Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
1480 г. «Стояние на реке Угре» и конец Золотоордынского ига. 1480 г.

«Стояние на реке Угре» и конец Золотоордынского ига. 1480 г. 1480 г


СТОЯНИЕ НА УГРЕ 1480 г.. 100 знаменитых сражений

СТОЯНИЕ НА УГРЕ

1480 г.

После продолжительного стояния на берегах реки Угры татары, не дав боя, начали отступление. Бескровная победа была обеспечена дипломатическими и внутриполитическими успехами Ивана III. Стояние на Угре положило конец татаро-монгольскому игу на Руси.

Вероятно, многим приходилось видеть игру в преферанс опытных картежников. Раздаются карты, идет заказ. Те двое, кто не играет, открывают карты и внимательно их изучают. Затем все соглашаются, что играющий, например, недоберет одну взятку, и записываются заработанные очки. Зачем играть, если и так все ясно?

Не удивляйтесь тому, что в нашей книге есть и эпизод, описанный в этой главе. Назовем его знаменитым несостоявшимся сражением. Окончательное освобождение Руси из-под монголо-татарского ига не было добыто в бою. Оно было зафиксировано в 1480 г. на реке Угре.

* * *

После Куликовской битвы возвышение Москвы уже проходило практически без остановок. Потомки Дмитрия Донского покоряли русские княжества, расширяли границы государства, выходили из-под власти Орды. В 1462 г. Московское княжество возглавил выдающийся русский государственный деятель Иван Васильевич. Именно его уже открыто стали называть «Государем всея Руси» и царем.

Иван III (1462–1505) еще при жизни отца – Василия Темного – был соправителем княжества, водил войска покорять мятежных князей, участвовал в принятии важных внутри– и внешнеполитических решений. Поэтому, придя к власти, он уже был опытным дипломатом и политиком. Иван III действовал сразу в нескольких направлениях, дабы добиться признания, уважения и единоличной власти над русскими землями.

В ходе долгой борьбы Иван покорил Нижний Новгород, Рязань и Тверь. Москве поклонился Псков и сам «Господин Великий Новгород». После двух «карательных» походов московских войск купеческая республика вошла в состав Московского государства со всей своей территорией.

Во второй половине XV в. территория Московии увеличилась в три раза. Земли ее простирались от р. Печоры и Северного Урала до устьев рек Невы и Нарвы, от Васильсурска на Волге до Любеча на Днепре.

Для укрепления международного авторитета Иван женился на племяннице бывшего византийского императора – Зое Палеолог (при замужестве она приняла имя Софья). Сама Москва была укреплена и украшена новыми архитектурными строениями, подчеркивавшими величие столицы. С определенного момента Иван работал над тем, чтобы выйти из-под власти татар.

На самом деле Орда переживала распад. Вместо одного государства образовалось несколько новых. Начиная с 1437 г., существовало три ханства: Крымское, Казанское и Астраханское. От Золотой Орды отделилось Сибирское царство на р. Иртыш.

Время от времени московские князья прекращали платить «выход». Так поступил и Иван Васильевич. Он ограничил свои выплаты хану лишь дарами. (Такие дары, кстати, преподносились ханам и в дальнейшем, чтобы предотвратить татарские набеги.) В 1472 г. хан Ахмед совершил набег на русские земли. Вскоре после этого Ивану удается воспользоваться междоусобицами в стане вековых угнетателей. Он привлекает на свою сторону крымского хана Менгли-гирея, ярого врага Ахмеда, и заключает с ним мир. От Крыма цепочка дружеских связей протянулась к Ногайской орде и Сибирскому ханству.

После похода московитов на Новгород Ахмед решил начать самые серьезные действия с целью ослабления Москвы. В Крыму при его поддержке происходит переворот, Менгли-гирей выслан. Устанавливаются союзнические связи с Литовским великим князем и еще более прочные – с польским королем Казимиром. Обоим правителям принадлежала часть русских земель, обоих беспокоило явное стремление Москвы восстановить Русь в границах едва ли не времен Владимира и Ярослава. Недаром и через несколько десятков лет литовский князь отказывался признавать за Московским государем право называть себя Государем всея Руси. Казимир обещал Ахмеду военную и материальную помощь, если тот решится воевать с Иваном.

В истории остался полулегендарный рассказ о том, как хан несколько раз присылал в Москву своих послов. Они якобы везли с собой изображение великого хана. Великие князья должны были кланяться этому изображению и выслушивать ханскую грамоту на коленях. Иван Васильевич уклонялся от этой постыдной обязанности, сказываясь больным. Наконец, когда Ахмед послал к нему послов с требованием дани, Иван разозлился, сломал изображение хана, истоптал его ногами и велел умертвить послов. Это, мол, и послужило главной причиной войны.

Ситуация же начала изменяться в положительном для Ивана III направлении. Менглигирей вернул себе ханство в Крыму, московский государь улучшил отношения со своими братьями, пообещав им прибавку к наследственным уделам, которыми они уже владели. Наконец, когда хан шел из волжских стран степью к берегам Оки, Иван III направил вниз по Волге на судах рать под командованием звенигородского воеводы Василия Ноздреватого и крымского царевича Нордоулата, брата Менглигирея. Они должны были совершить набег на Сарай, оставшийся практически без обороны.

С приближением татар в народе нарастала тревога. Не забыли москвичи опустошительных набегов Тохтамыша в 1382-м и Эдигея в 1402 г. Носились слухи о различных зловещих предзнаменованиях. То в Алексине звезды падали на землю и разбивались в искры, то в Москве колокола звонили сами собой. Иван Васильевич отправил навстречу татарам войско, которое возглавил его сын Иван, а сам оставался в Москве после этого еще шесть недель. Жену Софью государь послал в Дмитров, откуда она водным путем отправилась на Белоозеро, вместе с ней отбыла вся казна. Иван III самым очевидным образом не хотел открытого военного столкновения; эвакуация его семьи, собственное нахождение не в войсках вызывали все больше недовольства. Наоборот, расположила к себе народ мать Ивана Марфа, демонстративно не пожелавшая покинуть стольный град.

