Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Годы правления святослава сына ольги. Княжение Святослава Игоревича и сына его Владимира Святославича

§ 4. Киевская Русь в княжение Ольги и Святослава (учебник). Годы правления святослава сына ольги


Киевское государство, правление Ольги и Святослава

План изложения

  1. Начало владычества Ольги
  2. Реформы Ольги
  3. Внешняя политика княгини Ольги: визит в Царьград; попытки установить отношения с Германской империей
  4. Мероприятия княгини по распространению христианства
  5. Внешняя политика князя Святослава: поход против Хазарии; Балканские походы
  6. Внутренняя политика Святослава

Хронология событий

945 - 964 гг

Княжение княгини Ольги

957 гг

Путешествие княгини Ольги в Константинополь

964 г.

Начало княжения Святослава

964-965 гг

Походы Святослава против волжских булгар и Хазарского каганата

967-968 гг

Первый Балканский поход Святослава

969-971 гг

Второй поход Святослава на Дунайскую Болгарию. Война с Византией

972 г.

Гибель Святослава в битве с печенегами

Личность

Святослав Игоревич (ок. 939 - 972 гг) - великий князь киевский (945-972 гг.) Сын князя Игоря и княгини Ольги. Все государственные меры Святослава Игоревича будто отрицали Ольгины: княгиня была ревностной христианкой, а Святослав упорно держался язычества; во времена Ольги не произошло никакого противостояния с соседями, Святослав же постоянно воевал; Ольга заботилась о внутренних делах государства, а Святослав пренебрегал ими, за что упрекали ему киевляне: «Ты, княже, чужой земли ищешь и заботишься о ней, а свою оставил ...» Но вопреки этому летописец рассказывал о Святославе с необычайной симпатией, преклоняясь перед его полководческим талантом, мужеством, рыцарской доблесть и искренностью: «Сам был храбрый и легкий. Ходя, яко пардус, много войн сделал. Телег же за с обою он не возил, ни котла не брал, ни мяса не варил, но, потонку нарезав конину, или зверя или воловины и на углях спикшы, это он ел. Даже шатра он не имел, а питник слал и седло клал в головах. Такими же и все остальные воины его были. И посылал к другим землям послов, говоря: «Хочу на вас идти» Именно Святославу вложено в уста выражения, которым суждено стать крылатыми: «Мертвые сраму не знают», «Не посрамим земли Русской » и т.д. Интересные свидетельства о Святославе берегут и чужеземные источники. Например, византийский историк Лев Диакон оставил словесный портрет русского князя: " импе ратор согласился на переговоры в позолоченной оружия, на коне приехал к берегу Дуная в сопровождении большого отряда всадников, сверкали оружием. Святослав переезжал через реку в лодке и, сидя за веслом, греб вместе с другими без никакой разницы. С виду он был такой: среднего роста, не очень высокий, не слишком низкий, с густыми бровями, с голубыми глазами, с плоским носом, с гол еною бородой и с густыми усами. Голова у него была совершенно голая, а только с одной стороны ее висело прядь волосся, что означал в знатность рода; шея крепкая, прочная, плечи широкие и весь стан довольно стройный. Он казался мрачным и диким. В одном ухе торчала у него золотая серьга, украшенная двумя жемчужинами, с рубином, посреди них установленным. Одежда на нем был белый, ничем, кроме чистоты, от других не отличный »

1. Начало владычества Ольги

  • Трагическая смерть князя Игоря заставила взять государственный руль его жену - княгиню Ольгу: ведь Игореве сын, князь Святослав, по свидетельству летописи, был еще слишком маленьким.
  • По мнению ученых, смерть Игоря была повязкам связана со стремлением союзов племен, в частности древлян, лишиться власти Рюриковичей и утвердить в Киеве собственную династию .
  • хотите положить конец притязаниям Древлянской знати, Ольга вынуждена действовать рассудительно и решительно.
  • До сих пор не сохранилось никаких подробностей о том, как именно Ольга преодолела антирюрикивськи настроения древлян. Победа киевской власти и окончательное подчинение древлян воплощено в легендарных рассказах летописца о трех мести княгини Ольги

Дважды приходили к Ольге послы древлян, стремясь сосватать своего Древлянской князя Мала - и дважды находили в Киеве смерть. Потом Ольга хитростью одолела Деревскую войско, а Искоростень (Деревскую столицу) взяла в осаду. В конце покончила побежденных искоростенцив дань легкую - по несколько воробьев и голубей от двора. Древляне не поняли, в чем смысл этой загадки мудрой Ольги, - и потерпели окончательное поражение.

Ольга впервые в истории Русского государства прибегла к мероприятий, предусматривающие ликвидацию местных княжеств: она отменила правления Древлянской князя Мала, подчинив Деревскую землю непосредственно Киеву

2. Реформы Ольги

  • Как свидетельствует летопись, Ольга, обуздав древлян, принялась организовывать сбор дани - чтобы предотвратить в будущем вспышки недовольства, подобным тем, в результате которых и погиб ее муж.
  • Княжей властями было предусмотрено различные размеры и виды дани: в летописи они названы уставами, уроками, оброками .
  • Вблизи больших городов Ольга заложило погосты - административно-хозяйственные ячейки, где представители княжеской власти регулярно собирали установленную дань, чинили суд и т.д. Поэтому Ольга, согласно этому толкованию, заменила сезонное полюдье регулярным сбором дани в погостах

3. Внешняя политика княгини Ольги. Визит в Царьград

Важнейшим внешнеполитическим партнером Русского государства во времена Ольги оставалась Византия.

  • Более-менее устоявшейся датой относительно путешествия Ольги в Константинополь есть 957 г., хотя летописец называет другую. Установили ее на основании показаний византийского императора, участника события, Константина Багрянородного , который оставил воспоминания о двух императорские пира русской княгини, указывая не только дать каждой, но и дни недели, на которые те выпали
  • Посольство княгини состояло из 100 самых уважаемых лиц, среди которых - Ольгин племянник, русские княгини и боярыни, священник, послы и переводчики, купцы. Вместе с прислугой, воинами и моряками свита Ольги составил почти полторы тысячи человек.
  • Цель поездки княгини Ольги в Константинополь истолковывается неоднозначно. Летописец и житийная литература причины визита видели в стремлении Ольги креститься.
    • В летописи рассказывалось, что, прибыв в Константинополь, княгиня стала христианкой и что ее крестным отцом был сам император. Правда, Константин Багрянородный о крещении Ольги в своих воспоминаниях не упомянул ни слова.

Так что, отправляясь в Царьград, княгиня Ольга стремилась восстановить мирную межгосударственное соглашение между Русью и Византией - ведь по обычаям тех времен соглашение действовало, пока живы были властители, что ее заключили. Смерть князя Игоря и побудила Ольгу отправиться в Константинополь по новому тексту договора. Правда, заключены его вочевидячкы не было. И отношения Руси и Византии, естественно, стали прохладными.

Попытки установить отношения с Германской империей

Некоторое послабление отношений с Византией заставило Ольгу искать другого сильного союзника.

  • В западноевропейских источниках сохранилось свидетельство о посольстве княгини Ольги, посланное года 959 к германскому императору Оттона I .
  • Русские послы были уполномочены просить германского обладателя отправить в Киев высших священников для распространения христианства, а также ходатайствовать об установлении отношений «мира и дружбы».
  • Оттон удовлетворил просьбу княгини и в 961 г. послал в Киев нескольких священников во главе с епископом Адальбертом, однако развернуть деятельность в русских землях они не смогли
  • конце жизни Ольги княжеская власть ослабла. Свидетельством этого стало полное изменение государственной политики по вокняжение 964 р . Ольжиного сына - Святослава

4. Мероприятия по распространению христианства

  • С именем Ольги связывают сооружение нескольких церквей в Киеве, в частности церкви святого Николая на могиле Аскольда и церкви святой Софии.
  • Настойчивость Ольги в деле распространения христианства была должным оценена потомками, для которых княгиня-христианка была, по образному выражению летописца, «предвестницей христианской земле, как утренняя заря пред солнцем и зарница перед миром»

За несколько столетий, по мнению историков - не позднее 13 века, Ольгу начали почитать как святую

5. Внешняя политика князя-воина

Поход против Хазарии

  • Года 964 , как свидетельствует летопись, Святослав отправился в поход на Оку и Волгу, имея целью подчинить Хазарский каганат.
  • Поход длился два года. В течение этого времени был преодолен волжских булгар и буртасов (мордву), ясов и касогов.
  • Перед русскими мечами не устояли и мощные крепости Хазарии - город Семендер, расположенный на берегу Каспийского моря, город Саркел, что на Дону, и столица каганата Итиль, что в устье Волги.
  • Военное присутствие русичей на землях Хазарии настолько подорвала силы этого государства, что восстановить былое величие она не смогла и вскоре обветшала

  • Вопреки громким победам Святослава, мало кто из историков оценивает его политику по Хазарии положительно. Ведь Хазарский каганат, словно щит, защищавший русские земли от набегов многочисленных восточных кочевников. С упадком Хазарии кочевые орды двинулись на Русь.
  • Отвоеванные на востоке земли надо было защищать, а сил для того в Русского государства хватало

Поэтому территориальные приобретения Святослава по коротком времени было потеряно

Первый балканский поход Святослава

Не менее масштабной и столь же мало результативной была кампания Святослава на Балканах. Начата 967 г., она длилась несколько лет и состояла из двух походов

  • Как считают историки, в первого похода против Болгарии Святослава побудил византийский император Никифор.
  • Осведомленный о совершенном Святославом разгром Хазарии, он стремился силой русского войска смирить произвольных болгарских правителей.
  • время многие исследователи, проанализировав ход событий, пришли к выводу, что Святослав на Балканах и собственный интерес.
  • Осуществляя активную наступательную политику в южном направлении, он мечтал о новой великокняжескую резиденцию - поближе к территориям, на которых воевал.
  • Так, Святослав протяжении 968 г. быстро продвигался землями Нижнего Подунавья и вскоре " взяв восемьдесят городов по Дунаю, и сел, княжа там, в огороде Переяславце, принимая дань ...»
  • Такое развитие событий отнюдь не отвечал внешнеполитическим планам Византии, которая сама предпочитала властвовать на Балканах. Поэтому вскоре Святославу пришлось воевать уже против войск императора
  • Не в пользу Святославу складывались обстоятельства. Летом 968 г. до Переяславца пришло известие о смертельной опасности, угрожавшей Киеву: воспользовавшись отсутствием великого князя и его супруги, к русской столице подошли орды печенегов и окружили ее.
  • Святослав вынужден был как можно быстрее возвращаться в Киев. На Дунай он смог вернуться лишь 970 г.
  • При отсутствии Святослава на Балканах произошли существенные изменения: в Византии на престоле утвердился новый император Иоанн Цимисхий , который прибег к всем дипломатическим меры, чтобы убедить Святослава отказаться от его притязаний на Балканы.
  • Правительство Болгарии заключил с Византией союзническое соглашение и начал борьбу против русских залог в дунайских крепостях. Итак, Святославу пришлось снова браться за оружие

Второй балканский поход

  • В начале похода Святослав покорил почти всю Болгарию, перешел через Балканские горы и вторгся во Фракию.
  • Однако в битве под Аркадиополь Святослав потерпел поражение - первой в жизни.
  • Это заставило его повернуть на Дунай и закрепиться в Доростоле (теперь Силистра в Болгарии). Весной 971 г. сюда подошли войска византийского императора.
  • Святослав со своей женой оказался в осаде, которая продолжалась три месяца. Наконец обессиленные противники согласились на переговоры.
  • Проходили они на высшем уровне: лично встречались руский князь и византийский император
  • По договору 971 г. Святослав отказывался от претензий на византийские владения в Крыму и на Дунае, византийский император обязывался пропустить русичей домой и впредь относиться к ним как к друзьям.
  • Придя к согласию со Святославом, византийский обладатель тайно сообщил хану печенегов Куре , что истощенные длительным походом русичи возвращаются с большой добычей домой
  • В районе днепровских порогов печенеги перекрыли путь в Киев. Реально оценив соотношение сил, Святослав отошел к Белобережье, чтобы там перезимовать.
  • В начале марта 972 г. князь отправился в Киев. И у порогов его атаковали печенеги. В бою погибло много русичей. Сложил голову и великий князь

6. Внутренняя политика Святослава

  • Святослав мало заботился о внутригосударственные дела. Сначала он поручал их матери - княгине Ольге, а после ее смерти, года 969, уполномочил осуществлять верховную власть своих сыновей, отдав Киев Ярополку , Деревскую землю - Олегу , а Новгород - Владимиру .
  • Таким образом был утвержден порядок княжеского правления, предоставлявший право властвовать на всей территории Русского государства представителям только одной династии - Рюриковичей .
  • С незначительными изменениями этот порядок просуществовал несколько веков. Он не был каким оригинальным изобретением Святослава - так поступали везде в средневековой Европе.
  • Сыновья Святослава не избежали мижкнязивських распрей. Как свидетельствует летопись, борьба за власть между Ярополком и Олегом длилась пять лет, тем обостряясь к настоящей войне, что в ней, наконец, оба покончили головой.
  • В водовороте тех событий участвовал и молодой Святослава сын - Владимир Именно он после смерти Ярополка утвердился в Киеве

ukrmap.su

Княжение Ольги и Святослава. Великие тайны Руси [История. Прародины. Предки. Святыни]

Княжение Ольги и Святослава

А теперь, перед рассказом о последнем походе Игоря, гибели его от древлян и последующей мести княгини Ольги, расскажем о самой его супруге. Ибо Ольга, почитается ныне церковью, как святая и равноапостольная княгиня – Ольга, первая принявшая византийскую веру в роде Рюриковичей.

