Вороны Одина — Хугин и Мунин. Хугин и мунин


Хугин и Мунин – вороны Одина

Содержание статьи

Хугин и Мунин: вороны Одина

Согласно «Старшей Эдде» (песнь «Речи Гримнира») у Одина помимо двух волков (Гери и Фреки) есть два ворона, которых зовут Хугин и Мунин. Их имена в переводе с древнеисландского означают «думающий» (Huginn) и «помнящий» (Muninn). Также существует альтернативный перевод имен Хугина и Мунина, по этой версии вороны Одина называются «мысль» и «память».

Хугин и Мунин упоминаются не только в Старшей и Младшей Эддах, но и во многих других средневековых памятниках скальдической поэзии. Также о воронах Одина Хугине и Мунине говорят авторы «Круга Земного» (Снорри Стурлусон) и «Третьего грамматического трактата» (Олав Тордарсон).

С точки зрения «функциональности» вороны Хугин и Мунин представляют собой достаточно любопытные мифологические образы. В песни «Речи Гримнира» Один говорит о том, что Хугин и Мунин располагаются у него на плечах. Каждое утро Всеотец отправляет птиц странствовать по Девяти Мирам (не только по Мидгарду), и каждый вечер они возвращаются, чтобы поведать великому асу о том, что творится во Вселенной. Это не посланники богов, как полагали ранние исследователи скандинавских мифов. Вороны Хугин и Мунин не показываются ни людям, ни етунам, они лишь наблюдают, слушают и запоминают, это, образно выражаясь, личные «шпионы» Одина, которые собирают для него необходимую информацию.

Мотив общения людей (или богов) с птицами является традиционным для европейского оккультизма. При этом нет никаких упоминаний о том, как именно Один внимает Хугину и Мунину, вероятно, вороны говорят на языке асов (в «Круге Земном» Стурлусон упоминает, что Один сам обучил своих птиц). Это вполне логично, если брать в расчет древний, но ошибочный миф о том, что вороны живут очень долго и за свою жизнь могут многому обучиться. В действительности вид Corvus corax живет от 10 до 30 лет в дикой природе, а в неволе – не более 75-80. Тем не менее, экспериментально подтверждено, что вороны действительно способны изучить человеческую речь, хоть и на уровне пятилетнего ребенка (на этот счет данные различных исследований расходятся). А если учесть, что вороны Хугин и Мунин имеют «божественное» происхождение, и служат Одину, потенциально бессмертному существу, то вполне вероятно, что срок их жизни (а, следовательно, и опыт) также неограничен.

Вороны Одина – эзотеризм образа

Вороны Одина Хугин и Мунин многими скандинавоведами рассматриваются как глубинный, комплексный образ северной шаманической традиции. В частности, известный фольклорист Джон Линдоу говорит о том, что путешествия Хугина и Мунина – суть метафорическое изображение шаманского путешествия, когда человек входит в особое трансцендентное состояние, которое можно классифицировать как экстатический транс. При этом в уже упомянутой песни «Речи Гримнира» Один упоминает, что боится за своих воронов Хугина и Мунина, когда отправляет их странствовать. Здесь Линдоу видит завуалированное предупреждение: без должной подготовки шаман может не вернуться из транса, навсегда «потерявшись среди миров», оставшись в измененном состоянии восприятия, грубо говоря – он попросту сойдет с ума.

Немецкий филолог и историк Рудольф Зимек говорит о том, что образ воронов Хугина и Мунина – это символическое воплощение ментальной (умственной) силы Одина. Это прямое указание на то, что владыка Асгарда знает все обо всем, ибо он настолько велик и непостижим в своем величии. В связи с этим не ясна трактовка образа Хлидскьяльва, престола Одина, который также позволяет видеть все уголки Девяти Миров.

Бог воронов, бог повешенных…

Хугин и Мунин – популярные образы в средневековой поэзии, известны скандинавские кеннинги «слуга Одина», «путешественник по мирам», «незримо присутствующий», и все это метафорические определения ворона. В связи с этим и самого Одина часто называют богом воронов. Возможно, именно поэтому в позднесредневековом скандинавском фольклоре Один стал богом висельников, ведь вороны – падальщики, и они всегда присутствуют там, где можно отыскать гниющую плоть.

