Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Иван болотников. Краткая биография Ивана Болотникова

Иван Исаевич Болотников (?-1608). Иван болотников


Болотников Иван Исаевич - биография

В многовековой истории России были разные времена, полные приобретений и потерь, падений и взлетов. Одним из самых тревожных и суровых было Смутное время – время стихийных бедствий, тяжелого кризиса во всех областях жизни страны, агрессии зарубежных государств.

Заметной политической фигурой того времени был Иван Исаевич Болотников, грамотный военачальник и видный политический деятель начала XVII века. Несмотря на свое низкое происхождение – он был беглым боевым холопом князя А. А. Телятевского по прозванию Хрипун, его судьба тесно переплелась с судьбой великих людей того времени – царя Василия Шуйского, Лжедмитрия ІІ, князя Ю. Трубецкого и многих других.

Иван Болотников отличался твердым характером и упрямым нравом, поэтому, рожденный в Смутное время, когда зачастую вспыхивали восстания черни, еще в молодости предпринял попытку сбежать от своего хозяина и вельможи князя Андрея Андреевича Телятевского. Эта попытка стала первой успешной авантюрой в его жизни. От нее и пошел отсчет всем остальным событиям, так сильно повлиявшим на судьбы тысяч людей.

И. Болотников направился в Дикое поле – незаселенные просторы в верховьях и низовьях Дона, где примкнул к вольным отрядам донских казаков, собиравших под свое крыло всех обиженных и угнетенных. Некоторое время он жил вместе с ними и принимал участие в боевых вылазках против крымских татар, пока во время очередной стычки не попал к ним в плен, после чего был продан в османское рабство. Тяжелая работа гребцом на турецких галерах только укрепила боевой дух Ивана Болотникова, научила его выносливости и стала своеобразной школой жизни, уроки которой впоследствии ему очень пригодились. Через несколько лет судьба улыбнулась И. Болотникову – его галера была атакована боевым кораблем воюющих с турками немцев, и он снова стал свободным человеком. Немцы помогли перебраться в Венецию. Там до него докатилась молва о бурных событиях в России (время правления Гришки Отрепьева – Лжедмитрия І), и И.Болотников решил вернуться на родину.

Его нелегкий и длинный  путь пролегал через Германию и Польшу. Там он и узнал, что Лжедмитрий І свергнут с престола боярами, казнен, но якобы спасся чудесным образом во второй раз. В истории нет достоверных сведений, кем же был Лжедмитрий ІІ (он же Тушинский вор), он известен только под этим именем. Вот к этому «законному царю» и отправился Иван Болотников предложить свои услуги. В польском Самборе, в доме воеводы Юрия Мнишка, находящегося в русском плену, не без помощи жены воеводы Ядвиги встретились бывший холоп, каторжник Иван Болотников и сбежавший из Москвы авантюрист, бывший царедворец и сообщник Лжедмитрия І Михаил Молчанов, выдавший себя И. Болотникову за спасшегося царевича Дмитрия. Опытный вельможа быстро понял, что имеет дело с грамотным и уверенным в себе человеком-воином, поэтому, снабдив его деньгами, оружием и рекомендательным письмом, в котором называл И. Болотникова «большим воеводой», отправил к князю Григорию Шаховскому в Путивль. Единомышленник М. Молчанова князь Г. Шаховский тепло встретил посланца и отдал под его командование 12-ти тысячный отряд. Недовольство крестьян, холопов, мелкопоместных дворян усилением феодального гнета, введением крепостного права, голодом, нестабильностью в политике, а также обещания И. Болотникова сделать каждого, ставшего под знамена царевича Дмитрия богатым, заслужить почести и славу позволило ему очень быстро сформировать на юге России многочисленную, сильную и хорошо организованную армию.

Летом 1606 года отряды И. Болотникова вступили в бой с войском царя Василия Шуйского под командованием князя Юрия Трубецкого. Первое сражение оказалось успешным – пятитысячное царское войско князя Ю. Трубецкого было разбито. Весть о победе войска «воеводы царевича Дмитрия» быстро разлетелась по городам России, и везде стихийно вспыхнули мелкие восстания простого люда, а к армии И. Болотникова примкнули новые тысячи мятежников. Под его предводительством восстание превратилось в полномасштабную военную кампанию, ведь в ней принимали участие не только люди низшего сословия, но и многие дворяне, бояре, недовольные правлением В. Шуйского. Эта война стала Дамокловым мечом для помещиков и бояр. Клич болотниковского войска грабить и казнить господ выполнялся с ожесточенной радостью. Бояр и помещиков вешали, сжигали, сбрасывали с башен, распинали, а их имущество забирали себе вышедшие из повиновения бунтари. Предводитель и сам не гнушался совершать жестокие расправы «для острастки и поучения».

Многотысячное войско И. Болотникова с легкостью захватывало российские города, многие из которых даже не оказывали сопротивления. Огромные человеческие ресурсы, бесперебойное снабжение боеприпасами и едой помогало И. Болотникову вести себя независимо не только перед противниками. Лжедмитрий ІІ – человек, ради которого все восстание и было затеяно, тоже никак не мог повлиять на бунтаря-военачальника. Иван Болотников сам принимал все важные стратегические и тактические решения. Благодаря умению говорить с людьми и манипулировать ими, он показал себя не только выдающимся полководцем, но и умелым политиком. Видимо, сказался многолетний жизненный опыт и годы мытарств. Особенно его политические качества проявились при взятии Калуги. Подойдя к городу, повстанцы узнали, что там находятся отряды брата царя Василия Шуйского. После переговоров И. Болотникова с калужскими посадскими людьми, войско брата царя покинуло город. Возможно, предводитель повстанцев сделал калужанам выгодное предложение, от которого они просто не смогли отказаться. Со времени начала восстания сторону Лжедмитрия ІІ приняли более 70 русских городов и многие народности, проживающие в Поволжье.

В сентябре 1606 года войско И. Болотникова после проигранного сражения с армией воеводы Михаила Нагого, все же двинулось на Москву. По пути только Коломна оказала сопротивление, но, в конце концов, пала и была разграблена и разрушена повстанцами, в несколько раз превосходящими численностью защитников города. Армия двинулась по Коломенской дороге дальше и в селе Троицкое Коломенского уезда разгромила царское войско. В октябре 1606 года, подойдя к Москве на расстояние в 15 километров, И. Болотников стал лагерем в селе Коломенское. Там он построил укрепление, откуда рассылал воззвания к городской бедноте с призывами поднимать мятеж против своих господ, и армия бунтовщиков быстро увеличивалась. Многочисленные шайки разбойников и воров также откликнулись на призыв И. Болотникова.

Москва оказалась в осаде – небольшие отряды болотниковского войска совершали частые вылазки к стенам города, не давая москвичам чувствовать себя в безопасности. Обеспокоенные жители собирались уже покориться мятежникам. Единственным условием, которое они выдвинули, было показать им живого царевича Дмитрия. Это условие было продиктовано тем, что многие покоренные города, перешедшие на сторону Лжедмитрия ІІ, стали серьезно сомневаться в его царском происхождении, поскольку никогда не видели его. Поэтому они повинились перед царем Василием Шуйским и перешли на его сторону.

Положение И. Болотникова стало ухудшаться. Его стараниями возможность взять Москву была почти достигнута, но, несмотря на это, Лжедмитрий так и не появился перед москвичами. В самом войске И. Болотникова тоже произошел раскол: его армия распалась на два лагеря. Один лагерь состоял из дворян и бояр, возглавляемых военачальниками – мелким дворянином Истомой Пашковым и рязанскими помещиками братьями Ляпуновыми. Другой лагерь, состоящий из крестьян, холопов и городской бедноты возглавлял сам Иван Болотников. Отряды этих дворян первыми дезертировали из армии мятежников. Последовав их примеру, лагерь покинули другие дворянские отряды.

За время осады царь Василий Шуйский основательно укрепил город, а его армия стала увеличиваться и совершала частые военные вылазки в стан врага. Это не могло не беспокоить И. Болотникова. Он предпринял отчаянную попытку атаковать противника, но 2 декабря 1606 года потерпел поражение от царского войска под командованием князя М. В. Скопина-Шуйского. Иван Болотников был вынужден отступить, по пути теряя своих приверженцев, переметнувшихся в царскую армию. Закаленный жизнью и боями предводитель мятежников не собирался сдаваться на милость победителю. Несмотря на предложение царя прекратить сопротивление и обещание помилования, Болотников ответил, что он не может предать Лжедмитрия ІІ и останется верен присяге, данной ему. Следующая попытка И. Болотникова укрепиться в деревне Заборье не удалась, царская армия выбила их и оттуда, и мятежники отступили к Коломне. Обосновавшись в городе, И. Болотников снова собрал армию. Хотя она оказалась и не такой многочисленной, как прежняя, но 10 тысяч человек уже могли держать оборону и даже совершать успешные военные вылазки в царский стан. Тем временем слухи о том, что «царевич Дмитрий» скрылся, дошли до Калуги. Но даже это не смогло поколебать твердость И. Болотникова. И повторное предложение царя о прекращении сопротивления и его помиловании ожидала та же участь, что и первое – И. Болотников с достоинством отказался.

Мятежники были в осадном положении до мая 1607 года, после чего прорвали кольцо обороны, и выросшая почти вчетверо армия двинулась во второй поход на Москву. Обогнув небольшой городок Каширу, армия И. Болотникова вышла к реке Восьме, где 5 июня 1607 года произошло решающее сражение с царской армией под командованием воеводы И. М. Воротынского. Войско И. Болотникова было разбито, а сам он с оставшимися частями отступил в Тулу, где с конца июня по октябрь 1607 года руководил обороной Тульского кремля.

