Князь Игорь и княгиня Ольга – утро Киевской Руси. Князь ольга


Ольга, княгиня - Русская историческая библиотека

(в крещении Елена) — русская княгиня, жена Игоря Рюриковича. О происхождении ее делалось много предположений. В начальной летописи упоминается только, что Олег в 903 г. привел Игорю жену из Плескова (Пскова?), именем Ольга. На основании известия одной позднейшей летописи, Плесков отожествляли с болгарским городом Плискувой и Ольгу считали болгарской княжной; но это предположение, хотя оно и объясняет многие факты древней русской истории, нельзя считать доказанным. По смерти Игоря, Ольга стала управлять Киевской землей за своего малолетнего сына Святослава. По летописному рассказу, она жестоко отомстила древлянам, убившим ее мужа, и установила в древлянской земле "уставы и уроки", т. е. дань и натуральные повинности; затем пошла в Новгородскую землю и здесь устроила погосты, т. е. административные центры, и определила дани и оброки в пользу князя. В 955 г., по летописному счислению, Ольга отправилась в Константинополь, где и крестилась; но греческий император Константин Порфирородный рассказывает о пребывании Ольги в Константинополе в 957 г. и вовсе не упоминает о ее крещении там. Вероятно, Ольга крестилась раньше поездки в Константинополь, в Киеве, где уже тогда было много христиан-варягов. По известиям (сомнительным) западных летописцев, в 959 г. Ольга отправила посольство к германскому королю Оттону I с просьбой прислать епископа и священников, что и было исполнено, но посланный епископ должен был возвратиться ни с чем. Попытки Ольги обратить в христианство сына своего Святослава были, по летописному известию, безуспешны. Умерла Ольга в 969 г. в глубокой старости, завещав похоронить ее по христианскому обряду. Она причтена церковью к лику святых; память её празднуется 11 июля.

О происхождении Ольги см. арх. Леонид, "Откуда родом была св. великая княгиня русская Ольга?" ("Русс. Старина", 1888, кн. 7) и И. И. Малышевский, "Происхождение русской великой княгини Ольги св." ("Киевская Старина", 1889, 7 и 8 и отд.). Жития Ольги: проложные (см. "Чтения в ист. общ. Нестора лет.", II, и Макария, "История русской церкви"), в Четьи-Минее Макария и в Степенной книге, в переработке — у Филарета, "Русские святые", под 11 июля.

Е. К.

 

Энциклопедия Брокгауз-Ефрон

rushist.com

Князь Владимир и княгиня Ольга краткая информация

Князь Игорь в 945 г. погиб от рук древлян при сборе дани. Власть должна была перейти к его сыну Святославу, но тому исполнилось только 3 года.

На Руси возникла реальная опасность смуты, и тогда супруга Игоря, Ольга, заручившись поддержкой боярина Асмуда и воеводы Свенельда, взошла на престол. Перед нею стояла задача укрепить авторитет княжеской власти, пошатнувшийся после бесславной смерти мужа.

Княгиня Ольга. Художник Юлия Горяная.

Княгиня Ольга. Художник Юлия Горяная.

Князь Владимир – креститель Руси. Художник Юлия Горяная.

Князь Владимир – креститель Руси. Художник Юлия Горяная.

Ее первым деянием стала четырехкратная месть древлянам. Поначалу она сделала вид, будто соглашается на предложение предводителя древлян выйти за него замуж. Когда к Ольге прибыли послы, она всех велела закопать в яме, похоронив их заживо.

Затем прибыла другая группа послов, которых Ольга сожгла в бане.

После этого княгиня перебила большую часть дружины древлян, напоив воинов хмельным медом и воспользовавшись тем, что они потеряли возможность сопротивляться. Затем осадила стольный град древлян – Коростень – и дождалась, пока не начнется там страшный голод. Тогда Ольга попросила прислать ей нескольких птиц с каждого двора и обещала за это снять осаду. Древляне, почему-то продолжавшие после всего содеянного по-прежнему доверять княгине, согласились. Привязав к лапкам птиц трут с серой, Ольга выпустила их, и они разлетелись по своим гнездам, принеся с собой пожар. Город сгорел.

Такова была месть княгини за супруга. Насладившись ею сполна, она занялась устройством государственных дел: обложила данью все подвластные территории, оговорив ее размер, разделила земли на территориальные единицы, назначив в каждую управителя.

В 946 г. Ольга предприняла поездку по Северной Руси с целью близкого знакомства со своими землями. Особое внимание она уделила благоустройству городов и селений. С ее легкой руки началось на Руси каменное строительство.

В зрелом возрасте Ольга заинтересовалась христианством – вероятно, она понимала, что эта религия может способствовать сплочению государства и укреплению высшей власти. В 955 г. она поехала в Константинополь и приняла крещение – ее крестным отцом стал император Константин.

Сына своего Святослава Ольга не сумела убедить в пользе принятия христианской веры для Руси. Этот князь всю свою жизнь провел в завоевательных походах, не обращая особого внимания на внутреннее обустройство княжества. Зато внук Ольги, Владимир, крестился сам и принудил к этому подданных. Знаменательное событие случилось в 988 г. Интересно, что в юности Владимир был убежденным язычником, а новую веру решил поначалу «взять с боя», осадив греческий Херсон. Однако дело закончилось миром и браком Владимира с царевной Анной, которая и уговорила русича-язычника стать приверженцем новой религии.

Владимир открыл на Руси училища, где изучали божественные книги – это способствовало распространению грамотности. Следуя примеру Ольги, Владимир поделил государство на области, в которые назначил князей. Это были его многочисленные сыновья. Все они подчинялись отцу. Безусловная заслуга Владимира – изгнание печенегов с территории Руси. Он также расширял границы государства, строил и укреплял города, вытеснил варягов, стремившихся к захвату власти в государстве.

Владимиру пришлось столкнуться с неповиновением собственного сына Ярослава (он княжил в вольнолюбивом Новгороде), не пожелавшего платить дань. Но до сражения дело не дошло: князь Владимир скончался, не оставив распоряжения о наследстве. Это вызвало рознь между братьями и братоубийство.

Ольга и Владимир особо отмечены в летописях: оба способствовали объединению Руси и укреплению государства под началом Великого князя. Именно они смогли оценить пользу для Руси от принятия христианства, и Владимир, крестив подданных, вероятно, воплотил в жизнь замысел своей умной и дальновидной бабки.

 

Князь Владимир и княгиня Ольга краткая информация. Автор: Бурдакова Ирина Сергеевна

interesting-information.ru

Князь Игорь и княгиня Ольга – утро Киевской Руси | history-thema.com История

В 912 г. умер князь Олег. По преданию, волхвы – служители славянского языческого культа, предсаказали ему, что причиной его кто такой князь игорьсмерти станет его собственный конь. Олег расстался с конем, велев слугам беречь и кормить его. Спустя много времени он узнал, что коня его уже нет в живых, и пожелал посмотреть на оставшиеся кости своего верного боевого товарища. Стоя над тлеющими костями коня, он поставил ногу на череп, и выпавшая оттуда змея укусила его. От укуса Олег заболел и умер. Предание это зафиксировано и в летописи, а А. Пушкин на его основе написал свою знаменитую «Песнь о Вещем Олеге». На самом деле, это распространенное норманнское предание. Практически тот же самый сюжет имеет и исландская сага о викинге Орваре Одде, с той разницей, что викинг, получив предсказание, не отдал коня на содержание слугам, а убил и завалил тушу камнями. «Повесть временных лет» говорит, что могила Олега находится в Киеве на горе Щековице, а Новгородская летопись (XI в.) – что в Ладоге. Та же Новгородская летопись, однако, сообщает, что Олег, вообще, ушел за море. Ясно одно: наследовал Олегу, как завещал Рюрик, сын Рюрика Игорь (норманнское «Ингвар»).как развивалась Киевская Русь

