Александра Михайловна Коллонтай. Коллонтай александра михайловна


Александра Коллонтай – биография, фото, личная жизнь и сын

Александра Коллонтай: биография

Александра Михайловна Коллонтай - революционерка первой волны, Нарком государственного призрения, посол СССР в Скандинавии и Мексике.

Александра родилась 19 марта 1872 года в Санкт-Петербурге в семье генерала от инфантерии Михаила Алексеевича Домонтовича, украинца по происхождению. Отец Александры участвовал в военной кампании против Венгрии, отличился в Крымской войне. Михаил Алексеевич состоял в Географическом обществе, писал работы по военной истории, год прослужил на посту губернатора Тырновской губернии.

Александра Коллонтай в юностиАлександра Коллонтай в юности

Мать будущей революционерки, финская подданная Александра Масалина-Мравинская, была намного младше мужа, но за ее плечами уже был первый брак. От предыдущего союза у нее осталась дочка Евгения Мравинская, прославившаяся в качестве оперной певицы. Дед по материнской линии, имея крестьянские корни, создал компанию по лесозаготовке, на чем и разбогател.

Шура появилась на свет, когда отцу было уже 42 года, поэтому с Михаилом Алексеевичем у нее сложились самые теплые отношения. Генерал привил дочери любовь к истории, географии, политике. Глядя на отца, девочка училась мыслить аналитически. Родители позаботились о лучшем домашнем образовании для дочери. К концу учебы Шура свободно изъяснялась на французском, английском, финском, шведском, норвежском и немецком.

Александра Коллонтай в молодостиАлександра Коллонтай в молодости

В 16 лет Александра сдала необходимые экзамены экстерном и получила диплом гувернантки. Строгая мать посчитала дальнейшее образование излишним, и девушка увлеклась живописью. Помимо творческих занятий юная барышня посещала балы, на которых, по мнению родителей, она должна была подыскать себе достойного жениха. Но своевольная Александра не желала выходить замуж по расчету, хотя и пользовалась невероятным успехом у представителей высшего общества.

В середине 90-х годов Александра увлеклась народовольческим движением, девушка симпатизировала революционным идеям еще с детства, по примеру учительницы М. И. Страховой. После того, как Александра практически против воли родителей вышла замуж за бедного дальнего родственника Владимира Коллонтая и переехала из отчего дома, девушка почувствовала себя свободной. Молодая женщина стала пропадать на тайных собраниях, которые устраивала ее новая знакомая Елена Дмитриевна Стасова, ближайшая подруга Надежды Крупской и Владимира Ульянова.

Александра Коллонтай в молодостиАлександра Коллонтай в молодости

Александре Коллонтай доверили стать посыльной. Девушка рисковала жизнью и именем, отправляясь в неблагополучные кварталы с посылками, запрещенной литературой. Романтика революции быстро захватила молодую женщину, и она забросила все домашние заботы. В свободное время Коллонтай изучала труды Ленина и Маркса.

В 1898 году Александра решается на переезд за границу, чем полностью разрушает свой брак. В Швейцарии молодая революционерка поступает в столичный университет, ее наставником становится профессор Генрих Геркнер, теоретик экономики. Он рекомендует талантливой неординарной студентке отправиться в Англию для знакомства с основателями Лондонской школы экономики и лидерами партии лейбористов Сиднеем и Беатрис Веббами.

Александра Коллонтай за работой Александра Коллонтай за работой

Вернувшись на два года в Россию, Александра становится членом Российской Социал-демократической рабочей партии. По партийному поручению революционерка вновь отправляется зарубеж, где произошло еще одно знаменательное событие для Александры. В 1901 году в Женеве она познакомилась с легендарным русским революционером Георгием Плехановым.

Революция

В 1903 году на II съезде РСДРП возник раскол между членами партии, в результате образовалось два крыла: большевики с Владимиром Лениным во главе и меньшевики, которых возглавил Юлий Мартов. В меньшевистскую партии вошли Плеханов и Коллонтай. Но через 11 лет Александра поменяла взгляды и встала под знамена большевистского крыла.

Александра Коллонтай вместе с группой революционеровАлександра Коллонтай вместе с группой революционеров

Во время Первой Социалистической революции 1905 года, которая потерпела поражение, Коллонтай поддерживала работающих женщин, распространяя брошюру «Финляндия и социализм». После разгрома революционеров, убегая от преследования и возможной ссылки, революционерка скрывалась за границей. Коллонтай не сидит на одном месте, она налаживает связи с социал-демократами Дании, Швеции, Финляндии, Великобритании, Франции, Норвегии.

В Германии Александре удается подружиться с лидерами коммунистической партии Розой Люксембург и Карлом Либкнехтом. Революционеры помогают перебраться новой соратницей в Швецию, когда Германия объявляет о начале Первой Мировой войны.

Александра Коллонтай за работойАлександра Коллонтай за работой

После депортации сомнительной революционерки из Стокгольма переселяется в Данию. С этого момента Коллонтай окончательно сближается с большевиками.

Наладив связь с немецкой разведкой и получив доступ к неограниченным денежным средствам, большевики становятся лидерами революционного движения 1917 года в России. Но Временное правительство после февральских событий успевает арестовать Александру за шпионаж в пользу Германии.

Заочно на VI съезде партии Коллонтай принимают в члены ЦК. Отважная активистка стала первой женщиной, вошедшей в орган власти большевиков, наряду со Сталиным, Свердловым, Лениным, Троцким, Дзержинским, Зиновьевым, Каменевым, Бухариным.

Александра КоллонтайАлександра Коллонтай

Ленин, который также преследуется Временным правительством, в это время скрывается на тайных квартирах. К осени Коллонтай уже покидает тюрьму и участвует в заседаниях партии, на которых принимается решение о вооруженном восстании.

Революция совершается 25 октября, и уже в течение 2 дней создается основной орган власти – Совнарком, в котором Коллонтай поручается должность Наркома госпризрения. По сути это должность министра, на которой революционерка продержалась до начала весны 1918 года.

Посол СССР

В 1922 году был создан Советский Союз. Молодое государство нуждалось в мировом признании, поэтому на должности дипломатов подбирались люди с опытом работы за границей и со связями в европейских социал-демократических партиях. Александру Коллонтай по ее просьбе правительство назначило скандинавским послом. «Валькирия революции» направляется в Норвегию, где добивается политического признания СССР, параллельно налаживая торговые связи между странами.

В 1926 году Коллонтай назначают представителем Союза в Мексике, но, не выдержав жаркого климата, который негативно влияет на работу сердца, Александра вновь переводится в Осло.

Александра Коллонтай с президентом МексикиАлександра Коллонтай с президентом Мексики

С 1930 по 1945 год, являясь представителем СССР в Швеции, Коллонтай совершает ряд дипломатических побед. Александре Михайловне в ходе переговоров удается предотвратить введение шведских войск на территорию Союза в ходе Финской кампании, а в 1944 году Коллонтай убеждает Финляндию выйти из войны, что значительно ускорило продвижение советских войск на территорию Европы.

Александра Коллонтай в кабинетеАлександра Коллонтай в кабинете

Все политические связи со скандинавским миром были в руках отважной женщины, поэтому Сталин не трогал ее во время проведения политических чисток. К тому же, Вождь народов относился к революционерке с юмором, не воспринимая Коллонтай как серьезного противника, постоянно подшучивал над ней. В свою очередь Александра Михайловна полностью поддерживала политику Иосифа Виссарионовича.

Личная жизнь

Александра Коллонтай, как истинная революционерка, в стремлении к идеалу свободы шла до конца, поэтому тема свободной любви была для нее актуальна с молодых лет. Еще будучи совсем юной, Александра настояла на собственном выборе жениха, которым оказался дальний родственник Владимир Коллонтай. Родители всячески препятствовали этому браку, а богатые и состоятельные мужчины, такие как генерал Иван Тутолмин, сын генерала Драгомирова, предлагали руку и сердце. Но волю девушки никому не удалось сломить.

Александра и Владимир Коллонтай с сыномАлександра и Владимир Коллонтай с сыном

Свадьба состоялась в 1893 году, и уже через год в семье родился сын Миша. Больше у Коллонтай детей не было. Оторвавшись от родительского присмотра, Александра попадает под влияние революционеров, чем разрушает семью. В 1898 году молодая женщина решается на побег в Европу и навсегда оставляет мужа и сына. Брак между Александрой и Владимиром был расторгнут лишь в 1916 году, но фамилию революционерка не поменяла.

Став свободной женщиной, Коллонтай погрузилась в череду любовных романов, длительных и мимолетных. Ее мужчинами становились знаменитые политические деятели младше ее, так как сама Александра всегда выглядела значительно моложе своего возраста.

В личной жизни Коллонтай провозгласила "теорию стакана воды", которая основывалась на том, что любовь нужно дарить каждому, кто в ней нуждается. Коллонтай не была автором этого постулата, но только его ярким воплощением. Продолжительное время «валькирия революции» встречалась с Александром Гавриловичем Шляпниковым, бывшим соратником Ленина.

Александра Коллонтай и Павел ДыбенкоАлександра Коллонтай и Павел Дыбенко

Но в 1917 году судьба свела Шуру с молодым революционером-моряком Павлом Дыбенко, за которого Коллонтай вышла замуж. Запись о браке Коллонтай и Дыбенко стала первой в книге учета гражданских актов. Отношения не продлились долго, на этот раз по причине неверности Павла. Это было не удивительно, так как военный был младше жены на 17 лет. Поэтому в 1922 году Александра сжигает мосты и уезжает за границу.

В Норвегии революционерка знакомится с французским подданным Марселем Яковлевичем Боди. Но советское правительство вмешалось в отношения дипломата и молодого француза, и пара рассталась.

Александра Коллонтай и Марсель БодиАлександра Коллонтай и Марсель Боди

В конце 20-х годов Александра Михайловна наконец вспоминает о сыне, которого по сути воспитала чужая женщина, вторая жена Владимира Коллонтай. Революционерка устраивает Михаила вначале в Берлинское представительство, а затем в посольство СССР в Лондоне и Стокгольме. Коллонтай заботится о внуке Владимире, который родился в 1927 году.

Смерть

Накануне окончания Великой Отечественной Войны Коллонтай не выдержала перегрузок, и у нее случился инсульт. На этом политическая биография Александры Михайловны в качестве государственного деятеля была окончена. В середине марта 1945 года дипломат была доставлена из-за границы в Москву, где начала реабилитацию.

