Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Эпоха ивана грозного кратко. Иван Грозный: характеристика личности кратко. Оценка деятельности Ивана Грозного

Кратко о великом. Царствование Ивана Грозного. Эпоха ивана грозного кратко


Эпоха Ивана Грозного

В январе 1547 г. произошло венчание на царство Ивана IV (1547-1584 гг.). Принятием царского титула подчеркивался самодержавный характер власти московского государя. Царь теперь уже не был первым среди равных.

В феврале 1549 г. первый Земский собор положил начало совещанию представителей сословий, которые высказывали свои позиции по предлагавшимся царём вопросам. Созыв собора свидетельствовал о создании центрального сословно-представительного учреждения, о превращении государства в сословно-представительную монархию.

Новый Судебник был принят в 1550 г. Основное отличие его от Судебника 1497 года состояло в установлении более централизованной системы суда и управления. Это достигалось, во-первых, усилием роли центральных органов (приказов), во-вторых, резким ограничением власти наместников. Судебник ограничивал и податные привилегии крупных светских и духовных феодалов. Однако вопроса о секуляризации церковных земель Судебник не касался. Важное значение имели положения Судебника, регламентирующие положение крестьян и кабальных людей. Увеличивая плату за «выход» от господина в Юрьев день («пожилое»), Судебник ещё больше усиливал крепостническую зависимость крестьян. Принятие нового Судебника было началом целой серии реформ, проведенных правительством Ивана IV в 50-х годах.

Важное значение имело «Уложение о службе » 1556 г., по которому вотчины в отношении ратной службы приравнивались к поместьям. Одновременно была регламентирована сама служба, т. е. устанавливалось, с какого количества земли должен выходить вооруженный воин на коне.

В середине XVI в. окончательно складывается приказная система - центральный аппарат государственного управления (до середины 60-х годов приказы назывались «избами»). Число приказов достигало 40.

Превращение России в сословно-представительную монархию нашло своё выражение и в широком развитии на местах земского самоуправления. В 1555-1556 годах была окончательно ликвидирована система кормлений. Вместо наместников и волостелей на местах учреждается институт «земских старост», выбираемых из наиболее зажиточных посадских людей и крестьян. Общий же надзор за местным управлением сосредоточивался теперь в руках губных старост («губа» - административный округ). Эта реформа позволила дворянству широко использовать в своих интересах новую земскую организацию. Особенно выиграло местное купечество.

В середине XVI в. было создано постоянное войско из стрельцов - три тысячи человек. Они были сведены в 6 «приказов» (полков) по 500 человек в каждом и составили ядро будущей постоянной армии.

По инициативе митрополита Макария была проведена церковная реформа. Общерусская канонизация святых должна была как бы символизировать собою объединение русского народа в рамках единого национального государства. Был принят ряд мер по унификации служб, церковных обрядов и особенно укреплению нравственного авторитета церкви.

Избранная рада провела столько реформ, сколько не знало никакое другое десятилетие в истории средневековой России. Однако темпы реформ не устраивали царя. В условиях России XVI в., где еще не созрели предпосылки для централизации, ускоренное движение к ней было возможно только на путях террора, что было неприемлемо для деятелей Избранной рады. Столкнулись не просто две силы, но и два разных пути централизации. С 1564 по 1572 годы Иван IV проводил политику, получившую название «Опричнина», а сам царь - прозвище Грозный. Каковы были её цели, суть и последствия.

В опричнину (от слова «опричь», кроме всей остальной «земли» - земщины) царь выделил часть уездов страны и 1000 человек бояр и дворян (потом их численность возросла до пяти тысяч человек). Зачисленным в опричнину полагалось иметь земли в опричных уездах. Поэтому вотчины и поместья в опричных уездах забирались и давались взамен другие, в земских. В опричнине действовала своя Боярская дума, были созданы свои особые войска, опричная часть была выделена и в Москве.

По сути опричнина явилась первой попыткой утверждения в России самодержавной формы правления. Следовательно, целью опричнины было устранение всех, кто выражал недовольство самодержавием. В то же время объективно опричнина вела к уничтожению пережитков политической децентрализации.

В 1568 г. митрополит Филипп публично обвинил царя в пролитии крови невинных, после чего был подвергнут опале. Подавив открытое сопротивление церкви, Ивану IV удалось достигнуть крупного успеха в централизационной политике. Но лишь в XVII в., после столкновения Никона с царём Алексеем Михайловичем и в результате реформ Петра I, церковь была окончательно включена в бюрократический аппарат абсолютистского государства.

Кульминацией опричного террора стали конец 1569- лето 1570 гг., когда Иван Грозный разгромил Великий Новгород.

В 1572 г. Иван Грозный отменил опричнину и запретил упоминать это слово. Но казни продолжались и после опричнины.

Каковы же были результаты опричнины в истории Отечества?

В стране разразился тяжёлый экономический кризис, резко вырос налоговый гнёт. Например, в Московском уезде обрабатывалось всего 16 % пашни. Опричнина не изменила структуру феодального землевладения. Изменился персональный, но не социальный состав земельных собственников.

Последствия хозяйственного кризиса были со временем преодолены. Но другие последствия, отдаленные, наложили отпечаток на отечественную историю.

Опричнина явилась форсированной централизацией без достаточных экономических и социальных предпосылок. Она утвердила в России режим личной власти.

Опричнина способствовала утверждению в России крепостного права. В начале 80-х годов вышли первые закрепостительные указы, запрещающие крестьянам менять владельца.

Была ли закономерной опричнина? Были ли у неё корни в истории страны?

В процессе объединения русских княжеств часто приходилось опираться на военную силу и военные методы управления. Отсюда проявление деспотических черт во власти московских государей. Следовательно, традиции деспотизма реально существовали в политической практике тогдашней России.

Была ли альтернатива опричнине? Существовала ли проблема выбора пути централизации?

Альтернатива - самодержавная монархия без террора, без кровопролития - существовала и даже начала проявляться в годы правления Избранной рады.

Таким образом, тот путь централизации страны через опричный террор, по которому пошёл Иван Грозный, был разорительным и даже гибельным для России. Централизация двинулась вперед, но в таких формах, которые нельзя назвать прогрессивными. Последствия опричнины отрицательно сказались на ходе отечественной истории.



biofile.ru

Доклад - Эпоха царствования Ивана IV Грозного

Содержание

Введение. 3

1. Иван IV — первый царь Всея Руси. 4

2. Иван Грозный и Боярская дума: проблема взаимоотношений. 7

3. Альтернативы реформирования страны: «Избранная Рада» и опричнина 8

Заключение. 14

Список литературы… 15

Введение

Эпоха царствования Ивана Грозного как бы венчает собой период становления русского религиозного самосознания. Именно к этому времени окончательно сложились и оформились взгляды русского народа на самое себя, на свою роль в истории, на цель и смысл существования, на государственные формы народного бытия.

В нашей истории царствование царя Ивана Васильевича Грозного, составляющее половину лет XVI столетия, есть одна из самых важных эпох. Оно важно как по расширению русской территории, так и по крупным и знаменательным событиям и изменениям во внутренней жизни. Много было совершено в этот полувековой период славного, светлого и великого по своим последствиям, но еще более мрачного, кровавого и отвратительного. Понятно, что при таком противоположном качестве многих важных явлений характер главного деятеля, царя Ивана Васильевича, представлялся загадочным, уяснить и определить его было немаловажной задачей отечественной истории, а это было возможно только при разнообразном изучении как былевой, так и бытовой стороны того века, к которому принадлежал царь Иван. Чтобы понять деятельность Ивана IV, надо знать, какую страну он получил в наследство, когда в 1533 году трехлетним ребенком вступил на престол и стал государем великим князем всея Руси.

1. Иван IV — первый царь Всея Руси

Трехлетний Иван IV Васильевич (1533— 1584) формально вступил на великокняжеский престол после смерти Василия Ш — в декабре 1533 г. Правительницей-регентшей государства при малолетнем Иване стала вдовствующая великая княгиня Елена Глинская — властная и решительная женщина, а фактическим руководителем правительства — ее дядя, князь Михаил Глинский. Время регентства Елены Глинской (1533—-1538) было отмечено дальнейшим укреплением центральной власти. Уже в декабре 1533 г. по воле великой княгини, опасавшейся притязаний на престол со стороны удельных князей, был арестован, а через три года умер в заточении князь Юрий Дмитровский, затем — в июне 1537 — было успешно подавлено выступление князя Андрея Старицкого, сам он также был брошен в тюрьму и вскоре скончался «страдальческой смертью». Еще раньше, 19 августа 1534 г., при поддержке московского боярства по явно надуманному обвинению от власти был отстранен М.Л. Глинский, а его место занял фаворит великой княгини красавец князь И.Ф. Овчина-Телепнев-Оболенский.

В период регентства Глинской началось осуществление двух важных реформ, направленных на укрепление центральной власти. Так, в 1535—1538 гг. была проведена денежная реформа — введена единая общегосударственная монета — серебряная копейка, устранившая разнобой между московской и новгородской чеканкой. Параллельно проводилась реорганизация местного самоуправления — губная реформа, в соответствии с которой из ведения наместников изымались наиболее важные уголовные дела и передавались в ведение поместного дворянства, в черносошных областях — зажиточных крестьян, из среды которых выбирались губные старосты (в городах — излюбленные головы и городовые приказчики), а в помощь им губные целовальники и низшие полицейские чины — сотские, пятидесятские и десятские. Все это заметно сокращало судебно-административные полномочия наместников и волостелей, что вызывало раздражение у знатного боярства тем, что явно ограничивало его всевластие.

16 января 1547 г. по специальному торжественному ритуалу, задуманному и разработанному выдающимся государственным и церковным деятелем эпохи митрополитом Макарием, 1б летний великий князь Иван принял царский титул и формально стал приравниваться к императору Священной Римской империи. Более того, Москва давала понять, что окончательно порывает с претензиями любых потомков Чингисхана, которых на Руси именовали «царями», на власть над русскими землями. Наконец, «венчанием на царство» подчеркивалась неограниченность власти российского монарха внутри государства, неизмеримо увеличивая разрыв между царем и его подданными. В феврале 1547 г. также по инициативе митрополита в Москве был созван церковный Собор, канонизировавший большое число местных святых, что идеологически подчеркивало превращение страны в единую Российскую державу.[1]

Длительная нестабильность верховной власти в стране порождала произвол феодалов на местах, сопровождавшийся ростом недовольства крестьянства и открытыми выступлениями посадских низов в раде городов. Резкое обострение социальных противоречий произошло в середине XVI в. Поводом для выступления московских посадских людей послужил грандиозный пожар 21 июня 1547 г., почти полностью уничтоживший столицу. Среди горожан распространились слухи, что виновницей несчастья явилась бабка юного царя — Анна Глинская, которая с помощью колдовства подожгла Москву. Посадские люди потребовали особого розыска и наказания «злодеев». Слухи подхватила враждебная Глинским старомосковская боярская знать, предпринявшая все усилия, чтобы направить гнев восставших против своих политических противников. Один из дядьев царя — Ю.В. Глинский был растерзан толпой, другие скрылись; их дворы были разграблены, а слуги перебиты.

29 июня восставшие «черные люди» сначала провели сходку (названную даже «вечем»), потом вооруженные чем попило — отправились в царскую резиденцию в Воробьеве требовать от царя выдачи остальных Глинских. Застигнутый врасплох, юный государь Иван IV, страшно перепуганный волнением черни, вынужден был оправдываться, обещал произвести настоящий сыск и наказать виновников пожара. Погорельцам посулили даже помощь в восстановлении их домов. Поверив царю, москвичи вернулись в город. Позже Иван Грозный признавался, что тогда «вошел страх в душу мою и в кости мои, и омрачился дух мой».

