Вещий Олег. Князь олег фото


Публикация: Вещий Олег

Вещий Олег (т. е. знающий будущее) (умер в 912 г.), - великий древнерусский князь, что пришёл к власти сразу после легендарного Рюрика - первого правителя Руси. Именно Вещему Олегу принадлежит заслуга образования Древнерусского государства – Киевская Русь, с центром в Киеве.

Прозвище Олега - "вещий" - относилось исключительно к его склонности к волхвованию. Другими словами, князь Олег как верховный правитель и предводитель дружины одновременно выполнял еще и функции жреца, волхва, кудесника, чародея. По преданиям, Вещий Олег умер от укуса змеи; этот факт лег в основу ряда песен, легенд и преданий.

В древнерусских летописях говориться, что, умирая, первый правитель Руси Рюрик передал власть родственнику своему Олегу, так как сын Рюрика, Игорь, бал мал годами. Сей опекун Игорев скоро прославился своей отважностью, победами, благоразумием и любовью подданных. Он успешно правил 33 года. За это время он покняжил в Новгороде, занял Любеч и Смоленск, сделал Киев столицей своего государства, покорил и обложил данью ряд восточнославянских племен, совершил удачный поход на Византию и заключил с ней выгодные торговые договоры.

Подвиги Вещего Олега начались с того, что в 882 г. он совершил поход в землю кривичей и захватил их центр Смоленск. Затем, спустившись вниз по Днепру, взял Любеч, обманув и убив правивших в Киеве варяжских князей Аскольда и Дира. Олег захватил город, где и утвердился, став новгородским и киевским князем. Это событие, относимое летописью к 882 году, традиционно считается датой образования Древнерусского государства – Киевской Руси, с центром в Киеве.

В 907г. киевский князь Олег привел (морем и берегом) к столице Византии многочисленное войско, в состав которого, кроме киевской дружины, вошли отряды воинов из зависимых от Киева славянских союзов племенных княжеств и наемники - варяги. В результате похода были опустошены окрестности Константинополя и в 911 г. заключен выгодный для Руси мирный договор. Согласно договору, русские, приезжающие в Византию с торговыми целями, имели привилегированное положение.

В знаменитом договоре Олега с греками 912 года, заключенном после блистательной осады Царьграда и капитуляции византийцев, нет ни слова о князе Игоре (877-945) - номинальном властителе Киевской Руси, опекуном которого был Олег. То, что Олег Вещий - первый подлинный строитель Русской державы, прекрасно осознавали во все времена. Он расширил ее пределы, утвердил власть новой династии в Киеве, отстоял легитимность Рюрикова престолонаследника, нанес первый смертельный удар по всевластию Хазарского каганата.

До появления на берегах Днепра Олега и его дружины "неразумные хазары" безнаказанно собирали дань с соседних славянских племен. Несколько веков сосали они русскую кровь, а под конец попытались даже навязать и совершенно чуждую русскому народу идеологию-исповедуемый хазарами иудаизм.

Один из самых больших пробелов "Повести временных лет" падает на годы княжения Олега. Из 33 лет его княжения поздние редакторы полностью вычеркнули из летописей записи, касающиеся 21 (!) года. Как будто в эти годы ничего не происходило. Происходило - да еще как! Только вот Олеговым престолонаследникам что-то не понравилось в его деяниях или родословной. С 885 года (покорение радимичей и начало похода против хазар, о чем первоначального текста не сохранилось) и по 907 год (первый поход на Царьград) в летописи зафиксированы всего лишь три события, относящиеся собственно к истории Руси.

PHOTO-9]

Какие же чисто русские реалии остались в летописи? Первая - прохождение в 898 году мимо Киева мигрирующих угров (венгров). Вторая - знакомство Игоря со своей будущей женой - Ольгой. Согласно Нестору, сие случилось в 903 году. Звали будущую русскую святую Прекраса. Но Олег по какой-то неясной до конца причине переименовал ее и назвал в соответствии со своим собственным именем - Ольгой (в "Повести временных лет" она поименована еще и Вольгой). Такая смена имени скорее всего была обусловлена тем, что будущая княгиня Ольга была родной дочерью Олега Вещего и он не хотел, чтобы данный факт был предан широкой огласке. Так же известно, что Ольга - внучка Гостомысла (того самого, кто пригласил Рюрика править Русью) и родилась от его старшей дочери где-то под Изборском.

Олег, которому Рюрик перед смертью передал на руки и поручил воспитание малолетнего наследника Игоря, был родственником ("от рода ему суща") основоположника династии. Родственником можно быть и по линии жены. Таким образом, и линия новгородского старейшины Гостомысла - главного инициатора приглашения в правители Рюрика - не прерывалась.

В таком случае вновь встает вопрос о степени родства и правах наследования власти между Гостомыслом и Олегом - одним из самых выдающихся деятелей начальной русской истории. Если Ольга - Гостомыслова внучка от его старшей дочери, то неизбежно выходит: муж этой дочери и есть Вещий Олег, чья фигура сравнима с любым из князей Рюриковичей. Отсюда и его законные права на княжение. Именно данный факт старательно изымался из летописей последующими цензорами, дабы у новгородцев не возник соблазн заявить о своих правах на приоритет в верховной власти.

Наконец, третье событие, воистину эпохальное, появление письменности на Руси. Имена солунских братьев - Кирилла и Мефодия, создателей славянской письменности, появляются в "Повести временных лет" также под 898 годом. Князю Олегу мы обязаны не только утверждением авторитета державы, но и величайшим деянием, значение которого сравнимо разве что со свершившимся спустя 90 лет принятием христианства. Это деяние - утверждение грамотности на Руси, реформа письменности, принятие азбуки на основе кириллического алфавита, коим мы пользуемся и по сей день.

Само создание славянской письменности совпало с появлением на Ладоге и в Новгороде Рюрика с братьями. Разница же - не во времени, а в пространстве: русские варяги объявились на северо-западе, а византийски грек Кирилл (в миру Константин) начал свою миссионерскую деятельность на юге. Ориентировочно в 860-861 годах он отправился проповедовать в Хазарский каганат, под властью которого в то время находилось большинство русских племен, а по окончании миссии удалился в малоазийский монастырь, где и разработал славянскую азбуку.