Так кто же она была? Когда, по какой причине и от кого приняла крещение? Да и насколько это было важно для последующего Крещения Руси, предпринятого её внуком, князем Владимиром Святославичем?

Начнём с разрешения вопроса об её происхождении. Уже о сём летописцы и историки дают самые разные суждения.

Так, Иоакимовская летопись говорит: «Егда Игорь возмужа, ожени его Олег, поят за него жену от Изборска, рода Гостомыслова, иже Прекраса нарицашеся, а Олег преименова ю и нарече во свое имя Ольга». Это, собственно, и есть та самая точка зрения, которую поддерживала династия Рюрика ещё при первом епископе Новгорода Великого – греке Иоакиме Корсунянине, а значит, при внуке Ольги – Владимире Святославиче.

По сей «официальной легенде», Ольга имела вначале языческое имя Прекраса и была из рода Гостомысла. Оставим в стороне утверждения старинных зарубежных историков (к примеру, Дерета), не понявших русских летописей и писавших, что она была дочерью Гостомысла, сие прибавило бы к её возрасту полтораста лет. Но так или иначе династия Рюрика почитала важным объявить её близкой родственницей, а также – русской из древнего и почитаемого рода.

Благолепую и удобную для династии версию о том, что сам Олег был только её наставником, а не первым мужем, тоже оставим на совести летописцев. Тем паче что русские летописи на сей счёт не едины во мнении.

Так, в одной рукописной летописи (собр. Ундольского, № 656) сообщается, что Ольга была дочерью Олега, а в другой (№ 755), что она была «от языка варяжска и не от рода княжеска». Сие объясняется тем, что Ольга с десяти лет была при князе Олеге, вначале как наперсница, приёмная дочь, а потом и как супруга, и говорила, скорее всего, с ним на его родном языке – норвежском, принятом и в варяжской дружине, и при дворе Олега (Одда Стрелы).

Есть ещё одна версия, отличная от официальной. Так, ещё одна летопись из того же собрания Ундольского (№ 1110) сообщает: «Женился князь Игорь во Плескове, поя за себя княжну, именем Олгу, дщерь князя Тмутаракана Половецкого». Итак, если верить сему, Ольга – половчанка?

О Пскове (Плескове), как о родине княгини Ольги, упоминает и «Повесть временных лет». Однако утверждается также и то, что сам Псков был основан самой Ольгой, и потому она если и могла родиться, то только в его окрестностях, например, в селе Выдубицком, как поясняет другая, совсем уж поздняя и сочинённая специально для снятия сего вопроса, легенда.

В связи со «псковской легендой», обращает на себя внимание весьма старая версия и о болгарском происхождении княгини Ольги. Уже в летописи XV века, опубликованной архимандритом Леонидом в книге «Русская старина» (т. 59, Спб., 1859), записано о сём так: «Игоря же жени… (князь Олег) в Болгарах взяв за него княжну именем Ольгу. И бысть мудра вельми…»

В таком случае есть основание её почитать принадлежащей к правившему в Болгарии княжескому роду. То есть – внучкой царя Бориса, крестителя болгар, через его сына князя Владимира, правившего в Плескове, старой столице Болгарии. Это, кстати, не отвергает и варяжского происхождения княгини Ольги, ибо тогда по всей Европе, в том числе и на Руси, и в самой Византии нередко возвышались нанятые варяжские вожди, которые и захватывали власть, благодаря либо дворцовым переворотам, либо смешанным бракам.

Сей Владимир, сын царя Бориса, как известно из болгарской истории, отверг крещение и вернулся в старую веру, почитавшуюся византийцами язычеством, но на деле бывшую арианством, и, скорее всего, ведославного толка.

Олег же, как уже упоминалось, где-то в те же годы воевал на Балканах и, будучи на службе у венгерского короля, даже крестил некую балканскую страну, полагаю, арианскую область, отколовшуюся от крещённой и покорённой византийцами части Болгарии. А значит, он вполне мог взять в плен и Ольгу, дочь князя Владимира Борисовича. А сокрытие монахами сего происхождения равноапостольной княгини объясняется одиозностью для них фигуры болгарского князя-вероотступника.

Несколько проясняют происхождение Ольги татаро-булгарские летописи. В них Ольга названа антышкой, то есть опять-таки утверждается, что она «от рода варяжска», но при том называется и её тюркское (булгарское или половецкое) имя – Ульджай.

Сведения о том, что она была родом из семьи не просто языческой, а скорее – с точки зрения византийских ортодоксов – из семьи, придерживавшейся одной из близких к христианству ересей, мы находим и в её житиях.

Наша начальная летопись утверждает, что до крещения в Константинополе на склоне лет, уже в 64 года, то есть всю сознательную жизнь Ольга была властной, жестокой правительницей и язычницей.

Но у нас есть все основания полагать, что и тут краски были сгущены летописцами. Так, Радзивилловская летопись говорит, что ещё до замужества княгиня уже имела имя в крещении Елена, причём приводит это имя в виде славянизированном: «привёл жену от Пскова именем Олену». А князь Олег «преименова ю и нарече во имя свое Ольга» (Иоакимовская летопись). Имя же Олена (Алена) известно и традиции ведославной: Алёной звали дочь Святогора.

Заметим также, что византийцами вера княгини Ольги почиталась «еллинскою злую прелестью отчю», так тогда порицались еретические учения, а для язычества чаще использовалось иное определение – «поганая вера».

Князь Игорь и тяжкая кончина его. Гравюра, XIX в.

Согласно русским летописям и житиям, Ольга перешла в византийскую ортодоксию уже в старости. А значит, всю жизнь Ольга, как и супруг её князь Игорь, были ведославными арианами, почитавшими Спасом – Буса Белояра, к коему через Рюрика и Гостомысла восходил и их род. Также и князь Олег почитался обретённым богом (Вольгою Змеичем) в языческом культе.

Да и, полагаю, не была Ольга столь жестока, как о сём говорится летописях, писанных монахами. Им было важно уложить её житие в обычную схему: жестокая язычница обретает на склоне лет «истинную веру», кается и так становится святой. Жизнь же к сему рассказу имеет отношение небольшое.

Это легко показать на примере летописной легенды о жестокой мести Ольги за смерть своего мужа Игоря. Сия легенда интересна также и тем, что отвечает на вопрос о происхождении её внука, князя Владимира Святославича (Красно Солнышко).

Согласно житию и летописи, дело было так. Князь Игорь отправился в древлянскую землю собирать дань. Вначале дань взял его воевода Свенельд, да такую богатую, что Игорю тоже захотелось взять не меньше. Потому Игорь тоже пошёл к древлянам и взял вторую дань, уже только для себя. Затем он на полпути решил, что и этого ему мало и, отправив уже собранную богатую дань с войском, сам с малым отрядом вернулся, за следующей данью.

Древляне же возмутились: «Коли повадится волк к овцам, то перетаскает всё стадо!» Они заманили Игоря в засаду под Искоростенем и там убили его. А затем послали сватов Ольге: пусть-де она станет женою их князя Мала вместо Игоря.

За это, по русской летописи, Ольга жестоко отомстила древлянам. Притворно согласившись на предложение сватов, она оказала им честь: приказала поднести их, как бы чествуя, на ладьях к своему терему, а потом приказала бросить их в огненную яму, где и сожгла живыми.

Однако древлянам всё это показалось не стоящими внимания пустяками, они по-прежнему хотели поженить Мала с Ольгой и отправили следующее посольство. Их княгиня опять приняла с честью, напоила, накормила и отправила в баню, где потом сожгла также и их.

Потом Ольга пошла к Искоростеню и там вначале напала на древлянскую рать. Причём битву с древлянами начал сам малолетний ещё князь Святослав Игоревич. Он пустил стрелу, которая упала прямо у ног его коня, ибо он ещё не владел луком. Но русские ратники сказали: «Князь уже начал битву, пойдём сражаться и мы!» И так в том сражении были убиты пять тысяч древлян.

А потом княгиня Ольга подошла к стенам Искоростеня и потребовала с города умирительную и лёгкую дань – голубями и воробьями. Древляне, обрадовавшись, выдали по три голубя и по три воробья от двора. А Ольга приказала привязать к каждой птице паклю и поджечь. Голуби и воробьи с подожженной паклей полетели обратно и так сожгли Искоростень.

Жестокость княгини-язычницы, конечно, потрясает воображение. Однако следует понимать, что это только литература, к истории имеющая весьма отдалённое отношение. Ольга в сей легенде поступает подобно героине германских саг Брюнгильде или героине славянских преданий о Навне, которые также сжигают своих мужей. Отсюда и заимствованы сии мотивы сказания благочестивым летописцем.

История же, судя по булгарским летописям, была совершенно иной. И опять-таки в данном случае сведения булгарского летописца, на мой взгляд, выглядят более историчными, правдоподобными да и любопытными также. Итак, сравним сию легенду с подлинной историей.

Судя по Булгарской летописи, начало всем сим событиям в 944 году положил очередной переворот в Итиле, столице Хазарии. Там вновь восстали аланы-язычники, заключившие союз с мусульманами.

На сей раз они вместе выступили против иудейской власти. Поводом для восстания было жесточайшее преследование каганом Иосифом всех бывших претендентов на хазарский престол с их родами, а также убийство Мухтасара, сына свергнутого иудеями мусульманского правителя, который был побратимом Алана (как мы помним, иноверного брата Иосифа, также желавшего взойти на престол).

После восстания власть в Итиле вновь на время перешла к мусульманам, каганом был объявлен хан Узбек, предводитель туркменского войска и брат убитого Мухтасара. Хазары-яхуды (иудеи) в этой смуте тоже разделились, одни остались верными Иосифу, однако большая часть во главе с беком Кубарой нашла для себя выгодным переметнуться на сторону восставших. И, судя по тому, что затем сей Кубара и стал править (от имени кагана Узбека), причиною сего были именно его, Кубары (т. е. Кобы), разногласия с «трусливым Иосифом». Полагаю, он просто-напросто боялся за свою жизнь, видя, как расправляется с соперниками Иосиф и потому использовал восстание для укрепления своего положения, да и прихода к власти.

Иосиф же бежал из Итиля в Путивль к оставшемуся ему верным князю Малу. Кстати, сей Мал был и прежде его союзником, он посылал войска, которые способствовали восхождению Иосифа на престол Хазарии.

И вот тогда-то новый хазарский правитель Кубара, от имени кагана Узбека, и направил посольство к князю Игорю в Киев. А он только что вернулся из похода на Византию (по сообщению Мавро Орбини, он совершил нападение на Гераклею Понтийскую).

Как утверждает Булгарская летопись, послы Кубары объявили Игорю, что каган не будет противодействовать захвату Игорем древлянской земли и всего Кара-Булгара (т. е. бывшей Червоной Руси) с городами Хорасдан, Хурса, Харька, то есть Коростень (его потом переименовали в Путивль), Курск, Харьков и прочими.

А тогда, чтобы спровоцировать войну с древлянами, Игорь потребовал от Мала дани, направив, как известно, за нею воеводу Свенельда. Мал согласился и дал требуемое. Тогда Игорь потребовал дань и второй раз, уже для жены своей Ольги. Мал безропотно отдал и её. И тогда Игорь явился со всем своим войском и союзниками под стенами столицы и потребовал дани уже для своего сына Святослава (имевшего, кстати, и первое имя – Борис).

Тогда и случилось сражение, Игорь был взят в плен. А потом жена князя Мала, отобранная им у князя Игоря (либо изгнанная «по проискам» Ольги), свела с ним старые счёты. Она повелела привязать Игоря к деревьям и так его разорвать.

Овдовевшая княгиня Ольга в ответ собрала большое войско из киевлян, а также примкнувших к ним галичан. Причём варяги-норманны киевской дружины отказались идти воевать с древлянами князя Мала. Полагаю потому, что сии древляне являлись одного с ними рода, они были… германцами, а точнее, остготским племенем тюрвингов (в переводе «лесные люди»), да и сам князь Мал принадлежал к роду готских конунгов Амалов.

Эти сведения подтверждает и византийский историк Лев Диакон, современник тех событий, он как-то раз упомянул об Игоря «жалкой судьбе», «когда, отправившись в поход на германцев, он был взят ими в плен, привязан к стволам деревьев и разорван надвое». Заметим также, что во времена Ивана Грозного были известны какие-то русские летописи, где древляне назывались ливонцами (по сообщению Даниила, бывшего послом Римской империи германского народа в Московии). Судя по всему, древляне князя Мала были из германского племени тюрвингов («людей дерева»), кои с давних пор властвовали в сей земле над славянским племенем древлян.

Великая княгиня Ольга. Фреска Архангельского собора Московского Кремля

И теперь древляне «из рода Роштау», то есть «горных русов», давно недовольных властью тюрвингов, встали под знамёна княгини Ольги. И, как сообщает Булгарская летопись, лишь благодаря им и была одержана победа. Но никаких легендарных жестокостей при сём Ольга не творила.

Булгарская летопись сообщает, что после падения Искоростеня были взяты в плен и князь Мал, и его союзник, бывший хазарский каган Иосиф. Причём Иосифа бросили в темницу, откуда тот никогда не вышел (очевидно, так была соблюдена договоренность с Кубаром). А вот плен князя Мала оказался почётным.

