Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Грибоедов смерть. Александр Грибоедов: тайна трагической гибели русского посла

Мужественная гибель А. С. Грибоедова. Грибоедов смерть


Александр Грибоедов: тайна трагической гибели русского посла

Его признавали самым образованным человеком своего времени. Он знал около десяти языков, достиг вершин государственной службы и стал автором бессмертной комедии.

Бастард

Когда родился Александр Сергеевич Грибоедов? Этот вопрос по-прежнему является открытым. В послужных списках он указывал то 1795 год, то 1793-й, но в итоге остановился на 1790-м году. Факт в том, что его мать, Анастасия Фёдоровна Грибоедова вышла замуж в 1792 году. Таким образом, становится очевидным, что Грибоедов был бастардом, то есть незаконорожденным ребенком. Кто был отцом русского поэта и дипломата доподлинно не известно по сей день.

Грибоедов серьезно переживал своё «незаконное рождение», долгое время эта тема оставалась закрытой. 1790 год рождения Грибоедов стал писать после дуэли, которая перевернула его жизнь. Это была нравственная акция: он сам себе доказал свою твердость в неукоснительном следовании истине.

Долгая дуэль

В ноябре 1817 года состоялось событие, которое навсегда изменило жизнь Грибоедова - четвертная дуэль. Событие редкое даже для того времени. Суть её заключалась в том, что сразу после оппонентов должны были стреляться и секунданты. Противниками были Шереметев и Завадовский, секундантами - Якубович и Грибоедов. Стрелялись из-за конфликта на почве ревности к балерине Истоминой, которая два года жила с Шереметевым, но незадолго до дуэли приняла приглашение Грибоедова и нанесла визит Завадовскому. Интрига дуэли была ещё и в том, что изначально планировался поединок Грибоедова и Якубовича, но ненавязчивая провокация Шереметева (бросил мороженым в Завадовского) решила порядок дуэли.

В ходе дуэли Шереметев был убит, а вторую дуэль перенесли на неопределенный срок. Она состоялась в Тифлисе, осенью 1818 года. Грибоедов, признающий свою вину за случившееся в прошлом году, был готов пойти на мировую, но Якубович был непреклонен. Это не удивительно: он был опытным бретером. По одной версии, первым стрелял Грибоедов. Нарочно мимо. По второй - первым выстрелил Якубович. Так или иначе, но итогом дуэли стала простреленная левая кисть Грибоедова. Для него, как для музыканта, это было серьезное ранение. До смерти писатель надевал на отстреленный палец специальный чехол, а после гибели Грибоедова по этому ранению он был опознан.

Туркманчайский договор

Дипломатическая деятельность А. С. Грибоедова долгое время не изучалась. Биографы писателя обходили этот вопрос, ссылаясь на отсутствие соответствующих документов. Переписка Грибоедова находилась в секретных сейфах министерства иностранных дел и доступ к ней был невозможен. В 1872 году П. Ефремов жаловался, что ему «не представлено права напечатать вполне все имеющиеся у нас бумаги» о гибели Грибоедова.Доступ к документам стал возможен только после 1917 года, но и сегодня в дипломатической деятельности Грибоедова остаются «белые пятна». Существенно разнятся оценки вклада Грибоедова в дело заключения мирного Туркманчайского договора. Сегодня уже известно, что Грибоедов выполнял обязанности редактора протоколов конференции. Это позволило ему внести некоторые важные уточнения в текст мирного трактата, намеченный в Петербурге, — в частности, в ту часть, которая касалась условий переселения и амнистии населения пограничных регионов. Грибоедовым был также составлен и отредактирован окончательный текст проекта договора. За свой труд писатель-дипломат был награжден Николаем I Орденом Святой Анны.

Декабристы

Зимой 1826 года Грибоедов был арестован по подозрению в связях с декабристами, но вскоре был отпущен на свободу за недостатком обвинительных показаний (только четверо декабристов свидетельствовали против Грибоедова). Денис Давыдов в неоконченной статье «Воспоминания о 1826 годе» упомянул, что Ермолов оказал Грибоедову какую-то такую услугу, которую тот был бы «вправе ожидать лишь от родного отца. Он спас его от последствий одного весьма важного дела, которые могли бы быть для Грибоедова крайне неприятны». Очевидно, что речь идет именно о «деле декабристов».

