Бой на Калиновом мосту — русская народная сказка. Калинов мост сказка


Бой на Калиновом мосту - Русская сказка

Подробности Категория: Русская сказка

Бой на Калиновом мосту (русская сказка)

Бой на Калиновом мостуВ некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей. Была у царицы любимая подружка – попова дочь. Была у царицы любимая служанка – Чернавушка.Вот скоро ли, долго ли – родилось у каждой по сыну-молодцу. У царицы – Иван-царевич, у поповны – Иван-попович, у Чернавки – Ванюшка – крестьянский сын. Стали ребятки расти не по дням, а по часам. Выросли богатырями могучими.Вот раз возвращались они с охоты – выбежала царица из горенки, слезами заливается:– Сыны мои милые, напали на нашу страну страшные враги, змеи лютые, идут на нас через речку Смородиную, через чистый Калинов мост. Всех людей кругом в плен взяли, землю разорили, огнём пожгли.– Не плачь, матушка, не пустим мы змея через Калинов мост.Словом-делом собрались – поехали. Приезжают к реке Смородиной, видят: всё кругом огнём сожжено, вся земля Русская кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках.– Ну, братцы, – говорит Иван-царевич, – тут нам жить и сторожить, не пускать врагов через Калинов мост, в черёд караул держать.В первую ночь стал сторожить Иван-царевич. Надел он золотые доспехи, взял меч, в дозор отправился.Ждёт-пождёт – тихо на речке Смородиной. Лёг Иван-царевич под ракитовый куст да и заснул богатырским сном. А Ванюшке в избушке не спится, не лежится. Встал Ванюшка, взял дубинку железную, вышел к речке Смородиной и видит: под кустом Иван-царевич спит-храпит.Вдруг в реке во́ды взволновались, на дубах орлы раскричались – выезжает чудо-юдо шестиглавый змей. Как подул на все стороны – на три версты всё огнём пожёг. Ступил его конь ногой на Калинов мост.Выскочил тут Ванюшка, размахнулся дубинкой железной – три головы снёс; размахнулся ещё разок – ещё три сшиб. Головы и туловище в реку столкнул. Пошёл в избушку да и спать лёг.Утром-светом вернулся Иван-царевич.– А что, братец, как у тебя ночь прошла? – спрашивает Иван-попович.– Тихо, братцы, мимо меня и муха не пролетела.Сидит Ванюшка, помалкивает.На другую ночь пошёл караулить Иван-попович. Ждёт-пождёт – тихо на речке Смородиной. Лёг Иван-попович под куст и заснул богатырским сном. Среди ночи взял Ванюшка железную па́лицу, пошёл на речку Смородиную. А у Калинова моста под кустом Иван-попович спит-храпит…Вдруг в реке во́ды взволновались, на дубах орлы раскричались – выезжает чудо-юдо девятиглавый змей. Вскочил Ванюшка, сошлись они, ударились – только земля кругом застонала. Чудо-юдо девятиглавый змей Ванюшку по щиколотку в землю вбил. Разгорячился Ванюшка, разошёлся, размахнулся дубинкою – три головы снёс.– Стой, Иван – крестьянский сын, дай мне, чуду-юду, роздыху.59– Какой тебе роздых, вражья сила! У тебя девять голов, у меня одна.Размахнулся Ванюшка – ещё три головы снёс, а чудо-юдо ударил – по колено Ванюшку в землю вогнал. Тут Ванюшка изловчился, захватил горсть земли и бросил змею в глаза.Пока змей глаза протирал, брови прочищал, Ванюшка – крестьянский сын сшиб ему три последние головы. Головы и туловище в воду бросил. А Иван-попович всё проспал, ничего не слыхал.На третью ночь собирается караулить Ванюшка. Обувает сапоги яловые, надевает рукавицы пеньковые, старшим братьям наказывает:– Братцы милые, я на страшный бой иду, лежите – не спите, моего крика слушайте.Вот стоит Ванюшка у Калинова моста, за ним земля Русская. Пошло время за́ полночь, на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались. Выезжает Змей Горыныч, чудо-юдо двенадцатиглавое. Каждая голова своим напевом поёт, из ноздрей пламя пышет, изо рта дым валит.

