Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Былины о добрыне никитиче для 3 класса. Былины о Добрыне Никитиче: Добрыня и Алёша

Былина про Добрыню Никитича. Былины о добрыне никитиче для 3 класса


Русские былины. Былины о русских богатырях.

Былины об Алеше Поповиче

1. Алеша Попович и Тугарин Змеевич

2. Алеша Попович и сестра братьев Петровичей

3. Алеша Попович и Добрыня Никитич

4. Алеша Попович едет в Киев

5. Богатыри на Соколе-корабле

Былины о Добрыне Никитиче

1. Алеша Попович и Добрыня Никитич

2. Добрыня и змей

3. Добрыня и Василий Казимирович

4. Добрыня и Дунай сватают невесту князю Владимиру

5. Добрыня и Маринка

6. Женитьба Добрыни

7. Поединок Добрыни с Дунаем

8. Богатыри на Соколе-корабле

9. Поединок Ильи Муромца и Добрыни Никитича

Былины об Илье Муромце

1. Исцеление Ильи Муромца

2. Илья Муромец и Cвятогор

3. Илья Муромец и Соловей-Разбойник

4. Илья Муромец в ссоре с князем Владимиром

5. Илья Муромец и голи кабацкие

6. Илья Муромец и Идолище в Киеве

7. Илья Муромец и Идолище в Царе-граде

8. Илья Муромец и Калин-царь

9. Бой Ильи Муромца с сыном

10. Богатыри на Соколе-корабле

11. Поединок Ильи Муромца и Добрыни Никитича

12. Три поездки Ильи Муромца

Былины о русских богатырях

1. Бой Василия Буслаева с новгородцами

2. Булат Еремеевич

3. Бутман Колыбанович

4. Вавила и скоморохи

5. Василий Буслаев

6. Василий Игнатьевич и Батыга

7. Волх Всеславьевич

8. Вольга и Микула

9. Глеб Володьевич

10. Данило Ловчанин

11. Дюк Степанович и Чурило Пленкович

12. Иван Годинович

13. Иван Гостиный сын

14. Идолище сватает племянницу князя Владимира

15. Калика-богатырь

16. Князь Роман и братья Ливики

17. Князь Роман и Марья Юрьевна

18. Королевичи из Крякова

19. Мамаево побоище

20. Михайло Данилович

21. Михайло Казаренин

22. Михайло Потык

23. Рахта Рагнозерский

24. Рождение богатыря

25. Садко

26. Садков корабль стал на море

27. Святогор и тяга земная

28. Смерть Василия Буслаева

29. Соловей Будимирович

30. Сорок калик

31. Ставр Годинович

32. Сухмантий

33. Хотен Блудович

34. Царь Саул Леванидович и его сын

35. Царь Соломан и Василий Окулович

36. Чурило и Катерина

37. Чурило Пленкович у князя Владимира

hobbitaniya.ru

Былина про Добрыню Никитича - Для детишек

Богатырь Добрыня Никитич

Продолжение рассказа о русских богатырях.

Добрыня один из трех русских богатырей, самый высокородный. В былинах чаще всего изображается в качестве служивого человека при князе Владимире Красно Солнышко. Является доверенным лицом князя и его семьи, готов выполнить, а иногда и сам вызывается выполнять поручения от которых отказываются другие богатыри.

В нескольких местах, Добрыню называют князем, племянником Князя Владимира.  Согласно былинной биографии, Добрыня - сын воеводы из Рязани Никиты. Добрыне кроме богатырской силы и острого ума, приписывается: ловкость, умение хорошо обращаться с оружием, также играет на гуслях и имеет талант к дипломатическим переговорам.

Про Добрыню Никитича и Змея Горыныча краткое содержание

На русскую землю приходит беда, в виде Многоголового змея. Змей стал совершать нападения на поселения, похищая крестьян и воинов, которые не могут сопротивляться монстру. На помощь простым людям, отправляется Добрыня Никитич. Мать богатыря дает сыну несколько советов: не ездить в чисто поле, на Сорочинскую гору, место обитания малых змеенышей, да не купаться в реке Пучай.

Добрыня не слушается матери, и едет в чисто поле, где спасает пленников. Растрогавшись своим поступком, богатырь отправляется в обратный путь, на пути встречая Пучай-реку. Снова пренебрегая материнским советом, богатырь лезет в воду.  В этот момент в небе появляется Змей Горыныч, он смеется над богатырем, заявляя ему, что он в его власти. Добрыня выбегает на берег, но видит. что вся его одежда украдена Змеем,  кроме пухового колпака. Используя колпак как оружие дальнего боя, Добрыне удается подбить змея, попутно отрубив еще и двенадцать хоботов.

Поняв, что его победили Змей предлагает Добрыне сделку. Он перестает совершать налеты на Русь, а Добрыня больше не топчет змеенышей на Сорочинской горе.

Добрыня соглашается и отпускает Змея.

Но Змей нарушает свое обещание. Пролетая над Киевом он увидел племянницу князя Владимира Забаву. Он прельщается красотой Забавы и в ту же минуту похищает ее.

Князь призывает  на помощь богатырей. Богатыри указывают на Добрыню. так как у того есть договор со Змеем Горынычем. В свою очередь Алеша Попович утверждает что, сможет освободит юную княжну: "без драки-кровопролития".

Раздосадованный своей ошибкой Добрыня возвращается домой, мать выслушивает его и говорит, чтобы он шел спать. Утром отдохнувший Добрыня отправляется в путь. Он выбирает себе старого, но проверенного коня - Бурка. Мать дает Добрыне, плетку и совет, что когда змееныши оплетут ноги коня, Добрыня должен стегать Бурка спереди и сзади со всей силы.

Так и получилось, как только Добрыня выехал на Сорочинскую гору, змеи обвили ноги Бурка и обездвижили его. Но когда богатырь начал стегать плеткой коня, тот начал скакать и потоптал всех змеенышей.

Змей Горыныч высунулся из своего логова и спросил у Добрыни, почему тот нарушает договор. В ответ Добрыня предложил, вернуть, без боя Забаву. В ответ Змей бросился в драку с Добрыней. Сражение продолжалось три дня и три ночи. И когда у Добрыни начали иссякать силы, голос с неба пообещал, что если он продержится еще три часа, то одержит победу.

Собрав последние силы, богатырю удается продержаться и Змей падает замертво обессиленный.  Из трупа льется много крови, и богатырь уже собирается уйти. Но голос с небес требует, чтобы Добрыня при помощи копья загнал всю кровь в землю. Добрыня подчиняется и выполняет поручение.

Когда вся ядовитая кровь загнана под землю, Добрыня отправляется в логово Змея, где находит сорок пленных царей и царевичей, а также огромное количество простого народа.  Отыскав Забаву, он сопроводил ее в Киев, на радость дяди.