В конце концов князь оставил Москву и поехал к войску в Коломну. В это время его сын Иван стоял с войсками в Тарусе.

В лагере не было единого мнения насчет того, надо ли давать бой. Князь опять уехал в Москву. «Сам разгневал царя (имеется в виду Ахмед), не платил ему выходу, а теперь нас всех отдаешь царю и татарам». К Ивану Васильевичу обратилось и патриотически настроенное духовенство. Лидером этой партии был ростовский архиепископ Вассиан Рыло: «Если боишься, то передай своих воинов мне. Я хотя и стар, но не пощажу себя, не отвращу лица своего, когда придется стать против татар».

Однако Иван III продолжал гнуть свою линию. Этот правитель был расчетлив, хитер и спокоен. Представить себе его на Куликовом поле довольно сложно – слишком много жертв в своем же войске, слишком ничтожны конкретные результаты. Опасаясь народного восстания, Иван Васильевич перебрался в Красное Село недалеко от Москвы и отозвал из армии сына. Тот, накрученный агрессивно настроенными патриотами, отказался. По всей видимости, после этого Иван III понял, что ситуация может выйти из-под контроля. Как сказал по этому поводу историк Костомаров: «Время было роковое для самодержавных стремлений Ивана; он чувствовал, что народная воля способна еще проснуться и показать себя выше его воли. Опаснее было куда-нибудь бежать, чем отправиться на войну с татарами».

Тем временем хан Ахмед медленно шел по окраинам литовских земель, мимо Мценска, Любутска, Одоева и стал у Воротынска, ожидая помощи от Казимира. Но помощи он не дождался. Менгли-гирей напал на Подолье и тем самым отвлек силы союзников Ахмеда.

Продвигались и русские войска. По мнению военных историков, то, как Иван вел свои части, является примером прекрасной организации снабжения, обеспечения коммуникаций. Войска шли в полном составе, сытые, одетые и готовые к бою. Вероятно, изначально Иван находился со своей ратью в Коломне, поскольку Ахмед мог двинуться на Москву именно через нее. Поэтому же сын князя и стоял на Оке. Но Ахмед решил идти через литовские владения, поэтому оборона была перемещена на реку Угру, по которой проходил значительный отрезок границы Литвы с Московией.

Ахмед двинулся к Угре – к месту ее впадения в Оку около Калуги. Начались стычки с передовыми отрядами русских. Татары подошли к реке в начале октября. Бродов на Угре было предостаточно. Однако они или были неудобны для конницы (обрывистые берега), или открывались затем дорогами в лес. (А зачем коннице татар лес?) Кроме того, противоположный берег охраняли полки Ивана Ивановича и Андрея Меньшого. Основные же части стояли в Кременце, в 60 км от реки под командованием самого Ивана III. Князь специально не подводил их к реке, чтобы имелась возможность перехватить ордынское войско, если бы оно смогло все-таки переправиться – ведь отрезок границы по Угре в длину составлял около 100 км; где татары смогут пройти, было непонятно. Сам же Иван не спешил нападать. Он был на своей земле, приближались холода, войска могли понадобиться для войны с Литвой и ливонцами и после отхода Ахмеда.

Татары тем временем опасались переходить реку, видя, какие колоссальные силы теперь может собрать Москва. 8 октября они, правда, попытались переправиться в одном из немногих удобных мест с пологими берегами. Но с противоположного берега началась стрельба из луков и пушек, мертвые татары и лошади образовали плотину, ордынцы отступили. Затем была предпринята еще одна попытка – у Опкова городища, но и здесь оборонительные силы русских не дали противнику переправиться.

Между тем река начала замерзать. Морозы в тот год ударили исключительно рано. Уже 26 октября на Угре стал лед. Скоро река должна была превратиться в сплошной брод. Великий князь отошел от Кременца к Боровску, объявив, что здесь он намерен дать бой. Но сражение опять не состоялось. Измученный долгим стоянием и морозом, не дождавшись помощи, Ахмед отводил своих татар. До него дошло известие, что отряды русских разграбили Сарай.

Раздосадованный Ахмед шел по литовской земле и опустошал, разрушал все на своем пути. На Донце в январе 1481 г. Ахмед был атакован и убит ханом тюменской орды Иваком, который вскоре известил об этом своего союзника Ивана Васильевича, за что получил богатые дары.

Так закончилось владычество татар на Руси. Иван III покончил с монголо-татарским игом не решительным ударом, а всей двадцатилетней работой по укреплению страны, усилению своей власти. Сражение было не нужно.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

«Стояние на реке Угре» и конец Золотоордынского ига. 1480 г.

В памяти русского народа тяжелый период истории, называемый «ордынским игом», начинался в XIII в. трагическими событиями на реках Калке и Сити, длился почти 250 лет, но триумфально заканчивался на реке Угре в 1480 г. 

Иван III разрывает ханскую грамоту и топчет басму перед татарскими послами в 1478 г. Художник А.Д. Кившенко.

Значению Куликовской битвы 1380 г. всегда придавалось большое внимание, а московский князь Дмитрий Иванович, получивший после сражения почетную приставку к имени «Донской», является национальным героем. Но не меньший героизм проявляли и другие исторические персонажи, а некоторые события, возможно незаслуженно забытые, соизмеримы по своей значительности с битвой на Дону. События, что положили в 1480 г. конец игу Орды, известны в исторической литературе под общим названием «стояние на Угре» или «Угорщина». Они представляли собой цепь боев границе Руси между войсками великого московского князя Ивана III и хана Большой Орды Ахмата.

Сражение на реке Угре, положившее конец ордынскому игу.Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI в.