Вскоре московское восстание утихло. Но социальное недовольство в стране продолжалось. Откликами на московское восстание стали волнения летом 1547 г. в псковском пригороде Опочке, а в 1550 г.— и в самом Пскове. В Опочку для усмирения горожан пришлось даже направить поместное войско.

Городские низы, основная и самая массовая сила восстания в Москве 1547 г., своим выступлением ускорили падение очередного боярского правительства: на смену Глинским к власти пришли подстрекавшие народ к восстанию представители старомосковского боярства Захарьины-Кошкины, родственники первой жены царя Анастасии. Этот народный бунт навсегда запомнился юному царю Ивану IV- Он на всю жизнь сохранил чувство унижения и за это жестоко мстил всем неугодным. Одновременно возмущение москвичей подтолкнуло Ивана IV к разработке и осуществлению политики реформ.[2]

2. Иван Грозный и Боярская дума: проблема взаимоотношений

Важным этапом в эволюции государственно-политического развития России стал первый сословно-представительный законосовещательный институт — Земский собор, созванный в Москве в феврале 1549 г. Он состоял из Боярской думы, «Освященного собора» из числа высших иерархов Русской православной церкви и представителей различных слоев землевладельцев (помещиков). В работе Собора, однако, не участвовали выборные от социальных низов (податных сословий). Созыв Земского собора явился вехой в формировании сословно-представительной монархии и способствовал укреплению царской власти. Именно Собор 1549 г. поддержал решение правительства о подготовке нового Судебника. В эпоху правления Ивана Грозного продолжала существовать и Боярская дума на правах совещательного органа при царе. Количество членов Думы (включая не только бояр, но и окольничих) не превышало 24 человек. В XVI в. в число думных бояр начинают жаловать и представителей княжеских родов. Помимо этого в заседаниях Думы стали принимать участие думные дворяне и думные дьяки.

Для осуществления своих полномочий, царь опирался на бояр, и разделял свою власть с Боярской думой, в которую входили не только московские бояре, но и местные князья и их местные, региональные бояре. С первой половины XVI века состав Боярской думы расширяется за счет менее знатных представителей бояр – поместных дворян и боярских детей. В это время в Думе, кроме полномочных участников впервые появляются должности думных дьяков, в современных терминах – аппарат думы. Дьяки были обязаны вести делопроизводство во время заседаний.

Поскольку царь разделял полноту власти с боярами, то возникало не только естественное дополнение ими полномочий друг друга, но и пересечение таких полномочий. Наряду с Царем, Дума была законодательным органом государственной власти, принимала важнейшие законы, например судебники, управляла в общих чертах приказами – исполнительными органами власти, вела переговоры с иностранными послами. В связи с тем, что состав Думы расширялся за счет низших слоев боярства и дворян, оперативное принятие решений становилось все более затруднительным. С середины XVI века выделяется узкий круг приближенных у царю думцев, которые образуют т. н. «ближнюю думу» — неформальный, но весьма важный орган принятия государственных решений.

Пересечение властных полномочий царя и боярской думы неизбежно приводило к конфликту, целью которого Царь видел ослабление Думы, а Дума, в свою очередь, ослабление самодержавной власти Царя. В одни исторические промежутки самодержцы оттесняли бояр от принятия важнейших решений. Иван Васильевич IV Грозный использовал для этих целей как инструмент «ближней думы», так и физическое устранение думских бояр во время опричнины, а также использовал механизм созыва Земских соборов – более широкого чем Дума собрания, но которое, напротив, не являлось ограничителем самодержавной власти, а поддерживало Царя и укрепляла его власть. В другие исторические периоды Дума брала реванш, в начале XVII века, во время иностранной интервенции и крестьянских восстаний Дума играла большую роль, бояре выбрали своего царя, позже вообще установили собственное правление узким составом – Семибоярщина.

3. Альтернативы реформирования страны: «Избранная Рада» и опричнина

“Избранная Рада” воспротивилась планам царя. Вопреки здравому смыслу, она настаивала на продолжении войны против татар — на этот раз в Крыму, не желая понимать, что само географическое положение Крыма делало его в те времена неприступной для русских полков крепостью. Сильвестр и Адашев надеялись настоять на своем, но царь на сей раз проявил характер. Он порвал с “Избранной Радой”, отправив Адашева в действующую армию, а Сильвестра — в Кирилло-Белозерский монастырь, и начал войну на Западе, получившую впоследствии название Ливонской. Вот как рисует Карамзин портрет Иоанна того времени:

Народ сделал свой выбор. Осознанно и недвусмысленно он выразил свободное согласие “сослужить” с царем в деле Божием — для созидания России как “Дома Пресвятой Богородицы”, как хранительницы и защитницы спасительных истин Церкви. Царь понял это, 2 февраля торжественно вернулся в Москву и приступил к обустройству страны.

Первым его шагом на этом пути стало учреждение опричнины. Само слово “опричнина” вошло в употребление задолго до Ивана Грозного. Так назывался остаток поместья, достаточный для пропитания вдовы и сирот павшего в бою или умершего на службе воина. Поместье, жаловавшееся великим князем за службу, отходило в казну, опричь (кроме) этого небольшого участка.

Иоанн Грозный назвал опричниной города, земли и даже улицы в Москве, которые должны были быть изъяты из привычной схемы административного управления и переходили под личное и безусловное управление царя, обеспечивая материально “опричников” — корпус царских единомышленников, его сослуживцев в деле созидания такой формы государственного устройства, которая наиболее соответствует его религиозному призванию. Есть свидетельства, что состав опричных земель менялся — часть их со временем возвращалась в “земщину” (то есть к обычным формам управления), из которой, в свою очередь, к “опричнине” присоединялись новые территории и города. Таким образом, возможно, что через сито опричнины со временем должна была пройти вся Россия.

Опричнина стала в руках царя орудием, которым он просеивал всю русскую жизнь, весь ее порядок и уклад, отделял добрые семена русской православной соборности и державности от плевел еретических мудрствований, чужебесия в нравах и забвения своего религиозного долга.

Даже внешний вид Александровской слободы, ставшей как бы сердцем суровой брани за душу России, свидетельствовал о напряженности и полноте религиозного чувства ее обитателей. В ней все было строено по типу иноческой обители — палаты, кельи, великолепная крестовая церковь (каждый ее кирпич был запечатлен знамением Честнаго и Животворящего Креста Господня). Ревностно и неукоснительно исполнял царь со своими опричниками весь строгий устав церковный.[3]

Как некогда богатырство, опричное служение стало формой церковного послушания — борьбы за воцерковление всей русской жизни, без остатка, до конца. Ни знатности, ни богатства не требовал царь от опричников, требовал лишь верности, говоря: “Ино по грехом моим учинилось, что наши князи и бояре учали изменяти, и мы вас, страдников, приближали, хотячи от вас службы и правды”.

Когда в 1565 в Александровской слободе царь принял решение силой выжечь крамолу в России, это решение далось ему страшным напряжением воли. Вот портрет царя, каким его знали до этого знаменательного дня: Иоанн был “велик ростом, строен, имел высокие плечи, крепкие мышцы, широкую грудь, прекрасные волосы, длинный ус, нос римский, глаза небольшие, серые, но светлые, проницательные, исполненные огня, и лицо приятное”.

Когда же царь вернулся в Москву и, созвав духовенство, бояр, знатнейших чиновников, вышел к ним объявить об опричнине, многие не узнали его. Иоанн постарел, осунулся, казался утомленным, даже больным. Веселый прежде взор угас, густая когда-то шевелюра и борода поредели. Царь знал, что ему предстоит, какую ответственность он берет на себя и сколько сил потребуется от него. По подсчетам “советского” историка Р. Г. Скрынникова, жертвами “царского террора” стали три-четыре тысячи человек. С момента учреждения опричнины до смерти царя прошло тридцать лет. 100 казней в год, учитывая уголовных преступников. Судите сами, много это или мало. Притом, что периодическое возникновение “широко разветвленных заговоров” не отрицает ни один уважающий себя историк. Чего стоит хотя бы политическая интрига, во главе которой стоял боярин Федоров. Заговорщики предполагали во время Ливонского похода 1568 окружить царские опричные полки, перебить их, а Грозного выдать польскому королю.[4]

Подвижнический характер имела вся личная жизнь царя. Это ярче всего проявлялось в распорядке Александровской слободы. Шумную и суетную Москву царь не любил, наезжая туда “не на великое время”. В Александровской слободе он все устроил так, как хотел, вырвавшись из церемонного и чинного порядка государевой жизни с его обязательным сложным этикетом и неизбежным лицемерием. Слобода, собственно, была монастырем в миру. Несколько сотен ближайших царских опричников составляли его братию, а себя Иоанн называл “игуменом всея Руси”. (Царь не раз хотел постричься, и последний раз, после смерти сына в 1581, лишь единодушная мольба приближенных предотвратила осуществление этого намерения).

Опричная “братия” носила монашеские скуфейки и черные подрясники. Жизнь в слободе, как в монастыре, регулировалась общежительным уставом, написанным лично царем. Иоанн сам звонил к заутрене, в церкви пел на клиросе, а после обедни, во время братской трапезы, по древней иноческой традиции читал для назидания Жития святых и святоотеческие поучения о посте, молитве и воздержании.[5]

Учреждение опричнины стало переломным моментом царствования Иоанна IV. Опричные полки сыграли заметную роль в отражении набегов Дивлет-Гирея в 1571 и 1572, двумя годами раньше с помощью опричников были раскрыты и обезврежены заговоры в Новгороде и Пскове, ставившие своей целью отложение от России под власть Литвы и питавшиеся, вероятно, ересью “жидовствующих”, которая пережила все гонения.

В 1575, как бы подчеркивая, что он является царем “верных”, а остальным “земским” еще надлежит стать таковыми, пройдя через опричное служение, Иоанн IV поставил во главе земской части России крещеного татарина — касимовского царя Семена Бекбулатовича. Каких только предположений не высказывали историки, пытаясь разгадать это “загадочное” поставление! Каких только мотивов не приписывали царю! Перебрали все: политическое коварство, придворную интригу, наконец, просто “прихоть тирана”… Не додумались лишь до самого простого — до того, что Семен Бекбулатович действительно управлял земщиной (как, скажем, делал это князь-кесарь Ромодановский в отсутствие Петра /), пока царь “доводил до ума” устройство опричных областей.

Был в этом “разделении полномочий” и особый мистический смысл. Даруя Семену титул “великого князя всея Руси”, а себя именуя московским князем Иваном Васильевым, царь обличал ничтожество земных титулов и регалий власти перед небесным избранничеством на царское служение, запечатленным в Таинстве Миропомазания. Он утверждал ответственность русского царя перед Богом, отрицая значение человеческих названий.[6]

Так царствование Грозного царя клонилось к завершению. Неудачи Ливонской войны, лишившие Россию отвоеванных было в Прибалтике земель, компенсировались присоединением бескрайних просторов Сибири в 1579 — 84. Дело жизни царя было сделано — Россия окончательно и бесповоротно встала на путь служения, очищенная и обновленная опричниной. В Новгороде и Пскове были искоренены рецидивы жидовствования, Церковь обустроена, народ воцерковлен, долг избранничества осознан. В 1584 царь мирно почил, пророчески предсказав свою смерть. В последние часы земной жизни сбылось его давнее желание — митр. Дионисий постриг государя, и уже не Грозный Царь Иоанн, а смиренный инок Иона предстал перед Всевышним Судией, служению Которому посвятил он свою бурную и нелегкую жизнь.