С этой чертой воронов образ Хугина и Мунина приобретает оригинальный колорит и особую значимость для скандинавоведов. В «Третьем грамматическом трактате» Тордасон пишет: «Вспорхнули вороны с плеч Хникара, к повешенным – Хугин, к мертвецам – Мунин». Этот момент очень важен, ведь во многих средневековых текстах говорится о том, что в жертву владыке Асгарда нередко приносили людей. Несмотря на то, что с высокой долей вероятности это лишь эффектный речевой оборот, образ получается довольно ярким и запоминающимся, он вновь отсылает нас к висельникам (ведь сам Один висел на Иггдрасиле вниз головой, как повешенный, чтобы «открыть» руны) и воронам.

И здесь стоит развеять всякие мифы относительно «жертвоприношений Одину». В Стурлусоновской «Саге об Инглингах» упоминается, что князь Уппсалы Аун «принес своего старшего сына в жертву Одину». Однако эту фразу не стоит воспринимать буквально. Современные фольклористы считают, что в этом эпизоде говорится о том, что Ауну пришлось сделать своего первенца жрецом Одина. По сути это и есть жертва, ведь традиционно старший сын должен наследовать трон, но, будучи жрецом, он не может этого сделать.

Любопытно отметить, что вороны Хугин и Мунин настолько полюбились скандинавам, что во время холодной войны шведы назвали их именами разведывательные зонды. В 1952 году самолет-разведчик Хугин был сбит пилотом МиГ-15, это важный исторический эпизод, который теоретически мог привести к началу полноценных военных действий.

Имена Одина, связанные с образом воронов Хугина и Мунина:

Хозяин воронов – Hrafnstýrandi;

Владыка воронов – Hrafnadróttinn;

Ас воронов – Hrafnáss;

Почитающий воронов – Hrafnblætr.

Советуем почитать:

runarium.ru

Вороны Одина - Хугин и Мунин | Freinheim

Мыслью и Памятью их называем, как символы  Одина их признаем. Две древние птицы над миром летают, не скрыться от них нам ни ночью ни днем.

Вороны Одина кратко

  1. Два ворона Хугин — Мысль и Мунин — Память.
  2. Каждый день вороны Одина облетают девять миров и сообщают верховному богу обо всём что увидели.
  3. Вороны Одина — главный символ мудрости и тайного знания в Скандинавии.

Здоровья тебе, друг. Рад видеть тебя здесь, это не просто приветствие для галочки. Мне действительно очень приятно, когда читают мои записи. Меня зовут Гаврилов Кирилл. Я увлекаюсь историей мифологией и культурой средневековой Скандинавии. А это мой Северный дневник — Freinheim.

В этой записи я с большим удовольствием расскажу тебе о воронах Одина. Один — это верховный бог в скандинавской мифологии. Отец легендарного Тора и побратим коварного Локи.

Вороны Одина — Хугин и Мунин

Одина называет всезнающим. А знаешь ли ты кто сообщает новости о произошедшем во всех девяти мирах? Но я думаю ты уже догадался. Каждое утро два древних чёрных ворона Хугин — Мысль и Мунин — Память, покидают покои Одина в Асгарде. Направляются они во все остальные миры.

Какие еще миры? Спросишь у меня ты. Разве он не один? А вот и нет, друг мой. Всего их девять. Если ты путаешься в мирах, богах, богинях и существах скандинавской мифологии. Я хочу предложить тебе краткие удобные списки с небольшими описаниями. Я бережно составил их для твоего удобства.

  1. Девять миров
  2. Боги и богини
  3. Существа

В общем, ты наверное уже понял. Что у меня в дневнике очень много интересного и не только о скандинавской мифологии. Впереди будет еще лучше — ведь я только начал его вести. Ладно, что хотел — предложил. А теперь вернёмся к нашим воронам.

Хугин и Мунин с молотом Тора — Мьёльниром

За день облетают вороны все девять миров. Запоминают они каждое событие. Узнают о всех победах и поражениях. Смертях и рождениях. Бедах и радостях. Ничто не может укрыться от их взора.

Вечером, вороны возвращаются в Асгард. Садятся на плечи Всеотца. Рассказывают ему обо всем что  видели и слышали за день прошедший. Поэтому люди считают воронов символом мудрости бога Одина и символом всезнания.

  • Одина часто называют Всеотцом, потому что приёмным сыном называет он каждого погибшего воина попавшего к нему в Вальхаллу.

