Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Фото лавр корнилов. Лавр Корнилов: Революционный генерал на службе Белого движения

Генерал Лавр Корнилов: герои или предатель? Фото лавр корнилов


Человек-стихия. Генерал Лавр Корнилов » Военное обозрение

13 апреля 1918 года, ровно 100 лет назад, в бою под Екатеринодаром (ныне – Краснодар) погиб генерал от инфантерии Лавр Георгиевич Корнилов – один из самых заметных русских военачальников начала ХХ века. Роль Лавра Корнилова в российской истории до сих пор оценивается неоднозначно и вызывает дискуссии.

Лавр Георгиевич Корнилов был незаурядной, знаковой личностью. Финал его жизни – участие в Гражданской войне в качестве главнокомандующего Добровольческой армией – привел к тому, что все былые заслуги Лавра Георгиевича оказались забытыми. Между тем, генерал Корнилов был не только военачальником, но и талантливым военным дипломатом, разведчиком, путешественником и исследователем. Все эти подробности его биографии в советское время были забыты, а сам Корнилов рассматривался исключительно как враг трудового народа. Нечто подобное произошло с адмиралом Колчаком, но если Колчак действительно сотрудничал с интервентами, его подчиненные творили зверства в Сибири, то генерал Корнилов в таких делах отмечен не был. Возможно, именно ранняя гибель уберегла военачальника от поступков, которые в будущем получили бы вполне однозначное толкование.

Несмотря на то, что Лавр Корнилов был генералом русской армии, прославленным военачальником и героем Русско-японской и Первой мировой войн, его биография полна загадок. Так, до сих пор ведутся споры относительно происхождения генерала. Понятно, что он был казаком, но восточный тип лица не оставляет историков равнодушными – какие крови были у генерала? Одни исследователи утверждают, что мать генерала была казашкой из рода аргын-каракесек, другие – что его мать имела предков-калмыков, от которых и достался генералу азиатский тип лица. Самая экзотичная версия была в 1992 году озвучена в газете «Известия Калмыкии». Согласно этой версии, отец Лавра Корнилова якобы был этническим калмыком, а сам будущий генерал родился в донской станице Семикаракорской и при рождении получил имя Лавга Гильджирович Дельдинов. Но затем родители Лавра разошлись и его усыновил дядя Георгий Корнилов.

Как бы там ни было, но официальная биография генерала гласит, что родился он 18 (30) августа 1870 года в Усть-Каменогорске (ныне – административный центр Восточно-Казахстанской области Казахстана) в семье Георгия Николаевича Корнилова - бывшего хорунжего 7-го Сибирского казачьего полка, который ко времени рождения сына уже вышел из казачьего сословия, получил чин коллежского регистратора и служил письмоводителем при городской полиции.

Военная карьера Лавра Корнилова началась, как известно, с раннего подросткового возраста. В 1883 году тринадцатилетний Лавр был зачислен в Сибирский кадетский корпус в Омске, а после его окончания с отличием в 1889 году поступил в Михайловское артиллерийское училище в Петербурге. Демонстрируя прекрасные способности к математике и точным наукам и рвение к учебе, в артиллерийском училище Корнилов также учился на отлично и уже в 1890 г. стал унтер-офицером юнкерского подразделения. Когда Лавр в 1892 году окончил училище, перед ним открылись широкие перспективы – служба в гвардии или, по крайней мере, в частях столичного военного округа. Но молодой офицер выбрал далекий Туркестанский военный округ, близкий к его родине.

Подпоручик Корнилов был распределен в 5-ю артиллерийскую батарею Туркестанской артиллерийской бригады, где и началась его армейская служба. Уже сам выбор места службы свидетельствует о незаурядном подходе Лавра Корнилова к собственному жизненному пути – он выбирал одно из самых интересных и, в то же время, сложных направлений. В 1895 году Корнилов поступил в Академию Генерального штаба и в 1898 году, досрочно ее окончив, получил за успехи в учебе звание капитана. И вновь офицер отказывается от службы в столице и едет в Туркестан. Он служил помощником старшего адъютанта штаба Туркестанского военного округа, затем штаб-офицером для поручений при штабе округа, занимаясь разведывательной деятельностью.

Восточная внешность и прекрасное знание тюркских языков очень помогали Корнилову в ведении разведки в бескрайних степях и пустынях Средней Азии. Например, он, переодевшись туркменом, обследовал окрестности британской крепости Дейдади в Афганистане. За время туркестанской службы Корнилов успел побывать с экспедициями в Афганистане, Персии, Кашгарии (современный Синьцзян-Уйгурский автономный район). В книге «Кашгария, или Восточный Туркестан» Лавр Георгиевич обобщил результаты своего путешествия – он был не только разведчиком, но и наблюдательным путешественником, описывавшим географические и этнографические особенности районов Центральной Азии. Отряд разведчиков во главе с капитаном Корниловым предпринял беспрецедентный поход по Восточной Персии, обследовав районы, прежде считавшиеся настоящим «белым пятном» для европейской и русской географии. Несколько небольших экспедиций были совершены Корниловым на Памир, а затем он побывал на территории современного Пакистана – в Белуджистане, под видом путешественника, изучавшего жизнь белуджей. Подлинной целью путешествия была разведка британских позиций в регионе.

Корнилов владел целым рядом восточных языков – казахским, калмыцким, монгольским, урду, фарси – и это помимо английского, французского и немецкого языков, освоенных в училище и Академии Генерального штаба. Когда в 1904 г. 34-летний подполковник Корнилов получил назначение столоначальником Главного штаба в Санкт-Петербург, административная работа пришлась ему не по нраву. Он перешел в действующую армию, став штаб-офицером, а затем и начальником штаба 1-й стрелковой бригады. Корнилов принял участие в Русско-японской войне, проявив себя отважным и талантливым военачальником. В районе селения Вазые подполковник Лавр Корнилов повел солдат в штыковую атаку и смог вывести бригаду из японского окружения. За проявленную в боях под Мукденом храбрость офицер получил орден Святого Георгия 4-й степени и был произведен в полковники.

Период между Русско-японской и Первой мировой войнами раскрыл таланты полковника Корнилова как военного дипломата. В 1907-1911 гг. он служил военным атташе в Китае, успев за это время изучить китайский язык, образ жизни и быт китайцев. В МИД Российской империи и Генеральный штаб императорской армии полковник отсылал отчеты, рассказывавшие о самых разных сторонах жизни Китая, организации китайской полиции, телеграфа, императорской гвардии.

Пробыв четыре года на военно-дипломатической службе в Китае, полковник Корнилов вернулся на строевую службу. В феврале – июне 1911 г. он командовал 8-м пехотным Эстляндским полком, затем – отрядом в Заамурском округе отдельного корпуса пограничной стражи, бригадой в составе 9-й Сибирской стрелковой дивизии. В декабре 1911 г. 41-летний Лавр Корнилов получил звание генерал-майора русской императорской армии.

19 августа 1914 г. Корнилов был назначен командиром 48-й пехотной дивизии, впоследствии вошедшей в историю как «Стальная дивизия». Он командовал дивизией во время боев в Галиции и на Карпатах. Современники, включая и генерала Брусилова, вспоминали о Корнилове как о храбром человеке, не жалевшем ни подчиненных, ни самого себя. Он был добр к нижним чинам, стремясь соответствовать роли командира – отца солдат, но требовал от подчиненных безусловного и четкого исполнения приказов. Генерал Деникин вспоминал, что за несколько недель из второсортной дивизии Казанского военного округа Корнилову удалось сделать одну из лучших дивизий русской императорской армии.

Командир дивизии сам ходил в бой, в тыл неприятеля. Например, в ноябре 1914 г. он возглавил ночную атаку в бою при Такошанах и, прорвав позиции противника, захватил 1200 пленных, включая австрийского генерала Рафта. Впоследствии Рафт охарактеризовал Корнилова как «не человека, а стихию». Правда, был во время войны и черный эпизод – дивизия Корнилова была окружена на Венгерской равнине и потеряла тысячи людей погибшими и попавшими в плен. Тогда Корнилов едва избежал трибунала, под который его собирался отдать генерал Брусилов, относившийся к Лавру Георгиевичу достаточно прохладно.

В апреле 1915 г. дивизия Корнилова, прикрывавшая отступление русских войск, подверглась сильнейшему разгрому со стороны превосходящих сил противника. Генерал лично возглавил один из батальонов дивизии и, получив два ранения в руку и ногу, после штыкового боя попал в плен к австро-венграм. В июле 1916 г. Корнилову, содержавшемуся в лагере для военнопленных высших офицеров под Веной, удалось совершить побег. Он сумел бежать через Румынию и, немного оправившись на родине от последствий плена, уже в сентябре 1916 г. получил назначение командиром XXV армейского корпуса Особой армии, которой командовал генерал от кавалерии Василий Гурко. В начале 1917 г. Корнилов получил назначение командующим войсками Петроградского военного округа. На эту должность утверждал генерала еще император Николай II, а принимал командование Корнилов уже после свержения монархии, в начале марта 1917 года. Именно Лавр Корнилов руководил арестом царской семьи, но сам впоследствии очень тяжело переживал, что на его долю выпало такое поручение Временного правительства.

Сориентировавшись в изменившейся политической ситуации, генерал Корнилов пытался сохранить армию от распада и обеспечить защиту российской столицы от наступавших германских войск. Однако, препятствовать влиянию Советов рабочих и солдатских депутатов боевой генерал уже не мог. При всей своей воинской доблести, в политике Корнилов разбирался плохо, необходимость изменений в стране если и понимал, то исходя из собственных представлений. В апреле 1917 г., не желая участвовать в революционных преобразованиях, он отказался от должности командующего Петроградским военным округом и был переведен командующим 8-й армией на фронт. Под командованием Корнилова армия добилась впечатляющих успехов.