Повстанцы могли еще долго обороняться, но царь не собирался ждать и поэтому, изменив русло реки Упы, подтопил город и оставил значительно поредевшую армию без продовольствия и боеприпасов – все продуктовые запасы пришли в негодность, и безнадежно испортился порох. Предводителю в третий раз было обещано помилование. В этот раз Иван Болотников согласился, и 10 октября 1607 года Тульский кремль открыл ворота царским войскам. Царь своего обещания не сдержал и отправил И. Болотникова в город Каргополь, где его после допроса ослепили, а затем утопили в проруби.

www.bankgorodov.ru

Болотников Иван - Русская историческая библиотека

Восстание Болотникова (по материалам книги В. Д. Сиповского «Родная старина»)

...Возмущение против Шуйского в Северской украйне росло. У Шаховского нашелся даровитый помощник; то был беглый холоп Иван Болотников, человек бывалый, решительный, знавший ратное дело. Он стал грамотами волновать простой народ, сулил ему волю, богатство и почести под знаменами Дмитрия. К Болотникову стали целыми толпами являться беглые холопы, преступники, ушедшие от наказания, и казаки. Северская украйна была полна "гулящего люда", который промышлял "лихим делом" и "воровством", т е. разбоем. Таким образом, довольно скоро собралось большое полчище всякого сброду, готового воевать за кого угодно, лишь бы можно было грабить... Но к Болотникову стали являться люди и другого рода: посадские, служилые, стрельцы из разных городов – люди, верные своей присяге Дмитрию и думавшие, что они идут биться за правое дело... Поход Болотникова начался, как и следовало ожидать, грабежами и убийствами: беглые холопы вымещали на бывших своих господах свои обиды – мужчин убивали, жен и дочерей принуждали выходить за себя замуж, имения грабили.

Царская рать, высланная против Болотникова, была разбита и рассеялась, служилые люди, помещики, самовольно разъезжались по своим домам; город за городом приставали к восстанию. Оно, словно пламя пожара при сильном ветре, быстро росло и разносилось из конца в конец. Боярский сын Пашков возмутил Тулу, Венев и Каширу; воевода Сунбулов и дворянин Прокопий Ляпунов подняли Рязанскую область. На востоке, по Волге, в Перми и Вятке, поднялись крестьяне, холопы, инородцы; восстала за Дмитрия и Астрахань.

Болотников переправился чрез Оку и шел уже на Москву. В 70 верстах от нее он разбил снова царскую рать; наконец подошел к самой столице и стал станом в селе Коломенском. С ним были Ляпунов, Сунбулов и Пашков.

Самым замечательным из этих лиц был Прокопий Ляпунов. Умный, храбрый, красивый, знающий ратное дело, он принадлежал к числу тех рьяных, полных жизни и силы людей, которые во всяком деле, где нужна решимость, рвутся вперед с неудержимой силой, становятся во главе предприятия, увлекают за собой толпы людей менее решительных. В смутные времена, в пору общего колебания, недоверия и сомнения такие люди становятся особенно заметными. Они являются обыкновенно главными зачинщиками дела и вожаками; не всегда они бывают в состоянии довершить его как следует; для этого недостает им терпения, выдержки, способности выжидать, хитрить, пользоваться обстоятельствами; но ни одно крупное общественное дело не обходится без них. Таков был и Прокопий Ляпунов.

Когда Болотников стал под Москвой, дело Василия Ивановича казалось вконец проигранным. Сил бороться дальше у него не хватало; в Москве стал чувствоваться уже недостаток в съестных припасах: шайки Болотникова на дорогах перехватывали обозы и опустошали окрестности Москвы. Столичная чернь волновалась. Подметные письма Болотникова возбуждали ее против высших сословий.

"Вы все, боярские холопи, – говорилось в них, – побивайте своих бояр, берите себе все достояние их, убивайте их, убивайте гостей и торговых богатых людей, делите меж собой их имения... Вы были последними – теперь станете боярами и воеводами. Целуйте все крест законному государю Дмитрию Ивановичу!"

Этот дикий призыв к убийству и грабежу мог быть по душе разве только самой разнузданной черни и "лихим людям". Все лучшие люди отшатнулись от Болотникова. Прокопий Ляпунов с братом Захаром и Сунбуловым, приглядевшись к Болотникову и его полчищу, решились обратиться с повинной головой к Шуйскому: быть заодно с разбойниками, разорявшими родную страну, им было противно, а Дмитрий, которому они хотели послужить верой и правдой, не являлся. С Ляпуновым и Сунбуловым явились в Москву толпы дворян и детей боярских; а за ними стрельцы, которые в Коломне перешли было к Болотникову. Василий Иванович принял их, конечно, с радостью, простил их, даже обласкал и наградил, переход лучших сил от Болотникова спасал его. Помогло ему и то, что Тверь, где архиепископ воодушевил защитников, не поддалась Болотникову и отбила от стен своих отряды его. Пример Твери подействовал и на другие соседние города. Смоленск также держался Василия Ивановича. Многих, готовых прежде постоять за Дмитрия, начало брать сомнение, существует ли он. В Москву стали подходить ратные силы из Смоленской и Тверской областей. Сил у царя набралось довольно; можно было уже ударить на скопище мятежников; но царь медлил, выказывая человеколюбие и жалость к ним: он обещал милость и прощение мятежникам, если они смирятся, но те упорствовали, – надо было решать дело боем.

Под стенами Москвы произошла битва. Царский племянник, молодой воевода князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский, разбил Болотникова, которого покинул и Пашков со своим отрядом. Болотников не в силах был уже держаться под Москвой. Он бежал с остатками своего полчища и засел в Калуге, в несколько дней укрепил ее глубокими рвами и валом, собрал около десяти тысяч беглецов и приготовился к осаде, а между тем послал в Северский край к своим сторонникам с известием, что ему нужна скорая помощь, нужен и царевич Дмитрий, потому что, не видя его, люди начинают сомневаться в его существовании... Но новый Лжедмитрий еще не являлся. Шаховской и другие мятежные бояре призвали на помощь запорожских казаков, ополчили всех, кого только могли навербовать в северской земле, и поспешно выступили в поход на выручку Болотникова. Незадолго пред тем среди терских казаков явился бродяга, назвавшийся Петром, небывалым сыном царя Федора. Шаховской призвал этого Лжепетра с шайкою терских мятежников, встретил его с большой честью в Путивле, как царского племянника и наместника.

Между тем Болотников мужественно защищался в Калуге. Напрасно царская рать пыталась взять город. Четыре месяца уже длилась неудачная осада. Наконец, Болотников сделал вылазку: он так внезапно и сильно ударил на осаждавших, что царское войско обратило тыл; пушки, обоз и припасы достались мятежникам, вдобавок около пятнадцати тысяч воинов и отряд наемных немцев передались Болотникову.

Эти вести поразили и всю Москву, и царя. Вчера еще ждали вести об окончательном уничтожении крамолы, а сегодня с ужасом приходится думать о защите столицы от торжествующих мятежников!.. Всевозможные меры были немедленно приняты. Приказано было, чтобы все, кто только мог держать оружие в руках, вооружились; монастыри должны были доставить в Москву свои хлебные запасы; даже иноки обязаны были на всякий случай готовиться к ратному делу. Святители всенародно по церквам предавали анафеме Болотникова и других злодеев.

К счастью, Болотников не решился напасть на Москву с теми силами, какие были у него под рукою, а поджидал Шаховского. Царь тем временем успел собрать войска около ста тысяч. 21 мая он сел на ратного коня и повел боевые силы всего своего царства на скопище злодеев. Болотников оставил Калугу и перешел в Тулу, где соединился с Шаховским. Неподалеку от города Каширы царские отряды встретились с мятежниками. Начался кровавый бой. Царская рать стала уже подаваться под напором врагов, но воевода Голицын и Лыков воодушевили ее. Они кинулись в самый пыл битвы с криком:

– Нет для нас бегства! Смерть или победа!

Сильным ударом царские ратники смяли толпы Болотникова. Те, побросав свои пушки и обоз, поспешно отступили и заперлись в Туле.

Восстание Болотникова

Битва войска Болотникова с царской армией. Картина Э. Лисснера

 

Началась осада. Болотников делал беспрестанно, даже по нескольку раз в день, смелые вылазки и наносил большой вред осаждающим. Царь порешил взять город измором, – все пути в Тулу были преграждены, и гнездо мятежников было все охвачено царской ратью. Прошло два месяца. С каждым днем силы осажденных убывали; наконец они стали чувствовать уже недостаток в припасах, пришлось есть лошадей. Явились недовольные.

– Где же тот, – говорили они, – за кого мы умираем? Где Дмитрий?

Шаховской клялся, что Дмитрий в Литве, Болотников уверял, что он видел его своими глазами.

И тот, и другой писали в Литву, настоятельно требуя, чтобы их сторонники выставили какого-нибудь Дмитрия. Посланные с письмами очень ловко пробрались сквозь русский стан. До конца лета мятежники упорно отбивались и выносили твердо недостаток в хлебе и соли. Желанный Дмитрий не являлся, и помощи из Литвы не было. Но и царская рать уже тяготилась осадой; неоднократно пытались идти на приступ, но каждый раз возвращались с большим уроном. В царском войске начиналась уже "шатость". Неизвестно, чем кончилась бы эта осада Болотникова, если бы царя Василия не выручил один из его воинов, Кравков, который был, по словам летописи, "большой хитроделец". Он явился к царю и сказал:

– Я обещаю тебе, государь, потопить Тулу водою и заставить мятежников сдаться.

Царь посулил ему большие милости, если это сбудется.

"Хитроделец" сработал во всю ширину реки Упы плот, велел сыпать на него землю. Плот с землею затонул и преградил течение реки; она вышла из берегов и затопила Тулу. Людям Болотникова пришлось ездить по улицам в лодках. Вода залила погреба и кладовые с припасами. Осажденным и раньше уже приходилось жить впроголодь, беречь остатки запасов, а теперь начался настоящий голод, стали есть кошек, мышей, собак... Пришлось сдаться. Мятежники послали сказать царю:

– Мы сдадим город, если ты нас помилуешь, не казнишь смертью. Если же не обещаешь помиловать нас, то будем держаться, хотя бы пришлось нам есть друг друга от голода!