Еще немного о воронах Одина

  1. Имена воронов на древнескандинавском — «Huginn» и «Muninn».
  2. Впервые, Вороны Одина встречаются в Младшей Эдде — это сборник скандинавских мифов. Который написал исландский поэт и историк Снорри Стурлусон. Но еще до сборника Снорри, вороны были частыми персонажами в стихах и песнях скандинавских скальдов.
  3. Хугин и Мунин умели разговаривать на человеческом языке. Один сам наделил их речью, это событие описывается в Круге Земном — еще одном сборнике Снорри Стурлусона.
  4. В современной Скандинавии вороны Одина, до сих пор являются главными символами мудрости и знания. Я знаю, что в Дании был книжный магазин, названный в честь Хугина и Мунина.

А на этом у меня все. Большое спасибо за то, что дочитал запись до конца. Надеюсь я смог рассказать тебе что-нибудь новое и интересное — это действительно очень важно для меня. Я уважаю своих читателей и их время.

Если понравилось — заглядывай ко мне почаще. У меня есть много интересных записей на тему средневековой Скандинавии и её мифологии. Еще могу рассказать тебе о Волках Одина и о его волшебном копье — Гунгнир.

Чтобы всегда быть в курсе новых записей и событий, вступай в наше сообщество Freinheim. Только тебя и ждём. А все остальные записи и разделы моего дневника можешь найти в оглавлении.

Эту запись украшают работы талантливых художников:

  1. Qistina Khalidah — Thought and Memory
  2. Iris Aleit — Odins Ravens

Кстати, о художниках, я очень люблю красивые и качественные арты рисунки и эскизы. Если ты тоже, то в разделе северные арты я познакомлю тебя со многими интересными и талантливыми художниками и их работами на тему средневекового севера.

www.laconlife.ru

Хугин и Мунин как проекция разума

Традиционно, Хугин символизирует мышление, а Мунин представляет память. Однако, у нас есть причины полагать, что Мунин это производное от munr, а не от minni (память). Многие любят переводить munr как желание, но дело в том, что на самом деле нет современного эквивалентного перевода для слова munr. Оно олицетворяет собирательный образ, в котором сосредоточено желание, воля, страсть и восторг. Munr - это планы и амбиции, желания и надежды.

Так что пока húg или hugr (мысль) представляют более объективную здравомыслящую часть вашего разума, часть munr приносит пользу. Если вы утратите свой munr, вы лишитесь «драйва», желания. Мне кажется, это то, что происходит с людьми, которые слишком зависимы от так называемого современного общества, как правило, мы называем это депрессией. Но как считается, что депрессия необязательно связана с нашим индустриальным обществом, ведь даже наши предки боролись с этим недугом. В старшей Эдде (в переводе Бенджамина Торпа на английский) Один говорит:

Хугин и Мунин летают каждый день Над обширной землей. Мне за Хугина страшно, что он не вернется, И еще мне тревожней за Мунина.

Лично я считаю, что здесь Один встревожен возможностью быть изолированным от мира, что послужило бы результатом того, если бы Хугин не вернулся. Однако, Один более напуган печальными и удручающими новостями из человеческого мира; новостями из-за которых он бы мог лишиться желания, страсти и надежд на светлое будущее, таким образом munr, Мунин, не вернется. Имейте в виду, то, что мы зовем Асатру и скандинавский способ жизни находился под угрозой со стороны христианской орды - Франков, задолго до того, как скандинавским королям, наконец, удалось подчинить свой собственный народ, местную демократию и вернуть старую веру. Так мог ли этот куплет рассказывать о беспокойстве Одина, который переживает о том, что люди забудут его, а скандинавы и их дух викингов будут приручены?

Мне нравится думать, что у всех нас есть два невидимых ворона, сидящих на наших плечах. И это наш долг хорошо их кормить и заботиться об их здоровье. Если один из них голодает, он улетит прочь. Это значит, что пока нам нужно оставаться разумными и внимательными в жизненных выборах, нам так же нужны страсть, желание и мечты для будущего. Хугин и Мунин шепчут нам на ухо, и нам нужно прислушиваться к обоим. Должен быть баланс. Мы не можем бежать навстречу всему, что кажется заманчивым для нас, это бы означало поступать, не слушая Хугина. Но мы не должны всегда выбирать логический, безопасный и разумный вариант, это бы заставило Мунина улететь. Мы должны проживать каждый день, словно это последний день нашей жизни, мы должны осознавать, что жизнь не бесконечна. Осуществляйте свои мечты прежде, чем станет слишком поздно, но делайте это так, чтобы оба ворона оставались на ваших плечах.

fjord.su

Вороны Одина — Славянская культура

Пара воронов в скандинавской мифологии, которые летают по всему миру Мидгарду и сообщают богу Одину о происходящем. На древнеисландском Huginn означает «думающий», а Muninn — «помнящий» (или «мысль» и «память» соответственно). Вороны упоминаются в таких литературных памятниках Скандинавии XIII века, как Старшая и Младшая Эдда, Круг Земной, Третий грамматический трактат Олава Тордарсона, а также в скальдической поэзии.

