Катаев, Валентин Петрович. Катаев валентин петрович


Катаев Валентин Петрович

Известный советский писатель, чей белый парус белеет над Одессой.

Валентин Петрович Катаев – известный во всём мире писатель. Но это сухие, общие слова. Одесситам он особенно дорог. Кто ещё мог с такой искренней любовью описать наш город, как Валентин Петрович в повести «Белеет парус одинокий»? Без кого не было бы не только всеми любимых книг, но и даже образа Остапа Бендера, без которого и Одесса – не Одесса? Внучку Валентина Катаева зовут Тиной. Эта миниатюрная женщина – зам. редактора московского журнала «В мире науки», известный журналист.

Ловить бандитов проще, чем писать:- Согласно мемуарам Валентина Петровича, именно он подал идею «12 стульев». Это действительно так?

- Да. Ситуация складывалась таким образом. Евгений Катаев приехал из Одессы в Москву к старшему брату. И решил показать какой он самостоятельный - устроился работать в уголовный розыск. У дедушки была главная задача – придумать всё, что угодно только чтобы он оттуда добровольно ушёл. Во-первых, опасно для жизни, во-вторых, Евгений был очень молод и эмоционален. Дедушка начал предлагать ему писать. Говорит: «Ну что, неужели тебе проще ловить бандитов, чем написать?». Сначала Катаев-младший сочинял для «Гудка» фельетоны. Позже он познакомился с Ильфом, они пришли к дедушке. (Чтобы не было двух писателей Катаевых они решили, что у младшего брата – вроде как не дорос до старшего – будет псевдоним, и взяли в честь отца - Петров.) Вместе обсуждали, что бы им такое написать. И дед говорит: «Ребята, я у вас мэтр, а вы можно сказать подсобные рабочие, я вам сейчас расскажу тему, дам идею, вы мне всё напишете, а я рукой мастера пройдусь. Гениальная идея есть у Дюма. Допустим, существует некий клад, ценность или что-то, что спрятано в каком-то количестве предметов. Вот давайте на эту тему напишите мне. Потом посмотрю». Катаев об этом забыл, а они взяли и написали «Двенадцать стульев». И когда принесли роман, чтоб он прошёлся по нему рукой мастера – сказал: «Ребята, ну я-то вам зачем нужен? Вы всё сделали замечательно».

Так что идея на самом деле была его. Дед сумел соединить двух людей, у которых был взаимодополняемый дар.

Более того – он сказал: «Всё. Я свою фамилию снимаю, рукой мастера не прохожусь, с вас только за то, что идею подал – золотой портсигар!» Ну, они расстроились – дороговато будет, но подарили ему портсигар. Золотой, но маленький, женский.

- Значит, это именно Валентин Петрович познакомил Ильфа и Петрова?

- Это была определённая литературная среда, где все между собой были знакомы. Естественно, когда Петров приехал в Москву, дедушка познакомил его со всеми, кого знал, но уже дальше он знакомился сам.

Игра в ушки и «Собрание сочинений»

- А Валентин Петрович рассказывал вам что-нибудь о детстве, проведённом в Одессе?

- У дедушки воспоминания о детстве это, собственно, «Белеет парус одинокий» и «Волны чёрного моря». Это всё, естественно, художественный вымысел, но это очень чётко основано на детских воспоминаниях.

- И хижина рыбака, и..?

- Да. Выдуманные персонажи имели реальную основу.

Образы собирательные, но люди подобные были. Более того, по этому произведению можно изучать историю Одессы того времени. Допустим, историю костюма. Или, например, игра в ушки - абсолютно чёткая примета того времени. Даже описание пуговицы совпадает один в один.

- Ваш дедушка был знаком с Буниным?

- Литературная карьера Катаева началась с того, что в семь лет он завёл стопку тетрадей и написал на ней «Собрание сочинений».

В шестнадцать лет - пришёл к Бунину.

Бунин был величайшим писателем того времени, признанным, но он славился своим сложным характером и плохо принимал молодых авторов. Дедушка принёс ему тетрадку со стихами, оставил. А когда пришёл узнать результат, Бунин его принял. В принципе, Катаев на это не рассчитывал. Так началось их творческое общение. Когда дедушка уже был состоявшимся писателем, Бунин иммигрировал. Он жил в Париже, писал «Темные аллеи» и они не общались, потому что было советское время, и это просто было опасно для судьбы дедушки. Бунин очень за него переживал, боялся передавать письма, и когда в Париж приезжали делегации советских писателей, говорил «Не-не-не-не-не, ничего не хочу знать». Позже дедушка с бабушкой были во Франции, они навестили жену Бунина. Это было через несколько лет после его смерти. Его жена встретила их с меренгами. Она помнила, что когда в шестнадцать лет дедушка пришёл к ним в гости, он сказал, что это самые любимые его пирожные.

Мой гроб ударится о перила лестницы

- А каковы впечатления Катаева о Булгакове?

-На протяжении жизни менялись отношения. Но Булгаков был для него близким человеком. Дедушка в старости вспоминал, насколько Булгаков был и чутким, гениальным художником, потому что он сказал «Когда я умру, когда меня будут выносить из дома, мой гроб ударится там-то о перила лестницы». Помимо каких-то человеческих вещей очень сильны были духовные связи.

70 процентов шестидесятников

Я считаю, что в наше время и в нашей литературе этого нет.

Может быть, какой-то всплеск был у шестидесятников, но в принципе сейчас у нас наступило в этом плане безвременье. Должна как-то иначе сформироваться наша жизнь, чтобы произошёл новый всплеск. Должна пена осесть.

- Что касается шестидесятников – Валентин Петрович ведь был редактором журнала «Юность» и он первым начал публиковать их? Евтушенко, Ахмадулину и всех остальных?

- Да, он шесть лет был главным редактором журнала (с 1955 до 1961) и его главной задачей было найти молодых талантливых писателей. Он вытащил Аксёнова – Василия Аксёнова и Анатолия Гладилина, которых просто обожал. Он нашёл Вознесенского, Евтушенко, Беллу Ахмадулину и других.

- Рождественского тоже?

- Рождественский был и сам известен, но, тем не менее, да. В принципе процентов 70 шестидесятников – это дед вынул. И у него была совершенно потрясающая помощница, соратница –Мария Лазаревна Озерова. Она и сейчас жива. Они вдвоём боролись. И произошла такая ситуация - ему начали закручивать гайки. Начали говорить «А вот этого не надо печатать», определённое давление. Он ушёл с поста главного редактора по собственному желанию. В полной ярости был Хрущёв, он сказал «у меня никто из главных редакторов не имеет права подать заявление по собственному желанию». Травить его особо не могли, слишком известен, но о его произведениях перестали упоминать в прессе. Он красиво ушёл, сказал, что хочет заниматься только творчеством. Никого не подвёл, но тем не менее это вызвало ярость. А ушёл на самом деле из-за того, что уже не мог делать то, что считал нужным.

Маяковский и насморк

Очень хорошие отношения были с Есениным. Это и молодость, и атмосфера неотделимости жизни от искусства, один круг, единый порыв.

Он был и в очень близких отношениях с Маяковским. Перед перестройкой ходили разные версии смерти Маяковского. Кто-то говорил, что это ЧК спровоцировало его убийство, и его возлюбленная…

- Лиля Брик?

- Нет, не Лиля Брик, а вторая. Полонская. Говорили, что она могла его застрелить. Дедушка видел его за день до смерти, вернее вечером. Он рассказывал, что у Маяковского был насморк и омерзительное настроение. Вот так бывает, когда не хватает последней капли. Он говорил, что Маяковский несколько раз пытался покончить жизнь самоубийством. Причём вставлял один патрон, и оставлял записки.

Единственный русский писатель

- Валентин Петрович был членом-корреспондентом Гонкуровской Академии, как это было возможно в те времена?

- Какие бы ни были времена, какой бы ни была закрытой страна, всё равно существуют международные литературные академии, сообщества. И так как всё равно произведения человека печатаются, то по определённым произведениям его избирают почётным членов. В академии Гонкур на тот момент Катаев был единственным русским писателем. Очень часто к нам домой приезжали Лано, Базен и всех их принимали.

- Принимать-принимали, а Катаева выпускали за границу?

- Да, деда выпускали, потому что какая бы ни была реальная диктатура в стране, для того чтобы существовать в международном сообществе у неё существует несколько позиций, особенно связанных с культурой и наукой. Вроде как мы всё-таки близки к нормальному человеческому сообществу и открыты. Поэтому у ряда советских писателей всегда была возможность выезжать.

Для того, чтобы вывезти группу писателей, о которых никто не знает в мире, нужна была одна фамилия, которую знали все. Брали дедушку и брали ещё десять никому не известных писателей.

«Не обязательно быть знакомым, чтобы любить кого-то»

- К фильму «Цирк» Катаев тоже имел отношение…

- Он с братом писал сценарий фильма. Но когда вышел фильм, туда вставили слишком много всяких просоветских вещей, и они сняли свои фамилии. Хотя «Цирк» на мой взгляд фильм очень хороший. Я представляю, до какой степени он мог бы быть хорош, если бы они…

- Ничего не исправляли?

- Да.

- А как Валентин Петрович относился к тому, что мадам Стороженко сыграла Раневская?

- Раневскую он обожал.

- Они были знакомы, да?

- Необязательно быть знакомым, чтобы любить кого-то. Для него это была актриса высочайшего уровня.

Вани Солнцева никогда не было

- А где Валентин Петрович жил в Одессе в детстве, в каком районе?

- Куликово поле. Не там, где переулок названный в его честь. С другой стороны. Сейчас этого дома уже нет. Поэтому можно только ориентировочно сказать где это было. В принципе Катаевы в Одессе жили в трёх домах и всегда на съемных квартирах.

На Куликовом поле – это была первая квартира, где он жил ещё совсем маленьким. Что и было описано в «Белеет парус одинокий».

- Валентин Петрович работал во время Великой Отечественной военным корреспондентом «Красной Звезды»?

- В Совинформбюро. Это было главное, а публикации могли идти и в «Правду», и в «Красную звезду».

- «Сын полка» - это в какой-то мере результат работы на фронте?

- Да, и «Виадук». Но с «Сыном полка» связано самое распространенное заблуждение. Вани Солнцева никогда не было. Это собирательный образ. Дедушка видел таких сынов полка минимум десять-двадцать человек. Он собрал Ваню Солнцева из образа всех этих детей. И благодаря тому, что «Сын полка» стал популярен, началось движение «сынов полка». То есть хотя Вани Солнцева не было, каждый из этих людей думал, что речь о нем. Для Катаева это было очень важно. То, что каждый должен быть признан, если кто-то из них ещё остался в живых - к ним надо относиться как к героям.

Забавный случай произошёл с моей подругой. В классе в пятом-шестом мы проходили «Сына полка» и ей дали задание – написать, о чём думал писатель Катаев, что он хотел вложить в образ Вани. Естественно, живя через две дачи от нас она пришла к дедушке и попросила рассказать чего же он имел-то ввиду. Он рассказал. Ей поставили тройку с минусом за сочинение – они с Катаевым оказались неправы. И это очень частое заблуждение, связанное с известными литературными произведениями.

Очень часто говорят, что дедушка получал сталинские премии, был отмечен многими госнаградами – это неправда. Не смотря на то, что его имя использовали –для международных дел, он был отмечен только один раз, за «Сына полка» сталинской премией, но – второй степени.

Сircle in the round

- Зато «Растратчики» стали бестселлером в США.

- Где-то в двадцатых годах пьеса шла на Бродвее. «Растратчики» и «Квадратура круга», две вещи там шли. Когда мы были в Америке, американцы нам показали театр который называется «Circle in the round». Они сказали, что это в честь «Квадратуры круга», которую здесь ставили. Так был назван театр, он до сих пор существует.

Собственно с «Квадратурой круга» и «Растратчиками» связана очень забавная вещь. Катаеву заплатили обалденный по тем временам гонорар – двадцать долларов за право использовать произведение в течении всей остальной жизни дедушки. У него там шли и другие спектакли, а Петров ездил в Америку ( в результате чего появилась «Многоэтажная Америка») и каким-то образом получил дедушкины гонорары. И к моменту рождения моей мамы из Америки доставили в Москву форд цвета Blue Washington. Бабушка с моей новорожденной мамой стояла у окна, а ей подогнали эту роскошную машину.

- В 1965 году был написан рассказ «Дорогой, милый дедушка» - это о вас?

- Не совсем обо мне, но опять таки у него нет вещей, которые написаны точно о ком-то или точно на основании чего-то. Но подвигла его на самом деле я. Мы смотрели «Евгений Онегин», я терпеть не могла оперы и периодически комментировала всё происходящее на сцене. На основе моих комментариев у него родилось произведение.

- А Катаев не хотел вернуться жить в Одессу?