Царь обещал им свое милосердие. Болотников явился к нему в полном вооружении, снял с себя саблю, "ударил челом в землю" и сказал:

– Царь-государь! Я служил верно по присяге тому, кто в Польше назывался Дмитрием. Точно ли он Дмитрий или нет, не знаю: я не видал его прежде. Он меня покинул. Теперь я в твоей власти. В твоей воле убить меня, вот моя сабля – убей. Если же ты помилуешь меня, как обещал, то я буду тебе служить так же верно, как, служил тому, кто меня оставил!

С торжеством вернулся Василий Иванович в Москву. Взятие Тулы праздновали, как некогда взятие Казани. Лжепетра повесили, Болотникова отвезли в Каргополь и там утопили. Другим важнейшим мятежникам была оказана пощада. Шаховского сослали на Кубенское озеро; немцев, изменивших присяге, отправили в Сибирь, а менее важных пленников оставили на свободе без наказания. Так окончилось усмирение бунта Болотникова.

 

 

Болотников Иван Исаевич (Энциклопедия Брокгауз-Ефрон)

— мятежник времен Василия Шуйского. Он был холопом князя Телятевского, маленьким попал в плен татарам, был продан туркам, работал в оковах на турецких галерах и был освобожден в числе других пленников, по одним известиям, — венецианцами, по другим — немцами, а по освобождении привезен в Венецию. Здесь он пробыл несколько времени и решился возвратиться в отечество через Польшу. Проезжая через нее, он услышал о пребывании в Самборе царевича Димитрия (Молчанова), явился к нему и как человек сметливый и предприимчивый был отправлен последним с письмом к путивльскому воеводе кн. Шаховскому. Видя его желание постоять за Димитрия и убедившись в его знании военного дела, Шаховской поручает ему отряд в 12000 человек. С ними Болотников отправился в Комарницкую волость и возвещал всем, что он сам видел Димитрия и Димитрий нарек его главным воеводой. Против него Василий Шуйский выслал отряд под начальством кн. Юрия Трубецкого, но последний, встретясь под Кромами с Б-м, отступил.

Это послужило сигналом к восстанию городов, холопов и инородцев. Город за городом провозглашали царем Димитрия и высылали к Болотникову вспомогательные отряды; холопы и крестьяне, услыша призыв Болотникова, почти всюду поднимались на своих господ и примыкали к отряду его. Возмутилась и мордва в надежде освободиться от московской власти и вместе с холопами и крестьянами принудила некоторые города отпасть от Шуйского. Кроме того, к Болотникову примкнуло ополчение Истомы Пашкова, к нему пристали и Ляпуновы — Захар и Прокопий, и отряд вольницы, пришедший из Литвы. С столь грозными и многочисленными силами Болотников направился к столице. Стоявшие на пути города все признали власть главного воеводы Димитрия; только в Коломне отважились сопротивляться, и это повлекло полное разграбление города. В 50-ти верстах от Москвы, близ села Троицкого, Болотникова встретила московская рать под начальством Мстиславского, который, не вступив в бой, едва спасся от преследований Болотникова. 22 октября 1606 года Болотников остановился в селе Коломенском в семи верстах от Москвы. Здесь он построил острог, укрепив его деревом и валом, и стал рассылать по Москве и разным городам грамоты, возбуждая бедных и меньших против богатых и знатных и призывая всех целовать крест законному государю Димитрию Ивановичу. Ополчение Болотникова увеличилось здесь еще более; из него выделялись отдельные шайки, по преимуществу холопов, которые своими набегами и разбоями держали столицу в осадном положении. Москвичи уже готовы были подчиниться Болотникову, прося его только показать им Димитрия, и начали даже по этому поводу с ним переговоры. Но Димитрий не являлся. Болотников несколько раз обращался к Шаховскому с просьбою прислать его к войску как можно скорее, указывая ему на всю важность его присутствия, но тот медлил. Некоторые города уже начали выражать свое сомнение в существовании Димитрия и переходили на сторону Шуйского. К тому же и в самом войске Болотникова произошло раздвоение: на одной стороне стояли дворяне и дети боярские, на другой холопы, казаки и вообще мелкие безыменные люди. У последних главою был Болотников, а начальниками первых — Истома Пашков и братья Ляпуновы. Между вождями возникли несогласия, и результатом их был переход на сторону Шуйского сначала Ляпуновых, а затем Истомы Пашкова.

Шуйский, между тем деятельно принявшийся за укрепление Москвы с самого появления Болотникова, теперь стал получать подкрепления от переходивших на его сторону городов, которые высылали к нему ополчения дворян и детей боярских. Видя, что ратные силы Шуйского все более и более увеличиваются, Болотников решился действовать энергичнее: был сделан приступ на Симонов монастырь, но с уроном отбит. Но ни потеря войска (от приступа и постоянного ухода его людей), ни увещания Шуйского сдаться и обещания дать ему важный чин не сломили верности Болотникова Димитрию и принятой им ранее решимости бороться за его дело до последней возможности. Шуйскому он отвечал: "Я целовал крест своему государю Димитрию Ивановичу — положить за него живот. И не нарушу целования. Верно буду служить государю моему и скоро вас проведаю". Получив такой ответ, Шуйский решил из войны оборонительной перейти в наступательную; ряд удачных приступов на острог Болотникова заставляет последнего бежать из-под Москвы. Московские ратные люди преследуют его до дер. Заборья, где снова успел укрепиться верный Димитрию воевода; но пало и заборское укрепление; часть казаков с атаманом Беззубцевым во главе передалась Скопину-Шуйскому, начальнику московского войска.

Болотников же бежал далее и засел, наконец, в Калуге; укрепил ее, собрал до 10000 беглецов и приготовился к обороне. Высланные сюда Шуйским отряды (наибольший под начальством Мстиславского) обложили город со всех сторон, производили частые приступы, разбили подходившее на помощь Б— ву ополчение под начальством кн. Масальского, но мужество и энергия его оставались непоколебимы. Он с успехом отбивал их приступы и сам делал удачные вылазки; ни потеря военных людей, ни недостаток в съестных припасах, особенно сильный к концу зимы, не заставили его склониться на сдачу, хотя ему и было обещано полное прощение; одно только его смущало: названный Димитрий еще не являлся, а вскоре и совсем скрылся. Тогда среди терских и волжских казаков появился новый самозванец, принявший на себя имя царевича Петра, будто бы сына Федора Иоанновича, подмененного дочерью, вскоре умершею; он уже подступал к Путивлю, и им-то тогда кн. Шаховской решил воспользоваться для поддержания восстания. Он отправил его в Тулу, а затем двинулся и сам. На выручку Болотникова он отправил отряд под начальством кн. Телятевского. Последний разбил царских воевод, князей Татева и Черкасского, под Калугою, на Пчелве (2 мая). Тогда Болотников сделал вылазку и навел такой страх на осаждавших, что они в смущении все разбежались, оставив неприятелю пушки, обоз и запасы.

После этого он выступил из Калуги и направился в Тулу, где уже были Шаховской и Петр. 30 июня подступил к Туле с большим войском (около 100 т. ч.) и сам царь Василий Иванович Шуйский. Началась осада Тулы, продолжавшаяся немного более 3-х месяцев. Ни приступы осаждающих, ни истощение запасов и здесь не ослабили энергии и твердости Болотникова и его воинов. И неизвестно, сколько еще времени продолжилась бы эта осада и чем бы она окончилась, особенно ввиду возникших несогласий между полководцами царского войска, если бы не явился к Шуйскому "большой хитроделец" Мешок Кравков, запрудою Упы затопивший Тулу. С наводнением в Туле увеличился и голод; многие мятежники толпами являлись к Шуйскому с повинной, но главные злодеи продолжали еще сопротивляться и соглашались сдаться только тогда, когда им будет даровано прощение. "А если нет", говорили они, "будем держаться, хотя бы пришлось нам друг друга съесть". Царь обещал им милость, и 10 октября 1607 г. боярин Колычев занял Тулу. Болотников явился перед Шуйским во всем вооружении, снял с себя саблю, положил перед царем, ударил ему челом до земли и произнес свое клятвенное обещание служить царю верно до гроба, если тот, согласно своему целованию, не прикажет его умертвить. 18 октября царь прибыл в Москву. Сюда же перевезли и Болотникова и других начальников мятежа и после допроса засадили в тюрьму в Каргополе. Здесь сначала Болотникову выкололи глаза, а затем и утопили.

 

Д. И. Иловайский - Иван Болотников 

Против Шуйского, как и против Годунова, восстала Северская Украйна. Там стал распространяться слух, будто названый Дмитрий вновь спасся от смерти и убежал в Литву. Известный клеврет самозванца, убийца Годуновых, Михаил Молчанов, бежал из Москвы к литовской границе, распуская на пути слух о спасении Дмитрия, а местами принимая на себя его имя. Он укрылся в Самборе, у жены Мнишка. Григорий Шаховской, которого царь Василий послал воеводою в Путивль, собрал жителей этого города и объявил им, что Дмитрий жив. Северщина гордилась, что недавно поставила царя на Москве, и сохраняла преданность Лжедмитрию.

Путивляне первые подняли знамя мятежа против Шуйского. Их примеру быстро последовали другие северские города: Моравск, Чернигов, Стародуб, Новгород-Северский, Кромы. Подобно князю Шаховскому, деятельное участие в мятеже принял князь Телятевский, воевода Черниговский. Мятежники требовали, чтобы спасшийся Дмитрий явилсясреди них. Одно время его роль хотел принять на себя Молчанов, но его хорошо знали в Москве, и обман вышел бы слишком явным.