В этих произведениях Хугин и Мунин описываются как служащие Одину вороны, которые садятся на его плечи и снабжают его информацией. В Круге Земном рассказывается, как Один наделил воронов речью. Роль Хугина и Мунина как посланников верховного аса связана с традицией шаманских практик и с общей символикой германских народов, изображающих ворона источником скрытых знаний. Спутники Одина — во́роны Хугин и Мунин («думающий» и «помнящий») и волки Гери и Фреки («жадный» и «прожорливый»), его ездовое животное — восьминогий конь Слейпнир (Sleipnir, «скользящий»). В Валхалле Одину и его дружине прислуживают валькирии — девы, определяющие судьбу воинов на поле битвы, выбирающие героев для Валхаллы. Оружие Одина — копьё Гунгнир, которое никогда не пролетает мимо цели и поражает насмерть всякого, в кого попадает. Корабль Одина — Скидбладнир (Skíðblaðnir, «сложенный из тонких дощечек»), самый быстрый корабль мира, вмещающий любое количество воинов, который, однако, можно при надобности сложить и спрятать в карман.

Хугин и Мунин суть лишь олицетворение умственных сил Одина. В честь этих воронов шведы назвали переодорудованные для разведки на средства Пентагона два транспортника DC-3,шпионившие за советскими в средствами ПВО в интересах НАТО и Швеции. В честь Хугина был назван шведский самолет-разведчик на базе транспортника Дуглас DC-3 ,сбитый советским истребителем МиГ-15 в период холодной войны после нарушения воздушного пространства СССР в 1952 году.

Похожие статьи:

Гостиная → Кодекс викинга в речах Высокого

Альтернативная история → Образ Волка у индоевропейцев

Традиции → Заговоры как одна из составляющих Традиционной Славянской Культуры

Природа → Черный ворон

Книги → Свято-Русские Веды. Книга Велеса

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Хугин и Мунин - это... Что такое Хугин и Мунин?

Хугин и Мунин на плечах Одина.

Хугин и Мунин — пара воронов в скандинавской мифологии, которые летают по всему миру Мидгарду и сообщают богу Одину о происходящем. На древнеисландском Huginn означает «думающий», а Muninn — «помнящий» (или «мысль» и «память» соответственно).

Вороны упоминаются в таких литературных памятниках Скандинавии XIII века, как Старшая и Младшая Эдда, Круг Земной, Третий грамматический трактат Олава Тордарсона, а также в скальдической поэзии.

В этих произведениях Хугин и Мунин описываются как служащие Одину вороны, которые садятся на его плечи и снабжают его информацией. В Круге Земном рассказывается, как Один наделил воронов речью. Роль Хугина и Мунина как посланников верховного аса связана с традицией шаманских практик и с общей символикой германских народов, изображающих ворона источником скрытых знаний.

«Старшая Эдда», «Речи Гримнира», 20[1]:

Хугин и Муниннад миром все времялетают без устали;мне за Хугина страшно,страшней за Мунина, —вернутся ли вороны!

Знаток скандинавского фольклора профессор Джон Линдоу (англ.) интерпретирует эти строки как трансцендентальное путешествие шамана, который опасается по поводу того, сможет ли он вернуться из этого состояния.

Однако другой исследователь Рудольф Зимек считает, что Хугин и Мунин суть лишь олицетворение умственных сил Одина. В честь этих воронов шведы назвали переодорудованные для разведки на средства Пентагона два транспортника DC-3,шпионившие за советскими в средствами ПВО в интересах НАТО и Швеции. В честь Хугина был назван шведский самолет-разведчик на базе транспортника Дуглас DC-3 ,сбитый советским истребителем МиГ-15 в период холодной войны после нарушения воздушного пространства СССР в 1952 году.