Заключение

Итоги правления Ивана Васильевича Грозного были для страны крайне противоречивыми. Главным результатом его почти 50-летнего пребывания на престоле явилось оформление централизованного Рос­сийского государства — царства, равного великим империям прошло­го. Оно приобрело в XVI в. широкий международный авторитет, имело мощный бюрократический и военный аппарат, который лично воз­главлял «всея России самодержец». Однако именно в этот период Россия вела изнурительную и бесплодную Ливонскую войну, которая сопровождалась во внутренней политике страшным опричным терро­ром.

В исторической литературе тема опричнины составила одну из боевыми действиями. Тогда удалось отвоевать города Ивангород, Ям, Копорье, Орешек. При Федоре Ивановиче завершилось сокрушение Сибирского ханства Кучума. Были приняты меры по укреплению границы со степью, где возникли новые опорные пункты.

Список литературы

1. Борисов В.М. История России.– М.: Наука, 1996

2. Горинов М.М. История России. – М.: ВЛАДОС, 1997

3. История России: XX век. Курс лекций под ред. Личмана Б. В. -Екатеринбург, 1993

4. Орлов А.С. История России. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000.

5. Павленко Н.И. История России с древнейших времен до 1861 года. — М.: Просвещение, 1998.

[1] Борисов В.М. История России.– М.: Наука, 1996. С. 53.

[2] История России: XX век. Курс лекций под ред. Личмана Б. В. -Екатеринбург, 1993. с. 84

[3] Павленко Н.И. История России с древнейших времен до 1861 года. — М.: Просвещение, 1998. с. 73.

[4] Павленко Н.И. История России с древнейших времен до 1861 года. — М.: Просвещение, 1998. с. 75.

[5] Орлов А.С. История России. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000. с. 67.

[6] Горинов М.М. История России. – М.: ВЛАДОС, 1997. с. 76.

www.ronl.ru

Эпоха Ивана Грозного

12. Эпоха Ивана Грозного.

Вторая половина XVI в. в истории России - это эпоха Ивана Грозного. Иван IV вступил на престол в 3-х летнем возрасте. Фактически государством управляла его мать Елена Глинская. После нее не прекращалась борьба за власть между боярскими группировками Бельских, Шуйских и Глинских. Боярское правление привело к ослаблению центральной власти и вызвало большую волну недовольств и открытых выступлений. Страна нуждалась в реформах по укреплению государственности, централизации власти. Иван IV вступил на путь реформ. В 1549 г. вокруг Молодого Ивана сложился круг близких людей, которые и образовали “Избранную раду”. Они проводили реформы середины XVI в.

Во время царствования Ивана IV возник новый орган власти – Земский собор, который занимался решением важнейших государственных дел, вопросами внешней политики, финансами. Они приняли решение составить новый Судебник. Основное отличие его от Судебника 1497 года состояло в установлении более централизованной системы суда и управления. Это достигалось, во-первых, усилием роли центральных органов (приказов), во-вторых, редким ограничением власти наместников. Судебник ограничивал и податные привилегии крупных светских и духовных феодалов, ещё больше усиливал крепостническую зависимость крестьян.

Было впервые введено наказание за взяточничество государственных служащих. Право сбора торговых пошлин переходило в руки государства. В 1550 г. было создано постоянное стрелецкое войско. Для пограничной службы привлекались казаки.

Важное значение имело “Уложение о службе” 1556 г., по которому вотчины в отношении ратной службы приравнивались к поместьям. Одновременно была регламентирована сама служба, т. с. устанавливалось, с какого количества земли должен выходить вооруженный воин на коне.

В середине XVI в. окончательно складывается приказная система - центральный аппарат государственного управления. Число приказов достигало 40.

В 1555-1556 годах была окончательно ликвидирована система кормлений. Вместо наместников и волостелей на местах учреждается институт “земских старост”, выбираемых из наиболее зажиточных посадских людей и крестьян. Общий же надзор за местным управлением сосредоточивался теперь в руках губных старост (“губа” - административный округ). Эта реформа позволила дворянству широко использовать в своих интересах новую земскую организацию Особенно выиграло местное купечество.

По инициативе митрополита Макария была проведена церковная реформа Общерусская канонизация святых должна была как бы символизировать собою объединение русского народа в рамках единого национального государства Был принят ряд мер по унификации служб, церковных обрядов и особенно укреплению нравственного авторитета церкви.

В 50-х - начале 60-х годов 16 века возникают серьезные противоречия между Иваном Грозным и боярами, требовавшими себе участия во власти. В 1560 году у него произошел прямой разрыв с советниками. В январе 1565 года Иван IV объявил свой гнев на бояр, духовенство, на служилых и приказных, то есть на всех, кроме простых людей, и грозился оставить царство. По молению москвичей он остается у власти при условии, чтобы класть опалу на крамольников, как ему будет угодно. Так начинается опричнина (1564-1572).

В опричнину царь выделил часть уездов страны и 1000 человек бояр и дворян (потом их численность возросла до пяти тысяч человек). Зачисленным в опричнину полагалось иметь земли в опричных уездах. Поэтому вотчины и поместья в опричных уездах забирались и давались взамен другие, в земских. В опричнине действовала своя Боярская дума. были созданы свои особые войска, опричная часть была выделена и в Москве. Начались непрерывные опалы, ссылки и казни заподозренных лиц, насилия опричников над "изменниками". Кульминацией опричного террора стали конец 1569-лето 1570 гг., когда Иван I розный разгромил Великий Новгород.

В 1572 г. Иван Грозный отменил опричнину и запретил упоминать это слово.

Параллельно внутренней ломке с 1558 года у Грозного шла борьба за Балтийский берег. В два года Ливония было разгромлена московскими войсками и распалась. Вначале Грозный имел большой успех в Литве, но в 1576 Литва перешла в наступление. К этому времени вследствие глубокого кризиса внутри страны у Грозного иссякли средства ведения войны , и в 1582 году был заключен мир с Литвой, по которому Грозный уступил свои завоевания в Лифляндии и Литве, а в 1583 году он помирился и со Швецией на том, что уступил ей Эстляндию и сверх того свои земли от Нарвы до Ладожского озера по берегу Финского залива.

studfiles.net

III. Эпоха правления ивана грозного

Перед смертью в 1533 году, Василий III завещал московский престол трехлетнему сыну Ивану. Государством стала управлять мать Ивана княгиня Елена с братьями князьями Глинскими. Воспользовавшись малолетством государя, различные группы бояр начали борьбу за престол. Претендентами выступили братья Василия III-го - удельные князья Юрий из Дмитрова и Андрей из Старицы. Но Глинские сурово расправились с ними. Отправленные в заточение они там и погибли.

Правительство Глинских проводило политику укрепления централизованной власти. В 1538 году мать Ивана IV-го неожиданно умерла. Ходили слухи, что ее отравили. Власть захватили противники централизации - князья Шуйские. Вскоре их оттеснили князья Бельские. В 1543 году к власти пришли сторонники возвышения Москвы бояре Воронцовы; затем снова Шуйские. Наконец в 1546 году к управлению государством вернулись Глинские во главе с бабкой Ивана IV-го княгиней Анной. Каждый раз смена правящей группировки сопровождалась кровавой расправой с противниками. Боярские временщики использовали пребывание у власти для своего обогащения.

В январе 1547 года семнадцатилетний Иван венчался на царство. В Успенском соборе Кремля в присутствии дворцовой знати и иностранных послов впервые в истории России был совершен обряд коронации. Митрополит Макарий возложил на Ивана IV-го золотую корону и провозгласил его самодержавным царем. В торжественной речи он подчеркнул божественное происхождение власти царя. Венчание на царство укрепляло авторитет Ивана IV-го и способствовало росту международного престижа Российского государства. В феврале 1547 года Иван IV женился на Анастасии, дочери московского боярина Романа Юрьевича Захарьина. С момента женитьбы по русскому обычаю Иван IV признавался совершеннолетним и мог самостоятельно управлять страной.

Под руководством высокообразованного для того времени митрополита Макария Иван IV получил хорошее образование. Он много читал, глубоко изучил историю Киевской Руси, Владимирского княжества и европейских государств. Иван IV рано понял, что многие княжата и бояре не заинтересованы в укреплении единства России, а хотят остаться самовластными правителями в своих вотчинах. Он поставил своей целью упрочить централизованное Российское государство. Но человек бурных страстей, нервный, резкий, вспыльчивый, еще с детства наделенный очень тяжелым деспотичным характером Иван IV быстро терял самообладание, приходил в страшную ярость. С ранней юности у него проявились две черты: подозрительность и жестокость. Иван IV не терпел ни малейшего ослушания (Князя Репнина по распоряжению царя казнили за отказ надеть шутовскую маску). Мстительность Ивана IV-го приводила к тому, что гибли ни в чем не повинные люди. Вместе с боярами казнили их слуг, дворню, даже холопов и крестьян.

В период боярского правления жизнь крестьян и городских масс резко ухудшились. Боярские наместники беззастенчиво грабили население, взимали большие подати. В ряде мест вспыхнули народные восстания. Для исправления Иоаннова надлежало сгореть Москве. Сия столица ежегодно разрасталась своим пространством и числом жителей. Дворы более и более стеснялись, новые улицы примыкали к старым, дома строились лучше для глаз, но не безопаснее прежнего: тленные громады зданий ждали только искры огня, чтобы сделаться пеплом. Летописцы Москвы часто говорят о пожарах, называя иные великими; но никогда огонь не свирепствовал в ней так ужасно, как в 1547 году. Сгорели все дома от Арбата и Неглинной до Яузы и до конца Великой улицы, Варварской, Покровской, Мясницкой, Дмитровской, Тверской. Ни огороды, ни сады не уцелели: дерева обратились в уголь, трава - в золу. Сгорело 1700 человек, кроме младенцев. Нельзя, по сказанию современников, ни описать, ни вообразить сего бедствия. Обратились в пепел 25 тысяч дворов.

Почти все московские жители остались без крова. Пожар нарушил снабжение столицы продовольствием. Начались эпидемия, голод. В народе поползли слухи, что Москву подожгли Глинские. Посадские люди восстали. Толпа ворвалась в Успенский собор и растерзала князя Юрия Глинского. Восставшие разгромили московские дома Глинских, затем пришли в село Воробьево, где находился Иван IV, и стали требовать выдачи бабки Анны и других Глинских. Царь с трудом убедил их, что Глинских он не прячет.

Народные восстания произвели на Ивана IV-го сильное впечатление. Он писал: "От этого вошел страх в душу мою и трепет в кости мои". Царь отстранил от управления Глинских и других бояр, злоупотреблявших властью, и приблизил к себе родственников жены бояр Захарьиных-Романовых. Не доверяя княжеско-боярской аристократии, он стал больше опираться на служилых людей - дворян, получивших свое название от дворецкого, управляющего царским дворцом, в распоряжении которого они находились.

Дворяне (они же помещики) были заинтересованы в укреплении власти царя, который предоставлял им поместья и должности.