- Хотел. Но очень переживал по поводу того, что в Одессе всё равно никогда не будет горячей воды…

Валерия БУРЛАКОВА, Одесса

   Валентин Петрович Катаев     Катаев Валентин Петрович (1897–1986), русский писатель. Герой Социалистического Труда (1974). Родился 16 (28) января 1897 в Одессе в семье учителя, преподавателя епархиального училища.      Пётр Васильевич Катаев; происходил из среды духовенства. Мать, Евгения Ивановна Бачей - дочь генерала Ивана Елисеевича Бачея, из полтавской мелкопоместной дворянской семьи. Впоследствии Катаев дал имя своего отца и фамилию своей матери главному, во многом автобиографическому герою тетралогии "Волны Черного моря" - Пете Бачею.  Валентин рано потерярял мать. Семья жила небогато, но дети учились в гимназии и даже с отцом  путешествовали за границу, по Средиземному морю. Строгого надзора над ними не было, и им удалось приобщиться к бурной и неповторимой жизни разных районов Одессы. На творчество Катаева наложило сильный отпечаток своеобразие этого южного, многонационального, ориентированного на средиземноморскую Европу, города, где в психологии жителей еще сохранялись черты, свойственные обитателям свободного порта. Одесский жаргон повлиял на стиль писателя.   Валентин  Катаев - старший брат писателя Е.Петрова, который стал известным сатириком, соавтором И. А. Ильфа.  Своё первое стихотворение "Осень" Валентин опубликовал гимназистом в 1910 в газете «Одесский вестник». Печатался также в «Южной мысли», «Одесском листке», «Пробуждении», «Лукоморье» и др.  Он не слишком обращал внимание на  эстетическое и политическое направление своих произведений, порой публиковал сочинения на страницах враждующих газет. Выступая на поэтических вечерах, Катаев быстро познакомился с известными одесскими литераторами и вошел в группу молодых поэтов "Зеленая лампа". Юноше покровительствовали известный русский поэт и писатель  А. М. Федоров,

   Прапорщик Валентин Катаев. Портрет, опубликованный в журнале «Весь мир». 1916 год.      В гимназии у Катаева было прозвище "китаец", за немного раскосые глаза. В 1915 году, не окончив гимназии, 18-ти летним добровольцем-вольноопределяющимся пошел на фронт.  Начал службу под Сморгонью младшим чином на артиллерийской батарее, затем был произведён в прапорщики. Дважды был ранен и отравлен газами. Летом 1917 года, после ранения в «керенском» наступлении на румынском фронте, был помещён в госпиталь в Одессе. Катаеву был присвоен чин подпоручика, но получить погоны он не успел и был демобилизован прапорщиком. Награждён двумя Георгиевскими крестами и орденом Святой Анны IV степени (более известным в российской армии под названием «Анна за храбрость»). С военным чином и наградами получил не передающееся по наследству личное дворянство. На фронтеписал статьи и очерки об «окопной» жизни солдат, полными сочувствия к рядовому человеку на войне (Письма оттуда, Наши будни, Ильи Муромцы, и другие). Нарастающий в умонастроении борющихся сторон тех лет протест против войны выражен в рассказе Ночью (1917), запрещенном цензурой.

     В 1918 году, после излечения в госпитале в Одессе, Катаев вступил в вооруженные силы гетмана П. П. Скоропадского. После падения гетмана в декабре 1918 года, при появлении к северу от Одессы большевиков, Катаев в марте 1919 года вступил добровольцем в Добровольческую армию А. И. Деникина, автоматически получив чин подпоручика. Как артиллерист, он был назначен командиром первой башни на лёгком бронепоезде «Новороссия» Вооружённых сил Юга России (ВСЮР). Бронепоезд был придан отряду добровольцев А. Н. Розеншильда фон Паулина и выступил против петлюровцев, объявивших 24 сентября 1919 года войну ВСЮР. Бои длились весь октябрь и закончились занятием белыми Вапнярки.  Отряд наступал на Киевском направлении в составе войск Новороссийской области ВСЮР генерала Н. Н. Шиллинга. Действия войск Новороссийской области ВСЮР были частью деникинского похода на Москву.  Бронепоезд «Новороссия»  воевал на два фронта — против петлюровцев, закрепившихся в Виннице, и против красных, стоявших в Бердичеве. В самом начале 1920 года, ещё до начала отступления белых, Катаев заболел сыпным тифом в Жмеринке и был эвакуирован в одесский госпиталь.  В начале февраля 1920 года  его, всё ещё больного тифом родные забрали домой.  7 февраля 1920 года Одессу окончательно заняли красные.     Уже в середине февраля 1920 года Катаев излечился от тифа. В это время он подключается  к офицерскому подполью, которое разработало заговор по встрече возможного врангелевского десанта из Крыма. ( Аналогичным образом - одновременным ударом десантного отряда и восстанием офицерских подпольных организаций,  в августе 1919 года Одесса была освобождена от красных. Основной задачей заговорщиков был захват маяка  для поддержки десанта. Одесская ЧК знала о заговоре с самого начала и сама "идея заговора" была подброшена заговорщикам провокатором ЧК. В одесской ЧК заговор получил название «врангелевский заговор на маяке».   С маяком был связан один из заговорщиков Виктор Фёдоров - бывший офицер ВСЮР, избежавший преследований со стороны красных и устроившийся работать младшим офицером в прожекторную команду на маяке.А ещё он был сыном русского писателя А. М. Фёдорова, который в свою очередь дружил с семействами  Катаевых и Буниных. Провокатор ЧК предложил Виктору Фёдорову большую денежную сумму за выведение из строя прожектора во время высадки десанта. Фёдоров согласился сделать это бесплатно. ЧК вела группу несколько недель и затем арестовала её участников: Виктора Фёдорова, его жену, его деверя, прожектористов, Валентина Катаева и других. Заодно с Валентином Катаевым был арестован и его младший брат Евгений, не имевший к заговору никакого отношения.

За Виктора Фёдорова перед председателем одесской ЧК Максом Дейчем заступился Григорий Котовский. Отец Виктора А. М. Фёдоров в 1916 году повлиял на отмену смертной казни через повешение в отношении Котовского. Именно Котовский в феврале 1920 года взял Одессу и благодаря этому имел большое влияние на происходившее в то время в городе. Виктор Фёдоров с женой Надеждой по настоянию Котовского были Дейчем отпущены.

А Валентина Катаева спасла ещё более фантастическая случайность. Из московского ЧК  в одесскую ЧК приехал с инспекцией чекист, которого Катаев в своих воспоминаниях потом называл, как Яков Бельский. Летом 1919 года Бельский случайно присутствовал при разговоре Бунина с Катаевым во время происходивших тогда в Одессе большевистских выступлениях. Бунин, не зная, что и в то время Катаев находился в белогвардейском подполье, в разговоре упрекал его:

 -  "Ведь если я с вами говорю после всего того, что вы натворили, то, значит, у меня пересиливает к Вам чувство хорошее, ведь с Карменом я теперь не кланяюсь и не буду кланяться..."

Для Бельского, так же, как и одесские чекисты, не знавшего о добровольной службе Катаева во ВСЮР, это был достаточный повод отпустить Катаева. В сентябре 1920 года, после полугода заключения в одесской тюрьме, Валентин Катаев и его брат из неё вышли. Остальные заговорщики были расстреляны осенью 1920 года.

     [  Об  этом туманном эпизоде в жизни Валентина Катаева  не всем известно.  В некоторых биографиях писателя, которые опубликованы, в том числе и в интернете,  этот период  жизни Катаева описан так : " В 1919 был мобилизован в Красную Армию, командовал артиллерийской батареей на Донском фронте. " .... ]

Выйдя из тюрьмы Валентин Катаев  вновь стал писать, и сотрудничать с объединением ЮгРОСТА; посещает различные литературные кружки. Сближается с Э.Г.Багрицким, вместе с которым сочиняет агитационные тексты для плакатов.  В 1921 году работал в харьковской прессе вместе с Юрием Олешей,  редактировал журнал "Коммунарка Украины" и печатался во многих других изданиях.

   Валентин Катаев. 1920-е годыС  1922 жил в Москве; постоянный сотрудник газеты «Гудок» (с 1923), в качестве «злободневного» юмориста сотрудничает и печатает юморески и фельетоны в «Правде», «Рабочей газете», «Труде» (псевдонимы: Старик Саббакин, Ол.Твист, Митрофан Горчица). В раннем творчестве Катаева своеобразный сплав реализма, острой житейской наблюдательности, иронии, доходящей до сарказма, романтической приподнятости и дерзкой фантазийности проявился в рассказах о Гражданской войне (Опыт Кранца, 1919; Золотое перо, 1920; Записки о Гражданской войне, 1924, где налицо тенденциозно-контрастное «черно-белое» изображение происходящего, с возвышенным описанием «красных» героев и сатирической прорисовкой белогвардейцев), а также в авантюрно-утопических романах о мировой революции (Остров Эрендорф, Повелитель железа, оба 1924) и в социально-критической фантасмагории «малых» жанров (Сэр Генри и черт, 1920; Железное кольцо, 1923).

Параллельно Катаев шел от насмешливого обыгрывания анекдотических случаев (сборники рассказов Бородатый малютка, 1924; Самое смешное, 1927) к обличительному пафосу развенчания культа наживы и «красивой» жизни. Первый значительный успех принесла писателю повесть Растратчики (1926; одноименная пьеса, 1928), где «архетипические» герои-плуты новой русской литературы, от гоголевских Хлестакова и Чичикова до Остапа Бендера И.Ильфа и Е.Петрова, путешествуют в поисках большой удачи («счастья») и в результате обнаруживают и ложность собственных идеалов, и убожество окружающей действительности. Остротой социальной и психологической сатиры, направленной против обывательской пошлости и мещанского культа собственности, отмечены также рассказы 1920-х годов Игнатий Пуделякин (1927), Ребенок, Вещи (оба 1929), комедия Квадратура круга (1928). В те же годы Катаев определяет и другие свои магистральные темы: историко-революционную, сочетающуюся с автобиографической (рассказы Отец, 1925; Родион Жуков, 1926; Море, 1928, и др., продолженные повестью Белеет парус одинокий, 1936; одноименный фильм, 1937, реж. В.Г.Легошин), и тему строительства новой жизни (пьеса Авангард, 1929, – о создании колхозов; написанный после поездки в Магнитогорск и укрепивший популярность писателя роман-хроника Время, вперед!, 1931, полный динамизма, пафоса свободного труда и оптимистической веры в созидательную энергию масс, созвучной радостно-маршевой тональности тогдашних стихов В.В.Маяковского, подсказавшего Катаеву название произведения).

.    Повесть Белеет парус одинокий, главными героями которой стали одесские мальчишки – гимназист Петя Бачей, названный по девичьей фамилии матери Катаева, и сын рыбака Гаврик Черноиваненко, оказываются в водовороте революционных событий 1905, вместе со взрослыми (матрос с броненосца «Потемкин» Родион Жуков, отец Пети – учитель Василий Петрович Бачей, торговка с одесского Привоза мадам Стороженко, дедушка Гаврика и др.) переживая серьезность происходящих процессов и в то же время остротой свежего, романтического восприятия поэтизируя окружающий мир. Увлекательный сюжет, живописная предметность описания «фона» происходящего – суеты одесских улиц, рынка, порта, пляжа, несмолкаемого моря, гимназической жизни и т.д., сплав юмора, лиризма и героической патетики сделали это произведение одной из любимых детских книг. Повесть вошла частью в тетралогию Волны Черного моря (повесть Хуторок в степи, 1956, одноименный фильм, 1971, реж. Б.А.Бунеев; романы Зимний ветер, 1960; Катакомбы, 1948; 2-й вариант – 1951; др. назв. За власть Советов, одноименный фильм, 1956, реж. Бунеев).

Стремлением показать историю страны через судьбу человека отмечена и повесть Катаева Я, сын трудового народа (1937), действие которой происходит во время немецкой оккупации Украины в 1919, главными героями выступают фольклорные персонажи – бравый солдат Семен Котко и девица-краса Софья, повествование, развертывающееся в стилистике народных сказов, насыщено описаниями украинских пейзажей, обрядов и обычаев, звуками украинской речи (на сюжет повести создана опера С.С.Прокофьева Семен Котко, 1939).

В годы Великой Отечественной войны участвовал в боях на Курской дуге, под Орлом. Военный корреспондент Катаев писал фельетоны, очерки, рассказы (Третий танк, Флаг, Виадук, Отче наш, повесть Жена, 1943, пьесы Отчий дом, Синий платочек). Огромную популярность принесла писателю повесть Сын полка (1945;  Сталинскую премию 2-й степени , 1946), рассказ о судьбе мальчика-сироты, усыновленного боевым полком. Институт «сыновей полка» с тех пор утвердился в отечественной армии; по повести была написана одноименная пьеса, снят фильм (1946, реж. В.М.Пронин). Точным ощущением современности, достоверностью деталей, остроумным сюжетом, сплавом лиризма и гротеска, как и другие его драматургические произведения, отличалась пьеса День отдыха (1947).

После войны Катаев был склонен к многодневным запоям. В 1946 году Валентина Серова рассказывала Буниным, что Катаев «иногда запивает на 3 дня. То не пьёт, не пьёт, а затем, кончив повесть, статью, иногда главу, загуливает». В 1948 году это едва не привело Катаева к разводу с женой. 

Валентин Петрович Катаев

    В 1955 году он основывает журнал "Юность" и, будучи главным редактором журнала (1955-1962 гг..), Катаев способствовал его превращению в одно из ведущих периодических изданий страны, «рупор» т.н. шестидесятников, открывший путь к читателю многим видным литераторам (в т.ч. В.П.Аксенову и А.Т.Гладилину). В 1964 писатель опубликовал художественно-публицистическую повесть о В.И.Ленине  "Маленькая железная дверь в стене", в 1969 – повесть "Кубок". Цикл мемуарных произведений Катаева (повести Святой колодец, 1965; Трава забвения, 1967; Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона, 1972; Алмазный мой венец, 1975, озаглавленный строкой из чернового варианта Бориса Годунова А.С.Пушкина; Сухой Лиман, 1986, где, одухотворенные поэтической фантазией автора, сошлись герои и сюжеты многих книг Катаева), открывают новые грани таланта писателя: глубину проникновения в смысл событий и характеры людей, исповедальность и наблюдательность, соединенные с живой способностью к художественному смещению времени и пространства, к игре с аллегориями, символами и «масками» (так, в Алмазном венце реальные герои воспоминаний Катаева, главным образом известные писатели, выведены под «знаковыми» прозвищами, напр., Командор – В.В. Маяковский).     Повесть "Уже написан Ветер" (1979), заглавием - строкой из Пастернака относящая к размышлениям о том, сколь мало может изменить гуманистическая культура в жестокости реального исторического процесса, полемически по отношению к прежним историко-революционным произведениям Катаева показывает Гражданскую войну в России как бессмысленную братоубийственную бойню, в которую вовлечен герой повести, искренний и чистый юнкер Дима, и в которой вершат свой кровавый суд комиссары в черных кожанках, расстреливающие без суда и следствия свои жертвы в гаражах. Романтическая, ставшая почти архетипической в литературе нового времени история любви солдата к дочери генерала изложена Катаевым в сентиментальном романе в письмах Юношеский роман моего старого друга Саши Пчелкина (1982).

   Вторым браком Катаев был женат на Эстер Давыдовне Катаевой (1913—2009). «Это был изумительный брак», — сказала о нём близкая знакомая семьи Катаевых Дарья Донцова. В этом браке было двое детей — Евгения Валентиновна Катаева (названа в честь бабушки, матери Валентина Катаева, р. 1936) и детский писатель и мемуарист Павел Валентинович Катаев (р. 1938).