Как это постоянно случалось в ту эпоху, новому правителю молодой державы пришлось начинать правление с подавления сепаратистских устремлений отдельных областей. От Киевского государства отделился племенной союз древлян, живших к западу от Киева, на территории современного украинского Полесья. Игорь повел дружину на непокорные племена и принудил их признать свою власть. В те же годы в европейских степях в связи с упадком Хазарского каганата усиливался кочевой племеннойчем известны князь игорь и княгиня ольга союз печенегов, говоривших на языке, предположительно, тюркской группы. При Игоре начались столкновения между Русью и печенегами, хотя некоторые поздние летописи сообщают, что с печенегами воевали еще Аскольд и Дир. Надеялся на то, что после смерти Олега новый князь Руси не будет столь влиятельным и жестким, когда игорь пошел войной на константинопольи византийский двор. Византия перестала соблюдать условия заключенного ранее с Олегом соглашения. В 941 г. Игорь с дружиной отправился в поход на Константинополь по Днепру и Черному морю на 10 тыс. лодей. Русские воины разорили все юго-западное побережье Черного моря, берега пролива Босфор. как игорь воевал с византиейПротив войска Игоря император мобилизовал армейские силы восточных провинций империи. После жесточайшей битвы, тяжелых потерь и усилий византийцам, имевшим более организованную армию, удалось оттеснить княжеских как русь воевала с византиейдружинников к морю. Те сели на лодьи и отплыли от берега. Догнавший их византийский флот на мощных боевых триерах принялся жечь лодьи грозным оружием – «греческим огнем», представлявшим собой зажигательную смесь,как правил князь игорь которую нельзя было потушить водой, и которой обливали суда и укрепления противника из специальных сифонов. Против такого «средневекового огнемета» русские воины еще не могли устоять; много лодей сгорело, воинов утонуло. Возвратившиеся в Киев рассказывали, как гласит летопись: «Будто молнию небесную имеют у себя греки, и, пуская ее, пожгли нас. Оттого и не одолели их». Однако Игорь не собирался отказываться от того, чего с таким трудом достиг его предшественник Олег: суливших Руси экономический рост и процветание когда русь стала сильным государствомвыгодных условий торговли с Византией. В 943 г. князь собрал дружины многих зависимых от Киева славянских племен, нанял воинов из варяг и печенегов, после чего с потрясавшим воображение современников того времени своей многочисленностью войском снова – по суше и по морю, двинулся на Константинополь. Византийцы сообщали императору Роману I Лакапину: «Идут руссы – не счесть… их, покрыли все море корабли». Испуганный император отправил к Игорю послов с просьбой о мире. Посоветовавшись с дружиной, слово которой в то время значило очень много, Игорь при встрече с императорскими послами в устье Дуная согласился без боя взять с Византии контрибуцию и вернуться на Русь. В 944 г. между Русью и Византией был заключен новый договор о привилегированной торговле для русских купцов, однако, византийцы, выигравшие войну с Русью в 941 г., добились для себя некоторых уступок по сравнению с договором 911 г.

В 945 г. Игорь отправился с дружиной в землю склонных к отделению от Киевского государства древлян для сбора полюдья – дани,почему убили князя игоря которую платило князю признававшее его своим правителем население. Обычно дань состояла из мехов пушных зверей, деликатесных продуктов и т.п. Князь объезжал свои владения, останавливаясь для сбора дани и приема наместников и как убили князя игоряделегатов от племен в своих местных резиденциях – погостах (от слова «гостить»). Закончив сбор дани, Игорь отправил основную часть своей дружины в Киев, а сам решил с небольшим отрядом еще пройтись по древлянской земле, чтобы дополнительно поживиться (возможно, не хотел делиться собранным с дружиной). Узнав об этом, древляне сказали: «Если волка не убить, он все стадо перетаскает». Напав на малочисленный отряд Игоря, мятежники перебили всех его воинов, а самого князя, как сказано в византийских источниках, разорвали, привязав за ноги к двум согнутым молодым деревьям. После этого древляне вышли из повиновения Киеву.

Сын Игоря Святослав (первый из князей Руси, имевший уже не норманнское, а славянское имя) был еще мал, и обязанности по кто такая княгиня ольгаправлению стала исполнять его жена Ольга (Хельга). По-видимому, судя по тому, что во время переговоров с византийским двором от нее был направлен отдельный посол, она и ранее занимала важную роль в политическом руководстве Русью. В то время, еще до упрочения согласующихся со вскоре распространившимся на Руси Христианством патриархальных традиций, на большей части Европы это было обычным явлением. У европейских народов, не так давно вышедших из состояния варварства, сохранялись многие пережитки матриархата, особое уважение к женщине как к матери, хранительнице домашнего очага. Славяне и норманны здесь не были исключением. О происхождении Ольги достоверно ничего не известно. «Повесть временных лет» сообщает, что Игорь женился на Ольге в 903 г., и привезена она была ему из Пскова. Однако имя у нее норманнское. Возможно, она происходила из семьи кого-нибудь из сподвижников Олега – норманнов, которого тот оставил в Пскове для выполнения каких-то административных функций или даже наместником.

Первоочередной задачей правительницы Руси стало возвращение под власть Киева древлян. Древляне, как гласит летопись, как правила княгиня ольганесколько раз посылали к Ольге послов с предложением выйти замуж за их князя Мала, и всякий раз княгиня в отместку за смерть мужа изощренно убивала их. Затем принудила древлян к уплате дани «по три воробья и три голубя от каждого дома». После того как древляне уплатили столь странную «дань», Ольга приказала привязать к каждой птице зажженную серу и выпустить. Птицы с горящей серой прилетели обратно в свои гнезда под крышами домов в главном древлянском городе Искоростень, отчего весь город выгорел, а в ужасе выбегавших из-за городских стен жителей убивали киевские дружинники. Конечно, здесь все овеяно фольклором и причудливыми подробностями, которые летописец из народной молвы занес в свое произведение. Однако из всего сказанного в летописи можно сделать вывод, что сеператизм древлян был подавлен вдовой Игоря. Основная же деятельность Ольги во главе древнерусского государства сводилась к укреплению внутренней стабильности. При ней, как сообщает летопись, были выстроены дополнительные погосты, обустроены места княжеского пребывания в отдаленных пределах Руси. Власть племенных старейшин на местах постепенно сменялась властью тиунов – княжеских наместников. Это означало не только общее упрочение централизованного княжеского влияния, но и переход в ведение княжеской власти, помимо традиционных военных и политических вопросов, также общих административных и судебных дел. Русь продолжала превращаться в сильное государство с прочной системой внутреннего контроля, и соседние державы больше не могли считать славян за разобщенных и плохо организованных варваров.как русь становилась развитым государством

Согласно летописи, в середине 50-х гг. X в. Ольга отправилась в Константинополь, где «возлюбила свет и оставила тьму». В Константинополе Ольга приняла Христианство, а ее крестным отцом стал сам византийский император (скорее всего, Роман II). При крещении она приняла имя Елена. Также летопись сообщает, что императора она выбрала в крестные отцы, потому что тот был так очарован ее красотой, что хотел на ней жениться, то есть, таким способом она решила избавиться от его притязаний на брак. На самом деле ей в то время было около 60 лет, и избрание императора в духовные отцы просто подчеркивало ее политическое влияние и, как следствие, сам международный престиж Руси. Крещение Ольги, однако, было ее личным делом, и не повлекло за собой принятия Христианства ни основной массой населения Руси, ни ее формирующейся знатной прослойкой. Сын Ольги Святослав оставался приверженным языческой вере и обычаям, объясняя это тем, что иначе над ним будет смеяться его дружина. В связи со взрослением сына Ольга отошла от государственных дел. Остаток жизни она посвятила распространению Христианства среди славян, построила несколько церквей. Когда в 969 г. она умерла, как говорится в летописи, «плакали по ней плачем великим сын ее, и внуки ее, и все люди». Похоронена она была по христианскому обряду.

2 676

history-thema.com

Ольга (княгиня Киевская) — Традиция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»

О́льга, в крещении Еле́на († 11 июля 969) — русская княгиня, правившая Киевской Русью после гибели мужа, князя Игоря с 945 по 962 год. Первой из русских правителей приняла христианство (ещё до крещения Руси), первая русская святая (равноапостольная).

По утверждению историка В. В. Фомина, исландские саги называют Ольгу не «Helga», как того следовало бы ожидать согласно логике норманистов, a «Allogia», что говорит об отсутствии тождества между именами «Ольга» и «Helga».[1]

Л. Н. Гумилёв писал в книге «Древняя Русь и Великая степь» (М., 1989):

Ольга и Свенельд восстановили славяно-русскую традицию и вернули Русь на тот путь, по которому она двигалась до варяжской узурпации. И последствия оказались самыми благоприятными для Русской земли и весьма тяжелыми для еврейской общины Хазарии.[2]

Из жития св. равноапостольной великой княгини российской Ольги[править]

«Начальницей веры» и «корнем Православия» в Русской земле издревле называли святую равноапостольную Ольгу. Крещение Ольги было ознаменовано словами патриарха: «Благословенна ты в женах русских, ибо оставила тьму и возлюбила Свет. Прославлять тебя будут сыны русские до последнего рода!» При крещении русская княгиня удостоилась имени святой равноапостольной Елены, много потрудившейся в распространении христианства в огромной Римской империи и обретшей Животворящий Крест, на котором был распят Господь. Подобно своей небесной покровительнице, Ольга стала равноапостольной проповедницей христианства на необъятных просторах земли Русской. В летописных свидетельствах о ней немало хронологических неточностей и загадок, но вряд ли могут возникнуть сомнения в достоверности большинства фактов ее жизни, донесенных до нашего времени благодарными потомками святой княгини — устроительницы Русской земли.

Имя будущей просветительницы Руси и родину ее древнейшая из летописей — «Повесть временных лет» называет в описании женитьбы Киевского князя Игоря: «И привели ему жену из Пскова именем Ольга». Иоакимовская летопись уточняет, что она принадлежала к роду князей Изборских — одной из древнерусских княжеских династий.

Предание называет родиной Ольги село Выбуты неподалеку от Пскова, вверх по реке Великой. Житие святой Ольги повествует, что здесь впервые состоялась встреча ее с будущим супругом. Молодой князь охотился «в области Псковской» и, желая перебраться через реку Великую, увидел «некоего плывущего в лодке» и подозвал его к берегу. Отплыв от берега в лодке, князь обнаружил, что его везет девушка удивительной красоты. Игорь воспылал к ней похотью и стал склонять ее ко греху. Перевозчица оказалась не только красива, но целомудренна и умна. Она устыдила Игоря, напомнив ему о княжеском достоинстве правителя и судии, который должен быть «светлым примером добрых дел» для своих поданных. Игорь расстался с ней, храня в памяти ее слова и прекрасный образ. Когда пришло время выбирать невесту, в Киев собрали самых красивых девушек княжества. Но ни одна из них не пришлась ему по сердцу. И тогда он вспомнил «дивную в девицах» Ольгу и послал за ней сродника своего князя Олега. Так Ольга стала женой князя Игоря, великой русской княгиней.