Произошло это, скорее всего, в том же самом 862 году, когда в русской летописи зафиксировано пресловутое призвание князей. 862 год не может подвергаться сомнению, ибо именно тогда Кирилл и Мефодий отправились в Моравию, уже имея на руках разработанную азбуку.

В дальнейшем славянская письменность распространилась на Болгарию, Сербию и Русь. На это ушло почти четверть века. Какими путями и темпами это происходило на Руси - остается только догадываться.

Но для повсеместного утверждения новой письменности одного "самотека", разумеется, было недостаточно. Требовалось государственное решение и воля авторитетного правителя. По счастью, такой правитель на Руси к тому времени уже был, и воли ему было не занимать. А потому отдадим должное князю Олегу за его воистину вещее решение.

Суровый и непреклонный волхв, облеченный властью, он, надо полагать, весьма нетерпимо относился к христианским миссионерам. Олег взял у них азбуку, но не принял учения. Как вообще относились в те времена к христианским проповедникам славяне-язычники, хорошо известно из западноевропейских хроник. Балтийские славяне до обращения их в христианство расправлялись с католическими миссионерами жесточайшим способом. Не приходится сомневаться, что борьба не на жизнь, а на смерть происходила и на территории Руси. Возможно, не последнюю роль играл в этом и князь-жрец Олег.

После его смерти процесс дальнейшего формирования державы Рюриковичей сделался уже необратимым. Его заслуги в этом деле неоспоримы. Думается, лучше всего о них сказал Карамзин: "Мудростью Правителя цветут государства образованные; но только сильная рука Героя основывает великие Империи и служит им надежною опорою в их опасной новости. Древняя Россия славится не одним Героем: никто из них не мог сравняться с Олегом в завоеваниях, которые утвердили ее бытие могущественное".

Так склоним же голову в знак неоплатной признательности перед великим сыном земли Русской - Вещим Олегом: одиннадцать веков назад князь-язычник и воитель-жрец сумел подняться над собственной религиозно-идеологической ограниченностью во имя культуры, просвещения и великого будущего народов России, которое стало уже неизбежным после обретения ими одного из своих главных священных сокровищ - славянской письменности и русской азбуки.

http://allmystic.ru/

www.the-submarine.ru

ВЕЩИЙ ОЛЕГ- КТО ОН? ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ.

А была ли змея?

По преданию, описанному в "Повести временных лет", князю была предсказана смерть от любимого коня. Олег приказал увести его и вспомнил о зловещем пророчестве лишь через несколько лет, когда тот давно умер. Смеясь над волхвами, он захотел посмотреть на кости коня, и, встав одной ногой на череп, произнес: «Его ли мне бояться?». В тот же миг, из черепа выползла змея, смертельно ужалившая князя.

Разумеется, это всего лишь легенда, записанная спустя несколько веков после смерти Олега. Легендарному князю-воеводе – легендарная смерть. Подобный прием, который частенько применялся и в других странах средневековой Европы, придавал исторической фигуре еще большее значение в глазах потомков. Причем, зачастую разные авторы использовали одну и ту же историю. Так, в одной исландской саге рассказывается о викинге Орварде Одде, которому еще в молодые годы была предсказана смерть от его коня. Чтобы не дать судьбе свершиться, Одд убил животное, бросил в яму, а труп завалил камнями. В результате, смерть в лице ядовитой змеи настигла его, как и Олега, на могиле убитой лошади: «И когда они быстро шли, ударился Одд ногой и нагнулся. «Что это было, обо что я ударился ногой?» Он дотронулся острием копья, и увидели все, что это был череп коня, и тотчас из него взвилась змея, бросилась на Одда и ужалила его в ногу повыше лодыжки. Яд сразу подействовал, распухла вся нога и бедро».

На сегодняшний день не установлено, кто у кого позаимствовал оригинальную идею. Точную дату истории смерти Олега в "Повести временных лет" установить достаточно сложно, поскольку летописный свод не раз переписывался. Известно лишь то, что Орвард Одд, в отличие от Олега – вымышленный герой приключенческой саги, созданной на основе устных преданий позднее XIII века. Возможно, печальная кончина в лице змеи – изначально скандинавский сюжет, попавший на Русь вместе с варягами и получивший свое новое воплощение в местных преданиях об Олеге. Хотя, некоторые исследователи полагают, что герой скандинавских саг Орвард Одд и Олег – одно и то же лицо.

lera-komor.livejournal.com

Князь Олег | lemur59.ru

 

                    

Вещий Олег – легендарный древнерусский воевода, князь Новгородский (  879 – 882 г.г. ), князь Киевский ( 882- 912 г.г. ). Год рождения неизвестен – умер, по Лаврентьевской летописи, в 912 году.

Прозвище Вещий ( то есть знающий будущее ), получил по возвращении из похода на Византию в 907 году. Он  “ отказывается принять у побеждённых греков отравленную снедь ( в этом – дар провидца, “ Вещего “ ) и прибивает свой щит к вратам Царьграда, “ показуя победу “. Само имя Олег скандинавского происхождения ( Ангел ).

Согласно летописи  “ Повести временных лет “  Олег являлся родичем князя Рюрика ( братом его жены Ефанды, опекуном малолетнего сына Игоря ). После смерти Рюрика в 879 году  Олег становится Новгородским князем, так как  Игорь ещё мал. В 882 году во главе новгородской дружины, в состав которой входили также варяги, чудь, меря и другие народности, совершает поход на землю кривичей и захватил их центр – Смоленск. Спустившись вниз по Днепру, взял Любеч, а затем хитростью Киев, убив варяжских князей Аскольда и Дира, который сделал столицей своего государства.