Молчанов привлёк к делу холопа князя Телятевского, Ивана Болотникова, человека смелого, с богатырским сложением. Болотников, попавший в юности в плен, грёб в оковах на татарских и турецких галерах. Потом он бежал в Венецию, а оттуда в Польшу. Молчанов, живя в Самборе, выдавал себя за спасшегося Дмитрия. Болотников явился к нему с предложением своих услуг. Молчанов отослал Болотникова к Шаховскому, который вверил ему начальством над мятежной ратью. Болотников действовал с нею удачно. К мятежу Северской Украйны присоединилась и Тульская с Тулой, Серпуховым, Каширой, Веневом. К мятежникам примкнул Елец, где первый самозванец собрал большие военные запасы для задуманной им войны с татарами и турками. На Тульской Украйне во главе мятежников стал боярский сын Истома Пашков. Во имя мнимого Дмитрия, поднялась и Рязанская область, которая еще помнила о своём старом соперничестве с Москвою. Здесь предводителями мятежников явились дворяне Сумбулов и братья Ляпуновы. Взбунтовалась и часть Поволжья. Особенно сильный мятеж разразился в Астрахани, где главою его сделался сам воевода, князь Иван Дмитриевич Хворостинин. Возмутились земли Вятская и Пермская. Восставшая мордва, соединясь со скопищем русских крестьян, осадила Нижний.

Князь Трубецкой, осадивший Кромы, был разбит Болотниковым. Узнав об этом, князь Воротынский, стоявший под Ельцом, тоже отступил. Его рать стала разбегаться.

Болотников рассылал всюду грамоты, именем царя Дмитрия обещая холопам и крестьянам вольность и разрешая им грабеж богатых людей. Чернь везде охотно к нему приставала, и толпы его быстро росли. Соединившись с Пашковым и мятежными рязанцами, Болотников во главе многочисленной рати двинулся прямо на Москву. В битве у села Троицкого московское войско князя Мстиславского потерпело поражение. В октябре 1607 Болотников укрепился в селе Коломенском, в семи верстах от столицы, и взял Москву в осаду. В городе спешно вооружали, кого только можно. Болотников обратился к московской черни с подметными листами, в которых приказывал холопам убивать своих бояр, брать себе их имение и жен, торговых людей грабить; призывал их также в свое ополчение, обещая отличившихся награждать боярством и воеводством. Но это наглое обращение к самым низким страстям возбудило домовитую часть населения и примкнувших к Болотникову дворян. Они с омерзением увидали себя в товариществе с ворами и разбойниками. С нетерпением ожидаемый многими Дмитрий так и не появлялся.

Сумбулов и Ляпунов с рязанцами отложились от Болотникова и били челом о прощении Василию Ивановичу. Царь принял их ласково, а Ляпунова даже наградил званием думного дворянина. Из северных и западных городов пришли подкрепления к Шуйскому. Отслужив молебен у гробницы царевича Дмитрия, московские власти двинули войско на неприятеля. Сам Шуйский сел на коня и выехал в поле. 2 декабря полчища Болотникова были разбиты в упорном бою у деревни Котлы. Из московских воевод особенно отличился царский племянник Михаил Скопин‑Шуйский. Во время боя на сторону Шуйского перешёл со своим отрядом Истома Пашков, который до этого оспаривал у Болотникова роль главного предводителя бунта.

Болотников засел в Коломенском и три дня оборонялся от царских воевод в укреплённом остроге. Казаки и холопы Болотникова укрывались там от падавших снарядов в землянках, а каленые ядра тушили мокрыми кожами. Но острог всё же был подожжён, множество воров перебили и пленили, но остатки их вместе с самим Болотниковым смогли бежать в Калугу. Во время отступления часть казаков окружила себя под Серпуховым тройным рядом саней, политых водою, и отчаянно оборонялась от царских войск за этим ледяным укреплением. Захваченные в плен приверженцы Болотникова наполнили собою все московские тюрьмы. Взятых с оружием в руках Шуйский приказывал казнить, на Москве их ежедневно топили сотнями. Междоусобие делалось все жесточе.

Некоторые отпавшие области покорились Шуйскому. Он велел торжественно перенести в Троицкую Лавру и похоронить с царским великолепием тела Бориса Годунова, его жены и сына. По приказу бывшего патриарха Иов и действующего Гермогена в Успенском соборе была прочитана грамота, где повторялось сказание об убиении царевича Дмитрия. Но осада Калуги затянулась. Говорят, что Шуйский сделал попытку отравить Болотникова руками лекаря-немца Фидлера, но тот сам добровольно открыл вождю мятежников весь замысел.

Царские воеводы Мстиславский и Михаил Скопин, осаждая Болотникова в Калуге, попытались зажечь деревянные стены города, придвинув к ним вал из дров и хвороста. Но в решающий момент ветер подул в сторону осаждающих. Пользуясь их смятением от дыма и пламени, Болотников не только отбился, но и сделал удачную вылазку. Однако калужане уже стали голодать. Болотников послал в Путивль к Шаховскому просьбу о немедленной помощи. Тот отправил гонца звать казаков Лжепетра.

Еще в царствование Лжедмитрия I среди терских казаков появился самозванец, принявший на себя имя небывалого сына царя Фёдора, Петра. Им был молодой казак Илейка, родом из Мурома. Он послал грамоту Лжедмитрию, которого называл дядей. Тот пригласил его в Москву, возможно, чтобы убить там. Лжепетр с большою толпою казаков поплыл по Волге и уже был за Свияжском, когда получил известие о гибели мнимого дяди. Казаки занялись разбоем и грабежами, а потом ушли на Дон, где их и нашли посланцы Шаховского. Лжепетр отправился в Путивль во главе полчища из казаков терских, донских, волжских и запорожских – всего более 10 000. По дороге он разграбил несколько городов, в том числе Цареборисов; зверски замучив попавших в его руки воевод и дворян. Из Путивля он и Шаховской двинулись в Тулу, а на помощь Болотникову отрядили часть войска под начальством князя Телятевского. На речке Пчельне Телятевский разбил царскую армию в 17 тысяч, высланную против него из‑под Калуги. Узнав об этом, Болотников сделал отчаянную вылазку и нанес поражение осаждавшей его рати. Часть ее перешла на сторону Болотникова, остальные отступили к Боровску, бросив тяжелые орудия и съестные запасы. Это происходило весною 1607.

Болотников из Калуги двинулся к Туле, соединился с Лжепетром и снова готовился идти на Москву. Царь Василий разослал всюду грамоты с строгими приказами о сборе служилых и даточных людей и лично выступил в походе во главе почти стотысячного ополчения. Передовой полк его под начальством князей Голицына и Лыкова недалеко от Каширы наголову разбил передовой отряд войска Болотникова, возглавляемый Телятевским; в этой битве отличились Прокопий Ляпунов и рязанцы. В конце июня царские рати обступили Тулу, где засели Болотников, Лжепетр, Шаховской и Телятевский, имея 20 000 отборных казаков и множество военных и съестных запасов.

Люди Болотникова оборонялись долго и упорно. Когда у них кончилось продовольствие, они порезали коней, ели кошек и всякую падаль. Царская рать стала падать духом и понемногу разбегаться. Из Северской украйны пришли вести о появлении второго Лжедмитрия и о том, что он готовится идти на выручку Тулы. Вдруг муромский боярский сын Фома Сумин-Кровков взялся запрудить реку Упу и потопить Болотникова в Туле. Его предложение сначала вызвало насмешки, однако было принято. Кровков начал из земли, дерева и хвороста строить плотину через Упу. Вода вскоре затопила город, уничтожив у войска Болотникова последние запасы провизии. Изнемогая от голода, туляне сдались 1 октября, на праздник Покрова Богородицы, выговорив себе помилование, которое царь обещал под присягою. Болотников при сдаче лично подъехал к Шуйскому и обещал верно служить ему. Однако его сослали в Каргополь и там вскоре утопили. Илейку Муромца повесили, но князья Телятевский и Шаховской как знатные люди были пощажены, хотя тоже сосланы.

 

По материалам книги Д. И. Иловайского "Новая династия" (глава 3)

 

Н. И. Костомаров - Иван Болотников. Начало Смутного времени

...[Летом 1606] на юге разнесся слух, что Димитрий [Лжедмитрий] жив и убежал в Польшу. Вся северская земля, Белгород, Оскол, Елец провозгласили Димитрия. Ратные люди, собранные под Ельцом прежним царем, не хотели повиноваться Шуйскому, избрали предводителем Истому Пашкова и присягнули все до единого стоять за законного царя Димитрия. В Комарницкой волости Болотников возвестил, что он сам видел Димитрия и Димитрий нарек его главным воеводой. Болотников был взят еще в детстве в плен татарами, продан туркам, освобожден венецианцами, жил несколько времени в Венеции и, возвращаясь в отечество через Польшу, виделся с Молчановым, который уверил его, что он Димитрий. Болотников, никогда не видавший царя Димитрия, действовал с полной уверенностью, что стоит за законного государя. Он начал возбуждать боярских людей против владельцев, подчиненных против начальствующих, безродных против родовитых, бедных против богатых. Его грамоты произвели мятеж, охвативший Московское государство подобно пожару. В Веневе, Туле, Кашире, Алексине, Калуге, Рузе, Можайске, Орле, Дорогобуже, в Зубцове, Ржеве, Старице провозгласили Димитрия. Дворяне Ляпуновы подняли, именем Димитрия, всю рязанскую землю. Возмутился город Владимир со всей своей землей. Во многих поволжских городах и в отдаленной Астрахани провозгласили Димитрия. Только Казань и Нижний Новгород еще держались кое-как за Шуйского. В пермской земле отказали Василию давать ратных людей, служили молебны о спасении Димитрия и пили чаши за его здоровье. Новгород и Псков оставались пока верными Шуйскому, но псковские пригороды стояли за Димитрия. Если бы в это время на самом деле явился человек с именем Димитрия, то вся русская земля пошла бы за ним. Но он не являлся, и многие сомневались в справедливости слухов об его спасении, а потому и не решались открыто отпасть oт царствовавшего в Москве государя. Тем не менее к Болотникову стеклась огромная толпа. Он из северской земли двинулся к Москве: города сдавались за городами. 2 декабря Болотников был уже в селе Коломенском. К счастью Шуйского, в полчище Болотникова сделалось раздвоение. Дворяне и дети боярские, недовольные тем, что холопы и крестьяне хотят быть равными им, не видя притом Димитрия, который бы мог разрешить между ними споры, стали убеждаться, что Болотников их обманывает, и начали отступать от него. Братья Ляпуновы первые подали этому отступлению пример, прибыли в Москву и поклонились Шуйскому, хотя не терпели его. Болотников был отбит Скопиным-Шуйским и ушел в Калугу. 