Хугин и Мунин в массовой культуре

  • Во вселенной EVE Online Хугин - корабль для проведения спецопераций (Recon Ship), а Мунин — Тяжёлый ударный корабль (Heavy Assault Ship) расы Минматар.

См. также

Примечания

dic.academic.ru

Хугин и Мунин — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Хугин и Мунин — пара воронов в скандинавской мифологии, которые летают по всему миру Мидгарду и сообщают богу Одину о происходящем. На древнеисландском Huginn означает «мыслящий», а Muninn — «помнящий» (или «мысль» и «память» соответственно).

Во́роны упоминаются в таких литературных памятниках Скандинавии XIII века, как Старшая и Младшая Эдда, Круг Земной, Третий грамматический трактат Олава Тордарсона, а также в скальдической поэзии.

В этих произведениях Хугин и Мунин описываются как служащие Одину вороны, которые садятся на его плечи и снабжают его информацией. В Круге Земном рассказывается, как Один наделил воронов речью. Роль Хугина и Мунина как посланников верховного аса связана с традицией шаманских практик и с общей символикой германских народов, изображающих ворона источником скрытых знаний.

«Старшая Эдда», «Речи Гримнира», 20[1]:

Хугин и Муниннад миром все времялетают без устали;мне за Хугина страшно,страшней за Мунина, —вернутся ли вороны!

Знаток скандинавского фольклора профессор Джон Линдоу (англ.) интерпретирует эти строки как трансцендентальное путешествие шамана, который опасается по поводу того, сможет ли он вернуться из этого состояния. Однако другой исследователь Рудольф Зимек считает, что Хугин и Мунин суть лишь олицетворение умственных сил Одина. В честь этих воронов шведы назвали переоборудованные для разведки на средства Пентагона два транспортника DC-3, шпионившие за советскими средствами ПВО в интересах НАТО и Швеции. В честь Хугина был назван шведский самолет-разведчик на базе транспортника Дуглас DC-3, сбитый советским истребителем МиГ-15 в период холодной войны после нарушения воздушного пространства СССР в 1952 году.

См. также

Напишите отзыв о статье "Хугин и Мунин"

Примечания

  1. ↑ [norse.ulver.com/edda/grimnis.html О сыновьях конунга Храудунга]

Отрывок, характеризующий Хугин и Мунин

– Дай бог, дай бог, – сказала Анна Павловна. L'homme de beaucoup de merite, еще новичок в придворном обществе, желая польстить Анне Павловне, выгораживая ее прежнее мнение из этого суждения, сказал. – Говорят, что государь неохотно передал эту власть Кутузову. On dit qu'il rougit comme une demoiselle a laquelle on lirait Joconde, en lui disant: «Le souverain et la patrie vous decernent cet honneur». [Говорят, что он покраснел, как барышня, которой бы прочли Жоконду, в то время как говорил ему: «Государь и отечество награждают вас этой честью».] – Peut etre que la c?ur n'etait pas de la partie, [Может быть, сердце не вполне участвовало,] – сказала Анна Павловна. – О нет, нет, – горячо заступился князь Василий. Теперь уже он не мог никому уступить Кутузова. По мнению князя Василья, не только Кутузов был сам хорош, но и все обожали его. – Нет, это не может быть, потому что государь так умел прежде ценить его, – сказал он. – Дай бог только, чтобы князь Кутузов, – сказала Анпа Павловна, – взял действительную власть и не позволял бы никому вставлять себе палки в колеса – des batons dans les roues. Князь Василий тотчас понял, кто был этот никому. Он шепотом сказал: – Я верно знаю, что Кутузов, как непременное условие, выговорил, чтобы наследник цесаревич не был при армии: Vous savez ce qu'il a dit a l'Empereur? [Вы знаете, что он сказал государю?] – И князь Василий повторил слова, будто бы сказанные Кутузовым государю: «Я не могу наказать его, ежели он сделает дурно, и наградить, ежели он сделает хорошо». О! это умнейший человек, князь Кутузов, et quel caractere. Oh je le connais de longue date. [и какой характер. О, я его давно знаю.] – Говорят даже, – сказал l'homme de beaucoup de merite, не имевший еще придворного такта, – что светлейший непременным условием поставил, чтобы сам государь не приезжал к армии. Как только он сказал это, в одно мгновение князь Василий и Анна Павловна отвернулись от него и грустно, со вздохом о его наивности, посмотрели друг на друга.