В 1462 г. московский великокняжеский трон унаследовал старший сын Василия II Темного Иван. Как руководитель внешней политики Московского княжества, Иван III знал, чего хотел: быть государем всей Руси, то есть объединить под своей властью все земли северо-востока и покончить с ордынской зависимостью. К этой цели великий князь шел всю жизнь и надо сказать успешно.

                     Государь всея Руси Иван III Васильевич Великий. Титулярник. XVII в.

К концу ХV века было почти завершено формирование основной территории Русского централизованного государства. Все столицы удельных княжеств Северо-Восточной Руси склонили голову перед Москвой: в 1464 г. было присоединено Ярославское княжество, а в 1474 г. – Ростовское. Вскоре такая же участь постигла Новгород: в 1472 г. частично, а в 1478 г. окончательно, Иван III перечеркнул сепаратистские тенденции части новгородского боярства и ликвидировал суверенитет Новгородской феодальной республики. Главный же символ новгородской вольности – вечевой колокол был им снят и отправлен в Москву.

Исторические слова, произнесенные при этом Иваном III: «Наше государство великих князей таково: вечю колоколу во отчине нашей в Новегороде не быти, посаднику не быти, а господарство свое нам держати»[1], стали девизом русских государей на несколько столетий вперед.

В то время как Московское государство мужало и крепло, Золотая Орда уже распалась на несколько самостоятельных государственных образований не всегда мирно уживающихся друг с другом. Сначала от нее отделились земли Западной Сибири с центром в городе Чинга-Тура (нынешняя Тюмень). В 40-е гг. на территории между Волгой и Иртышом к северу от Каспийского моря образовалась самостоятельная Ногайская Орда с центром в городе Сарайчик. Чуть позже на землях бывшей монгольской империи вокруг границ ее преемницы – Большой Орды возникли Казанское (1438 г.) и Крымское (1443 г.), а в 60-е гг. – Казахское, Узбекское и Астраханское ханства. Трон же золотоордынского царства и титул великого хана находился в руках Ахмата, чья власть распространялась на обширные территории между Волгой и Днепром.

Карта. Походы Ивана III.

В этот период взаимоотношения между объединяющейся Северо-Восточной Русью и распадающейся Ордой носили неопределенный характер. А в 1472 г. Иван III окончательно прекратил выплату дани ордынцам. Поход Ахмат-хана в 1480 г. стал последней попыткой вернуть Русь в подчиненное Орде положение.

Для похода был выбран подходящий момент, когда Иван III находился в плотном кольце врагов. На севере в районе Пскова разбойничал Ливонский орден, войска которого под руководством магистра фон дер Борха захватили обширные территории на севере страны.

С запада грозил войной польский король Казимир IV. Непосредственно с польской угрозой была связана и смута, возникшая внутри государства. Новгородские бояре, уповая на помощь Казимира и ливонцев, организовали заговор с целью перехода Новгорода под власть иноземцев. Во главе заговора стоял пользующийся большим влиянием у новгородцев архиепископ Феофил. Кроме того, в Москве подняли мятеж родные братья Ивана III удельные князья Андрей Большой и Борис Волоцкий, требующие увеличения территории уделов и усиления их влияния на управление государством. Оба мятежных князя запросили помощь у Казимира и тот обещал им всяческую поддержку.

Весть о новом походе ордынцев достигло Москвы в последних числах мая 1480 г. В Типографской летописи о начале нашествия сказано: «Прииде же весть великому князю, яко дополна царь Ахмат идеть со своею ордою и царевичи, уланы и князми, еще же и с королем во единой думе с Казимером, король бо и подвел его на великого князя…»[2].

Получив известие о выступлении Орды, великий князь должен был принять ответные меры как дипломатического, так и военного характера.

Создание коалиции с Крымским ханством, направленной против Большой Орды, началось Иваном III незадолго до начала нашествия. 16 апреля 1480 г. московское посольство во главе с князем И.И. Звенигородским-Звенцом отправилось в Крым. В Бахчисарае московский посол подписал с ханом Менгли-Гиреем договор о взаимопомощи. Русско-крымский союз имел оборонительно-наступательный характер по отношению к Казимиру и оборонительный по отношению к Ахмату. «А на Ахмата царя, – писал крымский хан к Ивану III, быти нам с тобой за один. Коли пойдет на меня царь Ахмат, и тобе моему брату великому князю Ивану, царевичей своих отпустити на орду с уланами и со князми. А потом на тебя Ахмат царь и мне Менгли-Гирею царю на Ахмата царя пойти или брата своего отпустити с своими людьми»[3].

Союз с Менгли-Гиреем был заключен, но сложность обстановки на границе Крыма и Великого княжества Литовского, а также относительная слабость Менгли-Гирея, как союзника, не позволяла надеяться на предотвращение ордынской агрессии только дипломатическими путями. Поэтому для обороны страны Иван III принял ряд действий и военного характера.

Фрагмент диорамы «Великое Стояние на реке Угре». Музей-диорама. Калужская область, Дзержинский район, с. Дворцы, Владимирский скит Калужской Свято-Тихоновой пустыни.

К началу нашествия Ахмата на южных границах Московского государства существовала глубоко эшелонированная система оборонительных сооружений. Эта Засечная черта состояла из городов-крепостей, многочисленных засек и земляных валов. При ее создании использовались все возможные защитные географические свойства местности: овраги, топкие болота, озера и особенно реки. Основная линия обороны южных границ тянулась по Оке. Эта часть Засечной черты именовалась «Окским береговым разрядом».

Служба по охране окского рубежа была введена Иваном III в обязательную повинность. Сюда, для защиты границ княжества, по очереди отправлялись крестьяне из не только ближних, но и дальних сел. Во время нашествий Орды – это пешее ополчение должно было выдержать первый натиск и удержать врага на пограничных рубежах до подхода главных сил. Принципы обороны рубежа также были разработаны военной администрацией великого князя заранее. Сохранившийся «Наказ угорским воеводам» это наглядно показывает[4].