Мысль о декабристах никогда не покидала Грибоедова, с большинством из них он был знаком. В напряженнейшие дни заключения Туркманчайского договора, когда все его внимание было направлено на быстрейшее заключение трактата, он говорит с Паскевичем об облегчении участи декабристов. А через месяц, во время приезда в Петербург с Туркманчайским договором, Грибоедов, как об этом рассказывает Бестужев, «дерзнул говорить в пользу людей, при одном имени которых бледнел оскорбленный властелин». Возможно, что отрицательный ответ «оскорбленного властелина» и послужил Грибоедову основанием для заявления, что он «душевно бы желал некоторое время пробыть без дела официального».

Масонство

Грибоедов был масоном. Он состоял, как многие в его время аристократы, в ложе «Соединённых друзей», в самой большой ложе Петербурга. Важно то, что он хотел её усовершенствовать. Интересны его заметки, письма, он хотел, как он говорил, реконституировать тайное общество, его не устраивала, как ему казалось, увлечение обрядностью и внешними ритуальными вещами, как таковыми. Ложу, которую он реконституировал, он назвал «Благо». За легитимацией Грибоедов обратился в шотландские ложи, которые были в России, а потом в Великую провинциальную ложу России. Но оба раза получил отказ.

Грибоедов также требовал, чтобы члены ложи говорили по-русски и чтобы они видели главную свою задачу в распространении русской грамоты. Если бы этот проект состоялся, дело обучения русского народа грамоте, массового обучения, сдвинулось бы гораздо быстрее, но, к сожалению, этот проект писателя так и остался проектом. Масоном Грибоедов оставался до конца жизни: он не выходил из братства, но постепенно охладел к тайному обществу.

Тайна смерти

В качестве памятки для дипломатической работы в Персии Грибоедов писал себе: «На словах и в переписке не сохранять тона умеренности - персияне его причтут к бессилию. Угрожать им бунтом за бунт. Угрожать, что возьмём все их провинции в Южном Азербайджане». Грибоедов, надо признать, следовал своим записям. Шахский двор требовал от русского посланника выдачи Мирзы-Якуба, который был казначеем и главным евнухом, а значит, знал многие тайны личной жизни шаха. Мирза-Якуб мог огласить их, что считалось святотатством, а потому и вызывало всеобщее возмущение. Грибоедов был неуступчив. За что и поплатился. Такова официальная версия.

Однако, все чаще гибель Грибоедова связывают с заговором англичан, которым была выгодна гибель русского посланника и ухудшение отношений русско-персидских отношений. «Английская версия» впервые появилась в «Московских ведомостях» 1829 года. Вторую жизнь этой версии дал Юрий Тынянов. В 1929 году, когда исполнилось 100 лет со дня трагической гибели российского посланника в Тегеране, появился тыняновский роман «Смерть Вазир-Мухтара». В работах Шамима (1938) и Махмуда (1950) мы встречаемся уже с утверждением, что «русский посол А. С. Грибоедов пал жертвой английской колонизаторской политики».

Читайте также:

исправить оишбку

cyrillitsa.ru

СМЕРТЬ ГРИБОЕДОВА. Литературные заметки. Книга 1 ("Последние новости": 1928-1931)

СМЕРТЬ ГРИБОЕДОВА

Мало кто знает персидский язык и немногие поймут по названию романа Юрия Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара», что в нем говорится о гибели Грибоедова. Вазир-Мухтар значит по-персидски посланник, полномочный министр. Пристрастие к экзотической красочности побудило Тынянова предпочесть это название русскому.

