2.12а. Летописная река Непрядва на Куликовом поле — это московская Яуза. Битва непрядва


Битва на Непрядве Википедия

Дата Место Итог Противники Командующие Силы сторон Потери
Куликовская битва
Основной конфликт: Монголо-татарское иго
Адольф Ивон. «Куликовская битва». 1859 г.
8 сентября 1380
Куликово поле (ныне Тульская область)
Решающая победа русских(утрата Мамаем политического влияния в Орде, к выгоде Тохтамыша[1][2])

• Московское княжество• Великое княжество Владимирское

• Мамаева Орда[3] (западноволжская Орда[4])

• Дмитрий Иванович• Дмитрий Боброк• Владимир Андреевич• Андрей Ольгердович• Дмитрий Ольгердович

• Мамай• Булак

40—70 тыс.[5]

90[6] — 150 тыс.[7]

до 20 тыс.[8]

8/9 всего войска[9]

 Аудио, фото, видео на Викискладе

ru-wiki.ru

2.12а. Летописная река Непрядва на Куликовом поле — это московская Яуза

2.12а. Летописная река Непрядва на Куликовом поле — это московская Яуза

Согласно прямым указаниям летописей, Куликовская битва произошла в устье реки Непрядвы. Говоря более точно, Куликово поле располагалось на месте слияния рек Дона и Непрядвы и ограничивалось этими реками с двух сторон. Об этом говорится во всех летописях и сказаниях, рассказывающих о Куликовской битве. А в некоторых источниках помещены также и красочные рисунки, ясно показывающие, что Куликово поле было НА СТРЕЛКЕ ДВУХ РЕК — ДОНА И НЕПРЯДВЫ.

Раскроем, например, Лицевой Летописный Свод — обширную, богато иллюстрированную летопись, принадлежавшую в XVII–XVIII веках русским царям [25]. Там совершенно четко показано, что Дмитрий Донской бился с Мамаем в устье Непрядвы, прямо на стрелке двух рек, рис. 34.

Рис. 34. Рисунок из Лицевого свода: Куликовская битва. «И тако сступишася обе силе великие на бои. И бысть брань крепка и сеча зла зело. И льяшеся кровь аки вода. И падоша мертвых бесчислено множество от обоих сил». Поле Куликово показано НА СТРЕЛКЕ ДВУХ РЕК — Дона и Непрядвы. В ТОЧНОСТИ так расположены московские Кулишки — на стрелке Москва-реки (Дона) и Яузы (Непрядвы). Ничего подобного на нечаевском «Куликовом поле» нет. Взято из [40], с. 177.

Можем ли мы указать реку Непрядву в Москве? Да, можем. Из уже сделанных нами выше сопоставлений куликовских и московских названий вытекает, что Непрядва, которая, согласно летописям, протекала прямо по полю битвы, должна соответствовать московской реке ЯУЗЕ, рис. 22.

В самом деле, Кулишки лежат между Яузой и Москвой рекой так же, как летописное Куликова поле — между Непрядвой и Доном. Поэтому, если Куликово поле это московские Кулишки, а Дон Куликовской битвы — Москва-река, то в качестве Непрядвы должна выступать именно река Яуза, рис. 22. При этом возникает просто ИДЕАЛЬНОЕ соответствие между летописной географией Куликовской битвы и подлинной географией московских Кулишек.

Итак, скорее всего, Непрядва это Яуза.

На первый взгляд, между названиями «Непрядва» и «Яуза» нет ничего общего. По звучанию слова совершенно разные. Однако, приглядевшись внимательнее, можно заметить, что ПО СВОЕМУ ЗНАЧЕНИЮ ОНИ ОДИНАКОВЫ.

В самом деле, что означает русское слово «Непрядва»? «Прядать» означает дергаться, совершать резкое движение. Например, «прянуть в сторону» значит рвануться в сторону. В.И. Даль: «ПРЯДАТЬ, ПРЯНУТЬ, ПРЯДЫВАТЬ — прыгать, скакать, сигать; метаться швырком… Серны, прядая с холма на холм (Державин)… Прядать из окна, выпрыгнуть… Прядать в окно, впрыгнуть… ПРЯДУН [уна], сиб. водопад, ручей, падающий со скалы» [13], т. 3, ст. 1392–1393.

Поэтому Непрядва — «недергающаяся», спокойная речка.

А что такое «Яуза» по-русски?

Слово УЗА означает связь, ограничение. В.И. Даль: «УЗА… УЗЫ — вязи, цепи, оковы» [13], т. 4, ст. 970. От того же корня — УЗДА, ограничивающая движение лошади, не дающая ей метнутся, ПРЯНУТЬ в ненужную сторону.

Итак, УЗА не дает ПРЯДАТЬ. ЧТО можно выразить и так:

УЗА= НЕ-ПРЯДВА.

А потому, ЯУЗА и НЕПРЯДВА, по сути, ОДНО И ТО ЖЕ ИМЯ.

Возможно, московская река Яуза-Непрядва получила свое название оттого, что не выходила, НЕПРЯДАЛА из-за высоких или как-то укрепленных своих берегов. То есть — из-за наложенных на нее УЗ. Конечно, мы не настаиваем на в точности таком объяснении. Важно лишь, что ЯУЗА и НЕПРЯДВА — два названия, ОБОЗНАЧАЮЩИЕ ОДНО И ТО ЖЕ.

Сегодня близость имен Яуза и Непрядва ощущается уже не так сильно, как прежде. Отношение к именам сильно изменилось. В Средние века имена были почти всегда осмыслены и наибольшее внимание люди уделяли именно смыслу имени, а не его звучанию. Сегодня, наоборот, главное в имени собственном — его звучание, а не смысл. Поэтому, скажем, в наше время, при переводах с языка на язык, стараются, прежде всего, сохранить звучание иностранного имени, не обращая внимания на его смысл. Но так было не всегда. Например, английское имя «mister Brawn» сегодня переведут как «мистер Браун». Но еще 200 лет назад в XVIII веке, его могли бы перевести как «господин Чернов». Ведь слово «Brawn» означает, коричневый, темный цвет, а потому английское имя «Brawn» наиболее близко к русскому «Чернов». Поскольку мы занимаемся здесь исследованием средневековых текстов, необходимо, прежде всего, учитывать точку зрения средневекового переписчика. Который легко мог заменить «Яузу» на «Непрядву» или наоборот.

Отметим, что Яуза — далеко не маленькая река, вполне достойная упоминания в летописях вместе с Москвой-рекой (Доном). Яуза — самый крупный приток Москвы-реки, протекающий по городу Москве. Возле своего устья это достаточно глубокая река, способная поставить преграду разгромленным и бегущим войскам. В то же время, Яуза не очень широкая река и потому войска Мамая вполне могли навести через нее мост перед битвой, по которому и перешли на поле боя со стороны Красного (Таганского) холма. Во время их беспорядочного бегства мост, вероятно, сломался и они стали тонуть в реке. Как и описано в летописях, см. ниже.

Склоны холмов, окружающих устье Яузы = Непрядвы со всех сторон, при приближении к устью становятся весьма отлогими и постепенно превращаются в обширное поле, заключенное между Яузой и Москвой-рекой, рис. 20. Это и есть московские Кулишки. НО ИМЕННО ТАК И ОПИСЫВАЕТСЯ КУЛИКОВО ПОЛЕ В ЛИЦЕВОМ ЛЕТОПИСНОМ СВОДЕ: «и сташа на поле Куликове, на усть Непрядвы-реки. Бе же то поле велико и чисто и ОТЛОГ ВЕЛИК ИМЕЯ НА УСТЬ НЕПРЯДВЫ» [25], том 7, л. 82 оборот.

На рис. 35 показана страница из Лицевого Свода с изображением Куликова поля. Нарисовано, как Дмитрий Донской и его воевода Дмитрий Боброк выехали осмотреть Куликово поле в ночь перед битвой. Четко показано, что войска Мамая располагаются еще по другую сторону реки от них. Река, разделяющая противников — это Непрядва.

Рис. 35. Рисунок из Лицевого свода: Дмитрий Донской с Дмитрием Боброком на Куликовом поле в ночь перед битвой. Войска Мамая изображены за рекой — то есть за Непрядвой-Яузой, поскольку Дмитрии уже перешел через Дон = Москву-реку. Рисунок идеально соответствует московским Кулишкам. но совершенно не вяжется с нечаевским «Куликовым полем». Взято из [25], том 7, лист 77 оборот.

Далее, в летописи подчеркивается, что Дмитрий Донской и Дмитрий Боброк выехали на Куликово поле тайно, вдвоем, без охраны. «Князь великий же не повеле ему никомуже сего поведати. И егда заря угасе и глубоцей нощи суще, и Дмитрей Боброк Волынец всед на конь и поим с собою великого князя и выехаша на поле Куликово» [25], том 7, листы 77, 78 оборот.

Все это прекрасно соответствует географии московских Кулишек и реки Яузы в качестве Непрядвы. В самом деле, согласно нашей реконструкции, войска Дмитрия стояли в ночь перед боем на самих Кулишках, а войска Мамая были хотя и совсем рядом, но по другую сторону реки Яузы, см. рис. 22 выше. Значит, Дмитрий действительно мог беспрепятственно выехать на Куликово поле в ночь перед боем, не имея с собой охраны и не боясь быть захваченным врагом. Поскольку, чтобы попасть на Кулишки, мамаевцам надо было сначала пересечь Яузу, а Яуза — глубокая река. Как мы уже говорили, Мамаю, скорее всего, пришлось наводить мосты утром перед битвой, чтобы попасть на поле боя. Тогда становится понятно, почему Куликовская битва началась так поздно — в шестом часу дня. Ведь обычно битвы начинались на рассвете.