Мал сохранил немалую свободу, и даже княжил в Любиче, прозванном «ключом к Киеву». Он долгое время был в ближнем окружении княгини Ольги и добился её расположения в той степени, что уже почитался её тайным супругом. Но при сём Мал изменил Ольге с некой служанкой, оказавшейся дочерью знатного боярина, и, дабы замять скандал, ему пришлось взять её в жёны. Потому Мал удалился из Киева в город, где правил тот боярин, и потом сам стал княжить в нём, причём назвал сей град в память своей бывшей столицы и перенесённых из неё святынь рода Искоростенем (он же в булгарских летописях Хоросдан, т. е. «данный Хорсом»). Это и есть известный поныне город Коростень под Житомиром, а прежняя столица тюрвингов-древлян располагалась в ином месте (в современной Сумской области), и она была переименована Ольгой в Путивль.

Тогда же, как сообщают булгары, и сын Игоря, князь Святослав, женился на дочери Мала – Малуше, почитавшейся пленницей. И от их брака родился князь Владимир Святославич. А сын Мала – Добрыня стал «первым урусским боярином».

Следует, пожалуй, ещё немного уделить внимания роду князя Мала Любечанина, поскольку в наше время сложился миф, запущенный одним иудейским историком, Даном Роттенбергом в книжке «Путеводитель по еврейской генеалогии», выпущенной в Нью-Йорке в 1977 году. Там, наряду с другими, наиболее известными в истории личностями разных стран, народов и даже рас, евреем был назван и Владимир Святославич, якобы внук раввина через мать Малушу.

Потом этот еврейский анекдот подхватили и в России сторонники «теории заговоров», и так Мал из Любеча стал раввином из Любавичей (деревеньки под Могилёвом, известной по хасидской общине, да и то, только с XIX века).

Заговор тут, разумеется, есть, и точно еврейский. Но не древний, а современный и вполне комичный, как в песне: «среди трёх богатырей Илья Муромец – еврей». Раз уж по этой версии еврей – былинный богатырь Добрыня Никитич, брат Малуши. Тут и задумаешься, а не так ли и у галилеянина, т. е. кельта, Христа была найдена еврейская мать? Хоть, в общем, вопрос кельтских корней самих евреев тоже стоило бы исследовать. Но всё сие не стоило бы и упоминания, если бы этот анекдот не получил в наше беспокойное время такого широкого распространения и даже неких перспектив стать версией «официальной».

Но на деле роль как иудеев, так иудаизированных хазар в средневековой истории Руси была не столь значительна, как это кажется ныне. И даже войне Святослава с Хазарским каганатом русские летописи уделяют всего пару строк, в отличие, скажем, от его походов на Византию. Святослав своим рейдом по степям в 965 году просто закончил дело, начатое Олегом Вещим и князем Игорем. Хазарский каганат к тому времени и сам угасал в религиозных распрях.

Что же касается рода Владимира Святославича, происхождения Малуши и её брата Добрыни от князя Мала, тут фольклорным подспорьем должны быть не местечковые анекдоты, а русские былины, имеющие в своей основе подлинную историю и дающие народный взгляд на сей вопрос.

В самом деле, и Владимир Красно Солнышко и Добрыня, брат Малуши, – герои былин Киевского цикла. Это отмечали многие историки (например, академик Б. А. Рыбаков, также А. Л. Никитин, Ю. К. Бегунов и другие). А до них разысканиями об отце исторического и былинного Добрыни занимался известнейший историк А. Шахматов. И его замечание стоит привести в виде развёрнутой цитаты:

«Былины сохранили отчество Добрыни, вытекающее из первоначального о нём рассказа в Древнейшем Киевском своде: они называют его Никитичем, а Древнейший Киевский свод указывал, что он был сыном Мистиши. Ввиду этого мы вправе искать в былинах воспоминаний о самом Мистише, которого ждём, между прочим, в виде Никиты. Предполагаю, что образ Никиты Залешанина (Заолешанина) отразил в себе образ Мистиши Древлянина…»

Между прочим, и польский историк XV века Ян Длугош называл сватавшегося к княгине Ольге древлянского князя Нискиной, или Мискиной, что также близко к имени Никита (Микита). Кстати, это прозвище Мала – Мискиня, по-видимому, проясняется из литовского языка, в коем «miskinos» переводится «лесной» и значит то же самое, что и древлянин (по замечанию Г. Г. Литаврина).

И в самом деле, вспомним, древлянская земля позже вошла в Великую Литву, и даже Владимирский летописец XV века имеет следы литовского прочтения нашей начальной истории: «Начаша княжити Игорь и воева Древскую землю, рекше Литву… Иде пакы тамо в мале дружине и убьен бысть от древлян, и остася у него сын Святослав велми детск. Княгиня же его Ольга с сыном мсти кровь мужа своего, и князя уби Мала именем и всю литву высече…»

А в хронике Мавро Орбини, далматского и итальянского историка XVII века, сей древлянский князь также назван Малдитом. И ещё в летописях сообщается, что он был потомком Дира. Возможно, это память о том, что он был родом из града Дороса, столицы Таврической Готии.

Так что германские корни деда Владимира Красно Солнышко по линии матери не вызывают сомнений. И сие, кстати, более, чем какое-либо иное происхождение объясняет его склонность к поискам веры инославной (то есть, не-ведославной).

Быть потомком конунга Амала Венда, который в ведославной арианской традиции несёт на себе часть вины за казнь Буса Белояра и к тому же представляется в ежегодных мистериях гонимым небесными силами и убиваемым Буримиром, братом Буса… Не правда ли, это не лучшее происхождение для великого князя и вождя русского народа? Не удивительно, что он стал задумываться о смене веры…

Однако в настоящей истории смена государственной веры происходила не так просто и быстро, как это представляется по русским летописям. Нет сомнений в том, что мы в начальных частях летописей имеем дело с благочестивой легендой, имеющей отдалённое отношение к подлинной истории.

Мы уже сталкивались со склонностью монахов переписывать историю в целях придания веса христианским воззрениям. А посему каждое из подобных летописных сообщений следует всегда перепроверять по независимым источникам, как христианским, так и не христианским.

Впрочем, и тут следует иметь в виду, что нет источников вполне объективных. И нет источников русских, современных событиям, отражающих позицию русскую, ибо сама «Велесова книга» обрывается на временах Рюрика.

Германо-скандинавские источники грешат норманизмом. Там князь Владимир – это конунг Вальдемар, то есть варяг-норманн, как и большинство правителей Европы, включая византийских императоров. Новгород Великий, Ладога то и дело попадают под власть норманнов, носят скандинавские имена. А вот в булгарских летописях, напротив, все первые Рюриковичи – булгары-тюрки из рода Лачина, начиная с Игоря. Русь – в татарских источниках – это байлик, то есть провинция, в Булгарском царстве, где все города носят тюркские имена. И только скурпулёзные немцы-мекленбуржцы (онемеченные славяне) у Рюриковичей нашли также и славянские корни.

И нам приходится с большим трудом вычленять из всего этого разноголосия, фантастических версий, историческую правду. Но от сего многие наши выводы становятся лишь предположительными, правдоподобными. Относится это и к вопросу о Крещении Руси Владимиром, сам факт коего – не доказан вполне. Вспомним, к примеру, житие Стефана Сурожского. Ведь, и в нём, получившим известность только в XIX веке, сообщается о принятии русским князем крещения… но не Владимиром в Херсонесе, а Бравлином в Суроже.

И притом совершенно очевидно, что эта история – суть калька с истории крещения князя Владимира. Обратим внимание, что оба князя слепнут и прозревают после принятия «истинной веры». А ведь в «Велесовой книге», наоборот, князь Бравлин берёт Сурож для того, чтобы прекратить разрушения христианами храмов старой веры. Да и крещёный князь, согласно дощечкам, известен только один – Аскольд.

И тут возникает вопрос: а насколько достоверны сведения летописей о крещении в греческую веру в тот же век княгини Ольги, да и… самого Владимира Святославича?

Начнём со сведений о крещении княгини Ольги. «Повесть временных лет», известная во многих рукописях (древнейшие из коих относятся к XIV веку), даёт официальную легенду о сём, одобренную, судя по всему, уже первыми Рюриковичами.

Согласно сказанию, княгиня Ольга ездила в Константинополь как будто в 955 году, то есть будучи уже шестидесяти двух лет. И там, отбросив языческую веру, приняла крещение от самого императора Византии Константина Багрянородного.

И всё бы ничего, если бы в сей же летописи не утверждалось, что император, «увидев её столь красивую и умную», сразу же воскликнул: «Пригодна ты царствовать вместе с нами!» Ольга, поняв, что императором овладел бес любострастия, заявила, что, прежде чем идти под венец, ей следует креститься, поскольку она ещё язычница. Обрадованный император тут же и крестил Ольгу. И тогда она заметила, что по христианскому закону не может выйти замуж за своего крёстного отца. И императору ничего не осталось, как признать: «Перехитрила ты меня, Ольга!»

Не правда ли, удивительная, если не сказать забавная история? Император, будучи сам женат, вдруг возжелал очаровательную язычницу шестидесяти двух лет… И та крестится исключительно для того, чтобы избежать его жарких объятий! Да ведь это обычный народный анекдот в духе ярмарочного балагана, пересказанный летописцем. А значит, веры сему нет никакой.

Но, может быть, в основе сего исторического анекдота всё же есть что-то подлинное? Сохранились ли другие свидетельства?

Открываем другую рукопись того же XIV века (Пролог, Син. типогр. № 368) и читаем: «Олга же, отмстиши смерть мужа своего, возложи на древляны дань, поиде в царствующий град Москву и тамо в лето 6543 (здесь 955 год) при царе Иване Зимиске, крестися…»

Легендарное крещение Ольги в Костантинополе. Рис. XIX в.

Час от часу не легче! Итак, Ольга крестилась не в Константинополе, а в Москве, которая как бы ещё и не существует… Впрочем, в наших летописях есть и упоминания о том, что Москву основал не Юрий Долгорукий, а ещё князь Олег Вещий (ведославные источники мы уж и не трогаем). И крестит её как будто некий русский царь Иван Зимиска…

Кто же это? Да это же… византийский император Иоанн Цимисхий! Значит, крестит не он, а всего лишь крещение происходит «при нём», в его время… Хотя опять-таки при чём тут Цимисхий, узурпатор, захвативший власть в Византии в 969 году? Ведь Ольгу должен был крестить Константин VII Багрянородный, если речь о 955 годе? Или Ольга дважды ездила в Константинополь?

Вывод один: от русских летописей в данном случае – мало толка. Мы в них читаем о сём времени только путаные пересказы чьих-то сказок.

Может быть, о столь знаменательном событии всё же упоминают источники собственно византийские? И в самом деле, византиец Скилица, правда живший позже, кратко поминает о приезде в Константинополь княгини Ольги. Причём о единственном её приезде, состоявшемся где-то в конце 40-х годов, если принять во внимание соседние события этой хроники.

История приезда княгини Ольги, по Скилице, напоминает версию «Повести временных лет»: «И жена некогда отправившегося в плавание против ромеев русского архонта (Игоря), по имени Эльга, когда умер её муж, прибыла в Константинополь. Крещёная и открыто сделавшая выбор в пользу истинной веры, она, удостоившись великой чести по этому выбору, вернулась домой…» Кажется вполне вероятным, что «Повесть временных лет» приняла именно версию Скилицы, превратив её в анекдот о сватовстве и крещении.

Скилица, правда, нигде прямо не говорит о том, что Ольга приняла тогда крещение от императора Константина. Он всего лишь намекает, что архонтиса русов придерживалась некого еретического направления в христианской вере, до того как «отдала предпочтение» вере византийской. Но в чём выражалось это предпочтение? Не было ли сие лишь дипломатической фразой, оброненной арианкой Ольгой при пребывании в столице империи, то есть просто знаком вежливости, неправильно понятым уже русскими толкователями хроники Скилицы?

К тому же сам император Константин VII Багрянородный, как писатель-историк, оставил подробнейшее описание торжественного приёма «Эльги, архонтиссы россов» в своей книге «О церемониях». Из сего также следует, что княгиня Ольга Константинополь точно посещала.

Однако император не только о своём сватовстве, но и о таком важном событии, как крещение княгини Ольги, не говорит ни слова! Обед, приём послов, подарки, подробно дано и описание десерта…

Ну, в самом деле, не мог же он запамятовать о том, что после десерта состоялось-таки крещение? Или же последующее причащение вином ему совсем затуманило память? Нет, всё же при сём императоре Константине в 955 году (точнее, в 948-м, учитывая арианское смещение дат) крещение Ольги явно состояться не могло.

Но тогда, может быть, что-то подобное было, в предположительный второй приезд, уже при Иоанне Цимисхии? Но почему же тогда подробнейшая византийская летопись сего периода, составленная Львом Диаконом, этого совсем не помнит? Нет, и это невероятно, да и тогда все эти анекдоты о крещении и сватовстве пришлось бы отнести уже к старухе восьмидесяти лет.

Опять загадка! В любом случае, доверия сим сведениям нет. К тому же о принятии Ольгой новой веры и крещении её в Византии не помнит и Булгарская летопись, также внимательная к сим вопросам…

Зачем же она приезжала в Константинополь? Может быть, тут и в самом деле были замешаны некие матримониальные дела? Высказывалось и предположение, что княгиня Ольга безуспешно сватала за византийскую принцессу сына Святослава.