Роман появился как нельзя более вовремя. 11 февраля исполняется ведь сто лет со дня смерти Грибоедова, и для тех, кто захочет в эти дни о поэте вспомнить, книга Тынянова — редкостная находка. В ней очень много сведений, сведения эти в общем верны, а от чтения романа, даже и суховатого, в памяти всегда остается больше, чем от обыкновенного исследования. Встречаются люди, которые при самом слабом понятии о средневековой истории удивляют порой знанием мелких подробностей о Людовике XI, Карле Смелом или каких-нибудь тамплиерах, — откуда? Из Вальтера Скотта, конечно: они запомнили его на всю жизнь. Тынянов далеко не Вальтер Скотт, но назвать его совсем бездарным романистом нельзя. Ему удается превратить своих героев в настоящих людей, оживить обстановку и эпоху, вообще возвысить свое повествование над протоколом. Как с первого взгляда это ни странно, наименее живое лицо в его романе – сам Грибоедов. Но на это есть причина. Тынянов не в состоянии был «выдумать» или создать Грибоедова, он для этого слишком слабый художник, а из того, что мы о Грибоедове знаем, живого человека не сложить, и образ его в нашем представлении двоится. О каждом из крупнейших русских писателей мы, даже не будучи биографами их, знаем, что это были за личности и характеры. Спросить среднеобразованного человека о Пушкине или Гоголе, Некрасове или Тургеневе – о ком угодно — он более или менее верно их главнейшие черты укажет, назовет самое существенное. Спросить о Грибоедове — не ответит ничего. Дипломат и поэт, но что за человек? Грибоедов ускользает от нас, и такой ускользающей, почти загадочной тенью он в нашей литературе остался. Пушкин довольно двусмысленно сказал о нем: «рожденный с честолюбием, равным его дарованиям…» Федор Сологуб в коротенькой, ядовитой и остроумной статье утверждал, что, судя по портрету, Грибоедов был скорее всего Молчалиным. Я не помню точно слов Сологуба, и у меня нет под рукой его сочинений, но приблизительно Сологуб писал так:

«Посмотрите на эту слегка склоненную голову, с чем-то неуловимо уродливым в самом наклоне ее, на эти глаза, осторожно поблескивающие из-за очков, на весь этот облик удачливого и довольного своими успехами чиновника — ему ли было тошно прислуживаться?»

Но Молчалин не мог бы написать «Горе от ума». Неясность Грибоедова усиливается еще тем, что «Горе от ума» единственное его долговечное создание, все же остальные его наброски – сколько бы ни пытались его поклонники возвеличить и эту часть грибоедовского наследия – незначительны и признаков особой талантливости не обнаруживают. К тому же, по личным признаниям Грибоедова, нам известно, что знаменитая его комедия представляет собой далеко не то, о чем он мечтал. Нас пленяет в «Горе от ума» блеск, точность и меткость диалога, афористичность доброй половины стихов, законченность и полнота характеристик. А ведь Грибоедов жаловался, что он исказил комедию, снизил тон ее, и, насколько можно его слова понять, ему рисовалась в первоначальном замысле не столько картина нравов, сколько байроническая поэма с образами туманными и грандиозными, где Чацкий негодовал бы не на московских бездельников и приживалов, а на несправедливости Бога или рока. Что это была бы за поэма? С некоторой опаской думаешь о ней.

Может быть, именно то, что ценим мы в «Горе от ума», не удовлетворяло Грибоедова и представ­лялось ему недостойной высокого искусства мелочностью. И в том виде, какой приняла комедия, — где сам автор? Обыкновенно его отожде­ствляют с Чацким. Можно думать, что к такому толкованию своего произведения склонен был сам Грибоедов. Сочувствие его Чацкому несомненно, и в интонациях речей героя комедии чувствуется личное, авторское, грибоедовское волнение. Но опять вспомним Пушкина: «Чацкий совсем не умен, но Грибоедов очень умен». Пушкин разделяет Грибоедова и Чацкого, надо заметить, немно­го слишком своевольно и как-то не договаривая, чем же умен Грибоевдов, если глуп Чацкий. Ведь всякий суд только в том случае имеет значение, когда основательна или справедлива исходная точка зрения. Грибоевдов судит московское общество с точки зрения Чацкого, и если Чацкий глуп, то все построение его рушится. Чацкого-то Грибоедов ведь не судит, он его словами говорит, и Пушкин, низведя героя с пьедестала, лишает всю комедию значения, превращает ее в фарс. По существу Пушкин едва ли прав: Чацкий не глуп, он только болтлив и нерасчетлив. Полного знака равенства между Грибоедовым и Чацким поставить, конечно, нельзя, но, по-видимому, дело сводится все же к тому, что Грибоедов не был так простодушен, как его создание, не был так порывист. Мысли же Чацкого, эта смесь просвещенного либерального национализма с общеромантическими отголосками, были его мыслями, и он только охлаждал их некоторым «уменьем жить», свойством, которым бедный Чацкий похвастаться не мог.