Такое позднее начало Куликовской битвы было настолько необычным, что особо подчеркивалось в летописях: «и бе УЖЕ ШЕСТЫЙ ЧАС ДНИ, сходящимся им на усть Непрядвы-реки, и се внезапу сила великая татарская борзо с шеломяни грядуща, и ту паки не поступающе сташа, ибо НЕСТЬ МЕСТА, ГДЕ ИМ РАЗСТУПИТИ» [25], том 7, лист 86, оборот. В Лицевом Своде даже изображено высоко стоящее солнце с палящими лучами перед началом боя, см. рис. 17 выше. Действительно, странно, что битва началась так поздно. Но если Мамаю пришлось наводить мосты перед битвой, то все становится на свои места. Пока Мамай наводил мосты через Яузу-Непрядву, Дмитрий объезжал войска и готовил засадный полк в дубраве на высоком холме прямо над полем битвы, см. ниже.

Отметим, что на нечаевском «Куликовом поле» никакого объяснения позднему началу Куликовской битвы мы не найдем.

Обратим внимание еще на одну интересную подробность. Летопись сообщает, что спускавшимся с — высокого холма на Куликово поле войскам Мамая БЫЛО ОЧЕНЬ ТЕСНО при входе на поле боя. Настолько тесно, что они какое-то время были вынуждены даже постоять на месте, поскольку «им негде было расступиться», см. выше. Чем такое можно объяснить? На нечаевском «Куликовом поле» — НИЧЕМ. Там нет ни холмов, ни достаточно глубоких рек, ни каких-либо других преград при входе на поле боя. Но если Непрядва — это Яуза, то иначе и быть не могло. Вы только взгляните на Кулишки. Войска Мамая просто не могли не стесниться на небольшом пространстве между Яузой и подножием Красного (Таганского) холма, прежде чем все воины смогли перейти по мостам через Яузу на Кулишки = Куликово поле.

И опять мы видим идеальное соответствие между летописным описанием Куликова поля в устье Непрядвы и московскими Кулишками в устье Яузы. Соответствие, доходящее до мельчайших подробностей.

Приведем еще один показательный рисунок из Лицевого свода, рис. 36. Изображен рассвет на поле Куликовом утром перед битвой. Хорошо видно, что Дмитрий с войсками стоит уже на самом Куликовом поле. Мамаевцы же находятся еще за Непрядвой, впадающей в Дон в правом нижнем углу рисунка. Как мы уже сказали, это идеально соответствует географии московских Кулишек с Яузой в качестве летописной Непрядвы и Москвой-рекой в качестве летописного Дона. Заметим далее, что согласно летописному рисунку, Мамай с войсками стоит с восточной стороны от Яузы-Непрядвы. Ведь именно на его стороне нарисовано восходящее солнце, рис. 36. И опять мы видим полное соответствие с московскими Кулишками. Красный (Таганский) холм, где была ставка Мамая, действительно находится на ВОСТОЧНОМ берегу Яузы, см. рис 22 выше.

Рис. 36. Рисунок из Лицевого свода: рассвет на поле Куликовом перед битвой. Дмитрии с войсками стоит на самом Куликовом поле. Мамай же находится еще за Непрядвой = Яузой, которую они должны перейти перед битвой. Место слияния Непрядвы и Дона изображено в правом нижнем углу рисунка, войска Мамая — в правом верхнем. Мамай стоит на восточном берегу Яузы-Непрядвы (показано восходящее на востоке солнце). И действительно, ставка Мамая была на восточном берегу Яузы, см. рис. 22 выше. Взято из [25], том 7, лист 82

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

НЕПРАВДА НЕПРЯДВЫ или ЛОКАЛИЗАЦИЯ события лета 6888 (сражение Дмитрия Донского с Мамаем, 1380г.) : gilliotinus

названного Карамзиным в 18м веке КУЛИКОВСКОЙ БИТВОЙ. (из цикла "Читая ЛЛС") Где ЭТО ПРОИСХОДИЛО на САМОМ ДЕЛЕ.

Сразу скажу что происходило это не в Москве (версия Фоменко-Носовского) но об этом ниже..Прежде чем сесть за написание этого материала, ознакомился с многочисленными изследованиями самой темы конфликта Мамая и Дмитрия вообще, учеными, другими специалистами, и нашел в них единственный объединяющий недостаток - слишком сложно..Очень долгая подготовка читателя к пониманию нюансов события, и по правде сказать обоснованная, потому как тут всё очень непросто, и конкретно запутанно.Без подробного введения в суть дела, многое будет непонятно далее.Но, это академический подход, имеющий основой научный метод, в качестве критерия..И это правильно, НО..

[ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ]

В этом и кроется основное препятствие, фильтр, отсеивающий "некрепкого" читателя..А ведь он тоже человек , ему тоже знания хочется! Увы, при классическом научном подходе не учитывается менталитет современного молодого читателя, который реально не "одолеет" классическое вступление, введение в тему. В моей версии, читатель может сразу сформулировать обоснованную претензию к официальной версии, а далее может и не читать особо, если нет ресурса (насколько хватит силушки) Может отложить прочтение. к примеру, до проявления интереса к самой теме..Потому, начну с другого краю, сразу и без подготовки, в атаку на фальсификацию истории нашей Великой Родины, Уррраааааа...! (так же, будут ссылки на углубленный и разширенный материал, пера специалиста)

СОВРЕМЕННАЯ ЛОКАЛИЗАЦИЯ СОБЫТИЯ НЕВЕРНА, ОШИБОЧНА! (касается и версии Фоменко-Носовского)

Согласно официальной легенды, именно тут произошло сражение, устье Непрядвы, впадение в Дон (Тульская обл. - 53.670555, 38.646182)

Однако прочтем летопись, в которой постоянно упоминается река Меча (ныне "Красивая Меча") с которой связано очень и очень много, в свете разворачивающихся событий.От местоположения оной реки, итог разследования, зависит не менее чем от нахождения самой Непрядвы..

Справа есть подстрочник (перевод) я же дам текст современными буквами "..яко немощно бе вместися на поле Коуликове межу Дону и Мечи множества ради многих силъ сошедшеся.." Или вот, ниже - "..и гониша их до реки, до Мечи.."

Если мы посмотрим где у нас ближайшая точка прохождения русла реки Мечи, то это не менее 50-80 км от официальной версии поля брани..В принципе, теоретически, после кровопролитного сражения длинною в день (без перерыва а обед) можно гнать врага по пересеченной местности, на одном лишь духовном подъеме, через овраги и реки (!!!) к реке Мече..Но почему именно к Мече? Чем другие реки не угодили, для утопления мамаевцев? Чтобы неизрасходованный запас сил выработать, как самолеты невыработанное топливо "дожигают", нарезая круги, чтобы совершить посадку?

Или же, если разсматривать по первому случаю (текст выше, через один рис.) - "было очень тесно, ибо много сил сошлось между Доном и Мечей"..Как тесно может быть на расстоянии в 50 квадратных километров? Если взять один квадратный километр, то площадь его составит 1 миллион метров квадратных.Возьмем на каждого воина по кв.метру (хватает с лихвой) и получим всех участников (примерно 400 тыс у Дмитрия и чуть более, допустим, 600 тыс. у Мамая) уместившихся на этом километре..А у нас их 50 как минимум..Ну хорошо, учтем обозы, конницу с конями, шатры татар - 5 кв.км. за все про все..Ну не 50 же кв.км., между Доном и Мечей, о чем глаголет летописец..И кстати, где у нас Непрядва?Летопись о ней "забывает", меж тем, реки Мечи, о коей ведутся речи, поблизости, на карте нет, как должно быть..

47 км - это ближайшая точка прохождения русла Мечи от нынешней, официально утвержденной Николаем Первым в 1836г. локации места разсматриваемого события.А вот (ниже) разстояние до впадения реки Мечи в Дон (87км) Тут и коней надо перемену-другую, как минимум, ежели так долго погоне бысть..Да еще на всем протяжении у нас по пути следования холмы, овраги, реки и озера, болотца (трассу Дон еще не построили) а тут предлагают гнать врага после дня тяжелейшей битвы, догоняя его при этом в полном снаряжении, пешим ходом или на конях, но почему то именно до реки Мечи..

Что в итоге? В итоге, у нас упоминаются три реки - Дон, Непрядва и Меча..Отмечу, что Дон и Непрядва рядом, а Меча в 50-80км (от СОВРЕменного "Куликова поля") это смотря в какую сторону бежать..Если в сторону Воронежа, и далее Сарая (татарам домой) то 87км, и это только до Мечи..К тому же, по пути к ней, мы пересекаем еще несколько рек, не считая холмы, овраги, леса..И единственное место, где рядом и Дон и Меча (обязательное условие) это устье самой Мечи, при впадении ея в Дон.А это, повторюсь, 87км. ниже, по Дону.(на рис. ниже этот увеличенный фрагмент сопряжения Мечи с Доном) И даже есть деревня Куликовка (отмечено красным) что тоже "аукется" (поле то, Куликово!)

Так, постепенно начинало приходить понимание того, что нынешнее официальное место битвы утверждено ошибочно, или же всё это вообще намеренно сфальсифицировано кем то потусторонне-зловещим (конспирология) А все потому что не "склеивается" нынешнее местопложение Куликово с текстом летописи.Другое дело - альтернативная версия, место впадения реки Мечи в реку Дон..Разсмотрим же, други моя..