 

 

https://youtu.be/HMhBqmq61Fk

 

xn----gtbbearpc0e1cxd.xn--p1ai

Русские былины. Былины о русских богатырях — Сказки. Рассказы. Стихи.

Собрание былин о русских богатырях. Полный список. 

Былины об Алеше Поповиче

 

Алёша Попович и Тугарин ЗмеевичАлеша Попович и сестра братьев ПетровичейАлеша Попович едет в Киев

 

Былины о Добрыне Никитиче

 

Добрыня Никитич и Змей ГорынычДобрыня Никитич и Алеша Попович Добрыня и змейДобрыня и Василий КазимировичДобрыня и Дунай сватают невесту князю ВладимируЖенитьба ДобрыниПоединок Добрыни с ДунаемДобрыня и Маринка

 

Былины об Илье Муромце

 

Илья Муромец и Соловей Разбойник Илья Муромец и Калин-царь Исцеление Ильи МуромцаИлья Муромец и CвятогорИлья Муромец в ссоре с князем ВладимиромИлья Муромец и голи кабацкиеИлья Муромец и Идолище в КиевеИлья Муромец и Идолище в Царе-градеБой Ильи Муромца с сыномТри поездки Ильи Муромца

 

Былины о русских богатырях

 

Богатыри на Соколе-кораблеСадкоВавила и скоморохиИван — гостиный сынВольга и Микула СеляниновичСтавр ГодиновичБой Василия Буслаева с новгородцамиБулат ЕремеевичБутман КолыбановичВасилий БуслаевВасилий Игнатьевич и БатыгаВолх ВсеславьевичГлеб ВолодьевичДанило ЛовчанинДюк Степанович и Чурило ПленковичИван ГодиновичИдолище сватает племянницу князя ВладимираКалика-богатырьКнязь Роман и братья ЛивикиКнязь Роман и Марья ЮрьевнаКоролевичи из КряковаМамаево побоищеМихайло ДаниловичМихайло КазаренинМихайло ПотыкРахта РагнозерскийСадков корабль стал на мореСвятогор и тяга земнаяСмерть Василия БуслаеваСоловей БудимировичСорок каликСухмантийХотен БлудовичЦарь Саул Леванидович и его сынЦарь Соломан и Василий ОкуловичЧурило и КатеринаЧурило Пленкович у князя Владимира

 Что такое былина.Впервые термин «былины» был введён Иваном Сахаровым в сборнике «Песни русского народа» в 1839 году. Народное же название этих произведений – старина, старинушка, старинка. Именно это слово использовали сказители. В древности старины исполнялись под аккомпанемент гуслей, но со временем эта традиция отошла в прошлое и во времена, когда к ним обратились собиратели, былины напевались без музыкального сопровождения. «Я улегся на мешке около тощего костра (…) и, пригревшись у огонька, незаметно заснул; меня разбудили странные звуки: до того я много слыхал и песен, и стихов духовных, а такого напева не слыхивал. Живой, причудливый и веселый, порой он становился быстрее, порой обрывался и ладом своим напоминал что-то стародавнее, забытое нашим поколением. Долго не хотелось проснуться и вслушаться в отдельные слова песни: так радостно было оставаться во власти совершенно нового впечатления»[1], — вспоминает собиратель фольклора П.Н. Рыбников. Современному неподготовленному читателю может быть вначале непросто погрузиться в мир русского эпоса: устаревшие слова, частые повторы, отсутствие привычной рифмы. Но постепенно приходит понимание того, насколько слог былин музыкален и красив. Именно музыкальность следует иметь в виду в первую очередь: былины изначально создавались, чтобы их пели, а не воспринимали в виде написанного или напечатанного текста.

 Классификация.По поводу классификации былин в науке не существует единого мнения. Традиционно они разделяются на два больших цикла: киевский и новгородский. При этом с первым связано значительно большее количество персонажей и сюжетов. События былин киевского цикла приурочены к стольному городу Киеву и двору князя Владимира, былинный образ которого объединил воспоминания по меньшей мере о двух великих князьях: Владимире Святом (ум. 1015 г.) и Владимире Мономахе (1053–1125 гг.). Герои этих старин: Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович, Михайло Потык, Ставр Годинович, Чурило Пленкович и др. К новгородскому циклу относятся сюжеты о Садке и Василии Буслаеве. Также существует разделение на «старших» и «младших» богатырей. «Старшие» — Святогор и Вольга (иногда также Микула Селянинович), представляют собой останки догосударственного эпоса времен родового строя, олицетворяют старинных богов и силы природы – могучие и часто разрушительные. Когда время этих исполинов проходит, им насмену приходят «младшие» богатыри. Символически это отражено в былине «Илья Муромец и Святогор»: древний воин умирает и Илья, похоронив его, отправляется на службу князю Владимиру.

 Былины и историческая действительность.Большинство известных нам былин складывалось в эпоху Киевской Руси (IX-XIIвв), а некоторые из старин восходят и вовсе к древним догосударственным временам. В то же время не только исследователь, но и простой читатель может найти в текстах былин отголоски событий и быта гораздо более поздних эпох. Например, нередко упоминаемое «кружало государево» (то есть кабак) имеет отношение к XVI-XVII в. Профессор Н.П. Андреев пишет об упомянутых в одной из былин калошах – предмете из XIX столетия. Отсюда возникает так называемая проблема историзма русских былин – то есть вопрос о соотношении эпоса с исторической действительностью, вызвавший множество споров в научной среде. Как бы то ни было, былина представляет нам особый мир – мир русского эпоса, в рамках которого происходит причудливое взаимодействие и переплетение разнообразных исторических эпох. Как писал исследователь Ф.М. Селиванов: «Далеко не все события и герои, однажды воспетые, оставались в памяти потомков. Ранее возникшие произведения перерабатывались применительно к новым событиям и новым людям, если последние казались более значительными; такие переработки могли быть многократными. Происходило и по-другому: прежним героям приписывались дела и подвиги, совершаемые позднее. Так постепенно складывался особый условно-исторический эпический мир с относительно небольшим числом действующих лиц и ограниченным кругом событий. Эпический мир, по законам устной исторической памяти и народного художественного мышления, объединял в себе людей из разных столетий и разных эпох. Так, все киевские богатыри становились современниками одного князя Владимира и жили в эпоху расцвета Киевской Руси, хотя им приходилось сражаться с врагами, досаждавшими Русской земле с X до XVI в. К этой же эпохе подтягивались и герои (Вольга, Святогор, Микула Селянинович), эпические повествования о которых существовали задолго до княжения Владимира Святославича»[2].