19 июля 1917 г. генерал от инфантерии Лавр Корнилов был назначен новым Верховным главнокомандующим русской армией, сменив на этом посту генерала Алексея Брусилова. Это назначение сразу же внушило правым кругам офицерства надежду на спасение «старой России». Действительно, Корнилов пытался восстановить жесткую систему управления, но сталкивался с бездействием Временного правительства и его структур. Считая, что в стране сложилось катастрофическое положение, Корнилов организовал наступление верных частей на Петроград в августе 1917 года, после чего был объявлен главой Временного правительства Александром Керенским мятежником. С 1 сентября по ноябрь 1917 года генерал Корнилов и его ближайшие соратники находились под арестом в Могилеве и Быхове, а после Октябрьской революции был освобожден по распоряжению генерала Духонина и во главе охранявшего его Текинского полка отбыл на Дон.

Именно Лавр Корнилов стал одним из организаторов и первым главнокомандующим Добровольческой армией на Дону. Однако, отсутствие поддержки донских казаков и самоубийство атамана Каледина вынудило корниловцев двинуться на юг – на Кубань. 9 (22) февраля 1918 года начался Первый Кубанский поход Добровольческой армии, вошедший в историю под названием «Ледяного похода». Ледяной поход принес смерть генералу Корнилову. 31 марта (13 апреля) 1918 года, при штурме Екатеринодара, в дом, где находился штаб генерала Корнилова, влетела неприятельская граната. По стечению обстоятельств, которые затем генерал Деникин назвал не иначе, как мистическими, граната попала в дом только одна, попала именно в комнату, где находился генерал Корнилов, и погиб от ее взрыва только один Корнилов. Бросившиеся к генералу адъютанты ничего сделать уже не могли – Лавр Георгиевич Корнилов скончался. Тело погибшего командующего закопали в районе немецкого поселения Гначбау, причем могилу сравняли с землей при отступлении – соратники генерала прекрасно понимали, что останки покойного попытаются найти, чтобы поглумиться над ними. Красноармейцы, ворвавшись в Гначбау, начали искать спрятанную кассу, которая якобы могла быть зарыта в селе, и случайно наткнулись на гроб генерала Корнилова. Тело погибшего генерала достали и отвезли в Екатеринодар, где глумились над ним на одной из площадей, а затем все же сожгли. Вдова Лавра Георгиевича Таисия Владимировна обвинила генералов Деникина и Алексеева в том, что они не смогли вывезти тело Корнилова с Кубани, чтобы похоронить по-человечески. Впрочем, ряд исследователей опровергает версию о том, что большевики глумились над телом генерала, и это обстоятельство, говоря об его смерти, тоже необходимо учитывать.

Гражданская война – ужасная трагедия для страны. Брат убивал брата, гибли лучшие люди страны, причем со всех участвовавших сторон. Память о генерале Корнилове как герое войн и защитнике своей Родины, старательно стиралась на протяжении многих десятилетий. Сейчас, спустя столетие после тех трагических событий, было бы разумно современным сторонникам «красных» и «белых» отказаться от дальнейшего воспроизводства ненависти друг к другу, от эпидемий переименований улиц и сносов одних памятников для замены их другими. Николай II и Владимир Ленин, Корнилов и Чапаев, Деникин и Буденный – это все история нашей страны, знаковые для нее люди, каждый из которых желал России добра, хотя и понимал это добро исходя из собственного мировоззрения, опыта, ценностей.

topwar.ru

Лавр Корнилов. «Не человек – стихия»

Лавр Корнилов. «Не человек – стихия»

Есть в истории фигуры, которые обречены на субъективную оценку. Как ни старайся, не тут, так там объективность непременно даст петуха. Лавр Георгиевич Корнилов как раз такая фигура.

Блестящий разведчик и путешественник, талантливый и бесконечно – до легкомыслия – храбрый генерал. Человек, арестовавший царскую семью. С июля 1917-го Верховный главнокомандующий. Патриот и мятежник. Один из создателей белой армии. Его обожали и люто ненавидели. Впрочем, и сам он умел ненавидеть от души. И в жестокое время был  жестоким. "Не человек – стихия" — так сказал о нем австрийский генерал Рафт. Можно сказать и иначе: человек-версия. В диаметрально противоположных воспоминаниях о генерале не запутаться сложно.

Вроде не мифический герой и времена не древнейшие, но даже относительно его происхождения существуют три версии.

Сходятся они лишь в том, что Корнилов происходил из казачьей семьи, а вот вопрос о родителях и о том, сколько в нем русской, а сколько калмыцкой или казахской крови, так до конца и не выяснен. К счастью, дальнейшая жизнь Лавра Корнилова уже четко задокументирована.

Один из руководителей российской контрреволюции генерал Лавр Корнилов

Выбор военной карьеры вряд ли был случайным. Рассказывают, что в раннем детстве он увлекался лубочными картинками о походах Суворова и очень любил играть в солдатиков. Правда, не исключено, что это байка. Да и оловянные солдатики…  Петр III тоже их обожал, но это не сделало его полководцем.  Скорее уж судьбу Корнилова предопределили казачьи корни.

И в Сибирском кадетском корпусе, и в престижном питерском Михайловском артиллерийском училище, и еще позже в академии Генерального штаба  Корнилов учился блестяще, поэтому мог выбирать, где служить. Однако не прельстили ни гвардия, ни столичный гарнизон. Каждый раз он выбирал один и тот же "медвежий угол" — Туркестанский военный округ. Соблазняло стратегическое направление, где тогда были вероятны конфликты с Персией, Афганистаном и Великобританией. Именно здесь и можно было себя проявить в реальном деле.

Еще не стреляли, но Корнилов тут же нашел себе рискованное занятие – стал военным разведчиком.

В его послужном списке не одна опасная миссия. Произвел, например, разведку крепости Дейдади, служившей форпостом афганцев на границе с Россией. Сделал фотографии крепости, составил план местности и даже раздобыл книгу местного эмира о джихаде. Работал в Китае, где наладил агентурную сеть, познакомился с молодым еще Чан Кайши. Исследовал малоизученные районы Восточной Персии, которые британцы называли "Степью отчаяния", поскольку выжить там было сложно. В результате собрал богатейший географический, этнографический и военный материал. Справедливо, что Лавр Георгиевич был избран действительным членом Русского географического общества.

Генерал Лавр Корнилов

Впервые под огнем Корнилов побывал на русско-японской войне, где проявил храбрость и немалую находчивость. Прикрывая отход армии во время отступления под Мукденом, попал в окружение, однако не растерялся, поднял солдат в штыковую атаку и вывел свою уже считавшуюся уничтоженной бригаду на соединение с главными силами. После неудачной русско-японской войны Корнилов, как и многие думающие офицеры, пришел к выводу о необходимости срочных реформ в армии. Этих молодых реформаторов, среди которых, кстати, было немало будущих лидеров белого движения, по аналогии с турецкими либералами звали тогда "младотурками".

Не раз Корнилов жестко конфликтовал с начальством, сопротивляясь тупой бюрократии и коррупции. После расследования одной такой истории даже на время попал в немилость: у воров в столице оказались покровители.

Всякий раз выручала востребованность Корнилова, раздражал он многих, но при этом было и понимание: такие профессионалы – редкость.

Из аттестации за 1904 год: "Умственные способности выдающиеся, нравственные качества очень хорошие, воли твердой, трудолюбив… вследствие прекрасных способностей, а равно большого самолюбия справиться со всякими делами".

Иначе говоря, слепым монархистом этот человек не был. И многие взгляды тогдашних думских либералов разделял. О чем свидетельствует и Деникин, хорошо знавший Корнилова, который утверждал, что Лавр Георгиевич был близок по своим взглядам к "широким слоям либеральной демократии". Что не сделало его, однако, революционером. Реформы одно, революционный слом всего и вся, когда на тебя падает потолок, другое.

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

Вконтакте

Facebook

Одноклассники

Twitter

Whatsapp

Viber

Telegram

Первая мировая война и ее последствия для Российской империи. Архивные кадры

Общероссийская известность пришла к Корнилову во время Первой мировой. Он был единственным русским генералом, которому удалось бежать из плена, куда попал во время отступления раненым. Стал национальным героем. Император лично вручил генералу очередного Георгия, а газеты публиковали его фотографии. В армии был хорошо известен и раньше. Все-таки командовал дивизией, не зря прозванной  "Стальной", которая не раз отличалась в Галиции и на Карпатах. Солдаты его обожали, генералы относились по-разному. Брусилов: "Корнилов свою дивизию никогда не жалел, она несла ужасающие потери, а между тем офицеры и солдаты его любили и ему верили. Правда, он и себя не жалел, лично был храбр и лез вперед очертя голову". Деникин: "Решимость и крайнее упорство в ведении самой тяжелой, казалось, обреченной операции".

Февральская революция национального героя приняла как родного, на первом же заседании Временного правительства Корнилов назначен на важнейший пост главнокомандующего войсками Петроградского военного округа.

Он же провел арест императрицы в Царском Селе. Ортодоксальные монархисты не смогли простить "революционному генералу" этого эпизода. Но есть и другая точка зрения. Корнилов спас императорскую семью, поручив охрану своим людям: гарнизон Царского Села уже находился под контролем Советов, а в толпе раздавались призывы к расправе.