Иван IV сформировал из преданных ему людей новое правительство, которое стали называть Избранной радой. В его состав вошли некоторые дворяне и старомосковские бояре, заинтересованные в возвышении Москвы. Руководителем Избранной рады стал любимец царя дворянин Алексей Адашев. Большую роль в ней играли придворный священник Сильвестр и сверстник Ивана, друг его детства, князь Андрей Курбский.

Избранная рада проводила политику централизации государства, стремясь примирить интересы всех бояр, дворян и духовенства.

В феврале 1549 года в кремлевском дворце собрались представители бояр, высшего духовенства и московских дворян. На этом "соборе примирения" Иван IV выступил с речью. Он обвинил бояр в злоупотреблениях и призвал всех к совместной деятельности по укреплению единства Российского государства. Это был первый Земский собор - собрание представителей сословий. В дальнейшем Иван IV собирал Земские соборы для решения всех важнейших государственных вопросов. Кроме бояр, дворян и духовенства, в них участвовали представители иных сословий: купцы и ремесленники. В России установилась сословно-представительная монархия.

Избранная рада провела ряд реформ:

  • Она значительно расширила органы центрального управления, так называемые приказы, изменила порядок управления городами и волостями. Раньше судом и сбором налогов ведали наместники из бояр. Они не получали жалования, а "кормились" за счет населения. Избранная рада отменила систему кормлений. Она назначила во все города и земли воевод, которым государство платило деньги, а сбор налогов и судебные дела поручила старостам, выбранным из числа дворян.

  • Был составлен новый Судебник - сборник законов.

  • Правительство Адашева обязало всех вотчинников и помещиков в случае войны приходить с отрядами вооруженных конников.

  • Кроме того, были созданы постоянные пехотные полки стрельцов, вооруженных огнестрельными ружьями. Значительно усилилась артиллерия.

Реформы способствовали укреплению центральной власти, ограничивали привилегии дворян и повышали роль дворян в управлении страной.

studfiles.net

Кратко о великом. Царствование Ивана Грозного — Славянская культура

Кратко о великом. Царствование Ивана Грозного

Иван IV формировал национальное государство. Он создал сильное государство, с идеологией равного справедливого (взаимного) служения всех сословий и слоев общества (которую элиты так и не смогли извести). С Ивана Грозного Россия стала страной, которую невозможно уничтожить.

  Легкое "собирание" новгородских, псковских, верхнеокских, северских, тверских, рязанских земель при великих князьях Иване III и Василии III было следствием того, что русское простонародье принимало правление московских Рюриковичей. Те обеспечивали традиционную общинную жизнь, прекращение господских усобиц и частных войн, ослабление боярского гнета, проводили уменьшение боярского землевладения в пользу черносошного (государственного) крестьянства, усиление обороны от вражеских набегов. Московская централизованная система привлекала низкими налогами и возрождением самоуправления у крестьянских и посадских общин.

Однако, несмотря на переход к более интенсивному паровому способу обработки земли, Московская Русь оставалась бедной страной, опирающейся на рискованное земледелие в зоне холодного климата с коротким сельскохозяйственным периодом, со слабым животноводством (из-за длительного периода содержания скотины под крышей), с замерзающими речными путями, отрезанной от прибыльных морских торговых путей.

Московская Русь была крепко заперта в кругу враждебных соседей (Швеция, Ливония — форпост Германской империи, Польша, Литва, Османская империя, Ногаи, Крымское, Астраханское, Казанское, Сибирское ханства). Многие из этих соседей захватили русские земли, самые плодородные, примыкающие к морям — в период после монгольского нашествия. Польша с Литвой прекрасно знали, чье мясо съели, учитывая, что московские Рюриковичи заявили себя правителями всея Руси, как и их предки: Рюрик, Владимир, Ярослав. Пребывание Московской Руси в этом враждебном круге означало перманентную войну, почти постоянное ведение боевых действий и отражение вражеских набегов на всех рубежах. В эту эпоху на каждый мирный год приходится два военных.

Швеция, Польша, Литва, Ливония, Ногайская Орда, Крымское, Казанское, Астраханское и Сибирское ханства, Османская империя не в силах завоевать и расчленить Русское государство (причём европейских недоброжелателей останавливала не только русская военная сила, но и климат; западная граница Московской Руси совпадает с изотермой января -8°, а дальше на восток всё холоднее). Тем не менее, они осуществляли эффективную блокаду Русского государства, совершая разорительные набеги, нередко предпринимая и скоординированные наступательные действия (как, например, в 1517, 1521, 1534, 1535, 1541, 1552 годах).

Ни север, ни юг, ни запад, ни восток Московской Руси не защищены от вражеских нашествий. У Русского государства фактически нет тыла. Муром, Владимир, Вятка и Ладога точно также находятся под ударом как Рязань, Тула и Смоленск. Плодородные степные почвы отсечены Диким Полем. До 65 тысяч русских ратников уходят каждую весну на охрану оборонительных рубежей, которые проходят в 60-70 верстах от Москвы, по берегу Оки. Набеги крымско-татарских и казанских феодалов, которые случаются и по два раза в год, обходятся стране в десятки тысяч жизней, и русские пленники продаются на рынках крымского и астраханского ханств по бросовым ценам. "Всё было пусто за 15 миль от Москвы", свидетельствует тот же Курбский о довольно рядовом нашествии казанцев в 1545 году. Особенно страдает Русское государство от вражеских набегов в период ослабления государственной власти, усиления боярщины и боярских распрей — особенно между кланами Шуйских и Бельских — в тринадцатилетний период после кончины великого князя Василия III, когда Иван IV был ещё ребенком.

Заметим, что ограбление русской территории являлось, по сути, основной статьей "национального дохода" в Крымском ханстве. В набег уходило практически все мужское население этого государства; лишь меньшая часть войска принимала участие в боях, остальные занимались "сбором урожая" на русских землях, причем основное внимание уделялось похищению детей — этот "живой товар" было удобней всего перевозить в седельных корзинах. В годы, когда набег не удавался, в крымском ханстве обычно случался голод и начинались междоусобицы.

Морские торговые пути, ведущие в Россию, находились под плотным контролем Ганзы, Ливонии и Швеции. Западные соседи не пропускали в Россию многие товары, мастеров и техников (наиболее яркий пример — дело Ганса Шлитте и 123 мастеров от 1548 года), не дозволяли русского мореплавания, попросту убивали русских купцов, рискнувших отправиться за море. Но, в то же время, имели замечательные барыши, монопольно скупая дешевые русские товары. (В эту эпоху в западной Европе как раз происходит скачок цен, связанный с притоком южноамериканского серебра.)

Польские и шведские короли регулярно пишут письма западноевропейским государям, требуя прекратить торговые отношения с Русским государством, лживо выставляя русских «варварами», «схизматиками», «тиранами» и «врагами христианства», но одновременно выдавая истинные причины своей русофобской активности: русские – талантливы, «русские быстро всё усваивают и легко постигают» и, если их не остановить, будут «господствовать на Балтийском море».

Стремление Московской Руси к беспрепятственной торговле по морю с разными странами вызывает у ливонцев, ганзейцев, шведов, поляков настоящие приступы русофобской истерии (хорошо описанной в книге Г. Форстена «Балтийский вопрос в XVI и XVII столетиях», притом что ее автор не замечен в симпатиях к Московской Руси.)

С 1550-х гг. начинается изменение климата, известное как "малый ледниковый период". На русской территории, где и без того рискованное сельское хозяйство с коротким вегетационным периодом, резко увеличивается количество погодных "сбоев", таких как летние заморозки, засухи и т.д. У окольцованной страны отсутствуют какие-либо возможности для эксплуатации внешних ресурсов — а это именно то, чем занимались западные колониально-торговые державы, начавшие быстрое накопление капиталов за чужой счет: прямого грабежа и неэквивалентной торговли в заморских землях.

Устойчивость для Руси означала, в первую очередь создание всеобщих условий для безопасной жизни и ведения хозяйства. Земли и доходы должны были перераспределяться от привилегированных вотчинников (феодалов-микрогосударей, имеющих собственных бояр и дворян, высасывающих земельную ренту и дезорганизующих государственное управление) в пользу государевых служилых людей, несущих военную и пограничную службу. Русскому купечеству нужна беспрепятственная торговля, русскому крестьянству нужно расширение пашни и крепкая оборона от грабительских набегов, предпринимаемых враждебными государствами.

Молодой царь Иван Васильевич проводит рациональные внутренние реформы, в том числе, в области местного (земского) самоуправления и всесословного представительства (Земские соборы). На место самоуправства бояр и наместников, усилившегося в смутные годы после смерти (возможно, отравления) Василия III, приходило хорошо организованное самоуправление крестьянских и посадских общин, их широкое участие в охране порядка и судопроизводстве – и это на основе закона, Судебника 1550 года. Царский Судебник ограждал общины, крестьянские и посадские, от своеволия бояр-наместников и их слуг, определял широкое участие выборных земских властей в суде. Не один крестьянин не мог быть взят под стражу наместником без согласия местной крестьянской общины. Община обязана была контролировать ведение судебных дел в отношении своих членов. «И все судные дела у наместников и тиунов писать выборному земскому дьяку, а дворскому и старосте и целовальникам к тем судным делам прикладывать руки».

Русский крестьянин согласно царскому закону – свободный человек. И это резко отличает его от крестьянства Польши, Литвы, Ливонии, Венгрии, Чехии, Дании, германских земель к востоку от Эльбы, находящегося в тяжелой крепостной личной зависимости от господина; и скажем, польский шляхтич имеет право убить своего крестьянина "как собаку" (слово «крестьянин» и в современном польском языке – chłop, холоп, раб).

Иван IV собирал представителей «земли» на парламенты Земских Соборов, включая представителей крестьянства, по наказам которых и составлялись уставные царские грамоты, вводящие самоуправление в той или иной волости. Уже на первом Земском соборе царь Иван известил собравшихся, что бояре более не являются держателями земли русской. Тем дано было начало реформе земского (местного) управления. Вместе с отменой кормлений (при которых боярин-наместник не только управлял, но и кормился от той или иной территории) уставные грамоты предоставляли городу или сельской волости право управляться своими собственными выборными властями, прямо сообщаться с центральной властью. «И будет посадские люди и волостные крестьяне похотят выборных своих судей переменити, и посадским людям и волостным крестьянам всем выбирати лучших людей, кому их судити и управа меж ими чинити».

Во второй половине 1550-х гг. бояре-наместники и бояре-волостели, в массе своей, были от «городов и от волостей отставлены». Их власть перешла к «излюбленным старостам» и «излюбленным судьям», «выбранным всею землею». Место наместничьих тиунов и доводчиков (низшего чиновничества) заняли выборные целовальники и земские дьяки. Губных старост, исполняющих полицейские функции (русских шерифов), выбирали на всесословном уездном съезде из числа служилых людей (то есть лиц, умеющих хорошо владеть оружием). А их помощников, губных целовальников — выбирали посадские и крестьянские общины, «по выборам сошных людей», из своей среды. При губных старостах, для ведения следственных дел, находились губные дьяки, также избираемые «по выборам всех людей». Прихожане получили право выбирать своих священников и учить детей в приходских школах.

Искоренение наместничьего правления, ликвидация княжеских и боярских частных «государств в государстве» способствовало сложению общенационального рынка. Видный медиевист Б. Д. Греков, в своем исследовании «Очерки истории феодализма в России», писал о быстром развитии внутреннего рынка в Русском государстве времен Ивана IV. Схожего мнения придерживался и историк С. В. Бахрушин, который отмечал возникновение общероссийского рынка и быстрый рост железоделательного, суконного, кожевенного производств в эпоху Ивана Грозного. Литовский писатель 16 века Михалон Литвин с воодушевлением сообщал: «Так как московитяне воздерживаются от пьянства (!), то города их изобилуют прилежными в разных делах мастерами».