Почему бы и нет? И отказ был вызван как раз тем, что Святослав был иной веры… Сама же Ольга, судя по всему, с рождения придерживалась одного из течений христианства – а именно, арианства, кое для неё не противоречило ни вере византийской, ни родовой ведославной традиции. В новом крещении она не нуждалась.

Однако само посещение Ольгой Константинополя означало, что Киевская Русь тогда искала путей сближения с Византией, а платой за мир могло быть укрепление позиций греческой церкви в русских землях. Притеснения христиан, бывшие ещё при Игоре, отныне прекратились.

Точно так княгиня Ольга налаживала тогда отношения и с Римом. В 959 году, согласно продолжателю Хроники аббата Региона Пюрмского, Ольга также послала посольство к императору Оттону I во Франкфурт-на-Майне, у коего просила епископа и пресвитеров.

И в 961 году в Киев прибыл епископ Адальберт. Можно не сомневаться, что таким образом княгиня Ольга, болгарка по рождению, да ещё и имеющая варяжское воспитание, хотела покончить с замкнутостью страны, только что освободившейся от хазарского ига, а значит, открыть врата Западу – и византийцам, и римлянам. Прекратить войны на западной границе, сгладить предубеждения, наладить торговлю. Она полагала так обезопасить и усилить страну…

Наивность сей политики вполне понимал её сын Святослав. И он изгнал епископа Альдаберта, начал войну с Византией… И видел середину своей земли в Болгарии. Сам он, как внук болгарского царя Владимира Борисовича, заключавший союз и с булгарами волжскими, желал возродить великую Русскую державу от Дуная до Волги.

По булгарским летописям, вначале он даже заключил союз с византийцами против булгар. Но потом Византия стала видеть более опасными не булгар, а уже саму крепнувшую Русь, и сей союз был разорван.

Саркофаг княгини Ольги в Киеве

Потому Святослав и не желал следовать исканиям истинной веры ни в Византии, ни в Риме, к чему его призывала княгиня Ольга. И он не внимал увещеваниям княгини: «Как мне одному принять иную веру? Ведь дружина-то моя смеяться начнёт!»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Княжение Святослава Игоревича и сына его Владимира Святославича

Княжение Святослава Игоревича и сына его Владимира Святославича

Святослав Игоревич (942–972), великий князь Киевской Руси, стал править сразу после гибели своего отца в 945 году, то есть с трёх лет. В полную силу же он вошёл в середине 60-х годов.

Христианская вера была ему чужда, как воину, воспитанному в варяжской дружине воеводой Свенельдом. И он, обретя настоящую власть и будучи ревнителем старой веры, разрушил церковь Святого Николая, возведённую ещё самим Аскольдом, однако потом она была восстановлена.

Святослав решил расширить границы Киевской Руси на востоке, ходил на Оку и Волгу, воевал также в Болгарии, а столицу хотел перенести на берега Дуная, подальше от Киева на Днепре, где уже крещёное боярство опиралось на византийцев и хазар.

Тогда Святослав собрал вокруг себя много храбрых русичей. Святослав никогда не нападал тайно, не нарушал договоры. Перед походом он предупреждал врага словами: «Хочу идти на вы».

В 964 году он пришёл в земли вятичей, которые ещё платили дань хазарам. «Кому дань даёте?» – спросил князь вятичей. Они отвечали: «Хазарам». И тогда Святослав, заключив, кстати, союз с булгарами, повёл рати на хазар.

Войско Святослава спустилось вниз по Волге и, разбив войско хазар, возглавляемое бием Кубарой (согласно Булгарской летописи), затем занял Итиль. Хазары-яхуды, то есть иудеи, были им изгнаны за Кавказский хребет, в халифат. Затем они переселились Среднюю Азию, где и стали известны в истории как «бухарские яхуды». Итак, достаточно было одного похода, чтобы навсегда прекратил недолгое, полуторавековое существование Хазарский каганат.

Святослав разбил армию, коя не слишком-то и поддерживала иудейскую верхушку, остальное довершил народ, который не позволил после ухода ратей Святослава возродиться прежнему роду правления.

Потом хазары либо возвратились к древним родовым обычаям, либо приняли ислам.

Затем Святослав прошёл вдоль Кавказских гор на Дон и захватил крепость Саркел. И так он возродил Русколань, которая теперь приняла имя Руси Тмутороканской (имя происходит от выражения «тьма тарханов», то есть «десять тысяч князей»).

После, в 966 году, Святослав повёл русичей в земли болгар, стремясь и там укрепить древнюю веру. Византийская империя, видя разгром иудео-христианской Хазарии, решила столкнуть болгар и русов, опираясь на «византийскую партию» при дворе царя Бориса, а самой остаться в стороне. И это надолго испортило отношения Византии и Руси, укрепившися ранее при посредстве княгини Ольги.

Битвы с мятежными болгарами, коих поддерживали и подкупали византийцы, шли на Дунае, под Доростолом, Переяславцем, и были они тяжёлые и кровопролитные. Болгары тогда выступали на стороне Византии, ибо та обещала им независимость. Но, как водится в большой политике, впоследствии обещания так и остались обещаниями.

«Братья и дружина! Умрём, но умрём с твёрдостию и мужеством!» – обратился тогда Святослав к дружине. И храбрость русов привела к победе. Святослав взял приступом Переяславец.

В то же самое время печенеги, подученные византийцами, пришли к Киеву и окружили его. Ольга с внуками укрылась за городскими стенами, послав к сыну в Болгарию гонца. Святослав с конницей поспешил на Русь и отогнал печенегов прочь.

И тогда, наконец, и княгиня Ольга поняла вполне, что под маской христианского благочестия византийцы скрывают намерения, враждебные Руси. И тогда она разорвала мирные договоры с Византией, и объявила христианскую веру вне закона. По свидетельству скандинавских саг, Ольга, «мать конунга Вальдемара из Гардарики», вернулась к вере предков и почиталась пророчицей и «духом фитона», то есть языческой пророчицей, отойдя от иных дел, в весьма уже преклонном возрасте.

Возможно, дату её отказа от греческой веры, 969 год, Русская православная церковь и почитает датой её смерти. В самом деле, несмотря на свою «смерть», княгиня Ольга в русских летописях появляется позднее этой даты.

Походы Святослава на вятичей и хазар. Миниатюры Радзивилловской летописи.

А после кончины (либо возвращения к вере предков) княгини Ольги, её сын Святослав снова отправился на Дунай, где восставшие болгары изгнали его дружину из Переяславца. «Не любо мне в Киеве сидеть, хочу жить в Переяславце, там середина земли моей», – рёк тогда Святослав и вновь захватил город.

Новый император Византии Цимисхий был испуган явлением грозного союза языческих царств болгар и русов по соседству и готовился к войне.

Рать Святослава даже вместе с союзниками болгарами и венграми, числом была много меньше войск Византии, но благодаря мужеству русичи всегда побеждали.

Тогда же в одной из битв Святослав произнёс знаменитые слова: «Да не посрамим земли русской, но ляжем костьми, ибо мёртвые сраму не имут».

Затем, после неудачной для созников русов и болгар битвой при Аркадиополе, Святослав остался один с малой дружиной против всей армии империи. И несмотря на это русская рать как нож рассекла противника и дошла до стен Царьграда.

Там Святослав пошел на заключение мира с Цимисхием, оставшись непобежденным, но малыми силами уже не имея возможности взять стены столицы. Согласно договору, русские должны были оставить Балканы и не нападать на греческие города в Крыму. Византия обязывалась выплачивать киевским князьям дань и быть союзницей Руси.

Существует легенда, что Святослав остался равнодушен к богатым дарам византийцев, но принял меч и доспехи. Встреча Святослава и Цимисхия произошла на Дунае. Цимисхий, окружённый великолепной свитой, был поражён простой одеждой грозного князя, который сидел в лодке с веслом, как и остальные его дружинники. «Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высокого, с мохнатыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал клок волос – признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные, но выглядел он угрюмым и диким. В одно ухо у него была вдета золотая серьга; она была украшена карбункулом, обрамлённым двумя жемчужинами. Одеяние его было белым и отличалось от одежды приближённых только чистотой».

Мир всё же был заключён, однако после сего византийский посол архиерей Феофил предупредил болгар и печенегов о том, что Святослав, не подозревая о предательстве, возвращается в Киев с малой дружиной.

И тогда печенеги во главе с князем Курей напали на Святослава у днепровских порогов и убили его. Это была измена болгарского боярства, принявшего крещение.

* * *

Итак, вскоре после смерти князя Святослава в 966 году, и после борьбы с соперником, братом Ярополком, на киевский золотой престол воссел князь Владимир Святославич. Именно он, по церковной легенде, и крестил Русь в 988 году, а дело его заканчивал уже сын, Ярослав Мудрый.

Как же относиться к этой православной, христианской части нашей истории? Что это? Трагический для ведославия перерыв традиции или всё было, как и всегда, сложнее и неоднозначнее?

Здесь я старался показать, что в нашей истории был как путь созидательный, по коему шли наши предки, так и разрушительный, привносимый извне. Русь всегда шла, строилась, развивалась, идя по первому пути, а второй отвергала. Однако историю нашу либо «урезали», если она не устраивала идеологов разрушения, либо перетолковывали, а то и просто переписывали.

И второй, разрушительный путь больше был пройден на бумаге, на страницах исторических трактатов, чем в реальности.

И в русском православии также есть эти два пути. И мистерия Крещения Руси – она по внутренней сути своей также ведическая, ведь в ней откликается и Время Бусово.

Нельзя не заметить, что Владимир Красное Солнышко – напоминает Буса Белояра, второе имя коего – Владыка Мира из рода Солнцебога. История сватовства и женитьбы Владимира на византийской принцессе Анне напоминает сватовство Буса к Эвелисии с острова Родос, либо Сияны с Радовестеи, известной по ведическим легендам. Даже соперничество его за руку принцессы с германским императором Оттоном III находит свои параллели в ведославных источниках.

Страсти же, расписанные монахами о «тьме язычества», в коих Владимир пребывал до обретения «истинной веры», являются, скорее всего, опять-таки литературной фантазией в духе популярных тогда житий и порой текстуально с ними совпадают. К реальности же всё это имеет отношение малое.

Полагаю, что первокрестителем Руси Владимир Святославович был избран потом в целях идеологических, ибо ни Бус, как ведославный князь, ни Аскольд, как варяг, на эту роль с точки зрения греко-православной церкви не подходили. Да и по отношению к роли Владимира Святославича в церкви существовали сомнения. Ведь он был канонизирован только спустя двести лет после смерти…

Итак, мы уже видели, что поздними «благочестивыми» выдумками являются и крещение князя Бравлина, и крещение княгини Ольги. А крещение Владимира Святославича – суть легенда или подлинная история?

Согласно русским летописям, Владимир Святославич большую часть жизни прожил как обычный языческий князь. Воевал, укреплял страну и раздвигал её границы. Он отвоевал у ляхов Червоную Русь (ныне Западная Украина). Усмирил радимичей, кои с тех пор стали, по поговорке, «бегать от волчьего хвоста», ибо воеводу киевского князя звали Волчий Хвост. Затем покорил также ятвягов.

Укрепляя великокняжескую власть, Владимир в начале своего правления решил провести и религиозную реформу. Именно – языческую. Он намеревался вначале укрепить княжеский культ Перуна. «Поставил кумиры вне двора теремного: Перуна деревянного – главу серебряну, а ус злат, и Хорса-Дажьбога, и Стрибога, и Симаргла, и Мокошь…»

Уже сие странно звучит, как будто до Владимира и язычества никакого не было, и статуи богов не стояли… Впрочем, здесь явно летописец поминает библейского Соломона, ибо здесь скрытая цитата из Библии. То же относится к известию о «гареме» Владимира, коего здесь уже прямо сравнивают с Соломоном-царём. И уже это показывает, что подлинных сведений у летописца было мало, а «лакуны» заполнялись описаниями похожих событий из Священного писания.

Также, по свидетельству летописи, Владимир посылал дядю своего Добрыню в Новгород, где тот поставил кумира бога Перуна над рекою Волховом. Но если даже «языческая» реформа и была свершена тогда, то она была «перунической» – возможно, ранее Перун занимал в религии не столь важное место.

На мой взгляд, уже тогда Владимир Святославич и Добрыня Малич действовали так, дабы противопоставить культу Перуна – арианское почитание Буса Белояра и всего княжеского рода Яров, восходящего к Яриле и Велесу. Как уже было сказано, для сего у Владимира была причина важная.

Возможно, происхождение от Мала (а значит, и от конунга Амала Венда), повинного в казни Буса Белояра, и побуждало князя Владимира отходить от ведославия. И вначале он сделал выбор в пользу Перуновой веры, то есть язычества классического, с отрицанием почитания Вышнего Триглава: Отца – Сварога, Сына – Буса Белояра, Небесной Матери – Славы.

Однако язычество, противопоставляемое ведославию, расшатывало государственные устои, поскольку не освящало верховную власть. Да и слишком сильна была в нём Бусова традиция, порицающая род Малов. И потому Владимир, очевидно, стал отходить в сторону арианства, но уже не ведославного, а египетского, говорящего на языке библейском.