Избавившись от осады, Шуйский, по совету с патриархом Гермогеном, пригласил в Москву бывшего патриарха Иова. 20 февраля 1607 года последний разрешил народ от клятвы, наложенной им за нарушение крестного целования Борису. Еще прежде того Шуйский приказал перевезти тела Бориса, его жены и сына и похоронить в Троицко-Сергиевом монастыре. Этими поступками хотел Шуйский примириться с прошлым и тем придать своей власти более законности. Но с наступлением лета силы Болотникова опять начали увеличиваться пришедшими казаками. Явился новый самозванец, родом муромец, незаконный сын "посадской женки", Илейка, ходивший прежде в бурлаках по Волге. Он назвал себя царевичем Петром, небывалым сыном царя Федора; с волжскими казаками пристал он к Болотникову. После нескольких битв, Шуйский осадил Болотникова и названого Петра в Туле. Какой-то муромец Мешок Кравков сделал гать через реку Упу и наводнил всю Тулу: осажденные сдались. Шуйский, обещавши Болотникову пощаду, приказал ему выколоть глаза, а потом утопить. Названого Петра повесили; простых пленников бросали сотнями в воду, но бояр, князей Телятевского и Шаховского, бывших с Болотниковым, оставили в живых.

 

Н.И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Василий Шуйский (отрывок)

 

rushist.com

Болотников, Иван Исаевич - это... Что такое Болотников, Иван Исаевич?

— мятежник времен Шуйского.Он был холопом князя Телятевского, маленьким попал в плен татарам, был продан туркам, работал в оковах на турецких галерах и был освобожден в числе других пленников, по одним известиям, — венецианцами, по другим — немцами, а по освобождении привезен в Венецию. Здесь он пробыл несколько времени и решился возвратиться в отечество через Польшу. Проезжая через нее, он услышал о пребывании в Самборе царевича Димитрия (Молчанова), явился к нему и как человек сметливый и предприимчивый был отправлен последним с письмом к путивльскому воеводе кн. Шаховскому. Видя его желание постоять за Димитрия и убедившись в его знании военного дела, Шаховской поручает ему отряд в 12000 человек. С ними Б. отправился в Комарницкую волость и возвещал всем, что он сам видел Димитрия и Димитрий нарек его главным воеводой. Против него Василий Шуйский выслал отряд под начальством кн. Юрия Трубецкого, но последний, встретясь под Кромами с Б-м, отступил. Это послужило сигналом к восстанию городов, холопов и инородцев. Город за городом провозглашали царем Димитрия и высылали к Б. вспомогательные отряды; холопы и крестьяне, услыша призыв Б., почти всюду поднимались на своих господ и примыкали к отряду его. Возмутилась и мордва в надежде освободиться от московской власти и вместе с холопами и крестьянами принудила некоторые города отпасть от Шуйского. Кроме того, к Б. примкнуло ополчение Истомы Пашкова, к нему пристали и Ляпуновы — Захар и Прокопий, и отряд вольницы, пришедший из Литвы. С столь грозными и многочисленными силами Б. направился к столице. Стоявшие на пути города все признали власть главного воеводы Димитрия; только в Коломне отважились сопротивляться, и это повлекло полное разграбление города. В 50-ти верстах от Москвы, близ села Троицкого, Б. встретила московская рать под начальством Мстиславского, который, не вступив в бой, едва спасся от преследований Б. 22 октября 1606 года Б. остановился в селе Коломенском в семи верстах от Москвы. Здесь он построил острог, укрепив его деревом и валом, и стал рассылать по Москве и разным городам грамоты, возбуждая бедных и меньших против богатых и знатных и призывая всех целовать крест законному государю Димитрию Ивановичу. Ополчение Б. увеличилось здесь еще более; из него выделялись отдельные шайки, по преимуществу холопов, кот. своими набегами и разбоями держали столицу в осадном положении. Москвичи уже готовы были подчиниться Б., прося его только показать им Димитрия, и начали даже по этому поводу с ним переговоры. Но Димитрий не являлся. Б. несколько раз обращался к Шаховскому с просьбою прислать его к войску как можно скорее, указывая ему на всю важность его присутствия, но тот медлил. Некоторые города уже начали выражать свое сомнение в существовании Димитрия и переходили на сторону Шуйского. К тому же и в самом войске Б. произошло раздвоение: на одной стороне стояли дворяне и дети боярские, на другой холопы, казаки и вообще мелкие безыменные люди. У последних главою был Б., а начальниками первых — Истома Пашков и братья Ляпуновы. Между вождями возникли несогласия, и результатом их был переход на сторону Шуйского сначала Ляпуновых, а затем Истомы Пашкова. Шуйский, между тем деятельно принявшийся за укрепление Москвы с самого появления Б., теперь стал получать подкрепления от переходивших на его сторону городов, которые высылали к нему ополчения дворян и детей боярских. Видя, что ратные силы Шуйского все более и более увеличиваются, Б. решился действовать энергичнее: был сделан приступ на Симонов монастырь, но с уроном отбит. Но ни потеря войска (от приступа и постоянного ухода его людей), ни увещания Шуйского сдаться и обещания дать ему важный чин не сломили верности Б. Димитрию и принятой им ранее решимости бороться за его дело до последней возможности. Шуйскому он отвечал: "Я целовал крест своему государю Димитрию Ивановичу — положить за него живот. И не нарушу целования. Верно буду служить государю моему и скоро вас проведаю". Получив такой ответ, Шуйский решил из войны оборонительной перейти в наступательную; ряд удачных приступов на острог Б. заставляет последнего бежать из-под Москвы. Московские ратные люди преследуют его до дер. Заборья, где снова успел укрепиться верный Димитрию воевода; но пало и заборское укрепление; часть казаков с атаманом Беззубцевым во главе передалась Скопину-Шуйскому, начальнику московского войска. Б. же бежал далее и засел, наконец, в Калуге; укрепил ее, собрал до 10000 беглецов и приготовился к обороне. Высланные сюда Шуйским отряды (наибольший под начальством Мстиславского) обложили город со всех сторон, производили частые приступы, разбили подходившее на помощь Б— ву ополчение под начальством кн. Масальского, но мужество и энергия его оставались непоколебимы. Он с успехом отбивал их приступы и сам делал удачные вылазки; ни потеря военных людей, ни недостаток в съестных припасах, особенно сильный к концу зимы, не заставили его склониться на сдачу, хотя ему и было обещано полное прощение; одно только его смущало: названный Димитрий еще не являлся, а вскоре и совсем скрылся. Тогда среди терских и волжских казаков появился новый самозванец, принявший на себя имя царевича Петра, будто бы сына Федора Иоанновича, подмененного дочерью, вскоре умершею; он уже подступал к Путивлю, и им-то тогда кн. Шаховской решил воспользоваться для поддержания восстания. Он отправил его в Тулу, а затем двинулся и сам. На выручку Б. он отправил отряд под начальством кн. Телятевского. Последний разбил царских воевод, князей Татева и Черкасского, под Калугою, на Пчелве (2 мая). Тогда Б. сделал вылазку и навел такой страх на осаждавших, что они в смущении все разбежались, оставив неприятелю пушки, обоз и запасы. После этого он выступил из Калуги и направился в Тулу, где уже были Шаховской и Петр. 30 июня подступил к Туле с большим войском (около 100 тыс. человек) и сам царь Василий Иванович Шуйский. Началась осада Тулы, продолжавшаяся немного более 3-х месяцев. Ни приступы осаждающих, ни истощение запасов и здесь не ослабили энергии и твердости Б. и его воинов. И неизвестно, сколько еще времени продолжилась бы эта осада и чем бы она окончилась, особенно ввиду возникших несогласий между полководцами царского войска, если бы не явился к Шуйскому "большой хитроделец" Мешок Кравков, запрудою Упы затопивший Тулу. С наводнением в Туле увеличился и голод; многие мятежники толпами являлись к Шуйскому с повинной, но главные злодеи продолжали еще сопротивляться и соглашались сдаться только тогда, когда им будет даровано прощение. "А если нет, — говорили они, — будем держаться, хотя бы пришлось нам друг друга съесть". Царь обещал им милость, и 10 октября 1607 г. боярин Колычев занял Тулу. Б. явился перед Шуйским во всем вооружении, снял с себя саблю, положил перед царем, ударил ему челом до земли и произнес свое клятвенное обещание служить царю верно до гроба, если тот, согласно своему целованию, не прикажет его умертвить. 18 октября царь прибыл в Москву. Сюда же перевезли и Б. и других начальников мятежа и после допроса засадили в тюрьму в Каргополе. Здесь сначала Б. выкололи глаза, а затем и утопили.

В. Р.