Владение вотчиной (частное земельное владение) теперь обязывало владельца к государственной службе, как и условное земельное держание (поместье). «Уложение о службе» 1556 года четко ставила землевладение в зависимость от государственной службы. «Велможы и всякие воини многыми землями завладали, службою оскудеша, — не против государева жалования и своих вотчин служба их.» Приравнивая вотчину к поместью, «Уложение» 1556 года наносило серьезный удар по привилегированному землевладению, которое являлось краеугольным камнем феодальной системы. Оно обеспечивало каждого воина земельным окладом по четким нормам. По всей стране писцы измерили земельные владения в общегосударственных имущественных единицах — «сохах». По результатам кадастровых работ был произведен передел, земельные излишки от крупных владельцев передавались мелким.

Одновременно принимались меры по снижению долгового бремени служилых людей. Они освобождались от уплаты процентов по долговым обязательствам, вводилась пятилетняя рассрочка по погашению долгов. Четко устанавливая зависимость землевладения от службы, реформа отворяла доступ в служилое сословие представителям низких сословных групп — «поповичей и простого всенародства», как выражался недовольный Курбский.

Царь строит новые пристани на Нарове и Белом море. Создает протяженные оборонительные линии на направлениях вражеских набегов (в т.ч. Большую засечную черту). Организует станичную и сторожевую службу с глубиной действия свыше 400 верст, что позволяет отнять у Дикого Поля десятки тысяч квадратных километров земли. Формирует постоянное стрелецкое войско.

Создание этого войска относится к 1550 году, когда «учинил у себя царь… выборных стрельцов и с пищалей 3000 человек». Стрельцы отличились уже при взятии Казани, где первыми двинулись на городские стены и ворвались в город. «И тако скоро взыдоша на стену великою силою, и поставиша ту щиты и бишася на стене день и нощь до взятья града.» Отличились стрельцы и при взятии Полоцка, где уничтожали вражеских пушкарей и штурмовали крепость. Стрельцы были русским ответом наемному войску, приводимому польскими и шведскими королями. В отличие от западных наемников, живших на деньги, выдаваемые правителями на войну, а еще больше от мародерства, стрельцы имели постоянное денежное жалование, а также коллективно получали землю.

Царь организует за счет казны выкуп русских пленных у татар, ставит десятки новых городов, в первую очередь, на границе Дикого Поля, но и в северо-восточных пределах, в Прикамье, на Урале. Ликвидирует казанскую угрозу. Наказывает знаменитого короля Густава Вазу за рейды его феодалов на русские земли – шведские войска разбиты на Неве и финской реке Кивинеби; в мирном русско-шведском договоре 1557 года имеется положение о свободе торговых сообщений Московской Руси с европейскими странами через шведские владения. И вообще во всех договорах с датчанами, англичанами, шведами, Иван Грозный непременно оговаривает право беспрепятственной торговли для русских купцов. С покорением Астраханского ханства было покончено с одним из крупнейших центров работорговли. (А в 1569 удалось уничтожить огромное турецкое войско, идущее к Астрахани.) Более того, русский контроль над Волгой означал закрытие пути, по которому на протяжении тысяч лет из центральной Азии в Европу шли кочевые орды. Для крестьянского освоения открываются новые территории на юге и юго-востоке с более плодородными почвами.

Немалую роль сыграл в этом и разгром нашествия крымско-татарских и турецких войск летом 1572 года — в судьбоносной битве при Молодях, в 70 верстах от Москвы. (Эта битва была не менее судьбоносной, чем Полтавское сражение. Но мы ухитрились ее забыть, потому что либеральные гуманитарии посчитали, что царь Иван IV и опричный воевода Д. Хворостинин не могут выступать в роли спасителей Отечества.)

В правление царя Ивана русские выходят на Северный Кавказ, ставят крепости на Тереке, Сунже, Койсу-Сулаке. При Иване Грозном происходит разгром Сибирского ханства; с исчезновением этого государства было снято основное препятствие как для освоения Урала, так и для долгосрочного движения русских на восток, к Тихому океану. Иван Грозный, предвосхищая Петра Великого, добивается широкого выхода к Балтике. Но и усилия его врагов становятся более согласованными. Быстро формируется цепь фронтов; и уже во время первого наступления в Ливонии, зимой 1558 года, Русь получает удар с южного рубежа, от крымцев.

Тем не менее, если бы не исторически случайное перемирие 1559 года, которое заключил царь Иван с Ливонским орденом под влиянием Дании и боярской "Избранной Рады", война за Балтику могла бы завершиться быстрой победой Московской Руси. Царю удалось разгромить Ливонский Орден, лежащий на пути к Балтике, но к концу перемирия Русь столкнулась уже с рядом сильных западных государств, поделивших между собой прибалтийские земли.

Теперь в ряду противников ведущие военные державы того времени — Польша, Литва, Швеция, которых поддерживает Ганза, Германская империя, Римская курия; в союзе с Западом выступает Крымское ханство и ряд других кочевых орд, за которыми стоит Османская Империя. Население вражеской коалиции превосходило пятимиллионное население Московской Руси в несколько раз, несравнимо большими были денежные возможности западных противников по вербовке войска. (Если б численность стрельцов не была бы намного меньше числа наемников, нанятых вражескими государствами, то исход Ливонской войны оказался бы другим.) Русь расходует силы в борьбе на нескольких фронтах, и крупные вотчинники, с самого начала не желавшие воевать против ливонских баронов и польско-литовских панов, склоняются к саботажу, а затем и предательству.

Уже со второй половины 1550-х князья и бояре, обозленные оскудением вотчин (семейства вотчинников росли, а крестьяне согласно Судебнику могли покидать вотчины и искать себе новое место), отменой кормлений и обязательной службой (несущей все больший риск, так как началась Ливонская война), терявшие административный и судебный контроль над уездами и волостями, наращивали противодействие центральной власти.

Озлобление боярства и князей на царя усиливается дальнейшим ограничением их прав на наследование и преумножение вотчин. Указы 1562 и 1572 гг. запретят князьям продавать, покупать и менять вотчины. Вотчинные владения смогут переходить по наследству только к ближайшим потомкам собственника («дале внучат вотчин не отдавати роду»), а в случае отсутствия наследника мужского пола будут отходить в казну. Переход к ближнему родственнику по завещанию сможет происходить лишь с разрешения правительства, «посмотря по вотчине, по духовной и по службе». Вотчины, купленные у казны из фонда «порозжей» земли, можно будет передавать только сыновьям или в приданое дочерям. В случае бездетности они станут отходить в казну с некоторым возмещением родственникам.

С 1562 начинаются побеги бояр в Литву; в феврале 1563 князья М. В. Репнин и И. Д. Бельский игнорируют приказ царя о наступлении в Литве, войдя в сношения с литовскими князьями Радзивиллами и гетманом Г. Ходкевичем; член адашевского клана, Шишкин-Ольгов, пытается сдать литовцам Стародуб; а в 1564 году царю изменяет высокопоставленный военачальник, князь Курбский. Отрабатывая денежные и земельные пожалования от польского короля, первый наш диссидент господин Курбский сперва выдает информацию о передвижении русских войск к Орше, что приводит к гибели отборной русской рати, застигнутой литовцами и поляками врасплох. Затем выдает полякам на казнь графа Арца, работавшего на русские интересы в Ливонии, возглавляет разорительный польско-литовский поход в район Великих Лук. Царь Иван, возмущенный изменой элиты, переходит к чрезвычайным методам правления, которые столь заклеймены либеральными историками.

На самом же деле опричнина опиралась на северо-восток Руси, где преобладали черносошные и монастырские крестьяне, активно участвовавшие в земском самоуправлении и судопроизводстве. Направлена же была опричнина против феодальной системы, фактически против крупных привилегированных землевладельцев: княжат (потомков удельных князей) и бояр-вотчинников, многие из которых были связаны с Литвой и по происхождению, и по убеждениям. Интересы этой феодальной знати капитально расходились с интересами служилого дворянства, простонародья, да и всего Русского государства. Как пишет проф. С.Ф. Платонов: "опричнина сокрушила землевладение знати", и привилегированные феодальные землевладельцы превратились в "рядовых служилых землевладельцев", расселенных преимущественно по окраинам и обязанных защищать страну. С.Ф. Платонов называет это "мобилизацией землевладения" и "разгромом удельной аристократии". «Ликвидируя в опричнине старые поземельные отношения, завещанные удельным временем, правительство Грозного взамен их везде водворяло однообразные порядки, крепко связывавшие право землевладения с обязательной службой».

Опричнина привела к превращению множества самовластных вотчинников в рядовых служилых землевладельцев на окраинах государства и тем способствовала колонизационным процессам. Княжата лишались наследственных владений, где правили как государи, и получали поместья (вместе со службой), по словам Дж. Флетчера, «в отдаленных областях». В первый же год опричнины было перемещено на окраины около 150 князей и княжат, их холопы получили свободу. «При Грозном еще можно было застать таких владельцев, но при (его) сыне после опричнины они уже были предметом воспоминаний», — пишет Ключевский. Особенно много потеряли те крупные земельные собственники, что резко увеличили свои владения в период боярщины конца 1530-х — начала 1540-х гг.: Челяднины, Шуйские, Воротынские, Горбатые.

Таким образом, Иван IV, проводя своего рода "революцию сверху", разрушает отжившую феодальную систему — схожие процессы, но с еще большей кровью, идут и в Западной Европе. Жертвами этого разрушения за все время царствия Ивана IV, за 37 лет, становится около 3-4 тыс. человек (наиболее реальная оценка, базирующаяся на синодиках и других документах). При том очень многие из казненных были виновны в государственных преступлениях, как например участники заговора Челяднина-Старицкого 1567 года — крупные феодалы, каждый из которых имел многочисленных вооруженных слуг и боевых холопов. Этот заговор происходит именно в то время, когда Иван IV идет с армией в Литву — царь вынужден прекратить поход, который мог радикально изменить ход войны. Польский же король, вместо того, чтобы готовится к обороне Вильно, стоит с войском на литовско-русской границе, в Радошковичах, и ждет благоприятных известий о перевороте в Москве. А новгородские казни января 1570 (последовавшие вслед за тем, как предатели сдали литовцам важнейшую северо-западную крепость Изборск) предотвратили переход Новгорода на сторону Польши-Литвы, что означало бы крушение всего Русского государства.

Кстати, само новгородское «сыскное изменное дело» таинственным образом исчезло из российских архивов на рубеже 18 и 19 веков, когда там стали работать либеральные историки. Однако с ним успела ознакомиться императрица Екатерина II и сделала четкий вывод, что Новгород вовлекался в унию с Польшей: «Новгород, приняв Унию, предался Польской Республике, следовательно царь казнил отступников и изменников…» (Архив князя Воронцова, кн.5., ч.1, М., 1872, «Разбор сочинения Радищева „Путешествие из Петербурга в Москву“, написанный императрицей Екатериною Второю», сс.410–411.)