 Собирательство.На протяжении веков былины передавались в среде крестьянства из уст в уста от старого сказителя к молодому и вплоть до XVIII века не были записаны. Сборник Кирши Данилова был впервые издан в Москве в 1804 году, затем последовали более расширенные и полные его переиздания. Эпоха романтизма пробудила интерес интеллигенции к народному творчеству и национальному искусству. На волне этого интереса в 1830-1850-е гг. развернулась деятельность по собиранию произведений фольклора, организованная славянофилом Петром Васильевичем Киреевским (1808 – 1856 гг.). Корреспондентами Киреевского и им самим было записано около сотни былинных текстов в центральных, поволжских и северных губерниях России, а также на Урале и в Сибири. Настоящим потрясением для научного мира стало открытие в середине XIX в. живой традиции былинного эпоса, причем недалеко от Санкт-Петербурга – в Олонецкой губернии. Честь этого открытия принадлежит Павлу Николаевичу Рыбникову (1831–1885 гг.), народнику, высланному в Петрозаводск под надзор полиции. Ободренные находкой П. Н. Рыбникова, отечественные фольклористы во 2-й половине XIX – начале XX вв. предприняли множество экспедиций, в основном на Русский Север, где были открыты новые очаги сохранности песенного эпоса и от сотен сказителей сделаны записи тысяч былинных текстов (всего исследователь эпоса профессор Ф. М. Селиванов насчитывал к 1980 г. около 3000 текстов, представляющих 80 былинных сюжетов). К сожалению, к нашему времени былины полностью исчезли из живого бытования и являются теперь лишь величественным культурным наследием ушедшего прошлого.[3] Уже в советское время были предприняты попытки приспособить былинный жанр к условиям и требованиям современности. Так появился, например, плач о Ленине «Каменна Москва вся проплакала», записанный от сказительницы Марфы Семеновны Крюковой. Но столь удивительное сочетание старинной формы и нового актуального содержания не прижилось в народном творчестве.

 ————————————————————————————-[1] Песни, собранные П.Н. Рыбниковым. М., 1909. Т.1. Стр. LXIX-LXX.[2]Былины. Сост., вступ. ст., подгот. текстов и коммент. Ф. М. Селиванова. М., 1988. Стр. 11-12.[3]В. Ковпик, А. Калугина. Былины. Исторические песни. Баллады. (Серия Библиотека Всемироной литературы). М., 2008. Стр. 11-12.

 

Читать все русские былины. Содержание.Перейти в раздел «Русские народные сказки»

skazkibasni.com

БЫЛИНЫ О ДОБРЫНЕ НИКИТИЧЕ

⇐ ПредыдущаяСтр 19 из 39Следующая ⇒

Добрыня и Змей

 

Случилось богатырю молодому, Добрыне Никитичу, в жаркий день возле Пучай-реки в поле гулять. А неподалеку оттуда на горе Сорочинской жила Змея свирепая, жадная. Ненавидела Змея Добрыню за то, что не раз богатырь ее змеёнышей ядовитых топтал, не раз спасал от плена змеиного людей русских, которых Змея к себе на гору в пещеру утаскивала. Много раз уговаривала Добрыню матушка родимая:

- Берегись, дитятко, Пучай-реки, не купайся в ней. Налетит на тебя Змея, как безоружный с ней справишься?

Помнил Добрыня наказы матушкины. Да очень уж жарко в тот день богатырю в поле было. Сбросил платье, в воду кинулся.

А Змея тут как тут. Поднялась над рекою, вьется над Добрынею, броситься на него готова. Издевается:

- Захочу – Добрыню целиком сожру! Захочу – Добрыню в хоботы возьму! Захочу – Добрыню в плен унесу!

Но не испугался Змеи Добрыня: успел ловко на берег выскочить. Схватил он колпак свой в три пуда весом, да как хватит Змею по голове! Вмиг отшиб у нее хоботы ядовитые. Кинулся к платью своему, выхватил нож булатный. Испугалась, завыла Змея лютая:

- Не бей, не губи меня, Добрынюшка! Не буду больше на Русь летать, людей русских в плен уносить! Помиримся! И ты моих детенышей не трогай впредь.

Поверил ей Добрыня. Согласился. Отпустил Змею на волю. Мигом скрылась, улетела змея лютая. А Добрыня домой пошел.

Приходит домой, а Киев-град печален стоит.

- Что за горе приключилось? – Добрыня спрашивает.

Отвечают ему люди киевские:

- Одна была у князя Владимира племянница любимая, Забава дочь Путятична. Пошла она в зеленом саду прогуляться. Пролетала тут над Киевом Змея проклятая. Подхватила, унесла княжну в свою пещеру змеиную!

Идет Добрыня к Владимиру, а там богатыри сидят в горнице, думу думают: как освободить Забаву Путятичну? Кого послать? Все на Добрыню кивают: он, мол, с таким делом лучше всех справится.

Сел Добрынюшка на своего добра коня. Дала ему мать в руки плёточку шелковую:

- Как приедешь, дитятко, на гору Сорочинскую, покрепче коня хлещи, чтобы крепко топтал он злых змеёнышей.

Помчался Добрыня к пещере змеиной. До пещеры доехал. Начал он тут коня плеткой стегать. Начал конь копытами змеёнышей топтать. А из пещеры навстречу Добрыне вылетает Змея лютая, свирепая.

- Это что же ты, Добрыня, делаешь? А не ты ли обещался не топтать больше моих змеёнышей?

Отвечал ей Добрынюшка:

- А не ты ли обещала людей русских не носить к себе? Зачем похитила Забаву Путятичну? Не спущу тебе этого!

И пошла тут у Добрыни со Змеёй битва жестокая. Трое суток они бились да еще три часа. Не вынесла Змея, сдохла. Прикончил ее Добрынюшка.

Побежал он в пещеру змеиную, стал на свет выводить пленников.

- Выходите, - кричит, - люди русские! Убита Змея Добрынею!

Ищет он Забаву Путятичну среди пленников, отыскать не может. В самой последней пещере запрятанную нашел.

Садился он на своего добра коня, княжну перед собой посадил. И повез ее в Киев к дядюшке, князю Владимиру.

Вышел князь Владимир на высокое крыльцо, встретил Добрыню с поклоном, с великой благодарностью:

Спасибо тебе, Добрынюшка, - один ты из всех богатырей сослужил нам такую службу важную!

И наградил он Добрыню золотой казной, платьем праздничным.

 

 

Женитьба Добрыни

 

Как ехал он, Добрыня, целы суточки,

Как и выехал на дорожку на почтовую.

Как едет Добрынюшка‑то почтовоей,

Как едет‑то Добрынюшка, посматриват,

Как видит – впереди его проехано,

На коне‑то, видит, ехано на богатырскоем.

Как стал‑то он коня свого подшевеливать,

Как стал‑то он плетью натягивать,

Догнать надь и этого богатыря.

Как ехал‑то Добрынюшка скорёшенько,

Как нагнал‑то богатыря да чужестранного,

Скричал Добрыня тут да во всю голову:

«Как сказывай топерику, какой земли,

Какой же ты земли да какой орды,

Чьего же ты отца да чьей матери?»