Фрагмент диорамы «Великое Стояние на реке Угре». Музей-диорама. Калужская область, Дзержинский район, с. Дворцы, Владимирский скит Калужской Свято-Тихоновой пустыни.

В помощь войскам, несущим постоянную службу на южной «украине», в конце мая – начале июня великий князь направил в район Оки воевод с вооруженными отрядами. В Серпухов был наряжен сын Ивана III Иван Молодой. В Тарусу для подготовки города к обороне и организации отпора татарам отправился брат московского князя Андрей Меньшой. Кроме них в русских летописях, как один из руководителей обороны Засечной черты, упоминается дальний родственник Ивана III князь Василий Верейский.

Меры, принятые великим князем, оказались своевременными. Вскоре на правом берегу Оки появились отдельные вражеские разъезды. Этот факт нашел отражение в летописи: «Татарове же пришедше плениша Беспуту и отидоша»[5]. Первый удар, совершенный видимо с разведывательной целью, был нанесен по одной из правобережных приокских русских волостей, не прикрытой водной преградой от нападений со стороны степи. Но увидев, что русские войска заняли оборону на противоположном берегу, неприятель отошел.

Достаточно медленное выдвижение основных сил Ахмата позволило русскому командованию определить возможное направление главного удара Ахмата. Прорыв Засечной черты должен был проходить либо между Серпуховым и Коломной, либо ниже Коломны. Выдвижение великокняжеского полка под руководством воеводы князя Д.Д. Холмского к месту возможной встречи с противником завершилось в июле 1480 г.

На решительность целей Ахмата указывают конкретные факты, нашедшие свое отражение в летописных источниках. Войско Ахмата, по всей вероятности, включало в себя все наличные военные силы Большой Орды в то время. Согласно летописям, совместно с Ахматом выступил его племянник Касим, и еще шесть царевичей, имена которых в русских летописях не сохранились. Сравнивая с теми силами, что выставляла Орда раньше (например, нашествие Едигея в 1408 г., Мазовши в 1451 г.), можно сделать вывод о численном составе войска Ахмата. Речь идет о 80–90 тысячах воинов. Естественно, эта цифра не является точной, но она дает общее представление о масштабе вторжения.

Своевременное развертывание главных сил русских войск на оборонительных рубежах не дало возможность Ахмату форсировать Оку на центральном ее участке, что позволило бы ордынцам оказаться на кратчайшем направлении к Москве. Хан повернул войско к литовским владениям, где он мог успешно решить двойную задачу: во-первых, соединиться с полками Казимира, а во-вторых, без особых затруднений ворваться на территорию Московского княжества со стороны литовских земель. Об этом есть прямые известия в русских летописях: «…поиде к Литовскои земли, обходя реку Оку, а ожидая к себе короля на помочь или силы»[6].

Маневр Ахмата вдоль Окского рубежа был своевременно обнаружен русскими сторожевыми заставами. В связи с этим главные силы из Серпухова и Тарусы были переведены западнее, к Калуге и непосредственно на берег реки Угры. Туда же направлялись и полки, идущие на подкрепление великокняжеским войскам из различных русских городов. Так, например, к Угре прибыли силы тверского княжества[7] во главе с воеводами Михаилом Холмским и Иосифом Дорогобужским. Опередить ордынцев, раньше их выйти к берегам Угры, занять и укрепить все удобные для переправы места – такая задача стояла перед русскими войсками.

Движение Ахмата к Угре таило в себе большую опасность. Во-первых, эта река, как естественная преграда, значительно уступала Оке. Во-вторых, выходя к Угре, Ахмат продолжал оставаться в непосредственной близости от Москвы и при быстром форсировании водного рубежа мог достичь столицы княжества за 3 конных перехода. В-третьих, вступление ордынцев в пределы Литовской земли подталкивало Казимира к выступлению и усиливало вероятность соединения ордынцев с польскими войсками.

Все эти обстоятельства заставили московское правительство принять чрезвычайные меры. Одной из таких мер стало проведение совета. В обсуждении сложившейся ситуации приняли участие сын и соправитель великого князя Иван Молодой, его мать – князя инокиня Марфа, дядя – князь Михаил Андреевич Верейский, митрополит всея Руси Геронтий, архиепископ ростовский Вассиан и многие бояре. На совете был принят стратегический план действий, направленный на предотвращение вторжения ордынцев в русские земли. В нем предусматривалось одновременное решение нескольких различных по характеру задач.

Во-первых, было достигнуто соглашение с мятежными братьями об окончании «замятни». Прекращение феодального мятежа значительно укрепляло военно-политическое положение Русского государства перед лицом ордынской опасности, лишало Ахмата и Казимира одного из главных козырей в их политической игре. Во-вторых, было принято решение о переводе Москвы и ряда городов на осадное положение. Так, по словам Московской летописи, «…в осаде в граде Москве сел митрополит Геронтий, да великая княгиня инока Марфа, да князь Михаил Андреевич, да наместник московский Иван Юрьевич, и многое множество народа от многих градов»[8]. Проводилась частичная эвакуация столицы (из Москвы на Белоозеро отправлялись жена Ивана III великая княгиня Софья, малолетние дети и государственная казна). Частично эвакуировалось населения приокских городов, а гарнизоны в них укреплялись государевыми стрельцами из Москвы. В-третьих, Иван III распорядился о проведении дополнительной воинской мобилизации на территории Московского княжества. В-четвертых, было принято решение о рейде русских отрядов на территорию Орды для проведения отвлекающего удара. С этой целью вниз по Волге была направлена судовая рать под руководством служилого крымского царевича Нур-Даулета и князя Василия Звенигородского-Ноздроватого[9].

3 октября великий князь отправился из Москвы к полкам, охранявшим левый берег Угры. Прибыв к войску, Иван III остановился в городе Кременце, расположенном между Медынью и Боровском и находящемся в непосредственной близости от возможного театра военных действий. По свидетельству Московской летописи он «…ста на Кременце с малыми людми, а людей всех отпусти на Угру к сыну своему великому князю Ивану»[10]. Занятие позиции, расположенной на 50 км в тылу войск, развернутых вдоль берега Угры, обеспечивало центральному военному руководству надежную связь с главными силами и позволяло прикрыть путь на Москву в случае прорыва ордынских отрядов через заградительные заслоны русских войск.