Шведский посланник Паавали Юстен, находившийся в Новгороде именно в январе 1570, не фиксирует никаких массовых казней, хотя пишет об ужасах чумы, которая «свирепствовала по всей России». (Неурожай с чумой в Новгороде были частым явлением и во времена его самостийности.) Недобросовестные историки взяли и приписали «свирепости» Ивана Грозного всех жертв эпидемии чумы и голода в Северо-Западной Руси 1568–1571 годов. Но как пишет исследователь Р. Скрынников: «Неблагоприятные погодные условия дважды, в 1568 и 1569 гг., губили урожай. В результате цены на хлеб повысились к началу 1570 г. в 5–10 раз. Голодная смерть косила население городов и деревень… Вслед за голодом в стране началась чума, занесенная с Запада. К осени 1570 г. мор был отмечен в 28 городах. В Москве эпидемия уносила ежедневно до 600–1000 человеческих жизней. С наступлением осени новгородцы „загребли“ и похоронили в братских могилах 10000 умерших». Вот этих умерших от голода и чумы людей, либералы зачислили в жертвы опричнины.

И после подавления измены Новгород вовсе не опустел, в нем всё также 5,5 тысяч дворов ремесленников, и он остался третьим, после Москвы и Смоленска, городом Московской Руси по торговым оборотам. (Кстати, последняя измена новгородских бояр состоится в 1611 году, когда, с их содействием, шведы возьмут город. Сколько либеральных чернил пролито при описании «Иоанновых казней» 1570 г., но события шведской оккупации Новгорода 1611–1617 не получат и мизерной доли внимания историков. В 1617 г., когда хорошо порезвившиеся шведы покинули Новгород, там осталось лишь несколько десятков дворов – его население было истреблено, бежало от грабежей, проводимых «цивилизованными европейцами» или умерло от голода.)

Обратимся к истории Западной Европы XV, XVI, XVII веков, которая показывает нам примеры куда более масштабного истребления людей, предпринимаемые во имя преодоления феодальной раздробленности или просто из корыстных интересов правящего слоя.

Можно вспомнить льежскую резню, устроенную Карлом Бургундским, и гекатомбы войны Алой и Белой розы в Англии. Подавление крестьянства в Германии в 1525, обошедшееся в сто тысяч жизней (благородные рыцари могли собрать и сжечь за один присест три тысячи безоружных людей — как бревна). Виселицы для согнанных с земли английских крестьян. Репрессии Генриха VIII Английского, уничтожившего 72 тысячи своих подданных, от крестьян до аристократов. Варфоломеевскую ночь (30 тысяч жертв) и другие массовые убийства времен французских религиозных войн. "Охоту на ведьм" – всего один саксонский судья Бенедикт Карпцоф-младший вынес двадцать тысяч смертных приговоров «ведьмам», то есть невинным женщинам и детям. Процессы против "еретиков", когда горели на кострах десятки тысяч людей по всей Европе – в одной только Испании сожжено 40 тысяч человек. Бессудное истребление сотен тысяч вальденсов, от мала до велика, совершенно поголовное в Провансе и Савойе. И массовое уничтожение анабаптистов («от множества трупов выступившая из своих берегов река Аа гнала по Мюнстеру кроваво-багряные волны» — 1536 год). «Стокгольмскую кровавую баню», устроенную датским королем Кристианом II и тысячи собственных подданных, истребленных шведским королем Эриком XIV. Половину ирландского населения, 600 тысяч человек, уничтоженных армией Кромвеля (массовые уничтожения ирландцев, чьи земли передавались колонистам-протестантам, предпринимались и до Кромвеля). Походы шведских войск, во времена Тридцатилетней войны, истреблявших за раз по 500-800 немецких деревень (война эта запечатлелась в истории не столько битвами, сколько истреблением населения, предпринимаемого как войсками немецких государей, так и армиями их союзников; она сократила население Германии на 7-9 млн. чел., примерно вдвое). Вспомним замену миллионов истребленных "ленивых" индейцев на миллионы "трудолюбивых" негров в американских колониях западных стран (а на каждого доставленного на плантации живого африканского раба приходилось 3-4 людей, погибших при отлове и транспортировке).

Московское же государство борется за выживание и любое ослабление мобилизационных усилий или измена элиты означало военную катастрофу и последующую массовую гибель русского населения от вражеских войск. Предатель Курбский приводит в марте 1565 на Русь вражеское войско, состоящее из поляков, литовцев и ордынцев ("измаильтян", как сам он написал в третьем послании Грозному), которое убивает 12 тысяч русских, преимущественно простых крестьян. Крымский набег 1571 года обходится стране в тысячи потерянных жизней — и в немалой степени за счет особой позиции некоторых бояр-воевод, которые считали, что "чем хуже — тем лучше". В 1579-1581 поляки и шведы вырезают население целых городов (Великие Луки — 10 тысяч убитых, Нарва – 7-10 тысяч убитых, Корела — 2 тысячи убитых русских).

История Франции и Англии XVI века — всего лишь история (из которой, как изюм из булки, нынче вытаскиваются страшилки про ведьм и вампиров), а история России того же века – это актуальная политика. Извращениями далекой русской истории либералы сегодня занимаются и в передачах центрального российского ТВ (достаточно вспомнить недавнее прыганье по телеканалам Э.Радзинского, специализирующегося на шельмовании царя Ивана), я уж не говорю про информационные атаки западных СМИ.

Либеральные "специалисты" приписывают царю Ивану и опричнине сокращение пашни в некоторых северо-западных районах Руси в 1560-х начале1570-х гг. Меж тем, серьезные исследователи установили, что причиной сего прискорбного факта были неурожаи и эпидемии, которые многократно поражали этот регион и задолго до Ивана IV. Например, в первой половине 15 века в совсем еще независимом Новгороде происходила долговременная депопуляция, а новгородские летописи пестрели такими душераздирающими записями: «А в Новегороде хлеб дорогъ бысть не толко сего единого году, но всю десять летъ… толко слышати плачь и рыданье по улицам и по торгу; и мнозе (многие) от глада падающе умираху» Голод с чумой, усиленные неблагоприятными климатическими изменениями, прошли по новгородским краям и в начале 1550-х, забрав 30 тысяч жизней, за десяток лет до опричнины. Неурожаи, голод и чума в 1580-е опустошали соседнюю Швецию – может, и туда дотянулся столь нелюбимый либералами «Тиран Васильевич»?

В царствование Ивана IV местные неурожаи в неплодородных перенаселенных регионах вызвали отлив людей на юго-восток — в регионы с более плодородными почвами, которые были именно им присоединены к Московской Руси. Как пишет проф. Платонов: «В новых областях от верховьев Оки до Камского устья залегал почти сплошной, с небольшими островами песка и суглинка, тучный пласт чернозема. Этот чернозем давно манил к себе великоросса-земледельца… Когда же по взятии Казани правительство московское утвердилось на новых местах, и жизнь на этих окраинах стала безопаснее, сюда по известным уже путям массой потянулось земледельческое население, ища новых землиц… Успехи колонизации этих новых земель так же, как и успехи колонизации в понизовых и украйных городах, обусловливались тем, что свободное движение народных масс соединялось в одном стремлении с правительственной деятельностью по занятию и укреплению вновь занятых пространств». Уже в 1575 посланник Германской империи Кобенцель свидетельствует о хорошем состоянии русского хозяйства – больших запасах хлеба, воска, сала, пеньки, поташа и «разной доброты мягкой рухляди (пушнины)», идущих, ввиду излишка, на экспорт. (Вот бы, кстати, господам либеральным "специалистам" обеспокоиться вымиранием русской деревни в годы либеральных реформ 90-х годов 20 века, когда страна потеряла половину пашни, или колоссальными территориальными потерями страны, случившимися в 1991 году, волей Ельцина и его либерального окружения.)

Царь Иван Васильевич вдвое увеличил территорию России; земли, присоединенные им, стали нашими навсегда. Иван принял Россию с 160 городами, а оставил с 230. На землях, которые собрал Иван Грозный, затем столетиями происходил очень быстрый рост российского населения, равного которому не было ни в одной стране Старого Света. Терпимость к другим конфессиям и культурам, что являлось "визитной карточкой" царя Ивана IV (и что было так несвойственно Западной Европе), стало матрицей устойчивости российского государства. Даже в Смуту недавно присоединенное Поволжье не пробовало отложиться от России и, более того, послало бойцов для освобождения всей страны от интервентов и "воров". Смута не разнесла Россию на кусочки также и потому, что феодальный сепаратизм был вырван Иваном Васильевичем с корнем...

Московская Русь XVI века нуждается даже не в честном историке, а в честном географе. Сама география, природно-климатические условия, геополитические угрозы делали мобилизационные инструменты необходимыми для выживания Русского государства. А сильное государство было, по сути, инструментом выживания народа. Именно поэтому ни одно произведение устного народного творчества не представляло Ивана IV, как несправедливого и своекорыстного правителя. Не возмутилось против царя и дворянское войско — многочисленное и вооруженное поместное дворянство, обладающее органами самоуправления. Да, царь Иван был сыном своего времени, но отнюдь не самым жестокосердным. В это время "гуманный" европейский суд отправлял на виселицу голодного — за кражу курицы, и ребенка на костер – за «ведьмовство»; и те же европейцы сбегались на зрелище жестокой казни типа варки фальшивомонетчика в масле, как на финальный футбольный матч.

Нельзя не пройти и мимо ртутной интоксикации царя Ивана. Это стремительно разрушало его организм. Любимые рассуждения либеральных историков про «лечение сифилиса» — абсолютно лживы. М. М. Герасимов в отчете о вскрытии царской усыпальницы писал: «…Был обнаружен очень большой процент ртути. В связи с этим напомним, что нередко говорят, опираясь на неясные сведения, о болезни царя Ивана, намекая на то, что у него был люэс (сифилис). Исследование скелета дает нам право говорить, что это не так. Ни в костях скелета, ни на черепе нет следов этого заболевания». Иван был отравлен, как и его мать Елена Глинская, как и его первая жена Анастасия Романова. Современные исследования царских успыльниц показало — в останках цариц тоже ртуть, её еще больше, чем у Ивана IV. Похоже, боярство вело против царского дома настоящую химическую войну, и это не могло осуществиться без помощи иностранных "специалистов".

Выдумкой оказалась и «история» о том, что Иван Грозный убил своего сына. В останках царевича Ивана Ивановича, также как и в останках его отца, было обнаружено крайне высокое содержание всё той же ртути, до 1,3 мг на 100 грамм навески (естественный фон — сотые доли милиграмма). Значительно был превышен и естественный фон по мышьяку. Как проинформировал московский НИИ судебной медицины: «При исследовании волос, извлеченных из саркофага Ивана Ивановича, крови не обнаружено». Не убивал жезлом царь своего сына, сбрехнул художник Репин, начитавшись Карамзина, а тот передрал эту злобную чушь у иезуита Поссевино. (К сожалению, многие либеральные историки незамысловато черпали «сведения» о царствовании Ивана именно у тех, кто ненавидел его, да и Россию впридачу. Но это все равно, что писать биографию Путина на основании «сочинений» Литвиненко, Политковской, Новодворской.)

16 век, и особенно эпоха Ивана IV, были осевым временем нашей страны. Царь Петр во многом исполнил то, что собирался сделать царь Иван. Впрочем, многие поздние петербургские правители творили империю в виде рыхлой коллекции регионов и национальностей, скрепленной только вестернизированной бюрократией и привилегиями окраин. Напротив, Иван IV формировал национальное государство, nation-state, и земли, присоединенные им, стали российскими навсегда. Он прорубил «окна» на Восток и Юг, задав многовековые вектора расширения России и направления русской крестьянской колонизации. Он создал сильное государство, с идеологией равного справедливого (взаимного) служения всех сословий и слоев общества (которую элиты так и не смогли извести). Собственно, с Ивана Грозного Россия стала страной, которую невозможно уничтожить.