Ступил змей на Калинов мост. Тут Ванюшка выскочил, размахнулся, сбил змею три головы, а змей его по щиколотку в землю вогнал, подхватил свои три головы, чиркнул по ним огненным пальцем – все головы приросли, будто век не падали. Дыхнул на Русь огнём – на три версты всё пожёг кругом.Видит Ванюшка – плохо дело, схватил камешек, бросил в избушку – братьям знак подать. Все окошечки вылетели, ставеньки в щепы разнеслись – спят братья, не слышат.Собрал силы Ванюшка, размахнулся дубинкой – сбил змею шесть голов. А змей огненным пальцем чиркнул – приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по колена в землю вбил. Дыхнул огнём – на шесть вёрст Русскую землю сжёг.Снял Ванюшка пояс кованый, бросил в избушку – братьям знак подать. Разошлась крыша тесовая, покатились ступеньки дубовые, спят братья, спят-храпят, беды не ведают.Собрал Ванюшка последние силы, размахнулся дубинкой, сшиб змею девять голов. Вся сыра земля дрогнула, вода всколебалася, орлы с дубов попа́дали. Змей Горыныч подхватил свои головы, чиркнул огненным пальцем – приросли головы, будто век не падали, а Ванюшку по пояс в землю вогнал. Дыхнул огнём – на двенадцать вёрст Русскую землю сжёг.Снял Ванюшка рукавицу пеньковую, бросил в избушку – братьям знак подать. Раскатилась избушка по брёвнышку. Проснулись братья, вскочили. Видят: вздыбилась речка Смородиная, с Калинова моста кровь бежит, на Русской земле стон стоит. Бросились братья на помощь Ванюшке. Пошёл тут богатырский бой. Чудо-юдо огнём палит, дымом душит. Иван-царевич мечом сечёт. Иван-попович копьём колет. Ванюшка дубинкой бьёт.Никак змея не одолеть.Изловчился Ванюшка и отбил змею огненный палец. Тут уж братья отсекли змею все двенадцать голов, туловище разрубили, в воду бросили.Отстояли Калинов мост.Утром рано-ранёшенько вышел Ваня – крестьянский сын в чисто поле, о землю грянулся, обернулся мушкой и полетел в змеиное царство. Долетел Ванюшка до змеиного дворца, сел на окошечко. Сидят в белокаменной палате три змеиных жены, слёзы льют:– Убил Ваня наших любимых мужей. Как мы ему с его братьями мстить будем?Старшая жена золотые волосы чешет, громким голосом говорит:– Напущу я на них голод, сама выйду на дорогу, сделаюсь яблоней. Кто моё яблоко сорвёт, сразу умрёт.Средняя жена серебряные волосы чешет, громким голосом говорит:– А я напущу на них жажду великую, сама сделаюсь колодцем с ключевой водой. Кто моей воды попьёт, сразу умрёт.Третья жена медные волосы чешет, громким голосом говорит:– А я на них сон да дрёму напущу, обернусь сама тесовой кроватью с пуховой периной. Кто на кровать ляжет – огнём сгорит.Всё Иванушка выслушал, всё на сердце сложил. Полетел в чисто поле, о землю грянулся, добрым молодцем стал. Пошёл в избу, разбудил братьев и говорит:– Братья мои милые, убили мы змеев, остались змеёныши: надо самоё гнездо разорить, пепел развеять, а то не будет на Калиновом мосту покоя.Вот собрались, мост переехали, по змеиному царству поехали. Едут, едут, кругом ни кола, ни двора, ни сада, ни поля – всё огнём сожжено. Стали братья на голод жаловаться. А Ванюшка помалкивает. Вдруг видят: стоит яблоня, а на яблоне золотые яблочки. Обрадовались братья, коней подгоняют, к яблоне поспешают, а Ванюшка поскакал вперёд и давай рубить яблоню, топтать, давить яблоки – только треск пошёл. Братья сердятся, а Ванюшка помалкивает.Едут дальше. Долго ли, коротко – стала жара страшная, а кругом ни речки, ни ключа. Вдруг видят: на жёлтом песке, на крутом бугорке стоит колодец золотой с ключевой водой; на воде чарочка золотая плавает.60 Бросились братья к колодцу, а Ванюшка впереди. Стал рубить колодец, воду мутить, чарочку топтать, только стон по степи пошёл. Братья злобятся, а Ванюшка помалкивает.Ну, поехали дальше. Долго ли, коротко – напал на братьев сон, накатила дрёма. Глаза сами закрываются, богатыри в сёдлах качаются, на гривы коням падают. Вдруг видят: стоит кровать тесовая, перина пуховая. Братья к кровати поспешают, а Ванюшка впереди всех, им лечь не даёт.Рассердились братья, за мечи схватились, на Иванушку бросились, а Иванушка им говорит:– Эх, братцы любимые, я вас от смерти спас, а вы на меня злобитесь! Ну-ка гляньте сюда, богатыри русские.Схватил Ванюшка сокола с правого плеча, на кровать бросил – сокол огнём сгорел. Братья так и ахнули. Вот они ту кровать в мелкие щепочки изрубили, золотым песком засыпали.Доехали богатыри русские до змеиного дворца, убили змеёнышей, дворец сожгли, пепел по ветру развеяли да со славой домой воротилися.Задал царь пир на весь мир. Я на том пиру была, мёд и пиво пила, по подбородку текло, а в рот не попало.

- КОНЕЦ -

www.planetaskazok.ru

Русская народная сказка - Бой на Калиновом мосту. Читать онлайн

Сказка Бой на Калиновом мосту

Сказка Бой на Калиновом мосту читать:

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей. Была у царицы любимая подружка – попова дочь, была у царицы любимая служанка – Чернавушка. Вот скоро ли долго ли, родилось у каждой по сыну молодцу. У царицы – Иван Царевич, у Поповны – Иван Попович, у Чернавки – Ванюшка – крестьянский сын. Стали ребятки расти не по дням, а по часам. Выросли богатырями могучими.

Вот раз возвращались они с охоты, выбежала царица из горенки, слезами заливается:

— Сыны мои милые, напали на нашу страшные враги, змеи лютые, идут на нас через речку Смородину, через чистый Калинов мост. Всех людей кругом в плен взяли, землю разорили, огнём пожгли.

— Не плачь, матушка, не пустим мы змея через Калинов мост.

Словом-делом, собрались — поехали.

Приезжают к реке Смородине, видят — всё кругом огнём сожжено, вся земля Русская кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках.

— Ну, братцы, — говорит Иван-царевич, — тут нам и жить и сторожить, не пускать врагов через Калинов мост. В черед караул держать.

В первую ночь стал сторожить Иван-царевич. Надел он золотые доспехи, взял меч, в дозор отправился. Ждёт — пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-царевич под ракитовый куст, да и заснул богатырским сном. А Ванюшке в избушке не спится, не лежится. Встал Ванюшка, взял дубинку железную, вышел к речке Смородине и видит — под кустом Иван-царевич спит-храпит.

Вдруг в реке воды заволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — шестиглавый змей. Как подул на все стороны — на три версты все огнём пожёг! Вступил его конь ногой на Калинов мост. Вскочил тут Ванюшка, размахнулся дубинкой железной — три головы снёс, размахнулся ещё разок — ещё три сшиб. Головы под мост положил, туловище в реку столкнул. Пошёл в избушку да и спать лёг.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-царевич. Братья его и спрашивают:

— А что, царевич, как ночь прошла?

— Тихо, братцы, мимо меня и муха не пролетела. Сидит Ванюшка, помалкивает.

На другую ночь пошёл в дозор Иван-попович. Ждёт — пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-попович под ракитов куст и заснул богатырским сном. Среди ночи взял Ванюшка железную палицу, пошёл на речку Смородину. А у Калинова моста, под кустом, Иван-попович спит-храпит, как лес шумит.

Вдруг в реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — девятиглавый змей. Под ним конь споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Рассердился девятиглавый змей:

— Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Нет для меня на всём свете противника!

Отвечает ему ворон с правого плеча:

— Есть на свете тебе противник — русский богатырь, Иван — крестьянский сын.

— Иван — крестьянский сын не родился, а если родился, то на войну не сгодился, я его на ладонь посажу, другой прихлопну, только мокренько станет.

Рассердился Ванюшка:

— Не хвались, вражья сила! Не поймав ясного сокола, рано перья щипать, не побившись с добрым молодцем, рано хвастаться.

Вот сошлись они, ударились — только земля кругом застонала. Чудо-юдо — девятиглавый змей Ивана по щиколотку в землю вбил. Разгорячился Ванюшка, разошёлся, размахнулся дубинкой — три головы змея, как кочны капусты, снёс.

— Стой, Иван — крестьянский сын, дай мне, Чудо-юдо, роздыху!