(Лебедянский р-н Липецкая обл. 52.926658, 39.052119)

И кстати, да, примечательно еще то, что после битвы, когда хоронили павших, погребали их "..на поле Коуликове, межоу Доном и Мечи.." Где именно, на разстоянии 50-80 кв.км. хоронили (если принять официально утвержденную версию)? С таким же успехом "ниочем" можно было бы написать "..межоу Доном и Окой..", или "..межоу Доном и Темзой.." - какая разница? Все равно не найти следов на такой площади..Другое дело, если Меча у нас рядом с Доном - тогда ссылка на локализацию захоронения оправдана и логична, она конкретна, по сути своей.(гляньте выше)

Площадь самой территории под развитие события, примерно 20-25 кв.км..При таком раскладе и неприятеля гнать до Мечи было куда сподручнее..Хотя и 5-10 - 20 км после дня битвы, это нереально..Да вы попробуйте сами, будучи в хорошей спортивной форме, отдохнувши, пробежаться по местности, в снаряжении и с оружием.Да что там, просто налегке, пробежитесь с десяток километров, потом посмотрим (без учета того, что надо после этого еще и драться, как догонишь ворога)..Да и подготовленному спортсмену думаю, будет не так уж и легко..Так вот, с этой позиции становится понятно то, "о чем" повествует летопись -"..гнали до самой Мечи.." Потому как выход с поля битвы либо через Дон, либо через Мечу других вариантов нет (в верху, на Непрядве, стоят наши) А если конкретнее - путь к отступлению был строго через Мечу, в низ карты - без вариантов.

Вот она, эта территориия..Именно здесь, на самом деле, происходили события сентября 8го дня, лета 6888 (1380г.) Располагались полки, стояли ставки князей, осуществлялись маневры, передвижения и т.д...как это, блин....инфраструктура, о!

Очень интересный момент по поводу деревни Тютчево (на картинке выше) дело в том, что князь посылал Мамаю накануне сражения переговорщика Захарию Тютчева, с щедрыми дарами и с предложением мирно уладить дело..Как видно из последующих событий, Мамай предложение отверг, но что стало с самим послом? Далее судьба его неизвестна, но вполне возможно что населенный пункт носит его фамилию..Так, по крупицам, локация привязывается к событию фактами и обоснованными предположениями..

К сожалению, в наше время, от истинной Непрядвы, переименованной позже Дмитрием в реку Славную (в честь победы) а далее уже (кем то недобрым) в нынешнее - Перехваль, ничего не осталось, кроме едва живого ручья..Это болезнь многих малых рек и речушек России, и тому есть веские причины (читать подробнее - https://cont.ws/@otshell/364358 ) По этим же причинам, кстати, затруднен поиск останков и артефактов..

Само же название "Перехваль" можно своеобразно перевести как "Переименовань", то есть название "ниочем".. (перехвалить это и есть переименовать) "Речка которую переименовали" - так примерно, еще и в уничижительно-презрительном роде..Впрочем, есть версия издевки другого рода, что мол, событие перехвалили (назвав реку "Славная") не такое уж оно и важное для земли руской, потому и "перехвалили" Славную в Перехваль (видимо тот, кто имел полномочия и возможности)

Вообще, откуда, блин, у этих конспирологических зловеще-всемогущих "нектов", которым и само время побоку, такая страсть к сокрытию истинных мест былой славы человечстей? (сколько подобных примеров в новейшей альтернативной истории..Троя, Атлантида, Гиперборея, Иерусалим, Рим, и т.д. до безконечности)

Да, истинную речку Непрядву теперь даже на Гугле не увидишь, без спутника, в режиме карты.Но она была еще недавно, это видно на топографии 18-19 века.Здесь, при впадении ея в Дон (ниже и выше отмечено красной галочкой) и была ставка князя Димитрия.

Вот здесь и находится настоящее поле Куликово (ниже) на котором и разворачивалось основное сражение..Вы можете найти это место в Гугле, и подробнее разсмотреть его, сравнить с имеющимися в посте топографическими материалами (Лебедянский р-н Липецкая обл. 52.926658, 39.052119) Ниже есть карты, с более подробными версиями детализации, как самих участников сражения, так и их перемещений на местности.Примерная площадь самого Куликова поля 1,5-3,0 кв.км. До реки Мечи 18-20 км ходу, гнать неприятеля (хоть не 50км., как в нынешней официальной версии) можно.

Потому то мамаевцы и бежали через Мечу, потому что пришли они, татарове, с той стороны (вниз карты) со стороны Воронежа..Здесь всё логично - железобетонно..

Выше излагается, как почти за месяц до самой битвы, Мамай уже стоял под Воронежем, в устье одноименной реки, при впадении ея в Дон.

Туда то они и направлялись - восвояси, через реку Мечу, в сторону Воронежа и далее, в свой Сарай..А наши нагоняли супостата, что называется "на кураже", уничтожая по мере сил и возможностей..

ФОМЕНКО и НОСОВСКИЙ..

В свете полученной информации, должен заметить, что версия глубокоуважаемых (мною лично) Фоменко и Носовского (к которой я долгое время склонялся) о яко бы, московской локализации Куликовской битвы, не выдерживает никакой критики - тут полное "мимо кассы"..Начнем с того, что летопись четко, пошагово дает очередность действий руских войск, самого Дмитрия.То что князь был "на Москве", сомнений никаких и близко быть не может, летопись четко повествует об этом неоднократно.

Сначала  на Котел (из Кремля, по "Рязанке" через нынешние Котельники) тремя потоками (по одной дороге идти было тесно, Рязанского шоссе еще не было) далее Коломна, потом переходят Оку и на Дон, по рязанской земле..Ладно, если Дон в Фоменко-Носовской версии можно объяснить тем что "дон" это вообще название любой реки, а Непрядву не мытьем так катаньем "притянуть" как Яузу..Но с Окой что делать? Ее ведь войска перешли, это факт, и двинулись от Москвы, из которой и шли..Как же они обратно в Москву вернулись, получается, перешедши всей гигантской "Ордой Залесской" (несколько сот тысяч воинов) Оку, да по земле рязанщины? И зачем нужны были такие пешие маневры? Строевая подготовка, шаг отрабатывали, перед "последней битвой"?

Вот современная Коломна (коло мна / круг мна / вокруг меня - около меня) Где и объявлен сбор всем войскам..И далее, по внутреннему берегу Оки, Дмитрий идет к реке Лопасне, к ее устью, чтобы осуществить переправу на ее внешнюю сторону (от Москвы) в сторону Воронежа, в сторону Дона, где и обретается на просторах войско Мамая..

Суть в том, что далее князь Дмитрий приказывает на Рязанской земле ничего не трогать, то есть местных не обижать..И это "несмотряшто" князь Олег рязанский, "малость подгадил" ему, присягнувши Мамаю, предложив тому свою силу в пособники, супротив Дмитрия, и "сблатовав" с собой еще и Ягайло Ольгердовича литовского, в надежде что Дмитрий, от такого расклада сил струхнувши, бежит..Но вышел прокол..А к чему я это?

Да к тому, чтобы "добить" версию Фоменко с Носовским - из Коломны, обратно в Москву, через Оку, да через Рязанскую землю, дороги нет как и не было..Это дорога в противоположную сторону, прямиком на Дон, через тогдашнюю рязанщину, к настоящему "месту дислокации"..Картина маслом..Док.фильм (о Куликовской битве в Москве) хороший, я сам пересматривал несколько раз, но..надо бы или дать опровержение, или..мы сами становимся официальными затвердевшими бетонными конструкциями..Конечно, такое бывает, все мы ищем, все ошибаемся, это творчество поиска, никто не застрахован от ошибок..Только вот последствия разные, как и ответственность..

Тут конечно лучше было бы им немножечко разнообразить методы изследования, поиска, потому как использование одного лишь метода чревато такими вот казусами..Но видимо так желаемое было похоже на действительное (московские названия оч.схожи) что..Азарт, увлеклись..(ознакомиться с самой летописью, скачать её, можно тут - http://www.sterligoff.ru/books... // начинается со страницы 347)

В ЧЕМ ЕСТЬ НЕПРАВДА НЕПРЯДВЫ

Теперь осталось найти Непрядву..Вы наверное уже догадались что Непрядва это есть "отчаромученная" Непрявда (шучю)) А если серьезно, Неправда современной Непрядвы в том, что она не всегда так называлась (ниже обоснованная версия) Это название реки гораздо более позднее (во время разсматриваемых событий, она называлась "река Березовая") от того весь сыр-бор..Уже после того, как я обнаружил и локализовал настоящее место великого сражения, гордый, довольный собой и своей интуицией (ее работой) собравшись "осчастливить" ищущего пользователя, набрав что то по теме в поисковике, случайно нашел в интернете труд ученого-изследователя НИКОЛАЯ СКУРАТОВА, члена Общероссийского Союза писателей «Воинское содружество», академика ПАНИ, о котором и слышал то впервые..

Оказывается,  в сети есть его книга, где он подробно разсматривает и разбирает со всевозможными, доступными ученому нюансами ситуацию, во всех деталях и подробностях.И....оказывается, давеча локализованное мною место, им найдено давно..Думаете я разстроился? Совсем даже наоборот! Сам этот факт меня обрадовал еще более - значит я правильно мыслил! И главное - сам автор местный житель (Лебедянское городище, фактически место сражения) и места эти знает не по интернету, "с детства исходил все тропки", как говорится, к тому же он ученый - краевед, "не халам-балам"..И почему то (понятно почему) об этом его труде мало кто знает? (Да потому что книга вышла совсем недавно, 2015-16гг. "свежак"!) Ссылку на углубленное изучение сего безценного материала прилагаю - http://kamenny-con.narod.ru/in... ) и там не ограничивается одной лишь этой битвой, много по истории самого края..Добавлю сюда несколько фото-реконструкций и главу из его книги.

