8 июня) 1837 года в городе Острогожск Воронежской губернии, в семье писаря.

После окончания Острогожского уездного училища Крамской был писарем в Острогожской думе. С 1853 года стал ретушировать фотографии. Земляк Крамского М. Б. Тулинов в несколько приёмов обучил его «доводить акварелью и ретушью фотографические портреты», затем будущий художник работал у харьковского фотографа Якова Петровича Данилевского[1]. В 1856 году И. Н. Крамской приехал в Петербург, где занимался ретушированием в известном в то время фотографическом ателье Александровского.

В 1857 году Крамской поступил в Санкт-Петербургскую Академию художеств учеником профессора Маркова.

Бунт четырнадцати. Артель художников[ | ]

В 1863 году Академия художеств присудила ему малую золотую медаль за картину «Моисей источает воду из скалы». До окончания учёбы в Академии оставалось написать программу на большую медаль и получить заграничное пенсионерство. Совет Академии предложил ученикам конкурс на тему из скандинавских саг «Пир в Валгалле». Все четырнадцать выпускников отказались от разработки данной темы и подали прошение о том, чтобы им позволили каждому выбрать тему по своему желанию. Последующие события вошли в историю русского искусства как «Бунт четырнадцати». Совет Академии им отказал, а профессор Тон отметил: «Если бы это случилось прежде, то всех бы вас в солдаты!» 9 ноября 1863 года Крамской от лица товарищей заявил совету, что они, «не смея думать об изменении академических постановлений, покорнейше просят совет освободить их от участия в конкурсе». В числе этих четырнадцати художников были: И. Н. Крамской, Б. Б. Вениг, Н. Д. Дмитриев-Оренбургский, А. Д. Литовченко, А. И. Корзухин, Н. С. Шустов, А. И. Морозов, К. Е. Маковский, Ф. С. Журавлёв, К. В. Лемох, А. К. Григорьев, М. И. Песков, В. П. Крейтан и Н. П. Петров. Ушедшие из Академии художники образовали «Петербургскую артель художников», просуществовавшую до 1871 года.

В 1865 году Марков пригласил его в помощники по расписыванию купола храма Христа Спасителя в Москве. Из-за болезни Маркова, всю главную роспись купола сделал Крамской вместе с художниками Венигом и Кошелевым.

В 1863—1868 годах он преподавал в Рисовальной школе Общества поощрения художников. В 1869 году Крамской получил звание академика.

Передвижничество[ | ]

В 1870 году образовалось «Товарищество передвижных художественных выставок», одним из основных организаторов и идеологов которого был Крамской. Под влиянием идей русских демократов-революционеров Крамской отстаивал созвучное им мнение о высокой общественной роли художника, основополагающих принципах реализма, моральной сущности искусства и его национальной принадлежности.

Иван Николаевич Крамской создал ряд портретов выдающихся русских писателей, артистов и общественных деятелей (таких как: Лев Николаевич Толстой, 1873; И. И. Шишкин, 1873; Павел Михайлович Третьяков, 1876; М. Е. Салтыков-Щедрин, 1879 — все находятся в Третьяковской галерее; портрет С. П. Боткина (1880) — Государственный Русский музей, Санкт-Петербург).

Одна из известнейших работ Крамского — «Христос в пустыне» (1872, Третьяковская галерея).

Продолжатель гуманистических традиций Александра Иванова, Крамской создал религиозный перелом в морально-философском мышлении. Он придал драматическим переживаниям Иисуса Христа глубоко психологическую жизненную интерпретацию (идея героического самопожертвования). Влияние идеологии заметно в портретах и тематических картинах — «Н. А. Некрасов в период „Последних песен“», 1877—1878; «Неизвестная», 1883; «Неутешное горе», 1884 — все в Третьяковской галерее.

Демократическая ориентировка работ Крамского, его критические проницательные суждения об искусстве, и настойчивые исследования объективных критерий оценок особенностей искусства и их влияния на него, развило демократическое искусство и мировоззрение на искусство в России в последней трети XIX века.