Могила Александры КоллонтайМогила Александры Коллонтай

Семь лет Коллонтай была прикована к инвалидной коляске и проживала уединенно в собственной квартире на Малой Калужской улице. Частичная парализация тела не мешала Александре Михайловне выполнять функции консультанта по вопросам внешней политике: в МИДе ценили ее опыт. Умерла Коллонтай 9 марта 1952 года от инфаркта, который случился во сне. Могила революционерки находится на Новодевичьем кладбище.

Фото

24smi.org

Александра Михайловна Коллонтай | Умный сайт

     Советский партийный деятель, дипломат, публицист. Член КПСС с 1915 года. В 1917—1918 годах нарком государственного призрения. Коллонтай — первая в мире женщина-посол. С 1923 года полпред и торгпред в Норвегии, в 1926-м — в Мексике, с 1927 года — полпред в Норвегии. В 1930—1945 годах посланник, затем посол СССР в Швеции.

Бывают счастливые, самодостаточные люди, жизнь которых прошла в относительной гармонии с самим собой, да и судьба оберегала их как могла. По-видимому, Коллонтай принадлежала к числу этих баловней фортуны, иначе чем объяснить её поразительное долгожительство, многолетнюю активную, ничем не стеснённую жизнедеятельность, в то время как рядом погибали друзья, были репрессированы соратники, умирали в забвении коллеги. Только ли её обаянием или умом? А может быть, её способностью выжить?..

Шурочка Домонтович с детства отличалась от своих сестёр мятежной душой и редким честолюбием. Между родителями царили любовь и согласие. Мать Шурочки, Александра Александровна, разошлась с прежним мужем, ушла от него с тремя детьми, что было просто неслыханно в то время, и вышла замуж за порядочного честного человека — генерала Домонтовича. Риск оправдал себя сполна, родители Коллонтай, как в сказке, «жили счастливо, в согласии»… и действительно умерли практически в один день.

Трудно сказать, почему пример собственной семьи не вдохновил нашу героиню, но сама она с юности мало ценила домашний уют, тёплую заботу и добрый мир близких людей. Она вышла замуж по большой любви за офицера Владимира Коллонтая, который «не мог надышаться» на свою молоденькую супругу. Через год после свадьбы родился сын Михаил. Создавалась полная семейная идиллия — обеспеченный дом, здоровый милый ребёнок, всепонимающий муж. Но душа Александры начала томиться в тиши беззаботного существования. Она познакомилась с марксистами, усиленно штудировала их книги, посещала тайные кружки. Пока Владимир, заботясь о благе семьи, пытался делать военную карьеру, жена всё сильнее втягивалась в политические интересы, она как-то интуитивно почувствовала тогда своё предназначение, поприще для личной реализации.

Не было никаких скандалов, безобразных сцен, Владимир с грустью, беспомощно наблюдал, как постепенно уходит его любимая женщина. Единственное, что мог сделать этот порядочный человек — отпустить жену с миром, предоставив ей полную свободу. «Как для тебя будет лучше, так ты и поступай». На склоне лет Александра Михайловна часто вспоминала своего первого мужа, ту боль, которую причинила ему при расставании, те редкие душевные качества, которыми уже никогда не одаривали окружавшие её люди — понимание, милосердие, прощение и, конечно, любовь.

Освободившись от семьи, Коллонтай почувствовала себя окрылённой. Она отправилась за границу, где посещала лекции по экономике и статистике, начала писать политические работы, завязала важные знакомства — с Лениным, Плехановым, Розой Люксембург. Центральной темой её политического интереса стал женский вопрос. В декабре 1908 года Коллонтай вынуждена была эмигрировать из России и не возвращалась на родину до самой революции. Все девять лет Александра Михайловна вращалась в кругу различного толка левых политиков. В Париже она попала в семью дочери Карла Маркса — Лауры. В Данию Коллонтай поехала по приглашению К. Цеткин на Международную конференцию социалисток, где, кстати, и было принято решение о праздновании женского дня — 8 марта. Она читала лекции на любые темы — от творчества Л. Толстого до положения женщины в семье. Жизнь её была бурной. Каждый день приносил новые встречи, новые споры. В 1915 году она отправилась в США, чтобы читать лекции — Новый Свет тоже хотел быть в курсе модных марксистских течений.

Правда, иногда Коллонтай посещали панические, упаднические настроения. Так было в начале 1917 года. С началом Первой мировой войны в Европе ослабел интерес к политической деятельности социалистов. Людям было не до дискуссий, народ устал. Коллонтай теряла почву под ногами, она начала метаться, тосковать. Что позади? Ни семьи, ни опоры, ни настоящего творческого дела. Что она умеет? Хорошо говорить, записывать не ею придуманные политические положения?.. «Вспоминаю маму. Она тоже в последние годы своей жизни… впадала в нервную меланхолию. Может быть, вступаю в „критический" возраст?»

Возраст действительно был уже далеко не юный, и, возможно, не случись исторического революционного катаклизма, Коллонтай захирела бы от забвения в буржуазной Европе, умерев, в буквальном смысле, от скуки. Узнав о том, что царь отрёкся от престола, Александра Михайловна спешно собралась в Россию. Остановилась Коллонтай в доме известной переводчицы Шекспира, подруги Александры Михайловны, Т.Л. Щепкиной-Куперник. На следующий день встретилась с бывшим мужем. Владимир Людвигович сильно болел, и это было их последнее свидание. Но Коллонтай было не до сердечных воспоминаний. Она воспряла. Полной мерой расцвёл её ораторский талант, умение нравиться толпе, вести её за собой. Она испытывала восторг и упоение, видя, как послушно люди верят её словам, как горят их глаза. Аудитории же стали огромными, это вам не кучка скучающих, сухих, критически настроенных социалисток. Тут огромные площади рабочих, солдат, моряков — и над всеми ними парит хрупкая, очаровательная женщина с сильным, звучным голосом. Коллонтай писала в те дни: «Мы русские, вернее — большевики, мы творим историю, мы пробиваем путь для мирового пролетариата. И от этого сердце всё время подъёмно и радостно. Ходишь как бы влюблённая в нашу партию и её борьбу».

Александра Михайловна помолодела, «отрешившись от старого мира», и однажды, выступая в Гельсингфорсе, познакомилась с мужчиной своей мечты — лихим моряком Павлом Дыбенко. По окончании митинга Дыбенко представил Коллонтай личному составу линкора, отметив, что она — первая женщина на его палубе. На катере Павел лично отвёз Александру Михайловну в порт, а затем на руках перенёс на берег. Она не могла не полюбить этого плечистого, высокого, бородатого моряка, в прошлом портового грузчика, сына крестьянина. Темперамент и сила характера сделали Дыбенко первым человеком на Балтике — председателем Центрального Комитета. Ничего, что ему было к тому времени всего 28, ничего, что она принадлежала к аристократическому роду, а он едва мог прочесть несколько слов, Павел выгодно отличался от тех интеллигентных революционеров, с которыми прежде Коллонтай имела дело. Дыбенко привлекал её неуёмной страстью, здоровыми эмоциями и романтической биографией. Летом 1918 года он попал в Севастополе в плен к немцам и ему грозила смертная казнь, только личная дружба Александры Михайловны с Лениным спасла жизнь Дыбенко. По просьбе Коллонтай любимого обменяли на немецких офицеров. Спустя год, когда они уже стали жить вместе, Павел привёл Александру Михайловну на ту площадь, где его должны были повесить: «Когда объявили о помиловании, я не поверил. А когда поверил, первая мысль, которая озарила меня, знаешь какая? Неужели вновь увижу тебя?..»

Коллонтай, конечно, плакала.

В новом правительстве Александра Михайловна получила должность наркома призрения, что означало опеку заброшенных детей, инвалидов, старух. Скажем прямо, занятие не из самых приятных, да ещё помноженное на разруху, незнание дела и нежелание прежних специалистов сотрудничать с новой властью. Умения красиво говорить было явно недостаточно, и Коллонтай терпела поражение за поражением на поприще государственного деятеля. Оказалось, что критиковать было легче, чем самой делать что-то конструктивное. А проигрывать Александра Михайловна не могла, и решила предпринять чисто революционный штурм. Однажды она распорядилась занять Александро-Невскую лавру, чтобы устроить в священном монастыре дом инвалидов. Но когда вооружённые люди стали ломать ворота, раздался звон колоколов. Люди ещё не были запуганы советским террором и стали сбегаться со всех районов Петрограда. Если бы не вмешательство матросов Дыбенко, Александра Михайловна была бы растерзана взбешённой толпой. Манифестация в защиту Лавры религиозно настроенных жителей продолжалась ещё несколько дней. Едва удалось успокоить общественность. Ленин был недоволен самодеятельностью своего наркома: «Как вы могли предпринять такой шаг, не посоветовавшись с правительством?»

Помимо неудач на служебном поприще, начались недоразумения на личном фронте. Роман с Коллонтай, конечно, тешил самолюбие Павла. «Такая женщина — и его!» Однако серьёзно к сорокапятилетней женщине-политику мужчина с крестьянской психологией относиться не мог, он искал скромную, простую девушку, и, понятное дело, нашёл. Коллонтай испытала страшные мучения ревности, узнав об этом. Долгое время Дыбенко обманывал Александру Михайловну, и она, любя его, не в силах была прекратить отношения, веря словам неверного мужа. Куда улетучились все её теоретические рассуждения о свободной любви, о ревности как пережитке закабалённой женщины? Сколько раз она поучала несчастных подруг, советуя избавиться от болезненной любви, но собственную драму она пережила очень тяжело.

Её спасло назначение с дипломатической миссией в Норвегию. Так оказалось, что вторая половина жизни Коллонтай стала расцветом её общественной деятельности. 27 марта 1923 года Александра Михайловна возглавила полпредство РСФСР в Норвегии, став первой в мире женщиной-послом. Нигде её талант не раскрывался с такой силой, как на дипломатической работе. Коллонтай в полной мере использовала своё обаяние, умение говорить, желание нравиться окружающим. За первые годы работы Александра Михайловна успешно налаживает экономические связи с норвежскими промышленниками, заключив договор на поставку сельди в Россию, добивается признания Норвегией Советской России. Её девизом становятся слова, которые она потом любила повторять молодым: «Дипломат, не давший своей стране новых друзей, не может называться дипломатом».

Любопытные журналисты с нескрываемым интересом следят за деятельностью Коллонтай. Во-первых, не следует забывать, что это было время расцвета феминистского движения, и наша героиня вполне могла бы сойти за его символ, единственное «но» состояло в принадлежности её к большевикам. Во-вторых, публику забавляло замешательство шефов протокола, которым приходилось перекраивать сложившиеся и выверенные веками детали церемонии. Об этом много писалось в газетах.