Зять Катаева (муж Евгении Катаевой) — еврейский советский поэт, редактор и общественный деятель Арон Вергелис (1918—1999).

Племянники Катаева (сыновья Евгения Петрова) — кинооператор Пётр Катаев (1930—1986) и композитор Илья Катаев (1939—2009).

Внучка Катаева (дочь Евгении Катаевой) — журналистка Тина (Валентина) Эдуардовна Катаева.

Умер Катаев в Москве 12 апреля 1986. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 10).     Валентин Петрович Катаев был награждён двумя Георгиевскими крестами, Орденом Святой Анны IV степени, Сталинской премией второй степени (1946) — за повесть «Сын полка» (1945),  Герой Социалистического Труда (1974), тримя ордена Ленина, медалями.  Член-корреспондент Майнцской академии (1973, ФРГ), член Гонкуровской академии (1976, Париж).

     На фасаде дома № 4 по улице Базарной в Одессе, где родился Валентин Катаев, установлена мемориальная доска. Один из переулков Одессы назван именем Валентина Катаева. В одесском музее Катаеву посвящена отдельная музейная экспозиция.

Бравший интервью в конце жизни писателя в 1982 году одесский журналист высказался о нём так:

  • «…У него был неистребимый одесский акцент».
Язык Одессы в значительной степени стал литературным языком Катаева, а сама Одесса стала не просто фоном для многих произведений Валентина Катаева, но их полноправным героем.

                     Творческое наследие Валентина Катаева :

Важнейшие и самые известные сочинения

  • Тетралогия "Волны Черного моря".
    • Белеет парус одинокий (1936)
    • Хуторок в степи (1956)
    • Зимний ветер (1960)
    • За власть Советов (Катакомбы) (1949-1951)

Романы

  • Повелитель железа (1924)
  • Остров Эрендорф (1924)
  • Растратчики (1926)
  • Время, вперед! (1932)
  • Я сын трудового народа (1937)
  • Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона (1972)
  • Кладбище в Скулянах (1975)
  • Алмазный мой венец (1977)

Повести

  • Родион Жуков (1928)
  • Электрическая машина (1943)
  • Жена (1943)
  • Сын полка (1945)
  • Поездка на юг (1951)
  • Маленькая железная дверь в стене (1964)
  • Святой колодец (1965)
  • Трава забвения (1967)
  • Кубик (1969)
  • Уже написан Вертер (1980)
  • Юношеский роман моего друга Саши Пчелкина. Написанный им самим (1980)
  • Спящий (1984)
  • Сухой лиман (1985)

Сборники рассказов

  • В осажденном городе (1923)
  • Сэр Генри и черт (1923)
  • Бездельник Эдуард (1925)
  • Бородатый малютка (1926)
  • Новые рассказы (1926)
  • Рассказы (1926)
  • Самое смешное (1927)
  • Солянка сборная (1927)
  • Отец (1928)
  • Птички божии (1928)

Некоторые отдельные рассказы

  • Ребенок (1929)
  • На полях романа (1931)
  • Соня Бузулук (1933)
  • Два гусара (1934)
  • Ночью (1934)
  • Газы (1935)
  • Однофамилец (1935)
  • Парадокс (1935)
  • Смерть Стародубцева (1935)
  • Сон (1935)
  • Сюрприз (1935)
  • Театр (1935)
  • Встреча (1935)
  • Черный хлеб (1935)
  • Цветы (1936)
  • Тени (1937)
  • Под Сморгонью (1939)
  • Цветик-семицветик (1940)
  • Дудочка и кувшинчик (1940)
  • Два замка (1940)
  • Мимоходом (194)
  • На даче (1941)
  • Расшифрованная сводка (1942)
  • Третий танк (1942)
  • Партизан (1942)
  • Лейтенант (1942)
  • Фотографическая карточка (1942)
  • Флаг (1942)
  • 1918 год (1943)
  • Оперативный Загребухин (1945)
  • Жемчужина (1945)
  • Пень (1945)
  • Отче наш (1946)
  • Виадук (1946)
  • Новогодний рассказ (1947)
  • Детская душа (1947)
  • С Новым годом!.. (1947)
  • Последняя ночь (1948)
  • Проклятый ветер (1949)
  • Голубок (1949)
  • Порт (1951)
  • Вечная память (1954)
  • Воспоминание (1961)
  • Дорогой, милый дедушка (1965)
  • Сорренто (1966)
  • Обезьяна (1970)
  • Фиалка (1973)
  • Демьян рассказывает (1977)

Стихотворения

Внежанровые произведения

  • Сухой Лиман (1986)

Произведения Катаева в театре, кино и на телевидении

Драматический театр

  • 1927 — «Растратчики» — Московский Художественный театр, постановка К. С. Станиславского.
  • 1928 — «Квадратура круга» — Московский Художественный театр, постановка Н. М. Горчакова под руководством В. И. Немировича-Данченко. Пьеса по сей день ставится в театрах России, Европы и Америки.
  • 1934 — «Дорога цветов» — Московский Современный театр

1940 — «Домик» — Театр Комедии, постановка Н. П. Акимова. Спектакль был запрещён; в 1972 году (?) восстановлен режиссёром А. А. Белинским.

  • 1940 — «Шёл солдат с фронта» — Театр Вахтангова.
  • 1942 — «Синий платочек» — театр (?).
  • 1948 — «Безумный день» («Где вы, месье Миуссов?») — Московский академический театр Сатиры.
  • 1954 (?) — «Дело было в Конске» («Домик») — Московский академический театр Сатиры.
  • 1958 (?) — «Пора любви» — театр Моссовета.

Оперный театр

  • 1940, 23 июня — «Семён Котко» (1939), опера С. С. Прокофьева в 5 действиях, 7 картинах по повести В. П. Катаева «Я, сын трудового народа…». Либретто В. П. Катаева и С. С. Прокофьева. Московский академический музыкальный театр имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко под упр. М. Жукова.
  • 1970-е — «Семён Котко» (1939), опера С. С. Прокофьева в 5 действиях, 7 картинах по повести В. П. Катаева «Я, сын трудового народа…». Либретто В. П. Катаева и С. С. Прокофьева. Большой театр, режиссёр Б. А. Покровский, дирижёр Ф. Ш. Мансуров

Фильмография:  сценарии

  • Цирк (Автор сценария  совместно с Ильёй Ильфом и Евгением Петровым;  все трое сняли свои фамилии с титров фильма из-за изменений, внесённых в сценарий) (1936)
  • Родина зовет (совместно с А. Мачеретом) (1936)
  • Страницы жизни (совместно с А. Мачеретом) (1948)
  • Белеет парус одинокий (1937)
  • Сын полка (1946)
  • За власть Советов (совместно с С. Клебановым) (1956)
  • Безумный день (1956)
  • Поэт (1957)

моря».

Валентин Петрович Катаев

Похожие страницы:

Свежие страницы из раздела:

Предыдущие страницы из раздела:

odesskiy.com

Катаев Валентин Петрович - К-М - Краткая биография для школьников

Катаев Валентин Петрович

Когда вы были маленькими мамы и бабушки читали вам сказку о чудесном и загадочном цветке который исполняет желания. И сегодня мы узнаем кто же написал для вас сказку "Цветик -семицветик" и ещё несколько прекрасных сказок. Имя этого писателя Валентин Петрович Катаев.

Валентин Петрович Катаев родился в 1897 году, 29 января, в городе Одессе, в семье учителя Пет­ра Васильевича Катаева.

Петр Васильевич был очень образованным человеком сначала окончил Вятскую духовную семинарию, затем учился на историко-филологический факультете в Ново­российском университете, который окончил с серебряной медалью.

Мать, Евгения Ивановна Ка­таева, была дочерью отставного гене­рал-майора.

Она обладала неза­урядными музыкальными способно­стями.

Она умерла, когда Валентину было шесть лет, через несколько месяцев после рождения младшего брата Евгения — впоследствии известного писателя Евгения Петрова (Ильф и Петров).

Еще в раннем детстве Валентин Петрович полюбил книги и увлекся литературой. Так как отец был преподавателем, в доме у них была хорошая, постоянно читаемая библиотека. В семье Катаевых хорошо знали и высоко ценили классическую литературу XIX века. Ему рано открылись богатства родной литературы – Пушкин, Гоголь, Никитин, Кольцов, Шевченко…фамилии очень многих писателей он знал с раннего возраста. И конечно большой багаж знаний, который был у отца, постепенно передавался сыновьям.

Уже взрослым писатель вспоминал, что в детстве книги делали свое доброе дело: «будили мое воображение, раздвигали границы знакомого мира, наполняли жизнь ожиданием радости и немедленного счастья…»

Когда Валентин подрос, его отдали в Одесскую гимназию. Уже в 9 лет у него стали появляться склонности к написанию стихов - о природы. Некоторые стихи печатались в одесских газетах.

Первое стихотворение «Осень» Катаев опубликовал в 13 лет (1910 г.) еще гимназистом в газете «Одесский вестник.

В 17 лет(1914 г.) Катаев попадает на две литературные встречи, оказавшие решающее влияние на выбор того, чем он будет заниматься всю жизнь. Одна из них - встреча с писателем Иваном Буниным. Именно у Ивана Бунина он обучался мастерству: "умению описывать вещи, видеть, слышать, нюхать, осязать", - вспоминает В.Катаев.

Другая встреча навсегда связала писателя с Владимиром Маяковским. Под впечатлением этих встреч молодой человек рискнул послать некоторые стихи в журнал «Весь мир» в С.-Петербург, и его стихи были опубликованы. Конечно, Валентин был очень рад, что в нем увидели поэта.

Вскоре началась первая мировая война, Валентина Катаева как и всю молодежь того нелегкого времени, неудержимо потянуло на фронт.

В 18 лет (1915г), не окончив гимназию, на два года ушел служить в действующую армию. Дослужился до прапорщика, был ранен, залечивая раны в одесском лазарете, понял, что воевать не его призвание.

После демобилизации вплотную занялся литературой, стал писать прозу.

Стихи и проза военных лет передают боль юноши-поэта, видящего, как истерзана земля, как разрушаются города и селения. В очерках Катаева в эти годы проявляется глубокий интерес к солдату-фронтовику, крестьянину, рабочему, к человеку в серой шинели, о котором он пишет с глубоким пониманием и уважением. В большинстве произведений этого периода Валентин Катаев говорил открыто и без прикрас о том, что он сам видел и пережил.

В 22 года (1919 г) снова был призван в Красную Армию и некоторое время исполнял обязанности командира батареи во время боев.

Вскоре Валентина Катаева отозвали из армии, и назначили заведующим «Окнами сатиры» в Одессе. Валентин Петрович становится постоянным слушателем литературных кружков и объединений, существующих в Одессе. Сближается с молодыми писателями того времени Ю.К.Олешей, Э.Г.Багрицким и вместе они сочиняют - агитационные тексты для плакатов, частушки, лозунги, листовки.

В 24 года (1922 г) сбывается заветная мечта Валентина Петровича Катаева он переезжает жить в Москву, куда стремился всю свою жизнь.

Устраивается на работу в качестве секретаря в журнал «Новый мир». Так же пишет фельетоны, заметки, очерки для других газет и журналов где его начинают печатать.

В 28 лет (1925г) написал свою первую — повесть «Растратчики», ко­торая принесла известность не только в Советском Союзе, но и за рубежом.

Московский Художественный театр по повести «Растратчики» поставил пьесу, а затем написанную для театра комедию («Квадратура круга»).

Затем ещё были написаны пьесы и комедии, которые ставились во многих городах Советского Союза

В 39 лет (1936 г) Валентин Петрович написал роман для подростков «Белеет парус одинокий»,главными героями которой стали одесские мальчишки, которые оказываются в водовороте революционных событий 1905. Увлекательный сюжет, героизм подростков, живописность описания жизни в городе детства Одессе сделали это произведение одной из любимых детских книг. Этот роман посвящен его босоногому детству.

В 42 года (1939 г) за выдающиеся успехи в области литературы был награждён Орденом Ленина. И его признали классиком детской литературы.

Началась Великая отечественная война опять Катаев оказался на полях сражений, был военным кор­респондентом «Правды» и «Красной звезды», в них печатались его фельетоны, очерки, заметки с фронта.

Так же участвовал в качестве военного корреспондента в боях под Ржевом, под Духовщиной, в великой битве за Орел.

Во время затишья и передышек продолжал писать рассказы и повести: самый знаменитый у подростков рассказ «Сын полка», о судьбе мальчика-сироты, усыновленного боевым полком. За кото­рую впоследствии получил Сталинскую премию. "Сын полка", и "Белеет парус одинокий" вы будете изучать в старших классах.

Был в жизни Катаева такой период примерно 10 лет, когда он написал прекрасные сказки для детей. Главными героями сказок является семья. В них показаны любовь, дружба, вера в волшебство, чудеса, взаимоотношения между родителями и детьми, взаимоотношения между детьми и людьми, встречающимися на их пути, которые помогают им взрослеть и узнавать что - то новое. Ведь сам Валентин Петрович очень рано остался без матери.

Валентин Катаев автор сказок:

«Дудочка и кувшинчик» (1940),

«Цветик - семицветик» (1940),

«Жемчужина» (1945),

«Пень» (1945),

«Голубок» (1949).

Впоследствии к некоторым сказкам он написал сценарии, и они были экранизированы. Такие как:

«Цветик-семицветик»,

«Дудочка и кувшинчик»

По произведениям Валентина Катаева были сняты кинофильмы:

"Белеет парус одинокий" (1937),

"Сын полка" (1946; 1981).

В 59 лет (1956 г) Валентин Петрович Катаев стал главным редактором журнал «Юность». Именно там стали публиковаться многие писатели и поэты 20 века. И именно там, Валентин Петрович публиковал свои романы, повести, фельетоны, очерки, заметки, статьи, рассказы, пьес, которые он писал для нас ещё почти 30 лет

Вот такое большое наследие оставил для детей и взрослых замечательный писатель, поэт и прозаик Валентин Петрович Катаев (Умер Катаев в Москве 12. 04. 1986)

Вот вы и познакомилась с биографией писателя, сказки которого вы знаете уже давно. А кто их написал, узнали сегодня.