(на изображении фрагмент постера к фильму "Иван Грозный" режиссера С.Эйзенштейна. Госкиноиздат, 1944 г.)

А.В. Тюрин

http://matveychev-oleg.livejournal.com/4293913.html

Похожие статьи:

Образование → История наука или вымысел?

История → Норманнская теория

Видеоролики → Цель фальсификации истории

История → Фальсификация сказанного В Повести Временных Лет

История → Фальсификация истории

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Эпоха Ивана Грозного в российской историографии

     С легкой руки Николая Михайловича Карамзина, эпоху Ивана Грозного принято подразделять на два периода. Первый – с 1549 по 1560 год. Второй период – с 1560 по 1584 год. По поводу такого раздвоения царствования В. О. Ключевский писал: «Иоанн двоится в глазах Карамзина; было два царя Иоанна: один, царствовавший до 1560 года, герой добродетели, другой – неистовый кровопийца, свирепствовавший с 1560 года. Такой взгляд на исторического деятеля отразился и на общей оценке его деятельности, сделанной историографом. Карамзин признает за Иоанном много правительственных доблестей, деловитость, веротерпимость, любовь к просвещению, талант законодателя и государственного организатора. Тем не менее, царствование Иоанна, одно из прекраснейших по его началу, историограф ставит по его конечным результатам наряду с монгольским игом и бедствиями удельного времени» (В. О. Ключевский Краткий курс по русской истории «Эксмо-Пресс. М. 2000; стр. 137).      Резко отрицательную характеристику Ивану Грозному можно найти в трудах Н. И. Костомарова. В частности Костомаров по личности и деятельности писал следующее: «Напрасно старались бы мы объяснить его злодеяния каким-нибудь руководящими целями и желанием ограничить произвол высшего сословия; напрасно пытались бы мы создать из всего образ демократического государя. С одной стороны, люди высшего звания в московском государстве совсем не стояли к низшим слоям общества так враждебно, чтобы нужно было из-за народных интересов начать против них истребительный поход: напротив, в период правления Сильвестра, Адашева и людей их партии, большой частью принадлежавших к высшему звании, мы видим мудрую заботливость о народном благосостоянии. С другой стороны, свирепость Ивана Васильевича постигала не одно высшее сословие, но и народные массы, как показывает бойня в Новгороде, травля народа медведями для забавы, отдача опричникам на расхищение целых волостей, и тому подобное. Иван был человек, в высшей степени бессердечный: во всех его действиях мы не видим ни чувства любви, ни привязанности, ни сострадании; если, среди совершаемых злодеяний, по-видимому, находили на него порывы раскаяния и он отправлял в монастыри милостыни на поминовение своих жертв, то это делалось из того же, скорее суеверного, чем благочестивого страха божьего наказания, которым, между прочим, пользовался Сильвестр для обуздания его диких наклонностей. Будучи человеком злым, Иван представлял собой также образец чрезмерной лживости, как бы в подтверждение того, что злость и ложь идут рука об руку» (Н. И. Костомаров Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей в 3-х т.; т.1 стр. 447 «Феникс» Ростов-на-Дону ).

 

 

 

Иван Грозный убивает своего сына. худ. И. Репин 

 

 

     Еще более резко (по словам В. О. Ключевского) свое отношение к личности Ивана Грозного высказал русский историк М. П. Погодин в 1828 году. По словам В. О. Ключевского, М. П. Погодин назвал Ивана Грозного «громким ничтожеством» (В. О. Ключевский Краткий курс по русской истории «Эксмо-Пресс. М. 2000; стр. 138). Погодин считал предрассудком мнение Карамзина о величии Ивана IV, которое проявилось в первые десятилетия его правления. Реформы 1550-х годов, Погодин относил не к личности царя, а к прогрессивной боярской партии во главе с Адашевым и Сильвестром. Действительно, реформы 50-х годов XVI столетия были подготовлены Адашевым и его единомышленниками. Однако, в этих реформах видна и роль самого Ивана Грозного как реформатора. Ведь по существующим тогда порядкам ни один проект не мог стать законодательным актом без участия самого царя. Следовательно, Иван IV подписывал эти документа, а перед этим происходило их обсуждение в боярской думе, где снова главенствовал царь. Таким образом, Иван Грозный санкционировал проведение реформ, одобрил их. Можно считать, что в данном случае царь являл собой последовательным верховным гарантом этих реформ.

 

 

 

Опричники. худ. Н. Неврев

 

 

 

     Интересно узнать мнение об Иване Грозном и его эпохе, высказанное в многотомном труде «История России с древнейших времен» С. М. Соловьевым. По мнению историка, эпоха Ивана Грозного являла собой борьбу нового со старым, которая проявилась, во-первых: в переходе «…родовых отношений между князьями в государственные…»; во-вторых: в изменениях «…в быте городов, в положении дружины…» (С. М. Соловьев Чтения и рассказы по истории России «Правда». М. 1989 г.; стр. 191). Эти изменения, считал историк, привели к организованному сопротивлению. «…Великие князья московские, - пишет Соловьев, - в своих государственных стремлениях должны были встретить сопротивление не со стороны одних князей-родичей, но со стороны всего того, что получило свое бытие или по крайне мере поддерживалось родовыми княжескими отношениями…» (Там же стр. 191). Именно борьба «нового» со «старым» было для Соловьева оправдательным моментом появления опричнины, и последовавшим террором.      Многие историки в своей оценке личности и политики Ивана Грозного ссылаются на его переписку с князем Андреем Курбским. Вот одно из самых ярких писем царя опальному князю, известному под названием: «Царево государево послание во все его Российское царство об измене клятвопреступников – князя Андрея Курбского с товарищами». Вот и само письмо.

 

 

 

князь А. Курбский. худ. П. Рыженко

 

 

      «…Что ты, собака, совершив такое злодейство, пишешь и жалуешься! Чему подобен твой совет, смердящий гнуснее кала...Почему же ты взялся быть учителем моей душе и телу? Кто тебя поставил судьей или властителем надо мной? Разве же ты даешь ответ за мою душу в день Страшного суда?.. И кто тебя сделал архиереем и позволил принять на себя учительский сан? Подумай, какая власть создавалась в тех странах, где цари слушались духовных и советников, и как погибали эти страны! Неужели и нам посоветуешь так поступать, чтобы тоже прийти к гибели? Это ли благочестие не подавлять злодеев, не управлять царством и отдать его на разграбление иноплеменникам? Этому, по-твоему, учат святители? Хорошо и поучительно!      Одно дело – спасать свою душу, а другое дело – заботиться о телах и душах других людей; одно дело – отшельничество, одно дело – монашество, одно дело – священническая власть, а другое дело – царское правление. Отшельническая жизнь – жить подобно агнцу, который ничему не противится, или птице, которая не сеет, не жнет и не собирает в житницы; монахи же, хотя и отреклись от мира, но имеют уже заботы, правила и даже заповеди,– если они не будут всего этого соблюдать, то совместная жизнь расстроится; священническая власть требует многих запретов, наказаний за вину: у священников существуют высшие и низшие должности, им разрешаются украшения, слава и почести, а инокам это не подобает; царской же власти позволено действовать страхом, и запрещением, и обузданием, а против злейших и лукавых преступников – последним наказанием. Пойми же разницу между отшельничеством, монашеством, священничеством и царской властью. Прилично ли царю, например, если его бьют по щеке, подставлять другую? Это ли совершеннейшая заповедь; как же царь сможет управлять царством, если допустит над собой бесчестие? А священнику подобает так делать,– пойми же поэтому  разницу между  царской и священнической властью! Даже у отрекшихся от мира существуют многие тяжелые наказания, хоть и не смертная казнь. Насколько же суровее должна наказывать злодеев царская власть!      Не может осуществиться и ваше желание править теми городами и областями, где вы находитесь. Ты сам своими бесчестными очами видел, какое разорение было на Руси, когда в каждом городе были свои начальники и правители, и потому можешь понять, что это такое. Пророк говорил об этом; «Горе дому, которым управляет женщина, горе городу, которым управляют многие!» Как видишь, управление многих, даже если они сильны, храбры, разумны, но не имеют единой власти, будет подобно женскому безумию. Ибо так же, как женщина не способна остановиться на едином решении – то решит одно, то другое, так и многие правители царства: один захочет одного, другой другого. Вот почему желания и замыслы многих людей подобны женскому безумию.      Все это я указал тебе для того, чтобы ты понял, какое благо выйдет из того, что вы будете владеть городами и управлять царством вместо царей,– имеющему разум следует это понять...      …Нас же с покойным братом Георгием начали воспитывать, как иностранцев или как нищих. Какой только нужды не натерпелись мы в одежде и в пище! Ни в чем нам воли не было; ни в чем не поступали с нами, как следует поступать с детьми. Припомню одно: бывало, мы играем в детские игры, а князь Иван Васильевич Шуйский сидит на лавке, опершись локтем о постель нашего отца и положив ногу на стул, а на нас и не смотрит – ни как родитель, ни как властелин, ни как слуга на своих господ. Кто же может перенести такую гордыню? Как исчислить подобные тяжелые страдания, перенесенные мною в юности? Сколько раз мне и поесть не давали вовремя!      Что же сказать о доставшейся мне родительской казне? Всё расхитили коварным образом, – говорили, будто детям боярским на жалованье, а взяли себе, а их жаловали не за дело, назначали не по достоинству; бесчисленную казну нашего деда и отца забрали себе и наковали себе из нее золотых и серебряных сосудов и надписали на них имена своих родителей, будто это их наследственное достояние; но известно всем людям, что при матери нашей у князя Ивана Шуйского шуба была мухояровая, зеленая на куницам, да еще на ветхих, – так если бы это было их наследственное имущество, то чем сосуды ковать, лучше бы шубу переменить, а сосуды ковать, когда есть лишние деньги...      …Если бы ты был воинственным мужем, ты бы не считал своих прежних бранных подвигов, а стремился бы к новым; потому ты и считаешь свои бранные подвиги, что ты оказался беглецом, не вынесшим бранных подвигов и захотевшим покоя...      Пишешь, что мы не увидим твоего лица до дня Страшного суда, – видно, ты дорого ценишь свое лицо. Но кому же нужно такое эфиопское лицо видеть?..      Писал ты свое письмо, выступая как бы судьей или учителем, но ты не имеешь на это права, ибо повелеваешь с угрозами. Как все это напоминает коварство дьявола! Он ведь то заманивает и ласкает, то гордится и пугает; так и ты: то, впадая в безмерную гордость, ты воображаешь себя правителем и пишешь обвинения против нас, то притворяешься беднейшим и скудоумнейшим рабом. Как и другие, бежавшие от нас, ты написал свое письмо собачьим, неподобающим образом – в исступлении ума, в неистовстве, по — изменнически и по-собачьи, как подобает одержимому бесом…      Дано это крепкое наставление в Москве, царствующем православном граде всей России в 7072-м году, от создания мира в 5-й день июля (5 июля 1564 г)» (Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия. М. 2007 г.).