Как говорит богатырь нунеку:

«Если хочется узнать тебе‑то топерику,

Дак булатом‑то переведаемся».

Как налетел‑то Добрынюшка скорёшенько,

Как разгорелось его сердце богатырское,

Как хотел‑то еще хлопнуть палицей богатыря,

Как рука у него в плечи застоялася,

Как отвернулся тут Добрыня поскорёшенько,

Как повыехал Добрыня в сторонку,

Поразъехался теперь да на палицы

И ударил палицей стародревний дуб;

Как все тут на куски разлетелося,

И знает, что силушка по‑старому;

Как отправился по‑старому к богатырю

И кричал‑то тут Добрыня во всю голову:

«Как сказывай, дружище, ты какой земли,

Какой земли да какой орды,

Чьего же ты отца да чьей ты матери?» –

«Если хочется тебе узнать, какой земли,

Так булатом переведаем».

Как разгорелося сердце богатыря,

Как хлыстнул Добрынюшка добра коня,

Как занес‑то он палицу во сорок пуд,

Как в плечи‑то тут рука застоялася,

Как скочил‑то тут Добрынюшка с добра коня,

Как прибегал Добрынюшка к богатырю,

Как ставал Добрыня пред богатырем,

Как говорил ему да таково слово:

«Ну сказывай топерику, какой земли,

А сказывай топерику, какой орды,

А сказывай, чьего отца, чьей ты матери?» –

«Послушай‑ка топерику, я что скажу:

Земли‑то нахожусь я Ханаанскоей,

А я и ведь Настасьюшка Никулична».

Как подходил‑то тут Добрынюшка скорёшенько,

Опускал ее с коня тихошенько,

И говорил‑то он Настасьюшке Никуличной:

«Рука у мня в плечи да застоялася,

То убил бы я Настасьюшку Никуличну».

Как стал‑то он к Настасьюшке похаживать,

Как стал‑то он Настасьюшку подсватывать:

«Поди‑ка ты, Настасьюшка Никулична,

Поди‑ка ты да замуж за меня».

Как садились да тут‑то на Добрынина коня,

Как поехали‑то они в одну сторону,

Приехали к Добрыне на широкий двор,

Как заходили в терема они в высокие,

Как царю они топерику доложилися:

«Красно солнышко Владимир стольнекиевский!

Как приехал‑то Добрынюшка Никитинец,

Как привез‑то он невесту из другой земли,

Как хочет‑то на ней да женитися,

Приглашает‑то да тебя да на почестный пир.

Красно солнышко Владимир стольнекиевский,

Приходи‑ка ты ко мни да на почестный пир

Со своей‑то дорогой своей Апраксией».

Как тут да у них почестный пир пошел,

Свадьбой провели да и окончили

И все да на пиру напивалися,

И все да на пиру да наедалися.

 

 

mykonspekts.ru

БЫЛИНА ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ С ИЛЛЮСТРАЦИЯМИ

Добрынюшке-то матушка говаривала,Да Никитичу-то матушка наказывала:«Ты не езди-ка далече во чисто поле,На ту на гору на Сорочинскую,Не топчи-ка ты младых змеёнышей,Ты не выручай-ка полонов да русских,Не купайся, Добрыня, во Пучай-реке —Пучай-река очень свирепая,Средняя-то струйка, как огонь, сечёт!»

Добрыня своей матушки не слушался,Как он едет далече во чисто поле,На ту на гору на Сорочинскую,Потоптал он младых змеёнышей,Повыручал он полоны да русские!

Богатырское его сердце разгорелося,Он направил своего добра коня,Он добра коня да ко Пучай-реке,Он слезал, Добрыня, со добра коня,Да снимал Добрыня платье цветное,Он забрёл за струечку за первую,Да забрёл за струечку за среднюю,Говорил сам да таково слово:«Мне, Добрынюшке, матушка говаривала,Мне, Никитичу, маменька наказывала:Что не езди-ка далече во чисто поле,На ту на гору на Сорочинскую,Не топчи-ка младых змеёнышей,Не выручай полонов да русских

И не купайся, Добрыня, во Пучай-реке —Пучай-река очень свирепая,Средняя струйка, как огонь, сечёт;А Пучай-река — она кротка-смирна,Она будто лужа-то дождевая!»

Не успел Добрыня слова молвити:Ветра нет — да тучу нанесло,Тучи нет — да будто дождь дождит,А дождя-то нет — да только гром гремит.

Гром гремит да свищет молния:Как летит Змеище ГорынищеО тех двенадцати о хоботах!Добрыня Змея не приужахнется,Iоворит Змей ему проклятый:«Ты теперь, Добрыня, во моих руках!

Захочу — тебя, Добрыню, теперь потоплю,Захочу — тебя, Добрыню, теперь съем-сожруЗахочу — тебя, Добрыню, в хобота возьму,В хобота возьму, Добрыню в нору снесу...»

Припадает Змей ко быстрой реке,А Добрынюшка плавать горазд ведь был:Он нырнёт на бережок на тамошний,Он нырнёт на бережок на здешний;Да нет у Добрынюшки добра коня,Да нет у Добрыни платьев цветных —Только лежит один пухов колпак,Пухов колпак да земли греческой,По весу тот колпак да целых три пуда!

Как ухватил он колпак земли греческойДа бросит во Змея во проклятого —Он отшиб Змею все двенадцать хоботов!Тут упал Змей да во ковыль-траву.

Добрынюшка на ножку повёрток был,Вскочит он на змеиные да груди белые;На кресте у Добрыни был булатный нож,Хочет он распластать ему груди белые,А Змей ему, Добрыне, взмолится:«Ой ты Добрыня сын Никитич!

Мы положим с тобой заповедь великую:Тебе не ездити далече во чисто поле,На ту на гору на Сорочинскую,Не топтать больше младых змеёнышей,Не выручать да полонов русских,Не купаться тебе, Добрыня, во Пучай-реке,И мне не летать да на святую Русь,Не носить людей мне больше русских,Не копить мне полонов да русских».

Он повыпустил Змея как из-под колен своих,Поднялся Змей да вверх под облака,Случилось ему лететь да мимо Киев-града,Увидал он Князеву племянницу,Молоду Забаву дочь ПутятичнуНа улице да на широкой,Тут припал Змей да ко сырой земле,Захватил он Князеву племянницуИ унес во нору во глубокую;Тогда солнышко Владимир стольнокиевский —Да три дня да он клич кликал,Кликал он богатырей да славных рыцарей,Кто бы мог съездить далече во чисто поле,На ту на гору на Сорочинскую,Сходить во нору да во глубокую,Достать его, Князеву, племянницу,Молоду Забаву дочь Путятичну;Говорил Алёшенька Леонтьевич:«Ах ты солнышко Владимир стольнокиевский!