Без сомнения, в ведославном арианстве было приняло соглашение принимать и арианство библейское, как учение родственное, только говорящее на ином языке и обращённое к иным народам. И значит, Христос, почитаемый арианами египетскими, являлся и для ведославных ариан Спасом, как и Бус Белояр, но пришедшим в иные земли. К тому же к сему времени многое в учении, да и проповедях христианских, как арианских, так и никейских, уже было переиначено для варваров, а то и просто заимствовано из ведославия.

Главное же, князю Владимиру было важно ввести страну в круг держав европейских. И этот статус он желал скрепить своим браком с сестрой императора Византии. То есть он продолжил ту же политику, что и его бабушка, княгиня Ольга.

Однако это вовсе не значит, что он принял крещение и именно в византийскую ортодоксию, как в том пытаются нас убедить православные летописцы. Это бы для него значило признание своим владыкой императора, подчинения религии (идеологии того времени) интересам Византийского патриархата. Потому-то князь Владимир и остался арианином, он лишь отошёл от русского ведославного арианства – к арианству библейскому. То есть, по сути, стал поддерживать тех, кто стремился вытеснить из служб и мистерий саму память о Бусе Белояре.

Очевидное свидетельство сего мы находим в русских летописях. Согласно «Повести временных лет», при крещении внязь Владимир зачитал именно арианский символ веры: «Сын же подобосущен и собезначален Отцу…» Подобосущен, а вовсе не единосущен, как это следовало бы сказать, согласно никейскому символу веры. И далее также, в полном согласии с арианским учением, утверждается старшинство Бога Отца и во времени, и по отношению к двум другим ипостасям Троицы.

Ариане же говорили о том, что Сын Божий являлся и до Христа Галилейского и будет являться в грядущем. Ведославные ариане утверждали, что Спасом был также и Бус Белояр, находя подтверждение сему и в Библии, в словах о грядущем через четыреста лет после Христа Параклете-Утешителе, который будет славен более Христа… «и более меня сотворит». Сим же ариане утверждали права на власть у священной династии Буса Белояра на Руси, и, полагаю, также Меровингов в германо-скандинавских и франкских краях и т. д.

Известно также, что и св. Кирилл боролся в славянских землях не только с язычеством, но и, согласно «Написанию о правой вере», с «арианским неистовством». Вспомним также, что предки Владимира Святославича по линии Мала, вплоть до конунга Амала Венда, пятьсот лет исповедовали именно арианство готское. Как, кстати, и большинство монархов Старой Европы. Важно отметить, что ариан в документах Ватикана чаще всего именуют готами, нередко их смешивая и со славянами.

Однако вернёмся к Владимиру Святославичу. Итак, русские летописи отмечают, что он принял веру арианскую. В какой исторической обстановке это происходило?

Русь после победоносных войн Владимира Святославича, продолжившего дело отца своего Святослава, была крепка и сильна. А Византию, напротив, раздирали внутренние смуты, ослабляли военные неудачи. Так, в 986 году император Василий II предпринял поход против болгар, но был разбит. Часть восточных провинций империи отошла болгарам. Одновременно в Малой Азии вспыхнуло восстание Варды Фоки, решившего воспользоваться разгромом имперских войск, дабы самому захватить власть. Судя по всему, на сторону Варды Фоки перешли греки всех черноморских колоний Византии, в том числе и Херсонеса Таврического.

По этой причине Василию II ничего не оставалось, как пойти на союз с Владимиром Святославичем, и скрепить его браком своей сестры Анны. Это означало признание Владимира Святославича равным императорам. Тогда князь Владимира послал на помощь императору 6-тысячную варяжскую рать, сыгравшую решающую роль в битве при Хрисополе и разгроме войск мятежного Варды Фоки. Также был осаждён и вскоре разгромлен отложившийся от империи Херсонес. Возвратить же его Византии Владимир согласился только в обмен на руку принцессы Анны.

Возможно, тогда состоялось и крещение Владимира, как о том сообщают русские летописи. Однако они столь противоречивы в сём, что опираться на них крайне трудно. В разных летописях указываются разные церкви Херсонеса и даже Константинополя, где якобы крестился и затем заключил брак (или вначале обручился) с Анной князь Владимир. А в житии Стефана Сурожского так вообще говорится, что на принцессе Анне женился другой князь, и именно – Бравлин. Последнее крайне невероятно, ибо рукопись поздняя, но и сие говорит о том, что ясности с крещением князя Владимира, да и с женитьбой его на византийской принцессе Анне, не было долгие века в самой церкви. Не был Владимир святым и почитаемым весьма долго, а житие его – позднее сочинение, основанное на легендах.

Заметим, и византийские историки ничего о крещении князя Владимира не знают. А ведь им доверия больше, ибо считается, что эти рукописи современны событиям и не подвергались редактуре.

Лишь вскользь в десятой книге «Истории» Льва Диакона упоминается о взятии варварами Херсонеса. И событие это упоминается в ряду с другими неблагоприятными знамениями, потрясшими тогда византийцев: «И на другие тягчайшие беды указывал тогда восход появившейся тогда звезды (имеется в виду комета Галлея, явившаяся в августе 989 года – А.А), а также напугавшие всех огненные столбы, которые показались затем поздней ночью в северной части неба: ведь они знаменовали взятие тавроскифами Херсонеса и завоевание мисянами Верии…»

Собственно, это всё. Безымянные тавроскифы берут Херсонес – и это «тягчайшая беда», наряду с кометою и «огненными столбами». И ничего о последовавшей за сим благодати истинной веры, осиявшей тавроскифов, ничего и о самом крещении киевского князя Владимира… Полное молчание!

Полагаю, объясняется это тем, что князь Владимир не оправдал надежд Византии. Сестру императора взял в жёны, принял и приданое, но ограничился помощью в подавлении восстания Варды Фоки.

Веры же своей, по сути, не менял, оставшись арианского исповедания. К примеру, по сию пору мало кому известно его имя в крещении (Василий). В честь св. Николая, как покровителя Аскольда, выстроили церковь, а в честь св. Василия? Напротив, именно языческое имя князя Владимира было включено в святцы, и в память этого имени строили соборы (не в память ли о Бусе, имевшем прозвище Владыка мира, то есть Владимир?).

Впрочем, вероятно, Владимир всё же перешёл от ведославного толка арианства, соединённого с верой Перуновой, к египетскому арианству. А это уже означало обретение Христовой веры и принижение Бусовой традиции.

Да, и ещё важное замечание: князь Владимир сделал выбор в пользу единобрачия, а языческие жёны были им отпущены. Кстати, сих было только три (четвёртая – Анна), остальных же ему потом приписали, ибо житие Владимира в рассказе о сотнях жен князя цитирует слово в слово библейскую легенду о царе Соломоне. Это, уверен, литературная фантазия, подобная сочинению шуточной легенды о сватовстве императора Византии к княгине Ольге и прочим выдумкам монахов, обделённых в жизни, но отдающих должное сей соблазнительной для них теме в писаниях.

После решения князя о роспуске жён наследники его по боковым линиям лишались прав. Впрочем, в дальнейшем это не сыграло роли, так как следующий князь, Ярослав Мудрый, был сыном Владимира от языческой жены Рогнеды, а не от Анны. Да и христиане Борис и Глеб, дети некоей «болгарыни», полагаю, христианки (или арианки), тоже претендовали на власть и были убиты – то ли Святополком Окоянным, то ли (по иным версиям) самим Ярославом.

Крещение Владимира в Корсуне. Миниатюра Радзивилловской летописи.

К сходному выводу, кстати, пришёл и один из крупнейших богословов Русской православной церкви о. Стефан Ляшевский в своём труде «История христианства в земле русской. С I-го X-й век».

Он писал буквально следующее: «Князь Владимир, приняв крещение с народом, подчинил свою иерархию не Константинопольскому патриарху, как того требовали греки, а Патриарху Орхидскому т. е. болгарскому (коего, кстати, обвиняли в богумильстве и арианской ереси – А.А.)».

То, что Владимир уйдя от язычества Перуновой веры, перешёл в веру арианскую, вначале в Киеве было воспринято как благо не только христианами, но и арианами ведославными, а также, полагаю, язычниками Велесовой веры.

Решения по таким важным вопросам тогда принимались на вече, а без поддержки части язычников такое решение вряд ли было бы возможно. Христиане же вполне могли воспользоваться противоречиями между перунистами и велесовцами.

Гонения коснулись только тех перунистов, кои сами боролись с князем за власть. Потому особо ярых почитателей Перуна князь Владимир заблаговременно отправил на войну с Вардой Фокой в Византию.

Предполагаю, что сие решение получило одобрение на киевском вече. Точно также, в те же годы, происходила и христианизация Норвегии, где конунг Олаф (кстати, девять лет перед тем живший при дворе Владимира и Ольги) также собирал, причём трижды, тинг вождей, когда крестил «огнём и мечом» ту или иную часть королевства. О том повествует скандинавская сага об Олафе Трюгвассоне.

Похоже, что киевское вече выступило против рьяных почитателей Перуна (Перкуна). Прежде всего, против варягов, о жестокости коих и обычае приносить кровавые жертвы, даже и человеческие, упоминают не одни только христианские летописи, но и сама «Книга Велеса». Надо полагать, и велесовцы, да и ариане, и ведославные, и библейские, тогда выступили на стороне Владимира.

Этим и было обусловлен успех крещения. Ведославные просто не стали противится тому, чтобы на Купале прозвучал и христианский молебен по Иоанну Крестителю, тем паче что сей святой уже был переименован арианами в Ивана Купалу и почитался его воплощением.

Сам же князь Владимир так и не осознал, что свершил религиозный переворот. Не заметили сего и его подданные. Так даже в русских былинах Владимир Красное Солнышко – вовсе не «креститель», борющийся со старыми традициями, напротив, это обычный эпический русский князь со своими слабостями и сильными сторонами.

И булгарские летописи говорят о мнимом крещении, свершенном ради византийского золота, а также о том, что Добрыня склонялся к фанкской вере (различие между византийской и римской ветвью христианства было очевидно уже тогда).

За греческую веру тогда ратовала только сама княгиня Анна. А князь Владимир лишь хотел доказать верность молодой невесте Анне тем, что повелел вести службу в христианских храмах, давно уже стоявших на Руси, на греческом языке. На греческом языке церковные службы шли на Руси до XV века. Только после падения Константинополя под ударами турок славянский язык вернулся в богослужение.

Однако новую веру, а главное – свою власть на севере Руси – князю Владимиру пришлось утверждать «огнём и мечом». Так это было в Новгороде, где дядя Владимира Добрыня и воевода Путята вместе с языческими капищами жгли и христианские церкви – те, где службы шли на славянском языке. Например, была сожжена церковь Преображения Гоподня, и на место жреца и священника Богумила (имя которого говорит о проповеди им богумильства или арианства) стал грек Иоаким.

Греческие ортодоксы стали перетолковывать и убирать из служб то, что шло от Буса и древней арианской традиции (так же, как в иных землях, истреблялась традиция богумильская, несторианская, манихейская и т. п.).

Впрочем, полагаю, что сей религиозный поворот осуществился не сразу. И вряд ли был он сделан по воле самого Владимира, сохранявшего приверженность арианству, а значит, и язычеству. И даже его погребение было совершено по-язычески: гроб Владимира выносили через окно, а не через двери (по наблюдению Б.А. Рыбакова, изучившего рисунки летописцев)…

Кстати, гробница князя Владимира была обнаружена и вскрыта в 1635 году в Киеве в Десятинной церкви, как писал о том монах Афанасий Кальнофойский. Тогда как будто были прочитаны и надписи на мраморных сакофагах, после чего их вновь замуровали. Видел их и митрополит Киевский Петр Могила. И где-то в конце XVIII века, по сообщению Н.М. Карамзина, мраморные саркофаги откопали в последний раз, осмотрели и закопали. С тех пор их никто и не видел. Не нашли их и при раскопках Десятинной церкви. Более того, не осталось и описаний саркофагов.

Полагаю, церковь сокрыла их потому, что символы и надписи на мраморе не подтверждали церковную легенду. Ведь сохранился же и хорошо известен саркофаг Ярослава Мудрого, уже точно христианина.

Не обнаруженные ли арианско-языческие символы и надписи на мраморной плите саркофага Владимира – причина сокрытия «святых мощей» равноапостольного князя Владимира да и княгини Ольги тоже?

Известно также, что саму Десятинную церковь, построенную Владимиром, освящали при Ярославе Мудром. Почему? Да потому что до сего времени она была арианской. Да и канонизирован князь Владимир был только спустя 200 лет после своей смерти, когда его арианское исповедание забылось и настало время переписывать летописи.

Последствия принятия Владимиром Святославичем арианства и отход его от ведославия сказались далеко не сразу. С принцессой Анной в Киев прибыли также епископы, кои начали скрытно проводить политику византизации. Теперь они получили мощную поддержку от княгини Анны, а потом и от Бориса и Глеба, кои были признаны наследниками киевского престола.

Византийские ортодоксы, служа новой династии, старались истребить и саму память о Бусе Белояре и династии прежней. Тогда византийская партия при дворе, питаемая из Константинополя, усилилась необычайно. И с нею пришлось заключать союз Ярославу Мудрому, когда тот восходил на престол, устраняя соперников.

Именно при Ярославе Мудром ариане стали переходить в византийскую ортодоксию. Так начались подлинная христианизация и византизация Киевской Руси. И в русских церковных книгах всех веков мы находим яростные споры с арианами, где подробно говорится, в чём заключена ересь арианского символа веры. Известно, что Кирилл Туровский в XII веке полагал необходимым борьбу с арианством на Руси. Да что говорить о далёком прошлом! И потом, во время никонианских реформ старообрядчество нередко обвинялось в ереси арианской.