В последние годы Крамской был болен аневризмой сердца.[2] Художник скончался от аневризмы аорты 24 марта (5 апреля) 1887 года[3] во время работы над портретом доктора Раухфуса, когда он внезапно наклонился и упал. Раухфус попытался оказать ему помощь, но было уже поздно. И. Н. Крамской был похоронен на Смоленском православном кладбище[4]. В 1939 году прах был перенесен на Тихвинское кладбище Александро-Невской лавры с установкой нового памятника.

В Царском селе установлена скульптурная композиция Крамской и Неизвестная скульптора Александра Таратынова.[5]

Семья[ | ]

  • Софья Николаевна Крамская (1840—1919, урожд. Прохорова) — жена
    • Николай (1863—1938) — архитектор
    •  — дочь, художница[6], репрессирована
    • Анатолий (01.02.1865—1941) — чиновник Департамента железнодорожных дел Министерства финансов[7]
    • Марк (? −1876) — сын

Адреса в Санкт-Петербурге[ | ]

  • 1863 год — доходный дом А. И. Лихачевой — Средний проспект, 28;
  • 1863—1866 — 17 линия В. О., дом 4, квартира 4;
  • 1866—1869 — Адмиралтейский проспект, дом 10;
  • 1869 — 24.03.1887 года — дом Елисеева — Биржевая линия, 18, кв. 5.

Галерея[ | ]

  • Работы Крамского
  • Портрет Льва Николаевича Толстого, 1873

  • Портрет леди, 1881 Екатеринбург Музей изобразительных искусств

Ученики[ | ]

Памятная монета Банка России, посвящённая 175-летию со дня рождения И. Н. Крамского. 2 рубля, серебро, 2012 год

Примечания[ | ]

Литература[ | ]

Ссылки[ | ]

encyclopaedia.bid

Крамской, Иван Николаевич - Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Крамской.

Ива́н Никола́евич Крамско́й (27 мая [8 июня] 1837, Острогожск — 24 марта [5 апреля] 1887, Санкт-Петербург) — русский живописец и рисовальщик, мастер жанровой, исторической и портретной живописи; художественный критик.

Биография[ | ]

Крамской родился 27 мая (8 июня) 1837 года в городе Острогожск Воронежской губернии, в семье писаря.

После окончания Острогожского уездного училища Крамской был писарем в Острогожской думе. С 1853 года стал ретушировать фотографии. Земляк Крамского М. Б. Тулинов в несколько приёмов обучил его «доводить акварелью и ретушью фотографические портреты», затем будущий художник работал у харьковского фотографа Якова Петровича Данилевского[1]. В 1856 году И. Н. Крамской приехал в Петербург, где занимался ретушированием в известном в то время фотографическом ателье Александровского.

В 1857 году Крамской поступил в Санкт-Петербургскую Академию художеств учеником профессора Маркова.

Бунт четырнадцати. Артель художников[ | ]

В 1863 году Академия художеств присудила ему малую золотую медаль за картину «Моисей источает воду из скалы». До окончания учёбы в Академии оставалось написать программу на большую медаль и получить заграничное пенсионерство. Совет Академии предложил ученикам конкурс на тему из скандинавских саг «Пир в Валгалле». Все четырнадцать выпускников отказались от разработки данной темы и подали прошение о том, чтобы им позволили каждому выбрать тему по своему желанию. Последующие события вошли в историю русского искусства как «Бунт четырнадцати». Совет Академии им отказал, а профессор Тон отметил: «Если бы это случилось прежде, то всех бы вас в солдаты!» 9 ноября 1863 года Крамской от лица товарищей заявил совету, что они, «не смея думать об изменении академических постановлений, покорнейше просят совет освободить их от участия в конкурсе». В числе этих четырнадцати художников были: И. Н. Крамской, Б. Б. Вениг, Н. Д. Дмитриев-Оренбургский, А. Д. Литовченко, А. И. Корзухин, Н. С. Шустов, А. И. Морозов, К. Е. Маковский, Ф. С. Журавлёв, К. В. Лемох, А. К. Григорьев, М. И. Песков, В. П. Крейтан и Н. П. Петров. Ушедшие из Академии художники образовали «Петербургскую артель художников», просуществовавшую до 1871 года.