После женитьбы Игорь отправился в поход на греков, а вернулся из него уже отцом: родился сын Святослав. Вскоре Игорь был убит древлянами. Боясь мести за убийство Киевского князя, древляне отправили послов к княгине Ольге, предлагая ей вступить в брак со своим правителем Малом. Ольга сделала вид, что согласна. Хитростью заманила она в Киев два посольства древлян, предав их мучительной смерти: первое было заживо погребено «на дворе княжеском», второе — сожжено в бане. После этого пять тысяч мужей древлянских были убиты воинами Ольги на тризне по Игорю у стен древлянской столицы Искоростеня. На следующий год Ольга снова подошла с войском к Искоростеню. Город сожгли с помощью птиц, к ногам которых привязали горящую паклю. Оставшихся в живых древлян пленили и продали в рабство.

Наряду с этим летописи полны свидетельств о ее неустанных «хождениях» по Русской земле с целью построения политической и хозяйственной жизни страны. Она добилась укрепления власти Киевского великого князя, централизовала государственное управление с помощью системы «погостов». Летопись отмечает, что она с сыном и дружиной прошла по Древлянской земле, «устанавливая дани и оброки», отмечая села и становища и места охот, подлежащие включению в киевские великокняжеские владения. Ходила она в Новгород, устраивая погосты по рекам Мсте и Луге. «Ловиша ее (места охоты) были по всей земле, установленные знаки, места ее и погосты, — пишет летописец, — и сани ее стоят в Пскове до сего дня, есть указанные ею места для ловли птиц по Днепру и по Десне; и село ее Ольгичи существует и поныне». Погосты (от слова «гость» — купец) стали опорой великокняжеской власти, очагами этнического и культурного объединения русского народа.

Житие так повествует о трудах Ольги: «И управляла княгиня Ольга подвластными ей областями Русской земли не как женщина, но как сильный и разумный муж, твердо держа в своих руках власть и мужественно обороняясь от врагов. И была она для последних страшна — своими же людьми любима, как правительница милостивая и благочестивая, как судия праведный и никого не обидящий, налагающий наказание с милосердием, и награждающий добрых; она внушала всем злым страх, воздавая каждому соразмерно достоинству его поступков, но всех делах управления она обнаруживала дальновидность и мудрость. При этом Ольга, милосердная по душе, была щедродательна нищим, убогим и малоимущим; до ее сердца скоро доходили справедливые просьбы, и она быстро их исполняла ... Со всем этим Ольга соединяла воздержанную и целомудренную жизнь, она не хотела выходить вторично замуж, но пребывала в чистом вдовстве, соблюдая сыну своему до дней возраста его княжескую власть. Когда же последний возмужал, она передала ему все дела правления, а сама, устранившись от молвы и попечении, жила вне забот управления, предаваясь делам благотворения».

Русь росла и укреплялась. Строились города, окруженные каменными и дубовыми стенами. Сама княгиня жила за надежными стенами Вышгорода, окруженная верной дружиной. Две трети собранной дани, по свидетельству летописи, она отдавала в распоряжение киевского веча, третья часть шла «к Ольге, на Вышгород» — на ратное строение. Ко времени Ольги относится установление первых государственных границ Киевской Руси. Богатырские заставы, воспетые в былинах, сторожили мирную жизнь киевлян от кочевников Великой Степи, от нападений с Запада. Чужеземцы устремлялись в Гардарику («страну городов»), как называли они Русь, с товарами. Скандинавы, немцы охотно вступали наемниками в русское войско. Русь становилась великой державой.

Как мудрая правительница, Ольга видела на примере Византийской империи, что недостаточно забот лишь о государственной и хозяйственной жизни. Необходимо было заняться устроением религиозной, духовной жизни народа.

Автор «Степенной книги» пишет: «Подвиг ее /Ольги/ в том был, что узнала она истинного Бога. Не зная закона христианского, она жила чистой и целомудренной жизнью, и желала она быть христианкой по свободной воле, сердечными очами путь познания Бога обрела и пошла по нему без колебания». Преподобный Нестор летописец повествует: «Блаженная Ольга с малых лет искала мудрости, что есть самое лучшее в свете этом, и нашла многоценный жемчуг — Христа».

Сделав свой выбор, великая княгиня Ольга, поручив Киев подросшему сыну, отправляется с большим флотом в Константинополь. Древнерусские летописцы назовут это деяние Ольги «хождением», оно соединяло в себе и религиозное паломничество, и дипломатическую миссию, и демонстрацию военного могущества Руси. «Ольга захотела сама сходить к грекам, чтобы своими глазами посмотреть на службу христианскую и вполне убедиться в их учении об истинном Боге», — повествует житие святой Ольги. По свидетельству летописи, в Константинополе Ольга принимает решение стать христианкой. Таинство Крещения совершил над ней патриарх Константинопольский Феофилакт (933 — 956), а восприемником был император Константин Багрянородный (912 — 959), оставивший в своем сочинении «О церемониях византийского двора» подробное описание церемоний во время пребывания Ольги в Константинополе. На одном из приемов русской Княгине было поднесено золотое, украшенное драгоценными камнями блюдо. Ольга пожертвовала его в ризницу собора Святой Софии, где его видел и описал в начале XIII века русский дипломат Добрыня Ядрейкович, впоследствии архиепископ Новгородский Антоний: «Блюдо велико злато служебное Ольги Русской, когда взяла дань, ходивши в Царьград: во блюде же Ольгине камень драгий, на том же камни написан Христос».

Патриарх благословил новокрещенную русскую княгиню крестом, вырезанным из цельного куска Животворящего Древа Господня. На кресте была надпись: «Обновися Русская земля Святым Крестом, его же приняла Ольга, благоверная княгиня».

В Киев Ольга вернулась с иконами, богослужебными книгами — началось ее апостольское служение. Она воздвигла храм во имя святителя Николая над могилой Аскольда — первого Киевского князя-христианина и многих киевлян обратила ко Христу. С проповедью веры отправилась княгиня на север. В Киевских и Псковских землях, в отдаленных весях, на перекрестках дорог воздвигала кресты, уничтожая языческие идолы.

Святая Ольга положила начало особенного почитания на Руси Пресвятой Троицы. Из века в век передавалось повествование о видении, бывшем ей около реки Великой, неподалеку от родного села. Она увидела, что с востока сходят с неба «три пресветлых луча». Обращаясь к своим спутникам, бывшим свидетелями видения, Ольга сказала пророчески: «Да будет вам ведомо, что изволением Божиим на этом месте будет церковь во имя Пресвятой и Животворящей Троицы и будет здесь великий и славный град, изобилующий всем». На этом место Ольга воздвигла крест и основала храм во имя Святой Троицы. Он стал главным собором Пскова — славного града русского, именовавшегося с тех пор «Домом Святой Троицы». Таинственными путями духовного преемства через четыре столетия это почитание передано было преподобному Сергию Радонежскому.

11 мая 960 года в Киеве освятили храм Святой Софии — Премудрости Божией. Этот день отмечался в Русской Церкви как особый праздник. Главной святыней храма стал крест, полученный Ольгой при крещении в Константинополе. Храм, построенный Ольгой, сгорел в 1017 году, и на его место Ярослав Мудрый воздвиг церковь святой великомученицы Ирины, а святыни Софийского Ольгина храма перенес в доныне стоящий каменный храм Святой Софии Киевской, заложенный в 1017 году и освященный около 1030 года. В Прологе XIII века об Ольгином кресте сказано: «Иже ныне стоит в Киеве во Святой Софии в алтаре на правой стороне». После завоевания Киева литовцами Ольгин крест был похищен из Софийского собора и вывезен католиками в Люблин. Дальнейшая его судьба нам неизвестна. Апостольские труды княгини встречали тайное и открытое сопротивление язычников. Среди бояр и дружинников в Киеве нашлось немало людей, которые, по словам летописцев «возненавидели Премудрость», как и святую Ольгу, строившую Ей храмы. Ревнители языческой старины все смелее поднимали голову, с надеждой взирая на подрастающего Святослава, решительно отклонившего уговоры матери принять христианство. «Повесть временных лет» так повествует об этом: «Жила Ольга с сыном своим Святославом, и уговаривала его мать креститься, но пренебрегал он этим и уши затыкал; однако если кто хотел креститься, не возбранял тому, ни издевался над ним ... Ольга часто говорила: «Сын мой, я познала Бога и радуюсь; вот и ты, если познаешь, тоже начнешь радоваться». Он же, не слушая сего, говорил: «Как я могу захотеть один веру переменить? Мои дружинники этому смеяться будут!» Она же говорила ему: «Если ты крестишься, все так же сделают».