Итак, встречайте (кто не знаком) прошу любить и жаловать - НИКОЛАЙ СКУРАТОВ - "Дорожная карта Куликова Поля". "Свет забытой Непрядвы"

читать далее  на КОНТе - https://cont.ws/@otshell/671380#  (очень длинный пост, редактор ЖЖ не выерЖЖивает..)

gilliotinus.livejournal.com

мифы и легенды Куликовской битвы

 

Победа на Куликовом поле, безусловно, является одним из самых значительных событий в истории России. Как и всякое явление подобного масштаба, с годами ее стали сопровождать всевозможные домыслы, добавления, "новые подробности", присочиняемые, как правило, с благими намерениями. В какой-то момент такие виртуальные факты вдруг выходят на первый план, делаются не просто историческим штампом, а непреложной истиной. В истории Куликовской битвы такого рода "истины" тоже встречаются.

 

Сегодня, 21 сентября, нам еще раз напомнят о том, что основная заслуга в этой битве принадлежит православному святому Сергию Радонежскому, вовремя благословившему князя Дмитрия на битву. Этот факт настолько въелся в наше сознание, что почти никому не приходит в голову усомниться в его подлинности.

 Во многом за это мы должны быть благодарны Карамзину, который столь красочно описал духовное участие старца в ратном подвиге Дмитрия Донского и его дружины. Однако...

 

Однако, эта картина-икона - чистая церковная пропаганда и не имеет ни малейшего отношения к реальным событиям

 

Немногие знают, что князь уходил на битву, будучи прОклятым митрополитом всея Руси Киприаном, и отлученным им от церкви. Но даже те, кому это известно, не задумываются о том, что пресловутого благославления князя на битву просто не могло быть потому... что Сергий Радонежский был ярым сторонником группировки Киприана, и уж конечно, не стал бы в чем-то благословлять опального князя. Более того, сам князь не стал бы обращаться к старцу за таковым благословением хотя-бы потому, что находился с Сергием в, мягко говоря, натянутых отношениях. Однако...

Обратимся к источникам

Тест текстологический

Памятники древнерусской письменности, в которых отражены события 1380 г., давно выявлены в особый блок как "произведения куликовского цикла".

Первыми из них по времени написания являются статья 1380 г. рогожского летописца и аналогичная ей по содержанию статья 1380 г. Симоновской летописи. По мнению специалистов, оба этих источника вошли в летописный свод 1409 г., то есть их читали современники Куликовской битвы. В чем и ценность! Так вот, при описании подготовки к походу и самого сражения имя Сергия Радонежского там вообще не упоминается. Следовательно, ни о каком благословении им великого князя не идет и речи.

Второе по времени из сохранившихся свидетельств о событиях 1380 г. передает Новгородская 1-я летопись. Специалисты считают ее также восходящей к своду 1409 г. В том смысле, что он являлся первоисточником для новгородского автора летописи. Сама же Новгородская 1-я летопись появилась в летописном своде 1448 г., следовательно, была создана в 40-е гг. XV столетия. Со времени Куликовской битвы прошло уже более 6о лет. Живых свидетелей этого грандиозного события практически не осталось, по крайней мере, их можно было бы по пальцам пересчитать.

И здесь о Сергии Радонежском вообще не упоминается.

В то же время новгородский автор сообщает интересный факт, который никак бы не мог увидеть свет в предыдущих повествованиях московских авторов: перед самой битвой, когда русские вышли на Куликово поле и увидели против себя готовую к бою татарскую рать, первой их реакцией была паника, многие новобранцы из московских полков бросились бежать... Но далее летописец воздает должное великому князю Дмитрию Ивановичу и князю Владимиру Серпуховскому, которые резко прекратили панику в рядах своих воинов и быстро настроили их на боевой лад.

Третий по времени рассказ о Куликовском сражении нашел место на листах Софийской 1-й и (с почти аналогичным текстом) Новгородской 4-й летописей. Обе они восходят к общему протографу – Новгородско-Софийскому своду 30-х гг. XV в. Но при этом рукопись Софийской 1-й летописи датируется специалистами 1481 г. По крайней мере, в этот год она была закончена. Оригинал Новгородской 4-й еще позднее. Понятно, что ни о каких живых свидетелях битвы 1380 г. говорить не приходится.

Сто лет прошло, и в летописях впервые упомянуто имя Сергия Радонежского. Но совсем не в том контексте, в каком связывают его с Куликами нынешние апологеты: "И тогда приспе грамота от преподобного игумена Сергиа от святого старца, благословенаа". Но никакого столь трогательно сейчас многими описываемого посещения в августе 1380 г. великим князем Дмитрием, будущим Донским, Троице-Сергиева монастыря и получения им личного благословения и напутствия от настоятеля старца Сергия в летописном источнике не было. А было письменное пожелание удачи (если пошел, значит, иди до конца, и да помогут тебе...), пришедшее на Дон 6 сентября 1380 г., за два дня до сражения.

Все вышеупомянутые произведения куликовского цикла относятся к предмету истории, а вот следующий по времени памятник цикла – это уже литература. "Задонщина" – поэтическое произведение на мотив и в стиле "Слова о полку Игореве". Авторство этого сочинения связывают с именем Софония Рязанца.

Имя Сергия Радонежского там вообще не упоминается.

На самом древнем списке "Задонщины" имеются отметки либо автора, либо переписчика, даты: 1470, 1475, 1483 гг. и даже указание, что 8 сентября 6988 г. Куликовской битве "прешло лет 100". То есть для читателя сюжет покрыт если не дымкой тумана, то неким флером давно прошедшего времени. Как для нас русско-японская война. И читатели конца XV в. знали, конечно, о факте Куликовской битвы, но детали им были уже недоступны.

Прошел еще какой-то отрезок времени, и на основе "Задонщины" в начале XVI в. появился прозаический литературный текст "Сказание о Мамаевом побоище". Здесь автор уже подпускает в сюжет массу фантазий и новых коллизий, способствующих поддержанию интриги в его романе. Вот здесь-то Сергий Радонежский уже благословляет Дмитрия Донского по полной программе: и устно в Троицком монастыре, и письменно на Дону. Отсюда и черпают вдохновение все ныне с жаром говорящие о благословении великим старцем великого князя. Согласитесь, в обыденной жизни довольно странно и даже нелепо выглядят попытки принимать эпизоды литературного сюжета за чистую монету, да еще и истово убеждать в том окружающих.

С легкой руки Карамзина утвердился тезис о духовном участии Сергия Радонежского в подготовке похода на татар. Он написал буквально следующие строки: "...Димитрий, устроив полки к выступлению, желал с братом своим Владимиром Андреевичем, со всеми князьями и воеводами принять благословление Сергия, игумена далекой Троицкой обители... Летописцы говорят, что он предсказал Димитрию кровопролитие ужасное, но победу -смерть многих героев православных, но спасение великого князя; упросил его обедать в монастыре, окропил святою водою всех бывших с ним военачальников и дал ему двух иноков в сподвижники, Александра Пересвета и Ослябю, из коих первый был некогда боярином Брянским и витязем мужественным. Сергий вручил им знамение креста на схимах и сказал: "Вот оружие нетленное! Да служит оно вам вместо шлемов!.."

Известно, что в своем труде Карамзин фактически пересказывал содержание Синодальной 365-й и Никоновской летописей, где-то литературно закругляя, а где-то заостряя сюжетную линию. Если заглянуть в указанную Синодальную летопись, которая, кстати, была написана довольно поздно, в середине XVI в., то легко обнаружить, что статья под 1380 г. в ней заменена вышеуказанным "Сказанием о Мамаевом побоище". Каковое и процитировал Карамзин.

 

Тест агиографический

Автор "Сказания" жил все-таки в средние века, а посему вряд ли посмел бы так вольно обращаться с фактами из биографии преп. Сергия Радонежского. Он, конечно, мог придумывать детали, но фактура должна была оставаться канонической, иначе не миновать ему скорого на расправу церковного суда. И автор "Сказания" действительно почерпнул подоснову встречи преподобного старца с великим князем в житии Сергия Радонежского, составленном Пахомием Сербом.

Первоначальное житие преп. Сергия Радонежского было создано в 1418-1419 гг. монахом Епифанием. Из текста видно, что Епифаний, будучи постриженником Троицкого монастыря, лично знал Сергия, по крайней мере, в течение последних двадцати лет его жизни, от 60-х гг. до 1392 г.

Работая над житием, Епифаний параллельно поместил биографические сведения о Сергии Радонежском в им же составляемую летопись (современное ее название -Троицкая, по месту создания). Его тексты важны тем, что, лично зная Сергия, он не мог утрировать как основные черты характера Преподобного, так и некоторые важные события монастырской жизни. Тем более что читателями жития были здравствующие ученики и постриженники преп. Сергия. В Епифаниевом житии нет эпизода с благословением Дмитрия Донского.

Нет его и в более раннем произведении Епифания "Слово похвально преподобному отцу нашему Сергию". Оно было написано по случаю освящения новой соборной церкви 25 сентября 1412 г., в 20-ю годовщину смерти Преподобного. А уж если бы благословение на битву с татарами имело место быть, то Епифаний как свидетель этого мощного патриотического жеста со стороны Сергия Радонежского, вне всяких сомнений, выделил бы этот факт в похвалу старцу. Но – нет!

В 1432-1445 гг. труд Епифания подвергся существенной переработке, которую провел выходец с Афона сербский агиограф Пахомий Логофет. В дошедших до нас трех пахомиевых редакциях исторический колорит выхолощен и заменен нравоучительными общими местами со многими заимствованиями из житий восточных святых.В житии авторства Пахомия читаем, что Дмитрий Донской, отправляясь на битву с Мамаем, говорит преподобному Сергию: "аще убо Бог поможет ми млитвами твоими, то пришед поставлю церковь во имя Пречистыа Владычица нашя Богородица честнаго Еа Успениа и монастырь съставлю общаго житиа". Ниже читаем, что после победы на Куликах Сергий "призва же и княза великаго и оснавата церковь, иже и вскоре сътворише церковь краску во имя Пречистыа на Дубенке и съставишя обще житие".