В 1865 году Марков пригласил его в помощники по расписыванию купола храма Христа Спасителя в Москве. Из-за болезни Маркова, всю главную роспись купола сделал Крамской вместе с художниками Венигом и Кошелевым.

В 1863—1868 годах он преподавал в Рисовальной школе Общества поощрения художников. В 1869 году Крамской получил звание академика.

Передвижничество[ | ]

В 1870 году образовалось «Товарищество передвижных художественных выставок», одним из основных организаторов и идеологов которого был Крамской. Под влиянием идей русских демократов-революционеров Крамской отстаивал созвучное им мнение о высокой общественной роли художника, основополагающих принципах реализма, моральной сущности искусства и его национальной принадлежности.

Иван Николаевич Крамской создал ряд портретов выдающихся русских писателей, артистов и общественных деятелей (таких как: Лев Николаевич Толстой, 1873; И. И. Шишкин, 1873; Павел Михайлович Третьяков, 1876; М. Е. Салтыков-Щедрин, 1879 — все находятся в Третьяковской галерее; портрет С. П. Боткина (1880) — Государственный Русский музей, Санкт-Петербург).

Одна из известнейших работ Крамского — «Христос в пустыне» (1872, Третьяковская галерея).

Продолжатель гуманистических традиций Александра Иванова, Крамской создал религиозный перелом в морально-философском мышлении. Он придал драматическим переживаниям Иисуса Христа глубоко психологическую жизненную интерпретацию (идея героического самопожертвования). Влияние идеологии заметно в портретах и тематических картинах — «Н. А. Некрасов в период „Последних песен“», 1877—1878; «Неизвестная», 1883; «Неутешное горе», 1884 — все в Третьяковской галерее.

Демократическая ориентировка работ Крамского, его критические проницательные суждения об искусстве, и настойчивые исследования объективных критерий оценок особенностей искусства и их влияния на него, развило демократическое искусство и мировоззрение на искусство в России в последней трети XIX века.

В последние годы Крамской был болен аневризмой сердца.[2] Художник скончался от аневризмы аорты 24 марта (5 апреля) 1887 года[3] во время работы над портретом доктора Раухфуса, когда он внезапно наклонился и упал. Раухфус попытался оказать ему помощь, но было уже поздно. И. Н. Крамской был похоронен на Смоленском православном кладбище[4]. В 1939 году прах был перенесен на Тихвинское кладбище Александро-Невской лавры с установкой нового памятника.

В Царском селе установлена скульптурная композиция Крамской и Неизвестная скульптора Александра Таратынова.[5]

Семья[ | ]

  • Софья Николаевна Крамская (1840—1919, урожд. Прохорова) — жена
    • Николай (1863—1938) — архитектор
    •  — дочь, художница[6], репрессирована
    • Анатолий (01.02.1865—1941) — чиновник Департамента железнодорожных дел Министерства финансов[7]
    • Марк (? −1876) — сын

Адреса в Санкт-Петербурге[ | ]

  • 1863 год — доходный дом А. И. Лихачевой — Средний проспект, 28;
  • 1863—1866 — 17 линия В. О., дом 4, квартира 4;
  • 1866—1869 — Адмиралтейский проспект, дом 10;
  • 1869 — 24.03.1887 года — дом Елисеева — Биржевая линия, 18, кв. 5.

Галерея[ | ]

  • Работы Крамского
  • Портрет Льва Николаевича Толстого, 1873

  • Портрет леди, 1881 Екатеринбург Музей изобразительных искусств

Ученики[ | ]

Памятная монета Банка России, посвящённая 175-летию со дня рождения И. Н. Крамского. 2 рубля, серебро, 2012 год

Примечания[ | ]

Литература[ | ]

Ссылки[ | ]

encyclopaedia.bid