Источники не сохранили официального летописного отчета об «Угорщине», отсутствуют росписи полков и воевод, хотя от времени Ивана III сохранилось немало воинских разрядов. Формально во главе армии стоял сын и соправитель Ивана III Иван Молодой, при котором находился его дядя – Андрей Меньшой. Фактически же военными действиями руководили старые испытанные воеводы великого князя, имевшие большой опыт ведения войны с кочевниками. Большим воеводой являлся князь Данила Холмский. Его соратниками были не менее известные полководцы – Семен Ряполовский-Хрипун и Данила Патрикеев-Щеня. Основная группировка войск была сосредоточена в районе Калуги, прикрывая устье Угры. Кроме того, русские полки были расставлены вдоль всего нижнего течения реки. Как сообщает Вологодско-Пермская летопись, великокняжеские воеводы «…ста по Оке и по Угре на 60 верстах» на участке от Калуги до Юхнова»[11].

Главная задача полков, разбросанных вдоль берега реки, состояла в предотвращении прорыва противника через Угру, а для этого необходимо было надежно защищать удобные для переправы места.

Непосредственная оборона бродов и перелазов была поручена пехоте. В местах, удобных для переправы, возводились укрепления, которые охранялись постоянными заставами. В состав таких застав входили пехотинцы и «огненный наряд», состоящий из стрельцов и артиллерийской прислуги.

Несколько иная роль отводилась коннице. Небольшие конные разъезды патрулировали берег между заставами и поддерживали тесную связь между ними. В их задачу входил также захват вражеских разведчиков, пытавшихся выяснить расположение русских отрядов на берегах Угры и разведать удобные места для форсирования реки. Большие конные полки спешили на помощь заставам, стоящим у переправ, лишь только определялось направление главного удара противника. Допускались и атакующие или разведывательные походы на противоположный, занятый врагом берег.

Таким образом, на широком фронте вдоль реки Угры была создана позиционная оборона с активными вылазками конных отрядов. Причем основной силой, находящейся в укрепленных узлах обороны у мест переправы, являлась пехота, оснащенная огнестрельным оружием.

Массовое использование русскими воинами огнестрельного оружия во время «стояние на Угре» отмечается всеми летописями. Применялись пищали – длинноствольные орудия, обладавшие прицельным и эффективным огнем. Использовались и так называемые тюфяки – огнестрельные орудия для стрельбы каменным или металлическим дробом на близкое расстояние по живой силе противника. «Огненный наряд» широко и с наибольшей пользой мог быть применен в позиционном, оборонительном сражении. Поэтому выбор именно оборонительной позиции на берегу Угры кроме выгодного стратегического положения диктовался еще и желанием эффективно использовать новый род войск в русской армии – артиллерию.

Навязываемая ордынцам тактика лишала тех возможности использовать преимущества своей легкой конницы во фланговых или обходных маневрах. Они вынуждены были действовать лишь во фронтальном наступлении на русские засеки, идти в лоб на пищали и тюфяки, на сомкнутый строй тежеловооруженных русских воинов.

Летописи сообщают, что Ахмат шел со всеми своими силами по правому берегу реки Оки через города Мценск, Любуцк и Одоев к Воротынску, городку, расположенному недалеко от Калуги близ впадения Угры в Оку. Здесь Ахмат собирался дождаться помощи от Казимира.

Но в это время крымский хан Менгли-Гирей по настоянию Ивана III начал боевые действия в Подолии, тем самым частично оттянув на себя войска и внимание польского короля. Занятый борьбой с Крымом и ликвидацией внутренних неурядиц тот не смог оказать содействие ордынцам.

Не дождавшись помощи поляков, Ахмат решил сам переправиться через реку в районе Калуги. Ордынские войска вышли к переправам на Угре 6–8 октября 1480 г. и развернули военные действия сразу в нескольких местах: «…татарове …же приидоша против князя Ондрея, а инии проти великого князя мнози, а овии против воевод вдруг приступиша»[12].

Противники сошлись лицом к лицу, разделяла их только речная гладь Угры (в наиболее широких местах до 120–140 м). На левом берегу у переправ и бродов выстроились русские лучники, были расположены пищали и тюфяки с пушкарями и пищальниками. Полки дворянской конницы в блестящих на солнце доспехах, с саблями находились в готовности ударить по ордынцам, если бы тем удалось где-нибудь уцепиться за наш берег. Сражение за переправы началось в час дня 8 октября и продолжалось по всей линии обороны почти четверо суток.

Русские воеводы с максимальной выгодой использовали преимущества своих войск в стрелковом вооружении и расстреливали ордынцев еще в воде. Им так и не удалось форсировать реку ни на одном участке. Особую роль в боях за переправы сыграл «огненный наряд». Ядра, дроб и картечь наносили значительный урон. Железо и камень прошивали насквозь бурдюки, которые использовались ордынцами для переправы. Лишенные поддержки лошади и всадники быстро выбивались из сил. Те, кого щадил огонь, шли на дно. Барахтающиеся в холодной воде ордынцы стали хорошей мишенью русским стрелкам, а сами они не могли использовать излюбленный прием – массированную стрельбу из луков. Долетавшие через реку на излете стрелы теряли свою убойную силу и практически не приносили вреда русским воинам. Несмотря на огромные потери, хан снова и снова гнал вперед свою конницу. Но все попытки Ахмата с хода форсировать реку окончились безрезультатно. «Царь же не возможе берег взяти и отступи от реки от Угры за две версты и ста в Лузе» – сообщает Вологодско-Пермская летопись[13].