Надо сказать, Александра Михайловна умела производить впечатление. Однажды в связи со свадьбой норвежской принцессы и датского кронпринца во дворце состоялся приём. Гости — дипломаты — спускались по широкой беломраморной лестнице в зал парами: муж и жена. Но «когда мадам Коллонтай, — писали потом газеты, — одна, во всём своём величии спускалась по лестнице, по залу пронёсся шёпот восхищения». Она умела при высокой мужской должности (нет слова «посол» ни в одном языке в женском роде) использовать преимущества своего пола.

При вручении верительных грамот шведскому королю Густаву V семидесятилетний монарх, очарованный советским послом, шёпотом спросил Коллонтай: «А как вас принимал король Хокон (норвежский король)? Вы беседовали с ним стоя или сидя?»

Узнав, что сосед-монарх любезно предложил Коллонтай сесть, сказал: «В таком случае прошу вас сесть. Мне ещё никогда не приходилось принимать даму с такой высокой миссией. Церемониал ещё не выработан».

Оба посмеялись.

Со Швецией у Коллонтай был связан весьма серьёзный случай. В 1914 году Александра Михайловна за революционную деятельность была выслана из страны навсегда. Приказ был подписан самим Густавом V. Спустя 16 лет бедному королю пришлось издать указ, отменяющий прежний. Мелким, «стыдливым» шрифтом напечатали его всеведущие шведские газеты.

Больше 20 лет Коллонтай была на дипломатической работе. Недолгое время она даже возглавляла советское полпредство в Мексике, но по здоровью вынуждена была вернуться в Европу.

Часто навещала Коллонтай и родные пенаты. По приезде Сталин предоставлял ей роскошный особняк на Спиридоновке и всячески стремился подчеркнуть своё расположение. Однажды он даже у Дыбенко спросил: «А скажи-ка мне, почему ты разошёлся с Коллонтай?» Павел начал, запинаясь, что-то объяснять. Сталин перебил его: «Ну и дурак. Большую глупость сделал».

Трудно сказать, как она относилась к репрессиям, как переживала гибель близких. Что, наконец, уберегло её саму, когда с таким рвением «чистили» наркомат иностранных дел, уволили Литвинова, уморили Чичерина? Может быть, наивность и чувства, которые она однажды выразила в наброске к так и не написанной повести: «Голова моя гордо поднята, и нет в моих глазах просящего взгляда женщины, которая цепляется за уходящее чувство мужчины. Не в твоих глазах я ищу оценки себя. Мою ценность отражают глаза тех, кому я даю богатство моего творчества, ума, души. Как хороша жизнь! Жизнь в работе, в преодолении, в успехах и даже трудностях. Хорошо просто жить. Я улыбаюсь жизни и не боюсь её… Хочу разработать тему об отрыве любви от биологии, от сексуальности, о перевоспитании чувств, эмоций нового человечества. И расширение самой чудесной эмоции — любви — до общечеловеческого обхвата».

Увы, даже самая прекрасная жизнь когда-нибудь кончается. Александра Михайловна Коллонтай скончалась в преклонном возрасте от инфаркта и похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.

smartwebsite.ru

Александра Коллонтай - биография, фото и видео

Александра Коллонтай — первая в мире женщина-министр, одна из первых в мировой истории женщина-посол, «валькирия революции», автор знаменитого произведения «Дорогу крылатому Эросу!»,Александра Коллонтай воспевавшая «любовь-товарищество» призывавшая к свободной любви с любимым человеком («крылатый эрос»), а не к удовлетворению лишь полового желания («бескрылый эрос»). Родилась Александра Коллонтай, урожденная Шурочка Домонтович, в богатой аристократической генеральской семье в марте 1872 года. Благодаря приходящим учителям и няне-англичанке, Шурочка получила хорошее домашнее образование. Красота и живость характера шестнадцатилетней Шурочки Домонтович сводила с ума не только сверстников, так и зрелых мужчин. Из-за неразделенной любви к Шурочке покончил с собой сын генерала И. Драгомиров. Летом 1889 Шурочка отказалась выйти замуж за личного адъютанта Александра III, блестящего сорокалетнего генерала Тутомлина, чем повергла в настоящий шок своих родителей. Они даже не мечтали о лучшей партии для своей красавицы-дочери. В 1891 г. Шура знакомится со своим дальним родственником — Владимиром Коллонтаем. Позже он поступил в петербургскую Военно-инженерную академию, они начинают встречаться. Шурочка могла обсуждать с ним самое главное для нее — как жить и что нужно делать для освобождения русского народа. Этим Владимир выгодно отличался от беззаботной молодежи. По собственному утверждению Шурочки, она страстно влюбилась в него и, несмотря на сопротивление родителей, через два года вышла замуж по любви за бедного в то время офицера. Со временем Владимир Людвигович Коллонтай дослужится до генерала.

Через год у них родился мальчик, названный в честь Шурочкиного отца — Михаилом. Однако вскоре Александра начинает проявлять свое недовольство браком. Ее вовсе не интересовали хозяйственные заботы, за маленьким сыном, Александра Коллонтайпо ее мнению, прекрасно ухаживала няня, супружеский долг она называла «воинской повинностью». Она мечтала, как до замужества, писать повести и романы, изучать работы Ленина. Ее старшая подруга — большевичка Елена Стасова утверждала, что семья — это тюрьма, чтобы заниматься революционными делами, нужно вырваться из нее. Чтобы разнообразить жизнь, Коллонтай завела бурный роман с Александром Саткевичем, который жил у них в это время на правах друга семьи. Однако в 1898 году она расходится с мужем и порывает отношения с любовником. Несмотря на это, Александра Коллонтай до конца дней будет носить фамилию первого супруга. Она не приедит на похороны Владимира Коллонтая, которые совпали с революционными событиями 1917-го, но будет опекать его вторую жену, устроив ту в советское полпредство в Норвегии секретарем-машинисткой. Кстати, именно вторая жена стала фактической матерью для маленького Михаила.

После развода Коллонтай уезжает за границу, где знакомится с знаменитыми революционными деятелями: Полем Лафаргом, Розой Люксембург, Карлом Каутским, Владимиром Ульяновым — Лениным, Георгием Плехановым. В 1908 году ей запрещен легальный въезд в Россию из-за ряда публикаций в радикальной прессе. Сегодня многих иностранных граждан, прибывших в РФ, интересует, какие документы для получения рвп необходимо иметь. В этот период у Коллонтай было несколько бурных романов, одним из ее любовников был 26-летний Александр Шляпников. Коллонтай тогда было 39 лет. Как только любовник заговорил о серьезных семейных отношениях, любовный пыл революционерки-феминистки вмиг иссяк.

Сразу же после свершения февральской революции 1917-го Коллонтай приезжает в Петроград, где под оглушительные овации выступает на многотысячных митингах. «Валькирия революции» — так называют ее западные издания. Она призывает солдат и матросов не только к радикальным действиям, но и к свободной любви. В эти дни произошло ее знакомство с Павлом ДыбенкоБиография Александры Коллонтай — будущим наркомом по морским делам. Почти сразу между ними завязалась любовная связь, ставшая достоянием общественности. Коллонтай, которой исполнилось 45 лет, была старше Павла на целых 17 лет, но это ее ничуть не смущало. Коллонтай стала единственной женщиной, которая вошла в состав революционного правительства. Она заняла пост наркома государственного презрения, что в наше время соответствует посту министра социального обеспечения. она подготовила ряд важных декретов в области семейных отношений. В феврале 1918 года Павлу Дыбенко грозил революционный трибунал и расстрел за разгром немцами частей Красной Армии, которыми он командовал. Чтобы спасти Павла, Александра Коллонтай регистрирует с ним брак. Он стал самым первым гражданским браком в Советской России. Брак скрепили органы государственной власти, а не церковь. Дыбенко оправдали, он поехал воевать дальше, в Крым. Внезапно она узнала об измене мужа. Коллонтай решила порвать с Дыбенко, о чем написала ставшему генсеком Сталину. В ответ ее назначили на ответственный пост за границу, в Норвегию. Так появилась первая в мире женщина на дипломатической работе. Здесь у нее завязался роман с коммунистом из Франции Марселем Боди, который был младше ее на 21 год. Павел Дыбенко в 1938 году был расстрелян, годом раньше расстреляли и бывшего любовника Шляпникова.

С 1922 года на протяжении 23 лет Александра Михайловна Коллонтай являлась полномочным представителем (позже послом) СССР, в скандинавских странах. 4 октября 1922 года Коллонтай назначена торговым советником в Норвегии, с мая 1923-го она глава полномочного и торгового представительства СССР, с апреля 1930-го — полпред в Швеции. Неизменная героиня светской хроники на Западе. После перенесенного в 1942 году инсульта Коллонтай смогла передвигаться лишь с посторонней помощью в инвалидной коляске и в марте 1945 она возвращается в Москву. До конца дней эта сильная женщина являлась советником МИДа, хотя постепенно отошла от общественной деятельности и сократила личные контакты. 9 марта 1952 года, накануне своего 80-летия, эта великая и сильная во всех отношениях женщина умерла в результате сердечного приступа.

Похожие записи:

velikielyudi.ru

Коллонтай Александра Михайловна. 50 знаменитых любовниц

Коллонтай Александра Михайловна

(род. в 1872 г. — ум. в 1952 г.)

Журналист, публицист, революционный, партийный и государственный деятель. Первая в мире женщина-дипломат в ранге чрезвычайного и полномочного посла. Вся ее жизнь — истинно мужская попытка примирить врожденную полигамность с вынужденной моногамией. Оправдывала себя литературным талантом и организаторскими способностями.

Весной 1903 г. в одно из петербургских издательств вошла изящная, нарядно одетая дама и попросила дать ей прочитать гранки выходящей в свет книги «Жизнь финляндских рабочих». На титульном листе этой книги стояло имя «А. Коллонтай». Редактор, с удивлением взглянув на посетительницу, заявил: «Я хотел бы, чтобы гранки прочитал сам автор исследования». Опытный работник издательства не мог поверить, что книга на такую серьезную и скучную тему могла быть написана столь молодой и с виду несерьезной женщиной.

