Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Иван федорович. Иван Федорович Крузенштерн. Биографическая справка

Краткая биография адмирала Крузенштерна. Иван федорович


Русский первооткрыватель - Иван Фёдорович Крузенштерн

  • Помни своих
  • Герои и их подвиги
    • Герои лётчики
    • Герои России
    • Герои СССР
    • Герои танкисты
    • Дети герои
    • Женщины герои
    • Неизвестные герои
    • Подвиги в мирное время
    • Подвиги в наши дни
    • Подвиги Великой Отечественной
    • Подвиги Чеченской войны
    • Трудовые подвиги
  • Великие люди России
    • Космонавты
    • Писатели
    • Поэты
    • Путешественники
    • Спортсмены
    • Ученые
  • Интересные факты
  • Достижения
  • Кинохроника
  • Как это было
  • Интересно

Поиск

Помни своих героев
  • Помни своих
  • Герои и их подвиги
    • ВсеГерои лётчикиГерои РоссииГерои СССРГерои танкистыДети героиЖенщины героиНеизвестные героиПодвиги в мирное времяПодвиги в наши дниПодвиги Великой ОтечественнойПодвиги Чеченской войныТрудовые подвиги Александр Иванович Покрышкин

      Александр Иванович Покрышкин — первый трижды герой СССР. Лично сбил 59…

      Герои и забытые подвиги Первой Мировой войны

      Герои и забытые подвиги Первой мировой войны

      подвиг Алексея Маресьева

      Алексей Маресьев и его подвиг. Лётчик, который летал и воевал без…

      операция звёздочка

      «Звёздочка» — операция по спасению детей во время войны 1941-1945. …

  • Великие люди России
    • ВсеКосмонавтыПисателиПоэтыПутешественникиСпортсменыУченые Алексей Леонов космонавт

      Космонавт Алексей Леонов — первый человек в космосе. Биография и интересные…

      Мосин Сергей Иванович

      Мосин Сергей Иванович, выдающийся конструктор оружия. Биография и интересные факты из…

      ольга корбут гимнастка

      Великая гимнастка Ольга Корбут и её мертвая петля. Ныне запрещённый и…

      7 интересных фактов из жизни Николая Васильевича Гоголя

  • Интересные факты
    • пушкин интересные факты из жизни

      5 интересных фактов из жизни Пушкина

      5 интересных фактов из жизни Юрия Гагарина

      От чего умер Сталин, фильм смерть сталина

      От чего умер Сталин? Малоизвестные факты.

      5 интересных фактов из жизни Владимира Высоцкого

      Самый высокий человек Российской империи — Фёдор Махнов

  • Достижения
    • Первый русский танк

      «Вездеход» — первый русский танк или машина Пороховщикова

      Первая в мире подводная лодка

      Первая подводная лодка в России. Потаённое судно Никонова.

  • Кинохроника
    • video

      Космонавт №0

      video

      «Легендарный снайпер» — документальный фильм о снайпере Василие Зайцеве

      video

      Хатынская трагедия. Палачи Хатыни

      video

      Потрясающий анимационный фильм-реконструкция: «Колобанов. Бой под Войсковицами».

      video

      Реконструкция событий. Прорыв блокады Лениграда

  • Как это было
    • Первый полёт в космос

      Первый полёт в космос 12 апреля 1961 год. Интересные факты

      бой у высоты 3234

      Подвиг 9 роты в Афганистане. Бой у высоты 3234 седьмого января…

      Хатынь История трагедии

      Правда о Хатыни. История трагедии 22 марта 1943 года.

      первый выход в открытый космос

      Секреты полёта 18 марта 1965 года. Полёта, когда Алексей Леонов совершил…

      Подвиг 6 роты ВДВ 2000 год

      Подвиг 6 роты ВДВ — бой у высоты 776. История предательства….

  • Интересно

pomnisvoih.ru

Иван Федорович Крузенштерн — доклад

Крузенштерн, Иван Федорович (1770—1846) — адмирал, первый русский путешественник кругосветного плавания.

Биографические данные. Военная деятельность

Происхождение — дворянское. Был 3 года учеником Морского корпуса в Кронштадте. В 1788 году война со шведами прервала учение. Был произведен в мичманы в 1789 году и отправлен на корабль «Мстислав». На этом корабле началась военная деятельность. Проявил себя сразу в Гогланском сражении в 1789 году, в Эландском и в морских баталиях при Ревеле Красной Горке. После выборгского сражения со шведами получил звание лейтенанта. С 1793 по 1799 год служил на английских судах в Индийском и Атлантическом океане, а также в Южно-Китайском море. За заслуги получил очередное звание капитан-лейтенанта. В это же время побывал в Индии, Барбадосе, Суринаме и на Бермудских островах. Увидел мыс Доброй Надежды, посетил Китай. В это время обдумывал проект кругосветного плавания. Реализация этого плана открыла бы для русского флота большие перспективы. Когда в 1799 году оказался в России, он сразу показал свой проект в морском министерстве. Но получил отказ. И лишь в 1802 году проекты кругосветных плаваний для торгового сообщения с Балтикой и Аляской, были утверждены императором Александром I.

Сообщение про Крузенштерна

Кругосветное путешествие

Иван Федорович Крузенштерн возглавил первую русскую кругосветную экспедицию. В 1803 году из Кронштадта вышли два небольших судна «Нева» и «Надежда». Помощником на «Неве» был его товарищ, капитан-лейтенант Лисянский Ю. Целью экспедиции было снабжать товарами русский Тихоокеанский флот при помощи выявления новых маршрутов по устью Амура и близлежащих территорий. В этом плавании, впервые в истории нашего флота, корабли пересекли Экватор. Дальше путь лежал на юг. В 1804 году обогнули мыс Горн. На севере Тихого океана особенно были интересны Камчатка, Сахалин и Курильские острова.

Итоги кругосветного путешествия

Летом 1806 года экспедиция вернулась в Кронштадт. Была проделана огромная работа на протяжении всего пути. Велись записи, составлялись карты, планы. И конечно, нравы и быт дикарей занимали особое место в рассказах путешественников. Был составлен большой атлас с картами и пособие с описанием путешествия. Государь высоко оценил труд Крузенштерна и Лисянского. Была сделана особая медаль. Путешествие имело огромное значение для русского флота. Были получены бесценные сведения о малоизвестных странах, и появилась возможность вести торговлю в колониях морским путем. Географические исследования Атлантического и Тихого океанов были подробно описаны в научных трудах И.Ф. Крузенштерна. Трехтомник «Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях «Надежда» и «Нева» переведен на все европейские языки.