— Какой тебе роздых, вражья сила! У тебя девять голов — у меня одна!

Размахнулся Иванушка — ещё три головы снёс, а Чудо-юдо ударил Ивана — по колена в землю вогнал. Тут Ванюшка изловчился, захватил горсть земли и бросил Змею в глаза.

Пока Змей глаза протирал, брови прочищал, Иван — крестьянский сын сшиб ему последние три головы. Головы под мост положил, туловище в воду бросил.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-попович, спрашивают его братья:

— А что, попович, как ночь прошла?

— Тихо, братцы, только комар над ухом пищал.

Тут Ванюшка повёл их на Калинов мост, показал им змеиные головы.

— Эх вы, сони непробудные, разве вам воевать? Вам бы дома на печи лежать!

На третью ночь собирается в дозор Ванюшка. Обувает сапоги яловые, надевает рукавицы пеньковые, старшим братьям наказывает:

— Братья милые, я на страшный бой иду, лежите — спите, моего крика слушайте.

Вот стоит Ванюшка у Калинова моста, за ним земля Русская. Прошло время за полночь, на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались. Выезжает Змей Горыныч, Чудо-юдо двенадцатиглавое. Каждая голова своим напевом поёт, из ноздрей пламя пышет, изо рта дым валит. Конь под ним о двенадцати крылах. Шерсть у коня железная, хвост и грива огненные.

Въехал Змей на Калинов мост. Тут под ним конь споткнулся, ворон встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Чудо-юдо коня плёткой по бёдрам, ворона — по перьям, пса — по ушам.

— Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Али вы думаете, Иван — крестьянский сын здесь? Да если он народился, да и на войну сгодился, я только дуну — от него прах останется!

Рассердился тут Ванюшка, выскочил:

— Не побившись с добрым молодцем, рано, Чудо-юдо, хвастаешь!

Размахнулся Ванюшка, сбил Змею три головы, а Змей его по щиколотку в землю вогнал, подхватил свои три головы, чиркнул по ним огненным пальцем — все головы приросли, будто век не падали. Дыхнул на Русь огнём — на три версты всё поджёг кругом. Видит Ванюшка — плохо дело, схватил камешек, бросил в избушку — братьям знак подать. Все окошечки вылетели, ставенки в щепы разнеслись — спят братья, не слышат.

Собрал силы Ванюшка, размахнулся дубиной — сбил Змею шесть голов. Змей огненным пальцем чиркнул — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по колена в землю вбил. Дыхнул огнём — на шесть вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюша пояс кованый, бросил в избушку — братьям знак подать. Разошлась крыша тесовая, подкатились ступеньки дубовые — спят братья, храпят, как лес шумит.

Собрал Ванюшка последние силы, размахнулся дубинкой, сшиб Змею девять голов. Вся сыра земля дрогнула, вода всколебалася, орлы с дубов попадали. Змей Горыныч подхватил свои головы, чиркнул огненным пальцем — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по пояс в землю вогнал. Дыхнул огнём — на двенадцать вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюшка рукавицу пеньковую, бросил в избушку — братьям знак подать. Раскатилась избушка по брёвнышку. Проснулись братья, выскочили. Видят: вздыбилась речка Смородина, с Калинова моста кровь бежит, на Русской земле стон стоит, на чужой земле ворон каркает. Бросились братья на помощь Ванюшке. Пошёл тут богатырский бой. Чудо-юдо огнём палит, дымом дымит. Иван-царевич мечом бьёт, Иван-попович копьём колет. Земля стонет, вода кипит, ворон каркает, пёс воет.

Изловчился Ванюшка и отсёк Змею огненный палец. Тут уж стали братья бить-колотить, отсекли Змею все двенадцать голов, туловище в воду бросили.

Отстояли Калинов мост.

mamontenok-online.ru

Бой на Калиновом мосту - русская народная сказка

Бой на Калиновом мосту – сказка о подвиге трех русских богатырей. Совпадает по сюжету со сказкой Иван-крестьянский сын и чудо-юдо. В настоящем сюжете, помимо Ивана-крестьянского сына, появляются еще два русских богатыря – Иван-царевич и Иван Попович. Собрались они вместе и пошли против трех чудовищных змеев биться на Калинов мост…

Бой на Калиновом мосту читать

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей. Была у царицы любимая подружка – попова дочь, была у царицы любимая служанка – Чернавушка. Вот скоро ли долго ли, родилось у каждой по сыну молодцу. У царицы – Иван Царевич, у Поповны – Иван Попович, у Чернавки – Ванюшка – крестьянский сын. Стали ребятки расти не по дням, а по часам. Выросли богатырями могучими.Вот раз возвращались они с охоты, выбежала царица из горенки, слезами заливается:

— Сыны мои милые, напали на нашу страшные враги, змеи лютые, идут на нас через речку Смородину, через чистый Калинов мост. Всех людей кругом в плен взяли, землю разорили, огнём пожгли.

— Не плачь, матушка, не пустим мы змея через Калинов мост.

Словом-делом, собрались — поехали.

Приезжают к реке Смородине, видят — всё кругом огнём сожжено, вся земля Русская кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках.

— Ну, братцы, — говорит Иван-царевич, — тут нам и жить и сторожить, не пускать врагов через Калинов мост. В черед караул держать.

В первую ночь стал сторожить Иван-царевич. Надел он золотые доспехи, взял меч, в дозор отправился. Ждёт — пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-царевич под ракитовый куст, да и заснул богатырским сном. А Ванюшке в избушке не спится, не лежится. Встал Ванюшка, взял дубинку железную, вышел к речке Смородине и видит — под кустом Иван-царевич спит-храпит.

Вдруг в реке воды заволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — шестиглавый змей. Как подул на все стороны — на три версты все огнём пожёг! Вступил его конь ногой на Калинов мост. Вскочил тут Ванюшка, размахнулся дубинкой железной — три головы снёс, размахнулся ещё разок — ещё три сшиб. Головы под мост положил, туловище в реку столкнул. Пошёл в избушку да и спать лёг.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-царевич. Братья его и спрашивают:

— А что, царевич, как ночь прошла?

— Тихо, братцы, мимо меня и муха не пролетела. Сидит Ванюшка, помалкивает.

На другую ночь пошёл в дозор Иван-попович. Ждёт — пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-попович под ракитов куст и заснул богатырским сном. Среди ночи взял Ванюшка железную палицу, пошёл на речку Смородину. А у Калинова моста, под кустом, Иван-попович спит-храпит, как лес шумит.