{Брокгауз}

Болотников, Иван Исаевич

— вождь восстания против царя Василия в 1606—07. По происхождению Б. был холопом кн. Телятевского, в молодости попал в плен к татарам, оттуда — на турецкие галеры. Освободившись, был в Венеции и через Польшу возвратился на родину. С письмом от рус. беглецов Б. приехал в Путивль в 1606 к князю Шаховскому, стороннику Димитрия, когда Шаховской поднял восстание против Шуйского. Недоставало только энергичного вождя, каковым и явился Б. Программа его выражала интересы народных низов: холопам, крестьянам и казакам отдавались земля и богатства бояр и гостей, и к Б. начали стекаться толпы посадских низов и крестьян. Под Кромами Б. разбил князя Трубецкого, посланного против него царем Василием. После этого восстание широко разлилось от Смоленской земли до Астрахани. Соединившись с Пашковым (см.) и рязанцами (мелкими служилыми людьми под начальством Ляпунова), Б. дошел до Коломны. Царь Василий двинул против него князя Мстиславского с большим войском, но Б. разбил и его, подошел к самой Москве и стал лагерем в селе Коломенском. Но здесь дворяне, во главе с Ляпуновым, сговорились с Шуйским и перешли на его сторону. Северные купеческие города прислали Шуйскому подкрепления, и его войска, под предводительством Скопина, разбили Б. Во время боя к тому же изменил Болотникову Пашков с товарищами. Серпухов не пустил Б., и он засел в Калуге, потом в Туле. Здесь он сдался царским войскам, был сослан в Каргополь и там утоплен. Восстание Б. было первым проявлением крестьянского движения в начале 17 в. под лозунгом казацкого равенства и вольного пользования землей.

Лит.

: Покровский, M. H., Русская история в самом сжатом очерке, ГИЗ, М.—П., 1923; Платонов, С. Ф., Очерки по истории смуты в Моск. государстве 16—17 вв., изд. 3, СПб, 1910.

H. П.

Большая биографическая энциклопедия. 2009.

dic.academic.ru

Болотников Иван Исаевич | Моя история России

Болотников Иван Исаевич (?-1608), предводитель восстания 1606-1607 гг., беглый холоп, был в турецком рабстве. Организатор повстанческой армии в южных районах России, под Москвой, Калугой, Тулой. В октябре 1607 г. сослан в Каргополь, ослеплён и утоплен.

Болотников Иван Исаевич. Славянская энциклопедия. XVII век.Болотников Иван Исаевич, деятель Смутного времени. Сын холопа, ребенком взят в плен татарами; перепроданный попал в Венецию; пробираясь на родину, узнал в Польше о самозванце Лжедмитрии II; Болотников назвался его воеводой, соединился с князем Шаховским и с 12 тыс. войском пошел на царя Василия Шуйского. К Болотникову охотно шли крестьяне и холопы, увлекая с собою и дворян; его отряды грозили Москве. Шуйский со 100-тысячным войском едва справился с ним в Туле. Болотников сдался и после мучительной пытки казнен. Болотников Иван Исаевич (год рождения неизвестен – умер в 1608 г.), предводитель крупного антифеодального восстания крестьян и холопов 1606-1607 гг. в России. Бывший холоп боярина Телятевского. В молодости бежал к казакам, был захвачен татарами и продан в рабство в Турцию на галеры. В результате поражения, нанесённого турецким галерам немецкими кораблями, Болотников освободился из неволи и оказался в Венеции, откуда через Польшу возвратился в Россию. Летом 1606 г. Болотников стал организатором и руководителем вспыхнувшего на Юге восстания. Крестьянская война охватила огромную территорию. Войско Болотникова нанесло крупные поражения армии царя Василия Шуйского и в октябре 1606 г. осадило Москву, но в битве 2 декабря 1606 г. потерпело поражение и отступило в Калугу, где было осаждено царскими войсками. В мае 1607 г. армия Болотникова разбила войска Шуйского и освободила Калугу, но затем (июнь 1607 г.) отряды Болотникова были осаждены в Туле (10 октября она пала). Болотников был схвачен, сослан в Каргополь, ослеплен и утоплен.

Болотников Иван Исаевич (?-1608) – предводитель Крестьянской войны 1606-1607 в России.

Бывший холоп боярина А. А. Телятевского, сбежавший от него в степь к казакам. Был захвачен татарами в плен при их набеге на Русь. Продан ими в рабство в Турцию, где работал на галерах. Одна из галер, в которой он находился, была захвачена в море итальянцами. Оказался в Венеции. Освободился из неволи и через Польшу возвратился в Россию. В Польше услышал о «чудесном спасении» Лжедмитрия I (к тому времени уже погибшем) и появлении в Самборе нового самозванца – также царевича Дмитрия. Им именовал себя некий Михаил Молчанов (возможный убийца Федора Годунова, сына Бориса Годунова). Болотников прибыл к нему, получил от него деньги и письмо к путивльскому воеводе князю Г. П. Шаховскому, находившемуся в оппозиции центральной власти (содержание письма неизвестно) и в 1606 г. прибыл в Путивль.

С помощью Г. П. Шаховского (противника царя Василия Шуйского) организовал отряд (около 12 тысяч человек) из холопов, беглых крестьян и казаков, которым обещал «гостей и всех торговых людей побивати и животы их грабити», обещая им от имени спасшегося царя прощение и налоговые льготы. Отряд быстро рос. К нему начали примыкать не только крестьяне и холопы, но и некоторые стрельцы, служилые люди, и даже князья и дворяне, недовольные правлением царя В. И. Шуйского. За короткое время восстание охватило огромную территорию. Целью восставших стало свержение Шуйского и передача власти «царю Димитрию», к чему Болотников призывал в своих грамотах. Болотников всюду распространял слух, что он сам видел «царя Димитрия», который и назначил его главным воеводой. Василий Шуйский выслал против Болотникова отряд под водительством князя Ю. Трубецкого, но последний, встретясь с Болотниковым под Кромами, отступил. Это послужило сигналом к восстанию многих городов, начавших высылать к Болотникову вспомогательные отряды.

Болотников сам участвовал в сражениях, отличался храбростью. В 50 верстах от Москвы, близ села Троицкого, Болотникова встретила московская рать под начальством Мстиславского. Однако Мстиславский, так и не вступив в бой, спасся бегством. Путь на столицу был открыт.

22 октября 1606 г. Болотников остановился в селе Коломенском, в семи верстах от Москвы. Его армия к тому времени насчитывала около 100 тысяч человек. В Коломенском Болотников построил острог и стал рассылать по Москве и разным городам грамоты призывая всех «целовать крест законному государю Димитрию Ивановичу». Он сумел сформировать здесь особые летучие отряды, которых перепуганные столичные бояре именовали «шайками», поскольку они своими набегами держали столицу по сути дела в осадном положении на протяжении 2 месяцев. Опасаясь усиления позиций мятежника, Василий Шуйский распорядился высылать в Москву ополчения дворян и детей боярских.

Ряд удачных приступов на острог Болотникова заставил последнего бежать из Коломенского. 2 декабря 1606 г. Болотников потерпел поражение от войск Шуйского у деревни Котлы. Оттуда он отошел к Калуге, где собрал «до 10 тысяч беглецов» (беглых крестьян) и хорошенько укрепил город: обнес ее тыном и двойным рвом.

Энергия Болотникова как предводителя восставших оставалась непоколебимой; его смущало лишь то, что названный Димитрий не являлся к нему на подмогу. Тогда среди терских казаков появился новый самозванец, Илейка Муромец, принявший на себя имя царевича Петра (будто бы сына Федора Ивановича, подмененного дочерью). Он отправился к Туле, и Болотников двинул свои войска из Калуги туда же в мае 1607 г. Даже на этом этапе движения на его сторону все еще переходили перебежчики из царских войск, верившие его посулам: Болотников щедро «раздавал» своим сторонникам вотчины приближенных Шуйского.

Соединившиеся армии восставших были осаждены царскими войсками в Туле 30 июня 1607 г. Город мужественно держался 3 месяца, а Болотников вынашивал план нового похода. Он рассчитывал снова захватить Коломну и уже по проторенной Коломенской дороге двинуться на Москву. Но этому не суждено было осуществиться.

По остроумной идее одного из военных советников В.Шуйского, часть Тулы затопили, запрудив реку Упу, и среди восставших начался голод. Начались переговоры о сдаче города. Царь обещал Болотникову милость, и 10 октября 1607 г. Болотников открыл ворота города, а сам явился пред Шуйским. По словам очевидцев, он снял с себя саблю, положил пред царем, ударил ему челом до земли и произнес клятвенное обещание служить царю верно до гроба, если тот, согласно своему целованию, не прикажет его умертвить. 18 октября царь прибыл в Москву. Сюда же перевезли и Болотникова, а также его сподвижников. Сразу после допроса их отвезли в тюрьму в городе Каргополь. Здесь Болотникову сначала выкололи глаза, а затем и утопили.

Советская историография сделала из занимавшихся грабежом и насилием казаков и крестьян смутного времени борцов за народное счастье. Не удивительно, что именем И. И. Болотникова в советское время была названа одна из тверских улиц возле станции Дорошиха. Ему же посвящена трилогия В. А. Замыслова «Горький хлеб». Имеется историческое полотно Э. Э. Лесснера «Начало боя крестьянской армии Болотников с царскими войсками у Нижних Котлов под Москвой».

Литература:

  • Смирнов И.И. Восстание Болотникова.1606-1607 гг. Л., 1951;
  • Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. Л., 1988;
  • Шикман А.П. Деятели отечественной истории. М., 1997.

Лев Пушкарев.