Успенский Дубенский монастырь действительно существовал и располагался приблизительно в 50 км северо-восточнее Москвы, у села Стромынь, близ ныне широко известной Черноголовки.

В уже упоминавшейся Троицкой летописи под 6887 г. (то есть под 1379-м) значится: "Того же лета игумен Сергии, преподобный старець, постави церковь въ имя святыя Богородиця честнаго ея Успениа <...> на реце на Дубенке на Стромыне и мнихи совокупи... А свещена быстъ та церкви тое же осени месяца декабря в 1 день на память святаго пророка Наума. Сии же монастырь въздвиже Сергии повелением князя великого Дмитриа Ивановича".

Здесь не указано, что Успенский Дубенский монастырь возведен именно в честь победы на Куликовом поле. Зато твердо указано время освящения его соборного храма – 1 декабря 1379 г. За десять месяцев до сражения на Куликах!

А между тем Троицкая летопись вошла в летописный свод 1409 г., иными словами, с этого времени была доступной для прочтения. То есть во время, когда живы были еще свидетели событий 1380 г. Понятно, что Пахомий Серб, ознакомившийся с ней через 20 лет, творчески переработал вышеуказанный текст в нужном ему направлении. Но не учел, что Куликовская битва произошла 8 сентября, в день праздника Рождества Богородицы. Ведь совершенно ясно, что обетный монастырь в этом случае должен быть посвящен Рождеству, а никак не Успению Богородицы, которое празднуется 15 августа. Например, Бобренев монастырь под Коломной, построенный на средства героя Куликовской битвы воеводы Дмитрия Боброка, наименован в честь Рождества Богородицы.

Следует еще попутно заметить, что Пересвет и Ослябя были похоронены в Симоновом монастыре в церкви, кстати, тоже в честь Рождества Богородицы. Опять же совершенно очевидно, если бы они были насельниками Троице-Сергиева монастыря, то их бы предали земле по месту жительства.

 

Текст церковно-исторический

Глубоко погружаться в слишком специальные и скучные для массового читателя текстологию с агиографией, собственно, и не следует. Достаточно просмотреть более динамичные страницы русской церковной истории.

В "Сказании о Мамаевом побоище" утверждается, что, получив благословение Сергия Радонежского, Дмитрий Иванович прибыл в Москву. Горячо молился в Кремле, в Архангельском соборе и получил благословение на поход против татар у митрополита всея Руси Киприана.

Н.М. Карамзин, усердно переписывая "Сказание", тем не менее выбросил из своей "Истории" этот эпизод. Потому что прекрасно знал: в 1380 г. митрополита Киприана в Москве не было и быть не могло. Более того, Дмитрий Донской никогда бы не попросил у него благословения.

С 1355 г. на Руси формально правящим архиереем был митрополит Алексий. Но его не признавали в так называемой Литовской Руси (Киев, Смоленск) и в соперничающей с Москвой Твери. В 1375 г. константинопольский патриарх рукоположил в митрополиты всея Руси местного церковного деятеля Киприана. При живом и действующем митрополите Алексии. Правда, тому было уже 83 года, и греки надеялись, что ему недолго осталось, а Киприан, далекий от московского влияния, сумеет объединить всю русскую митрополию.

Напрасно надеялись, потому что у Дмитрия Ивановича был свой кандидат – промосковски настроенный и лично всем обязанный великому князю епископ Михаил.

Алексий скончался 12 февраля 1378 г. С этого момента в русской церкви началась открытая борьба двух группировок. Одна из них поддерживала Киприана, другая – Михаила, который по повелению Дмитрия Ивановича был собором русских епископов возведен в сан митрополита. Наиболее активными сторонниками Киприана выступали игумен Троицкого монастыря Сергий Радонежский и его племянник игумен Симонова монастыря Феодор. Именно с ними вел переписку Киприан, находившийся в Киеве.

Киприан решил действовать наступательно и без княжеского приглашения выехал в Москву. В первом дошедшем до нас послании Сергию и Феодору от 3 июня 1378 г. Киприан пишет: "...еду к сыну своему ко князю великому на Москву... Вы же будите готовы видетися с нами, где сами погадаете".

Дмитрий приказал не пропускать незваного гостя к Москве. Его люди обошлись с митрополитом довольно грубо: надавали тумаков, ограбили и отправили назад в Киев. Кроме того, великий князь приказал перехватить монахов, посланных Сергием и Феодором для связи к Киприану – "послы ваша розослал" – как сказано во 2-м послании Киприана к тем же адресатам. В этом послании от 23 июня 1378 г. Киприан предал анафеме великого князя Дмитрия, будущего Донского, его бояр и митрополита Михаила. Таким образом, все они были отлучены от церкви.

Ответ Сергия Радонежского и Феодора Симоновского митрополиту Киприану до нас, к сожалению, не дошел. Но то, что он был весьма благоприятным для Киприана, можно судить по 3-му посланию к этим лицам от 18 октября 1378 г.: "Елико смирение и повиновение и любовь имеете к святей божией церкви и к нашему смирению, все познал есьм от слов ваших. А како повинуитеся к нашему смирению, тако крепитися".

Сергий Радонежский и круг его собеседников и сотаинников из подмосковных монастырей, вне всякого сомнения, поддерживали анафемствование великого князя.

Летом следующего 1379 г. борьба церковных группировок обострилась. Наиболее авторитетный сторонник Киприана (и ученик Сергия Радонежского!) епископ Суздальский и Нижегородский Дионисий, единственный из архиереев, дерзнувший выступить против воли великого князя, вознамерился отправиться в Константинополь, чтобы там просить о помощи патриарха. Дмитрий Иванович распорядился посадить его под арест. Дионисий же обратился к великому князю с просьбой: "Ослаби ми и отъпусти мя, да живу по воле. А уже к Царюграду не иду без твоего слова. А на том всем поручаю тебе по себе поручника старца игумена Сергия".

То есть Сергий Радонежский, моральный авторитет которого, несмотря на всю его оппозицию великому князю, все-таки что-то да значил в сознании Дмитрия Донского, дал слово, что Дионисий не поедет в Константинополь, не расскажет там об отлучении московского владыки от церкви. Дионисия отпустили, и он... "бежанием побежа к Царюграду".

Никоновская летопись под июлем 1379 г. показывает реакцию Дмитрия Донского: "И печаль бысть о сем великому князю... и негодование на Дионисия, еще же и на преподобнаго игумена Сергия..."

* * *

Из вышеизложенного ясно, что отношения Дмитрия Донского и Сергия Радонежского, сложившиеся перед Куликовской битвой, не были таковы, чтобы просить и получать благословение. В XIV в. это было всем ясно. Но XV и XVI вв. возникла необходимость подвести под действия светской власти священную санкцию. Было ли это связано с завершением собирания русских земель и развитием идеи "Москва – третий Рим" или с окончательным освобождением от власти татар – сейчас трудно сказать. Однако понятно, что возникновение легенды о благословении Дмитрия преподобным Сергием – это яркий пример большого государственного пиара, который и сегодня продолжает успешно работать.

 

 

 

источник

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

historicaldis.ru

2.27. Река Меча на Куликовом поле — та же Яуза-Непрядва

2.27. Река Меча на Куликовом поле — та же Яуза-Непрядва

При описании Куликовской битвы почти все первоисточники упоминают некую реку под названием Меча. Чтобы понять, о какой именно реке идет речь, обратимся к Лицевому Летописному Своду как к наиболее подробному, иллюстрированному описанию битвы. Река Меча при описании Куликовской битвы упоминается в Лицевом Своде ЧЕТЫРЕ раза. Выпишем их все.

УПОМИНАНИЕ ПЕРВОЕ. Самый разгар Куликовской битвы летопись описывает в таких словах. «И не можаху кони ступати по мертвым. Не токмо же оружим убивахуся, но сами себя бьюще, и под конскими ногами умираху, от великиа тесноты задыхахуся, ЯКО НЕМОЩНО БО ВМЕСТИТИСЯ НА ПОЛЕ КУЛИКОВЕ, МЕЖУ ДОНУ И МЕЧИ, множества ради многих сил сошедшеся» [477:3], том 7, лист 91, оборот. См. рис. 6.74.

Рис. 6.74. Разгар Куликовской битвы между Доном и Мечей. Изображена стрелка двух рек — Дона и Мечи, между которыми зажато Куликово поле. Но ведь точно также Куликово поле зажато между Доном и Непрядвой. См. выше. Значит, летопись здесь почему-то Непрядву назвала Мечой. Взято из [477:3], том 7, лист 91, оборот

Итак, Куликово поле находилось МЕЖДУ ДОНОМ И МЕЧОЙ. Но ведь в других местах той же летописи говорится, что оно находилось МЕЖДУ ДОНОМ И НЕПРЯДВОЙ. Причем, как Непрядва, так и Меча, согласно летописям, протекали ПО КРАЮ ПОЛЯ БОЯ, а не вдали от него. Подчеркивается, что битва происходит буквально на берегах Мечи (в других местах — Непрядвы). Так написано не только в Лицевом Своде. То же сообщает и Татищев на основании совсем других источников: «И бысть тяшчайший БОЙ У РЕКИ МЕЧИ. Тогда убиша под великим князем коня. Он же пересяде на другой конь, и того воскоре убиша, и самого великого князя тяжко раниша, он же едва с побоисча избеже» [832], том 5, с. 146. Здесь явно идет речь о самом разгаре Куликовской битвы. До начала преследования убегающего противника еще далеко. Войска бьются на самом Куликовом поле. А между тем, битва происходит НА БЕРЕГАХ МЕЧИ. Значит, РЕКА МЕЧА ПРОТЕКАЛА ПО КРАЮ КУЛИКОВА ПОЛЯ, А НЕ ВДАЛИ ОТ НЕГО.