То, что отречение состоялось, было неожиданностью едва ли не для всех собравшихся. Самое странное и страшное было в том, что за бортом истории в 1917 году оказались абсолютно все присутствующие на фотографии.

То, что подпись под документом сделана карандашом - любимая тема разговоров конспирологов. Мол, никакого отречения император не подписывал. Против этой версии говорит единственное, но важное соображение: в течение революционного года - еще не арестованный, спокойно проживавший в Царском Селе Николай не опровергал отречения и не думал сопротивляться.

Формально великий князь Михаил - младший брат императора - не отрекался от престола, но лишь "подвесил" вопрос о своем царствовании до проведения Учредительного собрания. Которое, напомним, было сорвано уже большевиками в конце 1917 года.

Повседневной одеждой низложенного Николая оставалась военная форма. В остальном же он и его семья были на первых порах предоставлены сами себе.

Никто, глядя на фотографии семейства Романовых, не смог бы в революционные годы сказать, что они чем-то выделяются из общей массы людей.

На лице Николая Александровича в 1917 году редко можно было - по понятным причинам - видеть улыбку.

И все-таки спокойная жизнь в одной из бывших резиденций была для бывшей царской семьи нереальным вариантом. Слишком велик для многих борющихся сил был соблазн поднять императора на знамя.

Арест царской семьи произошел практически сразу, 3 марта 1917 года. Вначале, однако, он был домашним, в Царском селе

После июльских событий в Петрограде, однако, Николая с супругой и детьми под конвоем перевозят в Тобольск - город был выбран при участии А. Ф. Керенского. Там, на втором этаже губернаторского дома, семья провела около полугода. Тобольск, находившийся в 260 километрах от железной дороги, был достаточно глухим и спокойным местом.

Жизнь в тобольской ссылке была скудной и достаточно унизительной, но все-таки относительно вольной. Хотя покидать пределы дома Николаю и его семейству не разрешалось - только в церковь.

Последним адресом для семьи Романовых оказался екатеринбургский дом купца Ипатьева.

Личные вещи, которые находились при царском семействе, были тем немногим, что Николаю и его близким позволили взять из Царского села. Что касается пайка, то "слишком сытное питание" служило только раздражителем для конвойных солдат.

A picture taken in July 1918 in Yekaterinburg shows members of the Russian Imperial family posing a few days before being executed Bolsheviks on JUly 17, 1918. From left to right, Grand Duchess Maria, Grand Duchess Anastasia, Tsar Nicolas II, Grand Duchess Tatiana, Tsarevich Alexei, Grand Duchess Olga.

Комната в подвале Дома Ипатьева, где была расстреляна царская семья в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

Развод Лавра Корнилова с февральскими лидерами был неизбежен. Развал армии, во многом спровоцированный курсом Петросовета, а затем и правительства, в целом неспособность власти справиться с ситуацией в стране заставили Корнилова предпринять те шаги, которые позже назовут мятежом. В общих чертах цель очевидна – установление твердой и эффективной власти. Известны и последствия – разгром корниловцев привел во власть большевиков. Корнилова арестовали, Троцкого – выпустили.

Выступление Корнилова — изрядно запутанный эпизод истории, следовательно, это отдельная тема. Ясно одно: двигало тогда генералом не стремление к власти, а патриотизм: любить Родину и желать ей добра можно по-разному.

Если и были у Корнилова личные мотивы, то это понимание, что Керенский, интригуя, пытается использовать его для сохранения собственной власти. Есть свидетельства, что премьер говорил о решительном генерале как о мавре, которого можно убрать, когда тот наведет порядок. А после провала мятежа якобы сказал: "Корнилов должен быть казнен. Но когда это случится, приду на могилу, принесу цветы и преклоню колено перед русским патриотом". Впрочем, не факт, в такие времена царствуют слухи.

После Октября генерал Духонин (начальник штаба Керенского) выпустил Корнилова из-под ареста. В годы Гражданской войны корниловцы отличались стойкостью, смелостью и жестокостью. Правда, жестокость – болезнь всякой гражданской войны, чей девиз "око за око". Ни белые, ни красные, ни зеленые человеколюбием не отличались.

Офицеры "Дикой дивизии" генерала Корнилов

Погиб Лавр Корнилов в 1918-м закономерно, нельзя бесконечно выигрывать в русскую рулетку. Красные долго пристреливались к дому, в котором расположился генерал. Все вокруг было изрыто воронками, но Корнилов, как обычно, игнорировал угрозу. В конце концов снаряд залетел в дом. Могилы Корнилова нет.

Перед отступлением белые могилу замаскировали, однако красные до нее все равно добрались. Тело ожесточенно рвали на куски, жгли, потом снова топтали останки.

Как рассказывала его сестра, Лавр родился в сорочке, что предвещало счастливую жизнь. Действительно, Корнилову много раз везло. Вот только в революцию не спасает даже счастливая сорочка.

ria.ru

Загадочная смерть генерала Лавра Корнилова — КИ News

Век назад – 13 апреля 1918 года – в окрестностях нашего города погиб тот, кого одновременно ненавидели и боготворили, в ком видели спасителя гибнущей в кровавом хаосе Отчизны или, напротив, палача и душителя гражданских свобод. Звали этого человека Лавр Георгиевич Корнилов.

Он стал национальным героем еще до начала Гражданской войны. Шутка ли – разведчик, путешественник и писатель, единственный русский генерал, сбежавший из вражеского плена, участник знаменитого Брусиловского прорыва, обласканный новыми революционными властями и назначенный ими Верховным главнокомандующим Русской армией. Он же едва не сверг Временное правительство Керенского в августе 1917 года.

Пламенный вождь, который, как верили многие, мог противостоять захватившим в Питере власть большевикам.

Хотя с того времени прошло лишь 100 лет, часть страниц биографии легендарного военачальника достоверно восстановить не удается.

Историки спорят о том, когда он родился, кем были его родители, от каких именно предков по отцовской или материнской линии получил он толику азиатской крови, придавшей внешности генерала характерный восточный колорит.

Но самым густым мраком покрыты обстоятельства его загадочной смерти, в немалой степени изменившей судьбу огромной страны.

Фото: Открытые источники

А был ли выстрел?

Вплоть до 1967 года на месте ныне ремонтируемого кинотеатра «Аврора» стоял курган киммерийской эпохи. На его вершине в советский период установили памятный знак, свидетельствующий о том, что именно с этого места был выпущен артиллерийский снаряд, уничтоживший белогвардейского главаря Корнилова.

Современные исследователи, впрочем, сомневаются в правдивости данной версии. По их мнению, роковой выстрел был произведен со стороны реки – из южной части города, где, собственно, и находился штаб обороны красных. Там же располагались их основные силы, в том числе артиллерия.

Прекрасный вид на ферму, в которой ночевал Корнилов со своими подвижниками, открывался с колокольни Свято-Троицкого собора, расположенного на улице, теперь носящей имя Фрунзе. Вероятнее всего, с этой высоты и корректировали огонь по позициям Добровольческой армии, наступавшей со стороны станицы Елизаветинской.

Надо, однако, заметить, что версии о смерти генерала изначально весьма разнились. Официальный орган советской власти газета «Известия ВЦИК» в номере от 20 апреля 1918 года излагала сразу две противоречащих друг другу концепции: Корнилова уничтожил выстрел из «революционной мортиры» и «он убит двумя чеченцами своего отряда». Вскоре в той же газете появились подробности:

«В отряде Корнилова, в его походе на Ростов, принимали участие горцы за хорошее вознаграждение. Горцы поставили непременным условием, чтобы им была дана полная свобода действий.

Ночью, когда красные войска подошли вплотную, в рядах Корнилова произошло смятение. Горцы рванулись вперед, но были отброшены войсками красных. Тогда сам Корнилов со словами:

«Вы меня погубили», приказал горцам вновь пойти в наступление. Горцы отказались, заявив, что не согласны наступать и сами понимают, что нужно делать.

Корнилов вспыхнул и, назвав горцев предателями и бросив несколько бранных слов в их адрес, сам бросился во главе своего отряда в бой.

Но тут же был убит подскочившими к нему двумя горцами. Эта сцена во время грандиозного боя ошеломила войска, и они бросились врассыпную».

Джигиты Текинского конного полка.

Фото: Открытые источники

Сию «героическую» версию гибели командира Добровольческой армии поддержал в одном из своих выступлений непосредственно вождь мирового пролетариата Владимир Ленин, заявивший, что «первый по смелости контрреволюционер Корнилов убит своими же собственными возмутившимися солдатами».

Снаряд или граната?

Вскоре, однако, повсюду стали распространяться слухи, что Корнилов вовсе не погиб, что вместо него похоронили другого генерала и именно над трупом последнего глумились красноармейцы.

В то время как сам лидер Белого движения собирает силы где-то в неведомом месте. Обеспокоенные этими домыслами большевики поспешили их развеять. В интервью газете «Знамя труда» от 15 мая 1918 года член областного ЦИК Скворцов возвращается к версии о метком выстреле:

«После соединения Корнилова с кубанскими контрреволюционерами 8 апреля Корнилов, имея в своем распоряжении 15-тысячную армию, совместно с Бычем и Филимоновым повел постепенное наступление от станицы Елизаветинской, тесня большевистские войска. 9 апреля он приблизился к Екатеринодару, 10-го была сильная перестрелка, 11-го, заняв передовые окопы, был в 5 верстах от Екатеринодара. Корнилов со своим штабом занял ферму, находившуюся в 8 верстах от Екатеринодара. Ферма эта называется «научным полем». 12 апреля один из удачных снарядов легкой батареи попал в домик «опытного поля», где находился Корнилов со штабом.