 

www.mamapapa-arh.ru

Катаев Валентин Петрович — Анимапедия

Имя при рожденииДата рожденияМесто рожденияДата смертиМесто смертиГражданствоНаправлениеНаградыРод деятельности
Валентин Катаев
Kataev.jpg

Валентин Петрович Катаев

28.1.1897 (16)

Одесса, Херсонская губерния Russian Federation.png(Россия)

12.4.1986

Москва}, USSR.png‎ (СССР)

Russian Federation.png(Россия) USSR.png‎ (СССР)

социалистический реализм, мовизм

Медаль Серп и Молот 1974, Орден Ленина 1974, Орден Ленина, Орден Ленина, Георгиевский крест 3 степени, Георгиевский крест 4 степени, Орден Святой Анны 4 степени

прозаик, драматург

Валенти́н Петро́вич Ката́ев (28.1.1897, Одесса, Российская империя — 12.4.1986, Москва, СССР) — русский советский писатель, драматург, поэт. Герой Социалистического Труда (1974).

Биография

Прожив 64 года своей жизни в Москве и Переделкине, по манерам и речи Катаев до конца жизни оставался одесситом. Русскую и украинскую литературу он узнавал с голоса родителей во время домашних чтений; на улице слышал идиш и городской мещанский жаргон, в котором были замешаны греческие, румынские и цыганские слова. «Отрывистую речь с небольшим южным акцентом» в нём ещё в 1918 году замечала Вера Бунина. Бравший у него интервью в 1982 году (в конце жизни) одесский журналист высказался ещё определённее: «…У него был неистребимый одесский акцент».

Язык Одессы в значительной степени стал литературным языком Катаева, а сама Одесса стала не просто фоном для многих произведений Валентина Катаева, но их полноправным героем.

Образование Катаева из-за участия в Первой мировой войне, Гражданской войне, необходимости скрывать своё участие в Белом движении и необходимости физического выживания ограничилось неоконченным гимназическим.

Первая мировая война

Не окончив гимназию, в 1915 году Катаев вступил добровольцем-вольноопределяющимся в действующую армию. Начал службу под Сморгонью рядовым на артиллерийской батарее, затем произведён в прапорщики. Дважды был ранен и отравлен газами. Летом 1917 года, после ранения в «керенском» наступлении на румынском фронте, был помещен в госпиталь в Одессе.

Павел Катаев так описывал рану отца: Шаблон:Начало цитаты…Я неоднократно видел след этого ранения. Две давно уже заживших, но навсегда оставшихся глубокими «вмятины» от влетевшего и вылетевшего осколка в верхней части правого бедра в опасной близости от детородного органа. <…> Рассказывая о своём ранении и показывая его, отец вовсе не драматизировал ситуацию, то есть относился к происшедшему с полным спокойствием, словно бы верил в свою неуязвимость.

Катаеву был присвоен чин подпоручика, но получить погоны он не успел и был демобилизован прапорщиком. Награждён двумя Георгиевскими крестами и орденом Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость». С первым офицерским чином получил не передающееся по наследству личное дворянство.

Ученичество у Бунина

Единственным и главным своим учителем среди писателей-современников Катаев считал Ивана Бунина. «Дорогой учитель Иван Алексеевич» — обычное обращение Катаева к Бунину в письмах.

С Буниным Катаева познакомил живший в то время в Одессе писатель-самоучка Александр Митрофанович Фёдоров. В эмиграции Бунин никак публично своё учительство по отношению к советскому писателю не подтверждал, но в 2000-е годы вдова Катаева Эстер рассказала об их с мужем встрече в конце 1950-х годов с вдовой Бунина: Шаблон:Начало цитаты…Бунина он называл своим учителем с полным правом — Симонов привёз от него в сорок шестом году «Лику» с надписью, подтверждающей, что он следил за Катаевым внимательнейшим образом. А в конце пятидесятых мы посетили Веру Николаевну, вдову Бунина, — были у неё в гостях в Париже, и я видела, как она обняла Валю… Она была вся выплаканная. Купила меренги, которые он обожал, — помнила даже это! И встретила его так ласково… И даже знала, что я — Эста[1], сразу назвала по имени! Она рассказала: Бунин читал «Парус» вслух, восклицая — ну кто ещё так может?! Но вот в одно он никогда не мог поверить: что у Вали Катаева — дети. Как это у Вали, молодого Вали, — может быть двое взрослых детей? Муж попросил показать любимую пепельницу Бунина в виде чашечки — она принесла её и хотела Вале подарить, но он сказал, что не смеет её взять. «Ладно, — сказала Вера Николаевна, — тогда её положат со мной в гроб».

Белое движение

Точно об участии Валентина Катаева в Гражданской войне известно мало. По официальной советской версии и собственным воспоминаниям («Почти дневник») Катаев с весны 1919 года воевал в Красной армии. Однако существует и другой взгляд на этот период жизни писателя, заключающийся в том, что он на добровольной основе служил в Белой армии генерала А. И. Деникина. Об этом свидетельствуют некоторые намёки в произведениях самого автора, представляющиеся многим исследователям автобиографическими, а также сохранившиеся воспоминания семейства Буниных, активно общавшегося с Катаевым в одесский период его жизни. Согласно альтернативной версии, в 1918 году, после излечения в госпитале в Одессе, Катаев вступил в вооружённые силы гетмана П. П. Скоропадского. После падения гетмана в декабре 1918 года, при появлении к северу от Одессы большевиков, Катаев в марте 1919 года вступил добровольцем в Добровольческую армию с чином подпоручика.

Артиллеристом служил на лёгком бронепоезде «Новороссия» Вооружённых сил Юга России (ВСЮР) командиром первой башни (самое опасное место на бронепоезде). Бронепоезд был придан отряду добровольцев А. Н. Розеншильда фон Паулина и выступил против петлюровцев, объявивших 24 сентября 1919 года войну ВСЮР. Бои длились весь октябрь и закончились занятием белыми Вапнярки. Отряд наступал на Киевском направлении в составе войск Новороссийской области ВСЮР генерала Н. Н. Шиллинга (действия войск Новороссийской области ВСЮР были частью деникинского похода на Москву).

До начала отступления войск ВСЮР в январе 1920 года бронепоезд «Новороссия» в составе отряда Розеншильда фон Паулина воевал на два фронта — против петлюровцев, закрепившихся в Виннице, и против красных, стоявших в Бердичеве.

Из-за быстрого роста в чинах во ВСЮР (ордена за братоубийственную войну Деникиным принципиально не давались), эту кампанию Катаев окончил, вероятнее всего, в чине поручика или штабс-капитана. Но в самом начале 1920 года, ещё до начала отступления Катаев заболел сыпным тифом в Жмеринке и был эвакуирован в одесский госпиталь. Позже родные забрали его, всё ещё больного тифом, домой.

«Врангелевский заговор на маяке» и тюрьма

К середине февраля 1920 года Катаев излечился от тифа. Красные к тому времени заняли Одессу и выздоровевший Катаев подключился к подпольному офицерскому заговору, целью которого была подготовка встречи вероятного десанта из Крыма Русской армии Врангеля. Это представлялось тем более вероятным поскольку в августе 1919 года Одесса уже была один раз освобождена от красных одновременным ударом десантного отряда и восстанием офицерских подпольных организаций. Захват маяка для поддержки десанта был главной задачей подпольной группы, поэтому в одесской ЧК заговор получил название «врангелевский заговор на маяке». Сама идея заговора могла быть подброшена заговорщикам провокатором ЧК, поскольку ЧК знала о заговоре с самого начала.

С маяком был связан один из заговорщиков Виктор Фёдоров — бывший офицер ВСЮР, избежавший преследований со стороны красных и устроившийся работать младшим офицером в прожекторную команду на маяке. Виктор Фёдоров был сыном писателя А. М. Фёдорова из дружественного Катаевым и Буниным семейства. Провокатор ЧК предложил Виктору Фёдорову большую денежную сумму за выведение из строя прожектора во время высадки десанта. Фёдоров согласился сделать это бесплатно. ЧК вела группу несколько недель и затем арестовала её участников: Виктора Фёдорова, его жену, его деверя, прожектористов, Валентина Катаева и других. Заодно с Валентином Катаевым был арестован его младший брат Евгений, скорее всего, не имевший к заговору никакого отношения.

За Виктора Фёдорова перед председателем одесской ЧК Максом Дейчем заступился Григорий Котовский. Отец Виктора А. М. Фёдоров в 1916 году повлиял на отмену смертной казни через повешение в отношении Котовского. Именно Котовский в феврале 1920 года взял Одессу и благодаря этому имел большое влияние на происходившее в то время в городе. Виктор Фёдоров с женой Надеждой по настоянию Котовского были Дейчем отпущены.

Валентина Катаева спасла ещё более фантастическая случайность. Из вышестоящей ЧК (из Харькова или Москвы) в одесскую ЧК приехал с инспекцией чекист, которого Катаев в разговорах с сыном называл Яков Бельский. Бельский хорошо запомнил Катаева в прошлом, 1919 году, на большевистских выступлениях в Одессе — тех, на которые пенял Катаеву Бунин, не зная, что и в то время Катаев находился в белогвардейском подполье: Шаблон:Начало цитатыВедь если я с вами говорю после всего того, что вы натворили, то, значит, у меня пересиливает к вам чувство хорошее, ведь с Карменом я теперь не кланяюсь и не буду кланяться[2].Шаблон:Конец цитаты Для Бельского, так же, как и одесские чекисты, не знавшего о добровольной службе Катаева во ВСЮР, это был достаточный повод отпустить Катаева. В сентябре 1920 года после полугода заключения в тюрьме Валентин Катаев и его брат из неё вышли. Остальные заговорщики были расстреляны осенью 1920 года.

Харьков

В 1921 году работал в харьковской прессе вместе с Юрием Олешей. Снимал квартиру с ним в доме номер 16 на пересечении улиц Девичья и Черноглазовская («Живу в Харькове на углу Девичьей и Черноглазовской — такое невозможно ни в одном другом городе мира». — «Алмазный мой венец»).

Москва

В 1922 году переехал в Москву, где с 1923 года начал работать в газете «Гудок», и в качестве «злободневного» юмориста сотрудничал со многими изданиями. Свои газетные и журнальные юморески подписывал псевдонимами «Старик Саббакин», «Ол. Твист», «Митрофан Горчица».

Член КПСС с 1958 года.

Вторая мировая война

После войны Катаев был склонен к многодневным запоям. В 1946 году Валентина Серова рассказывала Буниным, что Катаев «иногда запивает на 3 дня. То не пьёт, не пьёт, а затем, кончив повесть, статью, иногда главу, загуливает». В 1948 году это едва не привело Катаева к разводу с женой. Павел Катаев так описывает эту ситуацию:

Потом мне мама рассказала, как она твёрдо и спокойно поставила в известность папу, что забирает детей и уходит, потому что устала и не желает больше терпеть многодневные загулы, непонятных гостей, пьяные скандалы.

— А тебе и не надо никуда уходить, — сказал папа. — Я больше не пью.

Журнал «Юность»

Основатель и главный редактор (1955—1961) журнала «Юность».

Рак

В 1966 году подписал письмо 25-ти деятелей культуры и науки генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу против реабилитации Сталина.

…Спокойно за свою жизнь, хотя и с нескрываемым восхищением работой хирурга, он рассказывал о тяжёлой операции, которую пережил на пороге старости. Раковую опухоль вырезали, но возникла проблема — хватит ли оставшейся здоровой ткани для того, чтобы шов не разошёлся. Ткани хватило. Отец в лицах передавал разговор двух хирургов, спорящих по его поводу: расползётся шов или не расползётся. И восторгался филигранной работой оперирующего хирурга, решительной и умелой женщины, участницы войны, которая осталась его доброй знакомой до конца жизни.

Смерть

Катаев умер 12 апреля 1986 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 10).

www.animapedia.ru

Катаев, Валентин Петрович - это... Что такое Катаев, Валентин Петрович?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Катаев.

Валенти́н Петро́вич Ката́ев (16 (28) января 1897(18970128), Одесса, Российская империя — 12 апреля 1986, Москва, СССР) — русский советский писатель, драматург, поэт.

Герой Социалистического Труда (1974).

Семья

Пётр Васильевич Катаев с сыновьями Валентином и Евгением. Одесса, 1910

Дед Валентина Катаева по отцу — Василий Алексеевич Катаев (род. 1819) — сын священника. Обучался в Вятской духовной семинарии, затем окончил Московскую духовную академию. С 1846 года работал инспектором в Глазовском духовном училище, был протоиереем Ижевского оружейного завода. В июне 1861 года был переведён в Вятский кафедральный собор[1].

Отец Пётр Васильевич Катаев — преподаватель епархиального училища в Одессе. Мать Евгения Ивановна Бачей — дочь генерала Ивана Елисеевича Бачея, из полтавской мелкопоместной дворянской семьи. Впоследствии Катаев дал имя своего отца и фамилию своей матери главному, во многом автобиографическому герою повести «Белеет парус одинокий» Пете Бачею.

Мать, отец, бабушка и дядя Валентина Катаева похоронены на 2-м Христианском кладбище Одессы[2].

Младший брат Валентина Катаева — писатель Евгений Петров (1902—1942; назван в честь матери[3]; фамилию-псевдоним взял по имени отца).

Дочь Катаева вспоминала:

Брат и мать — вот были две главные раны отца, он всю жизнь прожил с этими людьми и ощущал с ними какую-то особую связь. Уже в больнице — кажется, в моё последнее посещение, когда у него уже было воспаление лёгких, — он сказал: «Я повторяю судьбу мамы». Она тоже умерла от воспаления лёгких, почти сразу после родов второго сына[3].

Вторым браком Катаев был женат на Эстер Давыдовне Катаевой (урождённой Бреннер, 1913—2009). «Это был изумительный брак»[4], — сказала о нём близкая знакомая семьи Катаевых Дарья Донцова. В этом браке было двое детей — Евгения Валентиновна Катаева (названа в честь бабушки, матери Валентина Катаева[3], род. 1936) и детский писатель и мемуарист Павел Валентинович Катаев (род. 1938).

Зять Катаева (второй муж Евгении Катаевой) — еврейский советский поэт, редактор и общественный деятель Арон Вергелис (1918—1999).