Ты накинь-ка эту службу да великуюНа того Добрыню на Никитича:У него ведь со Змеем заповедь положена,Что ему не летать на святую Русь,А ему не ездить далече во чисто поле,Не топтать-то младых змеёнышейДа не выручать полонов русских —Так возьмёт он Князеву племянницу,Молоду Забаву дочь Путятичну,Без бою, без драки-кроволития».

Тут солнышко Владимир стольнокиевскийКак накинул эту службу да великуюНа того Добрыню на Никитича —Ему съездить далече во чисто полеИ достать ему Князеву племянницу,Молоду Забаву дочь Путятичну;Он пошёл домой, Добрыня, закручинился,Закручинился Добрыня, запечалился;Встречает его да родна матушка,Честна вдова Ефимья Александровна:«Ой ты рожоно моё дитятко,Молодой Добрыня сын Никитич!

Ты что с пиру не весел идёшь?Знать, место было тебе не по чину,Знать, чарой на пиру тебя приобнеслиАль дурак над тобой насмеялся?»

Говорил Добрыня сын Никитич:«Ой ты государыня родна матушка,Ты честна вдова Ефимья Александровна!

Место было мне да по чину,Чарой на пиру меня не обнесли,Дурак-то надо мной не насмеялся ведь;А накинул службу да великуюСолнышко Владимир стольнокиевский,Что съездить далече во чисто поле,На ту на гору да на высокую,Мне сходить во нору во глубокую,Мне достать-то Князеву племянницу,Молоду Забаву дочь Путятичну».

Говорит Добрыне родна матушка,Честна вдова Ефимья Александровна:«Ложись-ка спать да рано с вечера,Мудренее утро будет вечера».

Он вставал по утречку ранёшенько,Умывался да он белёшенько,Снаряжался он хорошохонькоДа и шёл на конюшню на стоялую;А берёт в руки узду он тесмяную,А берёт он дедушкина да ведь добра коня;Он поил Бурка питьём медвяным,Он кормил пшеной да белояровой,Он седлал Бурка в седёлышко черкасское,Он потнички да клал на потнички,Он на потнички да клал войлочки,Клал на войлочки черкасское седёлышко,Вз сех подтягивал двенадцать тугих подпруг.

Он тринадцатую клал да ради крепости,Чтобы добрый конь из-под седла не выскочилДобра молодца в чистом поле не выбросил;Подпруги были шелковые,А шпеньки у подпруг все булатные,Пряжки у седла да красна золота;Тот шёлк не рвётся, да булат не трётся,Красно золото не ржавеет,Молодец на коне сидит — да сам не стареет!

Поезжал Добрыня сын Никитич,На прощанье ему матушка плётку подала,Сама говорила таково слово:«Как будешь далече во чистом поле,На той на горе да на высокой,Потопчешь младых змеёнышей,Повыручишь полоны да русские,Как те ли младые змеёныши —Подточат у Бурка они копыта,Что не сможет больше Бурушко поскакивать,А змеёнышей от ног да он отряхивать,—Ты возьми-ка эту плёточку шелковую,А ты бей Бурка да между ног,Между ног, да между ушей,Между ног да между задних:Станет твой Бурушко поскакивать,Змеёнышей от ног да он отряхивать,Ты притопчешь всех до единого».

Как был он далече во чистом поле,На той горе да на высокой,Потоптал он младых змеёнышей;Как те ли младые змеёныши —Подточили у Бурка они копыта,Что не может больше Бурушко поскакивать,Змеёнышей от ног да он отряхивать,Тут молодой Добрыня сын Никитич —Берет он плёточку шелковую,Он бьёт Бурка да между ушей,Между ушей, да между ног,Между ног да между задних:Тут стал его Бурушко поскакивать,А змеёнышей от ног да он отряхивать,Притоптал он всех до единого!

Выходил Змей проклятыйИз той норы из глубокой,Сам говорил таково слово:«Ах ты эй Добрынюшка Никитич!Ты, знать, нарушил свою заповедь:Зачем стоптал младых змеёнышей,Зачем выручаешь полоны да русские?»

Говорил Добрыня сын Никитич:«Ах ты эй Змей да ты проклятый!Чёрт ли тебя нёс да через Киев-град:Ты зачем взял Князеву племянницу,Молоду Забаву дочь Путятичну?Ты отдай же мне Князеву племянницуБез бою, без драки-кроволития!»

Тогда Змей да он проклятыйГоворил Добрыне да Никитичу:«Не отдам я тебе князевой племянницыБез бою, без драки-кроволития!»

Заводил он бой-драку великую;Они дрались трое суточек,Но не мог Добрыня Змея перебить;Хочет тут Добрыня от Змея отстать,Как с небес Добрыне глас гласит:«Молодой Добрыня сын Никитич!

Дрался со Змеем ты трое суточек,Подерись со Змеем ещё три часа —Ты побьёшь Змея да проклятого!»Он подрался со Змеем ещё три часа,Он побил Змея да проклятого!

Тут Змей — он кровью пошёл;Стоял у Змея он трое суточек,Не мог Добрыня крови переждать,Хотел Добрыня от крови отстать,С небес Добрыне опять глас гласит:«Ах ты эй Добрыня сын Никитич!

Стоял в крови ты трое суточек,Постой в крови да ещё три часа,Бери своё копьё да мурзамецкоеИ бей копьём да во сыру землю,Сам копью да приговаривай:«Расступись-ка, матушка сыра земля,На четыре расступись да ты на четверти!

Ты пожри-ка эту кровь да всю змеиную!»Расступилась матушка сыра земля,Пожрала она кровь да всю змеиную;Тогда Добрыня во норы пошёл,Во те норы да во глубокие;Там сидят сорок царей, сорок царевичей,Сорок королей да королевичей,А простой-то силы той и счёта нет!

Тогда Добрынюшка Никитич —Говорил-то он царям да он царевичамИ тем королям да королевичам:«Вы идите ныне туда, откуда принесены,А ты, молода Забава дочь Путятична,Для тебя я этак теперь странствовал,Ты поедем-ка ко городу ко Киеву,Ай ко ласковому князю ко Владимиру!»

Повёз он молоду Забаву Путятичну,А на том пути — широкой дороженьке,Увидел он след да лошадиный:По колени лошадь шла да во сырой земле!

Он догнал Алёшеньку Поповича,Сам говорил да таково слово:«Ты Алёшенька Леонтьевич!Ты возьми-ка эту Князеву племянницу,Молоду Забаву дочь Путятичну,Отвези-ка к солнышку да ко Владимиру,Ко Владимиру да ты в целости,Я поеду этим следом лошадиным!»

Он поехал этим следом лошадиным,Догнал поляницу да великую;Он ударил своей палицей булатнойТу поляницу по буйной голове —Поляница та назад да не оглянется,А он, Добрыня, на коне да приужахнетсяИ сам говорил да таково слово:«Вся смелость у Добрыни есть по-старому,Верно, сила у Добрыни не по-старому!»