Во всяком случае надо признаться, что Грибоедова мы мало знаем и, догадываясь о нем, бродим как будто впотьмах. У Тынянова Грибоедов представлен фигурой сомнамбулической, живущей почти бессознательно, что-то делающей, что-то говорящей и по какому-то непреложному предначертанию идущей к гибели. Эффектно, но неубедительно. Ни одной живой чертой наше представление об авторе «Горя от ума» Тынянов не обогатил.

Как написана «Смерть Вазир-Мухтара»? В приложенном к книге аттестате, выданном Юрию Тынянову московским журнальчиком «На посту», доводится до всеобщего сведения, что «литературное мастерство автора очень высоко». О первом романе Тынянова – «Кюхля» – говорилось в свое время то же самое и говорилось, скорей всего, a priori, без проверки: как известно, Тынянов видный теоретик, ученый формалист, исследователь литературных схем – казалось несомненным, что все свои познания он применит на практике, блеснет изысканнейшим искусством. Но есть глубокая пропасть между механическим умением и творческим опытом. Не «приложу ума», в чем усмотрели «напостовцы» высокое мастерство Тынянова – я его не заметил. Есть иногда изощренность, есть постоянно тщетное желание писать иначе, нежели писали до сих пор, есть утомительная показная «литературность» — можно сказать, как один из французских критиков:

«Автор все время прицеливается, но патроны у него холостые».

Мне кажется даже, что скорей у Тынянова имеется непосредственное, скромное, но все же подлинное дарование рассказчика, чем «высокое мастерство». Не хочу быть голословным. Вот Тынянов описывает ночь:

«Стояла ночь.

На всем протяжении России и Кавказа стояла бесприютная, одичалая, перепончатая ночь.

Нессельроде спал в своей постели, завернув как петух оголтелый клюв в одеяло.

Ровно дышал в тонком белье сухопарый Макдональд, обнимая упругую, как струна, супругу.

Усталая от прыжков без мыслей, спала в Пе­тербурге, раскинувшись, Катя.

Пушкин бодрыми маленькими шажками прыгал по кабинету, как обезьяна в пустыне, и присматривался к книгам на полке.

Храпел в Тифлисе неподалеку генерал Синягин, свистя по-детски носом.

И все были бездомны.

Не было власти на земле.

Герцог Веллингтон и Сент-Джемский кабинет в полном составе задыхались в подушках.

Дышал белой немужской грудью Николай.

Они притворялись властью.

И спал за звездами, в тяжелых окладах, далекий необычайно, и император императоров, митрополит митрополитов – Бог…»

Как все это старо, как беспомощно, как плохо – говоря попросту. Если это мастерство, то лучше уж не быть мастером.

Роман относится к последним годам жизни Грибоедова – с назначения его послом в Персию. Сначала описывается Москва, встреча поэта с Чаадаевым и генералом Ермоловым, опальным «проконсулом Кавказа». В этих эпизодах много удачного, особенно в ермоловском. Чаадаев представлен довольно карикатурно, но все-таки глава о нем интересна. Дальше Петербург, где Грибоедов встречается с Пушкиным. Об этих встречах ничего примечательного в романе мы не найдем, разве только намеки на осторожное, как бы выжидательное, отношение Пушкина к Грибоедову. Очень много рассказывается в этих главах о Булгарине и почти все – любопытно. Гораздо слабее изображение Николая I, которого Тынянов большей частью называет анонимно «известным лицом» – для придания какого-то символического зловещия, по-видимому. Сцена приема у императора сразу вызывает в памяти такую же сцену в «Хаджи-Мурате», – одну из самых блистательных, поразительных страниц Льва Толстого. Не следует сравнивать, скажут нам. Но не следует и подвергаться риску подобных сравнений, не следует повторять неповторимое.

Отъезд Грибоедова в Персию, остановка в Тегеране, переговоры с Паскевичем, царским «отцом-командиром», изображенным с насмешливой отчетливостью, женитьба на Нине Чавчавадзе, прибытие в Тегеран, дипломатические хлопоты, грозные предчувствия, наконец, смерть — такова важнейшая часть романа. Чем ближе к концу, тем напряженнее внимание читателя. Заслуга Тынянова тут невелика: такова тема.

«Не знаю ничего завиднее последних годов бурной его жизни. Самая смерть, постигшая его посреди смелого неравного боя, не имела для Грибоедова ничего ужасного, ничего утомительного. Она была мгновенна и прекрасна».