Разрывом снаряда в лицо Корнилов был смертельно ранен и, не приходя в сознание, через несколько минут умер. 15-го после осмотра пленными, которые удостоверили, что это генерал Корнилов, пригласили тех, кто его знал. При осмотре трупа Корнилова присутствовал и я, так как Корнилова я знал еще в Петербурге, работая в военной секции Центрального комитета. Несколько раз беседовал с ним лично, затем, когда его произвели верховноглавнокомандующие, мы, солдаты, сильно негодовали. Кроме того, 1 июля 1917 года я видел его на Московском совещании, когда офицеры несли его на руках со станции. Вот почему я говорю: «Сомнения в сторону, Корнилов убит, и труп его сожжен, а пепел развеян по ветру».

корнилов для нас.jpg

Казалось бы, все разночтения должны были устранить воспоминания сподвижников Лавра Георгиевича, белогвардейцев, бывших рядом с генералом в его последние минуты.

Но, увы, после знакомства с их мемуарами вопросов возникает все больше и больше. Так, писатель Роман Гуль, непосредственный участник Ледяного похода, приводит слова адъютанта Корнилова подпоручика Долинского:

«Вы знаете – штаб был в хате на открытом поле. Уж несколько дней они вели пристрелку и довольно удачно… Мы говорили генералу. Он не обращал внимания…

Последний день кругом все изрыли снарядами… поняли, что здесь штаб, подъезжают ведь конные, с донесениями, толпятся люди. Ну вот один из таких снарядов и ударил прямо в хату, в комнату, где был генерал. Его отбросило на печь.

Переломило ногу, руку. Мы с Хаджиевым (командир ткинского конвоя) вынесли его на воздух. Но ничего уже сделать было нельзя. Умер, ни слова не сказал, только стонал…».

Первый памятный камень, установленный на месте гибели генерала Корнилова.

Фото: Из архивов Ф. Бунина

На первый, неискушенный взгляд версия логичная. Красные заподозрили, что на ферме находится штаб Добровольческой армии, и пальнули туда. Роковой снаряд угодил именно в то помещение, где находился Корнилов. Что ж тут неясного?

Однако любой человек, мало-мальски знакомый с военным делом, поневоле удивится тому обстоятельству, что от прямого артиллерийского попадания в штабное помещение пострадал один-единственный человек – верховный командующий.

Никто другой не был ни контужен, ни даже оцарапан. Хотя остальные три комнаты были, по рассказам, переполнены людьми. Наконец, сама хлипкая глинобитная хатенка тоже пострадала незначительно.

Еще больше тумана подпускает ближайший из сподвижников легендарного генерала Антон Иванович Деникин, принявший после покойного командование Добровольческой армией:

«Неприятельская граната попала в дом только одна, только в комнату Корнилова, когда он был в ней, и убила только его одного. Мистический покров тайны покрыл пути и свершения неведомой воли».

Антон Деникин во главе армии в Екатенинодаре.

Фото: Открытые источники

Речь, понятно, идет не о ручной гранате, а об артиллерийском снаряде осколочного действия. Но даже в этом случае следовало ожидать гораздо более значительных повреждений как помещения, так и тела генерала, не говоря уже о неизбежной контузии от взрывной волны всех, кто находился внутри штаба. А ведь ничего этого не случилось. Увиденное своими глазами описывает штабс-капитан Тюрин:

«Вдруг раздался страшный грохот. Все здание было потрясено силой взрыва. Комната, где находился Корнилов, была наполнена белой пылью осыпавшейся штукатурки. Под ней лежал Корнилов… В то утро генерал Kорнилов встал очень рано, долго сидел на кровати над картой, попивая чай. Kомната, где он помещался, была маленькой, обстановка была проста и состояла из деревянной кровати, стола и нескольких простых табуретов. Kровать стояла у наружной стены, вправо от нее было окно. Перед кроватью стоял стол, а напротив, у противоположной стены, – печь. Снаряд попал в низ стены, у которой стояла кровать. Силой взрыва генерал Kорнилов был брошен на пол к противоположной стене. Ранение его было незначительно, и несколько ссадин, нанесенных частью обрушившегося потолка, не были смертельны. Но слабое сердце не выдержало такого близкого воздушного удара разорвавшейся в комнате гранаты. За роковым взрывом последовало еще несколько попаданий снарядов возле домика фермы, и затем огонь был перенесен большевиками в другое место».

Простите, господин штабс-капитан, но если бы в маленькую комнату размерами приблизительно три на три метра действительно попал бы осколочно-фугасный снаряд полевой 76-мм пушки весом в семь с лишним килограммов, то изуродованное тело Корнилова пришлось бы извлекать из-под руин здания, соскребая его по кускам со стен и потолка.

А у вас в описании «незначительные ранения», «ссадины», нанесенные даже не осколками гранаты или шрапнелью, а кусками штукатурки с потолка, все, что осыпалось – известковая пыль от побелки. Что-то тут не сходится.

Екатеринодарский тупик

Еще более странной и поистине мистической становится смерть Лавра Корнилова, если охватить взглядом все ей предшествующие и последующие за ней события.

Придя с Дона со своими добровольцами и соединившись за Кубанью с армией Кубанской казачьей Рады, генерал силами 6-тысячного войска начал штурм Екатеринодара, где ему противостояли превосходящие силы красных, к которым к тому же постоянно подходили подкрепления из Новороссийска.

Фото: Открытые источники

Наш город оказался для Добровольческой армии ловушкой. Горожане в массе своей не поддержали белогвардейцев, солдаты-фронтовики и черноморские матросы сражались отчаянно, у них имелось несколько бронепоездов и крупнокалиберные флотские орудия.

За четыре дня непрерывных и ожесточенных боев добровольцы потеряли почти половину своего состава, закончились снаряды, иссякали патроны. На последнем совещании многие военачальники предлагали Корнилову отказаться от безнадежного штурма неприступного города.

Но генерал с маниакальным упорством верил в свою удачу. По его мнению, отступление означало конец Белого движения. Именно на 13 апреля был назначен решительный приступ, который наверняка закончился бы полной катастрофой. Генерал Марков, самый отважный из добровольцев, явившись после совещания к своим бойцам, сказал:

«Наденьте чистое белье, у кого есть. Будем штурмовать Екатеринодар. Екатеринодар не возьмем. А если и возьмем, то погибнем».

корнилов перед фронтом.jpg

Подчиненные ему люди понимали, что идут на верную смерть. Но понимал это и Корнилов. По свидетельству очевидцев, он был подавлен и удручен.

Сильно переживал также гибель своего друга – полковника Неженцева, которого впоследствии похоронят рядом с генералом. Какой ни дикой покажется эта мысль, но смерть Корнилова спасла Добровольческую армию.

Ее остатки бежали, сумели оторваться от преследования красных и уйти на Дон, где уже вспыхнуло казачье восстание против советской власти. Будто, принеся в жертву своего главнокомандующего, Белое движение вдруг получило новый шанс и надежду на успех.

Как тут не поверить в неведомую волю рока в виде случайного артиллерийского выстрела с расстояния в шесть километров, уничтожившего только одного генерала?

Другие версии

Но если отринуть мистику и попытаться опереться на твердую почву реальности, то что же у нас остается? Генерал Корнилов не мог покончить жизнь самоубийством. Даже задумав подобное, он предпочел бы умереть в бою с оружием в руках, как и подобает герою.

В некоторых книгах встречается предположение, что его убрали свои. Говорят о ручной гранате, которую кто-то из приближенных мог бросить в комнату генерала. Но на самом деле это тоже маловероятно. Во-первых, окружавшие его люди не просто любили его – они боготворили Лавра Георгиевича.

Каждый из них скорей лишил бы жизни себя, чем своего лидера. Во-вторых, генерала охранял конвой из лично преданных ему текинцев (туркменских джигитов), которые были с ним все это время, начиная с германского фронта. Мимо них не проскочила бы даже мышь. Вот как их описывал один из очевидцев:

«Рослые, монументальные и в то же время стройные… стояли они, как изваяния... Каждого, кто подъезжал или подходил к Ставке… ощупывали взглядом… словно пытаясь выведать, не замыслил ли этот человек худого… против их бояра... Это были не обычные часовые, выстаивающие положенный срок, а чуткие стражи и верные слуги... По одному мановению своего бояра они были готовы не только убить кого угодно, но и свою жизнь без колебаний отдать за него...».

Офицеры добровольческой армии на символической могиле Корнилова. Вторая половина 1918 года.

Фото: Из архива Ф. Бунина

И вместе с тем не оставляет ощущение, что все мемуаристы, описывавшие смерть знаменитого генерала, что-то скрывали. Не говоря уже о том, что разрушения в штабе явно не тянут на прямое попадание артиллерийского снаряда.

Лично для себя подсказку я обнаружил в воспоминаниях штабс-капитана Тюрина, ненароком обмолвившегося про «слабое сердце» лидера Белого движения. Думаю, находившийся в стрессе Лавр Георгиевич, осознававший, что обрек своих людей на поражение, просто скончался от инфаркта.

Окружавшим его людям эта смерть показалась недостаточно героической. Вот и родилась версия о случайном попадании артиллерийского снаряда, сымитировать который попытались, бросив в комнату с уже мертвым телом ручную гранату.

Впрочем, это – всего лишь догадка. Свою тайну Корнилов унес с собой в могилу, которую, впрочем, вскоре разрушили. Но это уже совсем другая история, и она не для слабонервных.