Племянники Катаева (сыновья Евгения Петрова) — кинооператор Пётр Катаев (1930—1986) и композитор Илья Катаев (1939—2009).

Внучка Катаева (дочь Евгении Катаевой от первого брака) — Валентина Эдуардовна Рой, журналистка (псевдоним — Тина Катаева).

Биография

Одесса

Одесса. Гостиница «Лондонская», в которой любил останавливаться Валентин Катаев

Прожив 64 года своей жизни в Москве и Переделкине, по манерам и речи Катаев до конца жизни оставался одесситом. Русскую и украинскую литературу он узнавал с голоса родителей во время домашних чтений; на улице слышал идиш и городской мещанский жаргон, в котором были замешаны греческие, румынские и цыганские слова.

«Отрывистую речь с небольшим южным акцентом»[5] в нём ещё в 1918 году замечала Вера Бунина. Бравший у него интервью в 1982 году (в конце жизни) одесский журналист высказался ещё определённее: «…У него был неистребимый одесский акцент»[6].

Язык Одессы в значительной степени стал литературным языком Катаева, а сама Одесса стала не просто фоном для многих произведений Валентина Катаева, но их полноправным героем.

Образование Катаева из-за участия в Первой мировой войне, Гражданской войне, необходимости скрывать своё участие в Белом движении и необходимости физического выживания ограничилось неоконченным гимназическим.

Первая мировая война

Прапорщик Валентин Катаев. Портрет, опубликованный в журнале «Весь мир». 1916

Не окончив гимназию, в 1915 году Катаев вступил добровольцем-вольноопределяющимся в действующую армию. Начал службу под Сморгонью рядовым на артиллерийской батарее, затем произведён в прапорщики. Дважды был ранен и отравлен газами. Летом 1917 года, после ранения в «керенском» наступлении на румынском фронте, был помещён в госпиталь в Одессе.

Павел Катаев так описывал рану отца:

…Я неоднократно видел след этого ранения. Две давно уже заживших, но навсегда оставшихся глубокими «вмятины» от влетевшего и вылетевшего осколка в верхней части правого бедра в опасной близости от детородного органа. Рассказывая о своём ранении и показывая его, отец вовсе не драматизировал ситуацию, то есть относился к происшедшему с полным спокойствием, словно бы верил в свою неуязвимость[7].

Катаеву был присвоен чин подпоручика, но получить погоны он не успел и был демобилизован прапорщиком. Награждён двумя Георгиевскими крестами и орденом Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость». С первым офицерским чином получил не передающееся по наследству личное дворянство.

Ученичество у Бунина

Единственным и главным своим учителем среди писателей-современников Катаев считал Ивана Бунина. «Дорогой учитель Иван Алексеевич» — обычное обращение Катаева к Бунину в письмах.

С Буниным Катаева познакомил живший в то время в Одессе писатель-самоучка Александр Митрофанович Фёдоров.

В эмиграции Бунин никак публично своё учительство по отношению к советскому писателю не подтверждал, но в 2000-е годы вдова Катаева Эстер рассказала об их с мужем встрече в конце 1950-х годов с вдовой Бунина:

…Бунина он называл своим учителем с полным правом — Симонов привёз от него в сорок шестом году «Лику» с надписью, подтверждающей, что он следил за Катаевым внимательнейшим образом. А в конце пятидесятых мы посетили Веру Николаевну, вдову Бунина, — были у неё в гостях в Париже, и я видела, как она обняла Валю… Она была вся выплаканная. Купила меренги, которые он обожал, — помнила даже это! И встретила его так ласково… И даже знала, что я — Эста[8], сразу назвала по имени! Она рассказала: Бунин читал «Парус» вслух, восклицая — ну кто ещё так может?! Но вот в одно он никогда не мог поверить: что у Вали Катаева — дети. Как это у Вали, молодого Вали, — может быть двое взрослых детей? Муж попросил показать любимую пепельницу Бунина в виде чашечки — она принесла её и хотела Вале подарить, но он сказал, что не смеет её взять. «Ладно, — сказала Вера Николаевна, — тогда её положат со мной в гроб»[3]. Стихотворение Вал. Катаеву. Журнал «Яблочко», Одесса, апрель 1918

Белое движение

Точно об участии Валентина Катаева в Гражданской войне известно мало. По официальной советской версии и собственным воспоминаниям («Почти дневник») Катаев с весны 1919 года воевал в Красной армии. Однако существует и другой взгляд на этот период жизни писателя, заключающийся в том, что он на добровольной основе служил в Белой армии генерала А. И. Деникина. Об этом свидетельствуют некоторые намёки в произведениях самого автора, представляющиеся многим исследователям автобиографическими, а также сохранившиеся воспоминания семейства Буниных, активно общавшегося с Катаевым в одесский период его жизни. Согласно альтернативной версии, в 1918 году, после излечения в госпитале в Одессе, Катаев вступил в вооружённые силы гетмана П. П. Скоропадского. После падения гетмана в декабре 1918 года, при появлении к северу от Одессы большевиков, Катаев в марте 1919 года вступил добровольцем в Добровольческую армию с чином подпоручика.

Артиллеристом служил на лёгком бронепоезде «Новороссия» Вооружённых сил Юга России (ВСЮР) командиром первой башни (самое опасное место на бронепоезде). Бронепоезд был придан отряду добровольцев А. Н. Розеншильда фон Паулина и выступил против петлюровцев, объявивших 24 сентября 1919 года войну ВСЮР. Бои длились весь октябрь и закончились занятием белыми Вапнярки. Отряд наступал на Киевском направлении в составе войск Новороссийской области ВСЮР генерала Н. Н. Шиллинга (действия войск Новороссийской области ВСЮР были частью деникинского похода на Москву).

До начала отступления войск ВСЮР в январе 1920 года бронепоезд «Новороссия» в составе отряда Розеншильда фон Паулина воевал на два фронта — против петлюровцев, закрепившихся в Виннице, и против красных, стоявших в Бердичеве.

Из-за быстрого роста в чинах во ВСЮР (ордена за братоубийственную войну Деникиным принципиально не давались), эту кампанию Катаев окончил, вероятнее всего, в чине поручика или штабс-капитана. Но в самом начале 1920 года, ещё до начала отступления Катаев заболел сыпным тифом в Жмеринке и был эвакуирован в одесский госпиталь. Позже родные забрали его, всё ещё больного тифом, домой[9].

«Врангелевский заговор на маяке» и тюрьма

К середине февраля 1920 года Катаев излечился от тифа. Красные к тому времени заняли Одессу и выздоровевший Катаев подключился к подпольному офицерскому заговору, целью которого была подготовка встречи вероятного десанта из Крыма Русской армии Врангеля. Это представлялось тем более вероятным поскольку в августе 1919 года Одесса уже была один раз освобождена от красных одновременным ударом десантного отряда и восстанием офицерских подпольных организаций. Захват маяка для поддержки десанта был главной задачей подпольной группы, поэтому в одесской ЧК заговор получил название «врангелевский заговор на маяке». Сама идея заговора могла быть подброшена заговорщикам провокатором ЧК, поскольку ЧК знала о заговоре с самого начала.

С маяком был связан один из заговорщиков Виктор Фёдоров — бывший офицер ВСЮР, избежавший преследований со стороны красных и устроившийся работать младшим офицером в прожекторную команду на маяке. Виктор Фёдоров был сыном писателя А. М. Фёдорова из дружественного Катаевым и Буниным семейства. Провокатор ЧК предложил Виктору Фёдорову большую денежную сумму за выведение из строя прожектора во время высадки десанта. Фёдоров согласился сделать это бесплатно. ЧК вела группу несколько недель и затем арестовала её участников: Виктора Фёдорова, его жену, его деверя, прожектористов, Валентина Катаева и других. Заодно с Валентином Катаевым был арестован его младший брат Евгений, скорее всего, не имевший к заговору никакого отношения.

За Виктора Фёдорова перед председателем одесской ЧК Максом Дейчем заступился Григорий Котовский. Отец Виктора А. М. Фёдоров в 1916 году повлиял на отмену смертной казни через повешение в отношении Котовского. Именно Котовский в феврале 1920 года взял Одессу и благодаря этому имел большое влияние на происходившее в то время в городе. Виктор Фёдоров с женой Надеждой по настоянию Котовского были Дейчем отпущены.

Валентина Катаева спасла ещё более фантастическая случайность. Из вышестоящей ЧК (из Харькова или Москвы) в одесскую ЧК приехал с инспекцией чекист, которого Катаев в разговорах с сыном называл Яков Бельский[10]. Бельский хорошо запомнил Катаева в прошлом, 1919 году, на большевистских выступлениях в Одессе — тех, на которые пенял Катаеву Бунин, не зная, что и в то время Катаев находился в белогвардейском подполье:

Ведь если я с вами говорю после всего того, что вы натворили, то, значит, у меня пересиливает к вам чувство хорошее, ведь с Карменом я теперь не кланяюсь и не буду кланяться[11].

Для Бельского, так же, как и одесские чекисты, не знавшего о добровольной службе Катаева во ВСЮР, это был достаточный повод отпустить Катаева. В сентябре 1920 года после полугода заключения в тюрьме Валентин Катаев и его брат из неё вышли. Остальные заговорщики были расстреляны осенью 1920 года[9].

Харьков

В 1921 году работал в харьковской прессе вместе с Юрием Олешей. Снимал квартиру с ним в доме номер 16 на пересечении улиц Девичья и Черноглазовская («Живу в Харькове на углу Девичьей и Черноглазовской — такое невозможно ни в одном другом городе мира». — «Алмазный мой венец»)[12].

Москва

Валентин Катаев. 1920-е годы

В 1922 году переехал в Москву, где с 1923 года начал работать в газете «Гудок», и в качестве «злободневного» юмориста сотрудничал со многими изданиями. Свои газетные и журнальные юморески подписывал псевдонимами «Старик Саббакин», «Ол. Твист», «Митрофан Горчица».

В заявлении секретаря Союза писателей СССР В. Ставского 1938 года на имя наркома НКВД Н. И. Ежова предлагалось «решить вопрос о Мандельштаме», его стихи названы «похабными и клеветническими», вскоре поэт был арестован. Иосиф Прут и Валентин Катаев названы в письме как «выступавшие остро» в защиту Осипа Мандельштама.

Член КПСС с 1958 года.

Вторая мировая война

После войны Катаев был склонен к многодневным запоям. В 1946 году Валентина Серова рассказывала Буниным, что Катаев «иногда запивает на 3 дня. То не пьёт, не пьёт, а затем, кончив повесть, статью, иногда главу, загуливает»[13]. В 1948 году это едва не привело Катаева к разводу с женой. Павел Катаев так описывает эту ситуацию:

Потом мне мама рассказала, как она твёрдо и спокойно поставила в известность папу, что забирает детей и уходит, потому что устала и не желает больше терпеть многодневные загулы, непонятных гостей, пьяные скандалы. — А тебе и не надо никуда уходить, — сказал папа. — Я больше не пью[14].
Журнал «Юность»

Основатель и главный редактор (1955—1961) журнала «Юность».

Письмо двадцати пяти

В 1966 году подписал письмо двадцати пяти деятелей культуры и науки генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу против реабилитации Сталина[15].

Рак

В конце жизни перенёс операцию по удалению раковой опухоли:

…Спокойно за свою жизнь, хотя и с нескрываемым восхищением работой хирурга, он рассказывал о тяжёлой операции, которую пережил на пороге старости. Раковую опухоль вырезали, но возникла проблема — хватит ли оставшейся здоровой ткани для того, чтобы шов не разошёлся. Ткани хватило. Отец в лицах передавал разговор двух хирургов, спорящих по его поводу: расползётся шов или не расползётся. И восторгался филигранной работой оперирующего хирурга, решительной и умелой женщины, участницы войны, которая осталась его доброй знакомой до конца жизни[16].

Смерть

Катаев умер 12 апреля 1986 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 10).

Творчество

Дебютировал в печати в 1910 году. В 1920-е писал рассказы о гражданской войне и сатирические рассказы. С 1923 года сотрудничал в газете «Гудок», журнале «Крокодил» и других периодических изданиях.

Борьбе с мещанством посвящены его повесть «Растратчики» (1926; одноимённая пьеса, 1928), комедия «Квадратура круга» (1928). Автор романа «Время, вперёд!» (1932; экранизация, 1965). Широкую известность принесла повесть «Белеет парус одинокий» (1936; экранизация, 1937).

Небольшая по объёму повесть «Я, сын трудового народа…» (1937) рассказывала о трагической истории, которая произошла в одном из украинских сёл во время гражданской войны. Повесть была издана, экранизирована, на её основе была написана пьеса «Шёл солдат с фронта», которая ставилась в театре имени Вахтангова и на других сценах страны.

После войны продолжил «Белеет парус одинокий» повестями «За власть Советов» (1948; другое название «Катакомбы», 1951; одноимённый фильм — 1956), «Хуторок в степи» (1956; экранизация, 1970), «Зимний ветер» (1960—1961), образующими тетралогию с идеей преемственности революционных традиций. Позднее все четыре произведения («Белеет парус одинокий», «Хуторок в степи», «Зимний ветер» и «За власть Советов» («Катакомбы») выходили как единая эпопея «Волны Чёрного моря».

Автор публицистической повести «Маленькая железная дверь в стене» (1964). Начиная с этого произведения, сменил писательскую манеру и тематику. Свой новый стиль назвал «мовизмом» (от фр. mauvais «плохой, дурной»), неявно противопоставляя его гладкописи официальной советской литературы.

В этой манере написаны лирико-философские мемуарные повести «Святой колодец» (1966), «Трава забвенья» (1967), рассказ «Кубик» (1969), антисоветская повесть «Уже написан Вертер» (1979 год).

Широкий резонанс и обильные комментарии вызвал роман «Алмазный мой венец» (1978). В романе Катаев вспоминает о литературной жизни страны 1920-х годов, не называя практически никаких подлинных имён (персонажи укрыты прозрачными «псевдонимами»).

Произведения Катаева неоднократно переводились на иностранные языки.