И даже в XVIII веке, судя по имеющимся у меня книгам родовой библиотеки, у нас на Волге церковные иерархи боролись с арианством. Они утверждали, что арианское троепёрстное знамение (в нём соединены указательный, средний и безымянный пальцы, а большой и мизинец сгибаются) противно никонианскому троеперстрию, так же как и старообрядческое двупёрстное знамение.

Известно, что поместный собор 1666 года предал анафеме и отдал «градскому судилищу» ревнителей древнего благочестия, то есть старообрядцев, объявив их еретиками и приравняв к арианам. Вот текст сей анафемы:

«Аще ли же кто не покорится святой восточной церкви и сему освященному собору или начнёт прекословити… И мы таковаго противника, извергаем… и обнажаем его всякого священнодействия, и проклятию предаём… отлучаем и чужда сотворяем от Отца и Сына и Святаго Духа… А кто… пребудет во упрямстве своём до скончания своего: да будет и по смерти отлучен, и часть его и душа… со Арием, и со прочими проклятыми еретиками… Железо, камение и древеса, да разрушатся, а да растлятся: а той, да будет не разрешен, и не растлен. И яко тимпан, во веки веков, амин».

Похоже, сие не столь анафема, сколь заговор, прямо колдовской: «железо и камень да разрушатся», а сей договор «да не разрушится». И по нему проклятию предавались все, придерживавшиеся древлего благочестия, приравненного, кроме всего прочего, к арианству, а сие значит анафемствовали и всех прежних святых: Владимира Святославича, Бориса и Глеба, Александра Невского, Сергия Радонежского… А кто остался? Да один только Никон, к тому же вскоре царскою властью низложенный. И всё сие вскоре привело к упразднению прежних церковных порядков, учреждению Священного синода, т. е. введению прямого государева правления церкви.

Обратный ход был дан только И.В. Сталиным, вернувшим патриаршество. Теперь сие было продолжено снятием анафемы со старообрядцев, также и церковным общением с Зарубежной церковью, армянскими монофизитами да и с католиками. А не настало ли время идти и далее, к признанию православными своих корней в арианстве, а потом и глубже – в русском ведославии?

В заключении же обращу внимание на следующее: всегда, когда мы обращаемся к событиям древней истории, мы слышим эхо, отдающееся в веках, доносящееся из прошлого в будущее. Ведь история – это также эпос, повторяющаяся мистерия. Именно поэтому в древности, восходя на престол, царь брал имя своего предшественника, древнего царя, героя, сына бога, жизнь коего он повторял. И так весь народ вновь переживал своё прошлое.

Древность всегда была современна, она была вне времени. И мы – плоть от плоти и кровь от крови своих предков также живём вновь их жизнью. И деды наши возрождаются в нас, они приходят с нами в этот мир. И чтобы прожить жизнь по Прави, нужно следовать их Стезёю. Этому и учит нас «Книга Велеса»: «Они учили нас чтить Богов наших и водили за руку Стезёй Прави».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Русский князь Святослав

Князь Святослав Игоревич: первый русский завоеватель - 2 Сентября ...

Русский князь Святослав родился в 942 г. Его родителями были – князь Игорь. прославившийся войной с печенегами и походами на Византию и княгиня Ольга. Когда Святославу было всего три года, он потерял отца. Князь Игорь собирал непосильную дань с древлян, за что и был ими зверски убит. Овдовевшая княгиня решила отомстить этим племена и направила в поход княжеское войско, которое возглавил молодой князь под опекой воеводы Свенельда. Как известно, древляне были разбиты, а их город Икоростень – полностью разрушен.

После этой победы все бразды правления забрала в свои руки мать Святослава – княгиня Ольга. а молодой княжеский сын в это время постигал все премудрости военного искусства. Так продолжалось 10 лет, до того времени, пока юный князь не возмужал и не набрался опыта в ратном деле. Дружина князя состояла не только из русичей, но и из представителей других племен, оставлявших свои земли и переходивших на службу к молодому князю.

Первый военный поход князя Святослава состоялся в 964г. Именно ему принадлежит известная фраза: «Иду на вы!», с которой он посылал гонцов к каждому из своих противников. Дружина князя отвоевала земли вятичей у Хазарского каганата, который в то время владел многими землями и представлял довольно большую опасность для Руси.

В 967г князь Святослав со своим войском полностью разбил армию болгарского царя, что сильно встревожило византийского императора Иоанна. Атак как Иоанн пребывал в сговоре с племенами печенегов, то уговорами и угрозами он заставил эти племена напасть на Киев. Узнав об этом, князь Святослав немедленно вернулся со своим войском домой, чтобы защитить свой город от варварского нападения.

После смерти княгини Ольги в 968г, князь Святослав передал правление государством своим трем сыновьям: Владимир правил Новгородом, Олегу достались земли древлян, а Ярополк остался править в Киеве. После этого в 970г князь Святослав собрал дружину и договорившись с болгарами и венграми отправился в поход против византийского императора. В этой войне полегла довольно большая часть княжеского войска, что вынудило Святослав подписать с Византией Мирный договор. После заключения договора князь с дружиной возвращались в Киев. Но прямо у берегов Днепра его подстерегли и зверски убили печенеги. Череп Святослава оправили золотом и сделали из него чашу для пиров.

Единственный ребенок князя Игоря Рюриковича и княгини Ольги, Святослав рожден в 942 году. Формально правителем он стал в 945, в год смерти отца. Но по малолетству в тот время правление на себя взяла его мать, Ольга. Она же фактически и оставалась правительницей Руси даже в годы дееспособности сына, ибо тот был в постоянных разъездах и лишь в критические моменты возвращаясь на родину и к матери.

Примечательно имя князя - оно первое из Рюриковичей имеет славянские корни.

 В походах не расставлял шатров, не возил с собой посуду, а тонко лишь настрогав мясо только что пойманной дичи, зажаривал на углях и так ел. Спал, подложив под голову седло.

 Много воевал, и как уже было сказано, практически не бывал в родных краях, постоянно завоевывая все новые земли. Прославился тем, что перед сражением посылал гонца с кличем иду на Вы!. В бою захватывал инициативу и успехов добивался много чаще, чем терпел поражений. Итогом стали подчинение вятичей, разгром Хазарского каганата, подчинение волжских болгар. В результате Великий Волжский путь, который соединял Скандинавию, Русь и Среднюю Азию, был вязт под контроль.

Примечательный внешний вид. Привлекательный мужчина, роста среднего и стана стройного, с глазами голубыими, усами косматыми. Голову он гладко брил за исключением одной пряди. В одному ухе его носил золотую серьгу с рубином и парой жемчужин. Одежда его была бела и чиста.

Остался язычником, несмотря на крещение матери и на ее уговоры принять христианскую веру. Отказался, аргументируя нежеланием ссориться с дружиной.

Решает заключить против Византии договор с венграми и болгарам в 970 году. Выступает в поход, после кровопролитных боев и крупных потерь все-таки берет укрепление византийцев и в 971 году подписывает мирный договор с императором Иоанном Цимисхием. Однако по возвращении в Киев в 972 году был подкараулен печенегами и убит. По некоторым сведениям из его черепа, окованного золотом, была сделана чаша для пиров.

В результате завоеваний Святослава Игоревича территория Руси стала простираться от Каспия до Поволжья, от Балканских гор до Византии, от Черономорья до Кавказа. Разгромил хазар и волжских болгар, ослабил византийцев, открыл Руси торговые пути с восточными странами.

Исторический портрет князя Святослава Игоревича

Гумелёв В.Ю., Пархоменко А.В. Русский десант. Храбрый князьСвятослав – сын Игоря и Ольги, родился в первой половине X века. Самостоятельное княжение начал по одной из версий в 957 году и княжил до 972 года.

Одни люди считают, что Святослав был талантливым полководцем и государственным деятелем. Другие, что он видел цель своей жизни в войне. Первую точку зрения можно подтвердить тем, что Святослав защищал русские земли от набегов кочевников и защищал успешно. Вторую точку зрения можно подтвердить многочисленными, почти беспрерывными военными походами.

В 965 году он атаковал Хазарский каганат и разгромил его.

В 968-969 году ходил на Волжскую Болгарию.

В 970-971 году вел борьбу с Византией.

Он присоединены Тмутаракань и другие города. Святослав мечтал обосноваться на берегу Дуная в Перееславце. Он считал, что это место очень выгодное для торговли. Однако закрепить Перееславец в своих владениях не получилось.

В 972 году Святослав убит печенегами.

Святослав защищал русские земли от набегов степных народов, расширил территории Руси.

Источники: ahuman.ru, www.bolshoyvopros.ru, kurs-istorii.ru, knowledge.allbest.ru, ppt-history.ru

Это интересно

Авалокитешвара

В сутрах Авалокитешвара — олицетворение идеала сострадания и делатель будд , способствующий обретению высшего духовного состояния. Ему иногда ...

Система международного права

Международное право является сложной организованной системой, имеющей разветвлённую структуру. Первичным и мельчайшим элементом данной системы является норма ...

Исчезнувшая Пацифида

Между Северной и Южной Америкой на юге и между Австралией и Евразией на севере расположен самый большой океан ...

Автомобильная радиосистема Pioneer

Почему Вы должны выбрать именно автомагнитолу Pioneer? Можете ли Вы воспроизводить компакт-диски или только MP3? Есть ли у вас ...

Ясон и аргонавты

История "Ясон и Аргонавты" начинается с царя Кретея, основателя города Иолк в Фессалии, который по­сле своей кончины ...

Персональные компьютеры Эльбрус

Эльбрус-401 РС первый отечественный персональный компьютер на базе отечественных микропроцессоров Эльбрус-4С. О появлении опытных образцов было объявлено ...

Тсолидо Хиллс - холмы древних богов

Калахари - одно из самых засушливых мест на Земле, а расположилась пустыня на юго-западе Африки. Огненно горячий песок ...

  • История домика Эльзы в Пятигорске

    Дажьбог отправился к высоким горам, где и нашел глу­бокую пещеру, о которой ему было сказано. Он немедленно...

  • Бальдр – бог весны

    Спарта - древнегреческий полис в Лаконике, превратившийся в крупное государство. По преданию, государственный строй в Спарте был установлен Ликургом. Спартиаты владели равными участками государственной земли с...

objective-news.ru

§ 4. Киевская Русь в княжение Ольги и Святослава

§ 4. Киевская Русь в княжение Ольги и Святослава

      Проработавэтот параграф, вы узнаете:

      о деятельности княгини Ольги;

      о военных походах князя Святослава;

      о значении деятельности княгини Ольги икнязя Святослава для развития Киевского государства;

      что такое «реформы», «Балканские походы».

     

Задача на повторение

1.   Какие меры для укрепления центральной власти принялкнязь Олег?

2.   Какой была политика первых князей Киевскойгосударства относительно Византии?

3.   Назовите восточнославянские союзы племен,платили дань хазарам.

 

1.   Княгиня Ольга,ее внутриполитические реформы. После гибели князя Игоря его единственный известный излетописи сын Святослав был еще мальчиком, и поэтому киевский престол в 945 г.заняла его жена Ольга. Она правила Русью в 964 г., когда передал властьсвоем возмужавшим сыну.

Памятник княгине Ольге в Киеве. Скульптор И.Кавалериадзе (вид начале ХХ в.)

 

      Фигурав истории

Княгиню Ольгу (Ок. 910-969) летописец называл «мудрее всех людей»,характеризовал как красивую, умную, энергичную женщину и, одновременно,дальновидную, хладнокровную и довольно жестокую правительницу. Где и когда родилсябудущая киевская княгиня, неизвестно. Летопись сообщает лишь о том, что «привелиИгорю жену из Пскова на имя Ольга ». Считают, что она была не толькоженой князя, но и его мудрой помощницей в делах, при отсутствии Игоря принималана себя все заботы по управлению государством. Заняв киевский престол, многиесделала для укрепления Киевской Руси.

Свое правлениеОльга начала с подавления Древлянской восстания и мести убийцам своегомужчины. В те далекие времена кровавая месть была неписаным законом. Тот, кто неотомстил убийцам своих близких, навеки считался опозоренным. Описанные влетописи четыре мести княгини Ольги убийцам своего мужа фактически повлеклиуничтожение древлянского княжение.

     

Интересные факты

Рассказ Нестора-летописцао событиях после убийства князя Игоря можно понять так, что древляневосприняли его как собственную победу и решили захватить власть над Киевом.Двадцать Древлянской послов приехали в Киев и предложили Ольге выйтизамуж за их князя Мала. Княгиня расправилась с ними чисто женской хитростью.Она сделала вид, будто принимает послов с чрезвычайными почестями, и объявила, чтов знак особого уважения киевляне понесут их в лодке на руках. А потом гордыхтакими почестями послов бросили в глубокую яму, вырытой во дворе дворца, изакопали живьем.

 

 

Расправившись сосватами, Ольга попросила древлян направить для переговоров с ними наиболее знатныхмужей княжеского рода, бояр и купцов. Когда те прибыли в Киев, княгиняпредложила им отдохнуть после долгой дороги и попариться в бане, которую затемзакрыли и зажгли вместе с послами.