Преподавательская деятельность

В 1811 году получил назначение инспектора классов кадетского корпуса. А в 1814 году работал над инструкцией для новой кругосветной экспедиции 1815—1818 годов. Посетил Англию, чтобы заказать необходимые инструменты для экспедиции. В 1827 году стал директором Морского кадетского корпуса. Благодаря ему там произошли огромные перемены в образовательном процессе. Были созданы библиотека, музей и астрономическая обсерватория. Сейчас это Военно-Морская академия.

И.Ф. Крузенштерн пользовался огромным уважением. К нему обращались многие известные мореплаватели за помощью в подготовке экспедиций.

Память

Прожил интересную и созидательную жизнь. Умер 12 августа 1846 года. В Санкт-Петербурге в 1874 году был открыт памятник И.Ф. Крузенштерну напротив морского корпуса. В честь него назван пролив, риф и барк.

В 1993 году Банк России выпустил памятные монеты «Первое русское кругосветное путешествие».

Авиакомпания Аэрофлот увековечила имя И.Ф. Крузенштерна в названии своего аэробуса.

Если это сообщение тебе пригодилось, буда рада видеть тебя в группе ВКонтакте. А ещё — спасибо, если ты нажмёшь на одну из кнопочек «лайков»:

Вы можете оставить комментарий к докладу.

www.doklad-na-temu.ru

Краткая биография адмирала Крузенштерна

Краткая биография адмирала КрузенштернаКрузенштерн Иван Фёдорович (1770— 1846), мореплаватель, адмирал (1842 г.), руководитель первой русской кругосветной экспедиции, исследователь дальневосточного побережья.

Родился 19 ноября 1770 г. в имении Хагиди в Эстляндии (ныне в Эстонии). Окончил Морской кадетский корпус в Петербурге (1788 г.). Участвовал в сражениях против шведов. Затем служил добровольцем в английском флоте: воевал с французами в Атлантическом океане у берегов Северной Америки, ходил к Антильским островам, в Индию и даже в Южный Китай.

Организовать собственную экспедицию Крузенштерну удалось не сразу: первый проект (1799 г.) правительство Павла I отклонило. Зато второй (1802 г.) был принят Александром I. Плавание продолжалось больше трёх лет: корабли «Надежда» и «Нева» вышли из Кронштадта в конце июля 1803 г., пересекли Атлантический, затем Тихий океан, исследовали Дальний Восток и через Индийский океан и Атлантику вернулись домой 19 августа 1806 г.

В том же году Крузенштерна избрали почётным членом Петербургской академии наук.

На Дальнем Востоке мореплаватель исследовал восточное, северное и северо-западное побережье Сахалина и составил подробные карты. Измерив глубины у северного входа в Амурский лиман, он подтвердил вывод Ж. Ф. Лаперуза о том, что Сахалин — полуостров. (Впоследствии этот вывод был опровергнут.)

В 1811 г. Крузенштерн стал преподавателем Морского кадетского корпуса, а с 1827 по 1842 г. — его директором. По инициативе Крузенштерна здесь был создан высший офицерский класс (ныне Военно-морская академия).

В 1809—1812 гг. вышло в свет трёхтомное «Путешествие вокруг света в 1803—1806 гг. на кораблях „Надежда” и „Нева”», а в 1813 г. — «Атлас к путешествию капитана Крузенштерна».

Адмирал участвовал в основании Русского географического общества (1845 г.).

Умер 24 августа 1846 г. в Ревеле (ныне Таллин).

citaty.su

Иван Федорович Крузенштерн. Биографическая справка

Иван Федорович Крузенштерн - знаменитый русский мореплаватель, адмирал, именем которого названы многие географические объекты. 19 ноября 2010 года исполняется 340 лет со дня рождения Ивана Крузенштерна.

19 ноября 2010 года исполняется 340 лет со дня рождения Ивана Крузенштерна.

Иван Федорович Крузенштерн (Адам Иоганн фон Крузенштерн) родился 19 ноября 1770 г. в родовом имении около Ревеля (совр. Таллин, Эстония) в небогатой дворянской семье.

В 1788 г. он окончил Морской кадетский корпус в Кронштадте. В том же году участвовал в Гогландском сражении в составе российского флота, а в 1789 и 1790 гг. - еще в трех морских сражениях.

В 1793-1799 гг. служил волонтером на английских судах в Атлантическом и Индийском океанах, а также в Южно-Китайском море.

Плавая на английских кораблях, Крузенштерн побывал в Америке, Африке, на Бермудских островах, в Индии и Китае. Именно в это время у него созрела идея о необходимости осуществления русскими кругосветных плаваний для исследований и разведки торговых путей для России.

Вернувшись в 1800 г. в Россию, Крузенштерн подал правительству записки "О возвышении российского флота посредством дальнего плавания до уровня лучших иностранных флотов" и "О развитии колониальной торговли и выгоднейшем снабжении российско-американских колоний всем для них необходимым".

В 1802 г. Крузенштерн был назначен начальником первой русской кругосветной экспедиции (1803-1806), в состав которой входили корабли "Надежда" и "Нева".

7 августа 1803 г. корабли вышли из Кронштадта, в марте 1804 г. обошли мыс Горн и вступили в Тихий океан. После посещения Гавайских островов "Нева" направилась в Новоархангельск, а "Надежда" - на Камчатку и затем в Японию. В августе 1806 г. экспедиция вернулась в Кронштадт через Индийский и Атлантический океаны.

Во время плавания Крузенштерна впервые были выполнены широкие океанографические и метеорологические работы в Атлантическом, Тихом и Индийском океанах, положено начало систематическим глубоководным исследованиям океана; экспедиция произвёла опись части Курильских островов, побережий Сахалина, Камчатки, некоторых островов Японии.

Участники первой российской кругосветной экспедиции внесли значительный вклад в географическую науку, стерев с карты ряд несуществующих островов и уточнив положение существующих. Они открыли Межпассатные противотечения в Атлантическом и Тихом океанах, провели измерения температуры воды на глубинах до 400 м и определения ее удельного веса, прозрачности и цвета; выяснили причину свечения моря, собрали многочисленные данные о давлении атмосферы, приливах и отливах в ряде районов Мирового океана.