                 

 Он объединяет два основных центра восточных славян (северный и южный) в центр единого государства, объявив  “ Да будет Киев матерью городов русских “. Согласно летописи именно Олег, а не Рюрик считается создателем Древнерусского государства  ( Киевской Руси ) и традиционно датируют 882 годом.

В 883 - 885 годах покорил древлян, северян и родимичей, а к 907 году – области вятичей, хорватов, дулебов и тиверцев. Уничтожил зависимость их от хазар. Олег сказал им  “ Я неприятель им , а с вами у меня никакой вражды. Не давайте хазарам, но платите мне. “  Олег создал передовые для того времени военные формирования, которые формировались из воинов покорённых племён.    

                                                                                                  Олег в битве

 

 Укрепив свое влияние, наложением дани и оградив границы от нападений соседей-кочевников, в 907 году Олег отправляется в Византию, в военный поход на Константинополь. Согласно  “ Повести временных лет “ в походе принимало участие 2000 ладей, в каждой по 40 воинов.

    

 

 Византийский царь преградил дорогу в город – закрыл ворота и загородил цепями гавань, но Олег пошёл на штурм другим путём.

  

 

                                                             лодьи Олега у Царьграда

“ И повелел Олег своим воинам сделать колёса и поставить на колёса корабли. И когда подул попутный ветер, подняли они в поле паруса и пошли к городу “. Испугавшись, византийцы предложили Олегу мир и дань, и в знак победы Олег прибил к воротам Царьграда свой щит.

 

 Основным результатом похода стало заключение договора , который обеспечил беспошлинную торговлю русским купцам. По договору Олег за каждую уключину получил по 12 гривен и кроме этого Царьград обязался выплачивать дань на русские города.

В 912 году Олег погибает. По сказаниям летописи  “ Повести временных лет “ волхвы предсказали Олегу смерть от своего любимого коня. Он приказал увести коня и по прошествии 4-х лет, вспомнив, о предсказании, посмеялся. Решив посмотреть на кости коня, он наступил ногой на череп и сказал  “ Его ли мне бояться ? “. Но в черепе жила ядовитая змея, которая и ужалила Олега. По одной версии Олег умер в Киеве, по другой – на севере и похоронен в Ладоге, по третьей – за морем.

    

 Великий сын земли Русской – Вещий Олег, князь-язычник и великий воитель-жрец сумел подняться над собственной религиозной ограниченностью во имя развития культуры, просвещения и великого будущего народов России.

 

lemur59.ru

«Могила» вещего Олега зарастает бурьяном

Александр Пушкин воспел первого киевского князя в "Песне о вещем Олеге". Пушкинскими тропами гуляла "Комсомолка".

Автор "Песни о вещем Олеге" Александр Пушкин впервые приехал в Киев 21-летним юнцом. Поэт был в опале у императора Александра I за крамольные стихи: "Самовластительный злодей! Тебя, твой трон я ненавижу..." - и в Киеве он был тайно, проезжая в так называемую южную ссылку. Но, как известно, император был отходчив, и своенравного поэта вскоре вернули ко двору. Однако впечатление, оставленное Киевом в душе первого поэта Российской империи, оказалось неизгладимым. И Пушкин вновь и вновь приезжает в "столицу ведьм и веры". 

В один из таких приездов Александр Сергеевич, вдоволь набродившись по склонам Щекавицы в поисках княжеской могилы и изрядно сбив носки новых штиблет, написал "Песнь о вещем Олеге".  

По пушкинским местам пройдемся и мы.

Князь и конь еще неразлучны. "Встреча Олега с кудесником" Виктора Васнецова.

Капище на Хоревице

Начинаем с горы Хоревицы. Гора, названная в честь брата - основателя Киева Хорива является еще и одной из пяти киевских Лысых гор, на которых, по легендам, собираются на сборища ведьмы из Украины и Белоруссии. Там же находилось древнее капище Перуна, которому поклонялись в дохристианском Киеве. 

Именно тут "…из темного леса навстречу ему идет вдохновенный кудесник, покорный Перуну старик одному…". И тут волхв повстречал князя с дружиной, который возвращался в княжий замок. 

На месте, где произошла встреча вещего Олега и волхва, родноверы установили жертвенный алтарь. Фото: Олег ТЕРЕЩЕНКО 

На этом месте восстановили ритуальный алтарь, и сегодня родноверы приносят жертвы своим древним языческим богам. Правда, характер жертвоприношений изменился, кровь больше не проливают, а приносят вполне "мирные" жертвы - хлеб, молоко, зерно. А в остальном - природа такая же дикая, и гора выглядит очень неухоженной. Тут никогда не ступала нога коммунального работника, а в зарослях крапивы и бузины можно найти что угодно, начиная от целующихся парочек и заканчивая дамскими шляпками, использованными шприцами и бутылками из-под спиртного. 

Конь в ссылке 

У Пушкина и в "Повести временных лет" князь Олег просит волхва рассказать о будущем. Прогноз жреца достаточно оптимистичен: у владыки будет долгая жизнь, наполненная победами и прочими житейскими радостями, и ничего ему не будет страшно. Кроме одного: "…но примешь ты смерть от коня своего". Естественно, Олег отправляет коня в изгнание.   

"Прощай, мой товарищ, мой верный слуга, расстаться настало нам время", - сокрушается князь и сплавляет лошадку в княжеские конюшни, которые находились в непосредственной близости - у  дворца на Старокиевской горе. 

Именно тут находится исторический центр Киева - место, где изначально княжил Кий, основатель столицы. Сейчас место, где был замок, окружено символической изгородью. Неподалеку лежит памятный камень с высеченными древне¬славянской вязью словами Нестора Летописца: "Отсюда появилась земля русская". 

Камнем обозначен исторический центр Киева, откуда берет начало вся земля русская. Фото: Олег ТЕРЕЩЕНКО 

Смерть на Щекавице

Во времена правления вещего Олега князья имели обыкновение бывать дома реже, чем в ратных походах или на охоте. Жизненный уклад вещего Олега особо не отличался. В одно из редких возвращений домой князь поинтересовался, как же поживает изгнанный любимец. И узнал, что конь его умер, а останки его белеют на ветру, на склоне Щекавицы. 