Вдруг в реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — девятиглавый змей. Под ним конь споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Рассердился девятиглавый змей:

— Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Нет для меня на всём свете противника!

Отвечает ему ворон с правого плеча:

— Есть на свете тебе противник — русский богатырь, Иван — крестьянский сын.

— Иван — крестьянский сын не родился, а если родился, то на войну не сгодился, я его на ладонь посажу, другой прихлопну, только мокренько станет.

Рассердился Ванюшка:

— Не хвались, вражья сила! Не поймав ясного сокола, рано перья щипать, не побившись с добрым молодцем, рано хвастаться.

Вот сошлись они, ударились — только земля кругом застонала. Чудо-юдо — девятиглавый змей Ивана по щиколотку в землю вбил. Разгорячился Ванюшка, разошёлся, размахнулся дубинкой — три головы змея, как кочны капусты, снёс.

— Стой, Иван — крестьянский сын, дай мне, Чудо-юдо, роздыху!

— Какой тебе роздых, вражья сила! У тебя девять голов — у меня одна!

Размахнулся Иванушка — ещё три головы снёс, а Чудо-юдо ударил Ивана — по колена в землю вогнал. Тут Ванюшка изловчился, захватил горсть земли и бросил Змею в глаза.

Пока Змей глаза протирал, брови прочищал, Иван — крестьянский сын сшиб ему последние три головы. Головы под мост положил, туловище в воду бросил.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-попович, спрашивают его братья:

— А что, попович, как ночь прошла?

— Тихо, братцы, только комар над ухом пищал.

Тут Ванюшка повёл их на Калинов мост, показал им змеиные головы.

— Эх вы, сони непробудные, разве вам воевать? Вам бы дома на печи лежать!

На третью ночь собирается в дозор Ванюшка. Обувает сапоги яловые, надевает рукавицы пеньковые, старшим братьям наказывает:

— Братья милые, я на страшный бой иду, лежите — спите, моего крика слушайте.

Вот стоит Ванюшка у Калинова моста, за ним земля Русская. Прошло время за полночь, на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались. Выезжает Змей Горыныч, Чудо-юдо двенадцатиглавое. Каждая голова своим напевом поёт, из ноздрей пламя пышет, изо рта дым валит. Конь под ним о двенадцати крылах. Шерсть у коня железная, хвост и грива огненные.

Въехал Змей на Калинов мост. Тут под ним конь споткнулся, ворон встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Чудо-юдо коня плёткой по бёдрам, ворона — по перьям, пса — по ушам.

— Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Али вы думаете, Иван — крестьянский сын здесь? Да если он народился, да и на войну сгодился, я только дуну — от него прах останется!

Рассердился тут Ванюшка, выскочил:

— Не побившись с добрым молодцем, рано, Чудо-юдо, хвастаешь!

Размахнулся Ванюшка, сбил Змею три головы, а Змей его по щиколотку в землю вогнал, подхватил свои три головы, чиркнул по ним огненным пальцем — все головы приросли, будто век не падали. Дыхнул на Русь огнём — на три версты всё поджёг кругом. Видит Ванюшка — плохо дело, схватил камешек, бросил в избушку — братьям знак подать. Все окошечки вылетели, ставенки в щепы разнеслись — спят братья, не слышат.

Собрал силы Ванюшка, размахнулся дубиной — сбил Змею шесть голов. Змей огненным пальцем чиркнул — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по колена в землю вбил. Дыхнул огнём — на шесть вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюша пояс кованый, бросил в избушку — братьям знак подать. Разошлась крыша тесовая, подкатились ступеньки дубовые — спят братья, храпят, как лес шумит.

Собрал Ванюшка последние силы, размахнулся дубинкой, сшиб Змею девять голов. Вся сыра земля дрогнула, вода всколебалася, орлы с дубов попадали. Змей Горыныч подхватил свои головы, чиркнул огненным пальцем — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по пояс в землю вогнал. Дыхнул огнём — на двенадцать вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюшка рукавицу пеньковую, бросил в избушку — братьям знак подать. Раскатилась избушка по брёвнышку. Проснулись братья, выскочили. Видят: вздыбилась речка Смородина, с Калинова моста кровь бежит, на Русской земле стон стоит, на чужой земле ворон каркает. Бросились братья на помощь Ванюшке. Пошёл тут богатырский бой. Чудо-юдо огнём палит, дымом дымит. Иван-царевич мечом бьёт, Иван-попович копьём колет. Земля стонет, вода кипит, ворон каркает, пёс воет.

Изловчился Ванюшка и отсёк Змею огненный палец. Тут уж стали братья бить-колотить, отсекли Змею все двенадцать голов, туловище в воду бросили.

Отстояли Калинов мост.* В древности речку Смородину называли Огненной, а мост называли Калиновым, потому, что он представлялся раскаленным докрасна. Река разделяла два мира: живых и мертвых, а страшные змеи охраняли мост.

mishka-knizhka.ru

читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей. Была у царицы любимая подружка – попова дочь, была у царицы любимая служанка – Чернавушка. Вот скоро ли долго ли, родилось у каждой по сыну молодцу. У царицы – Иван Царевич, у Поповны – Иван Попович, у Чернавки – Ванюшка – крестьянский сын. Стали ребятки расти не по дням, а по часам. Выросли богатырями могучими.

Вот раз возвращались они с охоты, выбежала царица из горенки, слезами заливается:

— Сыны мои милые, напали на нашу страшные враги, змеи лютые, идут на нас через речку Смородину, через чистый Калинов мост. Всех людей кругом в плен взяли, землю разорили, огнём пожгли.

— Не плачь, матушка, не пустим мы змея через Калинов мост.

Словом-делом, собрались — поехали.

Приезжают к реке Смородине, видят — всё кругом огнём сожжено, вся земля Русская кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках.

— Ну, братцы, — говорит Иван-царевич, — тут нам и жить и сторожить, не пускать врагов через Калинов мост. В черед караул держать.

В первую ночь стал сторожить Иван-царевич. Надел он золотые доспехи, взял меч, в дозор отправился. Ждёт — пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-царевич под ракитовый куст, да и заснул богатырским сном. А Ванюшке в избушке не спится, не лежится. Встал Ванюшка, взял дубинку железную, вышел к речке Смородине и видит — под кустом Иван-царевич спит-храпит.