Это слова Пушкина из «Путешествия в Арзрум». Цитатой из дорожных записок Пушкина и кончается роман:

– Что везете?

– Грибоеда.

Но нельзя быть уверенным, что в добротном гробу везли действительно Грибоедова. Нелегко было опознать его искалеченное растерзанное тело среди трупов других «чинов российского посольства».

Пушкин, вероятно, не любил Грибоедова. Оттого он решился сказать, что в смерти его не было «ничего ужасного». В сущности и мы, ценя и высоко ставя Грибоедова, восхищаясь им, – его едва ли любим. Оттого и о судьбе его мы наполовину забыли. Что смерть его могла бы внушить людям «ужас и жалость», – чувствуешь даже по холодному повествованию Юрия Тынянова.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

lit.wikireading.ru

Мужественная гибель А. С. Грибоедова | доклад, реферат, сочинение, сообщение, отзыв, статья, анализ, характеристика, тест, ГДЗ, книга, пересказ, литература

Тема: Жизнь и творчество поэта

Формально русский дипломат был встречен в Тегеране с большими почестями, за которыми на самом деле таилась глухая враждебность. В ходе встреч с представителями власти, от которых требовалось выполнение условий Туркманчайского договора, писатель на себе ощутил, сколь велика была сила сопротивления и нена­висти персов. Фанатичное духовенство открыто призывало убить русского посла. Над Грибоедовым и его спутниками, охраняемыми немногочисленным казачьим конвоем, сгущались тучи. Писатель мог уехать назад в Тавриз, но не в его правилах было отступать перед опасностями. Материал с сайта //iEssay.ru

Трагическая развязка этой ситуации превзошла все ожидания. 11 февра­ля 1829 г. толпа разъяренных тегеранцев, подстрекаемых религиозными фанатиками, при явном попустительстве властей ворвалась в здание рус­ского посольства. Грибоедов, чиновники посольства и казаки героически защищались, но силы были неравны. Все русские, за исключением одного чиновника, которому чудом удалось спастись, были растерзаны озверев­шей толпой. Тело Грибоедова фанатики три дня таскали по улицам и база­рам Тегерана, а затем бросили в ров. Оно было настолько изуродовано, что только по руке, простреленной в свое время Якубовичем, удалось его опо­знать. По требованию правительства России останки Грибоедова были доставлены на родину. Везли их на простой крестьянской арбе. Пушкин, как раз в то время находившийся на Кавказе, стал нечаянным свидетелем печальной процессии: «Два вола, впряженные в арбу, — рассказывал он в своем "Путешествии в Арзрум во время похода 1829 года", — подымались по крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу. "Откуда вы?" — спросил я их. "Из Тегерана". — "Что вы везете?" — "Грибоеда". — Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис...».

В Тифлисе же, в монастыре Святого Давида на горе Мтацминда, прах Грибоедова был предан земле. Вдова писателя поставила на его могиле памятник с надписью: «Ум и дела твои бессмертны, но для чего пережила тебя любовь моя?»

iessay.ru

Смерть Грибоедова

© РИА Новости, Валерий Шустов12/09/2012В Ливии убит посол США ("BBCRussian.com", Великобритания) 13/09/2012Трагический оптимизм американского дипломата ("Foreign Policy", США) Комментарии:63

21/09/2012

Американцы потрясены кадрами с территорий американских посольств на Ближнем Востоке после нападения разъяренных толп. Но у человека, знакомого с русской литературой, эти события вызывают в памяти дела иных, давних времен, когда подстрекаемая муллами исступленная толпа убила другого посла и его подчиненных.

На склоне холма возле столицы Грузии Тбилиси находится могила великого поэта Александра Грибоедова, чью комическую стихотворную пьесу «Горе от ума» до сих пор преподают в российских школах. Но Грибоедов был не только поэтом и драматургом, он был царским посланником в Персии, где его и весь персонал посольства в 1829 году зверски убила толпа местных жителей, разъяренных пренебрежением, как им казалось, к их обычаям и религии.

Две империи только что подписали мирный договор, положив конец войне, в которой Персия потерпела серьезное поражение. Чувства ненависти к победителям были еще свежи, и не хватало лишь искры, чтобы вспыхнуло пламя. Это произошло в феврале 1829 года, когда две армянки христианской веры сбежали из гарема и попросили убежища в русской миссии в Тегеране. Условиями непопулярного договора между Россией и Персией предусматривалось, что армяне в этой стране могут возвращаться в русскую Армению, и Грибоедов отказался выдавать женщин, несмотря на требования шаха.