"…И внемлет ответу: на холме крутом, давно уж почил непробудным он сном", - получает князь ответ. И естественно, решает отправиться посмотреть на коня, который уже перестал быть опасным. 

"…И видят - на холме, у брега Днепра лежат благородные кости", - князь нашел останки боевого товарища на склоне горы. Сейчас на этом месте родноверы установили жертвенник.

И князь наступил на череп. Что было дальше, все помнят из школьной программы: из черепа коня выползла змея, обвилась вокруг ноги и укусила князя - пророчество волхва сбылось в полной мере. Князь пал от своего коня.  

Согласно легендам, а заодно и "Повести временных лет" Нестора Летописца, могила князя Олега должна быть тут же, на Щекавице, но, к сожалению, ее расположение не известно. Кто-то утверждает, что она находится на территории Замкового кладбища: полуразрушенными могилами усеяна вся гора, и затеряться там не составляет труда. 

Древнее капище Перуна разрушил князь Владимир, когда крестил Русь. Но на его месте на Хоревице стоит мемориальная доска. Фото: Олег ТЕРЕЩЕНКО

КСТАТИ

Обстоятельства смерти вещего Олега противоречивы. По киевской версии, отраженной в "Повести временных лет", его могила находится в Киеве на горе Щекавице. Новгородская первая летопись "передвигает" его могилу в Ладоге, но в то же время говорит, что он ушел "за море". 

Интересно, что легенды тесно переплетаются с исландской сагой о викинге Орваре Одде, который также был смертельно ужален на могиле любимого коня, которую ему предсказала скандинавская вещунья. И учитывая "северное" происхождение киевских князей и оставшиеся родственные связи, вполне вероятно, что первый киевский князь стал героем скандинавского эпоса.

Таким вещего Олега увидел художник Виктор Васнецов. Картина "Олег у костей коня".

 

kp.ua

Олег Вещий

 

Олег

князь (Вещий Олег)

?–912

Сражения и победы

Князь новгородский (с 879 г.) и киевский (с 882 г.), объединитель Древней Руси. Расширил ее границы, нанес первый удар по Хазарскому каганату, заключил выгодные для Руси договоры с греками. 

Легендарный полководец, о котором Пушкин писал: «Победой прославлено имя твое: Твой щит на вратах Цареграда».

Строкой энциклопедии…

Князь Олег, прозванный также Олегом Вещим, – это легендарный правитель Руси конца IX – начала Х вв. Безусловно, что прототипом летописного Олега являлась историческая личность, о которой, к сожалению, мало что достоверно известно. Поэтому историки обычно в научных, научно-популярных и учебных текстах используют летописную легенду об Олеге и его времени, взятую из «Повести временных лет» (ПВЛ). Этот сочинение конца XI – начала XII вв. признается всеми главным историческим источником для реконструкции прошлого Древнерусского государства. Автором ПВЛ большинство исследователей склонны считать киево-печерского монаха Нестора.

По версии ПВЛ Олег представляется умелым полководцем и предусмотрительным политиком (неслучайно он был прозван «Вещим», т.е. предугадывающим будущее). В 879-882 гг. после смерти Рюрика [1] Олег правил на восточнославянском Севере у кривичей, ильменских словен и окрестных финно-угров (племена мери, веси, чуди). Совершив поход на юг вдоль торгового пути «Из варяг в греки», Олег в 882 г. овладел Киевом. Так два главных центра складывания государственности у восточнославянских племен «Новгород» («Славия» – в зарубежных источниках) и Киевщина («Куяба») были объединены под властью одного правителя. Многие современные историки принимают дату 882 г. за условную дату рождения Древнерусского государства. Олег княжил в нем с 882 г. по 912 г. По Нестору, после смерти Олега от укуса змеи князем Киевским становится сын Рюрика Игорь (912-945).

Князь Олег и Игорь

Худ. И. Глазунов

С княжением Олега в Киеве ученые связывают значительные события древнерусской истории. Прежде всего, было заложено территориальное ядро Древнерусской державы. Олега верховным правителем признали племена полян, северян, древлян, ильменских словен, кривичей, вятичей, радимичей, уличей и тиверцев. Через наместников князя Олега и местных князей его вассалов стало строиться государственное управление молодой державой. Ежегодные объезды населения (Полюдье) заложили основу налоговой и судебной систем.

Вел Олег и активную внешнюю политику. Князь воевал с хазарами и заставил их окончательно забыть о том, что в течение двух веков Хазарский каганат собирал дань с ряда восточнославянских земель. В 898 г. у границ державы Олега появились венгры, переселяющиеся из Азии в Европу. С этим воинственным народом Олег сумел наладить мирные отношения. Поход Олега в 907 г. на столицу Византийской империи – Константинополь (он же Царьград) принес Руси в 911 г. исключительно удачный торговый договор: русские купцы получали право беспошлинной торговли в Константинополе, могли жить полгода в столичном предместье в монастыре Св. Мамонта, получать продовольствие и производить ремонт своих ладей за счет византийской стороны. Еще ранее в 909 г. Русь и Византийская империя заключили военный договор о союзе.

Несколько комментариев к традиционной 

трактовке образа Вещего Олега

К приведенной выше краткой справке об Олеге, которая стала общепринятой традицией – особенно в популярной и учебной литературе, надо добавить несколько научных комментариев.

Во-первых, по археологическим данным в IX в. Новгорода как такового еще не существовало. На месте Новгорода располагалось три обособленных поселка. Их в единый город связал Детинец, крепость, построенная в конце Х в. Именно крепость в те времена именовали «городом». Так что и Рюрик, и Олег сидели не в Новгороде, а в неком «Старгороде». Им могли быть либо Ладога, либо Рюриково городище под Новгородом. Ладога, укрепленный город на Волхове, расположенный недалеко от впадения Волхова в Ладожское озеро, был в VII – первой половине IX в. самым крупным торговым центром северо-восточной Балтики. По археологическим данным город основали выходцы из Скандинавии, однако в дальнейшем здесь было смешанное население – норманны соседствовали со славянами и финно-уграми. К середине IX в. относится страшный погром и пожар, уничтоживший Ладогу. Это вполне может согласовываться с летописным известием о большой войне 862 г., когда ильменские словене, кривичи, весь, меря и чудь «прогнали за море варягов», собиравших с них дань в 859-862 гг., а потом принялись воевать между собой («и встал род на род…»). После разрушения середины IX в. Ладога отстроилась, но никогда уже не обретала прежнего значения.