Третья местьсвоей жестокостью превзошла предыдущие. Ольга сообщила, что желает осуществитьпоминки по своим мужем, и приказала древлянам варить мед и готовиться кних. После этого княгиня пообещала выйти замуж за Древлянской князя Мала.Вблизи Искоростеня - Древлянской столицы - по ее приказу насыпали огромныйкурган. Во время ритуальной трапезы на нем Ольга дождалась, пока древляне напились,и велела всех перебить. Погибли, как пишет летописец, пять тысяч древлян.

Следующего годаОльга собрала войско и вместе с малолетним сыном Святославом пошла напокорения Древлянской земли. Битва была выиграна, но древляне затворились всвоей столице. Осада длилась год, и истощенные древляне предложили Ольгемед и меха. Однако она отказалась от такой большой дани, сообщив, что ейхватит по три воробья и три голубя от каждого двора. Древляне оказаликнягини то, чего она требовала. В лапы каждой птицы Ольга приказала привязатьзажженные трутни и, когда стемнеет, отпустить на волю. Птицы улетели под крышидомов Искоростеня, и город вспыхнул со всех сторон. И побежали древляне сгорода, Ольгины люди их ловили ...

Старейшин княгиняприказала казнить или отдать в рабство, а на остальные наложила тяжелую дань.

Древлянскойкнязь Мал закончил свою жизнь в киевском плену. Упоминанием о нем осталосьгород Малин, его наследственное владение в Древлянской земле, до сих пор имеет этуназвание. Существует вполне вероятна версия, что дочка Древлянской князя Малуша,которую Ольга сделала своей ключницей, стала любовницей князя Святослава и родилаот него будущего князя Владимира Святославовича.

Вместе гибельИгоря остро поставила вопрос реформы системы государственного управления на Руси и,в частности, порядка взимания дани.

     

Термины и понятия

Реформы - Преобразования, изменения, нововведения в какой-либо сфереобщественной жизни.

 

 

Ольгаупорядочила полюдье. Было четко очерчены земли, с которых через определенные промежуткивремени взималась определенная дань. По княжеской казной было закреплено «ловища» -земли, богатые на пушного зверя, что обеспечивало ее постоянным доходом. Устанавливались«Уроки» и «оброки», которые должны были выполнять подчиненные в размерах, нелишали их средств существования. Введением «уставы» было, вероятно, упорядоченоадминистративные и судебные действия на местах княжеских дружинников. Устраивались также«Положения» и княжеские «погосты» - места хранения собранной дани и ячейкицентральной власти.

В княжениеОльги расстраивался и украшался ее стольный град. В Киеве появилась новаякняжеская резиденция - Ольгин двор с «теремом каменным». Археологическиераскопки свидетельствуют, что это был, вероятно, двухэтажный, укрытый красным шиферомкаменный дворец, украшенный мрамором и декоративной керамикой.

 

2.   Внешнеполитическаядеятельность княгини Ольги. Княгиня Ольга проводила активную внешнюю политику.Однако, в отличие от своих предшественников, она предпочитала дипломатииперед войной.

В 946 г. (подругим данным - 957 г.) она посетила Константинополь. Это были первые в историипосещение главой Киевской державы во главе мирного посольства столицыВизантии. Княгиня, вероятно, стремилась восстановить древние привилегии для русскихкупцов и уплату византийцами дани Киеву.

По сообщениюлетописца, в Константинополе Ольга приняла христианство. Была достигнутадоговоренность, что русские дружины служить императору, и Византия за этоплатить дань Руси. На ее выполнение Ольга отправляла русских воинов,помогала Византии в войне с арабами 961 г., в борьбе с норманнами иболгарами.

Крещение Ольги (рисунок из летописи)

 

Княгиня Ольгаосуществила первую попытку установить дипломатические связи с Западной Европой. В 949г. она направила своих послов к императору Священной Римской империи ОттонаИ - мощнейшего правителя тогдашней Европы с просьбой предоставить епископа длякрещения Руси. Через некоторое время после этого в Киев прибыла христианскаямиссия, возглавляемая монахом Адальбертом. Она действовала на Руси в течение 961-962 гг, однакоза противодействия языческой знати, под угрозой физической расправы вынуждена быласпасаться бегством. Поскольку языческие настроения были достаточно сильными, Ольга нерешилась объявить христианство государственной религией.

Вероятно, этанеудача ослабила позиции Ольги, и власть перешла к ее сыну Святослава,был сторонником язычества.

 

3.   КнязьСвятослав. Поход против Хазарского каганата. Святослав, сын Игоря и Ольги,занял киевский престол довольно поздно - в 964 г., в возрасте около 30 лет.Недолгое княжения Святослава было периодом почти непрерывных сражений и военныхпоходов.

 

      Фигурав истории

Святослав (Ок. 931-972) прославился, прежде всего, как отважный воини талантливый полководец. Став самостоятельным правителем, Святослав совершилнесколько походов с целью укрепления Киевской Руси и заставил соседние государствасчитаться с ее интересами. Нестор-летописец с большой любовью рассказывал окнязя, сравнивая его за храбрость из гепардом. Воинственность Святославасоответствовала духу эпохи, когда средневековые правители силой оружия формировалитерритории своих государств. За годы своего сравнительно непродолжительного правления онпрошел походами от Среднего Поволжья до Каспия и далее Северным Кавказом иПричерноморьем к византийским владениям на Балканах, преодолев минимум8000-8500 км.

 

В отличие отОльги Святослав был язычником. Наговоры матери креститься категорическиотвергал, объясняя это тем, что из этого будет смеяться вся княжеская дружина.

 

Знак князя Святослава

 

В 964-966 ггСвятослав развернул борьбу против Хазарского каганата. Он покорил восточнославянскийплеменной союз вятичей, который жил на реке Ока и платил дань хазарам.Святослав также освободил от зависимости хазарам и заставил платить даньКиеву неславянские племена мерю, Мурому, мещера, черемисов, мордву, буртасов иволжских булгар. После этого войска князя спустились Волгой до ее устья, где располагалсяцентр Хазарского каганата и, нанеся поражение хазарам, овладели ихстолицей городом Итиль. Он также покорил и обложил данью племена аланов, илиясов (предков осетин), и адыгов, или касогов (предков адыгейцев и черкесов),присоединил город Таматарха на Таманском полуострове (получило новое название -Тмутаракань) и хазарской крепости Саркел (получила название Белая Вежа).

 

Руины Саркела (фотоснимок раскопок 1930 г.)     

 

Документы рассказывают

«Повесть временныхлет »о князе Святославе и его борьбу с хазарами

В год 964. КогдаСвятослав вырос и возмужал, стал он воинов собирать, многих и храбрых,ибо и сам был храбрый и легкий. Ходя, как пардус (гепард), много войн оноказывал. Телег же за собой он не возил, ни котла не брал, ни мяса не варил,но, потонку нарезав конину, или зверя или воловины и на углях спикшы, этоон ел. Даже шатра он не имел, а потник слал и седло клал в головах. Такими жеи все остальные воины его были. И посылал к другим землям послов, говоря: «Хочуна вас идти ».

Он пошел наОку-реку и на Волгу, и нашел вятичей, и сказал им: «Кому вы дань даете?"Они же ответили: «Хазарам. По шелягу от сохи даем ».

В год 965. ПошелСвятослав на хазар. Услышав об этом, хазары вышли навстречу с князем своим ...и сошлись войска сражаться, и произошла битва между ними, и одолел Святославхазар и огород их столицу Итиль, и огород Белую Башню взял, и ясов победил он,и касочив, и пришел в Киев.

В год 966.Победил Святослав вятичей и дань на них наложил.

Вопросы к документу

1.   Какие факты, названные летописцем, свидетельствуют онеприхотливость и храбрость Святослава?

2.   Найдите на карте приведены Нестором названия народов,стран, городов и т.д. и проследите направления военных походов Святослава в 964-966гг

Главнымрезультатом борьбы Святослава с хазарами в 964-966 гг стало ослабление иупадок Хазарского каганата. Это способствовало ликвидации хазарской угрозыКиевской Руси и, одновременно, открыло путь к ее границам новым кочевникам соВостока, прежде печенегам.

 

4.   Балканскиепоходы. Использовать военную мощь и талант Святослава решили византийцы,обратившись к нему за помощью в подавлении восстания болгар. В 968 г. князь сШестидесятитысячном войском отправился в свой первый Балканский поход в Болгарию. Онразбил Доростолом сильное болгарское войско, захватил 80 городов и сел,княжа здесь, в городе Переяславце. Напуганные отказом Святослава оставитьзавоеванную Болгарию и его намерениями перенести в Подунавье столицу своегогосударства, византийцы возмутили до нападения на Киев печенегов.

В 968 г.печенежская орда осадила Киев. Киевляне отправили к князю гонца,упрекая, что, чужой земли ища, он оставил свою. Святослав спешновернулся домой и отогнал печенегов от своего стольного града.

Для того чтобыукрепить княжескую власть на время своего отсутствия, Святослав оставил своимнаместником в Киеве старшего сына Ярополка, в древлянской земле - Олега, аправить Новгородом послал своего внебрачного сына от Древлянской княгиниМалуши Владимира.

Византийские всадники преследуют русичей (рисунок извизантийского летописи)

 

В 969 г.Святослав отправился во второй и последний поход в Болгарию. Этот поход не имел такихуспехов, как предыдущий. Князю пришлось воевать не только с болгарами, но и свизантийцами. В 971 г. силы византийцев, которые значительно преобладали, осадилиСвятослава с его войском в болгарском городе Доростол. Но византийцам таки не удалось одержать города. Русичи неоднократно выходили из Доростола и у егостен сражались с врагом. Следовательно византийцам пришлось согласиться на заключениемирного соглашения со Святославом. По ее условиям византийцы выпускали войско князя сДоростола с оружием и даже снабжали его продовольствием на обратный путь.Однако Святославу пришлось дать обязательство стать союзником византийцев и непретендовать на византийские владения в Крыму и на Дунае.

 

К. Лебедев. Встреча киевского князя Святослававизантийским императором Цимисхием.

 

      Интересныефакты

Византийскийисторик Лев Диакон, который сам видел Святослава, оставил описание его внешности: «Навид он был таким: среднего роста, ни слишком высок, ни слишком малый, сгустыми бровями, с голубыми глазами, с прямым носом, с бритой головой игустым длинным волосом, висевшее на верхней губе. Голова у него была совсемголая, и только на одной ее стороне висел прядь волос, что означало знатность рода,и шея толстая, плечи широкие и весь стан довольно стройный. Он выглядел мрачным исуровым. В одном ухе висела у него золотая серьга, украшенная двумяжемчужинами с рубином, вставленным между ними. Одежда на нем был белым, ничем,кроме чистоты, не отличался от одежды других ».

 

Подписав мир свизантийцами, Святослав двинулся на Русь. Однако даже побежденный рускийкнязь-воин оставался опасным. Византийцы подкупили печенегов, чтобы ониубили Святослава. Весной 972 г., когда русичи возвращались в Киев, уднепровских порогов они попали в засаду, устроенную печенежским ханомКурей. Святослав погиб в бою. По преданию, хан приказал сделать из егочерепа чашу, окувавшы его золотом. На ней, якобы, была надпись: «Чужогожелая, свое потерял ».

 

      Выводы.Внутриполитические меры княгини Ольги способствовали тесному объединению бывшихотдельных восточнославянских племенных владений в единый государственный организм. Ввнешнеполитической деятельности княгиня Ольга определила новые подходы, предоставляяпредпочтение мирным средствам над военными.

      В своей государствообразующей деятельности князьСвятослав предпочитал активной внешней политике, которая имела преимущественнозавоевательную направленность. Талант полководца не всегда дополнялсяполитической дальновидностью. Многочисленные войны Святослава повлекли истощенияДвижении; было потеряно дипломатические связи с ведущими христианскими государствами,налаженные Ольгой.

      Со смертью Святослава в истории КиевскойДвижении завершилась эпоха далеких военных походов. Преемники князя-воинасосредоточились на освоении ранее завоеванных земель и развитии государства.

     

Запомните даты

946 г. - посещениеКонстантинополь (Царьград) русским посольством, возглавляемым княгиней Ольгой.

968 г. - первыйБалканский поход князя Святослава.

969-971 гг - второйБалканский поход князя Святослава.

 

Вопросы и задания  

Проверьте себя

1.   Когда началось княжение Ольги?

2.   Город был стольным градом Древлянскойземли?

3.   Когда состоялись первые в истории посещениеКонстантинополь председателем Киевской Руси во главе мирного посольства?

4.   Назовите племена и народы, покорилСвятослав и заставил платить дань.

5.   Какими были результаты первого Балканскогопохода?

6.   Чем завершился второй Балканский поход?

      Подумайте иответьте

1.   Расскажите, как отомстила княгиня Ольга заубийство своего мужа.

2.   Что такое реформы? Какие реформы осуществила наДвижении княгиня Ольга?

3.   Охарактеризуйте внешнеполитическую деятельностькнягини Ольги и ее значение для Руси.

4.   Расскажите о походах Святослава против хазари на Балканы. Какими были их последствия?

5.   Сравните политику Ольги и Святослава.Определите общее и отличное.

      Выполнитезадачи

Продолжитесоставление таблицы «Князья Киевской Руси» (см. § 3).

      Для любознательных

Украинскийисторик Михаил Грушевский называл князя Святослава «древнерусским спартанцем»и «первым запорожцем на киевском столе». Объясните, как вы понимаете приведенныехарактеристики.