Он же, не слушая матери, жил по языческим обычаям, не зная, что если кто матери не слушает, попадет в беду, как сказано: «Если кто отца или матерь, не слушает, то смерть примет». Он же к тому еще и сердился на мать ... Но Ольга любила своего сына Святослава, когда говорила: «Да будет воля Божия. Если Бог захочет помиловать потомков моих и землю русскую, да повелит их сердцам обратиться к Богу, как это было мне даровано». И говоря так, молилась за сына и за людей его все дни и ночи, заботясь о своем сыне до его возмужания».

Несмотря на успех своей поездки в Константинополь, Ольга не смогла склонить императора к соглашению по двум важнейшим вопросам: о династическом браке Святослава с византийской царевной и об условиях восстановления существовавшей при Аскольде митрополии в Киеве. Поэтому святая Ольга обращает Взоры на Запад — Церковь была в то время едина. Вряд ли могла знать русская княгиня о богословских различиях греческого и латинского вероучения.

В 959 году немецкий хронист записывает: «Пришли к королю послы Елены, королевы руссов, которая крещена в Константинополе, и просили посвятить для сего народа епископа и священников». Король Оттон, будущий основатель Священной Римской империи германской нации, откликнулся на просьбу Ольги. Через год епископом Русским был поставлен Либуций, из братии монастыря святого Альбана в Майнце, но он вскоре скончался (15 марта 961 г.). На его место посвятили Адальберта Трирского, которого Оттон, «щедро снабдив всем нужным», отправил, наконец, в Россию. Когда в 962 году Адальберт появился в Киеве, он «не успел ни в чем том, за чем был послан, и видел свои старания напрасными». На обратном пути «некоторые из его спутников были убиты, и сам епископ не избежал смертной опасности», — так повествуют летописи о миссии Адальберта.

Языческая реакция проявилась столь сильно, что пострадали не только немецкие миссионеры, но и некоторые из киевских христиан, крестившихся вместе с Ольгой. По приказу Святослава был убит племянник Ольги Глеб и разрушены некоторые построенные ею храмы. Святой Ольге пришлось смириться с происшедшим и уйти в дела личного благочестия, предоставив управление язычнику Святославу.

Много скорбей пришлось пережить святой Ольге в конце жизни. Сын окончательно переселился в Переяславец на Дунае. Пребывая в Киеве, она учила своих внуков, детей Святослава, христианской вере, но не решалась крестить их, опасаясь гнева сына. Кроме того, он препятствовал ее попыткам утверждения христианства на Руси. Последние годы, среди торжества язычества, ей, когда-то всеми почитаемой владычице державы, крестившейся от Вселенского патриарха в столице Православия, приходилось тайно держать при себе священника, чтобы не вызвать новой вспышки антихристианских настроений. В 968 г. Киев осадили печенеги. Святая княгиня с внуками, среди которых был и князь Владимир, оказались в смертельной опасности. Когда весть об осаде достигла Святослава, он поспешил на помощь, и печенеги были обращены в бегство. Святая Ольга, будучи уже тяжело больной, просила сына не уезжать до ее кончины. Она не теряла надежды обратить сердце сына к Богу и на смертном одре не прекращала проповеди: «Зачем оставляешь меня, сын мой, и куда ты идешь? Ища чужого, кому поручаешь свое? Ведь дети Твои еще малы, а я уже стара, да и больна, — я ожидаю скорой кончины — отшествия к возлюбленному Христу, в которого я верую; я теперь ни о чем не беспокоюсь, как только о тебе: сожалею о том, что хотя я и много учила и убеждала оставить идольское нечестие, уверовать в истинного Бога, познанного мною, а ты пренебрегаешь этим, и знаю я, что за твое непослушание ко мне тебя ждет на земле худой конец, и по смерти — вечная мука, уготованная язычникам. Исполни же теперь хоть эту мою последнюю просьбу: не уходи никуда, пока я не преставлюсь и не буду погребена; тогда иди, куда хочешь. По моей кончине не делай ничего, что требует в таких случаях языческий обычай; но пусть мой пресвитер с клириками погребут по обычаю христианскому мое тело; не смейте насыпать надо мною могильного холма и делать тризны; но пошли в Царьград золото к святейшему патриарху, чтобы он совершил молитву и приношение Богу за мою душу и раздал нищим милостыню».

«Слыша это, Святослав горько плакал и обещал исполнить все завещанное ею, отказываясь только от принятия святой веры. По истечении трех дней блаженная Ольга впала в крайнее изнеможение; она причастилась Божественных Тайн Пречистого Тела и Животворящей Крови Христа Спаса нашего; все время она пребывала в усердной молитве к Богу и к Пречистой Богородице, которую всегда по Боге имела себе помощницею; она призывала всех святых; с особенным усердием молилась блаженная Ольга о просвещении по ее смерти земли Русской; прозирая будущее, она неоднократно предсказывала, что Бог просветит людей земли Русской и многие из них будут великие святые; о скорейшим исполнении этого пророчества и молилась блаженная Ольга при своей кончине. И еще молитва была на устах ее, когда честная душа ее разрешилась от тела, и, как праведная, была принята руками Божиими». 11 июля 969 года святая Ольга скончалась, «и плакали по ней плачем великим сын ее и внуки и все люди». Пресвитер Григорий в точности выполнил ее завещание.

Святая равноапостольная Ольга была канонизирована на соборе 1547 года, который подтвердил повсеместное почитание ее на Руси еще в домонгольскую эпоху.[3]

traditio.wiki

Ольга (жена князя Игоря)

Имя великой княгини Ольги упоминается всякий раз, когда речь заходит о выдающихся женщинах Древней Руси. Образ ее встает перед нами с начальных страниц «Повести временных лет». Веками ткалось кружево народных преданий о княгине Ольге как о деятельной, мудрой, «вещей» правительнице и защитнице земли Русской.3 Народные сказания, переплетаясь с историческими фактами, легли в основу появившегося в XIII-XIV вв. агиографического жизнеописания первой княгини-христианки. Оно возникло в период суровых испытаний, выпавших на долю русского народа, когда появились и другие жития реальных людей, любивших и защищавших Русскую землю.

Позднейшая легенда (XVI в.) передает сказание о том, как однажды киевский князь Игорь охотился в лесах у Пскова. Здесь он встретил на своем пути реку и, увидев стоявший у берега челн, попросил перевезти его. Перевозчиком оказалась крестьянская девушка Ольга. Игорь был поражен ее умом. Когда же он, «некие глаголы претворяше к ней», получил отпор на свои «стыдные словеса», то, согласно легенде, тогда же и посватался к ней. Сообщения летописи о происхождении

Ольги имеют мало общего с бесхитростным народным повествованием. По летописной традиции, Ольга была «приведена» в Киев в качестве будущей жены Игоря его родственником («от рода ему сущий», сказано в летописи) князем Олегом из «Плескова» (Пскова)4. Вряд ли можно сомневаться в том, что она была псковитянкой из знатной семьи, а не крестьянской девушкой5.

В годы замужества6 Ольга обрела ту самую «мудрость», которая позволила ей выдвинуться после смерти князя Игоря в правительницы Русского государства, пока сын ее и Игоря — Святослав был «детеск». Любопытно, что в перечне состава посольства Игоря в Константинополь в 944 г. третьим послом (вслед за послами Игоря и Святослава) назван Искусеви «Ольги княгини». Наряду с другими «слами» он должен был стремиться «утвердить любовь между Грекы и Русью».

Искусеви был не единственным посланником от имени знатной женщины в составе этой дипломатической миссии. В тексте договора 944 г. упомянуты «Каницар Перъславин» (Предслава — дочь племянника князя Игоря) и «Шигоберн — Сфандръ, жены Оулебле» (Сфандра, жена Оулеба, — дочь другого Игорева племянника). По мнению А. Н. Сахарова, это было не реальное дипломатическое представительство членов великокняжеского дома, а лишь «обозначение посольской иерархии»7.

Осенью 945 г. князь Игорь, «возымя дань» у одного из подвластных Киеву племен — древлян, решил, что она невелика, и снова вернулся за данью «в Дерева». Древляне восстали и убили князя. На основании нормы древнерусского права, согласно которой вдова, если она не выходила вновь замуж, исполняла после смерти мужа его хозяйственные и социальные функции, княгиня Ольга стала полновластной правительницей земли Русской.

Обычай кровной мести, который в столь раннем средневековье был реальностью, заставил Ольгу покарать убийц мужа, но наказанию княгиня придала «государственно-ритуальный характер». Летописный вариант — легенда о мести Ольги — начинается рассказом о сватовстве к ней древлянского князя Мала («...муж твой [был] аки волк, въсхыщая и грабя, а наши князи добри суть... Иди за наш князь Мал!»)8. Ольга ответила послам, что они могут принести сватов в ладьях к ее терему (передвижение посуху в ладьях имело у восточных славян двойной смысл: и оказание почести, и обряд похорон). Наутро доверчивые древляне позволили «понести ся в лодьи», а Ольга приказала их сбросить в яму и живыми закопать. Памятуя о мучительной смерти казненного древлянами мужа, княгиня коварно поинтересовалась у обреченных: «Добра ли вам честь?» Послы ей будто бы ответили: «Пущены Игоревы смерти» (греческий историк Лев Дьякон сообщал, что «Игорь привязан был к двум деревам и разорван на две части»). Второе посольство «мужей нарочитых» было сожжено, а вдова отправилась на землю древлян якобы для того, чтобы «створить трызну мужу своему». Здесь ее «отроки» напали на «упившихся» после тризны древлян и перебили их множество — «иссекоша их 5000», как утверждает летопись9.