В то время как это происходило в Петербурге, французы уже прошли Смоленск и все ближе и ближе подвигались к Москве. Историк Наполеона Тьер, так же, как и другие историки Наполеона, говорит, стараясь оправдать своего героя, что Наполеон был привлечен к стенам Москвы невольно. Он прав, как и правы все историки, ищущие объяснения событий исторических в воле одного человека; он прав так же, как и русские историки, утверждающие, что Наполеон был привлечен к Москве искусством русских полководцев. Здесь, кроме закона ретроспективности (возвратности), представляющего все прошедшее приготовлением к совершившемуся факту, есть еще взаимность, путающая все дело. Хороший игрок, проигравший в шахматы, искренно убежден, что его проигрыш произошел от его ошибки, и он отыскивает эту ошибку в начале своей игры, но забывает, что в каждом его шаге, в продолжение всей игры, были такие же ошибки, что ни один его ход не был совершенен. Ошибка, на которую он обращает внимание, заметна ему только потому, что противник воспользовался ею. Насколько же сложнее этого игра войны, происходящая в известных условиях времени, и где не одна воля руководит безжизненными машинами, а где все вытекает из бесчисленного столкновения различных произволов?

wiki-org.ru

Стихотворение «Хугин и Мунин», поэт Кременников Леонид

Всем белым воро́нам и отбеленным во́ронам посвящается.

 

Мунин:

Скажи-ка, чёрт крылатый, помнишь, как вешали коней жрецы?

А помнишь ты, как вьюга смерти глупцов и немощных брала?

Как храбрый муж сражался с зверем, а мудрый – заточал резцы?

Как глупость видел каждый третий, как видит жертву взор орла?

Ты помнишь, Хугин, чёрт крылатый, времён тех славных изразцы?

 

Хугин:

Я знаю, Мунин, бес проклятый, я знаю всё и знаю всех.

И знаю я, как глуп муж храбрый, и знаю я, как слаб мудрец.

Как груб Мидгард! Хрупки́ здесь думы, как хру́пки радости утех.

Как шумен сброд, невидим ум, как жив борец и мёртв творец!

Я знаю, бес проклятый, знаю, как много в мире сём прорех!

 

Мунин:

Вот чёрт крылатый, верно молвишь! Видать, недаром остр твой клюв!

Я знаю только, что я помню, а помню я так много зла, что дух воротит.

Сколько можно! Злодейский люд идёт на бойню, жаждя́ ума, гнушаясь чувств…

Одни глупцы дела ценя́т как жизнь, другие гибель предпочтут любой работе…

Тут одного мечтателя я сильно напугал, без всякой задней мысли лишь крикнув “невермор”.

 

Хугин:

Я знаю это, бес проклятый, и не смешит меня сей факт, как воду не смешат стаканы,

Как кровь и сталь, как ложь и подлость, всё сходно в черепе моём, от многого – и к одному.

Мне радость тошна... Скажи-ка лучше, ведь недаром в Стокгольме дэйна Кристиана

Прошли те массовые казни? Где старый Тролле был обижен на Стенов труп, и потому

Решил всех бюргеров и бондов, дворян, священников и знать отдать на плаху, так сказать?

 

Мунин:

Почём мне знать? Коль ты не знаешь, чёрт крылатый, почём же ведает глашатай?

Но весел мне один тот факт, что люди эти столь ущербны, что с нами равенства хотят!

Зовут они друг друга птицей – вороной, вороном, синицей… Видать, с умом-то плоховато!

А те, кто жаждут отличиться, меняют цвет у своей птицы. Гляди: филин – и кислотный наряд!

О! Голубой фламинго! А вон – павлин весь в саже. Люблю я красоту, уродства – враг заклятый.

 

Хугин:

Воро́ны белые кружат, и каркают отбеленные во́роны. На что им весь сей жалкий маскарад?

Сколь многих из своих ещё убьют безумцы, пока не станет ясно им: они не птицы, им птицами не быть!

Иль не понять им этого до самых дней последних? И грянет Рагнарёк, и в пасти свет померкнет,

А смерды так и будут мерить оперенье? Глупцы и трусы, обречённый тлен! Им слабости не скрыть!

А коль найдутся с перепугу, коль замоля́т, о Мунин, бес проклятый, как мы поступи́м?

 

Оба ворона:

ОТВЕРГНЕМ!

poembook.ru