Вдруг в реке воды заволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — шестиглавый змей. Как подул на все стороны — на три версты все огнём пожёг! Вступил его конь ногой на Калинов мост. Вскочил тут Ванюшка, размахнулся дубинкой железной — три головы снёс, размахнулся ещё разок — ещё три сшиб. Головы под мост положил, туловище в реку столкнул. Пошёл в избушку да и спать лёг.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-царевич. Братья его и спрашивают:

— А что, царевич, как ночь прошла?

— Тихо, братцы, мимо меня и муха не пролетела. Сидит Ванюшка, помалкивает.

На другую ночь пошёл в дозор Иван-попович. Ждёт — пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-попович под ракитов куст и заснул богатырским сном. Среди ночи взял Ванюшка железную палицу, пошёл на речку Смородину. А у Калинова моста, под кустом, Иван-попович спит-храпит, как лес шумит.

Вдруг в реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — девятиглавый змей. Под ним конь споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Рассердился девятиглавый змей:

— Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Нет для меня на всём свете противника!

Отвечает ему ворон с правого плеча:

— Есть на свете тебе противник — русский богатырь, Иван — крестьянский сын.

— Иван — крестьянский сын не родился, а если родился, то на войну не сгодился, я его на ладонь посажу, другой прихлопну, только мокренько станет.

Рассердился Ванюшка:

— Не хвались, вражья сила! Не поймав ясного сокола, рано перья щипать, не побившись с добрым молодцем, рано хвастаться.

Вот сошлись они, ударились — только земля кругом застонала. Чудо-юдо — девятиглавый змей Ивана по щиколотку в землю вбил. Разгорячился Ванюшка, разошёлся, размахнулся дубинкой — три головы змея, как кочны капусты, снёс.

— Стой, Иван — крестьянский сын, дай мне, Чудо-юдо, роздыху!

— Какой тебе роздых, вражья сила! У тебя девять голов — у меня одна!

Размахнулся Иванушка — ещё три головы снёс, а Чудо-юдо ударил Ивана — по колена в землю вогнал. Тут Ванюшка изловчился, захватил горсть земли и бросил Змею в глаза.

Пока Змей глаза протирал, брови прочищал, Иван — крестьянский сын сшиб ему последние три головы. Головы под мост положил, туловище в воду бросил.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-попович, спрашивают его братья:

— А что, попович, как ночь прошла?

— Тихо, братцы, только комар над ухом пищал.

Тут Ванюшка повёл их на Калинов мост, показал им змеиные головы.

— Эх вы, сони непробудные, разве вам воевать? Вам бы дома на печи лежать!

На третью ночь собирается в дозор Ванюшка. Обувает сапоги яловые, надевает рукавицы пеньковые, старшим братьям наказывает:

— Братья милые, я на страшный бой иду, лежите — спите, моего крика слушайте.

Вот стоит Ванюшка у Калинова моста, за ним земля Русская. Прошло время за полночь, на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались. Выезжает Змей Горыныч, Чудо-юдо двенадцатиглавое. Каждая голова своим напевом поёт, из ноздрей пламя пышет, изо рта дым валит. Конь под ним о двенадцати крылах. Шерсть у коня железная, хвост и грива огненные.

Въехал Змей на Калинов мост. Тут под ним конь споткнулся, ворон встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Чудо-юдо коня плёткой по бёдрам, ворона — по перьям, пса — по ушам.

— Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Али вы думаете, Иван — крестьянский сын здесь? Да если он народился, да и на войну сгодился, я только дуну — от него прах останется!

Рассердился тут Ванюшка, выскочил:

— Не побившись с добрым молодцем, рано, Чудо-юдо, хвастаешь!

Размахнулся Ванюшка, сбил Змею три головы, а Змей его по щиколотку в землю вогнал, подхватил свои три головы, чиркнул по ним огненным пальцем — все головы приросли, будто век не падали. Дыхнул на Русь огнём — на три версты всё поджёг кругом. Видит Ванюшка — плохо дело, схватил камешек, бросил в избушку — братьям знак подать. Все окошечки вылетели, ставенки в щепы разнеслись — спят братья, не слышат.

Собрал силы Ванюшка, размахнулся дубиной — сбил Змею шесть голов. Змей огненным пальцем чиркнул — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по колена в землю вбил. Дыхнул огнём — на шесть вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюша пояс кованый, бросил в избушку — братьям знак подать. Разошлась крыша тесовая, подкатились ступеньки дубовые — спят братья, храпят, как лес шумит.

Собрал Ванюшка последние силы, размахнулся дубинкой, сшиб Змею девять голов. Вся сыра земля дрогнула, вода всколебалася, орлы с дубов попадали. Змей Горыныч подхватил свои головы, чиркнул огненным пальцем — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по пояс в землю вогнал. Дыхнул огнём — на двенадцать вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюшка рукавицу пеньковую, бросил в избушку — братьям знак подать. Раскатилась избушка по брёвнышку. Проснулись братья, выскочили. Видят: вздыбилась речка Смородина, с Калинова моста кровь бежит, на Русской земле стон стоит, на чужой земле ворон каркает. Бросились братья на помощь Ванюшке. Пошёл тут богатырский бой. Чудо-юдо огнём палит, дымом дымит. Иван-царевич мечом бьёт, Иван-попович копьём колет. Земля стонет, вода кипит, ворон каркает, пёс воет.

Изловчился Ванюшка и отсёк Змею огненный палец. Тут уж стали братья бить-колотить, отсекли Змею все двенадцать голов, туловище в воду бросили.

Отстояли Калинов мост.

Категории сказки "Бой на Калиновом мосту": Читать сказку "Бой на Калиновом мосту" на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.

skazki.rustih.ru

Калинов мост (мифология) - это... Что такое Калинов мост (мифология)?

Эта статья о мифологическом Калиновом мосте; о группе см. Калинов Мост (группа)

Кали́нов мост в русских былинах соединяет берега речки Смородина, на одном берегу которой находится Навь, на противоположном — Явь. Иными словами — мост между миром живых и миром мертвых[1].

Происхождение

Название моста не имеет ничего общего с растением калина.

На древнерусском языке словом «калина» означало раскаленное состояние металла[2]. Очевидно, всему виной речка Смородина, иначе называемая Огненной.

Местоположение

Калинов мост перекинут над рекой Смородиной, разделяющей Явь и Навь. Мост, являющийся границей, последним рубежом, перед царством Мораны, охраняется Трёхглавым Змеем. Именно по этому мосту души переходят в царство мёртвых. И именно здесь герои (витязи, богатыри) сдерживают угрожающие добру силы зла (в лице различных змеев).

Некоторые аналитики, указывают месторасположения моста в районе реки Кызылсу (Приэльбрусье), олицетворяемой с рекой Смородиной[3].