Новую попытку осуществить переправу ордынцы предприняли в районе Опакова городища. Здесь условия местности позволяли скрытно сосредоточить конницу на литовском берегу, а затем сравнительно легко форсировать мелководную реку. Однако русские воеводы внимательно следили за передвижением татар и умело маневрировали полками. В результате, на переправе ордынцев встретила не малочисленная сторожевая застава, а крупные силы, которые отразили последнюю отчаянную попытку Ахмата.

Русское войско остановило Орду на пограничных рубежах и не пропустило неприятеля к Москве. Но окончательный перелом в борьбе с нашествием Ахмата еще не наступил. Грозное ордынское войско на берегах Угры сохранило свою боеспособность и готовность возобновить сражение.

В этих условиях Иван III начал дипломатические переговоры с Ахматом. К ордынцам отправилось русское посольство во главе с думным дьяком Иваном Товарковым. Но эти переговоры показали принципиальную несовместимость взглядов сторон на возможность достижения перемирия. Если Ахмат настаивал на продолжении властвования Орды над Русью, то Иван III рассматривал это требование как неприемлемое. По всей вероятности, переговоры были затеяны русскими лишь для того, чтобы как-то протянуть время и выяснить дальнейшие намерения ордынцев и их союзников, а также дождаться свежих полков Андрея Большого и Бориса Волоцкого, спешащих на подмогу. В конечном счете переговоры так ни к чему не привели.

Но Ахмат продолжал верить в успешное завершение предпринятого похода на Москву. В Софийской летописи есть фраза, которую летописец вложил в уста ордынского хана по окончанию неудачных переговоров: «Дай Бог зиму на вас, и реки все станут, ино много дорог будет на Русь»[14]. Установление ледового покрова на порубежных реках существенно меняло обстановку для противоборствующих сторон и не в пользу русских. Поэтому великим князем были приняты новые оперативно-тактические решения. Одним из таких решений был перевод основных русских сил от левого берега реки Угры на северо-восток в район городов Кременец и Боровск. Сюда же, на помощь главным силам, двигались свежие полки, набранные на севере. В результате этой передислокации ликвидировался растянутый в длину фронт, который при потере такого естественного защитного рубежа, каким являлась Угра, существенно ослаблялся. Кроме того, в районе Кременца формировался мощный кулак, быстрое перемещение которого позволило бы преградить дорогу ордынцам на возможном пути наступления на Москву. Отвод войск от Угры начался сразу после 26 октября. Причем войска отводились сначала к Кременцу, а затем еще дальше в глубь страны, к Боровску, где великого князя Ивана III поджидали прибывшие из Новгородской земли войска его братьев. Перенос позиции с Кременца в Боровск был сделан вероятнее всего потому, что новое расположение русских войск прикрывало путь на Москву не только со стороны Угры, но и со стороны Калуги; из Боровска можно было быстро переместить войска к среднему течению Оки между Калугой и Серпуховом, если бы Ахмат решил изменить направление главного удара. По словам Типографской летописи «…князь великий приидоша к Боровску, глаголюще яко – и на тех полях бой с ними поставим»[15].

Местность под Боровском была очень удобна для решающего сражения в том случае, если бы Ахмат все же решился перейти через Угру. Город располагался на правом берегу Протвы, на холмах с хорошим обзором. Покрытая густым лесом местность под Боровском не позволила бы Ахмату полностью использовать свою главную ударную силу – многочисленную конницу. Общий стратегический план русского командования не менялся – дать оборонительное сражение в выгодных для себя условиях и не допустить прорыва противника к столице.

Однако Ахмат не только не предпринял новую попытку перейти Угру и вступить в сражение, но 6 ноября начал отступать от русских рубежей. 11 ноября это известие достигло лагеря Ивана III. Маршрут отступления Ахмата проходил через города Мценск, Серенск и далее в Орду. Муртоза, самый энергичный из сыновей Ахмата, предпринял попытку разорить русские волости на правом берегу Оки. Как пишет летописец, захвачены были два сельца в районе Алексина. Но Иван III приказал своим братьям не мешкая выступить навстречу неприятелю. Узнав о приближении княжеских дружин Муртоза отступил.

На этом бесславно закончился последний поход Большой Орды на Русь. На берегах Оки и Угры была одержана решающая политическая победа – фактически свергнуто ордынское иго, тяготевшее над Русью более двух веков.

28 декабря 1480 г. великий князь Иван III возвратился в Москву, где был торжественно встречен ликующими горожанами. Война за освобождение Руси от ордынского ига была закончена.

Остатки воинства Ахмата бежали в степи. Против побежденного хана немедленно выступили соперники. Эта борьба закончилась его гибелью. В январе 1481 г. в донских степях утомленные долгим и бесплодным походом ордынцы потеряли бдительность и были настигнуты ногайским ханом Иваком. Убийство Ахмата мурзой Ямгурчеем привело к мгновенному распаду ордынского войска. Но решающим фактором, приведшим Ахмата к гибели, а его орду к разгрому было, конечно, их поражение в осенней кампании 1480 г.

Действия русского командования, приведшие к победе, имели некоторые новые черты, характерные уже не для удельной Руси, а для единого государства. Во-первых, строгая централизация руководства отражением нашествия. Все управление войсками, определение рубежей развертывания основных сил, выбор тыловых позиций, подготовка городов в тылу к обороне, все это находилось в руках главы государства. Во-вторых, сохранение на всех этапах противостояния постоянной и хорошо отлаженной связи с войсками, своевременное реагирование на быстро меняющуюся обстановку. И последнее, стремление действовать на широком фронте, умение собирать в кулак силы на наиболее опасных направлениях, высокая маневренность войск и отличная разведка.

Действия русских войск в ходе осенней кампании 1480 г. по отражению нашествия Ахмата – яркая страница в военной истории нашей страны. Если победа на Куликовом поле означала начало перелома в русско-ордынских отношениях – переход от пассивной обороны к активной борьбе за свержение ига, то победа на Угре означала конец ига и восстановление полного национального суверенитета Русской земли. Это крупнейшее событие ХV века, а воскресенье 12 ноября 1480 г. – первый день полностью независимого Русского государства – одна из важнейших дат в истории Отечества. ПCPЛ. T.26. M.-Л., 1959.