Описание путешествия и результаты океанологических и этнографических исследований Крузенштерн изложил в 3-томном труде "Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на кораблях "Надежда" и "Нева" (1809-1812, 2 изд. 1950).

В 1812 г. опубликовал "Атлас к путешествию...", включавший более 100 карт и рисунков.

С 1811 г. Крузенштерн был инспектором, а в 1827-1842 гг. - директором Морского кадетского корпуса. На своем посту он провел ряд улучшений в заведении: обогатил библиотеку, учредил офицерский класс, расширил список предметов.

По инициативе Крузенштерна была снаряжена кругосветная морская экспедиция под начальством Отто Коцебу.

В 1823-1826 гг. Крузенштерн опубликовал 2-томный "Атлас Южного моря", содержащий историко-географический анализ обширных русских и иностранных источников.

Он был членом-учредителем Русского географического общества, членом Лондонского королевского общества, членом академий и научных обществ Франции, Германии и Дании.

Умер Иван Крузенштерн 12 августа 1846 г. в своем имении Асе и был похоронен в Ревеле в Вышгородской (Домской) церкви. Его дело продолжили сын, Павел Иванович, и внук, Павел Павлович. Оба стали известными путешественниками, исследовавшими северо-восточные берега Азии, Каролинские и другие острова Печерского края и обский Север.

Имя Ивана Крузенштерна носят пролив в северной части Курильских островов, проход между островом Цусима и оcтровами Ики и Окиносима в Корейском проливе, острова в Беринговом проливе и архипелаге Туамоту, гора на Новой Земле.

В Петербурге в 1869 г. был установлен памятник Ивану Крузенштерну.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

ria.ru

ИВАН ФЕДОРОВИЧ КРУЗЕНШТЕРН. Самые знаменитые путешественники России

ИВАН ФЕДОРОВИЧ КРУЗЕНШТЕРН

В конце июля 1803 года от Кронштадтского рейда готовились отплыть в дальнее плавание два трехмачтовых корабля-шлюпа. Им предстояла необычная миссия — обойти по морям вокруг всего земного шара. Начальником экспедиции был назначен Иван Крузенштерн.

Он родился 8 ноября 1770 года в имении отца, находящемся недалеко от Ревеля (Таллинн). Первоначальное образование он получил дома, а затем в церковно-приходской школе. В пятнадцатилетнем возрасте Ивана (Иоанна) отвезли в Кронштадт для поступления в Морской кадетский корпус.

В мае 1788 года в связи с нехваткой офицеров на кораблях Балтийского флота во время русско-шведской войны 1788–1789 годов из Морского корпуса всех гардемарин выпустили офицерами, даже тех, кто не кончил полного курса корпуса.

Таким образом Крузенштерн получил назначение на тридцатишестипушечный линейный корабль «Мстислав», которым командовал известный в то время моряк Г.И. Муловский. Под его руководством 6 июля 1788 года в сражении у острова Гогланд и получил свое первое боевое крещение Иван Крузенштерн.

От Муловского молодой офицер узнал о готовящемся кругосветном плавании. В нем участники экспедиции должны были исследовать западное побережье Северной Америки, Алеутские и Курильские острова, Сахалин и устье Амура и собрать сведения о Японии, закрытой для захода иностранных кораблей. Предполагалось также изучить гидрографию Тихого океана.

Для подготовки экспедиции были заготовлены карты, астрономические и навигационные приборы, трехлетний запас провианта. В кругосветное плавание предполагалось послать четыре корабля.

Зная о готовящемся путешествии, Крузенштерн и его друг по Морскому корпусу Юрий Лисянский обратились к Муловскому зачислить их в списки будущих участников экспедиции. Муловский дал на это свое согласие, но делу помешала начавшаяся война со Швецией. 15 июля 1789 года в сражении при Эланде Муловский погиб. Казалось, путешествие надолго откладывается.

Несколько лет Крузенштерн провел на кораблях британского флота, проходя там по приказанию Адмиралтейств-коллегий практику, совершенствуя свои знания в морском деле.

Посещая многие страны, Крузенштерн понял, что Россия, обладая огромными природными богатствами, сама может торговать со странами, находящимися в южных морях, и для этого ей вовсе не нужно иметь там собственных владений. Это избавило бы русскую торговлю от необходимости платить иностранным торговцам и морякам за перевоз ими в Россию иностранных товаров.

По возвращении из Англии Крузенштерн представил две докладные записки, в которых доказывал необходимость организации кругосветной экспедиции. Прежде всего, считал Крузенштерн, кругосветные экспедиции помогут связать европейскую часть России с Русской Америкой, доставляя туда товары для Российско-американской компании. На обратном пути они смогут закупать в Азии товары, необходимые для России.

Немалую роль Крузенштерн отводил и Дальнему Востоку, где рекомендовал создать специальный флот, поскольку был уверен, что там имеется все необходимое для его создания.

В своей второй докладной записке Крузенштерн предложил увеличить набор в Морской кадетский корпус на сотню человек, чтобы в дальнейшем использовать их для службы на торговом флоте.

Свою первую записку Крузенштерн отослал на имя президента Коммерц-коллегии Соймонова. Однако тот вскоре ушел в отставку, так и не успев ознакомиться с ней. Тогда он направил записку в Адмиралтейств-коллегию адмиралу Ку-шелеву, но тот не дал на нее никакого ответа.

Лишь после назначения на пост главы Коммерц-коллегии графа Н.П. Румянцева, а в Адмиралтейств-коллегию Н.С. Мордвинова делу был дан ход.

Проектом Крузенштерна заинтересовалось также управление Российско-Американской компании, что позволило еще более ускорить подготовку к экспедиции. Все расходы по ее организации правление компании и, прежде всего ее руководитель Н.П. Резанов, решили взять на себя. Морское министерство во главе с Мордвиновым назначило начальником экспедиции Крузенштерна. Сам он избрал своим помощником Юрия Лисянского.

В задачу экспедиции входила доставка в поселения Русской Америки продовольствия и других товаров, обследование положения американских колоний, перевозка партии пушнины в Кантон и доставка в Японию русского посольства во главе с Резановым.

Руководство компании не было уверено в опытности морских офицеров и предложило Крузенштерну нанять для службы на кораблях иностранных моряков. Однако он наотрез отказался от подобного предложения и согласился принять на борт шлюпов «Надежда» и «Нева» лишь иностранных ученых.