Болотников Иван Исаевич, - деятель Смутного времени, времени Шуйского. Болотников был холопом князя Телятевского, в детстве попал в плен к татарам, продан туркам, работал на турецких галерах, по освобождении попал в Венецию. Возвращаясь на родину через Польшу, он явился в Самборе к Молчанову, выдававшему себя за спасшегося царя Димитрия. Молчанов отправил Болотникова с письмом к путивльскому воеводе, князю Шаховскому. Последний поручил ему отряд в 12 тысяч человек. С ними Болотников отправился в Комарницкую волость и всюду распространял слух, что он сам видел Димитрия, назначившего его главным воеводой. Василий Шуйский выслал против Болотникова отряд под начальством князя Юрия Трубецкого, но последний, встретясь под Кромами с Болотниковым, отступил. Это послужило сигналом к восстанию многих городов, высылавших к Болотникову вспомогательные отряды; холопы и крестьяне, услыша призыв Болотникова, почти всюду поднимались на своих господ и примыкали к отряду его. Возмутилась и мордва, в надежде освободиться от московской власти. Кроме того, к Болотникову примкнуло ополчение Истомы Пашкова, к нему пристали и Ляпуновы – Захар и Прокопий – и отряд вольницы, пришедший из Литвы. Болотников направился к столице. Стоявшие на пути города все признали власть главного воеводы Димитрия; только в Коломне отважились сопротивляться, и это повлекло полное разграбление города. В 50-ти верстах от Москвы, близ села Троицкого, Болотникова встретила московская рать под начальством Мстиславского, который, не вступив в бой, едва спасся от преследований Болотникова. 22 октября 1606 г. Болотников остановился в селе Коломенском, в семи верстах от Москвы. Здесь он построил острог и стал рассылать по Москве и разным городам грамоты, возбуждая народ против богатых и знатных и призывая всех целовать крест законному государю Димитрию Ивановичу. Ополчение Болотникова увеличилось здесь еще более; из него выделялись отдельные шайки, по преимуществу холопов, которые своими набегами и разбоями держали столицу в осадном положении. Но затем в войске Болотникова произошло раздвоение: на одной стороне стояли дворяне и дети боярские, на другой холопы, казаки и вообще мелкие безыменные люди. У последних главою был Болотников, а начальниками первых – Истома Пашков и братья Ляпуновы. Между вождями возникли несогласия, и результатом их был переход на сторону Шуйского сначала Ляпуновых, а затем Истомы Пашкова. Шуйский, между тем деятельно принявшийся за укрепление Москвы, с самого появления Болотникова, теперь стал получать подкрепления от переходивших на его сторону городов, которые высылали к нему ополчения дворян и детей боярских. Ряд удачных приступов на острог Болотникова заставляет последнего бежать из-под Москвы. Болотников засел в Калуге; укрепил ее, собрал до 10 тысяч беглецов и приготовился к обороне. Высланные сюда Шуйским отряды (наибольший под начальством Мстиславского) обложили город со всех сторон, производили частые приступы, разбили подходившее на помощь Болотникову ополчение под начальством князя Масальского, но энергия Болотникова оставалась непоколебимой; одно только его смущало: названный Димитрий не являлся. Тогда среди терских и волжских казаков появился новый самозванец, принявший на себя имя царевича Петра, будто бы сына Федора Иоанновича, подмененного дочерью, вскоре умершей; он уже подступал к Путивлю, и им-то тогда князь Шаховской решил воспользоваться для поддержания восстания. Он отправил его в Тулу, а затем двинулся и сам. На выручку Болотникову он отправил отряд под начальством князя Телятевского. Последний разбил царских воевод, князей Татева и Черкасского, под Калугой, на Пчелке (2 мая). Тогда Болотников сделал вылазку из Калуги и направился в Тулу, где уже были Шаховской и Петр. 30 июня подступил к Туле с большим войском (около 100 тысяч человек) царь Василий Шуйский. Началась осада Тулы, продолжавшаяся немного более трех месяцев. По предложению муромского боярского сына Кравкова, запрудой Упы была затоплена Тула, где наступил голод. Начались переговоры о сдаче. Царь обещал Болотникову и Шаховскому милость, и 10 октября 1607 г. боярин Колычев занял Тулу. Болотников явился пред Шуйским, снял с себя саблю, положил пред царем, ударил ему челом до земли и произнес клятвенное обещание служить царю верно до гроба, если тот, согласно своему целованию, не прикажет его умертвить. Болотникова и других начальников мятежа после допроса засадили в тюрьму, в Каргополе. Здесь сначала Болотникову выкололи глаза, а затем и утопили.

ros-istor.ru

Краткая биография Ивана Болотникова

Болотников Иван Исаевич (?—1608), предводитель восстания 1606—1607 гг. в России.

Иван Болотников был холопом князя Телятевского. Сбежав в степь к казакам, он был захвачен в плен татарами и продан в рабство на галеры в Турцию. Освобождённый из неволи немцами, оказался в Венеции в Италии.

Возвращаясь на родину, познакомился в Польше с авантюристом Молчановым, выдававшим себя за спасшегося царевича Дмитрия. Молчанов отправил Болотникова с письмом к путивльскому воеводе князю Шаховскому, и тот поручил Болотникову отряд в 12 тыс. человек, который стал быстро увеличиваться из-за обещанных от имени Дмитрия прощения и льгот.

Состав войска был пёстрым: холопы, крестьяне, мелкие посадские люди, казаки, стрельцы, служилые дворяне, бояре и князья. Болотников в своих грамотах выступал не только против царя Василия IV, но и против феодального гнёта.

Он направился к столице и 22 октября 1606 г. остановился в селе Коломенском в семи верстах от Первопрестольной. Здесь он построил острог и стал рассылать по Москве и другим городам грамоты, настраивая народ против богатых и знатных и призывая всех целовать крест «законному государю Дмитрию Ивановичу». Но постепенно в войске Болотникова стали обостряться социальные конфликты, в результате которых дворяне перешли на сторону Шуйского.

2 декабря 1606 г. отряд Болотникова отступил в Калугу. В это время среди терских и волжских казаков появился новый самозванец, выдававший себя за царевича Петра, сына Фёдора Ивановича. Шаховской воспользовался этим для поддержания восстания и вместе с новоявленным царевичем направился в Тулу, куда в 1607 г. прибыл Болотников.

30 июня царь Василий Шуйский с большим войском подступил к Туле. После трёхмесячной осады город был взят (10 октября 1607 г.), а Болотникова и других предводителей мятежа после допроса заключили в каргопольскую тюрьму.

Болотников обещал верно служить Шуйскому, если тот сохранит ему жизнь, но был ослеплён и утоплен в феврале 1608 г. в северном городе Каргополе.

citaty.su

Иван Болотников - биография и семья

Биография

Болотников Иван Исаевич - Болотников, Иван Исаевич, - деятель Смутного времени, времени Шуйского . Болотников был холопом князя Телятевского , в детстве попал в плен к татарам, продан туркам, работал на турецких галерах, по освобождении попал в Венецию.

Возвращаясь на родину через Польшу, он явился в Самборе к Молчанову , выдававшему себя за спасшегося царя Димитрия . Молчанов отправил Болотникова с письмом к путивльскому воеводе, князю Шаховскому . Последний поручил ему отряд в 12000 человек. С ними Болотников отправился в Комарницкую волость и всюду распространял слух, что он сам видел Димитрия, назначившего его главным воеводой. Василий Шуйский выслал против Болотникова отряд под начальством князя Юрия Трубецкого, но последний, встретясь под Кромами с Болотниковым, отступил. Это послужило сигналом к восстанию многих городов, высылавших к Болотникову вспомогательные отряды; холопы и крестьяне, услыша призыв Болотникова, почти всюду поднимались на своих господ и примыкали к отряду его. Возмутилась и мордва, в надежде освободиться от московской власти. Кроме того, к Болотникову примкнуло ополчение Истомы Пашкова, к нему пристали и Ляпуновы - Захар и Прокопий - и отряд вольницы, пришедший из Литвы. Болотников направился к столице. Стоявшие на пути города все признали власть главного воеводы Димитрия; только в Коломне отважились сопротивляться, и это повлекло полное разграбление города. В 50-ти верстах от Москвы, близ села Троицкого, Болотникова встретила московская рать под начальством Мстиславского, который, не вступив в бой, едва спасся от преследований Болотникова. 22 октября 1606 г. Болотников остановился в селе Коломенском, в семи верстах от Москвы. Здесь он построил острог и стал рассылать по Москве и разным городам грамоты, возбуждая народ против богатых и знатных и призывая всех целовать крест законному государю Димитрию Ивановичу. Ополчение Болотникова увеличилось здесь еще более; из него выделялись отдельные шайки, по преимуществу холопов, которые своими набегами и разбоями держали столицу в осадном положении. Но затем в войске Болотникова произошло раздвоение: на одной стороне стояли дворяне и дети боярские, на другой холопы, казаки и вообще мелкие безыменные люди. У последних главою был Болотников, а начальниками первых - Истома Пашков и братья Ляпуновы. Между вождями возникли несогласия, и результатом их был переход на сторону Шуйского сначала Ляпуновых, а затем Истомы Пашкова. Шуйский, между тем деятельно принявшийся за укрепление Москвы, с самого появления Болотникова, теперь стал получать подкрепления от переходивших на его сторону городов, которые высылали к нему ополчения дворян и детей боярских. Ряд удачных приступов на острог Болотникова заставляет последнего бежать из-под Москвы. Болотников засел в Калуге; укрепил ее, собрал до 10000 беглецов и приготовился к обороне. Высланные сюда Шуйским отряды (наибольший под начальством Мстиславского) обложили город со всех сторон, производили частые приступы, разбили подходившее на помощь Болотникову ополчение под начальством князя Масальского, но энергия Болотникова оставалась непоколебимой; одно только его смущало: названный Димитрий не являлся. Тогда среди терских и волжских казаков появился новый самозванец, принявший на себя имя царевича Петра, будто бы сына Федора Иоанновича , подмененного дочерью, вскоре умершей; он уже подступал к Путивлю, и им-то тогда князь Шаховской решил воспользоваться для поддержания восстания. Он отправил его в Тулу, а затем двинулся и сам. На выручку Болотникову он отправил отряд под начальством князя Телятевского. Последний разбил царских воевод, князей Татева и Черкасского , под Калугой, на Пчелке (2 мая). Тогда Болотников сделал вылазку из Калуги и направился в Тулу, где уже были Шаховской и Петр. 30 июня подступил к Туле с большим войском (около 100 тысяч человек) царь Василий Шуйский. Началась осада Тулы, продолжавшаяся немного более трех месяцев. По предложению муромского боярского сына Кравкова, запрудой Упы была затоплена Тула, где наступил голод. Начались переговоры о сдаче. Царь обещал Болотникову и Шаховскому милость, и 10 октября 1607 г. боярин Колычев занял Тулу. Болотников явился пред Шуйским, снял с себя саблю, положил пред царем, ударил ему челом до земли и произнес клятвенное обещание служить царю верно до гроба, если тот, согласно своему целованию, не прикажет