Сюжет

Образ Калинового моста, как некоего рубежа, встречается во многих легендах, сказаниях, а так же обрядах и заговорах. И нередко, значения этого символа были координально противоположны. Так, в одно время, фраза Перейти Калинов мост — означала смерть, а в другое время, фраза Встречаться с кем-либо на Калиновом Мосту — означала любить[4].

Мифология

Существует множество былин и легенд, по сюжету которых на Калиновом мосту происходит единоборство героя (витязя, богатыря) со змеем, что является олицетворением битвы добра и зла. К ним можно отнести:

  • Русскую народную сказку «Бой на калиновом мосту» (иначе «Иван-крестьянский сын и чудо-юдо»), где трое Иванов (Иван-царевич, Иван-попович и Иван-крестьянский сын) бьются на Калиновом мосту, защищая Русь, с Чудо-Юдами (шести-, девяти- и двенадцатиголовыми змеями).
  • Русскую народную сказку «Иван-Быкович» (иначе «Иван — коровий сын»), которая является лишь интерпритацией предыдущей. Здесь Иван всего один, а вот Чудо-Юд столько же.
  • Сказку Алексей Толстого «Топор», в которой главный герой (Топор) — образ темной силы, порождение Нави, пытается проникнуть в Явь, но Калинов мост — образ светлой силы, ему противостоит.

Свадебные обряды

Образ Калинового моста использовался в свадебных обрядах песнях, где являлся символом перехода из одной ипостаси в другую: переход из девичества в замужество. Часто использовались в песнях на девешнике и во время причитаний невесты.

Да от этой баенки до горенкиДа есть и мостики калиновыПерекладины малиновы,Да есть и столбики точеные,Да есть головки золоченыеДа на этих-то головочкахДа там сидят да птицы-пташицы.Они поют да жалобнешенько,Ой, жалки песенки да с горючими слезами.[5]

Похоронные обряды

Во время похорон, процессия, под причитания плакольщиц, должна была перейти символический Калинов мост, тем самым облегчить доставку души покойного в другой мир, и усложнить возможность ее возвращения. Например, в сказке Алексей Ремизова «Кострома» (часть «Весна-Красна» в сборнике «Посолонь»), воспроизводится процесс похорон, с переходом Калинова моста. Иногда, переход по Калиновому мосту означал лишь расстование с молодостью.

Примечания

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Калинов мост (сказка) - Читальня