Александра Коллонтай родилась 19 марта 1872 г. в Петербурге в семье полковника Генерального штаба (позже генерал-майора) Михаила Алексеевича Домонтовича, принадлежавшего к старинному дворянскому роду. В своих мемуарах А. Коллонтай написала так: «Маленькая девочка, две косички, голубые глаза. Ей пять лет. Девочка как девочка, но если внимательно вглядеться в ее лицо, то замечаешь настойчивость и волю. Старшие сестры говорят про нее: „Что она захочет, того всегда сумеет добиться“. Девочку зовут Шура Домонтович. Эта девочка — я».

Ее мать, дочь финского торговца лесом, Александра Александровна Масалина была замужем за военным инженером Мравинским, от которого у нее были две дочери и сын. Однажды на балу она встретила сорокалетнего полковника М. Домонтовича. «Мои родители… — вспоминала А. Коллонтай, — с первого взгляда страстно влюбились друг в друга, и мама настояла на разводе, что в то время было крайне трудным делом. Развод мог тянуться много лет, если не было так называемой „руки“ в священном синоде. То, что моя мать, имея троих детей от первого мужа, решилась на развод, было в то время актом большого мужества. Многие с интересом и симпатией следили за их „романом“. Другие их осуждали. Роман кончился удачно: мать и отец поженились и любили друг друга до своих последних дней».

У генеральской дочери Шурочки было все, что полагалось детям привилегированного сословия: своя комната в доме-особняке, няня-англичанка, приходящие учителя. Получив домашнее образование, А. Домонтович сдала экзамен на аттестат зрелости при 6-й мужской гимназии в Петербурге и получила право быть учительницей. Будущее у нее было вполне определенное: богатый и влиятельный муж, дети, балы при дворе и поездки за границу.

Любимым занятием Шурочки в ту пору были балы, а любимым партнером по танцам — Ванечка Драгомиров. Ей казалось, что она влюблена, но когда Драгомиров сделал ей предложение, шестнадцатилетняя Александра рассмеялась ему в лицо. Отвергнутый любовник застрелился.

В семнадцать лет Шура отказала молодому генералу Тутолмину, адъютанту императора Александра III: «Мне безразличны его блестящие перспективы. Я выйду замуж за человека, которого полюблю». Ни тогда, ни впоследствии слова Александры не расходились с делом.

В 1891 г. в Тифлисе Шура познакомилась со своим троюродным братом по отцу — Владимиром Коллонтаем. Они продолжали встречаться в Петербурге, куда Владимир приехал учиться в Военно-инженерной академии. «Среди беззаботной молодежи, окружавшей меня, Коллонтай выделялся не только выдумкой на веселые шутки, затеи и игры, не только тем, что умел лихо танцевать мазурку, но и тем, что я могла с ним говорить о самом важном для меня: как надо жить, что сделать, чтобы русский народ получил свободу. Вопросы эти волновали меня, я искала путь своей жизни…Кончилось тем, что мы страстно влюбились друг в друга». Два года спустя, несмотря на отчаянное сопротивление всей семьи, она стала его женой.

В 1894 г. у Александры родился сын, которого она назвала в честь деда Михаилом. Родители немного успокоились: дочь пристроена, правда, не так, как хотелось, но Коллонтай человек порядочный, перспективный, к тому же в Шурочке души не чает. В августе 1897 г. Владимир писал жене из Берлина: «Я еще раз повторяю, что ты для меня остаешься единственным человеком, которого я безгранично люблю и для которого согласен на все». Обычная женщина довольствовалась бы этим простым семейным счастьем — но только не Александра.

«Мое недовольство браком началось очень рано. Я бунтовала против „тирана“. Так называла моего мужа». Еще одно любопытное признание, сделанное годы спустя: «…любила своего красивого мужа и говорила всем, что я страшно счастлива. Но мне все казалось, что это счастье меня как-то связало. Я хотела быть свободной. Маленькие хозяйственные и домашние заботы заполоняли весь день, и я не могла больше писать повести и романы, как делала это, когда жила у родителей. Но хозяйство меня совсем не интересовало, а за сыном могла очень хорошо ухаживать няня. Как только маленький сын засыпал, я шла в соседнюю комнату, чтобы снова взяться за книгу Ленина».

Роковую роль в судьбе Александры Коллонтай сыграла большевичка Елена Стасова, которая убедила младшую подругу, что семья и тюрьма — суть одно и то же. Только вырвавшись из этой темницы, можно заняться настоящим делом. Под «настоящим делом» обе, естественно, понимали революционную деятельность. Постепенно А. Коллонтай приходит к выводу, что любовь к сыну — простой эгоизм, а любовь к мужу — ненужная роскошь.

В это время в ее жизни появляется еще один мужчина — друг мужа, офицер Александр Саткевич. С этого момента Шуру Коллонтай начали волновать проблемы свободы любви и теория «любовного треугольника». В 1898 г., через пять лет после свадьбы, она рассталась с Владимиром Коллонтаем, оставив ему сына, а себе — его фамилию. «Мы разошлись не потому, что разлюбили друг друга, — писала Александра. — Меня увлекала волна нараставших в России революционных событий».

Летом А. Коллонтай уехала в Швейцарию, чтобы получить образование, но, заболев нервным расстройством, вынуждена была переехать в Италию. Здесь она писала статьи для газет и журналов, которые никто не печатал. Нервное расстройство прогрессировало, врачи рекомендовали вернуться домой. Приехав в Россию, Александра последний раз попыталась наладить семейную жизнь с Владимиром, который в это время тяжело болел. Но роль заботливой жены быстро ей наскучила, а возобновившиеся тайные свидания с А. Саткевичем ставили перед ней неразрешимые проблемы.

Александра нашла выход из сложившейся ситуации: она окончательно порывает с мужем и уезжает за границу, где пробудет с небольшими перерывами почти до 1905 г. В Цюрихе она посещала лекции в местном университете на факультете экономики и статистики у профессора Г. Геркнера, в Лондоне встречалась с социалистами Сиднеем и Беатрисой Вебб, в Берлине — с К. Каутским и Р. Люксембург, в Париже — с семейством Лафаргов, в Женеве — с Г. Плехановым. Писала пламенные статьи, выступала с речами на встречах единомышленников, занималась сбором средств на партийные нужды.

Центральной темой ее политического интереса стал женский вопрос. Тем временем Владимир Коллонтай стал генералом и женился на другой женщине (Марии Ипатьевне, дочери генерал-майора Скосаревского), которая стала фактической матерью его сына от первого брака.

Вернувшись в Россию, А. Коллонтай принимает деятельное участие в революционных событиях 1905 г. Она участвует в демонстрациях рабочих, пишет и распространяет подпольные листовки, выступает на митингах, работает в меньшевистском центре. В этот период Александра встречает своего следующего любовника — редактора первой российской легальной газеты социал-демократов Петра Маслова. Роман с популярным экономистом, который был готов ради нее бросить семью, быстро начал тяготить Шуру Коллонтай. Их связь превратилась в тривиальный адюльтер, а о браке с ним она и слышать не хотела.

В середине декабря 1908 г., во время подготовки к работе I Всероссийского съезда женщин-равноправок, ее бурная антиправительственная деятельность наконец надоедает властям. Александра Коллонтай вынуждена бежать за границу, где она пробудет до марта 1917 г. География ее турне по Европе обширна: Германия, Англия, Франция, Швеция, Норвегия, Дания, Швейцария, Бельгия, Италия. Она читает лекции, пишет книги и принимает участие в социалистических конгрессах и конференциях. Здесь же она встречает революционера-пролетария Александра Шляпникова, ради которого и бросает Петра Маслова. По приглашению Американской социалистической партии Коллонтай дважды посещает Соединенные Штаты, где, «агитируя против войны», объезжает более ста городов и поселков.

В 1915 г., вовремя сориентировавшись, Александра бросает меньшевиков и переходит в стан большевиков — к Ленину. Как признавалась Коллонтай позже, ей «был ближе большевизм, с его бескомпромиссностью и революционным настроением». Правильность выбора подтвердилась: как только она вернулась в Россию, ее сразу же избрали депутатом исполкома Петроградского Совета. В этом качестве она ездила на станцию Белоостров встречать Ленина, прибывшего из Швейцарии в опломбированном вагоне. В Петроград они возвращались в одном купе — Ленин, Н. Крупская, И. Арманд и А. Коллонтай.

В Петрограде Александра Михайловна занимается революционной агитацией балтийских моряков. Генеральская дочь призывает «братишек» к мировой революции и… к свободной любви. Ее страстный призыв не остался без ответа: появления на кораблях «агитатора Саши» матросы всегда ждали с нетерпением. В этот период в ее лице ярко проявился тип жрицы теоретического разврата, которая исповедовала теорию «стакана воды» — мгновенного удовлетворения половых потребностей. По ее глубокому убеждению, в новом обществе, которое еще предстоит построить, институт семьи и брака отомрет, а женщина будет независима, эмансипирована и по-мужски свободна в выборе партнера.

Октябрьский переворот 1917 г. произошел при непосредственном и деятельном участии Александры Коллонтай. Ночь на 25 октября она провела в Смольном — штабе большевистского восстания. На следующий день было сформировано первое Советское правительство — Совет Народных Комиссаров, куда пламенная революционерка вошла в качестве народного комиссара государственного призрения — так тогда называлось учреждение, ведавшее социальным обеспечением. В эти насыщенные событиями дни она познакомилась с матросом Балтийского флота

Павлом Ефимовичем Дыбенко, который попал вместе с ней в правительство молодой республики, став народным комиссаром по морским делам. Именно этот человек сыграл решающую роль в победе большевиков: это по его приказу десять тысяч революционных матросов появились на улицах Петрограда, а крейсер «Аврора» и десять других кораблей вошли в Неву.

«Наши отношения всегда были радостью через край, наши расставания полны были мук, эмоций, разрывающих сердце. Вот эта сила чувств, умение переживать полно, горячо, сильно, мощно влекли к Павлу», — вспоминала А. Коллонтай. Когда ее спросили: «Как вы решились на отношения с Павлом Дыбенко, ведь он был на семнадцать лет моложе вас?» — она не задумываясь ответила: «Мы молоды, пока нас любят!» Записью брака П. Дыбенко и А. Коллонтай была начата первая книга актов гражданского состояния родины победившего пролетариата.

«Я не намеревалась легализовать наши отношения, но аргументы Павла — если мы поженимся, то до последнего вздоха будем вместе — поколебали меня», — писала А. Коллонтай. Кроме того, положение членов правительства ко многому обязывало — «важен был моральный престиж народных комиссаров», на которых уже косо смотрели окружающие.