Он назад, Добрынюшка, поехал,Приезжал Добрыня ко сыру дубу —Толщиною дуб около трёх сажень;Он ударил своей палицей во сырой дубДа расшиб ведь сырой дуб на щепочки!И сам говорил да таково слово:«Вся сила у Добрыни есть по-старому,А, верно, смелость у Добрыни не по-старому!»

Догнал поляницу да великую,Ударил своей палицей булатнойТу поляницу по буйной голове —Поляница та назад да не оглянется,Он, Добрыня, на коне да приужахнетсяИ сам говорил да таково слово:«Что смелость у Добрыни есть по-старому,Верно, сила у Добрыни не по-старому!»

Он назад, Добрынюшка, поехал,Приезжал Добрыня ко сыру дубу —Толщиною дуб да был шести сажень;Он ударил своей палицей булатной,А расшиб ведь сырой дуб на щепочки!

Сам говорил да таково слово:«Вся сила у Добрыни есть по-старому,Верно, смелость у Добрыни не по-старому!»

Он догнал поляницу да в третий раз,Он ударил своей палицей булатнойТу поляницу по буйной голове —Поляница назад да приоглянется,Сама говорит да таково слово:«Я думала — комарики покусывают,А это русский могучий богатырь пощёлкивает!»

Ухватила она Добрыню за жёлты кудри,Положила Добрыню во глубок карман,Во глубок карман Добрынюшку да с его конём;А везла она Добрынюшку трое суток;Как проговорит её добрый конь,Ей он голосом да человеческим:«Молода Настасья дочь Никулична!

Что конь у богатыря да ровня мне,Сила богатыря да равна твоей:Не могу везти я больше тебя с богатырём!»

Говорит Настасья дочь Никулична:«Если богатырь да он старый,Я богатырю да голову срублю;Если богатырь да он младый,Я богатыря да во полон возьму;Если богатырь мне полюбится,Я за богатыря замуж пойду!»

Вынимает богатыря да из карманчикаТут ей богатырь да понравился;Говорит Настасья да Никулична:«Ты молодой Добрыня сын Никитич!

Мы поедем с тобой ко граду ко КиевуДа ко ласкову ко князю ко Владимиру,Примем мы с тобой по злату венцу».

Тут приехали они ко граду КиевуИ ко ласкову ко князю ко Владимиру,Приняли они да по злату венцу;Тут три дня было да пированьицеВ честь молодого Добрыни да Никитича!

Тут век про Добрыню старину поют —А синему морю да на тишину,А вам, добрым-то людям, на забаву!

Андрей Рябушкин. «Добрыня Никитич». 1895. Иллюстрация к книге «Русские былинные богатыри»

ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ - краткая справка

Добрыня Никитич — второй по популярности после Ильи Муромца богатырь русского народного эпоса. Он часто изображается служилым богатырём при князе Владимире. Жена Настасья, дочь Микулы Селяниновича.

Былины нередко говорят о его долгой придворной службе, в которой он проявляет своё природное «вежество». Часто князь даёт ему поручения: собрать и перевезти дань, выручить княжую племянницу и прочие, часто и сам Добрыня вызывается исполнять поручение, от которого отказываются другие богатыри. Добрыня — самый близкий к князю и его семье богатырь, исполняющий их личные поручения и отличающийся не только храбростью, но и дипломатическими способностями.

Добрыню иногда величают князем, а иногда племянником Владимира Красного Солнышка. Историческим прототипом Добрыни Никитича считают воеводу Добрыню, дядю и воеводу князя Владимира, брата его матери Малуши. Богатырь умён, образован и отличается разнообразием дарований: он ловок, на ножку повёрток, отлично стреляет, плавает, играет в тавлеи, поёт, играет на гуслях.

***

Сюжета героических былин

По данным С. Н. Азбелева, насчитывающего 53 сюжета героических былин, Добрыня Никитич является главным героем шести из них (№ 14-19 по составленному Азбелевым указателю).

14. Поединок Добрыни с Ильёй Муромцем15. Добрыня и Змей (в большинстве вариантов Добрыня не только бьётся со Змеем, но и освобождает из плена племянницу князя Владимира Забаву Путятичну)16. Добрыня и Маринка17. Добрыня и Настасья18. Добрыня и Алёша («Добрыня в отъезде», «Добрыня на свадьбе своей жены»)19. Добрыня и Василий КазимировичПо некоторым сюжетам число отдельных вариантов, записанных от разных сказителей, исчисляется десятками (особенно популярны № 15, 18, 19, 24). Сюжеты № 16 и 17 известны в единичных записях.Добрыня Никитич играет важную роль в былинах о Дунае Ивановиче (№ 23 и 24 по составленному Азбелевым указателю).23. Поединок Дуная Ивановича с Добрыней Никитичем24. Дунай Иванович — сват (Дунай и Добрыня добывают невесту для князя Владимира)

***

ХАРАКТЕР ДОБРЫНИ НИКИТИЧА

Как правило, образ Добрыни очерчен в былинах ярко и определённо. Он обладает мужеством и огромной физической силой, при этом отличается «вежеством» — то есть учтивостью и дипломатичностью.

Перечисленные исследования сюжетов, прикреплённых к имени Добрыни Никитича, позволяют сделать следующие выводы о былинной истории этого богатыря.

В дотатарском периоде существовали предания и песни, в которых значительную роль играл родственник и воевода князя Владимира - Святославича Добрыня. Наиболее древний мотив, прикреплённый к имени Добрыни Никитича в былинах, — его роль как змееборца и свата. В обоих сюжетах ещё могут быть отмечены кое-какие исторические отголоски.

Первый сюжет был обработан в былину, по-видимому, на севере, в Новгородской области, о чём свидетельствует новгородское предание о змияке.

Может быть, и основная былина о добывании Добрыней Никитичем жены (Рогнеды) для Владимира сложилась на севере и затем вошла в киевский цикл. Былина о Добрыне Никитиче в отъезде — не что иное, как восточная сказка, прикрепившаяся к имени Добрыни; неблаговидная роль Алеши Поповича указывает на позднее время (не раньше XVI века) внесения этой сказки в былинный эпос, когда он вошёл в репертуар скоморохов.

Былина о Марине — переделанный в былину сказочный сюжет о жене-чародейке. Если имя Марины одновременно переделке сказки в былину (что довольно вероятно, по отсутствию вариантов имени и некоторым деталям, например, обращению Марины в сороку), то былина, может быть, сложена в XVII веке. Наконец, имя Добрыни Никитича внесено и в песню безымянную, не относящуюся к былинам. Это — песнь о добром молодце и реке Смородине. Мотивом введения имени Добрыни Никитича (вместо доброго молодца) послужило то, что Добрыня в былинах также подвергается опасности утонуть в реке Пучае.