Читайте также: Ислам и Запад - Кто зачинщик?

Современники пишут, что вокруг посольства собралась толпа из нескольких тысяч взбешенных персов. В этот момент Грибоедов согласился выдать бежавших из гарема женщин. Но было слишком поздно. Посольский охранник убил одного из протестующих, что еще больше разъярило толпу. Подстрекаемая местными муллами, она начала штурмовать миссию. Грибоедов и находившиеся рядом с ним дипломаты мужественно оборонялись, но не могли ничего поделать с натиском многочисленной толпы. Была убита охрана из казаков, и несмотря на доблестное сопротивление посольских работников, вскоре погибли остальные. На территории представительства позднее была обнаружена «масса растерзанных и обезглавленных трупов». Тело Грибоедова осквернили и протащили по улицам Тегерана. И лишь когда все утихло, на месте появилась охрана, посланная шахом.

ФБР шпионит за мусульманской общиной СШАДобавить в блогУвеличить плеерФБР шпионит за мусульманской общиной СШАДобавить в блогУменьшить плеерДобавить видео в блогЧтобы разместить это видео у себя в блоге, скопируйте данный код

Эта история повторяется и сегодня. Экстремистские проповедники и группировки доводят до исступления толпы людей, стремясь использовать политическую нестабильность и ослабить умеренные правительства. В этот раз искрой стал невразумительный видеоклип в интернете, но результат был не менее ужасен, чем 183 года назад в Тегеране. Нападение на консульство Соединенных Штатов Америки в ливийском городе Бенгази окончилось трагедией, приведя к гибели четырех американцев, среди которых был наш посол Кристофер Стивенс. Осаде подверглись и многие другие дипломатические представительства, в том числе - британские и немецкие.

Также по теме: Оскорблять пророка ислама можно, отрицать холокост нельзя!

В новейшей истории этого региона прослеживается закономерность, и поэтому неудивительно, что незначительный инцидент, который Запад едва замечает, на Ближнем Востоке вызывает насилие. Когда никому не известный «пастор» во Флориде просто пригрозил сжечь Коран в 2010 году, были убиты, по меньшей мере, 20 человек. На следующий год этот человек все-таки сжег священную книгу, и толпа в Афганистане напала на представительство ООН, жестоко убив семерых сотрудников из организации по оказанию помощи. На них смотрели как на представителей западного мира, которые позволяют другим совершать оскорбительные для ислама поступки.

В 2005 и 2006 годах, когда датская газета Jyllands-Posten и другие издания опубликовали карикатуры на пророка Мухаммеда, в Сирии, Ливане, Иране, Афганистане, Пакистане, Нигерии и Индонезии были совершены нападения на датские и другие посольства и консульства, которые были сожжены. Сотни людей были убиты. Когда по телевидению показали депутата итальянского парламента с копией одной из датских карикатур на рубашке, атаке подверглось посольство Италии в Ливии.

Читайте также: Совет мусульманам и СМИ - не кормите троллей!

Эта история массовых нападений на дипломатические представительства показывает, насколько непредсказуема, невежественна и страшна толпа, которую подстегивают, возбуждая ненависть и злобу по отношению к «оскорблениям» со стороны Запада. Работа дипломата в этом регионе была опасна изначально, а теперь эта опасность намного усилилась, поскольку новым властям, появившимся после падения авторитарных режимов, зачастую не удается реагировать на насилие толпы и распространение дезинформации.

После жестокого убийства Грибоедова в 1829 году персидский шах отправил ко двору царя Николая I своего внука, через которого передал ему массивный алмаз «Шах» весом 88 карат в качестве дара и извинения за смерть русского посланника. Этот алмаз и сегодня можно увидеть в кремлевском Алмазном фонде. Он входит в семерку исторических драгоценных камней из этой коллекции. Многочисленные грани алмаза отражают его печальную историю, рассказывающую о гибели одного из многих дипломатов вдали от дома от рук разъяренной толпы.

Майкл Певзнер работал в Москве сотрудником Национального демократического института (National Democratic Institute). Изложенные в статье взгляды принадлежат исключительно ее автору.

news.ivest.kz