Это была странная пара: элегантная аристократка и «богатырского вида» крестьянский сын с грубыми чертами лица и манерами портового грузчика. Счастливое «единство и борьба противоположностей» продлились шесть лет, после чего А. Коллонтай решила расстаться и с этим мужем.

Через некоторое время П. Дыбенко стал засыпать ее телеграммами и письмами, в которых он жаловался на свое душевное одиночество и упрекал в несправедливом к нему отношении. «Письма были такие нежные и трогательные, — писала А. Коллонтай, — что я проливала над ними слезы и уже начала сомневаться в правильности моего решения разойтись с Павлом». Но в счастливом неведении она оставалась недолго: доброжелатели сообщили, что ее бывший муж, переезжая от одного места службы к другому, возит с собой «красивую девушку», которая уже давно выполняет в доме обязанности жены.

Известие так потрясло поборницу свободной любви, что ночью с ней случился «сердечный приступ и нервный припадок». А Павел Дыбенко еще неоднократно, до самого ареста и выхода постановления ЦК ВКП(б) от 25 января 1938 г., в котором он обвинялся в «систематическом пьянстве и морально-бытовом разложении», пытался возобновить отношения с А. Коллонтай. Но она уже выбросила его из своей головы.

В ноябре 1918 г. на первом Всероссийском съезде работниц и крестьянок А. Коллонтай выступает с докладом «Семья и коммунистическое государство». Затем выходят ее брошюры «Новая мораль и рабочий класс», «Работница за год революции», «Положение женщины в связи с эволюцией хозяйства» и другие. На партийном съезде в марте 1919 г. она говорит: «Не нужно забывать, что до сих пор, даже в нашей Советской России, женщина трудового класса закрепощена бытом, закабалена непроизводительным домашним хозяйством, которое лежит на плечах. Все это мешает ей отдаться активному участию в борьбе за коммунизм и строительной работе. Мы должны создавать ясли, детские садики, строить общественные столовые, прачечные, то есть сделать все для слияния сил пролетариата — мужского и женского, чтобы совместными усилиями добиться общей великой цели завоевания и построения коммунистического общества».

Претворяя на практике свои теоретические «находки», однажды А. Коллонтай отдала распоряжение организовать на территории Александро-Невской лавры общежитие для инвалидов. Уполномоченная комиссия с помощью красногвардейцев и матросов не смогла выломать запертые ворота лавры и разогнать собравшуюся толпу разбушевавшегося народа. За проведение этой неудачной операции нарком призрения А. Коллонтай получила нагоняй от Ленина: «Как вы могли предпринять такой шаг, не посоветовавшись с правительством?» А когда стало известно, что за этот случай церковные власти предали ее анафеме, Ленин пошутил, что теперь Александра вошла в историю в одной компании со Степаном Разиным и Львом Толстым.

После смерти И. Арманд, с осени 1919 г. Александра Коллонтай получает высокий партийный пост — возглавляет женотдел ЦК партии и активно работает в комиссии по борьбе с проституцией при наркомате социального обеспечения.

Партийная феминистка А. Коллонтай призывала не только к социальному раскрепощению женщины, но и утверждала ее право на свободный выбор любви. Об этом она писала в своих популярных произведениях — сборнике «Любовь пчел трудовых» (английский перевод озаглавлен «Свободная любовь») и повести «Большая любовь». Наиболее ярко идеи Александры Коллонтай прозвучали в нашумевшей в те годы статье «Освободите крылатого Эроса». Если в 1917 г. большевистский агитатор Саша призывала революционных солдат и матросов к мировой революции и свободной любви, то шесть лет спустя, уже в мирное время, она бросила клич не сдерживать своих сексуальных потребностей, раскрепостить инстинкты и дать простор любовным наслаждениям.

Идеи половой вседозволенности находили поддержку у новой власти. Так, в 1924 г. издательство Коммунистического университета им. Свердлова выпустило брошюру «Революция и молодежь», в которой были сформулированы 12 «половых» заповедей революционного пролетариата. Среди них был и такой перл: «Половой подбор должен строиться по линии классовой революционно-пролетарской целесообразности. В любовные отношения не должны вноситься элементы флирта, ухаживания, кокетства и прочие методы специально-полового завоевания».

Но как только большевики укрепили свою власть, «крылатому Эросу» тут же подрезали крылья. По мнению партийных идеологов, строители нового общества не должны растрачивать свою энергию на сексуальные забавы. Все силы трудящихся направлялись отныне на строительство нового государства. А любить полагалось не женщин, а партию большевиков и ее вождей. Реформаторские идеи Александры Коллонтай увяли на корню, закончилась ее работа и на женском фронте. Ее перебросили на работу во внешнеполитическое ведомство.

Дипломатическая карьера А. Коллонтай началась 4 октября 1922 г., когда она отправилась торговым советником в Норвегию. В мае следующего года ее назначили главой торгпредства, а затем и полномочным представителем СССР, после того как норвежское правительство признал о Советский Союз. Переговоры, верительные грамоты, приемы, подписание договоров, визиты — новая жизнь мадам Коллонтай увлекала ее. Дело спорилось, у нее явно были способности дипломата.

В Норвегии ее другом, помощником и советником стал французский коммунист, секретарь советской миссии Марсель Боди, который был на двадцать один год младше ее. Очевидно, он и был последней любовью пятидесятилетней Александры Коллонтай. Связь с французом резко оборвалась после того, как о ней стало известно в Москве в ведомстве Ежова.

Осенью 1926 г. А. Коллонтай получила назначение полпреда и торгпреда СССР в Мексике, но тамошний климат оказался слишком тяжелым для ее здоровья, и через год она вернулась в Норвегию. После очередного разговора со Сталиным, в апреле 1930 г. она становится посланником СССР в Швеции.

Шведы встретили ее настороженно: в 1914 г. королевским указом она была выслана из страны «на вечные времена» за антивоенную агитацию. Теперь пришлось отменять собственный указ, чтобы не раздувать международный скандал. Отказать во въезде послу Советской России в современных условиях было уже невозможно.

В Стокгольме при вручении верительных грамот А. Коллонтай обворожила семидесятилетнего шведского короля Густава V, а все газеты отметили броский туалет советского посла — русские кружева на бархатном платье. Муза Канивез, бывшая жена Ф. Раскольникова (друга и «соратника» Петра Дыбенко по разгону Учредительного собрания и расстрелам рабочих демонстраций и флотских офицеров) так вспоминала о первой встрече с Александрой Коллонтай: «Передо мной стояла невысокая, уже немолодая, начинающая полнеть женщина, но какие живые и умные глаза!..»

Во время официального обеда А. Коллонтай пожаловалась новой знакомой: «Во всем мире пишут о моих туалетах, жемчугах и бриллиантах и почему-то особенно о моих манто из шиншилл. Посмотрите, одно из них сейчас на мне». И Муза увидела «довольно поношенное котиковое манто, какое можно было принять за шиншиллу только при большом воображении…»

В Швеции А. Коллонтай работала до изнеможения: добилась подписания договора о возвращении СССР золотых запасов, помещенных правительством Керенского в шведские банки, участвовала в работе Лиги Наций, проводила переговоры и консультации с финским правительством о выходе Финляндии из войны. Постоянная напряженная работа не прошла бесследно — ее здоровье было подорвано.

Первый раз недуг сразил ее летом 1942 г., когда она работала, не зная отдыха ни днем ни ночью: это был самый тяжелый период для Советского Союза, воюющего с фашистской Германией. В середине августа, когда положение на фронте было критическим, А. Коллонтай, как обычно, работала в своем кабинете. Когда вечером она подошла к лифту, чтобы подняться в свою комнату, ей стало плохо. Врачи констатировали левосторонний паралич. Тем не менее А. Коллонтай оставалась на посту чрезвычайного и полномочного посла до марта 1945 г., когда за ней из Москвы прислали военный самолет и увезли ее на родину.

Последние семь лет Александра Коллонтай жила в Москве. Некогда активная, неугомонная женщина была прикована к инвалидной коляске, но продолжала выполнять функции советника Министерства иностранных дел СССР. Нередко до поздней ночи можно было видеть свет в окнах ее квартиры на Калужской улице.

В марте 1952 г. А. Коллонтай готовилась к своему восьмидесятилетию. Не дожив несколько дней до юбилея, она скончалась от инфаркта. Как заметил И. Эренбург, «ей посчастливилось умереть в своей постели», в отличие от подавляющего большинства ее друзей, с которыми она в молодости «делала революцию». Похоронена Александра Михайловна Коллонтай на Новодевичьем кладбище в Москве рядом с могилами Г. Чичерина и М. Литвинова.

В одной из записных книжек последних лет, размышляя о пережитом, она писала: «Во мне было много контрастов, и жизнь моя соткана из периодов, резко отличных друг от друга… Я обладала и до сих пор обладаю талантом „жить“. Много достигла, много боролась, много работала, но и умела радоваться самой жизни во всех ее проявлениях».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Коллонтай Александра Михайловна, подробная биография

(1872-1952) русский революционный деятель, дипломат

И друзья, и враги говорили о ней как о человеке исключительной, неповторимой судьбы. Она была самой популярной женщиной среди большевиков, первой в мире женщиной-министром, первой в мире женщиной-послом. Теперь мы можем сказать, что Александра Михайловна Коллонтай стала единственным деятелем оппозиции, уцелевшим во время сталинских репрессий.

Она родилась в семье одного из самых уважаемых русских генералов, получила превосходное образование, научилась разговаривать на шести языках. В двадцать один год генеральская дочь вышла замуж за офицера Владимира Коллонтая и вскоре родила ему сына. Однако положение дамы из общества ее не устраивало, и через пять лет супруги расстались.

Александра Коллонтай стала активным деятелем движения феминисток, а в начале девятисотых годов она вступила в социал-демократическую партию, примкнув к меньшевикам.

Активная пропагандистская деятельность привела к тому, что вскоре на нее завели уголовное дело, а несколько позже арестовали. Выйдя из тюрьмы, она была вынуждена уйти в подполье и вскоре по фальшивым документам уехала за границу.

Вначале Александра поселилась в Германии, где стала активным деятелем социал-демократической партии и ближайшей сподвижницей Розы Люксембург. С началом Первой мировой войны Коллонтай перебралась в Швецию, где в ноябре 1914 года выступила с антивоенной статьей. За эту публикацию Александра Коллонтай была арестована и после краткого тюремного заключения навечно выслана из страны.