7 августа 1803 года оба шлюпа снялись с Кронштадтского рейда и вышли в море.

Руководитель экспедиции вначале предполагал идти через Северное море к побережью Великобритании, оттуда двигаться в Атлантический океан к берегам Южной Америки. Обогнув мыс Горн, корабли вышли в Тихий океан и здесь у Сандвичевых островов разошлись. «Надежда» шла к берегам Японии, чтобы доставить российское посольство, что и являлось официальной целью экспедиции. Лишь после выполнения этой миссии «Надежда» шла к Кантону, где соединялась с «Невой» для совместного кругосветного плавания.

В октябре оба шлюпа уже находились в Атлантическом океане, а 26 ноября «Надежда» и «Нева» пересекли экватор.

На подходе к Южной Америке оба судна попали в жестокий шторм, сопровождавшийся грозой и шквалистым ветром. В наиболее опасный момент, когда начался ураган, он погнал оба судна навстречу друг другу. Искусство капитанов обоих шлюпов и умелые действия команды предотвратили столкновение. Однако шторм отнес «Надежду» и «Неву» далеко в море и только 20 декабря команда увидела на горизонте землю.

К вечеру следующего дня шлюпы подошли к острову Св. Екатерины, недалеко от крепости Санта-Круц. В связи с ремонтом «Невы» корабли задержались здесь почти на два месяца. Это дало Крузенштерну возможность ближе познакомиться с природой острова и его населением, собрать здесь образцы 90 видов растений, а также произвести астрономические наблюдения.

Однако Крузенштерн видел и темные стороны острова: «Всеобщая бедность народа, в высочайшей степени разврат женского пола и толпы тучных монахов, шатающихся ночью по улицам для услаждения чувств своих — суть такие отличия сего города… Инквизиция господствует здесь равномерно, как и во всех владениях испанских, и притом, по уверению многих, с великою строгостию… Для человека, свободно мыслящего, ужасно жить в таком месте, где злость инквизиции и неограниченное самовластие губернатора действует в полной силе, располагающей жизнью и смертью каждого гражданина… Здешний гражданин не имеет ни малейшей свободы».

Крузенштерн взял курс на юго-запад. Приближался мыс Горн — одно из самых главных препятствий для всех моряков. Многие мореплаватели, бывавшие здесь прежде, писали о бурях, часто разыгрывающихся в этих местах. Однако переход удалось совершить благополучно, и вскоре оба корабля вышли в Тихий океан.

Но 24 марта «Надежда» и «Нева», попав в полосу густого тумана, потеряли друг друга из виду и встретились лишь в бухте острова Нукачива — одного из группы Маркизских островов.

Простояв здесь около десяти дней, шлюпы направились к Гавайским островам, где, как ими было условлено заранее, встретились. 10 июля «Надежда» отправилась к берегам Камчатки, куда и пришла спустя пять дней. Пробыв в гавани Петропавловска-на-Камчатке полтора месяца и завершив там все дела по сдаче грузов, 6 сентября «Надежда» взяла курс к берегам Японии.

В пути, несмотря на ненастную погоду, Крузенштерн постоянно производил наблюдения и замеры, изучая морские течения и метеорологическую обстановку. Ни туманы, ни сильные ливни не могли помешать ему продолжать свою работу. Но самое худшее ожидало его при подходе к японским берегам.

Начался сильнейший тайфун. «Надежда» оказалась в опасности, ее могло опрокинуть в открытое море. Волны захлестывали палубу и надстройки, вода проникала даже во внутренние помещения, несмотря на то что люки были наглухо закрыты. И опять «Надежду» спасло лишь мужество ее команды. «Бесстрастие наших матросов, — вспоминал впоследствии Крузенштерн, — презиравших все опасности, действовало в сие время столько, что буря не могла унести ни одного паруса. В 3 часа полудни рассвирепела наконец оная до того, что изорвала все наши штормовые стаксели, под коими одними мы оставались. Ничто не могло противостоять жестокости шторма. Сколько я не слыхивал о тифонах (тайфунах), случающихся у берегов китайских и японских, но подобного сему не мог себе представить. Надобно иметь дар стихотворства, чтобы живо описать ярость оного».

Поднялся юго-восточный ветер, который погнал судно к скалистым берегам. «Надежда» опять оказалась на волоске от гибели. И лишь перемена ветра спасла судно.

В продолжение плавания от Камчатки к берегам Японии Крузенштерн исправил ранее существовавшие данные о положении Ван-Дименова пролива и вычислил точные координаты различных точек японского побережья. Этим точкам Крузенштерн присвоил наименования в честь деятелей и событий военной истории минувшего столетия: мыс Чичагова, мыс Чирикова, мыс Чесмы, мыс Кагула.

8 октября «Надежда» вошла в бухту главного города и порта острова Кю-Сю — Нагасаки. Здесь корабль простоял около четырех месяцев — то время, пока длились переговоры российского посольства с властями Японии.

Обратное путешествие Крузенштерн решил совершить вдоль Западного побережья Японии, несмотря на то что местные власти упорно убеждали отказаться от этого предприятия. Однако Крузенштерн также упорно желал попасть в пролив между Японскими островами и Кореей. Эта часть Тихого океана была известна лишь по описаниям Лаперуза, уже в то время считавшихся неполными и неточными. И он добился своей цели.

Крузенштерн определил точное местоположение острова. Цусимы, исправив ошибку Лаперуза, открыл и нанес на карту ряд пунктов на японском побережье, присвоив им названия: мыс Россиян, мыс Грейга и т.д., произвел подробное описание западного и северо-западного берегов острова Иессо (Хоккайдо).

Простояв несколько дней в бухте острова Иессо, которую Крузенштерн назвал Румянцевской, он повел «Надежду» через пролив Лаперуза к Сахалину. Там им было сделано описание восточного берега острова.

Дальнейший путь на север Крузенштерну преградили плавучие льды, и он взял курс на Курильские острова. По пути он открыл ранее неизвестные, но чрезвычайно опасные для моряков каменные острова. Они были небольшие и почти не выступали из воды. Нанося эти острова на карту, Крузенштерн назвал их Каменными Ловушками.

Прибыв на Камчатку, он высадил здесь российское посольство и взятый в Японии груз. Через две недели шлюп вновь направился к Сахалину и островам Курильской гряды.