Читайте новости там, где удобно: Telegram, Twitter, Fb , Vk, Оk.

ki-news.ru

Революционный генерал на службе Белого движения

Фото: www.globallookpress.com

Историк Петр Мультатули о генерале Лавре Корнилове, арестовавшем семью Николая Второго и ставшем одним из основателей Белого движения

Автор:Мультатули Петр

Лавр Георгиевич Корнилов родился 18 августа 1870 года в семье отставного хорунжего Сибирского казачьего войска в небольшом городке Усть-Каменогорске Семипалатинской области, расположенной в степных отрогах Алтайских гор (в современном Казахстане). Его отец — Егор Корнилов был простым казаком с Горькой линии, так в XVIII столетии называлась линия степных поселений сибирского казачества, построенных при Петре Великом по всему течению реки Иртыш. Мать Корнилова была киргиз-кайсачкой из кочевого рода, обитавшего на левобережье Иртыша.

Мать часто брала сына Лавра в родной аул, в родительский дом. Поэтому Корнилов знал язык киргиз-кайсаков (так называемый казахский) еще с детства.

Круглый стол «Царский выбор Николая II: к 150-летию со дня рождения и к 100-летию расправы»

Сильная кровь степных предков сказалась на внешнем облике Корнилова. У него были характерные скулы и узкий разрез глаз. Семья Корниловых была многодетной, и мальчику пришлось с детства познать нелегкий крестьянский труд, помогать родителям по дому. Любознательный казачонок с интересом посещал местную двухлетнюю церковно-приходскую школу. Отец сумел определить подросшего Лавра в l-й Сибирский Императора Александра I кадетский корпус, который Корнилов закончил по высшему балу.

В 1899 году Корнилов становится юнкером Михайловского артиллерийского училища в Санкт-Петербурге, которое он успешно закончил в 1892-м. Ему было присвоено звание подпоручика и получено назначение в Туркестанскую артиллерийскую бригаду. Позднее Корнилов говорил, что "Служба в Туркестане - это годы моей командирской закалки".

Корнилов обладал несменённой способностью к языкам. К тридцати годам своей жизни Лавр свободно владел персидским, татарским, туркменским, киргизским, английским, французским и немецким языками. Получив очередное звание поручика, Корнилов поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. Будущий Донской атаман генерал А.П. Богаевский так вспоминал Корнилова во время его службы в Академии:

Скромный и застенчивый армейский артиллерийский офицер, худощавый, небольшого роста, с монгольским лицом был мало заметен в академии и только во время экзаменов сразу выделялся блестящими успехами по всем наукам".

Николаевскую академию Генерального штаба Корнилов закончил в 1898 году по первому разряду, удостоившись малой серебряной медали. Другой наградой за успешную учебу ему стало досрочное присуждение капитанского звания. Его фамилия украсила почетную мраморную доску академии. Капитан Корнилов вновь выбрал для дальнейшего прохождения службы Туркестанский военный округ, беспокойную границу с Афганистаном.

В сентябре 1901 года он был назначен штаб-офицером для (специальных) поручений при этом же штабе: то есть поступил на службу в военную разведку. С февраля 1899 года по март 1904 года Корнилов совершил инкогнито продолжительные "служебные поездки" в Персию, Афганистан, Индию и Китай. В то время между Великобританией и Россией шло острое соперничество за влияние в Азии.

Л. Корнилов. Фото: www.globallookpress.com

В 1901 году Корнилов женился на Т.В. Марковой. Медовый месяц молодые провели в поездке по пустыне. В  следующем году Корнилов получает звание подполковника. Ему поручают редактирование секретного издания штаба Туркестанского военного округа под названием "Сведения, касающиеся стран, сопредельных с Туркестанским военным округом". Составленные по долгу службы Корниловым военно-научные обозрения стран Среднего Востока были предметом зависти британских "специалистов" по этому азиатскому региону.

В июне 1904 года подполковника Корнилова переводят в Петербург начальником отдела Генерального штаба. Однако в сентябре офицер был направлен на войну с Японией в должности штаб-офицера при управлении l-й Стрелковой бригады, затем начальника штаба этой бригады. В районе селения Вазые подполковник Корнилов повел солдат в штыковую атаку и смог вывести бригаду из японского окружения. За проявленную в боях под Мукденом храбрость офицер получил орден Святого Георгия 4-й степени и был произведен в полковники.

Период между Русско-японской и Первой мировой войнами раскрыл таланты полковника Корнилова как военного дипломата. В 1907-1911 годах он служил военным атташе в Китае, успев за это время изучить китайский язык, образ жизни и быт китайцев. В МИД Российской империи и Генеральный штаб императорской армии полковник отсылал отчеты, рассказывавшие о самых разных сторонах жизни Китая, организации китайской полиции, телеграфа, императорской гвардии. Пробыв четыре года на военно-дипломатической службе в Китае, полковник Корнилов вернулся на строевую службу. В феврале – июне 1911 года он командовал 8-м пехотным Эстляндским полком, затем отрядом в Заамурском округе отдельного корпуса пограничной стражи, бригадой в составе 9-й Сибирской стрелковой дивизии. В декабре 1911 года 41-летний Лавр Корнилов получил звание генерал-майора Императорской армии.

На фронт 1-й Мировой войны в 1914 году генерал Корнилов ушел во главе бригады 49-й пехотной дивизии, но 25 августа был назначен начальником 43-й дивизии, стяжавшей в боях под его командованием название "Корниловской железной". В начале 1915 года за отличия в боях он был произведен в чин генерал-лейтенанта — ему было всего 45 лет.

В апреле 1915 года при отходе русской армии из Карпат его дивизия, будучи в арьергарде, была окружена со всех сторон превосходящими силами противника. Сам Корнилов с горстью храбрецов прикрывал отход своей дивизии из окружения, в штыковом бою в окопах был ранен и взят в плен австрийцами, вместе с шестью бойцами, остававшимися с ним до последнего боя.

Император Николай II: добровольное отречение или спланированное свержение

В плену Корнилов содержался хорошо, австро-венгры относились к нему со всеми почестями. С ним даже встретился главнокомандующий венгерской армии австрийский эрцгерцог Иосиф Габсбург. В те годы это не было чем-то особенным. Во время Первой мировой войны пленные генералы воюющих сторон получали неплохое питание, медицинский уход, возможность пользоваться услугами денщика, делать некоторые покупки. В принципе можно было бы и вовсе получить личную свободу, но при обязательном условии дачи подписки о дальнейшем неучастии в боевых действиях вплоть до официального окончания войны.

Сначала Корнилов был заключен в лагерь под именем Неленбах. Впоследствии, будучи переводим из одного лагеря в другой, он прошел лагеря "Лек", "Плайнинг", "Печь" и, наконец, "Косег". Из них он дважды пытался совершить побег, но оба раза неудачно. Наконец, 29 июля (11 августа) изменив внешность, с помощью сочувствующих ему солдат-чехов австро-венгерской армии и начальника по Заамурскому округу Пограничной стражи генерал-лейтенанта Е.И. Мартынова, вступившего впоследствии в Красную армию, Корнилову удалось бежать. Поездом он добрался до Бухареста. Затем генерал Корнилов (по его рассказу) несколько дней шел до Румынской границы и здесь, прожив два дня в шалаше укрывавшего его пастуха, ночью перешел границу в наименее охраняемом, указанном ему пастухом месте.

Верховный Главнокомандующий Русской армии Лавр Георгиевич Корнилов. Репродукция Фотохроники ТАСС/  

Однако генерал-майор М.А. Васильев, командовавший в 1918 году 12-й пехотной дивизией "Украинской державы", 3 апреля 1918 года был незаконно арестован "галичанами" и передан "союзным" австрийским властям. Около полутора месяцев офицеры провели в лагере военнопленных, где, по слухам в 1916 году содержался генерал Корнилов. Во Фрайштадте для гетмана Скоропадского из русских военнопленных формировалась серожупанная дивизия. По случаю отправки новообразованных подразделений в Киев, некий австрийский генерал устроил прощальный обед, на котором присутствовали австрийский комендант и чины его штаба. В своей речи комендант высказал восхищение мужеством бывших врагов - офицеров русской армии. Генерал Васильев в ответной речи упомянул о смелом и геройском побеге из плена генерала Корнилова. При этом комендант при этих словах саркастически улыбался. Это так смутило Васильева, что он, скомкав свою речь, сел и обратился к коменданту с вопросом, чем были вызваны его улыбки. Комендант ответил, что теперь он может рассказать правду и сказал, что с начала плена генерала Корнилова сюда в лагерь, в котором он был комендантом, неоднократно приезжали от командования разные чины и беседовали с генералом Корниловым, и когда убедились, что он согласен работать на революцию, то он, комендант, получил приказ переправить скрытно Корнилова на русскую сторону.

Мы переодели Корнилова и два моих офицера довезли его в автомобиле до наших окопов, перевезли его через нашу последнюю линию и, указав ему точно расположение русских, с ним распрощались".

Так это было или нет, но последующее поведение Корнилова в февральско-мартовские дни 1917 года скорее свидетельствуют в пользу этого рассказа. Удивительно также, что по именным спискам Ставки на сентябрь 1916 года в германском и австрийском плену находилось 62 русских генерала, а бежал оттуда только один Корнилов.

Примечательно, что за время нахождения в плену (!) генерал Корнилов был пожалован Государем Императором Николаем II орденом Святого Георгия 3 степени. До этого за 1914-1915 годы своего пребывания на фронте за личную доблесть и умелое командование Корнилов трижды награждался боевыми орденами: Святой Анны l-й степени, Святого Станислава l-й степени и Святого Владимир 3-й степени.