Она поселилась в Копенгагене, поскольку и в России уже был выдан ордер на ее арест. Вернуться в Россию она смогла только после Февральской революции. Однако Временное правительство тоже распорядилось арестовать ее. Избежать ареста ей удалось только по той причине, что она стала членом ЦК партии большевиков.

Александра Михайловна Коллонтай была одним из популярнейших большевистских пропагандистов. Ее выступления постоянно собирали многочисленные аудитории. Любопытно, что в те годы в ее жизни произошло романтическое приключение, казалось бы не свойственное женщине, полностью посвятившей себя революции. Она влюбилась в человека намного моложе ее, из крестьянской семьи, получившего только начальное образование. Тем не менее семья нового мужа приняла ее и уважительно к ней относилась. Мужем Коллонтай стал «железный матрос» Павел Дыбенко, погибший позднее в сталинских застенках. Их брак продолжался пять лет, после чего они разошлись, сохранив дружеские отношения.

Александра Коллонтай продолжала свою революционную деятельность. По указанию Ленина она была направлена на дипломатическую работу. Ее назначили советским послом вначале в Мексику, затем в Норвегию. А в 1930 г. возникла любопытная ситуация. Коллонтай была назначена послом в Швецию, ту самую страну, где не имела права появляться по закону. Впервые в истории шведским властям пришлось отменить свое решение. Во время вручения верительных грамот Александра Коллонтай осмелилась сидеть в присутствии шведского короля. В ответ на сделанное ей замечание она подчеркнула равенство между мужчиной и женщиной, напомнив, что в минуту досуга король занимается вышиванием, а в остальное время должен быть джентльменом по отношению к даме, которая имеет право сидеть в присутствии мужчины.

Подобный характер, безусловно, был редкостью в то время. Обладая умом, красотой и редкой образованностью, Коллонтай в жизни была достаточно резкой и нетерпимой. Она презирала все женские занятия, не любила готовить и все свое свободное время посвящала наукам и языкам. Советское посольство при ней стало культурным центром, вокруг которого сплотились все сторонники молодой советской страны в Швеции. Во многом благодаря ее усилиям удалось не допустить вступления Швеции в войну.

Общественная деятельность всегда стояла для Александры Коллонтай на первом плане. Любопытно, что в качестве посла она проработала около двадцати лет.

Александра Михайловна Коллонтай вернулась в Москву весной 1945 года, когда весь мир праздновал окончание войны. Она была назначена советником министерства иностранных дел. Однако независимость ее суждений вскоре привела к тому, что Коллонтай оказалась в опале. Только огромный авторитет и весьма преклонный возраст спасли ее от возможной гибели. 9 марта 1952 года она умерла у себя дома, находясь практически в полной изоляции.

biografiivsem.ru

Коллонтай Александра Михайловна Википедия

Предшественник Преемник Предшественник Предшественник Преемник Предшественник Преемник Глава правительства Предшественник Преемник Рождение Смерть Место погребения Отец Супруг
Александра Михайловна Коллонтай
Чрезвычайный и полномочный посол СССР в Королевстве Швеция
1944 — 1945
первая в должности
Илья Чернышёв
Полномочный представитель СССР в Королевстве Швеция
1930 — 1944
Виктор Копп
Полномочный представитель СССР в Королевстве Норвегия
18 августа 1924 - 4 марта 1926, 25 октября 1927 - 20 июля 1930
первая в должности, Александр Макар
Александр Макар, , Бекзадян
с 10 марта до 18 августа 1924 г. - поверенная в делах СССР в Норвегии
Полномочный представитель СССР в Мексиканских Соединенных Штатах
17 сентября 1926 — 25 октября 1927
Станислав Пестковский
разрыв дипломатических отношений
Народный комиссар государственного призрения РСФСР
29 октября (11 ноября) 1917 — 23 февраля 1918
Владимир Ленин
должность учреждена; как министр Временного правительства — Николай Михайлович Кишкин
Александр Винокуров
19 (31) марта 1872(1872-03-31)Санкт-Петербург, Российская империя
9 марта 1952(1952-03-09) (79 лет)Москва, СССР
  • Новодевичье кладбище
Михаил Алексеевич Домонтович

ru-wiki.ru

Коллонтай, Александра Михайловна — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Коллонтай.

Алекса́ндра Миха́йловна Коллонта́й (урождённая — Домонто́вич; 19 (31) марта 1872, Санкт-Петербург — 9 марта 1952, Москва) — российская революционерка, советский государственный деятель и дипломат. Чрезвычайный и полномочный посол СССР. Член РСДРП(б) с 1915 года. В 1917—1918 гг. была наркомом государственного призрения в первом Советском правительстве, что делает её первой женщиной-министром в истории.

Ранние годы

Александра Михайловна Домонтович родилась в Петербурге в обеспеченной дворянской семье. Отец Александры Михайловны, высокопоставленный генерал Михаил Домонтович, принимал участие в русско-турецкой войне 1877—1878 годов и был Тырновским губернатором в Болгарии в 1878—1879 годах; мать, Александра Массалин-Мравинская, была дочерью финского фабриканта, торговавшего лесоматериалами.

Единоутробная сестра — Евгения Мравинская — оперная певица (театральное имя Е. Мравина).

Получила разностороннее домашнее образование. Владела несколькими иностранными языками (английским, немецким, французским, шведским, норвежским, финским и другими), интересовалась литературой. Большое влияние на неё оказала домашняя учительница М. И. Страхова, сочувствовавшая идеям народовольчества[1]. В 1888 году сдала экзамены за курс гимназии в 6-й мужской гимназии в Санкт-Петербурге. Посещала Школу поощрения художеств, брала частные уроки рисования. Была введена в великосветское общество. В круг юношеского общения Александры Домонтович входил её троюродный брат Игорь Северянин. В автобиографической поэме «Роса оранжевого часа» поэт вспоминал:

Наш дом знакомых полон стай:И математик Верещагин,И Мравина, и Коллонтай.

С юных лет Александра пользовалась успехом у мужчин и отличалась разборчивостью в них. Так, она отказалась выйти замуж за генерала Ивана Тутолмина, который сделал ей предложение в первый же вечер знакомства. Один из воздыхателей Александры, Иван Драгомиров (сын генерала), не выдержал её обращения и застрелился. Впоследствии это же сделал один из её поклонников, когда узнал, что она «спуталась с матроснёй»[источник не указан 364 дня].

В молодости Александра Домонтович выступила против решения родителей выдать её за адъютанта императора и вышла за дальнего родственника, выпускника Военно-инженерной академии, бедного офицера Владимира Коллонтая (1893)[2]. Через пять лет она оставила мужа и сына, чтобы участвовать в революционном движении: «Я хотела быть свободной. Маленькие хозяйственные и домашние заботы заполоняли весь день, и я не могла больше писать повести и романы… Как только маленький сын засыпал, я шла в соседнюю комнату, чтобы снова взяться за книгу Ленина»[3].

К участию в социалистическом движении Александра Коллонтай пришла в 1890-х годах благодаря знакомству с Еленой Стасовой. Дружба связывала её с Татьяной Щепкиной-Куперник, в доме которой Коллонтай скрывалась от полиции.

А. М. Домонтович в 1900 году

В 1898 году, оставив мужа и сына, уехала в Швейцарию, где поступила в Цюрихский университет к профессору Геркнеру. По совету профессора в 1899 году отправилась в Англию изучать английское рабочее движение. В Англии познакомилась с Сиднеем Веббом и Беатрисой Вебб. После этого в 1899 году возвратилась в Россию.

В 1901 году отправилась за границу, в Женеве познакомилась с Георгием Плехановым.

Во время расстрела демонстрации 9 января 1905 года была на петербургских улицах. В 1905 году в Петербурге познакомилась с Владимиром Лениным. После раскола Российской социал-демократической партии на большевиков и меньшевиков на II съезде партии Коллонтай не примкнула ни к одной из противоборствующих фракций. Тем не менее, в это время по своим убеждениям она стояла ближе к Плеханову, который, вначале поддержав большевиков, постепенно переходил на сторону меньшевиков.

У меня были друзья в обоих лагерях. По душе ближе мне был большевизм… но обаяние личности Плеханова удерживало от разрыва с меньшевиками[4].

Видео по теме

В европейском революционном движении

Во время Первой русской революции в 1905 Коллонтай инициировала создание «Общества взаимопомощи работницам». После поражения революции эмигрировала в 1908, так как против неё были выдвинуты обвинения в призыве к вооружённому восстанию в брошюре «Финляндия и социализм». В эмиграции вначале примыкала к реформистскому крылу РСДРП, поддерживала ликвидаторов, затем перешла к отзовистам, читала лекции в основанной группой «Вперёд» фракционной школе в Болонье. Посетила целый ряд стран Европы (Австро-Венгрию, Бельгию, Великобританию, Германию, Данию, Норвегию, Францию, Швейцарию, Швецию), где налаживала связи с местным социал-демократическим и суфражистским движениями, принимая в них активное участие. Дважды посещала США. Делегировалась РСДРП на международные социалистические конгрессы в Штутгарте (1907), Копенгагене (1910) и Базеле (1912).

После начала Первой мировой войны с помощью Карла Либкнехта смогла выехать из Германии. Находясь в Швеции, отошла от меньшевиков и правого крыла европейской социал-демократии, поддержавшего войну. Осуждение империалистического характера войны сблизило Коллонтай с большевиками, к которым она окончательно присоединилась в 1915. За активную антимилитаристскую пропаганду, в частности, за публикацию антивоенной статьи в одном из шведских журналов в ноябре 1914, она была арестована шведской полицией, доставлена в крепость Мальмё и выслана из страны по личному указу короля Густава V. Поселившись в Копенгагене, Коллонтай наладила тесную связь с Лениным и выполняла его специальные поручения, в частности, две агитационных поездки по США.

Революция и Гражданская война

В Россию вернулась после Февральской революции 1917, вскоре став членом Исполкома Петроградского совета. Участвовала в работе 7-й (Апрельской) конференции РСДРП(б) 1917 года от большевистской военной организации, была в числе немногих делегатов, полностью поддержавших позиции Ленина, изложенные в «Апрельских тезисах». На I Всероссийском съезде Советов была избрана членом ЦИК от большевиков. В период «двоевластия» вела организованную агитацию в среде солдат и матросов, что повлекло за собой преследования Временного правительства. Возвращаясь с совещания левого антивоенного Циммервальдского объединения в Стокгольме в июле 1917, Коллонтай была арестована по приказу Временного правительства. Содержалась в Выборгской женской тюрьме, была освобождена под денежный залог, внесенный писателем Максимом Горьким и инженером Леонидом Красиным[5]. Всё ещё пребывая под арестом, на VI съезде РСДРП(б) в 1917 заочно избрана одним из почётных председателей съезда и членом ЦК партии.