Обследовав восточное побережье, Крузенштерн повел «Надежду» в Амурский лиман. По цвету и удельному весу воды Крузенштерн понимал, что совсем рядом должно было находиться устье Амура. Однако пройти к нему было невозможно, поскольку по мере приближения к берегу глубина резко уменьшалась и была опасность посадить «Надежду» на мель.

В конце августа шлюп вернулся на Камчатку для ремонта и пополнения запасов. В начале октября «Надежда» отплыла к берегам Южного Китая, где намечалась встреча с «Невой».

Встреча обоих шлюпов состоялась 3 декабря 1805 года на рейде Макао. Вскоре оба судна перешли в бухту Вампп вблизи Кантона.

В Кантоне Крузенштерну и Лисянскому пришлось решать и необычные для себя коммерческие задачи, однако и здесь они справились с порученным делом. Меха, лежащие в трюмах «Надежды» и «Невы», были выгодно проданы и вместо них туда перекочевали китайские товары — чай, фарфор и ткани. Крузенштерн внимательно изучил жизнь Китая и пришёл к выводу, что «благосостояние и покой китайцев есть ложный блеск, как обманывающий… Довольно известно уже, что число недовольных распространилось ныне по всему Китаю. Искра ко всеобщему возмущению таится».

В конце февраля 1806 года «Надежда» и «Нева» покинули берега «Небесной империи». Путь их лежал через Южно-Китайское море в Индийский океан, вокруг мыса Доброй Надежды в Европу.

После прохода через Малайский архипелаг, изобилующий многочисленными островами, шлюпы вошли в Зондский пролив, связывающий Яванское море с Индийским океаном. Здесь они попали в полосу штормов, из которой вышли лишь благодаря выучке команды и морскому искусству Крузенштерна и Лисянского.

В начале апреля «Надежда» и «Нева» оказались у мыса Доброй Надежды, где они попали в полосу густого тумана. Это привело к тому, что шлюпы вновь потеряли друг друга из виду. Однако оба капитана предвидели это обстоятельство и заранее наметили местом будущей встречи недавно открытый остров Святой Елены. Однако встречи с «Невой» здесь не произошло.

На острове Святой Елены Крузенштерн узнал о начавшейся войне между Россией и Францией, и это вынудило его принять соответствующие меры на случай встречи с кораблями противника. Положение осложнялось и тем, что часть корабельных орудий с «Надежды» была оставлена им на Камчатке на случай защиты поселенцев от нападения индейцев. Крузенштерн решил возвращаться На родину не Английским каналом — местом крейсирования французских военных кораблей, а двигаться в обход Великобритании с севера.

Пройдя этим маршрутом в относительной безопасности, «Надежда» в середине августа пришла в Кронштадтский порт, куда еще две недели назад вошла «Нева».

После возвращения на родину Крузенштерн стал готовить к публикации описание своего кругосветного путешествия. В 1806–1812 годах ему удалось издать его за государственный счет. Его сочинение было переведено на английский, французский, немецкий, голландский, шведский, датский, итальянский языки.

Но в своей литературной и научной деятельности Крузенштерн не ограничивался лишь воспоминаниями. Получив в 1815 году отпуск по болезни, он начал составлять «Атлас Южного моря (т.е. южной части Тихого океана)». Эта работа продолжалась на протяжении нескольких лет. Крузенштерн понимал, что уже многие столетия мореплаватели и гидрографы наносят на карты открытые острова на основе самых недостоверных данных или по съемкам, сделанным ими без специальных приборов, «на глаз». Теперь предстояло проверить их с достаточной точностью, сверить ранее существовавшие атласы и карты. В 1823–1827 годы Крузенштерн издал «Атлас Южного моря» и «Собрание сочинений, служащих разбором и прояснением «Атласа Южного моря» как на русском, так и французском языках. В дальнейшем Крузенштерн пополнил свой «Атлас» новыми сведениями, полученными как от русских, так и от иностранных мореплавателей. В течение долгого времени не только отечественные, но и европейские корабли не выходили в море, не имея полного комплекта карт и «Атласа Южного моря». Впоследствии Крузенштерн стал одним из главных основателей Русского Географического общества.

Крузенштерн после первой кругосветной экспедиции неутомимо искал талантливых моряков, которые смогли бы продолжить его дело. В 1814 году по его инициативе была подготовлена новая кругосветная экспедиция, во главе которой стал капитан-лейтенант О.Е. Коцебу — участник первой кругосветной экспедиции на шлюпе «Надежда». Крузенштерн сам составлял планы похода, написал инструкцию для командира, занимался вопросами строительства в финляндском порту Або корабля «Рюрик», предназначавшегося для будущей экспедиции. Так же деятельно Крузенштерн вникал в вопросы подготовки экспедиции Беллинсгаузена, который в свое время тоже участвовал в первом кругосветном путешествии на шлюпе «Надежда».

В 1826 году Крузенштерн был назначен помощником директора, а год спустя — директором Морского корпуса. Пятнадцать лет он пробыл на этом посту, значительно улучшив систему обучения и подготовки будущих моряков. В программу обучения были введены химия, начертательная геометрия и другие дисциплины, открыты библиотека и музей, создана эскадра учебных кораблей. Одним из его главных достижений на посту директора было создание в корпусе специального «офицерского класса», куда принимались наиболее успешно окончившие основной курс гардемарины.

Здесь они в течение трех лет изучали высшую математику, астрономию, физику, морскую тактику и другие специальные науки. Впоследствии этот «офицерский класс» был преобразован в Морскую академию

Достижения и заслуги Крузенштерна получили высокую оценку не только в России, но и в Европе. Российская академия наук избрала его своим почетным членом. Дерптский университет присудил ему степень почетного доктора философии. Академии наук Парижа, Лондона, Геттингена избрали его своим почетным членом.

В 1842 году адмирал Крузенштерн по болезни вышел в отставку и поселился на своей мызе близ Ревеля. Здесь он и скончался 12 августа 1846 года.

В 1874 году в Петербурге напротив здания Морского корпуса был поставлен памятник Крузенштерну по проекту скульптора Н.И. Шредера.