 

Заморские гости. Худ. Н. Рерих

При Несторе памяти о былом величии Ладоги или значимости Рюрикова городища уже не было, он писал два столетия спустя после времени призвания варягов. А вот слава Новгорода, как крупного политического центра, достигла пика, что и заставило летописца верить в его древность и именно в Новгороде разместить первых правителей Руси.

Вторая наша оговорка будет касаться хронологии. Дело в том, что хронология в ПВЛ, как и в другой древнерусской летописи - Новгородской, до княжения Владимира (980-1015) условна. У Нестора под рукой были отдельные записи фактов X-XI вв., даже, возможно, целый начальный летописный свод, который выделяют в ПВЛ историки, но точных дат ранних событий там не было. О них говорили лишь устные легенды, передававшиеся у жителей Руси из поколения в поколение. Отсутствие дат являлась большой проблемой для Нестора, но он, будучи талантливым летописцем, совершил первую в отечественной исторической науке реконструкцию хронологии. Легенды и отрывочные записи называли имена византийских царей (цезарей), современников первых русских князей. Отталкиваясь от годов правлений, указанных в переведенных на славянский язык в Киеве византийских хроник, автор ПВЛ составил свою условную систему временных координат начального периода древнерусской истории. А.А. Шахматов заметил, что дата смерти Олега в ПВЛ 912 г. совпадает с датой кончины его визави императора Льва VI, а Игорь умирает, как и его современник император Роман I в 945 г. И Игорь и Олег правят по 33 года, такое совпадение подозрительно и веет эпическим сакрально-легендарным подходом к хронологии. Последнее замечание уместно и в отношении рассказа о смерти Олега. И ПВЛ, и Новгородская летопись утверждают, что Олег умер, будучи укушенным змеею, которая выползла из черепа коня. Это был конь самого Олега, но князь отставил его, т.к. волхв однажды предрек ему смерть именно от собственного коня. По версии ПВЛ, эта роковая встреча Олега с его умершим конем произошла под Киевом в 912 г.

 

Князь Олег и волхв. Пророчество о смерти Олега. Легенда о Вещем Олеге в иллюстрациях В.М. Васнецова

Третье наше замечание касается того, что версия ПВЛ о происхождении, деятельности и гибели Вещего Олега не является единственной среди летописных русских источников. Первая Новгородская летопись, которая, по мнению ряда исследователей, даже старше ПВЛ, называет Олега не князем, а воеводой при Игоре сыне Рюрика. Олег сопровождает Игоря в его походах. Именно князь Игорь расправляется с Аскольдом, а потом идет в поход на Ромейскую (Византийскую) империю и осаждает Царьград. Олег, по версии Первой Новгородской летописи, находит свой конец, когда уходит из Киева на север в Ладогу, где его поджидает легендарная змея. Укушенный ею, он умирает, но не в 912 г., а в 922 г. Сообщает Новгородская летопись и еще одну версию гибели Олег: некоторые говорят, что Олег ушел «за море» и там умер.

Четвертый комментарий будет связан с возможным участием Олега в восточных походах русов. Русские летописи говорят, что он удачно воевал с хазарами, а восточные источники рассказывают еще и о Каспийских, направленных против Персии, походах русов, которые приходятся на время Олега. Некоторые историки считают, что смутные и отрывочные сообщения восточных документов на данный счет можно гипотетически связать не только со временем, но и именем Олега.

По сообщению историка XIII в. Ибн Исфандийара, где-то между 864 и 884 гг. состоялся первый набег русов на персидский город Абаскун, однако эмир Табаристана сумел разгромить и перебить всех руссов. Другой поход или даже два похода русов пришлось на 909-910 гг. 16 кораблей русов захватили и разграбили город Абаскун, но эмир области Сари в 909 г. догнал отряд русов в районе Муганской степи и разбил. В 910 г. корабли руссов появились под городом Сари, взяли его, а потом одни русы пошли вглубь страны, а другие остались на своих судах. Ширваншах сумел в ночном бою одолеть корабли русов, а сами они все погибли.

И, наконец, еще один поход, который историк может соотносить с одной из русских летописных версий о гибели Олега, состоялся в 913 г. Известный арабский историк и географ Аль-Масуди свидетельствовал, что где-то в 913-914 гг. («… это было после 300 хиджры», — писал Аль-Масуди) русы во главе со своим вождем, имя которого не названо, на 500 ладьях из Черного моря через Керченский пролив вошли в Азовское море. Стоит сказать, что тот же Аль-Масуди в другом своем сочинении упоминал двух великих правителей русов – Ал-Дира, в котом видят летописного правителя Киева, и Олванга, которого обычно ассоциируют с летописным Аскольдом, но можно с равным успехом найти в этой транскрипции имени сходство с именем Олега, победителя Дира и Аскольда.