Памятник Великому Стоянию на реке Угре. Расположен в Калужской области на 176-м км автотрассы Москва-Киев у моста через реку. Открыт в 1980 г.Авторы: В.А. Фролов. М.А. Неймарк и Е.И. Киреев. 

____________________________________________________

[1] См.: Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. Полное собрание русских летописей (далее – ПСРЛ). Т. XII. СПб., 1901. С. 181.

[2] Цит. по: Boинcкиe повести Древней Руси. Л., 1985, С. 290.

[3] Калугин И.К. Дипломатические сношения России c Крымом в княжение Ивана III. M., 1855. С. 15.

[4] Разрядная книга 1475-1598 гг. M., 1966. С. 46.

[5] Воинские повести Древней Руси. С. 290.

[6] Mocкoвcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.25. M.-Л., 1949. С. 327.

[7] Tвepcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.15. CПб., 1863. Стб. 497-498.

[8] Mocкoвcкaя лeтoпиcь. С. 327.

[9] Черепнин Л.B. Oбpaзoвaниe pyccкoгo цeнтpaлизoвaннoгo гocyдapcтвa в XIV-XV вeкax. M., 1960. С. 881.

[10] Mocкoвcкaя лeтoпиcь. С. 327.

[11] Boлoгoдcкo-Пepмcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.26. M.-Л., 1959. С. 263.

[12]Tипoгpaфcкaя Aкaдeмичecкaя лeтoпиcь». ПЛДP. Bтopaя пoлoвинa XV в. M., 1982. С. 516.

[13] Boлoгoдcкo-Пepмcкaя лeтoпиcь. С. 264.

[14] Coфийcкaя-Львoвcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.20, ч.1. CПб, 1910-1914. С. 346.

[15] Boинcкиe пoвecти Дpeвнeй Pycи. С. 290.

автор Юрий Алексеев, ссылка на материал

multigood.ru

«Стояние на реке Угре» и конец Золотоордынского ига. 1480 г.

В памяти русского народа тяжелый период истории, называемый «ордынским игом», начинался в XIII в. трагическими событиями на реках Калке и Сити, длился почти 250 лет, но триумфально заканчивался на реке Угре в 1480 г. 

Значению Куликовской битвы 1380 г. всегда придавалось большое внимание, а московский князь Дмитрий Иванович, получивший после сражения почетную приставку к имени «Донской», является национальным героем. Но не меньший героизм проявляли и другие исторические персонажи, а некоторые события, возможно незаслуженно забытые, соизмеримы по своей значительности с битвой на Дону. События, что положили в 1480 г. конец игу Орды, известны в исторической литературе под общим названием «стояние на Угре» или «Угорщина». Они представляли собой цепь боев границе Руси между войсками великого московского князя Ивана III и хана Большой Орды Ахмата.

Сражение на реке Угре, положившее конец ордынскому игу.Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI в.

В 1462 г. московский великокняжеский трон унаследовал старший сын Василия II Темного Иван. Как руководитель внешней политики Московского княжества, Иван III знал, чего хотел: быть государем всей Руси, то есть объединить под своей властью все земли северо-востока и покончить с ордынской зависимостью. К этой цели великий князь шел всю жизнь и надо сказать успешно.

Государь всея Руси Иван IIIВасильевич Великий.

Титулярник. XVII в. К концу ХV века было почти завершено формирование основной территории Русского централизованного государства. Все столицы удельных княжеств Северо-Восточной Руси склонили голову перед Москвой: в 1464 г. было присоединено Ярославское княжество, а в 1474 г. – Ростовское. Вскоре такая же участь постигла Новгород: в 1472 г. частично, а в 1478 г. окончательно, Иван III перечеркнул сепаратистские тенденции части новгородского боярства и ликвидировал суверенитет Новгородской феодальной республики. Главный же символ новгородской вольности – вечевой колокол был им снят и отправлен в Москву.Исторические слова, произнесенные при этом Иваном III: «Наше государство великих князей таково: вечю колоколу во отчине нашей в Новегороде не быти, посаднику не быти, а господарство свое нам держати»[1], стали девизом русских государей на несколько столетий вперед.

Карта. Походы Ивана III.

В то время как Московское государство мужало и крепло, Золотая Орда уже распалась на несколько самостоятельных государственных образований не всегда мирно уживающихся друг с другом. Сначала от нее отделились земли Западной Сибири с центром в городе Чинга-Тура (нынешняя Тюмень). В 40-е гг. на территории между Волгой и Иртышом к северу от Каспийского моря образовалась самостоятельная Ногайская Орда с центром в городе Сарайчик. Чуть позже на землях бывшей монгольской империи вокруг границ ее преемницы – Большой Орды возникли Казанское (1438 г.) и Крымское (1443 г.), а в 60-е гг. – Казахское, Узбекское и Астраханское ханства. Трон же золотоордынского царства и титул великого хана находился в руках Ахмата, чья власть распространялась на обширные территории между Волгой и Днепром.

В этот период взаимоотношения между объединяющейся Северо-Восточной Русью и распадающейся Ордой носили неопределенный характер. А в 1472 г. Иван III окончательно прекратил выплату дани ордынцам. Поход Ахмат-хана в 1480 г. стал последней попыткой вернуть Русь в подчиненное Орде положение.

Для похода был выбран подходящий момент, когда Иван III находился в плотном кольце врагов. На севере в районе Пскова разбойничал Ливонский орден, войска которого под руководством магистра фон дер Борха захватили обширные территории на севере страны.