Именем Крузенштерна названа гора на северном острове Новой земли, мыс в заливе Короницни (Канада), губа на западном побережье полуострова Ямал, пролив между островами Райконе и Ловушки в Курильской гряде, острова — в архипелаге Туаноту, в цепи Радао Маршалловых островов и в Беринговом проливе, надводные камни к юго-западу от Гавайских островов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

ФЕДОРОВ, ИВАН ФЕДОРОВИЧ | Энциклопедия Кругосвет

ФЕДОРОВ, ИВАН ФЕДОРОВИЧ (Московитин Иван Федорович) (ок. 1510–1583) – основатель русского книгопечатания в России и на Украине.

Учился в университете в г. Кракове. В юности (1530–1550) жил и работал на Украине, был известен как пушечный мастер (изобрел многоствольную мортиру). Предположительно, именно там узнал о типографском деле: в Кракове в конце 15 в. книги на кириллице печатал Швайполт (Святополк) Феоль; на Западной Руси первые печатные книги на кириллице распространились в начале 16 в. благодаря Франциску Скорине.

По приезде в Москву Иван Федоров оказался в окружении митрополита Макария. В Москве Иван получил должность дьякона в церкви Николы Гостунского в Кремле и вскоре принимал участие в работе комиссии по «исправлению» церковных книг (устранению разночтений). Стремление начать в столице издание книг было вызвано острой потребностью в установлении разночтений в имеющейся канонической литературе, распространением по церквям и монастырям страны выверенных канонических текстов. Второй причиной было стремление предотвратить распространение с запада униатства, поставить преграду католической экспансии на Восток. Необходим был лишь человек, способный технически осуществить эти задачи.

В Москве Иван Федоров быстро освоил тонкости типографского искусства в так называемой Анонимной типографии, созданной чуть ранее по инициативе ряда образованных русских людей того времени (игумена Сильвестра, митрополита Макария и др.). До середины 1550-х в ней были изданы первые пробные единичные печатные листы, первые книги (не датированные, без титульных листов, без заглавий). Все они были предназначены для повседневного богослужения (Печатная Триодь, два Евангелия) но способа быстро издавать достаточное количество экземпляров еще найдено не было.

В 1553 по приказу царя в столице началось строительство Государственного печатного двора на Никольском крестце (теперь Никольская улица рядом с Кремлем). При участии митрополита Макария в связи с приближавшимся открытием типографии начали «изыскивати мастерства печатных книг». По просьбе русского царя король Дании послал в Москву мастера печатаного дела, но был ли этот мастер связан с И.Федоровым, осталось неизвестным. Так или иначе, но типографию возглавил не иностранец, а Иван Федоров, взявший в 1563 в подручные неких Петра Тимофеева сына Мстиславца и Марушу Нефедьева.

19 апреля 1563 «хитрыи мастеры печатному делу» Иван Федоров и Петр Мстиславец начали работу над своей первой книгой – Деяниями и посланиями святых Апостолов (которые ныне сокращенно именуют Апостол). Работа эта длилась около года. 1 марта 1564 первой государственной типографией в Москве была датирована первая московская печатная богослужебная книга. Сам первопечатник провел большую текстологическую и редакторскую работу над ней, оформил по всем правилам полиграфического искусства того времени. Творчески переработав орнаментальные приёмы школы Феодосия Изографа (ведущего оформителя русской рукописной книги начла 16 в.), заимствовав внешнее оформление у русской миниатюры, Иван Федоров сделал в этой книге богатые заставки каждого раздела, красочные виньетки в верхней части страниц, буквицы-инициалы (в начале абзацев), набрал ее полууставным шрифтом, разработанным на основе рукописного московского письма середины 16 в.

Вслед за Деяниями св. Апостолов Федоров и Мстиславец напечатали Учительное Евангелие, в 1565 – два издания Часовника (Часослова), тоже богослужебную книгу, содержащую молитвословия и песнопения для ежедневных церковных служб. Она стала использоваться как учебная книга для обучения чтению.

Отношение к новшеству вызвало протест значительной группы духовных лиц. Рукописное создание Апостола обычно начинался после молитв и омовений; бездушный же типографский станок воспринимался ими как нечто нечистое. Кроме того, новые веяния в книжном деле вызвали протест монахов-переписчиков (их труд становился невыгоден, станок позволял печатать книги быстрее и дешевле). Печатников обвинили в распространении ереси. Поскольку же главный защитник Ивана Федорова – митрополит Макарий умер в 1563, первопечатники остались без покровительства. В 1566 в их типографии произошел пожар (возможно, следствие поджога), и они приняли решение срочно покинуть столицу Московии. «Зависть и ненависть нас от земли и отечества и от рода нашего изгнали и в иные страны, неведомые доселе», – записал позже И.Федоров.

Первопечатники бежали в Литву, забрав с собой 35 гравированных досок. Будучи радушно принятым польским королем Сигизмундом, Иван Федоров нашел пристанище у польского гетмана Ходкевича, мецената и просветителя, который в своем имении Заблудове (недалеко от Гродно в Белостоцком воеводстве) основал типографию. Первой книгой, отпечатанной в Заблудовской типографии Иваном Федоровым и Петром Мстиславцем, было Учительное Евангелие (1568), получившее название Заблудовского. В 1569 Петр Мстиславец уехал в Вильно, где завел свою типографию, а Иван Федоров продолжал работать в Заблудово, издав Псалтырь с Часословцем (1570).

Книгопечатание было затратным делом. Когда обедневший к началу 1570-х Ходкевич не смог оказывать материальную поддержку книгоизданию, Иван Федоров принял решение уехать во Львов. Здесь в 1573 «дукарь москвитин» («московский печатник») организовал уже собственную типографию и в 1574 сумел переиздать Апостола в количестве более 1000 экземпляров, приложив к изданию собственное послесловие. Тем самым он положил начало книгопечатанию и на Украине. В том же году во Львове им был издан первый русский печатный букварь с грамматикой – Азбука, по его словам – «для пользы русского народа». (Единственный экземпляр Азбуки И.Федорова обнаружен в 1939, ныне находится в США в библиотеке Гарвардского университета).