Но вернемся к сообщению Аль-Масуди о Каспийском походе русов. Правитель Хазарского Каганата, желая отвести от себя опасность, позволил русам пройти к устью Дона, а потом по этой реке добраться до места, где Дон ближе всего подходит к Волге. Здесь русы перетащили свои суда в Волгу. Целью русского вторжения являлась Персия. Хазарскому царю властитель русов обещал за лояльность половину будущей персидской добычи. Русы, спустившись по Волге до Каспийского моря, принялись успешно воевать персидский Азербайджан. Половину добычи они, согласно договору, оставили в Хазарии. Однако спокойно вернуться домой им не довелось. Гвардия хазарского царя состояла из наемников-мусульман, и те решили мстить русам за погибших и ограбленных в Азербайджане единоверцев. Правитель хазар не перечил гвардейцам, но предупредил русов об опасности. Битва между мусульманами и русами длилась три дня. Погибло 30 тысяч русов, остальные отступили верх по Волге, но были окончательно разгромлены тюрками булгарами и буртасами. В этом походе погиб и их предводитель. Отдельные историки считают, что можно предположить, что высказанная в Новгородской летописи «боковая версия» о гибели Олега «за морем» - это смутное воспоминание о гибели Олега именно в Каспийском походе и не верно трактовать «пошел за море», как однозначно вернулся в Скандинавию через Балтийское море, как пытаются обычно расшифровать «глухое» сообщение Новгородской летописи.

Хазарский источник, известный как «Кембриджский документ», повествует о войне русов с хазарами, которая происходила в Х в. Историки считают, что, скорее всего, в 940-е гг., т.к. описанные в «Кембриджском документе» события имеют аналогии с рассказами русских летописей о походе князя Игоря на греков в 941 г. и о набеге русов на хазарский город Самкерц на Тамани в 944 г. Однако в хазарском источнике предводитель русов назван H-l-g-w, что можно прочесть как Хлгу или Хелго, а последнее явно напоминает скандинавское «Хельги» и русское Олег. Может быть, этот Хелго «Кембриджского документа» наш Вещий Олег. Если так, то его регентство над Игорем или соправительство с ним, а может служба ему, длились в реальности дольше, чем принято считать в устоявшейся исторической традиции.

По названному хазарскому сообщению Хелго заключил договор с Царьградом и в силу его отправился воевать с хазарами. На Таманском полуострове он взял город Самкерц и с добычей стал уходить. Тогда хазарский наместник Самкерца Песах собрал силы, догнал и разбил русов. Хелго был принужден по договору с Песахом идти войной на Византию. Однако греки спалили почти весь русский флот знаменитым греческим огнем. Чувство чести не позволяло Хелго и его воинам возвращаться домой дважды разбитыми, и они двинулись в поход на персидские владения на Каспии. Здесь дружина Хелго и сам он нашли в бою свой конец.

От приведенных выше комментариев перейдем теперь к более важному, на наш взгляд, обстоятельству. Дело в том, что всемирная история знает немало примеров, когда исторический персонаж в течение времени, наступившего после его смерти, словно раздваивался. В памяти потомков появлялся его двойник, который выкристаллизовывался из устных преданий, воспоминаний современников, трактовок потомков, размышлений хронистов, записывавших информацию о нем. Легенда часто «исправляла» все промахи и мелкие черты реального прототипа, и в памяти народа (историческом мифе или, другими словами, исторической традиции) этот легендарный двойник вытеснял реальное историческое лицо и начинал действовать как серьезный идеологический фактор в текущей истории народа, которая отстояла уже от времени прототипа на многие столетия. В Западной Европе такая метаморфоза приключилась с Ричардом Львиное Сердце, в русской - во многом с Александром Невским, у кочевых народов Азии – с образами Искандера (Александра Македонского) и Чингисхана. Волей летописца, создавшего «Повесть временных лет», его преемников XIII-XVII вв., первых русских историков и, конечно А.С. Пушкина, который поэтически пересказал предание ПВЛ о Вещем Олеге, легендарный Олег стал частью всей последующей русской истории. Его образ князя-воителя, защитника русской земли и создателя Русского государства стал частью самоидентификации российского народа в течение всей его последующей за IХ столетием истории.

Дела давно минувших лет, 

преданья старины глубокой…

Величайшим из полководческих подвигов князя Олега русская историческая традиция признает поход на Царьград в 907 г. Вот, как об этом событии рассказывает «Повесть временных лет».

«В год 6415 (907). Пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли греки "Великая Скифь". И с этими всеми пошел Олег на конях и в кораблях; и было кораблей числом 2000. И пришел к Царьграду: греки же замкнули Суд, а город затворили. И вышел Олег на берег, и начал воевать, и много убийств сотворил в окрестностях города грекам, и разбили множество палат, и церкви пожгли. А тех, кого захватили в плен, одних иссекли, других замучили, иных же застрелили, а некоторых побросали в море, и много другого зла сделали русские грекам, как обычно делают враги.

И повелел Олег своим воинам сделать колеса и поставить на колеса корабли. И когда подул попутный ветер, подняли они в поле паруса и пошли к городу. Греки же, увидев это, испугались и сказали, послав к Олегу: "Не губи города, дадим тебе дань, какую захочешь". И остановил Олег воинов, и вынесли ему пищу и вино, но не принял его, так как было оно отравлено. И испугались греки, и сказали: "Это не Олег, но святой Дмитрий, посланный на нас Богом". И приказал Олег дать дани на 2000 кораблей: по 12 гривен на человека, а было в каждом корабле по 40 мужей.

 

Поход Олега на Царьград
Миниатюра Радзивилловской летописи

И согласились на это греки, и стали греки просить мира, чтобы не воевал Греческой земли. Олег же, немного отойдя от столицы, начал переговоры о мире с греческими царями Леоном и Александром и послал к ним в столицу Карла, Фарлафа, Вермуда, Рулава и Стемида со словами: "Платите мне дань". И сказали греки: "Что хочешь, дадим тебе". И приказал Олег дать воинам своим на 2000 кораблей по 12 гривен на уключину, а затем дать дань для русских городов: прежде всего для Киева, затем для Чернигова, для Переяславля, для Полоцка, для Ростова, для Любеча и для других городов: ибо по этим городам сидят великие князья, подвластные Олегу. "Когда приходят русские, пусть берут содержание для послов, сколько хотят; а если придут купцы, пусть берут месячное на 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбу и плоды. И пусть устраивают им баню - сколько захотят. Когда же русские отправятся домой, пусть берут у царя на дорогу еду, якоря, канаты, паруса и что им нужно". И обязались греки, и сказали цари и все бояре: "Если русские явятся не для торговли, то пусть не берут месячное; пусть запретит русский князь указом своим приходящим сюда русским творить бесчинства в селах и в стране нашей. Приходящие сюда русские пусть живут у церкви святого Мамонта, и пришлют к ним от нашего царства, и перепишут имена их, тогда возьмут полагающееся им месячное, – сперва те, кто пришли из Киева, затем из Чернигова, и из Переяславля, и из других городов. И пусть входят в город только через одни ворота в сопровождении царского мужа, без оружия, по 50 человек, и торгуют, сколько им нужно, не уплачивая никаких сборов".