УПОМИНАНИЕ ВТОРОЕ. Описывается конец Куликовской битвы. Мамай разбит и бежит со своими князьями и малочисленной дружиной. Его воины, брошенные на произвол судьбы, подвергаются избиению и частью тонут в реке. Их гонят до реки Мечи. «И побеже Мамай со князи своими в мале дружине. И мнози татарове оружием падоша от крестьяньскаго воиньства, пособием Божиа Матере и великаго чудотворца Петра, а друзии в реце истопоша. И гониша их до реки до Мечи» [477:3], том 7, лист 97, оборот. См. рис. 6.75.

Рис. 6.75. Войска Мамая прижаты к реке Мече. Идет избиение. Некоторые бросаются в реку и тонут там. Взято из [477:3], том 7, лист 97, оборот

Итак, в конце битвы войско Мамая было прижато к реке Мече и разгромлено. Насколько далеко пришлось гнать мамаевцев от поля боя до реки Мечи, летопись не уточняет. Но раз сражающимся было ТЕСНО между Доном и Мечей, то ясно, что далеко гнать не пришлось. Меча должна была быть совсем рядом, за спиной противника. Далее, говорится, что некоторые из бежавших потонули в реке. В какой именно — опять не сказано. Но, скорее всего, это должна была быть та самая Меча, к которой прижали разбитое войско Мамая.

УПОМИНАНИЕ ТРЕТЬЕ. По сути дела здесь еще раз повторено то же самое, что и в предыдущем рассказе: противник разбит, подвергается истреблению, тонет в реке. Затем говорится, что мамаевцев преследовали до реки Мечи и до их станов. Отсюда можно понять, что стан Мамая был рядом с рекой Мечой или за ней, поскольку преследование велось до реки Мечи и до станов. «Видевше же крестяне, яко татарове побегоша с Мамаем, и погонитца за ними вслед их, бьюще и секуще без милости. Бог бо невидимою силою устраши полки их и побегоша, даша плещи свои на раны. В погони же той овии татарове оружием падоша от крестьян, друзии в реце истопоша. И ГОНИША ДО МЕЧИ-РЕКИ, и тамо бежащих татар безчисленое множество избиено, гониша их до станов их, и полониша богатства много» [477:3], том 7, лист 106, оборот, 107.

УПОМИНАНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ. Куликовская битва окончена. На Куликовом поле идет погребение убитых воинов. Дмитрий Донской в своей речи о Куликовской битве, ВМЕСТО НЕПРЯДВЫ УПОМИНАЕТ РЕКУ МЕЧУ. «И паки рече сам князь великий: „Буди вам всем, братиа и друзщи, православнии крестиане, пострадавши за православуню веру и за все крестьянство НА ПОЛЕ КУЛИКОВЕ, МЕЖУ ДОНА И МЕЧИ, вечная память!“» [477:3], том 7, лист 111, оборот.

Значит, поле Куликово находилось между Доном и Мечой и ДОХОДИЛО ДО САМОЙ МЕЧИ. Кроме того, река Меча находилась за спиной войск Мамая, поскольку, когда они были разбиты и побежали, их гнали до этой реки.

Но тогда Меча — это то же самое, что Непрядва. Ведь точно в таких же словах летописи говорят и о реке Непрядве: Куликово поле находилось между Доном и Непрядвой. Непрядва, как и Меча, была в тылу у войск Мамая, см. выше.

Более того, если внимательно посмотреть на упоминания рек Непрядвы и Мечи в Лицевом Своде, при описании Куликовской битвы, то вырисовывается следующая картина.

В первой половине повествования о Куликовской поле, летопись несколько раз упоминает Непрядву как одну из двух рек, ограничивающих Куликово поле. Непрядва упоминается в Лицевом Своде ТРИ раза — на листе 78, на обороте листа 82 и на обороте листа 86 второго Остермановского тома. Четко сказано И НАРИСОВАНО, что поле Куликово находилось В УСТЬЕ НЕПРЯДВЫ и было заключено МЕЖДУ ДОНОМ И НЕПРЯДВОЙ. Причем, как мы уже говорили выше, перед началом битвы Непрядва РАЗДЕЛЯЛА ПРОТИВНИКОВ, протекая по краю поля битвы. А во время битвы — находилась у них в тылу. Это следует из того, что Дмитрий Донской, выехав на ПОЛЕ БОЯ В НОЧЬ ПЕРЕД БИТВОЙ, БЫЛ ОТДЕЛЕН ОТ ПРОТИВНИКА РЕКОЙ НЕПРЯДВОЙ, см. выше. Значит, чтобы попасть на поле боя, мамаевцы должны были перейти Непрядву и ОСТАВИТЬ ЕЕ У СЕБЯ В ТЫЛУ, на краю поля боя.

Потом летопись НАЧИСТО ЗАБЫВАЕТ О НЕПРЯДВЕ И БУКВАЛЬНО ТО ЖЕ САМОЕ ПОВТОРЯЕТ О РЕКЕ МЕЧЕ. Поле Куликово было заключено МЕЖДУ ДОНОМ И МЕЧОЙ, БОЙЦАМ БЫЛО ТЕСНО между этими двумя реками, МЕЧА НАХОДИЛАСЬ В ТЫЛУ У МАМАЕВЦЕВ, поскольку, когда они побежали, то оказались к ней прижаты.

Непрядва упоминается на листах 78, 82 и 86 второго Осермановского тома Лицевого Свода. Меча — на листах 91,97, 107 и 111 того же тома [477:3]. Таким образом, Лицевой Свод НЕ ПЕРЕМЕШИВАЕТ упоминания об этих двух реках. Сначала говорит об одной, потом то же самое — о другой. Получается, что ОДНА И ТА ЖЕ РЕКА НАЗВАНА В ПЕРВОЙ ЧАСТИ ЛЕТОПИСИ ИМЕНЕМ «НЕПРЯДВА», А ВО ВТОРОЙ — «МЕЧА».

Итак, Непрядва и Меча в описании Куликовской битвы — ОДНА И ТА ЖЕ РЕКА. Согласно нашей реконструкции, это — река ЯУЗА.

А как обстоят дела с рекой Мечой в тульской области? Очень плохо. Такая река там есть, но она совершенно не соответствует летописным описаниям. Тульская река Красивая Меча отстоит БОЛЕЕ, ЧЕМ НА 50 КИЛОМЕТРОВ ОТ НЕЧАЕВСКОГО «КУЛИКОВА ПОЛЯ». Получается, что Куликово поле «между Доном и Мечой» занимало площадь в сотни квадратных километров? И воинам быть «тесно» на таком огромном пространстве? Это очевидная бессмыслица.

Но — скажут нам — все-таки река Меча там есть! Не случайно же это! Наш ответ: скорее всего, случайно. Дело в том, что река Меча далеко не единственная в России. Рек с названием Меча, Моча и т. п. много. Поэтому нахождение некой реки Мечи на 50-километровом расстоянии от нечаевского «Куликова поля» ровным счетом ничего не говорит о подлинности этого поля. С тем же успехом мы можем указать реку МОЧУ, приток Пахры, на том же 50-километровом расстоянии от московских Кулишек. Отсюда вытекает лишь то, что вероятность найти реку с названием, очень похожим на «Меча», на площади в несколько сотен квадратных километров в средней России — достаточно велика.

Согласно же нашей реконструкции, Меча — это Яуза. Как и сказано в летописях, Меча = Непрядва = Яуза течет прямо по границе Куликова поля — московских Кулишек. Яуза ПОЛНОСТЬЮ ОТВЕЧАЕТ ВСЕМ ЛЕТОПИСНЫМ ОПИСАНИЯМ РЕКИ МЕЧИ — а они, как мы видели, совпадают с описаниями реки Непрядвы. Остается только один недоуменный вопрос: почему летопись называет Яузу — Мечой? Ведь она уже назвала ее раньше Непрядвой. И вообще, почему летопись называет одну и ту же реку разными именами?

На этот вопрос мы ответим в следующем разделе.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

2.19. Река Меча на Куликовом поле — та же Яуза-Непрядва. Где ты, поле Куликово?

2.19. Река Меча на Куликовом поле — та же Яуза-Непрядва

При описании Куликовской битвы почти все первоисточники упоминают некую реку под названием Меча. Чтобы понять, о какой именно реке идет речь, обратимся к Лицевому летописному своду как к наиболее подробному, иллюстрированному описанию битвы. Река Меча при описании Куликовской битвы упоминается в Лицевом своде ЧЕТЫРЕ раза. Выпишем их все.

УПОМИНАНИЕ ПЕРВОЕ. Самый разгар Куликовской битвы летопись описывает в таких словах. «И не можаху кони ступати по мертвым. Не токмо же оружим убивахуся, но сами себя бьюще, и под конскими ногами умираху, от великиа тесноты задыхахуся, ЯКО НЕМОЩНО БО ВМЕСТИТИСЯ НА ПОЛЕ КУЛИКОВЕ, МЕЖУ ДОНУ И МЕЧИ, множества ради многих сил сошедшеся» [25], том 7, лист 91, оборот. См. рис. 62.