Кратко

Происхождение: княжеское или купеческое, РязаньОтец: Никита РомановичМать: Амелфа ТимофеевнаСупруга: Настасья Микулишна

С использованием материалов - http://ru.wikipedia.org/wiki/%C4%EE%E1%F0%FB%ED%FF_%CD%E8%EA%E8%F2%E8%F7

← О ПОСЛОВИЦАХ И ПОГОВОРКАХ О СРАВНЕНИИ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ →
 

Еще по данной теме::

russkay-literatura.ru

Былины о Добрыне Никитиче: Добрыня и Алёша

Страница 1 из 2

Русская былина: Добрыня и Алёша

Во стольном городе во Киеве,А у ласкового князя у Владимира,Заводился у князя почестный пирА на многи князя, на бояраИ на все поляницы удалые.

Все на пиру напивалися,Все на пиру наедалися,Все на пиру да пьяны–веселы.

Говорит Владимир стольно–киевский:– Ай же вы князи мои, бояра,Сильные могучие богатыри!А кого мы пошлем в Золоту ОрдуВыправлять–то даней–выходовА за старые года, за новые –За двенадцать лет.А Алешу Поповича нам послать,

Так он, молодец, холост, не женат:Он с девушками загуляется,С молодушками он да забалуется.А пошлемте мы Добрынюшку Никитича:Он молодец женат, не холост,Он и съездит нынь в Золоту Орду,Выправит дани–выходыДа за двенадцать лет.

Написали Добрыне Никитичу посольный лист.А приходит Добрынюшка Никитинич к своей матушке,А к честной вдове Амельфе Тимофеевне,

Просит у ней прощеньица–благословеньица:– Свет государыня, моя матушка!Дай ты мне прощение–благословеньицеЕхать–то мне в Золоту Орду,Выправлять–то дани–выходы за двенадцать лет.Остается у Добрыни молода жена,Молода жена, любима семья,Молода Настасья Микулична.

Поезжат Добрыня, сам наказыват:– Уж ты ай же моя молода жена,Молода жена, любима семья,Жди–тко Добрыню с чиста поля меня три года.Как не буду я с чиста поля да перво три года,Ты еще меня жди да и друго три года.

Как не буду я с чиста поля да друго три года,Да ты еще меня жди да третье три года.Как не буду я с чиста поля да третье три года,А там ты хоть вдовой живи, а хоть замуж поди,Хоть за князя поди, хоть за боярина,А хоть за сильного поди ты за богатыря.А только не ходи ты за смелого Алешу Поповича,Смелый Алеша Попович мне крестовый брат,А крестовый брат паче родного.

Как видели–то молодца седучнсь,А не видели удалого поедучись.Да прошло тому времечка девять лет,А не видать–то Добрыни из чиста поля.А как стал–то ходить князь Владимир свататьсяДа на молодой Настасье Микуличне

А за смелого Алешу Поповича:– А ты с–добра не пойдешь, Настасья Микулична,Так я тебя возьму в портомойницы,Так я тебя возьму еще в постельницы,Так я тебя возьму еще в коровницы.– Ах ты, солнышко Владимир стольно–киевский!Ты еще прожди–тко три года.

Как не будет Добрыня четверто три года,Так я пойду за смелого Алешу за Поповича.Да прошло тому времени двенадцать лет,Не видать, не видать Добрынюшки с чиста поля.Ай тут пошла Настасья МикуличнаДа за смелого Алешу Поповича.

Да пошли они пировать–столовать к князю Владимиру.Ажно мало и по мало из чиста поляНаезжал удалой дородный добрый молодец.

А сам на коне быв ясен сокол,А конь тот под ним будто лютый зверь.Приезжает ко двору да ко Добрынину –Приходит Добрыня Никитич тутВ дом тот Добрыниный.Он крест тот кладет по–писаному,Да поклон тот ведет по–ученому,

Поклон ведет да сам здравствует:– Да ты здравствуй, Добрынина матушка!Вчера с твоим Добрынюшкой разъехался,Он велел подать гусли скоморошные,Он велел подать платья скоморошьии,Он велел подать дубинку скоморошьюю,Да идти мне ко князю Владимиру да на почестен пир.

Говорит тут Добрынина матушка:– Отойди прочь, детина засельщина,Ты засельщина детина, деревенщина!Как ходят старухи кошельницы,

Только носят вести недобрые:Что лежит убит Добрынюшка в чистом поле,Головой лежит Добрыня ко Пучай–реке,Резвыми ножками Добрыня во чисто поле,Скрозь его скрозь кудри скрозь желтыеПроросла тут трава муравая,На траве расцвели цветочки лазуревы,Как его–то теперь молода жена,Молода жена, любима семья,Да выходит–то за смелого Алешу за Поповича.Он ей и говорит–то второй након:– Да ты здравствуй ли, Добрынина матушка,Ты честна вдова Амельфа Тимофеевна!? вчера с твоим Добрынюшкой разъехался.Он велел подать гусли скоморошные,Он велел подать платья скоморошьи,Он велел подать дубинку скоморошьюДа идти мне к князю Владимиру да на почестен пир.

 