Принимала участие в заседании ЦК РСДРП(б) 10 (23) октября 1917, принявшем решение о вооружённом восстании, и в проведении Октябрьского восстания в Петрограде. Член президиума проводившегося параллельно II съезда Советов (25 — 26 октября 1917 года). После установления власти большевиков и левых эсеров избиралась во ВЦИК и 30 октября лично от Ленина[6] получила пост народного комиссара общественного призрения в первом составе Совета народных комиссаров. При наркомате Коллонтай создала Отдел по охране материнства и младенчества и Коллегию по охране и обеспечению материнства и младенчества. «Политика этих структур строилась на том постулате, что охрана материнства как специфической функции женщины является прямой обязанностью государства»[7].

Дорогому товарищу Луизе Брайант от её друга Александры Коллонтай, Петроград, сентябрь 1918

13—21 января (ст. ст.) 1918 года с помощью отряда матросов предприняла попытку реквизировать Александро-Невскую лавру в Петрограде, что спровоцировало массовое сопротивление верующих; реквизицию Лавры пришлось отложить[8]. Эксцессы (включая убийство протоиерея Петра Скипетрова) вокруг реквизиции Лавры стали непосредственной причиной издания Патриархом Тихоном 19 января (ст. ст.) «Воззвания», анафематствовавшего «безумцев»[9]; 22 января работавший тогда в Москве Священный Собор Православной Российской Церкви одобрил патриаршее воззвание.

В марте 1918 года, стоя на позициях Николая Ивановича Бухарина и «левых коммунистов», выступила против Брестского мирного договора и в знак протеста вышла из состава правительства. Во время Гражданской войны была направлена на Украину, где возглавила политический отдел 1-й Заднепровской Украинской советской дивизии, а затем наркомат агитации и пропаганды Крымской советской республики, а также политический отдел Крымской армии.

Будучи наиболее заметной женщиной в советском руководстве, Коллонтай была инициатором создания и заведующей (с 1920) женотделом ЦК РКП(б), целью которого была борьба за уравнение в правах женщин и мужчин, борьба с неграмотностью среди женского населения, информирование о новых условиях труда и организации семьи. Женотдел был распущен в 1930. Одновременно с руководством Женотдела Коллонтай читала лекции в университете им. Я. Свердлова и работала в секциях Коминтерна.

Дискуссия о профсоюзах

В марте 1921 во время дискуссии о профсоюзах, развернувшейся после выступления Троцкого относительно необходимости расширения прав профсоюзов, Коллонтай совместно с А. Г. Шляпниковым возглавила «рабочую оппозицию». «Рабочая оппозиция» предлагала передать управление всем народным хозяйством Всероссийскому съезду производителей, объединённых в профсоюзы, считающиеся высшей формой организации рабочего класса. Программа «рабочей оппозиции» была представлена в выпущенной к X съезду РКП(б) брошюре Коллонтай «Рабочая оппозиция», осуждённой в ленинской резолюции «О синдикалистском и анархистском уклоне в нашей партии». Несмотря на постановление X съезда партии о единстве партии, продолжала защищать идеи «рабочей оппозиции»[10]. После последнего предупреждения, вынесенного на XI съезде РКП(б) в 1922, и окончательного разгрома группы, Коллонтай была вынуждена отказаться от платформы «рабочей оппозиции». Резкое ухудшение отношений с Лениным явилось тяжёлым ударом для Коллонтай.

Дипломатическая служба

С 1922 года находилась на дипломатической работе. Причинами для второго в мировой истории назначения женщины послом (первым была Диана Абгар) послужили прочные связи Коллонтай с европейским социалистическим движением (как реформистским, так и революционным), а также опыт работы на должности секретаря Международного женского секретариата при Коминтерне в 1921—1922 гг. В 1922—1926 и 1927—1930 гг. работала советским полпредом и торгпредом в Норвегии, во многом поспособствовав политическому признанию СССР этой страной. В 1926—1927 гг. некоторое время работала в Мексике, где также добилась определённых успехов в улучшении советско-мексиканских отношений. В 1927 году Коллонтай снова становится полпредом в Норвегии, совмещая этот пост с исполнением поручений в торговом представительстве в Швеции.

В 1930—1945 гг. Коллонтай — посланник (постоянный поверенный) и посол в Швеции (кроме того, она входила в состав советской делегации в Лиге Наций). Одной из важнейших задач, стоящих перед новым советским послом в Швеции, была нейтрализация влияния гитлеровской Германии в Скандинавии. Когда в ходе «зимней» советско-финской войны Швеция, поддерживаемая Великобританией, отправила в Финляндию два батальона добровольцев и стояла на грани открытого вступления в войну против СССР, Коллонтай добилась от шведов смягчения их позиции и посредничества в советско-финских переговорах. В 1944 году в ранге чрезвычайного и полномочного посла в Швеции она вновь взяла на себя роль посредника в переговорах о выходе Финляндии из войны.

Последние годы

Могила на Новодевичьем кладбище в Москве

В силу тяжёлой болезни, приковавшей её к инвалидному креслу, в 1945 году Коллонтай оставила должность посла, продолжая числиться советником МИД СССР. На этом посту её сменил И. С. Чернышёв, продолживший в основном её политику в отношениях со Швецией.

После войны и фактического завершения дипломатической службы Александра Коллонтай занялась мемуарным творчеством. Особое внимание она уделила циклу воспоминаний о В. И. Ленине[11]. Скончалась Александра Коллонтай 9 марта 1952 года от инфаркта[12].

Похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве. Сын, Михаил Владимирович Коллонтай (1894—1957), работник МИД СССР, похоронен там же, на Новодевичьем кладбище.

Награды

В 1946 и 1947 годах группа депутатов норвежского стортинга выдвигала кандидатуру А. М. Коллонтай на получение Нобелевской премии мира. Выдвижение поддержали женские организации Швеции и Норвегии, а также видные общественные деятели этих стран[13]. Нобелевский комитет не поддержал эту инициативу.

Марксистский феминизм

В 1913 году Александра Коллонтай опубликовала статью «Новая женщина», в которой развивала взгляды на женщину нового, передового общества. Новая женщина стремится стать полноправным членом общества и руководствуется следующими принципами:

  • Победа над эмоциями, выработка самодисциплины.
  • Отказ от ревности, уважение свободы мужчины.
  • Требует от мужчины не материального обеспечения, а бережного отношения к своей личности.
  • Новая женщина — самостоятельная личность, её интересы не сводятся к дому, семье и любви.
  • Подчинение разуму любовных переживаний.
  • Отказ от фетиша «двойной морали» в любовных отношениях. Новая женщина не скрывает своей сексуальности.

Развитию концепции новой женщины Коллонтай посвятила также свою беллетристику, например повесть «Большая любовь». Повесть рассказывает о любви молодой незамужней революционерки Наташи и женатого революционера Семёна. Хотя Семён и марксист, он не может расстаться со старыми взглядами на женщину как лишь объект любовных утех. Наташа ему подчиняется, но в финале повести всё же сбрасывает с себя оковы такой связи и обретает свободу. Далее Коллонтай развивала эти идеи в повести «Василиса Малыгина» (1923) и рассказе «Любовь трёх поколений» (1923), в которых она описывает раскрепощённых женщин, не желающих связывать себя семьёй.

К традиционному институту семьи Коллонтай вообще относилась крайне скептически, полагая, что женщины должны служить интересам класса, а не обособленной ячейке общества. В статье «Отношения между полами и классовая мораль» она писала: «Для рабочего класса большая „текучесть“, меньшая закреплённость общения полов вполне совпадает и даже непосредственно вытекает из основных задач данного класса».

Подобные свободные взгляды Коллонтай привели к тому, что её объявили автором теории стакана воды. На самом деле отношение Коллонтай к этой теории не установлено. В отличие от примитивных представлений этой теории, Коллонтай всё же писала о необходимости любви во взаимоотношении полов.

Представления о будущем коммунистическом обществе

В 1922 г. Коллонтай написала небольшой фантастический рассказ о функционировании общества будущего[14]. Действие происходит 7 января 1970 г. Ячейкой нового общества является «коммуна». Семья уничтожена, а жилищный вопрос разрешается по казарменному типу: «…живут не семьями, а расселяются по возрастам. Дети — в „Дворцах ребёнка“, юноши и девочки-подростки — в весёлых домиках, окруженных садами, взрослые — в общежитиях, устроенных на разные вкусы, старики — в „Доме отдыхновения“». Вопрос о том, откуда берутся дети, остаётся за рамками рассказа. Обмен межпоколенческим опытом осуществляется на праздниках в Доме ветеранов революции, где молодёжь получает возможность слушать рассказы стариков. В школе что-то рассказывают о «великих годах революции», но по ходу действия выясняется, что познания учащихся крайне скудны. Положение высшего образования неясно (о самом его существовании можно лишь догадываться, поскольку упомянуты мимоходом преподавание, наука и техника). Молодёжь коммуны ведёт упорную борьбу «с единственным оставшимся у человечества врагом — с природой»; в чём сущность этой борьбы, не поясняется. При этом игнорируется существование болезней: вся молодёжь коммуны пышет здоровьем, о существовании какой-либо системы здравоохранения умалчивается.

Денег и торговли уже нет. Действует распределительный механизм удовлетворения элементарных потребностей населения: таким путём достигнуто всеобщее равенство. «В коммунах нет ни богатых, ни бедных; эти слова — забытые слова. Они ничего собою не выражают. У членов коммуны имеется всё, что надо для того, чтобы не думать о насущном, о материальном. Одежду, пищу, книгу, развлечения — всё доставляет члену коммуна. За это член коммуны отдает коммуне свои рабочие руки на два часа в день и свое творчество, пытливое искание своего ума — во всё остальное время своей жизни». Таким образом, после двух часов добровольно-принудительных работ человек отправляется на другую работу, но теперь уже совершенно добровольную, по зову сердца. «У всякого своя специальность и свое любимое дело. „Специальностью“ называется та работа, которую член коммуны выполняет в те два часа в день, когда его силы используются для коммунального хозяйства. Остальное время каждый отдает свои силы любимому роду работы: науке, технике, искусству, усовершенствованному полеводству, преподаванию». Каким образом согласуются общественная потребность в этих видах деятельности с индивидуальными склонностями людей — не поясняется. В то же время настойчиво декларируется, что коммуна — общество «счастья всеобщей организованности и радости свободного, творческого труда».