Рис. 62. Разгар Куликовской битвы. Изображена стрелка двух рек — Дона и Мечи, между которыми зажато Куликово поле. Но ведь точно также оно было зажато между Доном и Непрядвой. См. рис. 36 выше. Значит, летопись здесь почему-то Непрядву назвала Мечой. Взято из [25], том 7, лист 91, оборот.

Итак, Куликово поле находилось МЕЖДУ ДОНОМ И МЕЧОЙ. Но ведь в других местах той же летописи говорится, что оно находилось МЕЖДУ ДОНОМ И НЕПРЯДВОЙ! Причем, как Непрядва, так и Меча, согласно летописям, протекали ПО КРАЮ ПОЛЯ БОЯ, а не вдали от него. Подчеркивается, что битва происходит буквально на берегах Мечи (в других местах — Непрядвы). Так написано не только в Лицевом своде. То же сообщает и Татищев на основании совсем других источников: «И бысть тяшчайший БОЙ У РЕКИ МЕЧИ. Тогда убиша под великим князем коня. Он же пересяде на другой конь, и того воскоре убиша, и самого великого князя тяжко раниша, он же едва с побоисча избеже» [53], том 5, с. 146. Здесь явно идет речь о самом разгаре Куликовской битвы, До начала преследования убегающего противника еще далеко. Войска бьются на самом Куликовом поле. А между тем, битва происходит НА БЕРЕГАХ МЕЧИ. Значит, РЕКА МЕЧА ПРОТЕКАЛА ПО КРАЮ КУЛИКОВА ПОЛЯ, А НЕ ВДАЛИ ОТ НЕГО.

УПОМИНАНИЕ ВТОРОЕ. Описывается конец Куликовской битвы. Мамай разбит и бежит со своими князьями и малочисленной дружиной. Его воины, брошенные на произвол судьбы, подвергаются избиению и частью тонут в реке. Их гонят до реки Мечи. «И побеже Мамай со князи своими в мале дружине. И мнози татарове оружием падоша от крестьяньскаго воиньства, пособием Божиа Матере и великаго чудотворца Петра, а друзии в реце истопоша. И гониша их до реки до Мечи» [25], том 7, лист 97, оборот. См. рис. 63.

Рис. 63. Войска Мамая прижаты к реке Мече. Идет избиение. Некоторые бросаются в реку и тонут там. Взято из [25], том 7, лист 97, оборот.

Итак, в конце битвы войско Мамая было прижато к реке Мече и разгромлено. Насколько далеко пришлось гнать мамаевцев от поля боя до реки Мечи, летопись не уточняет. Но раз сражающимся было ТЕСНО между Доном и Мечей, то ясно, что далеко гнать не пришлось. Меча должна была быть совсем рядом, за спиной противника. Далее, говорится о том, что некоторые из бежавших потонули в реке. В какой именно — опять не сказано. Но, скорее всего, это должна была быть та самая Меча, к которой прижали разбитое войско Мамая.

УПОМИНАНИЕ ТРЕТЬЕ. По сути дела здесь еще раз повторено то же самое, что и в предыдущем упоминании: противник разбит, подвергается истреблению, тонет в реке. Затем говорится, что мамаевцев преследовали до реки Мечи и до их станов. Отсюда можно понять, что стан Мамая был рядом с рекой Мечой или за ней, поскольку преследование велось до реки Мечи и до станов. «Видевше же крестяне, яко татарове побегоша с Мамаем, и погониша за ними вслед их, бьюще и секуще без милости. Бог бо невидимою силою устраши полки их и побегоша, даша плещи свои на раны. В погони же той овии татарове оружием падоша от крестьян, друзии в реце истопоша. И ГОНИША ДО МЕЧИ-РЕКИ, и тамо бежащих татар безчисленое множество избиено, гониша их до станов их, и полониша богатства много» [25], том 7, лист 106, оборот, 107.

УПОМИНАНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ. Куликовская битва окончена. На Куликовом поле идет погребение убитых воинов. Дмитрий Донской в своей речи о Куликовской битве, ВМЕСТО НЕПРЯДВЫ УПОМИНАЕТ РЕКУ МЕЧУ. «И паки рече сам князь великий: „Буди вам всем, братиа и друзщи, православнии крестиане, пострадавши за православуню веру и за все крестьянство НА ПОЛЕ КУЛИКОВЕ, МЕЖУ ДОНА И МЕЧИ, вечная память!“» [25].

Значит, поле Куликово находилось между Доном и Мечой и ДОХОДИЛО ДО САМОЙ МЕЧИ. Кроме того, река Меча находилась за спиной войск Мамая, поскольку, когда они были разбиты и побежали, их гнали до этой реки.

Но тогда Меча — это то же самое, что Непрядва. Ведь точно в таких же словах летописи говорят и о реке Непрядве: Куликово поле находилось между Доном и Непрядвой. Непрядва, как и Меча, была в тылу у войск Мамая, см. выше.

Более того, если внимательно посмотреть на упоминания рек Непрядвы и Мечи в Лицевом своде, при описании Куликовской битвы, то вырисовывается следующая картина.

В первой половине повествования о Куликовской поле, летопись несколько раз упоминает Непрядву как одну из двух рек, ограничивающих Куликово поле. Непрядва упоминается в Лицевом своде ТРИ раза — на листе 78, на обороте листа 82 и на обороте листа 86 второго Остермановского тома. Четко сказано И НАРИСОВАНО, что поле Куликово находилось В УСТЬЕ НЕПРЯДВЫ и было заключено МЕЖДУ ДОНОМ И НЕПРЯДВОЙ. Причем, как мы уже говорили выше, перед началом битвы Непрядва РАЗДЕЛЯЛА ПРОТИВНИКОВ, протекая по краю поля битвы. А во время битвы — находилась у них в тылу. Это следует из того, что Дмитрий Донской, выехав на ПОЛЕ БОЯ В НОЧЬ ПЕРЕД БИТВОЙ, БЫЛ ОТДЕЛЕН ОТ ПРОТИВНИКА РЕКОЙ НЕПРЯДВОЙ, см. выше. Значит, чтобы попасть на поле боя, мамаевцы должны были перейти Непрядву и ОСТАВИТЬ ЕЕ У СЕБЯ В ТЫЛУ, на краю поля боя.

Потом летопись НАЧИСТО ЗАБЫВАЕТ О НЕПРЯДВЕ И БУКВАЛЬНО ТО ЖЕ САМОЕ ПОВТОРЯЕТ О РЕКЕ МЕЧЕ. Поле Куликово было заключено МЕЖДУ ДОНОМ И МЕЧОЙ, БОЙЦАМ БЫЛО ТЕСНО между этими двумя реками, МЕЧА НАХОДИЛАСЬ В ТЫЛУ У МАМАЕВЦЕВ, поскольку, когда они побежали, то оказались к ней прижаты.

Непрядва упоминается на листах 78, 82 и 86 второго Остермановского тома Лицевого свода. Меча — на листах 91, 97, 107 и 111 того же тома [25]. Таким образом, Лицевой свод НЕ ПЕРЕМЕШИВАЕТ упоминания об этих двух реках. Сначала говорит об одной, потом то же самое о другой. Получается, что ОДНА И ТА ЖЕ РЕКА НАЗВАНА В ПЕРВОЙ ЧАСТИ ЛЕТОПИСИ ИМЕНЕМ «НЕПРЯДВА». А ВО ВТОРОЙ — «МЕЧА».

Итак, Непрядва и Меча в описании Куликовской битвы — ОДНА И ТА ЖЕ РЕКА. Согласно нашей реконструкции, это река ЯУЗА.

А как обстоят дела с рекой Мечой в тульской области? Очень плохо. Такая река там есть, но она совершенно не соответствует летописным описаниям. Тульская река Красивая Меча отстоит БОЛЕЕ ЧЕМ НА 50 КИЛОМЕТРОВ ОТ НЕЧАЕВСКОГО «КУЛИКОВА ПОЛЯ». Получается, что Куликово поле «между Доном и Мечой» занимало площадь в сотни квадратных километров? И воинам было «тесно» на таком огромном пространстве? Это очевидная бессмыслица.

Но — скажут нам — все-таки река Меча там есть! Неслучайно же это! Наш ответ: скорее всего, случайно. Дело в том, что река Меча далеко не единственная в России. Рек с названием Меча, Моча и т. п. много. Поэтому нахождение некой реки Мечи на 50-километровом расстоянии от нечаевского «Куликова поля» ровным счетом ничего не говорит о подлинности этого поля. С тем же успехом мы можем указать реку МОЧУ, приток Пахры, на том же 50-километровом расстоянии от московских Кулишек. Отсюда вытекает лишь то, что вероятность найти реку с названием, очень похожим на «Меча», на площади в несколько сотен квадратных километров в средней России — достаточно велика.

Согласно же нашей реконструкции, Меча — это Яуза. Как и сказано в летописях, Меча = Непрядва = Яуза течет прямо по границе Куликова поля — московских Кулишек. Яуза ПОЛНОСТЬЮ ОТВЕЧАЕТ ВСЕМ ЛЕТОПИСНЫМ ОПИСАНИЯМ РЕКИ МЕЧИ — а они, как мы видели, совпадают с описаниями реки Непрядвы. Остается только один недоуменный вопрос: почему летопись называет Яузу Мечой? Ведь она уже назвала ее раньше Непрядвой. И вообще, почему летопись называет одну и ту же реку разными именами?

На этот вопрос мы ответим в следующем разделе.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

1.14. Река Непрядва на Куликовом поле – река Яуза в Москве |  Глава 1. Куликовская битва в Москве  | Часть 1. Куликово поле  |  Читать онлайн, без регистрации

1.14. Река Непрядва на Куликовом поле – река Яуза в Москве

Куликовская битва происходила на реке Непрядве (ПСРЛ, т. 37, с. 76). Эта знаменитая речка упоминается МНОГО РАЗ во всех летописях, говорящих о Куликовской битве. Река Непрядва, по описанию летописи, протекала ПРЯМО ПО ПОЛЮ БИТВЫ.