Корнилов, вернувшись на Родину через Бухарест, проследовал в Киев, а оттуда в Могилёв, где располагалась Ставка Верховного главнокомандующего. Там генерала тепло принял Государь, который лично вручил ему ранее присвоенную награду орден Св. Георгия 3-й степени. Между тем в России началась кампания по всяческому возвеличиванию Корнилова. Его портреты печатались во всех русских и союзнических иллюстрированных журналах. Из Могилева Корнилов прибыл в Петербург, где он должен был провести некоторое время под наблюдением врачей для поправки здоровья.

13 сентября 1916 года он назначается командиром 25-го армейского корпуса и вновь отправляется на Юго-Западный фронт. Корпус входил в состав Особой армии генерала от кавалерии В.И. Гурко, действовавшей на северном крыле фронта. К этому времени Корнилов был надежной связью главного организатора заговора против Императора А.И. Гучкова. Имя Корнилова попало в гучковский список "сторонников Думы". В разгар осуществления заговора, в заснеженном Пскове, заговорщики в лице генералов М.В. Алексеева и Н.В. Рузского настойчиво уговаривали Государя назначить генерала Корнилова вместо Н.И. Иванова во главе Георгиевского батальона, а затем также настойчиво почти требовали от Императора Николая II назначить генерала Л.Г. Корнилова на должность начальника Петроградского военного округа.

8 марта 1917 года, когда генерал М.В. Алексеев по заданию заговорщиков думцев арестовал Государя, другой генерал Л.Г. Корнилов арестовал в Александровском дворце Государыню и Царских Детей. Войдя во дворец, Корнилов, с красным бантом на груди, в сопровождении А.И. Гучкова, потребовал немедленно разбудить "бывшую Царицу". Подойдя к Корнилову и не подавая ему руки, Императрица Александра Феодоровна спросила: “Что Вам нужно, генерал?”. Корнилов вытянулся и в почтительном тоне, сказал: "Ваше Императорское Величество… Вам неизвестно, что происходит в Петрограде и в Царском… Мне очень тяжело и неприятно Вам докладывать, но для Вашей же безопасности я принужден Вас…" и замялся. Императрица перебила его: "Мне все очень хорошо известно. Вы пришли меня арестовать?" — "Так точно", — ответил Корнилов. “Больше ничего?” — “Ничего”. Не говоря более ни слова, Императрица повернулась и ушла в свои покои.

Корнилов был полностью на стороне революции:

Я считаю, что происшедший в России переворот является верным залогом нашей победы над врагом. Только свободная Россия, сбросившая с себя гнет старого режима, может выйти победительницей из настоящей мировой борьбы".

Новый революционный комендант Петрограда, не побрезговал лично руководить организацией глумления и уничтожения тела Г.Е. Распутина, которое было сожжено на Пискаревском кладбище.

Но известен ещё один, наверное, самый чудовищный по своему цинизму поступок Лавра Корнилова. 6 апреля 1917 года этот "герой" "бескровной" революции и будущий "герой" "белого дела" наградил Георгиевским крестом другого "героя" февраля фельдфебеля лейб-гвардии Волынского полка Т.И. Кирпичникова. Тот в феврале 1917 года был организатором бунта в своём полку и выстрелом в спину убил верного Царю и Присяге штабс-капитана И.С. Лашкевича. Корнилов не побрезговал пожать руку, обагрённую офицерской кровью.

Начиная с августа 1917 года, англичане и французы, понимающие, что режим А.Ф. Керенского не способен продолжать войну "до победного конца", начинают тайно раскручивать фигуру генерала Корнилова. Его прочили в военные диктаторы. Курировал "корниловский проект" бывший глава Боевой организации эсеров Б.В. Савинков, давно завербованный английской разведкой.

Листовка. Фото: www.globallookpress.com

Однако выступление Корнилова потерпело поражение. Не последнюю роль здесь сыграло то обстоятельство, что Керенского поддержали влиятельные американские силы, которым был не нужен проанглийский ставленник. Ограниченный Корнилов был использован в "тёмную", а затем отправлен в Быховскую тюрьму, откуда он бежал на Дон, где вместе с генералами М.В. Алексеевым и А.И. Деникиным начал собирать офицеров в Добровольческую армию, чтобы воевать с большевиками. При этом вся трагедия заключалась в том, что успех этой войны напрямую зависел от покаяния создателей Добровольческой армии за содеянное ими в марте 1917 года. Но покаяния не было. Вместо этого были старые речи о "новой свободной России".

Корниловский ударный полк, отправляясь на борьбу с большевиками, распевал: "Мы былого не жалеем, Царь не кумир…". А ведь в этот момент, Государь и его Семья были ещё живы и находились в заточении в Тобольске!

Не менее трагичным было и то обстоятельство, что на призыв Алексеева и Корнилова откликнулось множество русских людей, офицеров, юнкеров, кадетов, гимназистов. Они были объединены одним желанием: освободить Родину от её поработителей – большевиков. Сотнями они стали стекаться на Дон, записываться в Добровольческую Армию. Из Румынии в Новочеркасск со своим полком прорывается герой войны, Георгиевский кавалер и монархист полковник М.Г. Дроздовский.

Фото: www.globallookpress.com

Однако командир III-го Кавалерийского Корпуса, генерал от кавалерии граф Ф.А. Келлер отказался идти за февралистскими генералами, заявив:

Корнилов – революционный генерал. Я же могу повести армию только с Богом в сердце и Царем в душе. Только вера в Бога и в мощь Царя могут спасти нас, только старая армия и всенародное раскаяние могут спасти Россию, а не демократическая армия и "свободный" народ. Мы видим, к чему нас привела свобода: к позору и невиданному унижению... Из корниловского предприятия ровно ничего не выйдет, помяните мое слово [...] Кончится гибелью. Погибнут невинные жизни".

Эти слова сбылись во время Ледяного похода Корнилова 1918 года, целью которого был Екатеринодар, а не Екатеринбург, где томился в узах Государь и его Семья.

Царским изменникам, стоявшим в начале пути Добровольческой армии, Бог не даровал победы. Надо было, чтобы их место заняли другие, верные Богу и России люди. Лучшим доказательством этому служит смерть самого генерала Корнилова.

Неприятельская граната, – писал генерал А.И. Деникин, – попала в дом только одна, только в комнату Корнилова, когда он был в ней, и убила только его одного. Мистический покров предвечной тайны покрыл пути и свершения Неведомой Воли".

Точнее не скажешь.

Тайно похороненное в немецкой колонии Гначбау, тело генерала было вырыто из нее пришедшими сюда большевиками и перевезено в Екатеринодар.

Отдельные увещания из толпы, - говорилось в документе Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков, -  не тревожить умершего человека, ставшего уже безвредным, не помогли; настроение большевицкой толпы повышалось [...] С трупа была сорвана последняя рубашка, которая раздиралась на части и обрывки разбрасывались кругом. Несколько человек оказались на дереве и стали поднимать труп. Но веревка оборвалась, и тело упало на мостовую. Толпа все прибывала, волновалась и шумела. После речи с балкона стали кричать, что труп надо разорвать на клочки. Наконец отдан был приказ увезти труп за город и сжечь его. Труп был уже неузнаваем: он представлял из себя безформенную массу, обезображенную ударами шашек, бросанием на землю. Тело было привезено на городские бойни, где, обложив соломой, его стали жечь в присутствии высших представителей большевицкой власти, прибывших на это зрелище на автомобилях. В один день не удалось докончить этой работы: на следующий день продолжали жечь жалкие останки; жгли и растаптывали ногами и потом опять жгли".

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

*

Подписаться

Ссылки по теме:

Оставить комментарий

13 Апреля 15:52Контрсанкции: Россия готова ответить на выпады Вашингтона 14 Апреля 09:05Светлая суббота. День преподобной Марии Египетской. Православный календарь на 14 апреля