Поэзия

Начав как поэт, Катаев всю жизнь оставался тонким ценителем поэзии. Некоторые его произаические произведения названы строками из стихотворений русских поэтов: «Белеет парус одинокий» (Лермонтов), «Время, вперёд!» (Маяковский), «Уже написан Вертер» (Пастернак). Его вдова Эстер Катаева вспоминала:

Он долго продолжал писать стихи и в душе, думаю, считал себя поэтом, — и Асеев, и сам Мандельштам относились к нему именно так[3].

В конце жизни Катаев собрал все свои сохранившиеся стихотворения и переписал от руки в семь блокнотов[17]. Ни одного стихотворного сборника у Катаева никогда не вышло. «Может быть, он и не очень-то сильно стремился к этому», — заметил по этому поводу его сын и добавил:

Во всяком случае, однажды он высказался в том смысле, что в окружении плеяды сильных поэтов, рождённых в двадцатом веке в России, можно и не заниматься поэзией. Поэтические сборники отец не выпускал, стихотворения не печатал, но поэтом остался[18].

В последнее время значение Катаева-поэта пересматривается. Так, поэт и исследователь жизни и творчества Катаева Александр Немировский включает Валентина Катаева во вторую десятку самых главных для себя русских поэтов XX века[19].

Драматургия

Отец не считал себя драматургом, хотя количество пьес, написанных им и поставленных в театрах страны и мира хватило бы на судьбу успешного драматического писателя, который кроме создания пьес ничем другим не занимался бы. Судьбы некоторых пьес отца не представляют особого интереса. То есть он сочинял пьесу, предлагал театру, там её ставили, она выдерживала какое-то количество представлений, допустим, сто или двести, после чего благополучно умирала, не оставив после себя заметного следа[20].

Экранизации

…Когда речь зашла об экранизации его произведений, Катаев сказал, что ему понравилась первая экранизация «Белеет парус одинокий» (потом были «Волны Чёрного моря», поставленные по всем четырём его романам). Он сказал, можно экранизировать повесть «Кубик», но для этого нужен Федерико Феллини[6].

Сочинения

См. Список произведений Валентина Катаева

Произведения Катаева в театре, кино и на телевидении

Драматический театр

  • 1927 — «Растратчики» — Московский Художественный театр, постановка К. С. Станиславского
  • 1928 — «Квадратура круга» — Московский Художественный театр, постановка Н. М. Горчакова под руководством В. И. Немировича-Данченко. Пьеса по сей день ставится в театрах России, Европы и Америки
  • 1934 — «Дорога цветов» — Московский Современный театр
  • 1940 — «Домик» — Театр Комедии, постановка Н. П. Акимова. Спектакль был запрещён; в 1972 году (?) восстановлен режиссёром А. А. Белинским
  • 1940 — «Шёл солдат с фронта» — Театр Вахтангова
  • 1942 — «Синий платочек» — театр (?)
  • 1948 — «Безумный день» («Где вы, месье Миуссов?») — Московский академический театр Сатиры
  • 1954 (?) — «Дело было в Конске» («Домик») — Московский академический театр Сатиры
  • 1958 (?) — «Пора любви» — театр Моссовета

Оперный театр

Фильмография

Награды и премии

Оценки творчества и личности Валентина Катаева

Валентин Катаев в Германии Был В. Катаев (молодой писатель). Цинизм нынешних молодых людей прямо невероятен. Говорил: «За сто тысяч убью кого угодно. Я хочу хорошо есть, хочу иметь хорошую шляпу, отличные ботинки…»[21] Хорошо сказала одна поэтесса про Катаева: «Он сделан из конины»… Его не любят за грубый характер[22].
  • Борис Ефимов, знавший Катаева больше полувека, назвал главку своей книги «Два Катаева» (2004):
Странным образом в Валентине Петровиче Катаеве сочетались два совершенно разных человека. Один — тонкий, проницательный, глубоко и интересно мыслящий писатель, великолепный мастер художественной прозы, пишущий на редкость выразительным, доходчивым, прозрачным литературным языком. И с ним совмещалась личность совершенно другого толка — разнузданный, бесцеремонно, а то и довольно цинично пренебрегающий общепринятыми правилами приличия самодур[23]. С 17—18 лет это был человек с твёрдыми личными убеждениями безрелигиозного гедониста-гуманиста «человеческой-слишком-человеческой» складки. Между тем если подобный человек усердно подслуживает и подмахивает большевистской власти, даже не пытаясь перед собой оправдать это какими бы то ни было соображениями, кроме желания получать паёк посытнее, то репутацию он получает очень определённую. Катаев её и получил[9].

Факты

  • Катаев никогда не водил машину — обычно её водила его жена и, в период работы писателя на посту главного редактора журнала «Юность» (1955—1961), специальный водитель[3]. Позже в роли водителя выступал сын[24].
  • В 2000-е годы, когда вернулся интерес к Катаеву, возникла даже конкуренция за право написания биографии Валентина Катаева в серии ЖЗЛ. По этому поводу Сергей Шаргунов в интервью сказал:
Хотел бы написать ЖЗЛ Катаева. Кажется, по сию пору прелестная и древняя Эстер, его вдова, и бродит переделкинскими тропами… Но мне сказали, что ЖЗЛ его уже пишет жена Дмитрия Быкова[25].

Память

  • На фасаде дома № 4 по улице Базарной в Одессе, где родился Валентин Катаев, установлена мемориальная доска.
  • Один из переулков Одессы назван именем Валентина Катаева.
  • В одесском музее Катаеву посвящена отдельная музейная экспозиция.

См. также

Примечания

  1. ↑ Религия и церковь в культурно-историческом развитии русского Севера: Т. 1. — Киров, 1996. — С. 482.
  2. ↑ Всемирный клуб одесситов. Памяти Валентина Катаева. 2007 год
  3. ↑ 1 2 3 4 5 6 Интервью Эстер Катаевой и Евгении Катаевой Дмитрию Быкову.
  4. ↑ Донцова, Дарья. «Не понимаю, зачем жить с человеком, который тебе изменяет!» Интервью Дарье Завгородней // Комсомольская правда. — 2008. — 21 февраля.
  5. ↑ Бунин И. А., Бунина В. Н. Устами Буниных. Дневники: В 2 т. Т. 1 / Сост. Грин М.; предисл. Мальцева Ю. — М.: Посев, 2004. — С. 150.
  6. ↑ 1 2 Александров, Ростислав. Интервью газете «АиФ в Украине»
  7. ↑ Катаев П. В. Доктор велел мадеру пить…: Книга об отце. — М.: Аграф, 2006. — С. 197.
  8. ↑ Домашнее имя Эстер Катаевой.
  9. ↑ 1 2 3 Могултай. Гражданская война Валентина Катаева // Удел Могултая. — 2005.
  10. ↑ Катаев П. В. Доктор велел мадеру пить…: Книга об отце. — М.: Аграф, 2006. — С. 33—35, 154—155.
  11. ↑ Бунин И. А., Бунина В. Н. Устами Буниных. Дневники: В 2 т. Т. 1 / Сост. Грин М.; предисл. Мальцева Ю. — М.: Посев, 2004. — С. 255.
  12. ↑ Ныне ул. Демченко и ул. Бажанова.
  13. ↑ Бунин И. А., Бунина В. Н. Устами Буниных. Дневники: В 2 т. Т. 2 / Сост. Грин М.; предисл. Мальцева Ю. — М.: Посев, 2005. — С. 386.
  14. ↑ Катаев П. В. Доктор велел мадеру пить…: Книга об отце. — М.: Аграф, 2006. — С. 102—103.
  15. ↑ Письма деятелей науки и культуры против реабилитации Сталина
  16. ↑ Катаев П. В. Доктор велел мадеру пить…: Книга об отце. — М.: Аграф, 2006. — С. 197—198.
  17. ↑ Катаев П. В. Доктор велел мадеру пить…: Книга об отце. — М.: Аграф, 2006. — С. 59—60.
  18. ↑ Катаев П. В. Доктор велел мадеру пить…: Книга об отце. — М.: Аграф, 2006. — С. 61.
  19. ↑ Комментарий Александра Немировского к посту Евгения Витковского в ЖЖ 5 февраля 2009 года
  20. ↑ Катаев П. В. Доктор велел мадеру пить…: Книга об отце. — М.: Аграф, 2006. — С. 44—45.
  21. ↑ Бунин И. А. Окаянные дни. — Берлин: Петрополис, 1935.
  22. ↑ Бунин И. А., Бунина В. Н. Устами Буниных. Дневники: В 2 т. — Т. 1 / Сост. Грин М.; предисл. Мальцева Ю. — М.: Посев, 2004. — С. 197.
  23. ↑ Ефимов, Борис; Фрадкин, Виктор. О временах и людях. Два Катаева (Валентин Катаев).
  24. ↑ Катаев П. В. Доктор велел мадеру пить…: Книга об отце. — М.: Аграф, 2006. — С. 104.
  25. ↑ Шаргунов С. А. Интервью журналу «У книжной полки».

Литература

  • Баруздин С. А. Люди и книги. — М., 1978. — С. 17—27.
  • Брайнина Б. Я. Валентин Катаев: Очерк творчества. — М.: Гослитиздат, 1960.
  • Бунин И. А. Окаянные дни (дневники 1918—1919 гг.)
  • Бунин И. А., Бунина В. Н. Устами Буниных. Дневники: В 2 т. — Т. 1 / Сост. Грин М.; предисл. Мальцева Ю. — М.: Посев, 2004. — 304 с.Бунин И. А., Бунина В. Н. Устами Буниных. Дневники: В 2 т. — Т. 2 / Сост. Грин М.; предисл. Мальцева Ю. — М.: Посев, 2005. — 432 с.
  • Галанов Б. Е. Валентин Катаев: Очерк творчества. — М., 1982.
  • Галанов Б. Е. Валентин Катаев. Размышления о мастере и диалоги с ним. — М., 1989.
  • Галанов Б. Е. Катаев Валентин Петрович // Русские писатели XX века: Биографический словарь / Гл. ред. и сост. Николаев П. А.; редкол.: Бочаров А. Г., Лазарев Л. И., Михайлов А. Н. и др. — М.: Большая Российская энциклопедия; Рандеву — А. М., 2000. — С. 333—335.
  • Земскова Т. Писатель в нашем доме: Записки тележурналиста. — М., 1985. — С. 19—23, 217—238.
  • Иванова Наталья. Счастливый дар Валентина Катаева // Знамя. — 1999. — № 11.
  • Казак В. Катаев Валентин Петрович // Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917. — М.: РИК «Культура», 1996. — С. 178—179.
  • Карпов В. В. Жили-были писатели в Переделкино…: Очень личные воспоминания. — М., 2002.
  • Катаев П. В. Доктор велел мадеру пить…: Книга об отце. — М.: Аграф, 2006. — 208 с. — (Серия «Символы времени»). — ISBN 5-7784-0236-8
  • Котова М., Лекманов О. А. В лабиринтах романа-загадки: Комментарий к роману В. П. Катаева «Алмазный мой венец». — М.: Аграф, 2004. — 288 с. — (Серия «Символы времени»). — ISBN 5-7784-0271-6
  • Липкин С. Катаев и Одесса // Знамя. — 1997. — № 1.
  • Литовская М. А. «Вторая реальность» в художественном мире В. П. Катаева // Проблемы взаимовлияния литератур: методология, история, эстетика. — Ставрополь, 1993. — С. 46—48.
  • Литовская М. А. Феникс поёт перед солнцем: феномен Валентина Катаева. — Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 1999. — 604 с.
  • Луценко Ф. Творчество Валентина Катаева. — Воронеж, 1959.
  • Лущик С. З. Реальный комментарий к повести [Валентина Катаева «Уже написан Вертер»] // Катаев В. П. Уже написан Вертер; Лущик С. З. Реальный комментарий к повести. — Одесса: Оптимум, 1999. — ISBN 966-7144-48-8.
  • Минералова И. Г. Катаев Валентин Петрович // Русские детские писатели XX века: Биобиблиографический словарь. — М.: Флинта; Наука, 1997. — С. 220—223.
  • Молдавский Дм. Гравитация прозы // Звезда. — 1986. — № 6.
  • Молдавский Дм. Снег и время: Записки литератора. — Л.: Советский писатель, 1989. — С. 241—268.
  • Нагибин Ю. М. Вверх по крутизне. К 75-летию со дня рождения Валентина Катаева // Москва. — 1972. — № 1.
  • Немировский А. М. (Могултай). Гражданская война Валентина Катаева // Удел Могултая. — 2005.
  • Новикова О. И., Новиков Вл. И. Зависть: Перечитывая Валентина Катаева // Новый мир. — 1997. — № 1.
  • Павловский А. И. Катаев Валентин Петрович // Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги: Биобиблиографический словарь: В 3 т. / Под ред. Скатова Н. Н. — М.: ОЛМА-ПРЕСС Инвест, 2005. — Т. 2: З—О. — С. 168—173.
  • Панкин Б. Д. На грани двух стихий // Новый мир. — 1986. — № 8.
  • Розов В. С. Феномен В. Катаева // Юность. — 1995. — № 6.
  • Сарнов Б. М., Гусев В. И., Гринберг И. [Дискуссия о «Траве забвения» и «Святом колодце»] // Вопросы литературы. — 1968. — № 1.
  • Сарнов Б. М. Величие и падение «мовизма» // Октябрь. — 1995. — № 3.
  • Сидельникова Т. Н. Валентин Катаев: Очерк жизни и творчества. — М.: Советский писатель, 1957. — 246 с.
  • Скорино Л. И. Писатель и его время. Жизнь и творчество В. П. Катаева. — М., 1965.
  • Смирнова В. О детях и для детей. — М., 1967.
  • Супа В. «Мовизм» Валентина Катаева в контексте термина «постмодернизм» // Русский постмодернизм. — Ставрополь, 1999.
  • Шошин В. А. Катаев Валентин Петрович // Русские писатели, XX век. Биобиблиографический словарь: В 2-х ч. Ч. I. А-Л / Редкол. Грознова Н. А. и др.; под ред. Скатова Н. Н. — М.: Просвещение, 1998. — С. 604—607.
  • Benedetti, Jean. Stanislavski: His Life and Art: Revised edition (original edition published in 1988) (англ.). — London: Methuen, 1999. — ISBN 0-413-52520-1.
  • Brown, Edward J. Russian Literature Since the Revolution: Revised edition (англ.). — С. 101—102, 341—342.
  • Kiziria, Dodona. Four Demons of Valentin Kataev (англ.) // Slavic Review. — 1985. — 44.4 (Winter). — С. 647—662.
  • Merriam-Webster’s Encyclopedia of Literature (англ.). — 1995. — С. 623
  • Seymour-Smith, Martin. Funk & Wagnalls Guide to Modern World Literature (англ.). — 1973. — С. 951.