Никто уже сейчас не помнит, когда это было, а если кто и помнит, так это древние старики. Попросишь такого рассказать историю √ он тихо повздыхает, набьет трубочку, и будет еще долго выпытывать у тебя, зачем тебе это надо. Но потом все же начнет:Давным-давно, когда вот этот могучий дуб был всего только тоненьким деревцем, жил на свете Василий √ Кузнецов Сын. Отцу √ матери помогал, зла никому не чинил. Сидел однажды Василий во дворе, и подошел к нему старик. Да такой старый, что видать, помнил начало света еще┘ Попросил старик Василия напоить его. Не отказал гостю кузнецов сын, принес кувшин воды, да сверх того большой ломоть хлеба. Благодарствовал странник, попил, поел, и молвит он Василию:-За то, что добр ты был ко мне, расскажу я тебе тайну большую. Слушай же. За горами высокими, да за глубокими реками, там, где неба край, найдешь ты счастье великое.-Что же за счастье такое, дедушка? √ спрашивает Василий.Ничего больше не сказал старик, только птицею обернулся и взмыл в синюю высь √ только Василий его и видел.Ночь минула, пришел на землю рассвет. Поднялось над лесами и полями Солнце, осветило просторы необъятные. Обнял Василий отца, поцеловал мать, и пустился в дорогу. Шел он темными лесами, горами высокими, переплывал он реки глубокие, повидал много стран невиданных и, наконец, пришел в город, где правил царь Светозар. А в городе том лихо было √ ужасный Змий требовал, чтобы платили ему дань. Да только дань не простую √ двенадцать молодых девушек должны были отдавать горожане на растерзание Змию всякий раз, как всходил молодой месяц. А ежели не выплатят дань в срок, грозил Змий сжечь весь город. Мстил он за братьев, что пали в битве на Калиновом мосту многие годы назад.Пришел Василий к царю Светозару, а тот сидит, думу думает. И на лице его печаль великая √ выпал нынче жребий его любимой дочери Илиме идти на растерзание Змию. Сидит царь, кручинится, да думает, как дочь родную от верной погибели уберечь. Увидал он гостя чужестранного. А Василий и молвит:-Здравствуй, царь-отец! Из далеких земель пришел я в славный город твой. Служить буду, чем пожелаешь. Но вижу я печаль на челе твоем. Али лихо какое приключилось?Так отвечает ему Светозар в печали:-В недобрый час явился ты, молодец, в славный наш город. Беда ныне у нас. Ужасный Змий напал. И требует он двенадцать молодых девушек всякий раз, как взойдет молодой месяц. Если же не выплатят ему дань, грозит он сжечь весь город наш дотла.Так ответил Василий √ кузнецов сын царю Светозару:-Вижу, горе у вас великое. Помочь можно. А дай ты мне, царь, коня быстрого, да зброи разной. Попробую я одолеть Змия!На то молвит царь Василию:-Храбр ты, славный чужеземец, и хитер, да хитрее тебя лютый Змий. Уж много отважных храбрецов сложили свои кости в битвах с ним. Ну да коли и вправду хочешь ты сразиться с врагом лютым √ воля твоя. А ежели одолеешь ты Змия √ награжу тебя по-царски. Дочь свою любимую, Илиму, отдам тебе в жены.Привел царь Василия на луг, где паслось коней великое множество. Выбрал себе храбрец коня быстроногого. Дал ему царь также и зброи острой да ладной, рассказал, где Змий ужасный прячется. Благословил Светозар воина, но слез сдержать не мог.-На верную погибель идешь ты, голову свою в бою с врагом лютым сложишь, ведь хитер Змий и до крови жаден.Долго ехал молодец. Ехал он лесами, полями, да и приехал поутру к крутояру. А был то не просто крутояр, а логово Змия ужасного. На многие весты окрест того места усеяна была земля костями человечьими. Давным-давно, уж никто и не помнит когда, текла здесь речка. Теперь на том месте остался только мост порушенный √ славный Калинов мост. И была недалече моста того могила √ то Змий братьев своих убитых схоронил.Вот подъехал храбрец к тому крутояру, спешился, коня привязал. А тут и Змий ужасный вылез. Огромен был он √ три головы его выше самых высоких деревьев поднимались. Также крылья имел он немалые √ как раскрыл их √ солнце заслонил. Крикнул Змий голосом страшным:-Ну, здравствуй, воин! По мою-то душу пришел, да только живым еще отсель никто не уходил! Давно уж не едал я свежего мяса! Сразиться со мной хотели многие храбрецы, да только все оне тут и остались. Ты, я вижу, тоже пришел биться, а не мириться!Так ответил чудищу Василий:-Да, я пришел к тебе биться, но биться по совести. Знаю я, хитер ты, Змий, и до крови людской жаден, да только одолею я тебя!Рассмеялся Змий. От смеха того задрожали горы, деревья падали, только старый разрушенный Калинов мост стоял себе как был.-Так все говорили! Вот они! √ и указал на землю окрест крутояра, всю костями усыпанную. Не испугался воин. Крикнул тогда он Змию:-Биться буду с тобой, враг лютый! Выходи ночью, силой померяемся!Ничего на то не ответил Змий, да спрятался в свой крутояр под мостом √ кости людские глодать. А молодец наточил зброю свою острую, умылся, да пошел в лес еды искать. Долго шел Василий, да и заблудился. Вот идет он лесом, а тот все гуще. Долго ли, коротко ли, вышел Василий на поляну, где речка текла. Хотел было он из той речки напиться, только видит √ стоит у воды дева красы невиданной. Долго любовался на нее молодец, вдруг видит √ на руках у девы той √ огромные когти! Понял он √ что это √ дочь Змиева. Подскочил он к Змиевне сзади, схватил √ не отпускает. Как взмолится тут дева:-Отпусти меня, Василий, кузнецов сын!Отвечает ей воин:-Только тогда отпущу я тебя, когда поведаешь ты мне, как Змия лютого убить! Если же не скажешь √ смерть тебе!Смотрит в глаза ему дева, жалостно смотрит, из глаз ее черных слезы катятся. Смотрит она на Василия и молчит. Говорит он ей:-Только тогда отпущу я тебя, когда скажешь ты мне, как Змия убить! Хитростью ли, силой ли, а скажешь ты, Змиева дочь!Отпустил он руки Змиевне, а она гадюкою-змеею обернулась, да и уползла под камень. Опечалился Василий, да только делать нечего, пошел он обратно.Настала темень беспроглядная, опустилась на землю ночь темная, скрылось солнце за горами высокими. Вышла луна из-за туч, осветила мост Калинов. Проснулся Василий кузнецов сын, достал из ножен меч свой острый, к крутояру подошел. А тут и Змий вылез. Увидал Василия √ расхохотался:-Не боишься ты, храбрец? Ведь к рассвету еще одолею я тебя и съем!Отвечает Змию воин:-Посмотрим мы еще, кто кого одолеет! Не боюсь я тебя!Сошлись они в битве неравной. Бьется Василий со Змием, головы ему рубит, да только заместо срубленных новые вырастают, еще свирепее. А Змий огромным своим мечом размахивает, вот-вот достанет Василия!Наконец утро наступило. Уморились оба √ и Змий, и воин. Говорит чудище Василию:-Силен ты, храбрец, вижу, не одолеть тебя так скоро. Ну да всему свой черед. Приходи следующей ночью, силой померяемся!И спрятался в свой крутояр под мост Калинов. А Василий снова к реке пошел. Неспокойна была река, да и красна от крови змиевой. Только в одном месте чиста была вода, под дубом старым. Пошел туда Василий, и видит √ стоит под дубом тем дева еще краше вчерашней. Косы свои по плечам распустила, очи долу опустила, стоит она у воды и печальную песню поет. Залюбовался воин такой красой. Подошел поближе, только глядь! √ а на ногах у девы, колен пониже, чешуя рыбья! Понял он, что это вторая дочка Змиева. Подкрался к ней сзади, схватил √ не отпускает. Как взмолится тут Змиевна:-Отпусти меня, воин, расскажу тебе, что попросишь!Отвечает ей Василий:-Слово давши, держи. Отвечай, как мне отца твоего Змия одолеть?Так говорит ему дева:-С мечом пришел ты к Змию, воин, да только напрасно. Не убить его так. Напоить его надобно медом с кровью пополам, а как уснет, рубить его же мечом ему среднюю голову! Только так одолеть его можно!Благодарствовал Василий. Змиевну отпустил и к коню своему пошел. Жаль ему было скакуна верного. Обнял он его впоследне, в очи ему заглянул и молвит:-Конь ты мой быстрый! Прости меня, да только не миновать того.Отрубил он мечом острым коню голову, набрал крови конской в чашу большую, с медом смешал, да и поставил к крутояру. А сам пошел коня своего верного хоронить. Вот идет он по лесу, а вокруг ни зверя, ни птицы √ одни только деревья. Вдруг видит он: сидит на дереве ворон. Говорит ему Василий:-Зря дожидаешься ты, не съешь ты мяса коня моего!Схоронил он коня, погоревал, да делать нечего, пошел обратно.Змий в ту пору из логова своего вылез, чашу узрел и из чаши той напился. А тут и Василий воротился. Видит он, что Змий уже крови с медом отведал и спит. Взял он тогда меч его немалый и отрубил голову среднюю. Умер Змий в муках страшных. Вырезал тогда воин из головы мертвой язык и к царю поспешил. Шел он мимо леса и слышит крики страшные. То две дочери змиевы об отце горевали.Долго ли, коротко ли, пришел Василий во дворец к царю. Сидит царь, пуще прежнего горюет. Увидал воина √ удивился √ нешто снится ему. Достает тут Василий из мешка язык Змиев. Понял тут царь Светозар, что спас Василий его дочь от гибели верной, а с нею и царство все. Берет он Василия за руки, ведет во светлые царские покои. А потом был пир горой. Все пировали, радовались, Василия обвенчал царь со своею дочерью Илимой. И стали оне жить счастливо.

foren.germany.ru

Сказка Бой на Калиновом мосту

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей. Была у царицы любимая подружка – попова дочь, была у царицы любимая служанка – Чернавушка. Вот скоро ли долго ли, родилось у каждой по сыну молодцу. У царицы – Иван Царевич, у Поповны – Иван Попович, у Чернавки – Ванюшка – крестьянский сын. Стали ребятки расти не по дням, а по часам. Выросли богатырями могучими.