www.ollelukoe.ru

Поединок Ильи Муромца и Добрыни Никитича

Ай во том во городи во Рязанюшки,Доселева Рязань‑то слободой слыла,Нонече Рязань‑то словё городом.В той‑то Рязанюшке во городеЖил‑был Никитушка Романович.Живучись, братцы, Никитушка состарился,Состарился Никитушка, сам преставился.Еще жил‑то Никита шестьдесят годов,Снес‑де Никита шестьдесят боев,Еще срывочных, урывочных числа‑смету нет.Оставалась у Никиты любима семья,Ай любима семья‑та – молода жена,Молодыя Амельфа Тимофеевна;Оставалось у Никиты чадо милое,Милое чадушко, любимое,Молодыя Добрынюшка Никитич сын.Остался Добрыня не на возрасте,Ка‑быть ясный‑от сокол не на возлете,И остался Добрынюшка пяти‑шти лет.Да возрос‑де Добрыня‑та двенадцать лет,Изучился Добрынюшка вострой грамоте,Научился Добрынюшка да боротися,Еще мастер Никитич а крутой метать,На белы‑ти ручки не прихватывать.Что пошла про ёго слава великая,Великая эта славушка немалаяПо всим городам, по всим украинам,По тем‑то ордам по татаровям;Доходила эта славушка великаяАй до славного города до Мурома,До стары казака‑та Ильи Муромца, ‑Что мастер Добрынюшка боротися,А крутой‑де метать на сыру землю;Еще нету такова борца по всей земли.Стал тогды Илеюшка собиратися,Еще стал тогды Илеюшка собронятисяАй на ту‑эту на славушку великую,На того же на борца на приудалого.Он седлал, уздал тогда коня доброго,Ай накладывал уздицу‑ту тесмяную,Ай наметывал седелышко черкасское,Да застегивал двенадцать вси подпружины,Застегивал двенадцать вси спенёчики:Ай подпружины‑ти были чиста серебра,Да спенёчки‑ти были красного золота.И сам тогды стал сбруе приговаривать:«Булат‑железо не погнется,Самохинский‑о шелк сам не порвется,Еще красно‑то золото в грязи не ржавеет».Только видели Илеюшку собираючись,Не видели поездочки Ильи Муромца;Только видели – во поле куревушка вьет.Он здраво‑то ехал поле чистое,И здраво‑то ехал лесы темные,И здраво‑то ехал грязи черные.Еще едет ко Рязанюшке ко городу;Ко городу ехал не дорогою,Во город заезжае не воротами, ‑Конь скакал же через стену городовую,Мимо ту же круглу башню наугольную,Еще сам же говорил тогда таково слово:«Ай доселева Рязань‑то слободой слыла,И нонече Рязань‑то слывет городом».Увидал‑то он маленьких ребятушек,И сам говорил им таково слово:«И скажите вы, живет где‑ка Добрынюшка?»Доводили до Добрынина широка двора:У Добрынюшки двор был неогромистый,Ай подворьице‑то было необширное,Да кричал‑то он, зычал зычным голосом,Ай во всю жа богатырску буйну головушку;Еще мать сыра земля под ним потрясалася,Ай Добрынина избушка пошатилася,Ставники в его окошках помитусились,Стеколенки в окошках пощербалися.«Э ли в доме Добрынюшка Никитич сын?»Услыхала‑де Амельфа Тимофеевна,Отпирала‑де окошочко косищатоИ речь говорила потихошеньку,Да сама же говорила таково слово:«Уж и здравствуй, восударь ты, да Илья Муромец!Добро жаловать ко мне‑ка хлеба‑соли исть,Хлеба‑соли ко мне исть, вина с медом пить».Говорил восударь тогды Илья Муромец:«Еще как меня знашь, вдова, ты именем зовешь,Почему же ты меня знашь из отечества?»Говорила Амельфа Тимофеевна:«И знать‑то ведь сокола по вылету,Еще знать‑то богатыря по выезду,Еще знать молодца ли по поступочки».Да немного‑де Илеюшка разговаривал:Еще речь говорит – коня поворачиват.Говорила‑де Амельфа Тимофеевна:«Уж ты гой есть, восударь ты, Илья Муромец!Ты не буди ты спальчив, буди милослив:Ты наедешь как Добрынюшку на чистом поли,Не сруби‑тко Добрынюшке буйной головушки;Добрынюшка у меня ведь молодешенек,На речах у мня Добрынюшка зашибчивый,На делах у мня Добрынюшка неуступчивый».Да поехал восударь тогда во чисто поле.Он выехал на шоломя на окатисто,На окатисто‑то шоломя, на угористо,Да увидел под восточной под стороночкой –Еще ездит дородный добрый молодец,Потешается потехами веселыми:Еще мечет свою палицу боёвую,Да на белы‑ти рученьки прихватывал,Ай ко палице своей сам приговаривал:«Уж ты палица, палица боёвая!Еще нету мне тепере поединщика,Еще русского могучего богатыря».Говорил восударь тогды Илья Муромец:«Уж те полно, молодец, ездить, потешатися,Небылыми словами похвалятися!Уж мы съедемся с тобой на поле, побратаемся,Ай кому‑то де на поле буде Божья помощь».Услыхал во Добрынюшка Никитич сын,Ото сна будто Добрынюшка пробуждается,Поворачивал своего коня доброго.А как съехались богатыри на чистом поли,Ай ударились они палицами боёвыми,И друг дружки сами они не ранилиИ не дали раны к ретиву сердцу.Как тут съехались во второй након,Ай ударились они саблями‑ти вострымиОни друг дружки сами не ранили,Еще не дали раны к ретиву сердцу.А как съехались богатыри во третьей након,Ударились ведь копьями мурзамецкими,Еще друг‑то дружки сами не ранили,Еще не дали раны к ретиву сердцу,Только сабли у них в руках поломалися.Да скакали через гривы‑ти лошадиные,Ай схватилися богатыри большим боём,Ай большим‑то боём да рукопашосным.Да водилися богатыри по первый час,Да водилися богатыри по второй час,Ай водилися богатыри ровно три часа.Да по Божьей было всё по милости,По Добрынюшкиной было да по участи:Подвернулась у Илеюшки права ножечка,Ослабла у Илеюшки лева ручушка;Еща пал‑то Илеюшка на сыру землю;Еще сел тогды Добрыня на белы груди,Сам он говорил ему таково слово:«Уж ты вой еси, дородный добрый молодец!Уж ты коего города, какой земли,Какого сын отца ты, какой матери,И как, молодца, тебя именем зовут,Еще как звеличают из отечества?»Говорит восударь‑о Илья Муромец:«Ай сидел‑от кабы я у тя на белых грудях,Не спросил бы я ни родины, ни вотчины,А спорол бы я твои да груди белые.Досмотрил бы я твоёго ретива сердца».Говорил‑то Добрынюшка во второй након;Говорил тогды Никитич во третей након;Говорил же восударь тогды Илья Муромец:«Уж как езжу я из города из Киева,Ай старый‑де я казак‑тот Илья Муромец,Илья Муромец я ведь сын Иванович».Да скакал тогда Добрынюшка со белых грудей,Берё‑де Илеюшку за белы руки,Ай целуё в уста‑ти во сахарные:«Ты прости меня, Илеюшка, в таковой вины,Что сидел у тебя да на белых грудях!»Еще тут‑де братаны‑ти поназванелись:Ай крестами‑ти сами они покрестовались;Ай Илеюшка‑то был тогды ведь больший брат,Ай Добрынюшка‑то был тогды а меньший брат,Да скакали ведь они на добрых коней,Ай поехали, братаны, они в Рязань‑городАй ко той они ко Добрыниной родной матушке.Да стречает их Амельфа Тимофеевна.Приехали братаны из чиста поля,Они пьют‑то тогда сами, проклаждаются.Говорил же восударь тогды Илья Муромец:«Уж ты гой еси, Амельфа Тимофеевна!Ты спусти‑тко‑се Добрынюшку Никитича,Ты спусти‑тко его ты да в красен Киев‑град».Да поехали братаны в красен Киев‑град,А к тому же‑де князю ко Владимиру.

Источник: Материалы, собранные в Архангельской губернии летом 1901 года А. В. Марковым, А. Л. Масловым и Б. А. Богословским. // Труды Музыкально‑этно‑графичесской комиссии, состоящей при Этнографическом отделе Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии). М., 1905, т. 1; 1911,т. 2. №11.

ЧИТАТЬ ПЕРЕЛОЖЕНИЕ БЫЛИНЫ "ПОЕДИНОК ИЛЬИ МУРОМЦА И ДОБРЫНИ НИКИТИЧА"

www.byliny.ru