Сказание о мести Ольги отчасти, вероятно, легенда: в нем легко прослеживается эпическая назидательность. Обман, жестокость, коварство и другие действия княгини, мстящей за убийство мужа, прославляются летописцем как высший, справедливый суд и отнюдь не осуждаются, будучи привычными, в духе морали того времени. В рассказе летописца есть и черты исторической действительности. Так, реальным фактом является поход Ольги на столицу древлян — Искоростень с целью окончательного их подчинения; речь шла даже о том, не станет ли Искоростень, а не Киев столицей Руси. В 946 г. Ольга со своим трехлетним сыном Святославом, «собра вой многи и храбры», осадила город; вскоре же «повеле Ольга воем своим имати град», а те «старейшины города ижьже, и прочая люди... изби, а другие работе преда мужем своим...». История похода Ольги, продолжающая сказание о мести, пером летописца обращена в «идеологическое оружие»: действия киевской правительницы утверждали непобедимость княжеского дома и неизбежность кары, ожидающей всякого, кто в этом усомнится. Княгиня Ольга не ограничилась сожжением Искоростеня и возложила «на нъ дань тяжку», две части которой «идета к Киеву», а третья — Вышгороду, т. е. лично Ольге, «бе бо Вышгород Ольжин город...»10.

Далее в летописи идет описание государственной деятельности княгини. В отличие от Игоря, взимавшего дань, «въсхыщая и грабя», Ольга по сути дела провела первую в истории Руси финансовую реформу, установив фиксированный размер дани («урок»), порядок ее сборов и их систематичность. «Иде Вольга по Деревстей земли с сыном своим и с дружиною, уставляющи уставы и уроки...» — отметил летописец. Реформа коснулась не только Древлянской земли, утратившей независимость (племенное княжение было уничтожено «възложением дани»). В 947 г. с целью распространения власти Киева и новых форм организации взимания поборов Ольга отправилась на Приднепровье, Подесенье и в Новгород-ско-Псковскую землю11.

«Иде Вольга Новугороду, и устави по Мьсте погосты и дани и по Лузе оброки и дани, и ловища ее суть по всей земли, знаменья и места и погосты... и по Днепру переве-сища и по Десне, и есть село ее Ольжичи и доселе...» — сообщает летописец. В этом отрывке из летописи упомянуты по сути дела границы территории Киевского государства во время княжения Ольги, отмеченные реформаторской деятельностью княгини. Летописец подчеркнул личный, владельческий характер ольгиных установлений: «ее места», «ее ловища», «ее знамения», «ее село». Интересно упоминание об организации Ольгой становищ и погостов. Возможно, при Игоре сборщики дани пользовались в качестве станов городками местных древлянских князей. Конфликт с древлянами потребовал новых отношений, строительства своих становищ для безопасности сборов будущих полюдий. И Ольга их создала. Как и становища, погосты предназначались для сбора дани, но, удаленные от Киева на многие месяцы пути, они основывались Ольгой как своеобразные «крепостицы», защита которых обеспечивалась «воями». Погосты и становища становились административными центрами и княжеской вотчины, и всего государства12.

Деятельность Ольги укрепляла финансовую базу княжеской власти, аппарат княжеского государственного управления, расширяла саму княжескую вотчину. Все это укрепляло и власть киевской княгини, оправдывало ее усилия, направленные на сплочение отдельных земель — «лоскутьев империи Рюриковичей», по словам К. Маркса13, — в сильное государство на Востоке Европы. Не меч, но мудрость и ум служили ей орудием в осуществлении этого замысла. Экономическое укрепление Киевского государства, последовавшее за административными реформами княгини Ольги, способствовало повышению политического веса Киевской Руси в международных отношениях.

Созданная княгиней Ольгой система управления объективно нуждалась в новой форме идеологии. Поскольку, как писал Ф. Энгельс, чувства масс в эпоху средневековья были вскормлены «исключительно религиозной пищей»14, желание Ольги приобщиться к христианской вере вполне объяснимо. Княгиня стремилась получить крещение из рук византийского императора и патриарха именно в столице империи — Константинополе с целью возвышения собственной власти и укрепления международного авторитета своей страны. С престижностью места и обстоятельств крещения Ольга, по-видимому, связывала надежды и на успех в борьбе с языческой оппозицией.

Исторические факты о посещении княгиней-регентшей Царьграда обросли вымышленными деталями. В летописном варианте описания ее дипломатической миссии явственно проступают различные версии рассказа (их условно называют императорской и патриаршей), а также некоторые легендарные элементы. Вероятнее всего, летописец слил не только две версии, но и два путешествия Ольги в столицу Византии — в 946 и 953/54 гг., поместив историю посещения Ольгой Константинополя под 955 г. «Иде Ольга в Грекы и приде Цесарюграду» — так начинает летописец описание дипломатической миссии, возглавлявшейся княгиней. Представительное посольство летом 946 г. в соответствии с какой-то предварительной договоренностью прибыло в Суду — Константинопольскую гавань и простояло там около двух месяцев, прежде чем было принято. Впоследствии Ольга, принимая византийское посольство в Киеве, злопамятно «отъвещала» на эту обиду: «...тако же постоиши у мене в Почайне, яко же аз в Суду...» Переговоры русской правительницы с византийским императором Константином VII Багрянородным, центральным вопросом которых было, по-видимому, укрепление торгово-экономических отношений («дам челядь, и воск, и скору...»), оказались, однако, неудачными: княгиня так стремилась уехать, что едва не бросила караван в порогах, и «вои в помощь», о которых просил император, по возвращении на Русь посылать не спешила15.

Недовольный встречей с Ольгой в 946 г., Константин вторично пригласил ее в 953/54 г. в силу крайней необходимости усилить византийскую армию за счет русских «воев». Ольга приняла приглашение императора и отправилась вновь в Константинополь с твердым намерением осуществить поставленные ранее задачи. Волевую княгиню, достигшую в 954 г. 60-летнего возраста, не пугали тяготы длительного путешествия. 9 сентября 954 г., в среду, в4 часа дня, как свидетельствует сам византийский император, состоялась куда более пышная, чем в первый раз, церемония приема русского посольства в императорском дворце. Примечательно, что в составе этого посольства было немало представительниц прекрасного пола: 6 родственниц и 18 приближенных дам. Это заметно отличало русскую миссию 954 г. от посольства князя Игоря 944 г., куда входили только мужчины. Церемониал приема подробно описали Константин VII Багрянородный и посол итальянского короля Беренгара при его дворе епископ Лиутпранд.

Княгиня Ольга вошла в тронный зал, где восседал император и присутствовал весь двор, в сопровождении своей многочисленной свиты. «Она шла впереди всех женщин, которые шли позади одна за другой по рангу, и остановилась на том месте, где логофет (распорядитель придворного церемониала) предлагает послам свои обычные вопросы...» От иностранных посланников, получивших аудиенцию у императора, требовали свершения проскинезы (падения ниц). Поэтому Ольгина свита тотчас упала перед василевсом ниц. Император, принимая правительницу земли Русской, сидел на своем усыпанном драгоценными камнями золотом троне, а Ольга, беседуя с ним, стояла. Прием и обмен приветствиями с русской правительницей происходил в роскошном зале — Магнавре. Кроме вопросов о здоровье правящей семьи были и величания титулами, и благопожелания самой Ольге и ее сыну. Обстановка этого своеобразного «раута» была торжественной и помпезной. В тот же день состоялось традиционное для приемов высоких послов торжество — парадный обед, во время которого Ольга сидела между двумя придворными дамами высшего ранга; присутствующих услаждали пением и сценическими представлениями. Великолепие приема свидетельствует о том, что Ольгу причислили к «знаменитым и великим людям». В труде Константина Багрянородного «О церемониях» Ольга названа «игемоном и архонтиссой руссов»16.

Ольга удостоилась приема и в покоях византийской императрицы. В честь «архонтиссы руссов» был устроен торжественный выход царьградских придворных дам. Состоялась встреча княгини с императорской семьей, что само по себе не имело аналогий в ходе приемов послов в Византии. Во время беседы Ольга по приглашению Константина Багрянородного сидела и «высказала то, что желала». Автор миниатюры Радзивилловской летописи, посвященной заключительному акту переговоров, изобразил Ольгу и императора Константина сидящими на одной скамье, подчеркнув тем самым их равенство17. По-видимому, в узком кругу и был затронут тот острый вопрос, ради которого Ольга явилась в Константинополь. О нем в источники просочились лишь намеки, так как переговоры были тайными.

Специально изучавшие этот вопрос исследователи склонны предполагать, что Ольга добивалась установления с византийским императорским домом династических связей, а предпринятые в этом направлении усилия и породили легенду о «сватовстве» к пожилой вдове женатого византийского императора. «Подобна еси цесарьствовати в граде сем с нами» — так передает русская летопись обращение василевса к русской княгине. Ольга, согласно преданию, ответила на это: «Аз погана есмь (Я — язычница). Да аще мя хощеши кръстити, то кръсти мя сам». Наивный император, коим он предстает в легенде, согласился на совершение обряда и «кръсти ю». Ольга же после того спросила: «Како хощеши мя пояти, кръстив мя сам и нарек ся дъщерию?» (Крестный отец по церковным порядкам не мог жениться на своей крестнице). Автор легенды изобразил дело так, будто Ольга заранее задумала крещение как способ избавления от притязаний на ее руку кесаря. Получив ее ответ, василевс, по словам летописи, «удивився разуму ея» и воскликнул: «Переклюкала мя еси, Ольго!» (Перехитрила ты меня, Ольга!)