Вот раз возвращались они с охоты, выбежала царица из горенки, слезами заливается:

— Сыны мои милые, напали на нашу страшные враги, змеи лютые, идут на нас через речку Смородину, через чистый Калинов мост. Всех людей кругом в плен взяли, землю разорили, огнём пожгли.

— Не плачь, матушка, не пустим мы змея через Калинов мост.

Словом-делом, собрались — поехали.

Приезжают к реке Смородине, видят — всё кругом огнём сожжено, вся земля Русская кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках.

— Ну, братцы, — говорит Иван-царевич, — тут нам и жить и сторожить, не пускать врагов через Калинов мост. В черед караул держать.

В первую ночь стал сторожить Иван-царевич. Надел он золотые доспехи, взял меч, в дозор отправился. Ждёт — пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-царевич под ракитовый куст, да и заснул богатырским сном. А Ванюшке в избушке не спится, не лежится. Встал Ванюшка, взял дубинку железную, вышел к речке Смородине и видит — под кустом Иван-царевич спит-храпит.

Вдруг в реке воды заволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — шестиглавый змей. Как подул на все стороны — на три версты все огнём пожёг! Вступил его конь ногой на Калинов мост. Вскочил тут Ванюшка, размахнулся дубинкой железной — три головы снёс, размахнулся ещё разок — ещё три сшиб. Головы под мост положил, туловище в реку столкнул. Пошёл в избушку да и спать лёг.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-царевич. Братья его и спрашивают:

— А что, царевич, как ночь прошла?

— Тихо, братцы, мимо меня и муха не пролетела. Сидит Ванюшка, помалкивает.

На другую ночь пошёл в дозор Иван-попович. Ждёт — пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-попович под ракитов куст и заснул богатырским сном. Среди ночи взял Ванюшка железную палицу, пошёл на речку Смородину. А у Калинова моста, под кустом, Иван-попович спит-храпит, как лес шумит.

Вдруг в реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — девятиглавый змей. Под ним конь споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Рассердился девятиглавый змей:

— Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Нет для меня на всём свете противника!

Отвечает ему ворон с правого плеча:

— Есть на свете тебе противник — русский богатырь, Иван — крестьянский сын.

— Иван — крестьянский сын не родился, а если родился, то на войну не сгодился, я его на ладонь посажу, другой прихлопну, только мокренько станет.

Рассердился Ванюшка:

— Не хвались, вражья сила! Не поймав ясного сокола, рано перья щипать, не побившись с добрым молодцем, рано хвастаться.

Вот сошлись они, ударились — только земля кругом застонала. Чудо-юдо — девятиглавый змей Ивана по щиколотку в землю вбил. Разгорячился Ванюшка, разошёлся, размахнулся дубинкой — три головы змея, как кочны капусты, снёс.

— Стой, Иван — крестьянский сын, дай мне, Чудо-юдо, роздыху!

— Какой тебе роздых, вражья сила! У тебя девять голов — у меня одна!

Размахнулся Иванушка — ещё три головы снёс, а Чудо-юдо ударил Ивана — по колена в землю вогнал. Тут Ванюшка изловчился, захватил горсть земли и бросил Змею в глаза.

Пока Змей глаза протирал, брови прочищал, Иван — крестьянский сын сшиб ему последние три головы. Головы под мост положил, туловище в воду бросил.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-попович, спрашивают его братья:

— А что, попович, как ночь прошла?

— Тихо, братцы, только комар над ухом пищал.

Тут Ванюшка повёл их на Калинов мост, показал им змеиные головы.

— Эх вы, сони непробудные, разве вам воевать? Вам бы дома на печи лежать!

На третью ночь собирается в дозор Ванюшка. Обувает сапоги яловые, надевает рукавицы пеньковые, старшим братьям наказывает:

— Братья милые, я на страшный бой иду, лежите — спите, моего крика слушайте.

Вот стоит Ванюшка у Калинова моста, за ним земля Русская. Прошло время за полночь, на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались. Выезжает Змей Горыныч, Чудо-юдо двенадцатиглавое. Каждая голова своим напевом поёт, из ноздрей пламя пышет, изо рта дым валит. Конь под ним о двенадцати крылах. Шерсть у коня железная, хвост и грива огненные.

Въехал Змей на Калинов мост. Тут под ним конь споткнулся, ворон встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Чудо-юдо коня плёткой по бёдрам, ворона — по перьям, пса — по ушам.

— Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Али вы думаете, Иван — крестьянский сын здесь? Да если он народился, да и на войну сгодился, я только дуну — от него прах останется!

Рассердился тут Ванюшка, выскочил:

— Не побившись с добрым молодцем, рано, Чудо-юдо, хвастаешь!

Размахнулся Ванюшка, сбил Змею три головы, а Змей его по щиколотку в землю вогнал, подхватил свои три головы, чиркнул по ним огненным пальцем — все головы приросли, будто век не падали. Дыхнул на Русь огнём — на три версты всё поджёг кругом. Видит Ванюшка — плохо дело, схватил камешек, бросил в избушку — братьям знак подать. Все окошечки вылетели, ставенки в щепы разнеслись — спят братья, не слышат.

Собрал силы Ванюшка, размахнулся дубиной — сбил Змею шесть голов. Змей огненным пальцем чиркнул — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по колена в землю вбил. Дыхнул огнём — на шесть вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюша пояс кованый, бросил в избушку — братьям знак подать. Разошлась крыша тесовая, подкатились ступеньки дубовые — спят братья, храпят, как лес шумит.

Собрал Ванюшка последние силы, размахнулся дубинкой, сшиб Змею девять голов. Вся сыра земля дрогнула, вода всколебалася, орлы с дубов попадали. Змей Горыныч подхватил свои головы, чиркнул огненным пальцем — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по пояс в землю вогнал. Дыхнул огнём — на двенадцать вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюшка рукавицу пеньковую, бросил в избушку — братьям знак подать. Раскатилась избушка по брёвнышку. Проснулись братья, выскочили. Видят: вздыбилась речка Смородина, с Калинова моста кровь бежит, на Русской земле стон стоит, на чужой земле ворон каркает. Бросились братья на помощь Ванюшке. Пошёл тут богатырский бой. Чудо-юдо огнём палит, дымом дымит. Иван-царевич мечом бьёт, Иван-попович копьём колет. Земля стонет, вода кипит, ворон каркает, пёс воет.

Изловчился Ванюшка и отсёк Змею огненный палец. Тут уж стали братья бить-колотить, отсекли Змею все двенадцать голов, туловище в воду бросили.

Отстояли Калинов мост.

dobrye-skazki.ru