его умертвить. Болотникова и других начальников мятежа после допроса засадили в тюрьму, в Каргополе. Здесь сначала Болотникову выкололи глаза, а затем и утопили.

facecollection.ru

Иван Исаевич Болотников

 

Советская историческая наука представляла Ивана Исаевича Болотникова национальным героем, предводителем крестьян, борющихся с крепостным строем за свободу и светлое будущее. При этом умалчивалось, что на самом деле войско Болотникова шло отвоевывать престол для якобы спасшегося царя Дмитрия, т.е. очередного самозванца, что в его составе почти не было крестьян (оно состояло из казаков, беглых боевых холопов и городовых дружин некоторых юго-западных городов, даже дворянских отрядов), что крепостной строй в то время не был законодательно оформлен (силу закона он принял только в 1649 г.). Исходя из данных документальных источников следует по-новому взглянуть на Болотникова и значение его деятельности для Русского государства.

Идеализируя И.И. Болотникова, советские историки собрали о нем довольно много сведений, говорящих о богатой и насыщенной событиями жизни. Несомненно, для своего времени он был яркой и неординарной личностью.

Иван Исаевич родился в небольшом приграничном городке на юге от Оки. Как и его отец, он был боярским сыном (т.е. членом вооруженной свиты боярина) и должен был встать в ряды дворянского ополчения, чтобы нести службу на Берегу, т.е. на линии обороны по реке Оке. Но обеднев, решил поступить на службу к князю А.А. Телятевскому, которого современники не без основания называли "всей смуты заводчиком", и стал боевым холопом в его отряде. Однако подневольная служба вскоре начала тяготить Ивана, и он бежал в степи, чтобы стать казаком, благо конь и вооружение у него были. Недолго продолжалась его вольная жизнь во время одной из стычек с крымцами он попал в плен и был продан туркам на невольничьем рынке в Феодосии. Несколько месяцев, закованный в цепи, он отбывал каторгу на галере, пока венецианцы, воевавшие с турками, не освободили его. Получив свободу, Иван Исаевич не захотел оставаться в Венеции и стал пробираться на родину. В Венгрии он встретил запорожских казаков, которые служили наемниками у императора Священной Римской империи и воевали с турками. Болотников решил к ним присоединиться. Богатый жизненный опыт, талант военачальника быстро помогли ему выделиться он стал во главе всего 10-тысячного отряда.

В 1606 г. до казаков дошла весть, что в Москве свергнут законный царь Дмитрий (его сверг боярин Шуйский), но ему удалось спастись, и теперь он собирает в Польше войско для похода на Москву. Все желающие приглашаются на службу.

На сходе казаки во главе с Иваном Исаевичем решили отправиться к изгнанному государю и помочь вернуть престол. В случае удачи эта служба сулила всем немалые выгоды.

Пушка с деревянным стволом на вооружении армии Болотникова

 

Летом 1606 г. Болотников прибыл в Самбор и встретился с человеком, выдававшим себя за спасшегося царя Дмитрия. Вероятнее всего, это был один из приближенных Лжедмитрия I Михаил Молчанов, который легко мог обмануть тех, кто никогда не видел первого самозванца, в их числе и Ивана Исаевича. Поверив новому самозванцу, казачий воевода со своим 10-тысячным отрядом решил поступить к нему на службу. Прибыв в Путивль, он обнаружил там несколько разрозненных отрядов казаков, городовых дружин, обедневших шляхтичей и просто искателей приключений. Болотникову, который уже стал опытным полководцем и опирался на хорошо организованный казачий отряд, удалось превратить эту разношерстную толпу в боеспособную армию.

В августе 1606 г. под Кромами состоялось первое сражение войска Болотникова с царскими отрядами во главе с Трубецким и Лыковым, закончившееся его полной победой. Успех обеспечил боевой опыт Ивана Исаевича, приобретенный во время войн австрийского императора с Турцией, и отвага казаков. Другой болотниковец Истома Пашков также одержал победу над царским воеводой Воротынским под Ельцом. Перешедший на их сторону рязанский дворянин Прокопий Ляпунов взял Коломну, и путь на Москву был открыт. В армию Болотникова стали вливаться отряды из Брянска, Карачева, Вязьмы, Можайска, Тулы. Вскоре общее число городов, поддерживающих царя Дмитрия, от имени которого вел войну Болотников, достигло 70.

Несколько раз царь Василий Шуйский посылал войска против болотниковцев, но и под Серпуховом, и под Троицким, и на Пахре они терпели поражения и несли большие потери.

В октябре армия Ивана Исаевича подошла к Москве, она насчитывала несколько десятков тысяч человек, но была очень разношерстной по составу. Несколько крупных отрядов земцев (дворянского ополчения) возглавляли И. Пашков, П. Ляпунов, Г. Сумбулов, городовые воеводы. Казаки были, в основном, под началом самого Болотникова.

Ставка Болотникова в селе Коломенское

Осада столицы длилась 5 недель - с конца октября по начало декабря, взять хорошо укрепленный город было очень трудно. Болотников пробовал склонить на свою сторону москвичей и слал им "прелестные грамоты" от имени законного "царя Дмитрия". Но самого Дмитрия нигде не было, хотя по логике вещей ему бы следовало возглавлять осаду столицы. Многие не только среди москвичей, но и в стане Болотникова стали сомневаться в его существовании. Борьба с царем Василием Шуйским становилась в таком случае бессмысленной. В конце ноября это хорошо поняли И. Пашков, П. Ляпунов и Г. Сумбулов. Им было не по пути с казачьей вольницей, склонной к безудержному насилию. Поэтому они покинули Болотникова и перешли на сторону правительственных войск. Это ослабило осаждавших. Часть отрядов во главе с самим Иваном Исаевичем отошла к Калуге, которая сохраняла верность "царю Дмитрию", часть - к Туле, где во главе казаков стоял самозваный "царевич Петруша", якобы сын царевича Ивана Ивановича.

В декабре Василий Шуйский послал под Калугу войско во главе со своим братом Дмитрием Ивановичем. Но тот не только не взял город, но и потерпел жестокое поражение. По рассказам очевидцев, 14 тысяч воинов Шуйского полегли у стен Калуги. Через несколько дней другой брат царя Иван Иванович предпринял новую попытку взять город. Для этого он использовал деревянное сооружение на колесах - "примет", с помощью которого можно было забраться на крепостные стены. Но Болотников вовремя заметил опасность и взорвал "примет". Одновременно была устроена вылазка, нанесшая удар по царским войскам.

Всю зиму просидели болотниковцы в Калуге. К весне положение ухудшилось, в городе начался голод, поскольку царские отряды препятствовали подвозу продовольствия. Это заставило Болотникова отойти к Туле, где стояли войска "Петруши" и его "советников" князей А.А. Телятевского и г. П. Шаховского. В отсутствие "царя Дмитрия" они стали поддерживать нового претендента на престол, хотя тот назвался именем никогда не существовавшего царевича.

Надеясь на удачу, Болотников вновь пытается пробиться к Москве. В начале июня на р. Восме происходит ожесточенная битва с царскими войсками. Болотниковцы терпят поражение. Последний удар им наносит М. Скопин-Шуйский на р. Воронке. В итоге остаток войска отходит к Туле и запирается в ней. Болотников еще надеялся, что "царь Дмитрий" наконец-то объявится и придет на помощь. Одного за другим он шлет гонцов в Самбор, в Путивль, пока не узнает, что его государь, ради которого он вел войну с Шуйским, находится в Стародубе. Это уже Лжедмитрий II. Но самозванец ничем не мог помочь осажденным. Его авантюра только разворачивалась.

  Иван Болотников и царь Василий Шуйский

Осада Тулы длилась с мая по октябрь. Первое время Болотников предпринимал смелые вылазки, отбивая обозы с продовольствием и боеприпасами. Но кольцо блокады сжималось сильней, а силы осажденных таяли. Начался голод. Дело кончилось тем, что по совету боярского сына Ивана Кравкова город был затоплен (на р. Упе, протекавшей через город, была сделана плотина). Сражаться в воде было уже невозможно, и Болотников пошел на переговоры с царем Василием. В случае добровольной сдачи царь обещал никого не наказывать.

10 октября ворота Тулы были открыты, из них выехал И.И. Болотников с "царевичем Петрушей" и другими военачальниками. Несмотря на клятву В. Шуйского, их тут же арестовали и отправили в Москву. Там по решению боярского суда Болотникова отправили в каргопольскую тюрьму, где через полгода ослепили и утопили, поскольку к Москве двигалось войско Лжедмитрия II. "Петрушу" казнили.

Так бесславно закончилась жизнь талантливого полководца, волею судеб втянутого в самозванческую авантюру.

 

Историческая хроника | Иван Исаевич Болотников | Дух смутного времени | Грамота патриарха Гермогена | План сражения

besputa.ru