Может ли мы указать реку Непрядву в Москве?

Поразительно, что эта речка действительно есть, причем – там, где ей и следует быть – на московских Кулишках. Это – река Яуза, в устье которой и находятся Московские Кулишки. Это место называется сегодня ЯУЗСКИЕ ВОРОТА.

На первый взгляд между названиями Непрядва и Яуза нет ничего общего. По звучанию – да, действительно. Слова разные. НО ПО СВОЕМУ ЗНАЧЕНИЮ эти два слова тождествены. В самом деле – что означает русское слово «Непрядва»? «Прядать» по русски значит дергаться, совершать резкое движение. Например, «прянуть в сторону» значит «рвануться в сторону». Про лошадей говорят: «прядает ушами», то есть «подергивает ушами». В. И. Даль: «ПРЯДАТЬ, ПРЯНУТЬ, ПРЯДЫВАТЬ – прыгать, скакать, сигать; метаться швырком … Серны, прядая с холма на холм (Державин) … Прядать из окна, выпрыгнуть … Прядать в окно, впрыгнуть … ПРЯДУН[уна], сиб. водопад, ручей, падающий со скалы» [51], т. 3, ст. 1392–1393.

Поэтому Непрядва – «недергатощаяся», спокойная речка. А что такое Яуза по-русски?

Слово УЗА означает связь, ограничение. В. И. Даль: «УЗА, … УЗЫ – вязи, цепи, оковы» [51], т. 4, ст. 970. От того же корня – УЗДА, ограничивающая движение лошади, не дающая ей метнутся, ПРЯНУТЬ в ненужную сторону.

Итак, УЗДА (уза) не дает ПРЯДАТЬ. А потому ЯУЗА и НЕПРЯДВА, по сути, одно и то же название. ЯУЗА – река с некими наложенными на нее узами (например, с укрепленными берегами). А НЕПРЯДВА – НЕ ПРЯДАЮЩАЯ, не выходящая за поставленные пределы река. Возможно, московская река Яуза-Непрядва получила свое название потому, что не разливалась или мало разливалась, НЕ ПРЯДАЛА из-за высоких или как-то укрепленных берегов, которыми была заУЖЕНА. Конечно, мы не настаиваем на именно таком объяснении. Важно лишь, что ЯУЗА и НЕПРЯДВА – два названия, ОБОЗНАЧАЮЩИЕ ОДНО И ТО ЖЕ. Итак, ЯУЗА = НЕПРЯДВА.

Среди московских речек есть еще одна, название которой близко к слову НЕПРЯДВА – река НАПРУДНАЯ (Самотека) [59], с. 54. Река Напрудная расположена, по сути дела, на московском Куликовом поле, которое занимало довольно большое пространство. В него входили и Кулишки (Яузские ворота) и Куличково = «Кучково» поле (Сретенка). Сообщается следующее: "Главная, так сказать, становая возвышенность направляется … сначала по течению РЕЧКИ НАПРУДНОЙ (Самотека), а потом НЕГЛИННОЙ прямо в Кремль; … идет по СРЕТЕНКЕ и Лубянке (ДРЕВНИМ КУЧКОВЫМ ПОЛЕМ) и вступает … в Китай-город" [59], с. 54. Все это – места обширного Куликова поля в Москве.

Сегодня в Москве это старое название сохранили улицы Напрудные 1-я и 2-я, Напрудный переулок, Прудовая улица, Прудовой проезд и т. д. См. [159]. Более того, к северу от Кремля НА ЯУЗЕ было село НАПРУДСКОЕ [151], с. 125. Что еще более сближает Яузу с Непрядвой.

Кстати, название Непрядва в некоторых местах современных изданий «Задонщины» выделено курсивом (хотя имеются, конечно, «Непрядвы» и без курсива). В этих местах текста «Задонщины» название «Непрядва» было «реконструировано», см. выше.

Однако нам могут возразить, что на карте Тульской области, не очень далеко от того места, куда историки помещают Куликовскую битву, протекает речка Непрядва. Причем ее название в точности такое, как в русских летописях – «Непрядва».

Да, сегодня это так. Но не исключено, что речка Непрядва появилась на карте Тульской области лишь «стараниями» помещика Нечаева, на чьих землях она протекала. И произошло это лишь в первой половине XIX века, когда Нечаев предпринимал свои «исторические изыскания» с целью определить место Куликовской битвы. После некоторого раздумья и поисков он «счастливо обнаружил» пропавшее из поля зрения историков Куликово поле в своем собственном имении под Тулой. Историки не стали придираться к таким «мелочам», как полное отсутствие вещественных доказательств, и быстро согласились с выводом Нечаева. С тех пор принято считать, что Куликово поле находилось именно там, где его указал Нечаев – под Тулой.

Это нетрудно проверить. Обратимся к географическим описаниям России второй половины XVIII века. В то время Нечаев еще не успел совершить своего «великого открытия». Поэтому интересно выяснить – знали ли географы XVIII века хоть что-нибудь о реке Непрядве, притоке Дона, в Тульской области? Реке, кстати, весьма знаменитой в русских летописях и потому, вряд ли ускользнувшей от внимания ученых.

Воспользуемся объемистым трудом Харитона Чеботарева, напечатанным в Типографии Московского Университета в 1776 году под длинным названием: «Географическое и методическое описание Российской Империи, с надлежащим введением к основательному познанию Земнаго шара и Европы вообще, для наставления обучающихся при императорском Московском университете юношества, из лучших новейших и достоверных писателей собранное трудами университетскаго питомца Харитона Чеботарева». Книга эта была официально одобренным источником сведений по географии России. Она снабжена посвящениями сразу двум высокопоставленным чиновникам того времени, кураторам Московского университета «его превосходительству господину Тайному советнику, сенатору, императорскаго московскаго Университета куратору и орденов святаго Александра Невскаго и святыя Анны кавалеру, Василыо Евдокимовичу Адодурову» и «его превосходительству господину Тайному советнику, императорскаго московскаго Университета куратору, вольнаго Российская собрания, при том же Университете учрежденная, почтеннейшему председателю, и Лейпцигскаго Общества свободных наук члену, Ивану Ивановичу Мелиссино». Книга Чеботарева содержит в себе 540 страниц и включает подробный географический указатель. Она охватывает все губернии Российской империи и перечисляет принадлежащие к ним все сколь-нибудь значительные города, монастыри, остроги, крепости, реки, озера и т. п.

Итак, что знает Харитон Чеботарев о реке Непрядве? Оказывается – НИЧЕГО. В указателе географических имен к его книге такое название вообще отсутствует. (В нашей книге «Потерянные Евангелия», Москва, «Астрель», 2008, с. 587, мы приводим фотографию соответствующей страницы указателя к книге Чеботарева). Вот полный перечень сведений, которые сообщает Чеботарев о реке Дон и ее притоках:

«Дон, Tanais, le Don, а от Татар Туною или Дуною называемый, выходит неподалеку от Тулы из Иван-озера, и протекши всю Воронежскую губернию, впадает при Азове в тамошний залив, Азовским морем называемый».

И далее: «Из многих рек, текущих по сей (Воронежской – Авт.) губернии, пред прочими достопамятны следующия:

1) ДОН…

2) ЦНА, … небольшая река, которая по соединении с МОКШЕЮ … впадает в ОКУ.

3) ВОРОНЕЖ …, хотя не великая, но по соединении с УСМАНОМ, толь глубокая река, что вешною водою в Дон прохаживали по ней военные корабли с 70 пушек и более …

4) ХОПЕР… не малая река … по соединении с Бузулуком, впадающая в ту же реку Дон…

5) МЕЧА … и СОСНА …, равным образом посредственныя реки, впадающие в тот же Дон…

6) ДОНЕЦ… или северной Донец, также не малая река … Сия река в своем течении принимает в себя много других не малых рек, как то с правой стороны текут в нея ТОРБ, БАХМУТ, ЛУГАНЬ и КУНДРУША; а с левой БЕЛАЯ, ОСКОЛ и АЙДАР» См. страницы 364–365 книги Чеботарева.

Получается, что река Непрядва, приток Дона, по мнению русского географа XVIII века Харитона Чеботарева либо вообще не существовала (в его время), либо была «недостаточно достопамятна» и упоминания не заслуживала. Но как же тогда быть с летописными известиями о том, что именно на реке Непрядве произошла величайшая в русской истории Куликовская битва? Вряд ли Чеботарев совершенно ничего не знал об этом. Ведь к его времени русские летописи были уже «счастливо обнаружены» и введены в научный оборот. Поэтому, скорее всего, о летописной Непрядве, на которой произошла Куликовская битва, Чеботарев знал.

Но тогда получается, что он ничего не знал о современной ему реке Непрядве, притоке Дона. Иначе как он мог не включить ее в число достопамятных рек? Неужели Куликовская битва – недостаточная причина, чтобы сделать реку Непрядву достопамятной?

Итак, повторим наше предположение. Скорее всего, река Непрядва, приток Дона, появилась в Тульской области лишь после того, как в начале XIX века помещик Нечаев, владевший этими местами, решил «доказать», что Куликовская битва произошла именно здесь. С этой целью он, по-видимому, и переименовал небольшую речушку в своих владениях, дав ей летописное имя «Непрядва», вычитанное из сказаний о Куликовом побоище. Неудивительно, что географы, писавшие свои труды до Нечаева, об этой «тульской Непрядве» ничего не знали.

velib.com