 

ukrmap.su

Мать и сын (Княгиня Ольга и Святослав)

Храмоздательство Ольги

Государственную деятельность Ольги-христианки, в отличие от языческих подвигов княгини-мстительницы, на Руси помнили смутно и в самых общих чертах. Иаков Мних знал только, что по возвращении из Царьграда «в землю Русскую» Ольга «требища бесовьская сокруши и нача жити о Христе Иисусе…».

Известие о разрушении языческих капищ заслуживает доверия. Исторический опыт показывает, что христианизация верховной власти в «варварских» обществах неизменно сопровождалась попытками насильственного ниспровержения прежних верований и, как следствие, нарушением гражданского и религиозного мира в стране. Здесь свидетельство Иакова Мниха перекликается с сообщением Степенной книги, где, кроме того, имеется целый ряд новых подробностей: «[Ольга] обходящи грады и веси по всей Русстей земли, всем людям благочестие проповедая и учаше их вере Христове… дани и оброки легки уставляющи и кумиры сокрушающе и на кумирниских местах кресты Христовы поставляющи».

Не все в этом известии поддается проверке. «Русскую землю», в которой звучала христианская проповедь Ольги, несомненно, следует ограничить географически пределами Среднего Поднепровья. Упоминание об «уставлении» легких даней и оброков вроде бы можно понимать в том смысле, что Ольга делала фискальные послабления тем общинам, которые отказывались от язычества, если только мы не имеем дело с простым копированием «урочно-оброчных» мероприятий княгини после подавления восстания «древлян». И лишь храмоздательство Ольги подтверждается другими источниками. В Иоакимовской летописи говорится, что Ольга «церковь святыя Софея древянну устрои, а иконы присла ей патриарх». День освящения этого храма отмечался Русской Церковью как особый праздник. Пергаменный «Апостол» 1307 г. под 11 мая содержит запись: «В тъ же день священие святыа Софья Кыеве в лето 6460 [952 г.]». 952 г. указан явно ошибочно. В современном церковном календаре освящение храма Святой Софии Киевской отмечено 960 г. (Православный календарь на 2004 год. «Русскiй Хронографъ». М., 2003. С. 111).

Деревянный храм во имя святой Софии в Киеве (на территории одноименного монастыря) простоял до 1017 г., как это засвидетельствовано показанием Титмара Мерзебургского. Описывая встречу князем Святополком Владимировичем (Окаянным) польского короля Болеслава I Храброго 14 августа 1018 г., немецкий хронист отметил, что киевский архиепископ «с мощами святых и прочими различными украшениями с почетом встретил прибывших в соборе святой Софии, который по несчастной случайности сгорел в прошлом году». Никоновская летопись в связи с Ольгой упоминает еще церковь Святой Богородицы, но это известие темно и недостоверно.

День освящения Софийской церкви (11 мая) был выбран Ольгой конечно же не случайно. В нем как в зеркале отразился внутренний смысл деяний обращенной княгини. 11 мая Церковь чтит память равноапостольных Кирилла и Мефодия, и освящение храма в Киеве, по-видимому, должно было символизировать завершение их трудов по созданию независимой славянской Церкви. Кроме того, именно в этот день в 330 г. Константин I Великий посвятил свою новую столицу — Константинополь — Богоматери, «что было отмечено в греческом месяцеслове как праздник обновления Царьграда» (Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX – XII вв.). М., 1999. С. 363).

Таким образом, освящением храма Святой Софии 11 мая Ольга еще и показывала всему свету, что предназначает своему стольному городу роль нового Царьграда, третьего Иерусалима (вторым считался Константинополь, чей Софийский собор был возведен во образ ветхозаветного Соломонова храма). Апокрифическая «Иерусалимская беседа» (XII в., в составе «Голубиной книги») предсказывает такое развитие событий устами самого библейского царя Давида: «Будет на Руси град Иерусалим начальный [главный], и в том граде будет соборная и апостольская церковь Софии Премудрости Божия о семидесяти верхах, сиречь Святая Святых». Сооружение Ольгой храма Святой Софии превращало Киев в «мати городом русьским», сиречь Новый Иерусалим, ибо древнерусский христианин не испытывал сомнений в том, что на вопрос: «А который город городам мати?» — имелся лишь один правильный ответ: «Русалим город городам мати» («Голубиная книга»).

По археологическим наблюдениям, в 960-х гг. древнерусское христианство приобретает местные особенности погребального культа. Значительно расширяется география христианских находок (Киев, Шестовицы, Гнездово). Любопытно, что большинство христианских символов этого времени извлечено из женских погребений. Может быть, пример княгини Ольги особенно сильно воздействовал на женскую половину населения Русской земли?

Словом, даже в отрывочных данных древнерусских памятников о деятельности Ольги в начале 960-х гг. просматривается обширный замысел крещения Русской земли, который, однако же, нашел свое воплощение в исторической действительности только четверть века спустя. Княгине суждено было остаться в памяти потомков «предтекущия хрестияньстей земли», «денницей пред солнцем» и «зарей пред светом». Она могла ниспровергать бездушных идолов, но, когда на ее пути встал человек, она должна была отступить. Коса нашла на камень. И это был совсем не тот камень, на котором Иисус собирался воздвигнуть свою Церковь (Мф., 16: 18).

Конфликт Ольги со Святославом

Отношения Ольги с сыном, видимо, и прежде были далеки от идиллии. Взрослея, Святослав должен был все более отчетливо понимать, что надежды сесть на киевский престол при жизни властной матери у него нет никакой. До поры до времени противостояние матери и сына не выливалось в форму публичных скандалов. Но скоро дошло и до открытой размолвки.

По сообщению «Повести временных лет», Святослав сошелся с ключницей Малушей, дочерью некоего Малко Любчанина (Ипатьевский список, под 970 г). Как считается, этот человек скорее мог быть выходцем из города Любеча, находившегося в земле поморских славян (современный Любек в Германии), нежели из одноименного города близ впадения Десны в Днепр, который, по данным археологических раскопок, в то время был ничем не примечателен. Никоновской летописи известно, что добром это не кончилось: Ольга прогневалась на Малушу и отослала ее, уже беременную тем, кому предстояло стать Святым и Красным Солнышком, со «двора теремного» в одно из своих сел. Как свидетельствуют русская литература и мемуаристика, подобные истории, вообще нередкие в русском быту, случались обыкновенно с молодыми баричами, которые изживали свои юношеские комплексы, посещая дворовую девичью. Связь Святослава с Малушей, по всей видимости, следует отнести к той поре, когда он переступил порог совершеннолетия, то есть к 956–957 гг. В таком случае гнев Ольги легко объясним: ведь как раз в это время она прочила Святославу в жены византийскую принцессу, и, конечно, ей не могло понравиться, что сын ее путается с «рабыней». Святослав тогда покорился матери; судя по всему, он даже согласился принять в будущем крещение (без чего речи о сватовстве к дочери Константина VII вообще не могло быть), но то были последние его уступки.

По возвращении Ольги из Царьграда Святослав наотрез отказался креститься: «и учашеть его мати креститися, и небрежаше того, ни во уши приимати». Психологически его поведение вполне понятно. Разлучая сына с Малушей, Ольга наверняка выставляла в оправдание своего поступка уготованную ему великую судьбу — стать зятем василевса. И вот, вместо руки византийской принцессы — оскорбительный отказ. Жертва принесена напрасно. Оказывается, незачем было также изменять старым богам, ибо христианство, как выяснилось, вовсе не было ключом, который отпирает все двери. Поддавшись на уговоры матери, он все потерял и ничего не приобрел. Это был жестокий урок. А теперь его еще и понуждали принять религию надменных греков, его обидчиков. Поступить так означало и дальше жить матерним умом, и главное — материнской волей. И Святослав восстал.

Разумеется, в своем бунте он не был одинок. На «дворе теремном» было немало людей, которым нововведения Ольги пришлись не по нутру. Среди дружинной «руси» во множестве были конечно же и такие, кто относился к христианству враждебно или, по крайней мере, настороженно-неприязненно.

Религиозная и политическая оппозиция княгине сливались в общем недовольстве проводимым ею курсом. Языческая «русь» обступила Святослава, как свое знамя. Он чувствовал эту поддержку и искал ее. По сообщению «Повести временных лет», «князю Святославу возрастъшу и возмужавшу, нача вои совокупляти многи и храбры». В этой компании над христианством смеялись и глумились. По словам той же летописи, «…Ольга часто глаголашеть: “Аз, сыну мой, Бога познав и радуюся; аще ты познаеши, и радоватися почнешь”. Он же не внимаше того, глаголя: “Како аз хочю ин закон прияти един? А дружина моя сему смеятися начнуть”. Она же рече ему: “Аще ты крестишися, все имуть тоже сотворити”. Он же не послуша матери, творяще норовы поганьския…». Святослав и сам охотно высмеивал тех («ругахуся тому»), «кто хотяше креститися». Он уже не старался сдерживать свои чувства и перед Ольгой: «се к тому гневашеся на матерь». Ольга терпеливо сносила выходки сына, дожидаясь приезда в Киев обещанных ей сначала Оттоном I, а затем Романом II епископа и священников.

Языческое восстание в Киеве

Шутки кончились в 960/961 г., когда с благословения греческого «епископа Руси» Ольга приступила к осуществлению своего плана по насаждению христианства в Русской земле. Разрушение ею языческих кумирен вызвало ответную вспышку насилия. Вслед за взглядами мать и сын скрестили мечи. Сведения об этой первой русской междоусобице были старательно вымараны со страниц «Повести временных лет». Но другие летописные списки не стали скрывать правду. Иоакимовская летопись говорит, что «Ольга вельми увесчева сына Святослава [креститься], но Святослав ни слышати хотя, а от вельмож и смерть многие приаша, и велми от неверных ругаемы бяху». Ф. А. Гиляров, который, как и Татищев, пользовался какой-то не сохранившейся до наших дней летописью, выписал из нее следующее известие: «Великая же княгиня Елена, пришед во град Киев, повеле сыну своему Святославу креститися, оному же матери своеи блаженные Елены не послушавшу, креститися не восхотешу и многих христиан изби» (Гиляров Ф.А. Предания русской начальной летописи. М., 1978).

Но даже эти источники оставляют нас в неведении относительно того, какая из борющихся сторон в конце концов одержала верх. «Повесть временных лет», отметив под 965 г. «возмужание» Святослава, переключает все внимание с деятельности Ольги на военные подвиги князя. Данное обстоятельство, в свою очередь, принимается за свидетельство выхода Святослава из-под опеки матери и сосредоточения всей полноты власти в его руках. Таким образом, прошлое здесь поверяется будущим. Другими словами, взгляд исследователя на исход языческого восстания в Киеве напрямую зависит от того, считает ли он, что к середине 60-х гг. Х в. Ольга утратила свои прерогативы верховной «архонтиссы Росии», или нет. И тут я разделяю уверенность Е. В. Пчелова, «что Ольга никогда не отдавала свою власть сыну. Она до смерти сохраняла положение полновластной правительницы, а бурная военная деятельность Святослава, буквально рвавшегося за пределы Руси, ясно показывает, кто на самом деле управлял государством. Интересно отметить, что Святослав, вернувшись из очередного похода, раздал сыновьям уделы на Руси только после смерти матери (в 970 г.), когда уже вся власть полностью принадлежала ему» (Пчелов Е.В. Генеалогия древнерусских князей IX — начала XI в. М., 2001. С. 141).

Со своей стороны, хочу обратить внимание на то, что для Льва Диакона, современника и летописца балканской эпопеи Святослава, последний был не государем («архонтом Росии»), а «катархонтом тавров» и «катархонтом войска росов», то есть собственно военным предводителем. Политическая неопределенность положения Святослава была замечена уже С. М. Соловьевым: «Можно сказать, что Святослав никогда не имел на Руси значения князя: сначала это значение имела его мать Ольга, потом сыновья его». Действительно, с титулом «великий князь русский» Святослав предстает перед нами только однажды — в его договоре с греками, заключенном уже после смерти Ольги. Думаю, что этого достаточно, чтобы сохранить за Ольгой ее положение верховной правительницы Русской земли, поскольку доказательств обратного не существует вовсе.

Итак, судя по всему, антихристианское выступление Святослава не достигло цели. Возможно, оно не было поддержано «кыянами», среди которых были сильны позиции христиан. Видимо, не случайно Святослав позже признавался, что ему «не любо жити в Киеве». Политика христианизации не была свернута при жизни Ольги. Однако вооруженный отпор со стороны языческой «руси» заставил княгиню отказаться от насильственных методов насаждения новой религии, чем, вероятно, и объясняется то обстоятельство, что, несмотря на активную миссионерскую политику, Ольга так и не вошла в историю с именем «крестительницы Руси». Прозелитизм, осуществляемый путем убеждения и примера, конечно, не мог дать быстрых результатов. Вместе с тем Ольга приняла меры, чтобы языческий мятеж не повторился. Святослав был удален из Киева. Вернуться в стольный град за титулом великого князя ему было суждено лишь после смерти матери.

P.S.

Похожий пример отстранения от власти наследника-язычника имеется в болгарской истории конца IX в. Хан Борис, креститель Болгарии, на старости лет отошел от дел. Удалившись в монастырь, он передал власть в руки своего старшего сына Владимира. Однако, когда тот попытался восстановить в стране языческие порядки, Борис велел ослепить его и сделал своим наследником другого сына, Симеона.

Оригинал статьи на моем сайте "Забытые истории" (всемирная история в очерках и рассказах)

sergeytsvetkov.livejournal.com