 

 

 

 

Царь Иван Грозный просит игумена Корнилия благословить его в монахи. худ. К. Лебедев

 

 

 

 

     Именно это и другие послания, Соловьев считал признаком борьбы нового государственного устройства со старыми удельно-княжескими порядками. Если вчитываться в данное послание, то оно выглядит именно так. Князь Курбский отстаивает порядки, бывшие в русском государстве в XII – XIV веках. Напротив, Иван Грозный утверждает необходимость усиления центральной власти для прекращения усобиц и единения государства. Тем самым, он оправдывает террор, уничтожение космополитической и западно-ориентированной Новгородской республики, террор против русского народа.      Русский историк, автор пятитомной «Истории России» Д. И. Иловайский обратил внимание на такой психологический момент в трансформации личности Ивана IV. Вот, что он писал по этому поводу. «Наряду с тиранством и самодурством Ивана IV, видим у него черты замечательной подозрительности, трусости и малодушия. Окружив себя преданною, надежною дружиною опричников или телохранителей, он далеко не считал себя в безопасности и постоянно опасался боярских замыслов и козней, направленных будто бы к свержению его с престола. На сей случай он заранее искал себе верного убежища, свой семье и своими сокровищами; а потому не только строил для себя каменные укрепления в Вологде, но и устремлял свое внимание за море, на отдаленную Англию…» (Д. И. Иловайский История России в 5 т.; т. 3.; стр. 287. М. 1890 г. ).      Таким образом, либерально настроенная историческая наука видела в Иване Грозном лишь тирана, поступки которого диктовались его самыми отрицательными качествами личности: подозрительностью, необоснованными страхами, властолюбием, жестокостью.      Более консервативная часть историков считали, что в эпоху Ивана Грозного началось строительство новой государственности, возникли элементы централизованной власти, положительно сказавшиеся на социально-экономическое развитие страны и на внешнеполитическое положение России.      В современной исторической науке относительно Ивана Грозного существует резко противоположные взгляды. Одни считают его тираном, а его поступки и деятельность – направленными не на укрепление государства, а на его личную власть. Другие же видят в Иване Грозном царя с твердой волей и последовательной политикой по формированию русского централизованного государства, отвечающего требованиям времени.      Так или иначе, Иван Грозный и его эпоха – это наша история, эта наша память. И мы не можем не отметить как положительные, так и отрицательные стороны этого времени. Конечно, можно последовать примеру авторов «Новой хронологии» и создать образ не одного правителя – Ивана IV, а нескольких царей, якобы правивших с 1533 по 1584 год и не вошедших в историю. Но этот путь ошибочен и не историчен. Поэтому мы здесь можем говорить только об одном царе – Иване Грозном.      Система государственного управления, сформированная реформами 1550-х годов, для своего времени была прогрессивна. Приказная система, Судебник 1550 года, Земские соборы многие историки отмечают как явления прогрессивные. Вместе с тем нельзя не отметить и тот факт, что именно при Иване IV начался процесс по формированию крепостного права в России, которые завершается полным закабалением крестьянства во второй половине XVII века, после издания в 1649 году Соборного Уложения.      Джером Горсей – англичанин долгое время живший в России, в своем сочинении «Записки о Московии» в частности писал: «Строй и управление Русским государством так изменилось против прежнего, что можно было назвать это государство совсем новым; все получило другой вид, противоположный старому…» (П. П. Епифанов, О. П. Епифанова Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до конца XVIII века; М. «Просвещение» 1989 г.; стр. 130). И там же Горсей дает личностную характеристику царю: «…Он был хорош собой, стройно сложен, с высоким лбом, с пронзительным голосом, настоящий скиф – остроумен, жесток, кровожаден, безжалостен» (Там же стр. 131). Именно Горсей выступил первым свидетелем, оправдывающим жестокость Ивана IV постоянными заговорами против него и государственной необходимостью. «Если бы Иван IV, - писал в своих «Записках» Горсей, - не держал правление в жестоких и суровых руках, то он не жил бы так долго; против него постоянно составлялись коварные и предательские заговоры; но он всегда открывал их…» (Там же стр.130 – 131 ). Вот откуда проистекают теории, которые современные околонаучные круги считают истинными, оправдывающими все тиранические устремления царя.      Таким образом, мы можем сказать, что время правления Ивана Грозного – это один из переломных моментов российской истории. Именно в этот период ликвидировались останки удельно-княжеского строя, слагались основы самодержавия и крепостничества, формировалась будущая имперская идеология. 

 

 

       

Автор: Нигматуллин Рамиль Марсович

 

 

 

 

www.historicus.ru

характеристика личности кратко. Оценка деятельности Ивана Грозного

Первый царь всея Руси Иван Четвертый, или Иван Грозный, характеристика личности которого интересует многих наших современников, приобрел за годы своего правления огромное количество земель, порой прибегая к безжалостным средствам. Также известен созданием системы централизованной власти. Но неизвестно, что больше способствовало его знаменитости: заслуги перед государством или жестокий и необузданный нрав?

Иван Грозный: личность и эпоха, а также окружающая атмосфера

Русский царь, правивший с 1547 года, был внуком Ивана Великого и сыном Василия Третьего. Мать его - принцесса монгольского происхождения. Когда Ивану было три года, его отец умер, а еще через пять лет скончалась мать (по некоторым данным, ее, возможно, отравили). Вокруг взрослеющего мальчика царила атмосфера постоянного соперничества и обмана. Молодежь страдает от плохого здоровья, жестокого обращения, манипулирования и отсутствия образования.иван грозный характеристика личности

Борьба во дворце за власть перерастает в кровавую вражду. Иван сам не раз наблюдал или слышал об убийствах и избиениях. А зачастую и сам подвергался словесным и физическим нападкам. Неспособный ударить своих мучителей в ответ, он вымещал свое разочарование на беззащитных животных, которых жестоко пытал и бросал с вершин башен. Так провел свое детство Иван Грозный. Характеристика личности его - задача сложная, ибо о нем много известно, но еще больше - забыто либо просто умалчивается.

Образованный, неординарный и... невероятно набожный

В то же время Иван усиленно занимается чтением книг и прочитывает их в невероятном темпе. Он много пишет, учится музицировать и становится великолепным наездником. Интеллектуально он был заметно более развит, чем его окружение. Личность и характеристика Ивана Грозного в тот период правления тщательно изучается многими историками. Этот человек настолько поражает своей неординарностью и ученостью, что его с легкостью можно поставить в один ряд с самыми грамотными правителями.

Да, он жесток, но в то же время очень благочестив и постоянно соблюдает сложные обряды православия. Принимает самое активное участие в разнообразных церковных мероприятиях. В шестнадцать лет, в 1547 году, Иван был коронован. Три недели спустя он женился на Анастасии Романовне Захарьиной-Юрьевой.иван грозный характеристика личности кратко

Она была выбрана на параде девиц, представленных юному государю. Царица родила ему шестерых детей, из которых выжили только двое. Во время их совместного тринадцатилетнего проживания Анастасия всегда оказывала успокаивающее действие на упрямый, нервный и неустойчивый нрав своего мужа.

Начало правления: добросовестный лидер

Именно в этот период, с 1547 по 1560 гг., оценка личности и деятельности Ивана Грозного, как правило, несет в себе наиболее положительные черты. Он становится добросовестным и благочестивым лидером. Иван назначил консультативный совет, основал Национальное собрание действующих реформ в органах местного управления и составил новый свод законов, которые стандартизировали ответственность и обязанности аристократии.личность и характеристика ивана грозного

Личность царя Ивана IV Грозного становится популярна не только в Российском государстве. Он берет под свой контроль Волгу и доступ к Каспийскому морю, поощряет торговлю с различными европейскими странами, в том числе с Англией, Францией и Голландией. Более того, приглашая зарубежных мастеров, занимается украшением Москвы. И должен быть особо отмечен за свою высокую прогрессивную административную политику. Так начал царствовать Иван Грозный, характеристика личности которого известна не только историкам, но и многим начитанным людям.

Пробуждение жестокого нрава

В 1553 году Иван Четвертый переносит серьезную болезнь, во время которой начинает подозревать своих вельмож в нелояльности. Решает мстить их семьям, применяя пытки и казни. А когда его супруга умирает в 1560 году, начинается период звериного произвола.

Теперь перед современниками предстает совершенно иной Иван - Грозный. Характеристика личности этого царя подробно разбирается даже в школьной программе, и каждый ученик знает, что именно с этого времени он начинает отличаться безграничной жестокостью. Семейная жизнь Ивана Четвертого становится более нестабильной, подчеркивая его эгоцентризм, неуверенность и маниакальный темперамент.личность царя ивана iv грозного

Беспорядочная семейная жизнь

В 1561 году он женится на красавице Марии Темрюковне, но вскоре устает от нее. Через два года после ее смерти Иван женится на Марфе Васильевне Собакиной - дочери купца, которая умирает уже через две недели.

Четвертая супруга Ивана Грозного - Анна Алексеевна Колтовская. Ее он отсылает в монастырь, а в 1575 году женится в пятый раз на Анне Григорьевне Васильчиковой. Неразумная дама завела себе любовника, которого Иван Четвертый насадил на кол прямо под ее окном, а саму прелюбодейку постриг в монашки. Последней его супругой была Мария Федоровна Нагая. Иван Четвертый женился на ней в 1581 году. Существуют версии, что некоторые из жен Грозного умерли от отравления.

личность и детство ивана грозного

Правитель, прославившийся благодаря жестокому нраву

Конечно, читателям известны многие исторические личности. Иван Грозный, Петр Великий, Екатерина Вторая и так далее. Но Иван Четвертый - это царь, о котором наслышан каждый человек, даже тот, кто вообще не знаком с историей. Что же вызвало такую всеобщую известность?

Наверное, это тот жесточайший период его правления, который имел свой расцвет с 1564 по 1572 годы. Когда, согласно историческим источникам, Иоанн Васильевич безжалостно пытал и убивал тысячи своих подданных, и многих даже собственноручно. Его целью было очистить землю от "коварных элементов". В 1570 году на основе непроверенных обвинений в государственной измене весь город Новгород был подвергнут пыткам. Шестьдесят тысяч граждан было вырезано в течение одной недели.оценка личности и деятельности ивана грозного

Стоит ли судить строго эту историческую личность

Иван Четвертый правил до 1584 года. Кто-то из историков отмечает его заслуги перед державой, кто-то упрекает в излишней подозрительности и жестокости, очень многие ставят ему в вину детоубийство... Как разобраться, кто из них прав? Единственно возможный вариант - самому углубиться в историю, но на это уйдет очень много времени. Поэтому мы пойдем другим путем. Что поможет ближе познакомиться с любым человеком, будь то соседский дядя Вася или знаменитый Иван Грозный? Характеристика личности. Кратко останавливаясь только на основных деталях, можно отметить его бескрайнюю подозрительность, ненасытную жестокость и крайнюю испорченность. Согласно историкам, это самые выдающиеся черты характера этого царя.

Во время его правления вряд ли хоть одна семья знатного происхождения не была затронута своеволием царя. Бесчисленные сельскохозяйственные угодья были заброшены во время нападения опричников, а землевладельцы были вынуждены покидать свои дома в поисках спасения. Как только не называли этого человека: тиран, деспот, маньяк, убийца собственного сына... "В общем, - скажет читатель, - мрачная личность". И детство Ивана Грозного сыграло в этом решающую роль. Потому что, скорее всего, уже в юные годы в мальчика была заложена та болезненная жестокость, которая проявилась в зрелом возрасте. Воспитываясь в той атмосфере, что царила во дворце, Иван Четвертый не имел возможности общения с матерью или отцом, ему никто не оказывал никакой поддержки - ни физической, ни моральной. Так что не нам судить его за неустойчивость нрава или несостоятельность психики.

fb.ru