tsargrad.tv

Генерал Лавр Георгиевич Корнилов. - история в фотографиях

Profile

Name: история в фотографиях

Entry Tags

1020-е, 1400-е, 1500-е, 1700-е, 1800-е, 1830-е, 1840-е, 1850-е, 1860-е, 1870-е, 1880-е, 1890-е, 1900, 1900-е, 1910--е, 1910-е, 1912-е, 1917, 1920, 1920-е, 1930-е, 1930-е история России, 1940, 1940--е, 1940-е, 1945, 1950-е, 1960, 1960-е, 1970-е, 1980-е, 1990-е, 1997, 2000-е, 2010-е, XIII век, XIX век, XVI век, XVII век, cемейный архив, Азия, Афганистан, Африка, Африка политика, Балканы, Батька Махно, Белое Движение, Белое движение, Ближний Восток, ВСХВ, Валуа, Великая Отечественная война, Великая Отечественная войнв, Великая война, Великая отечественная война, Виндзоры, Военная история, Восток, Вторая мировая, Вторая мировая война, Вторая мировая война. авиация, Втроая мировая война, Гражданская война, Гражданская война в США, Греция, Европа, Зачем - не знаю, Кавказ, Красный крест, Крым, Крымская война, Латинская Америка, Ливия, МГУ, Москва, НКВД, Николай II, ОГПУ, Первая мировая, Первая мировая война, Подмосковье, РККА, Романовы, Русско-японская война, СМИ, СССР, США, Серебряный век, Средние века, Сталин, Сталинград, Сталинградская битва, Униформа, ХХ век, Халкин-гол, авация, авиация, авиация. флот, авто, авто-история, авторская фотография, авторские фотографии, агит, агитация, агитация ( историческая), агитация (историческая), актеры, актуальная история, алхимия, анархисты, анархия, аристократия, армия, артиллерия, артисты, археология, архитектура, балет, благотворительность, болезнь, броневики, бронепоезда, быт, быт. люди, видео, военная иситория, военная история, военная история. Первая мировая война, военная истрия, война, война в Афганистане, война в Корее, война в Чечне, война во Вьетнаме, вопрос, враги, всякая всячина, вторая мировая, выборы, выставки, геополитика, геральдика, герои, горо, города, города России, города СССР, города люди, гравюры, гражданская война, графика, даты, дворянство, демонстрации, деньги, деревня, дереыня, детвора, дети, детские игрушки, дипломатия, дирижабли, доброе, документы, дореволюционные фотографии, достояние человечества, драгоценности, еда, жандармы, железная дорога, железные дороги, женщин, женщина, женщины, жесть, живопись, животные, жизнь, жут, жуть, за, забавно, забавное, загадка, заговоры, зачем-не знаю, игры, игры. люди, изобретения, иконы, индейцы, интересно, интересное, интересное кино, искусство, искусствр, исория СССР, истори СССР, истории СССР, исторические события, история, история CCCР, история Австралии, история Австрии, история Алжира, история Америки, история Англии, история Аргентины, история Армении, история Афганистана, история Африки, история Белоруссии, история Болгарии, история Бразилии, история ВКП (б), история Великборитании, история Великбритании, история Великобритании, история Венгрии, история Вьетнама, история Германии, история Германии. маразматические заголо, история Германиилюди, история Германия, история Греции, история Грузии, история Европы, история Египта, история Израиля, история Индии, история Ирана, история Ирландии, история Испании, история Италии, история КНДР, история Камбоджи, история Канады, история Киева, история Китая, история Кореи, история Кубы, история Латвии, история Ленинграда, история Мексики, история Монголии, история Москвы, история Нидерландов, история Норвегии, история Пакистана, история Петербурга, история Петрограда, история Польши, история Польшы, история РККА, история РСФСР, история РФ, история Росс, история Росси, история России, история России. военная история, история Российской Федерации, история Россия, история Румынии, история ССР, история СССР, история СССР отдых, история СССР. кино, история СССС, история ССССР, история США, история США., история США? 1930-е, история Санкт-Петербурга, история Сербии, история Тайланда, история Тибета, история Турции, история Узбекистана, история Украины, история Финляндии, история Финляндии., история Франции, история Чехии, история Чехословакии, история Чили, история Швеции, история Эстонии, история Югославии, история Японии, история авиации, история дипломатии, история фотографии, истороия СССР, истрия Чехословании, истроия СССР, кавалерия, казачество, казни, казнь, карикатура, карикатуры, картины, картография, карты, катакомбы, катастрофы, кино, кладбища, книги, ко, коллаборанты, коллаборационисты, коллекционные фотографии, компромат, конструкторы, констукторы, космос, красавец-мужчина, краскомы, красота, криминал, криминалистика, курьезы, линчности, линчости, литература, личности, личности. детвора, личности. забавное, личность, личнсти, личости, любовь, люди, люди. Вторая мировая война, маразм, мастера фотографии, мебель, медицина, мемуары, мерзавцы, метрополитен, милиция, милосердие, миниатюры, мнение, мода, мода. животные, модераторское, монархия, монастыри, морархия, мото, мошенники, музеи, музыка, музыка. театр, на радость модераторам, на радость модератору, на усмотрение сообщников, на усмотрение ссобщников, награды, напитки, народный костюм, наука, нацизм, национальный костюм, наши герои, ненавижу, необычно, нет слов, новейшая история, ню, образование, образование бесплатно, одежда, одинокий путник, ой-ой, оккупация, опера, опрос, опять Бардо, опять Бордо, опять Монро, оружие, отдых, открытки, офф-топ, охота, памятники, парады, партизаны, пейзаж, печальное, пин ап, писатели, плакат, плакаты, побасенки, побасёнки, победа, победители, победителиь, подвиги, политика, полиция, поскачите с автором, поэзия, праздники, пресса, природа, промышленность, пропаганда, професии, профессии, прощай, пурга, путешествия, пятничная красавица, пятничное, радио, разведка, развлечения, ребятам о зверятах, революционеры, революция, реки, реклама, реконструкции, рекорды, религия, репрессии, рисинки, рисунки, русско-японская война, самолеты, самоубийства, семейное фото, семейный альбом, семейный архив, скульптура, слайд-шоу, смешно, смешной Третий Рейх, смешной Третий рейх, снова Бордо, советско-финская война,

foto-history.livejournal.com

герои или предатель? — Исторический Петропавловск

Отдельные предложения и фразы исправлены и дополнены в процессе редакторской правки. Термины и речевые обороты - сугубо авторские. Статья выложена на данном ресурсе в информационно-ознакомительных целях и не несет в себе никакой идейной подоплеки. Мнение редакции аполитично и не во всех вопросах совпадает с мнением автора.

-----------------------------------------------

Имя генерала Л.Г. Корнилова по сей день для многих окружено неким ореолом. Храбрый офицер, бежавший из германского плена, руководитель «корниловского мятежа» – выступления патриотического офицерства против Временного правительства А. Керенского, Вождь Белой борьбы, геройски погибший в бою с красными, – таким представляется он на страницах книг, брошюр и газет.

Причем популяризацией его личности занимаются не только авторы и печатные органы, исповедующие корниловскую идеологию. Апологии Корнилова встречаются даже в монархических изданиях.

Насколько оправдано подобное отношение к Корнилову людей, исповедующих «монархические взгляды»? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо воскресить в памяти некоторые факты, относящиеся к последнему периоду жизни генерала.

2/15 марта 1917 г. еще до получения официального известия об отречении Николая II генерал Корнилов принял от Временного правительства назначение на должность главнокомандующего войсками Петроградского военного округа. Этот выбор был не случаен – по свидетельству генерала А.Деникина «все, знавшие хоть немного Корнилова, чувствовали, что он должен сыграть большую роль на фоне русской революции» («Очерки Русской Смуты», т. 1, с.76). Очевидно, на пост командующего его готовили заранее, и он с первых же дней революции заявил о себе как ее убежденный сторонник.

Сделав первый шаг, Л. Корнилов пошел значительно дальше. В новом качестве он совершил самый грязный поступок в своей жизни – по приказу Временного правительства арестовал беззащитную Императрицу Александру Феодоровну, Наследника-Цесаревича и Августейших Дочерей. Сделал он это не только без внешнего, или, по крайней мере, внутреннего протеста, но с видимым удовольствием.

Неуклюжие попытки оправдать эту гнусность не выдерживают критики. Генерал Архангельский писал, ставя это чуть ли не в заслугу, что Корнилов арестовал Императорскую Семью «без каких-либо обидных для Ее Величества выходок и слов». Как справедливо замечал один из деятелей русской монархической эмиграции И. Якобий: «Понимает ли хорошо ген. Архангельский смысл и значение того, что он пишет? Ведь и большевики расстреляли Царскую Семью «без каких-либо обидных для нее выходок и слов. Тов. Юровский перед убийством велел даже принести три стула для своих жертв».

А. Керсновский утверждает: «Государыня была довольна, что арест был поручен не кому-нибудь, а известному герою войны, и сказала начальнику охраны полковнику Кобылинскому, что «Корнилов вел себя в эти дни как настоящий верноподданный».

Нам неизвестен источник, сообщивший эту информацию. И вряд ли он заслуживает доверия. Государыня Императрица не страдала отсутствием логики и вполне отдавала себе отчет в том, что Корнилов, мягко говоря, не соответствует представлениям о верноподданности. В книге Н. Соколова «Убийство Царской Семьи» – наиболее обстоятельном исследовании на эту тему – нет и намека на что-то подобное. Зато существуют свидетельства иного характера. Согласно им Императрица-Мученица так отзывалась о поведении Корнилова: «Я поняла и понимаю ненависть к Нам Гучкова, Керенского и других, но за что Нас так ненавидят такие лица, как генерал Корнилов, которого так обласкал Ники? Вы знаете Меня давно и знаете, что Я себя умею держать в руках, но в тот час, когда генерал Корнилов с красным бантом рядом с пожалованным ему Ники орденом Св. Георгия вошел ко Мне и сказал Мне: «Гражданка Александра Феодоровна Романова, встаньте и выслушайте повеление Временного правительства», – у Меня потемнело в глазах».

Предательство части придворных, «бросивших своего Государя на произвол врагов», «попрятавшихся» и «сохранивших свою жизнь благодаря корниловским добровольцам», о чем, выгораживая Корнилова, пишет Керсновский, никоим образом не оправдывает самого генерала. Каждый отвечает за себя: придворные за пассивную измену, Корнилов – за активную.

По его приказу сменили охрану Царского Села, где находились под арестом Император Николай II и Его Семья. Причем новый отряд был сформирован из таких лиц, которые не просто предохраняли новую власть (что еще можно понять), но изощренно издевались над Царственными Мучениками. Все это делалось с ведома Корнилова.

6 апреля 1917 г. Л. Корнилов осквернил и тот самый Георгиевский крест, грудь с которым он так выставляет на фотографиях и портретах. В этот день революционный командующий произвел в подпрапорщики и наградил Георгиевским крестом унтер-офицера Л.-Гв. Волынского полка Т.Кирпичникова, «подвиг» которого заключался в том, что он поднял бунт в своем полку и лично убил капитана Лашкевича. Вскоре вышел №16 журнала «Нива», украшенный портретом убийцы под следующей надписью: «Георгиевский кавалер за гражданские заслуги. Старший унтер-офицер Волынского полка Тимофей Иванович Кирпичников, первый поднявший знамя восстания среди солдат, награжденный ген. Корниловым георгиевским крестом и ныне возведенный в подпрапорщики».