Вскоре Иван Федоров воспользовался предложением одного из весьма родовитых князей Речи Посполитой – князя Константина Острожского – устроить новую типографию в главном городе его владений – Остроге на Волыни. Около 1580 по инициативе этого князя там была открыта «Острожская академия семи свободных наук», в которой преподавался и церковно-славянский язык. По предложению и при поддержке князя Иван Федоров в 1580–1581 издал тут второе издание Азбуки, напечатал Новый завет с Псалтырью, помещая на обороте титульного листа книги герб князя Острожского. В том же Остроге Иван Федоров напечатал алфавитно-предметный указатель Тимофея Аннича под интригующим названием Книжка, собрание вещей нужнейших и не менее оригинальную Хронологию Андрея Рымши – маленькое издание на двух страницах, содержавшее перечень 12-ти месяцев года на церковно-славянском, украинском и еврейском языках с указанием важнейших событий и праздничных дней в каждом месяце. Здесь же Иваном Федоровым была издана знаменитая Острожская Библия – первая полная Библия на церковно-славянском языке. Отпечатанная крупным, новым для того времени шрифтом, на 628 листах, она являла собой шедевр технического исполнения и художественного вкуса (до наших дней дошло около 300 ее экземпляров). Доски Ивана Федорова с разработанным им для этой книги шрифтом хранились долго у его последователей уже после его смерти, а некоторые из них были в рабочем состоянии еще в течение почти 200 лет.

Живя в Остроге, Иван Федоров часто наезжал в Краков «по делу отлития малой войсковой пушки». В те же годы он побывал в Вене, Дрездене, до последних дней жизни интересуясь развитием технической мысли в западных странах и пытаясь добиться признания своих изобретений. В начале 1583 он демонстрировал в Вене императору Рудольфу придуманную и сконструированную им «складную пушку».

5 декабря 1583 И.Федоров умер. Похоронен во Львове в Святоонуфриевском монастыре. В 1977 здесь был открыт музей Иванова Федорова. В 1990 монастырь попал в руки монахов-базилиан, которые этот музей ликвидировали.

К настоящему времени известны двенадцать печатных изданий Ивана Федорова – памятники русского типографского искусства. Отлитые Федоровым шрифты прекрасно читаются, заставки, концовки, заглавные буквицы отличаются удивительной тонкостью работы (миниатюры евангелиста Луки, псалмопевца Давида, гербы гетмана Ходкевича, князя Острожского, города Львова). Все они сопровождаются издательским знаком самого первопечатника – инициалами «И.Ф.». Отличительная особенность книг Федорова – наличие в них авторских предисловий и послесловий, написанных живым разговорным языком от имени печатника. В них содержится история создания его книг, биографические сведения об авторе-издателе.

После отъезда Ивана Федорова в Литву книгопечатание в Москве было перенесено в Александровскую слободу, но в конце 16 в. вернулось в столицу. Ученики Федорова – печатники Тимофей Невежа, Андроник и Иван Невежины, Никифор Тарасиев и другие – продолжили его дело, издав около 20 печатных книг, причем в 1597 Апостол был снова издан тиражом в 1050 экземпляров.

В 1909 в центре Москвы, рядом с Китайгородской стеной, где в 16 в. находился Государев печатный двор, был воздвигнут памятник Ивану Федорову (скульптор С.М.Волнухин). В 1998 на Московском подворье Троицко-Сеогиевской лавры была освящена икона, изображающая митрополита Макария и первопечатника диакона Ивана Федорова рядом с типографским станком – первое изображение печатной машины и первопечатника на православной иконе.

Русский первопечатник Иван Федоров. Почтовая марка, Почта СССР, 1983 г. Рисунок И. Малюков. Гравюра на металле Т.Никитиной.Фрагмент страницы Острожской Библии. Острог, 1581 год. The London Library.Фрагмент страницы книги «Апостол». Москва, Печатный двор, 1564. Печатники Иван Федоров и Петр Мстиславец. Государственная публичная научно-техническая библиотека Сибирского отделения РАН.

Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

www.krugosvet.ru

Рязанский князь Иван Федорович

После Василия I началась долговременная усобица в потомстве Димитрия Донского. По-видимому, ничто не могло более благоприятствовать другим князьям в том, чтобы возвратить утраченную самостоятельность. Но такова сила исторического процесса: уже тотчас после смерти Олега ясно обозначилось, что Рязань не может существовать в виде отдельного самостоятельного пункта, около которого могли бы собраться юго-восточные уделы. Она была слишком слаба для этого и необходимо долженствовала примкнуть к той или другой половине Руси. История Рязани в XIV и XV вв. представляет замечательную аналогию с историею Твери. Здесь вторую половину XIV в. также наполняет видная личность Михаила Александровича, выступающая с такими же стремлениями, как Олег Рязанский; после его смерти видим те же усобицы между Тверью и Кашином, как между Рязанью и Пронском, то же колебание между Москвою и Литвою. Когда на время ослабла сила притяжения со стороны Москвы, оба княжества примкнули к Литве, где еще властвовал грозный Витовт. Около 1427 г. Иван Федорович заключил с ним следующий договор:

«Господину Господарю моему в. князю Витовту я Иван Федорович В. князь Рязанский добил челом, отдался ему на службу, и Господарь мой князь великий Витовт принял меня князя великого Ивана Федоровича на службу: мне служить ему бесхитростно, быть с ним заодно на всякого; с кем он мирен, с тем и я мирен; а с кем он не мирен, с тем и я не мирен. А в. князю Витовту оборонять меня от всякого, а без воли князя великого мне ни с кем не мириться и никому не помогать. А если будет от кого притеснение (налога) внуку его в. князю Василию Васильевичу, и если велит мне князь великий Витовт, то я буду пособлять ему на всякого и жить с в. князем Васильем Васильевичем по старине. А если будет в. князю Витовту с внуком его какое нелюбье или с дядьями его или с братьями, то мне пособлять своему Господарю на них без хитрости. А в. князю Витовту в вотчину мою не вступаться ни в землю, ни в воду по рубеж Рязанской земли моей Переяславской вотчины с уступкою (Литве) Тулы, Берестья, Ретани, Дорожена и Заколотена Гордеевского. А суд и исправу давать мне ему во всех делах чисто, без переводу; съехався с судьями в. князя Витовта и поцеловав крест, пусть судьи мои решают без всякой хитрости, по правде; а если в чем не сойдутся, то пусть идут к в. князю Витовту, и кого в. князь обвинит, тот и заплатит». В договоре между Олегом и Димитрием Тула поставлена в какое-то исключительное положение; и тот и другой князь, по-видимому, от нее отказываются. «Тула как было при царицh при Тайдулh, и коли ея Баскаци вhдали...» Но судя по договору Ивана Фед. с Витовтом, она считалась за Рязанью. Вероятно, Олег, вопреки условиям 1381 г., присоединил ее впоследствии к своему княжеству. Вместе с рязанским князем поддался Витовту и пронский Иван Владимирович; его договорная грамота написана почти теми же словами.