Цари же Леон и Александр заключили мир с Олегом, обязались уплачивать дань и присягали друг другу: сами целовали крест, а Олега с мужами его водили присягать по закону русскому, и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скота, и утвердили мир. И сказал Олег: "Сшейте для руси паруса из паволок, а славянам копринные", - и было так. И повесил щит свой на вратах в знак победы, и пошел от Царьграда. И подняла русь паруса из паволок, а славяне копринные, и разодрал их ветер; и сказали славяне: "Возьмем свои толстины, не даны славянам паруса из паволок". И вернулся Олег в Киев, неся золото, и паволоки, и плоды, и вино, и всякое узорочье. И прозвали Олега Вещим, так как были люди язычниками и непросвещенными».

Историки полагают, что число кораблей (2000) явно завышено летописцем. Ладья русов, названная в греческих хрониках также «моноксилом» (однодеревкой) из-за того, что ее киль вытесывался из одного ствола, была кораблем, который брал на борт до 40 воинов. Следовательно, войско Олега составляло около 80 000 человек. Вряд ли князь мог собрать такую рать. Если взять сведения Первой Новгородской летописи о походе на Царьград, то она относит это событие к 6430 г. от сотворения мира (т.е. к 922 от рождества Христова), говорит максимум о 200 кораблях, т.е. о 8 тысячах воинов, а описание самого похода напоминает рассказ ПВЛ о походе Игоря на греков в 941 г. Как мы видим, интерпретация историком сообщений источников в данном случае может колебаться в вопросе о численности русского войска от 8 до 80 тыс. участников похода.

Позиция историка здесь зависит от того, с каким реальным, а не условным летописным временем (по Новгородской или ПВЛ – неважно) он будет связывать поход Олега. Подавляющее большинство историков - и русистов, и византологов – не сомневается, что сам поход Олега действительно был. Вопрос – когда?

 

Олег прибивает щит на врата Царьграда

Византийские исторические хроники такого грандиозного похода в 907 г. не знают. Зато византийская историческая наука описала грандиозное вторжение русов в 860 г. (Сочинения патриарха Фотия, современника похода; «Житие патриарха Игнатия» Никиты Пафлогонянина, написанное в начала X века; «Хроника продолжателя Георгия Амартола»; византийская хроника, известная под названием «Брюссельской хроники» (названа так, потому что была обнаружена бельгийским историком Францем Кюмоном и издана в Брюсселе в 1894 г.) и др.). Знают этот поход и западноевропейские источники, в частности «Венецианская хроника», которую написал посол Венеции в Византию Иоанн Диакон. Все названые зарубежные источники характеризуют поход, как исключительно разрушительный и неожиданный для Константинополя. Русы подгадали время для своего похода исключительно грамотно с точки зрения военной стратегии. Император Михаил III с войском, включавшим даже часть гарнизона Царьграда, ушел воевать с арабами. Он находился в момент русского набега в 500 км на восток от Константинополя у некой Черной реки. По «Венецианской хронике» набег русов кончился для них исключительно удачно: «В это время народ норманнов (Иоанн Дьякон считает русов выходцами из Скандинавии, подобно тому, как Нестор называет их варягами, ставя в ряд других северогерманских племен) на 360 кораблях осмелился приблизиться к Константинополю. Но так как они никоим образом не могли нанести ущерб неприступному городу, они дерзко опустошили окрестности, перебив там большое количество народу, и так с триумфом возвратились восвояси [et sic praedicta gens cum triumpho ad propriam regressa est]».

Византийский патриарх Фотий, описал первоначальный успех русов и огромную добычу ими захваченную, однако констатировал, что в конце концов от «северных скифов» византийцы сумели отбиться. «Михаил, сын Феофила [правил] со своею матерью Феодорой четыре года и один – десять лет, и с Василием – один год и четыре месяца. В его царствование 18 июня в 8-й индикт, в лето 6368, на 5-м году его правления пришли Росы на двухстах кораблях, которые предстательством всеславнейшей Богородицы были повержены христианами, полностью побеждены и уничтожены». Однако тот же Фотий был вынужден признать: «О, как же все тогда расстроилось, и город едва, так сказать, не был поднят на копье! Когда легко было взять его, а жителям невозможно защищаться, то очевидно, от воли неприятеля зависело – пострадать ему или не пострадать … Спасение города находилось в руках врагов и сохранение его зависело от их великодушия … город не взят по их милости и присоединенное к страданию бесславие от этого великодушия усиливает болезненное чувство пленения».

Интересно, что Фотий, отражающий знания тогдашних византийцев о нападающих, точно не знал их происхождения. Он называл их «скифами» (т.е. варварами) и «россами», народом серного происхождения, которые пришли со стороны Черного моря. С походом 860 г. Фотий связывал рост силы, могущества и славы россов. В 867 г. в послании Фотия восточным патриархам сообщалось, что после набега русов на Константинополь от них приезжали послы и был заключен договор. Его содержания Фотий не передавал, но отметил, что послов по их просьбе крестили.

Известный отечественный историк Б.А. Рыбаков в свое время выдвинул версию, что описанные в ПВЛ события похода князя Олега на Константинополь на самом деле относятся к войне 860 г. Это мнение склонны разделять и некоторые другие исследователи, к примеру, Л.Н. Гумилев.