«У коммуны нет врагов, так как все соседние народы и нации уже давно устроили у себя такие же коммуны и весь мир представляет собою федерацию коммун. Молодое поколение уже не знает, что такое война…»

Отзывы современников

Питирим Александрович Сорокин в «Страницах из русского дневника» дал следующую характеристику:

«Что касается этой женщины, то очевидно, что её революционный энтузиазм — не что иное, как опосредованное удовлетворение её нимфомании. Несмотря на её многочисленных „мужей“, Коллонтай — вначале жена генерала, затем любовница дюжины мужчин — всё ещё не пресыщена. Она ищет новые формы сексуального садизма. Я хотел бы, чтоб её понаблюдали Фрейд и другие психиатры. Это был бы для них редкий объект»[15].

Иван Бунин приводит следующее свидетельство:

О Коллонтай (рассказывал вчера Н. Н.):

— Я ее знаю очень хорошо. Была когда-то похожа на ангела. С утра надевала самое простенькое платьице и скакала в рабочие трущобы — «на работу». А воротясь домой, брала ванну, надевала голубенькую рубашечку — и шмыг с коробкой конфет в кровать к подруге: «Ну, давай, дружок, поболтаем теперь всласть!»

Судебная и психиатрическая медицина давно знает и этот (ангелоподобный) тип среди прирожденных преступниц и проституток[16].

Память

  • В честь А. М. Коллонтай названа малая планета (2467) Коллонтай[en].
  • Село Коллонтай Малоярославецкого района Калужской области
  • Улица Коллонтай (Санкт-Петербург).
  • Улица Коллонтай (Волгоград)
  • Улица Коллонтай (Новошахтинск).
  • Улица Коллонтай (Днепропетровск) (до 2015 года)
  • Улица А.Коллонтай (Николаев).
  • Улица Коллонтай (Нальчик).
  • Переулок Коллонтай (Харьков).
  • Улица Коллонтай (Тара, Омская область)
  • В 1969 году режиссёр Георгий Натансон снял художественный фильм «Посол Советского Союза» (по пьесе П. Л. и А. С. Тур «Чрезвычайный посол»), прообразом главной героини в котором послужила Коллонтай (её роль сыграла актриса Юлия Борисова).
  • Образ революционерки также использовался в советских фильмах «Первый посетитель», 1965 (в роли Руфина Нифонтова), «Штрихи к портрету В. И. Ленина», 1969 (Маргарита Юрьева), «Доверие», 1975 (Маргарита Терехова), «Красные колокола», 1983 (Елена Финогеева), «Девять жизней Нестора Махно», 2006 (Людмила Смородина), «Тухачевский. Заговор маршала» (Алиса Богарт), «Звезда Империи», 2007 (Марина Могилевская), финском фильме «Sodan ja rauhan miehet», 1978 (Рауни Икахеймо), немецком (ФРГ) «Rote Liebe», 1981—1982 (Ольга Димитриеску), английском «Волна страсти. Жизнь Александры Коллонтай», 1994 (Гленда Джексон), франко-грузинском «Тысяча и один рецепт влюблённого кулинара», 1996 (Хатуна Иоселиани), югославском «Госпожа Коллонтай», 1996 (Рада Джуричин).
  • В конце 1960-х вышла детская повесть З. Воскресенской «Девочка в бурном море» (текст), в которой одним из главных действующих лиц является А. М. Коллонтай.
  • В 1972 г. к 100-летию Коллонтай почта СССР выпустила почтовую марку.
  • В 2012 г. Григорий Ряжский издал роман «Натурщица Коллонтай». Роман написан в форме писем Александре Михайловне Коллонтай от её внучки — тоже Александры Михайловны Коллонтай.

Адреса в Петербурге

  • Виленский пер., 7, кв. 6 — 1906 г.
  • Бассейная ул., 35, кв. 8. — 1906 −1908 г.

Библиография

  • Коллонтай А. М. Жизнь финляндских рабочих. СПб., 1903
  • Коллонтай А. Социальные основы женского вопроса. СПб., 1909
  • Коллонтай А. Общественное движение в Финляндии // Общественное движение в России в начале ХХ-го века. Том IV часть II. Под ред. Л. Мартова, П. Маслова и А. Потресова. СПб, 1911 [1]
  • Коллонтай А. По рабочей Европе. СПб., 1912
  • Коллонтай А. Общество и материнство, Пг., 1916
  • Коллонтай А. По буржуазной Европе. Казань, 1921
  • Коллонтай А. Женское движение в годы французской революции. Пб., 1921
  • Коллонтай А. М. Положение женщины в эволюции хозяйства. М.: Гиз, 1923. — 208 с.
  • «Василиса Малыгина» 1923
  • Коллонтай А. М. Отрывки из дневника. 1914 г., Л.: ГИЗ, 1924.
  • Коллонтай А. М. Дорогу крылатому Эросу! (Письмо к трудящейся молодежи) // Молодая гвардия. — 1923. — № 3 — C.111-124
  • Коллонтай А. М. Воспоминания об Ильиче. — М.: Госполитиздат, 1959. — 8 с.
  • Коллонтай А. М. Воспоминания об Ильиче. — М.: Политиздат, 1969. — 15 с. То же. М., 1971.
  • Коллонтай А. М. Избранные статьи и речи. — М.: Политиздат, 1972. — 430 с.: портр., 65 000 экз.
  • Коллонтай А. М. Из моей жизни и работы: Воспоминания и дневники. — М.: Сов. Россия, 1974. — 416 с.: ил., 50 000 экз.
  • Коллонтай А. М. Любовь и новая мораль
  • Встречи с прошлым: Сб. неопубликованных материалов ЦГАЛИ СССР / Редкол.: И. Л. Андроников и др. — 2-е изд., испр. — М.: Сов. Россия, 1972. — 382 с.
  • Коллонтай А. М. Революция — великая мятежница. Избранные письма (1901—1952). — М.: Советская Россия, 1989
  • Коллонтай А. М. Новая мораль и рабочий класс. [2]
  • Коллонтай А. М. Кто такие социал-демократы и чего они хотят? (1906)
  • Коллонтай А. М. К вопросу о классовой борьбе (1904)
  • Коллонтай А. М. И в России будет женский день!
  • Коллонтай А. М. Великий борец за права и свободу женщины
  • Коллонтай А. М. Дипломатические дневники: 1922—1940 : в 2 т. / предисл. и примеч. М. М. Мухамеджанова. М. : Academia. Т. 1. 528 с. Т. 2. 543 с.
  • Коллонтай А. М. Женщина-работница в современном обществе

Художественные произведения

  • Домонтович А. Женщина на переломе. М.-Пг.: ГИЗ, 1923, (повесть)
  • Коллонтай А. М. Любовь пчел трудовых. М.-Пг.: ГИЗ, 1924, (повесть)
  • [3]Большая любовь. М.: ГИЗ, 1927
  • Коллонтай А. Сестры. М.-Л., ГИЗ, 1927
  • [4]Василиса Малыгина. М.-Л.: ГИЗ, 1927, (роман), в 1930 году пьеса Н. А. Крашенинникова «Вася» по роману «Василиса Малыгина» поставлена в одном из московских театров). В начале 1980-х экранизировано в ФРГ.

Научные работы

Примечания

  1. ↑ Первое советское правительство. — 1991. — С. 302.
  2. ↑ Коллонтай, Александра Михайловна. // Проект «Русская армия в Великой войне».
  3. ↑ Дочь революции. Аргументы и факты
  4. ↑ Из моей жизни и работы. Воспоминания и дневники. — М., 1974. — С. 96.
  5. ↑ Примечание К Главе Третьей
  6. ↑ «Исторический архив». 1957, № 5, стр. 5.
  7. ↑ Юкина И.И, Гендер как инструмент познания и преобразования общества, Феминизм в СССР, Публикация МЦГИ, проверен 16/03/2011
  8. ↑ Декрет об отделении «Власть» 13 февраля 2001.
  9. ↑ Текст Воззвания от 19 января 1918 г.
  10. ↑ Мухамеджанов М. М. Коминтерн: страницы истории
  11. ↑ Коллонтай А. М. Из моей жизни и работы. М.: Советская Россия, 1974. С. 13-14
  12. ↑ Млечин Л. М. Коллонтай. М.: Молодая гвардия, 2013. С. 473
  13. ↑ Архив Нобелевского фонда
  14. ↑ Коллонтай А. М. Скоро (Через 48 лет)
  15. ↑ Сорокин П. А. Страницы из русского дневника// Рубеж. № 1, с. 65
  16. ↑ Иван Бунин Окаянные дни.

Документальные фильмы

Литература

  • Александра Коллонтай и Финляндия / Под ред. Тимо Вихавайнена и Евгения Хейсканена. Перевод с финского на русский: Евгений Хейсканен. Renvall Institute Publications 29. Hakupaino Oy. Helsinki, 2010. 109 стр. ISBN 978-952-10-6755-6
  • Великая Октябрьская социалистическая революция: энциклопедия. 3-е изд. Москва: Советская энциклопедия, 1987.
  • Иткина А. М. Революционер, трибун, дипломат: Страницы жизни А. М. Коллонтай. 2-е изд. — М.: Политиздат, 1970. — 287 с.: ил.
  • Миндлин Э. Л. Не дом, но мир: Повесть об Александре Коллонтай. — М.: Политиздат, 1968. (Пламенные революционеры) — 447 с., ил. То же. — 2-е изд. — 1978. — 399 с., ил.
  • Русские писатели. 1800—1917. Биографический словарь. Т. 3: К — М. Москва: Большая российская энциклопедия, 1994. С. 22—23.
  • Шейнис З. С. Путь к вершине: Страницы жизни А. М. Коллонтай / Шейнис Зиновий Савельевич. — М.: Сов. Россия, 1987. — 298 с.: ил.
  • Константин Михайлович Оберучев. «В дни революции. Возвращение в Россию за месяц до революции.»
  • Clements, Barbara Evans (1979). Bolshevik Feminist: The Life of Aleksandra Kollontai. Bloomington: Indiana University Press. ISBN 0-253-31209-4.
  • Farnsworth, Beatrice (1980). Alexandra Kollontai: Socialism, Feminism, and the Bolshevik Revolution. Stanford: Stanford University Press. ISBN 9780804710732.
  • Porter, Cathy (1980). Alexandra Kollontai: A Biography. London: Virago. ISBN 0-86068-013-4.

Ссылки

wikipedia.green