Когда в июне 1917 г. ввиду катастрофического развала Армии к Корнилову обратились с предложением осуществить переворот и восстановить Монархию, он категорически заявил, что «ни на какую авантюру с Романовыми он не пойдет» (Деникин А. «Очерки Русской Смуты», т. 1, в. 2, с. 198). То, чем жили поколения его предков, что вдохновляло еще многих честных русских людей, и чему присягал он сам, генерал теперь смел именовать «авантюрой».

Так начиналась революционная карьера Корнилова. Но может быть, впоследствии он понял ошибочность и преступность своего поведения? Не является ли подтверждением этому его августовское выступление против Временного правительства?

Увы, так называемый «корниловский мятеж» был отнюдь не контрреволюционным, как утверждали левые историки и некоторые апологеты Корнилова. Корпус генерала Крымова пошел на Петроград по просьбе Керенского. Сами же корниловцы свидетельствовали, что Корнилов хотел «усилить авторитет и власть Временного правительства». Но 28 августа подстроивший провокацию Керенский объявил Корнилова изменником. Как пауки в банке, революционеры кусали и давили друг друга. Жертвой этой грызни и стал «быховский узник». Но вразумления так и не наступило.

Бежав из тюрьмы, Корнилов занялся созданием «Корниловского ударного полка». Первой ячейкой офицерского состава этого полка были прапорщики, которые «почти все считали себя республиканцами или сочувствующими партии социалистов-революционеров» (см. «Корниловский ударный полк» под ред. ген. Скоблина и ген. Головина). Один из этих прапорщиков сочинил песню, где звучали такие слова: «Мы былого не жалеем, Царь нам не кумир!» Корнилову так понравилась песня, что он попросил переписать ему текст. Когда осколок снаряда поразил генерала, на его окровавленной груди сподвижники обнаружили клочок именно с этой песней, после чего она стала официальным маршем Корниловского полка. Ничего более символичного нельзя и придумать – Корнилов умер врагом Монархии, так и не поняв, что его усилия под лозунгом: «За Корнилова и Родину», — вместо: «За Веру, Царя и Отечество!» – были обречены.

Республиканские взгляды и ненависть к Монархии и Династии генерал считал своим долгом постоянно подчеркивать. Выступая в начале января 1918 г. перед 1-м офицерским батальоном Добровольческой Армии в Новочеркасске, Корнилов особо отметил, что он – убежденный республиканец, республиканец до такой степени, что если Учредительное Собрание выскажется за восстановление на Престоле Дома Романовых, он смирится с этим, но немедленно покинет пределы России. Заявление командующего было встречено овацией его поклонников.

Корниловцы всегда бурно протестовали против любого проявления монархических чувств, и даже уже в Галлиполи обстреливали палатки русских солдат и офицеров, певших «Боже, Царя храни!»

Когда после II Мировой войны бывшие сподвижники Корнилова намеревались установить в его честь памятную доску в Храме-Памятнике Царю-Мученику в Брюсселе, это вызвало бурю протестов монархической эмиграции. Почетная Председательница Комитета по сооружению Храма-Памятника Великая Княгиня Елена Владимировна писала: «Глубоко возмущена решением Комитета соорудить доску с именем ген. Корнилова в Храме-Памятнике, – разумеется, такой доске не может быть там места». Протопресвитер Александр Шабашев отмечал, что Корнилов «прославил себя подвигами предательства Мученика Императора, оскорбительным поведением с Государыней и даже награждением солдата Георгиевским крестом за гражданские подвиги, выразившиеся в убийстве своего офицера и поднявшего (так в оригинале – А.Н.) первым знамя восстания против государственного порядка».

Граф Татищев как бы подводит итог:

«Генерал Корнилов открыто выразил свое сочувствие революции, он в ней соучаствовал, он применил авторитет своего имени не на служение своему Государю, а против Него, он пошел против тех, кто Государю остался верным, и за Него, за свою верность Ему отдали жизнь свою в минуты борьбы против измены, он покрыл себя позором, решившись взять на себя арест Царской Семьи, он санкционировал перед лицом всей Русской Армии преступный жест солдата, убившего доблестного своего офицера за верность его присяге Царю. Имени генерала Корнилова в Храме-Памятнике, посвященном памяти Царя-Мученика, МЕСТА НЕТ».

Лавр Корнилов, наряду с М. Алексеевым, Н. Рузским, Великим Князем Николаем Николаевичем и др., навеки вошел в черный список генералов-изменников, в преступном сговоре с Государственной Думой свергших Монархию и обрекших Россию на десятилетия кровавого революционного режима.

По человечески понятно желание оправдать Корнилова тех, кто воевал под его командованием и проливал вместе с ним кровь. Значительно поправев в эмиграции и перейдя на монархические позиции, эти люди тщились сгладить тягостное впечатление от его позорных поступков периода революции. Не соглашаясь с ними принципиально, мы не будем судить их слишком строго – имя Корнилова было им дорого, несмотря ни на что. Но совершенно не понятно, какие побуждения двигают сегодня монархистами, пытающимися доказать недоказуемое и реанимировать никому не нужный и сомнительный культ Л. Корнилова?

Мы не стали бы нарушать заповедь: «О мертвых либо хорошо, либо ничего», — если бы не опасались, что вместе с насаждаемым сусальным образом Л. Корнилова яд корниловской идеологии войдет в души искренних людей – монархистов и патриотов. В Возрождающейся России не место панегирикам генералу, предавшему своего Государя и запятнавшему честь русского офицера.

«Жизнь за Царя»С сайта «Имперский Авангард»Дата публикации: 05.09.2007

Оцените материал:

history1752.su

Редкое фото Лавра Корнилова

Генерального Штаба капитан Лавр Корнилов (справа) и Мулла-Рузы тотчас по возвращении из тайной разведки крепости Дей-Дади за г.Мазари-Шерифом в Афганистане.

После окончания Академии Генерального Штаба Лавр Георгиевич Корнилов вновь выбрал для службы Туркестанский военный округ. Попал служить в небольшой город Керки у урочища Термез, в 1-й Туркестнаский линейный батальон, которым командовал знаменитый генерал М.Е. Ионов — единственный русский военачальник, совершивший военный марш по территории Британской Индии. Именно во время службы в Керки Корнилов и провел одну из самых дерзких разведывательных операций «Большой игры».

Дело в том, что афганцы, чтобы перекрыть возможный путь на Кабул, возвели на своем берегу Аму крепость Дейдади и целую сеть мелких опорных пунктов. «Мне», — вспоминал генерал Ионов, — «страстно хотелось выяснить характер работ, предпринятых афганцами и, по возможности, воздвигнутых ими укреплений. Однако, крепость стояла в 50 верстах от берега в глубину афганской территории, афганцы были бдительны и неумолимы к нашим разведчикам и сведений об укреплениях мы не имели» («Первый народный командующий». Петроград, 1917. С. 11.)

Корнилов, чтобы в случае неудачи не подставлять Ионова, взял отпуск на три дня и предпринял довольно авантюрный поход. Он переоделся туркменом (благо, внешность у него была вполне азиатская — спасибо матери, по разным источникам не то калмычке, не то казашке) — побрил голову, подстриг усы на азиатский манер, переоделся в полосатый халат и папаху.

Вместе с двумя спутниками-туркменами, вызвашимися быть проводниками, он переправляется через Аму-Дарью с помощью надутых бурдюков из козьих шкур. Высадившись у небольшого торгового городка Чушка-Гузарь, они купили в ближайшем селении лошадей и выехали по направлению к Дейдади и подъехали к крепости еще до рассвета.

Пока они в небольшой чайхане ожидали утра, к ним подъехал статный всадник, и туркмены шёпотом успели предупредить капитана, что это – афганский офицер, охраняющий Дейдади.— Кто вы и куда едете? — спросил всадник.— Великий Абдурахман, эмир Афганистана, собирает всадников в конный полк, — ответил Корнилов с поклоном (выросший среди казахов в Каркаралинске, он свободно владел тюркскими языками). – Я еду к нему на службу.— Да будет благословенно имя Абдурахмана! – сказал афганец и уехал.

Когда рассвело, Лавр Георгиевич хладнокровно подъехал к крепости, сделал пять фотоснимков, произвёл съёмку двух дорог, ведущих к российской границе и, проехав среди бела дня 50 вёрст по неприятельской территории, переправился обратно на свой берег.

В Российском государственном Военно-историческом архиве сохранились редкие документы – доставленные немедленно в русский Генеральный Штаб подлинные карты и планы, привезенные Корниловым из Афганистана. В руках русского командования оказались карты и снимки не только Дейдади, но и планы укреплений Шор-Тепе, крепости Тахтапуль, чертежи афганских воинских казарм, места расположения крепостной артиллерии.

За эту операцию Корнилова представили к ордену и повысили в звании, а вот Ионову за это же самое обьявили выговор — за то, что допустил неоправданный риск у подчиненных. Если бы афганцы разоблачили Корнилова, дело вполне могло кончится смертной казнью — отношения России и Афганистана тогда были очень напряженными.

Литература: Калимулин Д.Р. «По секретному предписанию Генерального Штаба. Из биографии Лавра Корнилова», Проблемы отечественной истории ХХ века. М., 1997. С. 131 – 137.

grgame.ru