Ссылки

 

dic.academic.ru

Катаев Валентин Петрович. Биография - это... Что такое Катаев Валентин Петрович. Биография?

Катаев Валентин Петрович (1897-1986) Катаев Валентин Петрович. Биография Русский писатель советского периода, "воспевавший" Октябрьскую революцию и советский строй. Брат Евгений Петров. (Евгения Петрова). По одной из версий, согласно мемуарам, являлся автором идеи соавторства Илья Ильф. и Евгений Петров. и преподнес молодым писателям сюжет романа "Двенадцать стульев". Валентин Петрович Катаев родился 28 января (по старому стилю - 16 января) 1897 в Одессе, в семье учителя. Учился в Одесской гимназии. С девяти лет Валентин Катаев начал писать стихи, некоторые из них были напечатаны в одесских газетах, а в 1914 впервые стихи Катаева опубликовали в Петербурге в журнале "Весь мир". Печататься начал в 1910. В 1915 поступил вольноопределяющимся в действующую армию, в артиллерийскую бригаду, где пробыл до лета 1917. В 1919 был призван в Красную Армию в качестве командира батареи, затем был отозван из армии и назначен заведующим окнами сатиры в одесском РОСТА: писал тексты для агит-плакатов, частушки, лозунги, листовки. В 1921 был послан для налаживания аналогичной работы в Харьков. С 1922 Валентин Катаев жил в Москве. С 1923 - сотрудник газет "Гудок", "Правда", "Труд", "Рабочей газеты", журнала "Крокодил". По роду своей деятельности общался с Н.Н. Асеевым, Булгаков М.А., Есенин С.А., Маяковский В.В., Ю.К. Олешей, Б.Л. Пастернаком, В.В. Хлебниковым. В 1932 ездил на строительство Магнитогорска. Во время Отечественной войны 1941-1945 работал в Радиокомитете и в Совинформбюро на заграницу, был военным корреспондентом "Правды" и "Красной звезды", где печатались его очерки с фронта. В 1946 был удостоен Государственной премии СССР (повесть "Сын полка"). В 1955-1961 Валентин Петрович Катаев являлся главным редактором созданного журнала "Юность". С 1958 - Член КПСС. В 1974 получил звание Герой Социалистического Труда. С 1973 - Член-корреспондент Майнцской академии (ФРГ), с 1976 - член Гонкуровской академии (Париж). Умер Валентин Петрович Катаев 12 апреля 1986 в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище. Среди произведений Валентина Катаева - фельетоны, очерки, заметки, статьи, рассказы, повести, романы, пьесы, сценарии фильмов: "В осажденном городе" (публикация - 1922; рассказ), "Записки о гражданской войне" (1924; рассказ), "Повелитель железа" (1924; роман), "Остров Эрендорф" (1924; роман), "Растратчики" ( повесть - 1926, одноименная пьеса, поставленная на сцене МХАТа, - 1928; сатира на нэповскую действительность), "Квадратура круга" (1928; комедия), "Время, вперед!" (1932; роман-хроника), "Белеет парус одинокий" (1936; повесть, 1 часть тетралогии "Волны Черного моря"), "Родина зовёт" (1936; сценарий фильма, с А.В. Мачеретом), "Я сын трудового народа" (1937; повесть), "Шел солдат с фронта" (1939; сценарий кинофильма), "Третий танк" (рассказ), "Флаг" (рассказ), "Жена" (повесть), "Отчий дом" (пьеса), "Синий платочек" (пьеса), "Сын полка" (1945; повесть; в 1946 - Государственная премия СССР), "За власть Советов" (другое название - "Катакомбы", первый вариант - 1948, второй вариант - 1951; повесть, 4 часть тетралогии "Волны Черного моря"), "Страницы жизни" (1948; сценарий фильма, с А.В. Мачеретом), "Цветик-семицветик" (1949; сценарий мультфильма), "За власть Советов" (1949; роман), "Дудочка и кувшинчик" (1951; сценарий мультфильма), "Хуторок в степи" (1956; повесть, 2 часть тетралогии "Волны Черного моря"), "Безумный день" (1956; сценарий фильма), "Поэт" (1957; сценарий фильма), "Зимний ветер" (1960-1961; повесть, 3 часть тетралогии "Волны Черного моря"), "Маленькая железная дверь в стене" (1964; публицистическая повесть, посвященная В.И. Ленину), "Святой колодец" (1967; мемуарная повесть), "Трава забвенья" (1967; мемуарная повесть), "Кубик" (1969; повесть), "Алмазный мой венец" (1978; мемуарно-художественная книга), "Уже написан Вертер" (1980), Автобиография. По произведениям Валентина Катаева были сняты кинофильмы: "Белеет парус одинокий" (1937), "Шел солдат с фронта" (1939), "Сын полка" (1946), "За власть Советов" (1956), "Безумный день" (1956), "Дорогой, милый дедушка" (1965, рассказ), "Время, вперед!" (1966), "Хуторок в степи" (1971), "Сын полка" (1981; телефильм). __________ Источники информации: Энциклопедический ресурс www.rubricon.com (Большая советская энциклопедия, Энциклопедия "Москва", Иллюстрированный энциклопедический словарь, Энциклопедический словарь "Кино") Проект "Россия поздравляет!" - www.prazdniki.ru

(Источник: «Афоризмы со всего мира. Энциклопедия мудрости.» www.foxdesign.ru)

dic.academic.ru

Катаев Валентин Петрович - БиблиоГид

Валентин Катаев. Фото А.Родченко«В своих книгах я часто описывал русские интеллигентные семьи, — вспоминал В.П.Катаев. —Прообразом для меня служила наша семья — папа, мама, тепло семейных отношений, царившее в нашем доме, глубочайшая порядочность, бескорыстие. С детства я слышал имена Пушкина, Гоголя, Толстого, Лескова. В книжном шкафу стоял двенадцатитомный заветный Карамзин». Предкам по материнской и отцовской линиям Катаев посвятил два поздних романа — «Кладбище в Скулянах» и «Сухой лиман». Многие его произведения, особенно написанные в последние годы, в той или иной мере автобиографичны. К впечатлениям одесского дореволюционного детства он возвращался снова и снова: в хрестоматийной повести «Белеет парус одинокий», в её продолжении — «Хуторок в степи», в рассказах и, наконец, чрезвычайно подробно — в «книге памяти» «Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона».В юности вместе с Юрием Олешей и Эдуардом Багрицким Катаев входил в кружок одесских поэтов «Зелёная лампа». В 1915 году, не окончив гимназии, записался добровольцем в артиллерию. Был ранен, награждён георгиевским крестом и офицерской шашкой «за храбрость». Во время гражданской войны командовал красной батареей на деникинском фронте. В двадцатые годы работал в Одессе в ЮгРОСТА и в Москве в Главполитпросвете. Товарищами Катаева по знаменитой газете «Гудок» были «самые весёлые и едкие люди» — Юрий Олеша, Михаил Булгаков, Илья Ильф и Евгений Катаев (младший брат, он прославится под псевдонимом «Е.Петров»). Гудковские фельетоны самого Валентина Катаева появлялись за подписью «Старик Саббакин». Друзья так и звали его в шутку. Кстати, идею «Двенадцати стульев» Ильфу и Петрову — «другу и брату» — подарил Катаев.Известность ему принесла злободневная фантасмагорическая повесть «Растратчики». Советская критика отвела автору место среди так называемых писателей-попутчиков, а М.Горький и О.Мандельштам похвалили повесть. К.С.Станиславский предложил сделать из неё пьесу, с тем что она будет поставлена во МХАТе. Вторая пьеса — «Квадратура круга» — уже в середине тридцатых шла в Нью-Йорке на Бродвее.В годы первой пятилетки Катаев ездил по Союзу в журналистские командировки на строительства индустриальных гигантов. После поездки на Магнитострой он написал роман-хронику «Время, вперёд!», взяв как название строчку из «Марша времени» В.Маяковского.Сочиняя следующую повесть, Катаев задал себе оригинальную задачу: «скрестить сюжетность Пинкертона с художественностью Бунина». «Постепенно выкристаллизовывалась тема — революция 1905 года и дети». Повесть «Белеет парус одинокий» стала первой частью тетралогии «Волны Чёрного моря», которую Катаев завершил в 1961 году.Во время Великой Отечественной войны он был военным корреспондентом «Правды» и «Красной звезды», написал десятки очерков и рассказов и не менее хрестоматийную, чем «Парус», повесть «Сын полка». В 1946 году она была удостоена Государственной (Сталинской) премии.С 1955-го по 1961-й год Катаев возглавлял редакцию нового журнала «Юность», с тех пор и надолго очень популярного в нашей стране.В последнее двадцатилетие жизни Катаев написал книги, вызвавшие громкие споры критиков и огромный интерес читающей публики: «Святой колодец», «Трава забвенья», «Алмазный мой венец», «Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона». Катаев, по его собственному определению, «перестал быть “сюжетником”». В его новой прозе давние воспоминания и сиюминутные впечатления, сны, размышления, старые стихи и письма свободно сменяют друг друга. Живописная яркость и графическая чёткость катаевского слова с годами только возросла. Писатель, создавший свои лучшие книги в возрасте восьмидесяти и даже почти девяноста лет, — редкое явление в истории литературы.Однажды, прогуливаясь по своим ежедневным переделкинским маршрутам, Валентин Петрович заметил собеседнику: «Вчера читал в газетах о возвращении на земную орбиту кометы Галлея. Мне было тринадцать лет, когда она пришла к нам из мирового пространства. Теперь я глубокий старик, но всё равно с интересом жду новой встречи».

Скульптура «Петя и Гаврик» в Одессе. Фотография

Светлана Малая

 

 

СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ : [в 10 т.] / Валентин Катаев. — Москва : Художественная литература, 1983—1986.

АЛМАЗНЫЙ МОЙ ВЕНЕЦ / Валентин Катаев. — Москва : Советский писатель, 1979. — 222 с.Катаев предупреждал, что эта книга не мемуары и к её персонажам следует относиться как к литературным героям. Поэтому имена и фамилии своих знаменитых или почти забытых современников он заменил некими словесными образами: ключик, королевич, птицелов, Командор, щелкунчик, друг и брат…О, как кипела критика! И с какой жадностью читающая публика разгадывала ребус.

Ил. В.Горяева к повести В.Катаева «Белеет парус одинокий»БЕЛЕЕТ ПАРУС ОДИНОКИЙ : повесть / Валентин Катаев ; [худож. В. Гальдяев]. — Москва : АСТ, 2010. — 414 с. : ил. — (Внеклассное чтение).

ВОЛНЫ ЧЁРНОГО МОРЯ : Белеет парус одинокий ; Хуторок в степи / [В. П. Катаев ; рис. В. Горяева]. — Москва : Детская литература, 1976. — 543 с. : ил.ВОЛНЫ ЧЁРНОГО МОРЯ : Зимний ветер ; Катакомбы / [В. П. Катаев ; рис. В. Горяева]. — Москва : Детская литература, 1977. — 607 с. : ил.Детство Пети Бачея из повести «Белеет парус одинокий» во многом похоже на детство самого Катаева. Бачей — девичья фамилия его матери. А Гаврика он придумывал, вспоминая своего одесского приятеля Мишку Галлия.Первая часть тетралогии «Волны Чёрного моря» написана в 1936 году. Заключительная — «За власть Советов» («Катакомбы») — в 1949-м. В оккупированной фашистами Одессе Пётр Васильевич Бачей и товарищ Черноиваненко воюют в партизанском отряде. О том, как Петя Бачей и Гаврик Черноиваненко взрослели, Катаев написал позже, в романах «Хуторок в степи» и «Зимний ветер».

Новое издание тетралогии:БЕЛЕЕТ ПАРУС ОДИНОКИЙ ; ХУТОРОК В СТЕПИ. — Москва : Эксмо, 2005. — 622 с. — (Детская библиотека).ВОЛНЫ ЧЁРНОГО МОРЯ : Зимний ветер ; Катакомбы. — Москва : Эксмо, 2005. — 671 с. — (Детская библиотека).

ВРЕМЯ, ВПЕРЁД! : роман-хроника / Валентин Катаев. — Москва : Профиздат, 1984. — 303 с. : ил. — (Школьная библиотека).По мнению автора, высказанному, разумеется, много лет спустя, героя романа, инженера Давида Маргулиеса, в действительности при сталинском режиме ожидало бы осуждение за шпионаж и вредительство.

Ил. Э.Булатова и О.Васильева к сказке В.Катаева «Цветик-семицветик»ДУДОЧКА И КУВШИНЧИК ; ПЕНЬ ; ГРИБЫ ; ЦВЕТИК-СЕМИЦВЕТИК : сказки / Валентин Катаев ; [худож. О. Рытман]. — Москва : Оникс, 2009. — 59 с. : ил. — (Библиотечка детской классики).В прошлом сказки В.Катаева для маленьких детей «Цветик-семицветик» и «Дудочка и кувшинчик» часто переиздавались в сериях «Твои первые книжки» и «Читаем сами». Иллюстрации рисовали Э.Булатов и О.Васильев, В.Лосин, В.Юдин.Менее известны сказки «Голубок» и «Жемчужина». Их можно найти в первом томе десятитомного собрания сочинений В.Катаева.

МАЛЕНЬКАЯ ЖЕЛЕЗНАЯ ДВЕРЬ В СТЕНЕ / Валентин Катаев ; [рис. Г. Калиновского]. — Москва : Детская литература, 1980. — 254 с. : ил.«Маленькая железная дверь в стене» — книга о жизни В.И.Ленина в эмиграции — в Париже и на острове Капри. «Эта книга не исторический очерк, не роман, даже не рассказ. Это размышления, страницы путевых тетрадей, воспоминания, точнее всего — лирический дневник…» (В. Катаев).