Несмотря на расцвечивание событий фантазией летописца, легенда о «сватовстве», вероятно, имеет вполне реальную подоплеку — матримониальные планы Ольги. Возможно, княгиня вела переговоры по поводу брака одной из принцесс императорского дома с молодым Святославом. Она могла даже привезти его самого в Константинополь с ясным политическим расчетом; в составе русского посольства он мог скрываться под видом «анепсия» (родственника княгини), коих перечислено 8 человек. Чтобы осуществить подобный план, нужно было как минимум вырваться за пределы «варварского» мира, к коему император византийский, судя по его запискам, причислял хазар, угров и руссов. К этому вел один путь — крещение, которое Ольга и приняла, получив христианское имя Елена в честь матери Константина I Великого, первым из императоров принявшего крещение, и титул «дщери» василевса18.

Принимая христианство, Ольга предполагала сделать его государственной религией, но, чувствуя, что принятие крещения из рук греков может поставить Русь в политическую зависимость от Византии, направила все усилия на установление равноправных, взаимно выгодных отношений с империей. Исходя из этой посылки, некоторые историки допускают, что Ольга могла добиваться организации русской церкви с элементами самостоятельности и отказ императора был причиной дальнейшей напряженности переговоров. Объектом переговоров были также вопросы, связанные с реализацией союзного договора 944 г. и изменением его условий, неблагоприятных для русских купцов19. Таким образом, вторая поездка княгини Ольги в Константинополь, в 954 г., завершилась успешно. Крещение Ольги в Царь-граде — это не эпизод ее личной жизни, не частный вопрос благочестивой женщины, а далеко рассчитанный политический шаг, победа княгини в политическом поединке с главой крупнейшей державы того времени. Ольга была возведена в почетный ранг «дщери» императора, а Константин получил от нее значительную военную помощь. На прощание василевс одарил русскую правительницу: «...и дасть ей злато и серебро, паволоки и съсуды различный и отпусти ю...» По словам новгородского паломника Добрыни Ядрейковича, посетившего Царьград в 1200 г., Ольга собрала с византийцев «дань». Записывая Византию в «данники» Древней Руси, Добрыня Ядрейкович сильно преувеличил размеры даров, однако можно признать вероятным, что империя повысила оплату воинской помощи Руси20.

Сделав первый шаг к сближению с христианским миром, деятельная княгиня Ольга обратилась к контактам с ним на Западе. В 959 г. Ольга отправила посольство в Германскую империю для переговоров с воинственным Оттоном I. По сути дела это была обычная миссия «мира и дружбы» для установления между государствами взаимно выгодных отношений, предполагавших постоянный обмен посольствами, пропуск купеческих обозов для торговли, в том числе транзитной. Стремясь к достижению своей цели, Ольга дала согласие на допуск в русские земли немецких миссионеров. Однако присланный вскоре на Русь епископ Адальберт был изгнан из Киева, очевидно, за то, что под прикрытием миссионерской деятельности пытался осуществить какие-то политические притязания Оттона I[21].

В эпоху, когда война была главным средством решения политических споров, княгиня Ольга своими внешнеполитическими инициативами продемонстрировала возможность борьбы за международное признание без применения силы, возможность и даже необходимость существования равноправных межгосударственных соглашений: Русь в период ее правления не воевала ни с одним из соседних государств. Поэтому осуществление далеко не всех задуманных планов отнюдь не снижает ценности «дипломатического опыта» княгини Ольги.

В 964 г. Ольга уступила престол совершеннолетнему сыну. Но «възрастъший и възмужавший» Святослав длительное время находился в походах, и во главе государства по-прежнему оставалась его мать. Так, во время печенежского нашествия на Киев в 968 г. Ольга возглавила оборону города. Судя по летописи, Святослав испытывал к матери почтительное уважение до самой ее смерти. Когда она стала совсем больной, по ее просьбе он вернулся из похода и был с матерью до ее последнего часа.[22]

Многое из того, что задумала, но не смогла осуществить Ольга, было продолжено ее внуком, «великим Володимером, хрестившим всю землю Русскую». Следует отметить, что Владимир Святославич пытался (правда, безуспешно) утвердить на Руси автокефальную церковную организацию, о которой думала княгиня Ольга. Вначале он заключил династический брак с одной из принцесс византийского императорского дома, после чего Русь приняла крещение, сохранив высокую политическую титулатуру, — ни о каком вассалитете между византийской и русской правящими фамилиями не могло быть и речи.

В 988 г. женой Владимира Святославича стала сестра византийского императора Анна Романовна, внучка Константина VII Багрянородного. Более 20 лет прожила Анна Романовна на Русской земле. Хотя мало сведений дошло до нас о ее деятельности на, новой родине, но ряд фактов говорит о том, что дело прославившей себя государственными делами бабки своего мужа — великой княгини Ольги — она продолжила, играя, конечно, более скромную роль: Анна Романовна была не полновластной правительницей, а лишь супругой киевского князя. Однако участие в государственных делах великих княгинь, по-видимому, стало традицией. Об этом свидетельствует вступительная статья к Уставу князя Владимира Святославича, которая начинается словами: «И по сем съгадал (подумал, решил) есми с своею княгинею Анною и с своими детьми...» Да и появление самого Устава как документа было невозможно без подписанной княгиней Анной подтвердительной грамоты, поскольку Анна действовала от имени византийского духовенства. Сопоставление списков и редакций рассматриваемого памятника доказывает, что в XI в. из двух источников пожалования суда в государстве — греческого номоканона и совета с княгиней Анной — первый мог отсутствовать, второй — никогда[23].

О том, что занятие княгинь «законодательством и устроительством» наравне со своими мужьями было нормой, говорят документы и более позднего происхождения. Так, Устав новгородского князя Всеволода о церковных судах (XIII-XIV вв.) был создан при участии «княгини Всеволожей». В Уставе она поставлена в ряд с самыми влиятельными лицами в Новгороде того времени — старостами и сотскими[24]. Участие княгинь в «законодательном деле» является, несомненно, показателем высокого уровня развития социально-правовой, культурной и государственной системы Древней Руси.

В прошлом «порфирородная принцесса», Анна Романовна не могла не получить широкого по тому времени образования. Это позволило ей, будучи уже русской княгиней, принимать посольства. Известны ее дипломатические контакты в 989-990 гг. с посланником из Германии, где в это время правил Оттон II[25].

Княгиня Анна была не единственной законной («водимой») женой князя Владимира Святославича. Под 980 г. в русских летописях помещено предание о другой жене этого князя — гордой и своенравной Рогнеде. По преданию, ее отец — полоцкий князь Рогволод спрашивал ее согласия на брак с Владимиром, но она будто бы ответила отказом: «Не хочу разути робичича...» (Владимир был сыном Святослава и рабыни, ключницы княгини Ольги Малуши:) Владимир «разгневался о той речи... поемши вой, идоша на Полтеск и победиста Рогволда». Рогнеда была захвачена в плен и «ята» в жены насильно. Правда, Лаврентьевская летопись сообщает, что Владимир «воздвигнул ей отчину», «устрой город и да има, и нарече имя городу тому Изяславль» (по имени их первого с Рогнедой сына). Дочь же Рогнеды и Владимиpa — Предслава Владимировна тоже получила «селце Предъславино»[26]. Упоминания об имущественных владениях женщин княжеской фамилии важны для представления о месте их при дворе.



biofile.ru

Княгиня Ольга

Княгиня Ольга

Ольга (в крещении - Елена) (ум. 11.07.969 г.) - киевская княгиня, жена киевского князя Игоря, православная святая.

 

О происхождении Ольги в летописях сохранились лишь смутные предания. Одни летописцы считали, что она родом из Пскова, другие выводили ее из Изборска. В одних источниках сообщается, что родители ее были люди простые, а сама она в юности работала перевозчицей через реку, где с ней и познакомился охотившийся в тех местах князь Игорь. Красивая легенда, сохранившаяся в поздних летописях, рассказывает нам о встрече Игоря и Ольги. Однажды юному Игорю пришлось охотиться возле Пскова. Оказавшись на берегу реки, он никак не мог переправиться на другую сторону, потому что у него не было лодки. И вдруг князь увидел на реке лодку, управляемую неким юношей. Игорь подозвал этого юношу и повелел перевезти себя на другой берег. Оказавшись в лодке, князь вдруг понял, что его перевозчиком был вовсе не юноша, а прекрасная девушка, одетая в мужскую одежду – это была Ольга. И начал князь говорить ей нескромные речи. Но девушка твердо ответила князю: «Зачем смущаешь меня, княже, нескромными словами? Пусть я молода и незнатна, и одна здесь, но знай: лучше для меня броситься в реку, чем стерпеть поругание!» Устыдившийся Игорь прекратил свои речи. Когда Игорь вернулся в Киев, вскоре пришла ему пора жениться. Вот тогда и вспомнил князь красоту и благоразумие псковской девушки, и взял ее в жены.