В 1430 г. мы находим Ивана Федоровича в числе знатных гостей, которых угощал Витовт великолепными пирами. Спустя несколько месяцев литовский князь скончался; в Литве начались смуты и усобицы; а вместе с тем окончилась кратковременная зависимость от нее рязанцев; но только для того, чтобы возобновились их прежние отношения к Москве, хотя и здесь в то же время открылась борьба между Василием Васильевичем и Юрием Галицким. Иван Федорович сначала целовал крест Василию и посылал свою дружину вместе с москвитянами воевать волости Юрия. Но когда Юрий одолел племянника и сел на Московский стол. Иван Федорович перешел на его сторону и заключил с ним договор Юрий обещает иметь Ивана Федоровича себе племянником, сыновья его Василий Косой равным братом, а Димитрий Шемяка и Димитрий Красный старшим. Рязанский князь обязывается сложить с себя целование к Василию Васильевичу и быть против него и против других недругов заодно с Юрием. Отношения князей и границы княжеств определяются почти такими же условиями, как в 1402 г. Против прежних грамот замечательно следующее прибавление: «А гдh ты князь Великiй всядешь на конь противъ своего недруга, и мнh князю Великому Ивану самому пойти съ тобою безъ ослушанiя; а гдh пошлешь своихъ воеводъ, и мнh своихъ воеводъ послати съ твоими воеводами». Тула и Берестий, уступленные Витовту, теперь опять причисляются к Рязани. Из той же грамоты узнаем, что князья Рязанский и Пронский незадолго перед тем временем окончательно помирились и вместе подчиняются московскому, а третейским судьею опять признают митрополита; самый договор Иван Федорович заключает вместе от себя и от Пронского князя с его братьями.

Этот договор, как надобно полагать, был заключен в 1434 г., т.е. после второго занятия Москвы Галицким князем. Но в том же году Юрий скончался и Василий Васильевич воротился в Москву. Для Рязани это было все равно: переменялось только лицо, а отношения к в. князю Московскому остались те же самые. Вообще незаметно, чтобы рязанцы принимали деятельное участие в борьбе Василия Темного с Димитрием Шемякою.

В 1447 г., когда Василий окончательно утвердился на московском столе, последовал новый договор с рязанским князем. Иван Федорович признает Василия старшим братом, Ивана Андреевича Можайского равным; а Михаила Андреевича и Василия Ярославича Боровского младшими. Далее опять повторяются почти те же условия, какие и в предыдущих грамотах. Заметим только прибавление касательно литовских отношений: «А всхочетъ с тобою князь Великiй Литовскiй любви, и тобh съ нимъ взяти любовь со мною по думh; а писати ти съ нимъ въ докончательную грамату, что есь со мною съ Великимъ княземъ съ Васильемъ Васильевичемъ одинъ человhкъ... А пойдетъ на тебя Князь великiй Литовскiй и мнh князю Великому Василью пойти самому тебя боронити; а пошлетъ на тебя своихъ воеводъ, и мнh послати своихъ воеводъ тебя боронити». Дополнением к последней статье могут служить следующие слова из договора, который, спустя два года, Василий Васильевич заключил с Казимиром Литовским: «А братъ мой молодшiй, князь Великiй Ивань Федоровичъ Рязанскiй со мною съ Великимъ княземъ Васильемъ въ любви, и тобh Королю его не обидhти; а въ чомъ тобh, брату моему, Королю и Великому князю Казимиру Князь великiй Иванъ Федоровичъ сгрубитъ, и тобh Королю и В. князю мене обослати о томъ: и мнh его всчунути (уговорить) и ему ся къ тобh исправити, а не исправить ся къ тобh, моему брату, Рязанскiй, и тобh Королю Рязанскаго показнити, а мнh ся въ него не вступати. А всхочетъ ли братъ мой молодшiй, Князь великiй Иванъ Федоровичъ служити тобh, моему брату, Королю и Великому князю: и мнh В. князю Василью про то на него не гнhваться, ни мстити ему». Здесь московский князь, вопреки условиям 1447 г., отказывается помогать рязанцам против Литвы; зато рязанскому князю предоставлено более свободы нежели прежде; он по собственному выбору может примкнуть к Литве или Москве.

Но это была только дипломатическая уловка со стороны московского правительства; а на деле оно уже могло быть спокойно насчет литовского соперничества. По крайней мере, после Витовта со стороны Рязани почти не видно колебания между тою и другою зависимостью до времен Василия III. Мало того, если мы не можем указать на значительные войны, зато мелкая вражда на границах время от времени могла породить довольно сильные неудовольствия между Рязанью и Литвою. В этом отношении от XV ст. сохранился очень интересный документ, известный под именем: «Посольство до Великаго князя Рязанскаго зъ Вильны Васильемъ Хребтовичемъ». В 1456 г. прибыл в Переяславль к Ивану Федоровичу посол из Литвы Василий Хребтович и подал ему грамоту от Казимира IV. В этой грамоте Казимир жалуется рязанскому князю на его подданных, которые в ту весну накануне Николина дня внезапно пришли под город Мценск, выжгли его, повоевали окрестности и увели много пленников. И прежде нередко были обиды литовским украинным людям от рязанских; а теперь последние, не довольствуясь воровством и грабежом, поднимают открытую войну. Король требует, чтобы рязанцы возвратили пленников и пограбленное имущество; чтобы они в Литовской земле зверей и бобров не били, пчел не драли и рыбы не ловили. Результаты этого посольства нам неизвестны. Из грамоты видно, что обиды между пограничными жителями были взаимные. Да и невозможно было их избежать при неразвитости общества и отсутствии точного определения границ. Подобные пересылки русских князей с литовским правительством по поводу беспорядков на границах были делом довольно обыкновенным в те времена, и, кажется, не вели ни к каким серьезным результатам.

Княжение свое Иван Федорович заключил весьма важным фактом. В 1456 г. он скончался, вскоре после своей супруги, чернецом Ионою, завещав Василию Темному на соблюдение Рязанское княжество вместе с восьмилетним сыном Василием, вероятно, до его совершеннолетия. Великий князь взял мальчика и его сестру Феодосию к себе в Москву, а в рязанские города и волости послал своих наместников.

erzya.ru