РАЗБИТАЯ ЖИЗНЬ, или ВОЛШЕБНЫЙ РОГ ОБЕРОНА / Валентин Катаев ; [худож. Г. Калиновский]. — Москва : Детская литература, 1973. — 526 с. : ил.«Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона» может стоять в ряду таких книг, как «Детство» Л.Н.Толстого, «Детские годы Багрова-внука» С.Т.Аксакова, «Детство Тёмы» Н.Г.Гарина-Михайловского, «Детство Никиты» А.Н.Толстого.

СЫН ПОЛКА : повесть / [В. П. Катаев ; предисл. С. Баруздина ; худож. И. Гринштейн]. — Москва : Детская литература, 2009. — 234 с. : ил. — (Школьная библиотека).Ил. О.Верейского к повести В.Катаева «Сын полка»СЫН ПОЛКА : повесть / [В. П. Катаев ; рис. О. Верейского]. — Москва : Детская литература, 1985. — 238 с. : ил.«Я был корреспондентом на фронте и многое увидел. Но почему-то больше всего запомнил мальчиков — обездоленных, нищих, угрюмо шагавших по дорогам войны… Вот почему я написал “Сын полка”» (В.Катаев. «О себе»).

ТРАВА ЗАБВЕНЬЯ / Валентин Катаев. — Москва : Вагриус, 2007. — 412 с. : ил. — (Мой 20 век).ТРАВА ЗАБВЕНЬЯ / Валентин Катаев ; [предисл. И. Андроникова]. — Москва : Детская литература, 1967. — 222 с.«Трава забвенья» — книга об Иване Бунине и Владимире Маяковском, какими их знал и запомнил Катаев.«При нём [Бунине] я боялся даже произнести кощунственную фамилию: Маяковский. Так же, впрочем, как впоследствии я никогда не мог в присутствии Маяковского сказать слово: Бунин. Они оба взаимно искажали друг друга. Однако они оба стоят рядом в моей памяти, и ничего с этим не поделаешь» (В.Катаев. «Трава забвенья»).

Светлана Малая

 

Андроников И. Сверкающее слово Катаева // Андроников И. Все живо… — Москва : Советский писатель, 1990. — С. 280—285.Галанов Б. Е. Валентин Катаев : размышления о Мастере и диалоги с ним / [Б. Е. Галанов]. — Москва : Художественная литература, 1989. — 318 с. : ил.Галанов Б. Е. Валентин Катаев : очерк творчества / [Б. Е. Галанов]. — Москва : Детская литература, 1982. — 113 с. : ил.Кардин В. Парус в море : повесть «Белеет парус одинокий» в творчестве В. Катаева / [В. Кардин]. — Москва : Художественная литература, 1982. — 190 с.Катаев П. В. Доктор велел мадеру пить… : книга об отце / Павел Катаев. — Москва : Аграф, 2006. — 206 с. : ил. — (Символ времени).Котова М. А., Лекманов О. А. В лабиринтах романа-загадки : комментарий к роману В. П. Катаева «Алмазный мой венец» / М. Котова, О. Лекманов, при участии Л. М. Видгофа. — Москва : Аграф, 2004. — 286 с. — (Символ времени).

С.М.

 

- ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ФИЛЬМЫ -

 

Безумный день. Сцен. В.Катаева. Реж. А.Тутышкин. Комп. Н.Богословский. СССР, 1956. В ролях: И.Ильинский, С.Мартинсон, С.Бирман, А.Георгиевская, Р.Плятт, И.Зарубина, В.Володин и др.Кадр из художественного фильма «Белеет парус одинокий»

Белеет парус одинокий. Реж. В.Легошин. Комп. М.Раухвергер. СССР, 1937. В ролях: И.Бут, Б.Рунге, А.Мельников и др.

Волны Чёрного моря. Телефильм. Реж. А.Войтецкий и др. Комп. В.Дашкевич, М.Кюсс. СССР, 1975. В ролях: В.Кузнецов, Э.Купоросов, В.Агарков, О.Табаков, Е.Леонов-Гладышев, И.Миколайчук, А.Петренко и др.

Время, вперёд! Сцен. В.Катаева, М.Швейцера. Реж. М.Швейцер, С.Милькина. Комп. Г.Свиридов. СССР, 1965. В ролях: С.Юрский, И.Гулая, Т.Сёмина, Л.Куравлёв, В.Кашпур, Е.Копелян и др.За власть Советов. Сцен. В.Катаева, С.Клебанова. Реж. Б.Бунеев. Комп. М.Раухвергер. СССР, 1956. В ролях: Б.Чирков, С.Курилов, Д.Сагал, Б.Тенин и др.Отче наш. Реж. Б.Ермолаев. Комп. М.Вайнберг. СССР, 1989. В ролях: М.Терехова, А.Игнатьев, В.Никулин, В.Меньшов, В.Малявина, В.Дворжецкий и др.Сын полка. Реж. В.Пронин. Комп. А.Лепин. СССР, 1946. В ролях: Ю.Янкин, А.Морозов и др.Сын полка. Реж. Г.Кузнецов. СССР, 1981. В ролях: И.Носов, В.Яковлев, В.Павлов, И.Краско и др.Хуторок в степи. Сцен. В.Катаева. Реж. Б.Бунеев. Комп. М.Раухвергер. СССР, 1970. В ролях: И.Корытнюк, А.Юдин, Ю.Любимов, Н.Меньшикова и др.Цветик-семицветик. Короткометражный фильм. Реж. Г.Аразян, Б.Бушмелев. Комп. Е.Крылатов. СССР, 1968.Я, сын трудового народа. Реж. В.Стрелков. Комп. Н.Сидельников. СССР, 1983. В ролях: С.Маковецкий, В.Хмель и др.

- МУЛЬТИПЛИКАЦИОННЫЕ ФИЛЬМЫ -

Дудочка и кувшинчик. Сцен. В.Катаева. Реж. В.Громов. Худож.-пост. В.Дегтярёв. Комп. А.Спадавеккиа. СССР, 1950.Последний лепесток. По сказке «Цветик-семицветик». Реж. Р.Качанов. Худож.-пост. К.Карпов, Е.Пророкова. Комп. Г.Гладков. СССР, 1977.Цветик-семицветик. Сцен. В.Катаева. Реж. М.Цехановский. Худож.-пост. Л.Мильчин, В.Роджеро. Комп. Ю.Левитин. СССР, 1948.

Кадр из мультипликационного фильма «Дудочка и кувшинчик»

С.М.

 

bibliogid.ru

КАТАЕВ ВАЛЕНТИН ПЕТРОВИЧ

(1897-1986) русский поэт, писатель, журналист, мемуарист

 

Определить место Катаева в истории российской сло­весности не просто. Художественные достоинства его прозы, несомненно, позволяют считать Катаева одним из крупнейших писателей XX века. Вместе с тем постоян­ная двойственность его политической и жизненной пози­ции заслоняют сделанное им в литературе.

О себе Катаев рассказал достаточно подробно во мно­гих своих произведениях. Он родился в Одессе в семье учителя. Отец воспитывал двух сыновей вместе со своей сестрой, поскольку его жена рано умерла. Смерть мате­ри, пережитая в пятилетнем возрасте, отразилась в памя­ти Катаева как величайшая трагедия. Основное внимание в семье уделялось его младшему брату, будущему писате­лю Е.Петрову (писать под одной фамилией братья не ста­ли). Как известно, Евгений стал соавтором И.Ильфа, вме­сте с которым они создали фактически лучшие советские сатирические романы — «Двенадцать стульев» и «Золо­той теленок».

 

Первое свое стихотворение «Осень» Катаев опубли­ковал в 1910 году в газете «Одесский вестник», будучи учеником Одесской гимназии. Во время Первой мировой войны он ушел вольноопределяющимся на фронт, был дважды ранен, отравлен газами. Тогда же Катаев впервые выступил как журналист с корреспонденциями и очерка­ми о жизни и быте солдат.

В 1919 году Катаев недолгое время участвовал в граж­данской войне в частях Красной Армии. Впечатления об этом времени он отразил в автобиографической повести «Записки о гражданской войне» (1924). Вернувшись в Одессу, Катаев начиная с 1919 года заведовал Окнами сатиры в Одесском РОСТА (Российском телеграфном агентстве), а затем в ЮгРОСТА в Харькове. Особое вли­яние на формирование его стилевой манеры оказал Бу­нин, тогда живший в Одессе. Под влиянием знаменитого прозаика Катаев начал уделять больше внимания детали,метафоре, его описания стали отличаться особой зрительностью.

С 1922 года Катаев живет в Москве. Он выступает как журналист, писатель-сатирик. С 1923 года становится постоянным сотрудником газеты «Гудок», которая была своеобразной школой мастерства для М.Булгакова, И.Ильфа и Ю.Олеши. В это же время Катаев окончатель­но перешел от поэзии к рассказам, хотя писал стихи всю оставшуюся жизнь. Он проявил себя в рассказах как пи­сатель острой социальной проблематики, который умело строит занимательный сюжет, искусно использует юмор. Как и многие авторы тех лет, Катаев отдал дань экспери­ментам в области формы, создав рассказы «Сэр Генри и черт» (1920) и «Железное кольцо». Любопытен и его опыт в создании комедии: пьеса «Квадратура круга» (1928), построенная по принципу «комедии положений», обошла театры многих стран.

В 1926 году с рассказа «Родион Жуков» Катаев начи­нает создавать свою знаменитую тетралогию, позже по­лучившую название «Волны Черного моря». Сюда вошли повести «Белеет парус одинокий» (1936), по которой в 1937 году был снят одноименный фильм, «Хуторок в сте­пи» (1956), «Зимний ветер» (1960-1961) и «За власть Советов!», или «Катакомбы» (первый вариант вышел в 1948 году, а второй — в 1951 году).

Повести «Белеет парус одинокий» и «Хуторок в сте­пи» вошли в круг чтения школьников благодаря занима­тельному сюжету, блестящему воспроизведению психо­логии ребенка, простому и доступному языку.

Первая повесть целиком построена на впечатлениях детства, хотя ее героя и нельзя назвать автобиографичес­ким персонажем. В ней рассказывается о событиях жиз­ни ребенка и в то же время о революции 1905 года. Здесь впервые проявилась зрительная вещественность прозы Катаева, умение насытить повествование множеством ярких деталей, создать запоминающиеся образы того вре­мени, которое писатель отражает в своем произведении.

Катаев последовательно проводит своего героя через различные ступени социального, нравственного и физи­ческого развития. Герой повести возвращается в свое про­шлое во время поездки в родные места вместе с внуком.

События первых пятилеток отражены в романе-хронике «Время, вперед!», в названии которого писатель ис­пользовал строки из стихотворения В.Маяковского. Ос­новной сюжет романа достаточно традиционен для тех лет. В центре произведения — установление нового ре­корда на строительстве металлургического комбината в городе Магнитогорске.

В начале сороковых годов Катаев начинает публико­вать свои сказки. В 1940 году вышли такие его произведе­ния, как «Дудочка и кувшинчик», «Цветик-семицветик» и «Голубок». В 1945 году писатель опубликовал еще две сказки — «Жемчужинка» и «Пень». Это простые истории, в которых ставятся важные философские проблемы — о добре и зле, о гордости, честности, лени. Используя фор­му диалога и яркие, конкретные ситуации, писатель при­ходит к очень важным выводам, понятным даже ребенку.

Во время Отечественной войны Катаев был корреспон­дентом «Правды» и «Красной звезды». Впечатления того времени нашли отражение в его повести «Сын полка» (1945), за которую он в 1946 году получил Сталинскую премию. Героем повести стал мальчик-сирота, которому полк заменил погибших родителей. Новизна в передаче темы войны сказалась в том, что она дается Катаевым че­рез восприятие ребенка. Он не пишет о сражениях, а в спокойной повествовательной манере рассказывает о су­ровых буднях войны и о трудной судьбе подростка. По­весть стала в один ряд с поэмой К.Симонова «Сын артил­лериста», где также была затронута тема «дети на войне».

С конца 60-х годов Катаев выступает как мемуарист. Он рассказывает свою жизнь, восстанавливая прошлые события, поэтому сюжет первых произведений практичес­ки совпадает со временем их создания. И лишь потом пи­сатель обращается к своему детству, а затем и к молодос­ти. В 1967 году выходит «Трава забвения», а в 1980-1981 годах — «Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона» и «Юношеский роман».

Объясняя свою творческую манеру, Катаев говорил о создании нового стиля, который он называл мовизмом. Своеобразная литературная игра, которую предлагает писатель, выражается в создании произведения, где дей­ствие движется единым потоком. Формально оно не раз­делено на главы, а состоит из небольших фрагментов, каж­дый из которых практически имеет свою тему. Они даже разделены графически, пробелами. Соединение яркого описания со смысловой емкостью слова, особая зрительность и образность изображаемого, метафорическая точ­ность образов являются отличительными особенностям^ воспоминаний Катаева.

 

Особое место в его биографии занимает обществен­ная деятельность. С 1946 по 1954 год он входил в редкол­легию журнала «Новый мир». В 1955 году становится ос­нователем, а до 1962 года и главным редактором журнала «Юность», открывшего многих талантливых молодых про­заиков, которые вошли в литературу как «шестидесятни­ки». Среди них были такие известные писатели, как В.Ак­сенов и А.Гладилин.

Несмотря на то, что Катаев практически находился в оппозиции к общепринятой линии социалистического ре­ализма, поскольку поддержал эксперимент в области фор­мы и ввел в литературу ненормативную лексику, он все-таки продолжал оставаться на партийной точке зрения. В 1958 году Катаев вступил в партию и не только сохранял лояльность партийной позиции, но и поддерживал все официальные решения. Так, он подписал, в частности, письмо против А.Солженицына. Поэтому некоторые пи­сатели, жившие в Переделкине, например В.Каверин, за­видев Катаева, переходили на другую сторону улицы, счи­тая его если не предателем, то возможным доносчиком. Они также не могли простить ему участие в травле Б.Па­стернака.

Так что Катаева прежде всего следует считать чело­веком своего времени, который никогда не шел против течения и приспосабливался к обстоятельствам. Хотя порой он выражал свой субъективный взгляд на происхо­дящее, как, например, сделал это в произведениях «Свя­той колодец» (1965) и «Алмазный мой венец» (1978), где доминирует именно авторская точка зрения на литератур­ный процесс.

biography-peoples.ru