 

В других источниках, напротив, можно прочесть, что Ольга происходила из знатного северного рода и была внучкой легендарного славянского князя Гостомысла. Встречается в источниках и сообщение о том, что до замужества она носила имя Прекраса, а Ольгой княгиня была названа в честь киевского князя Олега, воспитавшего мужа Ольги Игоря и устроившего их брак.

 

 Согласно «Повести временных лет» в 903 г. Ольгу выдали замуж за князя Игоря. Брак был заключен, скорее всего, по расчету и версия о знатном северном происхождении Ольги является наиболее правдоподобной. От этого союза появился сын Святослав – князь, ставший  впоследствии знаменитый своими военными походами.

 

Как складывались дальнейшие отношения супругов сказать трудно. В ряде летописей сообщается, что кроме Ольги у Игоря были и другие жены. Известно, что к 40-м гг. X в. Ольга и Игорь жили раздельно – Ольга являлась княгиней Вышгорода, а Игорь оставался киевским князем.

 

В 945 г. князь Игорь погиб от рук соседних древлян. Убив Игоря, древляне решили, что теперь они свободны от обязательств перед киевской династией. Более того, древляне стали претендовать на киевский стол — они потребовали, чтобы княгиня Ольга вышла замуж за древлянского князя Мала. Но характерно, что конфликт с русами древляне, в соответствии со славянскими традициями, попытались разрешить мирным путем — послали к Ольге своих послов.

 

Дальнейшее хорошо известно по «Повести временных лет». Ольга хитростью заманила два посольства древлян в ловушки и жестоко расправилась с ними — одних послов закопала живьем в землю, других сожгла в бане. Затем она явилась в Древлянскую землю и устроила тризну на могиле мужа, на которую пригласила и древлян. По приказу Ольги ее дружинники сначала напоили древлян допьяна, а затем иссекли их мечами («Повесть временных лет» называет цифру убитых — 5000 человек).

 

А в следующем, 946, году, Ольга вместе с малолетним Святославом отправилась в поход на древлян. Осадив главный город древлян Искоростень, Ольга потребовала, чтобы жители города дали ей по три голубя и по три воробья от каждого двора, обещая в случае выполнения ее требования уйти. Обрадованные древляне собрали птиц и отдали хитрой киевской княгине. Ольга приказала своим воинам привязать каждому голубю и воробью к лапке тлеющий трут и отпустить. Голуби и воробьи полетели в свои гнезда – в Искоростень – и город загорелся. Среди осажденных началась паника, они бросились бежать из города. Город был разрушен, а Ольга опять жестоко расправилась с его жителями — одних убили, других Ольга отдала в рабство своим дружинникам, а третьих обложила «тяжкой данью».

 

Столь жесткое поведение княгини Ольги показывает нам методы разрешения конфликтов, характерные для русов, — они придерживались правила «кровной мести», причем киевская княгиня четырежды мстит древлянам за смерть своего мужа, мстит быстро и жестоко, в корне подавляя любое возможное сопротивление. Даже эти разные способы разрешения конфликтов у славян и «рода русского» свидетельствуют, что у русов и славян сохранялись различные традиции, имеющие истоком разное этническое происхождение и разные формы организации общества.

 

Правление княгини Ольги при малолетнем Святославе было более успешным, нежели ее мужа Игоря. Став правительницей Киева, Ольга во внутренней политике проводила курс на еще большее подчинение славянских племен власти Киева. В 947 г. вместо полюдья она установила твердые размеры дани для древлян и новгородцев, организовав пункты сбора дани – погосты (места, где останавливались сборщики).

 

Ольга способствовала распространению на Руси христианства. В середине 50-х годов X века Ольга с большим посольством отправилась в Византию. Там она крестилась в христианскую веру, получив в крещении имя Елены. «Повесть временных лет» описывает крещение княгини Ольги следующим образом. Византийский император, сраженный красотой и мудростью Ольги, захотел жениться на ней. «Я язычница, — ответила русская княгиня. — Если хочешь крестить меня, то крести меня сам, — иначе не крещусь». Император исполнил желание Ольги, а затем снова предложил стать своей женой. Ольга же ответила: «Как ты хочешь взять меня, когда сам крестил меня и назвал дочерью. А у христиан не разрешается это, — ты сам знаешь». И ответил император: «Перехитрила ты меня, Ольга».

 

Если Ольга стала христианкой, то ее сын Святослав оставался язычником. Много раз княгиня Ольга пыталась научить сына христианской вере, говоря: «Я познала Бога, сын мой, и радуюсь, если и ты познаешь – будешь радоваться». Святослав же не слушался мать и отговаривался: «Как мне одному принять новую веру, если дружина моя станет надо мною смеяться?» Но Ольга любила своего сына и говорила: «Да будет воля Божия. Если захочет помиловать Бог род мой и народ русский, то вложит им в сердце то же желание обратиться к Богу, что даровал и мне». И так говоря, молилась она за сына и за всех русских людей каждую ночь и каждый день, воспитывая сына до его возмужания и совершеннолетия.

 

Во внешней политике Ольга проводила курс на сближение с Византией. Вспомогательные отряды русов участвовали практически во всех войнах Византии того времени. Однако княгиня Ольга стремилась соблюдать независимость своего государства от Византийской империи. Так, будучи сама крещена в Византии, в 959 г. Ольга обратилась с просьбой прислать на Русь миссионеров для проповеди христианства к императору Священной Римской империи Оттону I, противнику Византии. В 962 г. римские проповедники во главе с епископом Адальбертом прибыли на Русь, но они встретили холодный, даже враждебный прием и вынуждены были возвратиться восвояси ни с чем. Современные исследователи полагают, что изгнания римских посланников потребовала христианская община русов, недавно переселившаяся в Киев из Моравии, откуда они были изгнаны римскими епископами. Эта давняя вражда между русами-христианами и римским престолом во многом и объясняла изначальное неприятие в Киеве римско-католической церкви.

 

В 968 г., когда князь Святослав воевал в Болгарии, на Киев напали кочевники-печенеги. Они окружили Киев великой силой, и нельзя было выйти из города. А в Киеве не осталось сильной дружины, ибо все воины ушли со Святославом. Княгиня Ольга, вместе с внуками Ярополком, Олегом и Владимиром, и со всеми киевлянами заперлась в городе. Вскоре киевляне стали изнемогать от голода и жажды. Тогда один киевский отрок вызвался пройти через печенежские станы за подмогой. Он умел говорить на печенежском языке и потому, взяв уздечку от коня, пробрался через их лагерь спрашивая: «Не видел ли кто-нибудь коня?» Печенеги приняли его за своего, и лишь когда отрок бросился в Днепр и поплыл, поняли свою ошибку. Печенеги начали стрелять из луков, но юный киевлянин сумел перебраться на другой берег.

 

Здесь стоял небольшой отряд под водительством воеводы Претича. И сказал им отрок: «Если не пойдете завтра к городу, то люди сдадутся печенегам». Тогда, на следующий день отряд Претича сел в лодки и, громко трубя, направился к Киеву. Печенеги решили, что это идет сам Святослав и разбежались в страхе. Однако далеко от города не ушли.

 

И послали киевляне гонца к Святославу со словами: «Ты князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою землю покинул. А нас чуть было не взяли печенеги, и мать твою, и детей твоих. Если не придешь и не защитишь нас, то захватят нас. Неужели не жаль тебе своей отчины, старой матери и детей своих?». Получив это известие, Святослав с дружиной быстро вернулся в Киев и прогнал печенегов.

 

Ольга была первой русской правительницей-христианкой. Став христианкой, Ольга сильно изменилась. Нрав ее стал добрее, забыла языческую жестокость, но стремилась жить по закону христианской любви. Княгиня Ольга умерла в 969 году, но потомки хранили о ней самую добрую память. И недаром древний летописец назвал ее «провозвестницей христианской земли».

 

Ее внук, князь Владимир Святославич, в 1000 году повелел перенести останки княгини в Десятинную церковь и положить в каменный саркофаг. Рассказывали о чудесах, которые происходили возле останков княгини Ольги. На верху саркофага было устроено оконце. Когда кто-нибудь приходил к гробнице княгини с твердой верой, оконце само открывалось, и было видно нетленное тело, светящееся, словно солнце. И многие люди исцелялись возле гробницы от разных болезней. А кто приходил без веры, тому оконце не отворялось и чудес не случалось.

 

Уже в XI в. в разных древнерусских источниках прослеживается желание прославить княгиню Ольгу, как православную святую. Однако сам факт канонизации княгини Ольги произошел позднее, когда – неизвестно. День памяти — 11 (24) июля.

 

 

 

© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

portal-slovo.ru

Княгиня Ольга – Женщины в русской истории - смотреть онлайн

Княгиня ОльгаЖаркий июньский полдень Князь Игорь с дружиной возвращается с охоты. Удачная была охота, у лошадей ноги подгибаются под тяжестью добычи. И соболя, и глухари, и куницы, и косули – богата дичью земля псковская, но всё мало молодому князю Игорю. “Идите без меня” – велит он своим людям -”Я вернусь и постреляю ещё”. Развернул он лошадь и поскакал к реке Великой, где плавали лебеди. Берега реки топкие да болотистые. “Вот бы лодку мне” – думает князь.