[1] В XIX в. историки отсчитывали начало государственности на Руси от 862 г. Даты легендарного призвания варягов-руси на княжение в землю ильменских словен, кривичей и союзных им финно-угров.  Причиной призвания нейтральных правителей «из-за моря» послужила внутренняя война между означенными племенами, которая случилась после их совместного и победоносного изгнания «за море» «находников-варягов», взимавших с местных племен дань в 859-862 гг. Родоплеменные пережитки не давали кривичам, словенам и чуди избрать единого правителя из своих вождей, каждое племя желало возвыситься над другим, поставив во главе союза племен своего князя.  Такой трайбализм встречался повсеместно в эпоху зарождения государств, и часто разные народы Европы и Азии прибегали к приглашению зарубежного правителя, равноудаленного от всех участников союза. При этом приглашаемый вождь зависел от всех своих новых подданных и должен был обладать определенной собственной силой, дабы его решения уважали. 

Очевидно, такими свойствами обладали три брата варяга «из-за моря» Рюрик, Синеус и Трувор из племени руси. Так в ПВЛ первый раз прозвучал термин «русь», - до этого рассказывая о славянской истории, Нестор ни разу не говорил о «руси». При этом Нестор сообщал, что «от тех варягов-руси пошли люди новгородские, а прежде были словене», а «язык русский – словенский есть». Все эти сведения породили позже у историков длящуюся до сих пор дискуссию (спор норманнистов с антинорманнистами) о происхождении государства Русь и роли варягов (норманнов) в его создании.

Что же касается братьев, то летописная легенда гласит, что пришли они «с дружиной своей и родом своим». Рюрик сел у словен в Новгороде, Трувор – у кривечей в Изборске, а Синеус – у мери в Белоозере. По смерти братьев, согласно версии Нестора, Рюрик держал все эти земли один, а когда в 879 г. скончался и Рюрик, то власть отошла к его родичу Олегу, т.к. сын Рюрика – Игорь был очень мал.

Черникова Т.В., к.и.н., доцент Кафедры всемирной и отечественной истории МГИМО (У)

great-people-a.umi.ru

Олег - князь киевский (879-912)

Источник информации: "Правители России" Валентина Валькова, Ольга Валькова с. 8-10

Олег родственник князя Рюрика. После смерти последнего начал править в Новгороде. Ему подчинялись окрестные племена: чудь, меря, ильменские славяне, весь, кривичи. Из них и еще из варягов собрал он большое войско и двинулся на юг. Занял Смоленск, посадил там править своего человека.

Пошел в землю северян и вскоре посадил своего ставленника в Любече. В 882 году войско Олега подошло к Киеву, где в то время правили Аскольд и Дир, люди из дружины Рюрика. Олег хитростью выманил их из города и убил. Затем он занял Киев и провозгласил его столицей, сказав: . С этого, собственно, и начинается история Киевской Руси.

Олег активно строит города, чтобы удержать завоеванные земли и защитить их от набегов кочевников.

Первым признаком государства стал также регулярный сбор дани с подвластных племен.

Главным занятием Олега было расширение пределов государства на восток и запад от Днепра. В 883 году ему покорилось племя древлян.

Но самое знаменитое его деяние - это установление тесных контактов с Византией.

В 902 году, оставив в Киеве править сына Рюрика Игоря, Олег совершил свой знаменитый византийский поход. Его войско было многочисленным и разноплеменным: варяги, ильменские славяне, чудь, кривичи, меря, поляне, северяне, древляне, радимичи, хорваты, дулебы, тиверцы. Летописец говорит, что поплыли по Днепру две тысячи кораблей по сорок человек в каждом. Да еще по берегу скакало верховое войско. Скорее всего, это поэтическое преувеличение. Достоверным является то, что Олег с войском переплыл Черное море и добрался-таки до Босфора, на котором стояла столица Византии Константинополь (Царьград в летописи). Сейчас этот город находится в Турции и называется Стамбул.

Греки, чтобы не допустить северных варваров к городу, перекрыли цепями вход в бухту . Олег, высадившись на берег, начал опустошать окрестности города. Но все-таки очень хотелось попасть в сказочный город, и тогда, говорит летопись, Олег придумал невиданную хитрость. Вытащив на берег ладьи, он велел поставить их на колеса. Распустили паруса, и, поймав ветер, ладьи двинулись по суше, как по морю. Греки смертельно перепугались и выслали послов с просьбой не разрушать города, а лучше взять дань. При этом и греки были не без хитрости: они попытались отравить Олега, прислав отравленное угощение.

Но их хитрость не удалась. Пришлось по всем правилам вести переговоры. Сохранился договор с Византией - первый международный документ молодого государства.

Наряду с выплатой дани греки вступали в торговые отношения с Киевом. Любопытно, что в договоре оговаривается следующее положение: в Константинополе русские могут жить только у Св. Мамы, чиновники переписывают их имена; входить в город они могут только без оружия и не более чем пятьдесят человек одновременно в сопровождении императорского чиновника. Торговать могут беспошлинно.

Отправляясь восвояси, Олег и его воины повесили свои щиты на воротах знаменитого города в знак победы: помните в пушкинской балладе:

В 911 году в Константинополе был заключен договор, содержащий юридические нормы взаимоотношений русских с греками. Летописец добросовестно перечисляет все пункты этого договора. Удивительно, как быстро сумели славяне принять основные законы христианского государства: по ним карались убийство, членовредительство, воровство, лжесвидетельство. Истинность свидетельских показаний устанавливалась с помощью клятвы по обрядам своей религии. За самые тяжкие преступления, наказанием была смерть, за воровство или членовредительство - денежные штрафы в пользу потерпевшего. И может быть, самое удивительное, что стороны договаривались о взаимопомощи в чужом краю: например, выкупить из неволи русского или грека, проводить его домой, где родственники вернут деньги.

По заключении договора послы с богатыми подарками возвратились в Киев.

Это было последнее славное дело при княжении Олега. Он правил 33 года с 879 по 912 год. Место его захоронения точно не известно. В историю Олег вошел под именем , то есть ясновидящий, знающий будущее.

По словам С. М. Соловьева, в истории он остался собирателем племен, строителем городов и начинателем порядка.

biozvezd.ru