И тут как в сказке, из-за плакучей ивы появляется чёлн, стройный юноша правит лодкой. “Эй, лодочник” – кричит Игорь – “подгони-ка лодку князю, да немедленно!” Лодка причалила и молодой охотник ловко запрыгнул в неё. “Куда плыть изволите?” – спрашивает лодочник, а голос у него нежный, как колокольчик переливается. Пригляделся князь Игорь и видит, что лодочник молодой – это не парень, а девушка лет пятнадцати, вот и коса под шапкой спрятана. “Величать-то тебя как?” – спросил князь. “Отец меня Хельгой назвал, а люди Ольгой кличут”.

==>Все фильмы сериала “Женщины в русской истории”

“Перевези меня на другой берег” – говорит князь, а сам всё внимательнее девушку рассматривает. А та будто и не замечает его внимания, ловко орудует веслом. Доплыли они до середины реки. Река широкая, течение сильное. Подсел князь Игорь к Ольге поближе и за талию ухватил, шапку с неё снял и поцеловать попытался. А девушка как вырвется, аж лодка закачалась. Встала она гордо и говорит: “Зачем смущаешь меня, князь, замышляя дело неисполнимое. Но если бы даже ты мог одолеть меня, то глубина этой реки мне тот час же будет защитой. Лучше мне умереть в чистоте, похоронив меня в сих водах, чем быть поруганным моему девству.” Сказала так и к корме придвинулась, будто и вправду хочет прыгнуть и утопиться.

Князь Игорь устыдился, отсел подальше и задумался. “Поворачивай обратно” – только и сказал. И Ольга направила лодку к берегу, гребёт, а про себя улыбается – если бы даже и прыгнула она в воду, то не утонула бы, плавать и нырять она с рождения умела.

Согласно житию святой княгини Ольги, родилась она в деревне Выбуты, в 12 километрах от Пскова, в семье варягов. Случайное знакомство на реке Великой описывает монах Нестор в “Повести временных лет”. Когда наступила Игорю пора жениться, он попросил разрешения у своего опекуна, легендарного Вещего Олега, взять в жёны Ольгу. Вскоре после свадьбы Игоря и Ольги Вещий Олег погиб, будучи укушен змеёй.

Князь Игорь стал полноправным властителем Русской земли и обосновался в Киеве. Теперь вместо охоты и развлечений он занялся сбором дани с соседних племён. Ему требовались большие средства, чтобы построить корабли и отправиться завоёвывать Константинополь. Огнём и мечом выбивал князь Игорь дань со своих соседей, убивал направо и налево. Княгиня Ольга родила ему наследника, Святослава.

И вдруг князь Игорь привёз себе из похода вторую жену. “Чем же я провинилась, князь?” – причитала Ольга – “С каких пор Вам мня мало?” А Игорь осушил ковш браги и стукнул кулаком по столу: “Испокон веку князьям позволительно по три жены держать”. А Ольга ему отвечает: “Это всё потому, что молитесь Вы, князь, идолам своим, которые на самом деле-то простые деревяшки”. Все, кто слышал этот разговор, испугались гнева князя Игоря, подумали, что убьёт он Ольгу за такие слова. Но Игорь ничего не ответил, развернулся и ушёл в свои хоромы. Любил он Ольгу, но только всегда и всего ему было мало – и денег, и вина, и даже любви.

Оставил он при себе вторую жену, хотя она никакими достоинствами не обладала, была девушкой из диких лесных племён.

По версии некоторых историков, после этого конфликта княгиня Ольга взяла своего любимого сына и отправилась из Киева в Великий Новгород. В какой-то момент северные русские земли оказались у неё в подчинении. Князь Игорь признавал способности жены к управлению государством и никаких препятствий ей не чинил.

Он строил корабли для войны с Византией и казна его уменьшилась. Приближённые промышляли казнокрадством, финансовые дела в формирующемся государстве были поставлены на самотёк. Единственным средством пополнения бюджета оказались набеги на соседние племена.

Вот и на этот раз, собрал Игорь дружину и пошёл собирать повышенный оброк с древлян. Жгли дома, пытали и убивали людей. Испуганные местные старейшины выплатили дань на год вперёд. Удачно всё получилось у Игоря, поехала дружина обратно с победой.  И вдруг Игорь говорит своим людям: “Езжайте без меня, я вернусь и ещё пособираю”. По войску ропот пошёл, чувствовали дружинники, что нельзя возвращаться, и так всё собрали. А Игорь повернул коня и помчался обратно к древлянам, только оруженосца с собой взял, его-то первым и застрелили древляне из лука, с которым они на медведей ходят. Князя Игоря они ещё помучали, а потом привязали к двум согнутым берёзам и разорвали надвое. Изувеченное тело отправили жене его, княгине Ольге.

Князь Игорь был убит в 946 году, когда наследнику престола Святославу было только три года. Ольга стала регентом при малолетнем князе. Таким образом, она считается первой женщиной-правительницей России. Княжеская дружина безоговорочно приняла её власть после легендарной расправы над древлянами, которую учинила Ольга, отомстив за смерть мужа.

Под предлогом совершения тризны по Игорю она с небольшой дружиной пришла в земли древлян и опоив их войско, уничтожила своих врагов. Плюс к этому она сожгла деревянные крепости древлян с помощью почтовых голубей, к лапкам которых привязали горящую паклю.

После этого испуганные древляне пошли на рискованный дипломатический шаг – они прислали ко двору Ольги сватов и стали просить её выйти замуж за своего правителя. Сваты прибыли по реке на ладье. Делая вид, что оказывают честь дорогим гостям, дружинники подняли ладью вместе с гостями и понесли к терему Ольги на руках. Древляне радовались, хохотали и понукали тех, кто нёс ладью. Но их ждал сюрприз. Во дворе терема была вырыта огромная яма, в которую неудавшихся сватов опустили вместе с ладьёй и закопали живьём.

Согласно “Повести временных лет”, сваты приезжали несколько раз, но каждую делегацию Ольга уничтожала самыми изощрёнными способами. По всем историческим источникам, кроме кровавой мести древлянам, других жестоких действий Ольга не совершала. Правила мудро и справедливо.

В житие святой Ольги говорится о просветлении и святом знамении, которое на неё снизошло однажды. Поехала Ольга на то место, где когда-то познакомилась с князем Игорем. Там, на реке Великой, были расположены курганы и стояли деревянные идолы. Ольга хотела совершить принятый в то время языческий обряд, но что-то её остановило. И тут чудо произошло – из небесного облака появились три луча ослепительных, а из них вышло видение, вроде как ангел. Поняла Ольга, что это не просто так, что было ей знамение.

В 955 году княгиня отправилась в Константинополь, чтобы принять христианскую веру. Её крестил патриарх Феофилакт. По легенде, император Константин Багрянородный предложил княгине Ольге выйти за него замуж. Разбитые князем Игорем византийцы платили дань русским князьям и установление родственных связей было бы удачным политическим ходом для Константинополя. Но приняв святое крещение, княгиня Ольга сказала императору: “Вы теперь вроде как мой крёстный отец, как же я за отца-то замуж выйду?” Константин оценил мудрость Ольги. Он лестно отзывается о ней в своём произведении “О церемониях византийского двора”, ценном литературном памятнике.

Вернувшись в Киев, Ольга начала строительство каменных церквей, но она не притесняла язычников и не насаждала свою веру насильно. Она уповала на волю божью и не торопила принятие христианства на Руси.

Взяв за основу уклад византийского государства, она произвела небывалые по тем временам государственные реформы. Установила чёткие размеры податей, периодичность их уплаты. Таким образом она ушла от политики внезапных набегов, которую практиковал князь Игорь. Ольга ездила с дипломатическими миссиями в Византию, избегая боевых действий. На пересечении торговых путей Ольга создала центры торговли и обмена, назвав их погостами. Это был период расцвета Киевской Руси, только Византия и государства саксов могли сперничать с ней по уровню развития.

Князь Святослав подрос, Ольга передала ему власть. Она не смогла вырастить из сына христианина, Святослав оставался убеждённым язычником. Часто оставляя Киев, он занимался набегами и расширением своих владений. Ольга просила его не уезжать, не оставлять её и Киев. “Видишь, я больна. Куда хочешь уйти от меня? Когда похоронишь меня, отправляйся куда захочешь”. Но Святослав был своеволен, как и отец, князь Игорь. Стареющей княгине пришлось руководить защитой Киева от страшного набега печенегов в 968 году в отсутствие Святослава.

Предположительно, в 969 году Ольга умерла. При ней находился христианский священник, её похоронили по христианскому обряду и тризну по ней не справляли. При крещении в Константинополе она получила имя Елена, поскольку Ольги не было в святцах, но когда в 16-м веке её канонизировали она стала святой равноапостольной княгиней Ольгой.

Её внук, Владимир Ясно Солнышко, креститель Руси, преклонялся перед памятью своей мудрой бабушки. Его выбор христианской веры несомненно произошёл под её влиянием. Владимир поместил мощи княгини Ольги в каменный гроб с окошком. Говорят, заглянув туда, можно было увидеть свет.

В наши дни святая Ольга считается покровительницей вдов  и тех, кто только пришёл к христианской вере. Её назвали равноапостольной, поставив в один ряд со спутниками Иисуса Христа. Жители Пскова считают её основательницей города.

 

 

Смотрите также

 

Статьи на эту же тему:

www.istorio.net