С запада грозил войной польский король Казимир IV. Непосредственно с польской угрозой была связана и смута, возникшая внутри государства. Новгородские бояре, уповая на помощь Казимира и ливонцев, организовали заговор с целью перехода Новгорода под власть иноземцев. Во главе заговора стоял пользующийся большим влиянием у новгородцев архиепископ Феофил. Кроме того, в Москве подняли мятеж родные братья Ивана III удельные князья Андрей Большой и Борис Волоцкий, требующие увеличения территории уделов и усиления их влияния на управление государством. Оба мятежных князя запросили помощь у Казимира и тот обещал им всяческую поддержку.

Весть о новом походе ордынцев достигло Москвы в последних числах мая 1480 г. В Типографской летописи о начале нашествия сказано: «Прииде же весть великому князю, яко дополна царь Ахмат идеть со своею ордою и царевичи, уланы и князми, еще же и с королем во единой думе с Казимером, король бо и подвел его на великого князя...»[2].

Получив известие о выступлении Орды, великий князь должен был принять ответные меры как дипломатического, так и военного характера.

Создание коалиции с Крымским ханством, направленной против Большой Орды, началось Иваном III незадолго до начала нашествия. 16 апреля 1480 г. московское посольство во главе с князем И.И. Звенигородским-Звенцом отправилось в Крым. В Бахчисарае московский посол подписал с ханом Менгли-Гиреем договор о взаимопомощи. Русско-крымский союз имел оборонительно-наступательный характер по отношению к Казимиру и оборонительный по отношению к Ахмату. «А на Ахмата царя, – писал крымский хан к Ивану III, быти нам с тобой за один. Коли пойдет на меня царь Ахмат, и тобе моему брату великому князю Ивану, царевичей своих отпустити на орду с уланами и со князми. А потом на тебя Ахмат царь и мне Менгли-Гирею царю на Ахмата царя пойти или брата своего отпустити с своими людьми»[3].

Союз с Менгли-Гиреем был заключен, но сложность обстановки на границе Крыма и Великого княжества Литовского, а также относительная слабость Менгли-Гирея, как союзника, не позволяла надеяться на предотвращение ордынской агрессии только дипломатическими путями. Поэтому для обороны страны Иван III принял ряд действий и военного характера.

Фрагмент диорамы «Великое Стояние на реке Угре». Музей-диорама. Калужская область, Дзержинский район, с. Дворцы, Владимирский скит Калужской Свято-Тихоновой пустыни.

К началу нашествия Ахмата на южных границах Московского государства существовала глубоко эшелонированная система оборонительных сооружений. Эта Засечная черта состояла из городов-крепостей, многочисленных засек и земляных валов. При ее создании использовались все возможные защитные географические свойства местности: овраги, топкие болота, озера и особенно реки. Основная линия обороны южных границ тянулась по Оке. Эта часть Засечной черты именовалась «Окским береговым разрядом».

Служба по охране окского рубежа была введена Иваном III в обязательную повинность. Сюда, для защиты границ княжества, по очереди отправлялись крестьяне из не только ближних, но и дальних сел. Во время нашествий Орды – это пешее ополчение должно было выдержать первый натиск и удержать врага на пограничных рубежах до подхода главных сил. Принципы обороны рубежа также были разработаны военной администрацией великого князя заранее. Сохранившийся «Наказ угорским воеводам» это наглядно показывает[4].

Фрагмент диорамы «Великое Стояние на реке Угре». Музей-диорама. Калужская область, Дзержинский район, с. Дворцы, Владимирский скит Калужской Свято-Тихоновой пустыни.

В помощь войскам, несущим постоянную службу на южной «украине», в конце мая – начале июня великий князь направил в район Оки воевод с вооруженными отрядами. В Серпухов был наряжен сын Ивана III Иван Молодой. В Тарусу для подготовки города к обороне и организации отпора татарам отправился брат московского князя Андрей Меньшой. Кроме них в русских летописях, как один из руководителей обороны Засечной черты, упоминается дальний родственник Ивана III князь Василий Верейский.

Меры, принятые великим князем, оказались своевременными. Вскоре на правом берегу Оки появились отдельные вражеские разъезды. Этот факт нашел отражение в летописи: «Татарове же пришедше плениша Беспуту и отидоша»[5]. Первый удар, совершенный видимо с разведывательной целью, был нанесен по одной из правобережных приокских русских волостей, не прикрытой водной преградой от нападений со стороны степи. Но увидев, что русские войска заняли оборону на противоположном берегу, неприятель отошел.

Достаточно медленное выдвижение основных сил Ахмата позволило русскому командованию определить возможное направление главного удара Ахмата. Прорыв Засечной черты должен был проходить либо между Серпуховым и Коломной, либо ниже Коломны. Выдвижение великокняжеского полка под руководством воеводы князя Д.Д. Холмского к месту возможной встречи с противником завершилось в июле 1480 г.

На решительность целей Ахмата указывают конкретные факты, нашедшие свое отражение в летописных источниках. Войско Ахмата, по всей вероятности, включало в себя все наличные военные силы Большой Орды в то время. Согласно летописям, совместно с Ахматом выступил его племянник Касим, и еще шесть царевичей, имена которых в русских летописях не сохранились. Сравнивая с теми силами, что выставляла Орда раньше (например, нашествие Едигея в 1408 г., Мазовши в 1451 г.), можно сделать вывод о численном составе войска Ахмата. Речь идет о 80–90 тысячах воинов. Естественно, эта цифра не является точной, но она дает общее представление о масштабе вторжения.

Своевременное развертывание главных сил русских войск на оборонительных рубежах не дало возможность Ахмату форсировать Оку на центральном ее участке, что позволило бы ордынцам оказаться на кратчайшем направлении к Москве. Хан повернул войско к литовским владениям, где он мог успешно решить двойную задачу: во-первых, соединиться с полками Казимира, а во-вторых, без особых затруднений ворваться на территорию Московского княжества со стороны литовских земель. Об этом есть прямые известия в русских летописях: «...поиде к Литовскои земли, обходя реку Оку, а ожидая к себе короля на помочь или силы»[6].

Маневр Ахмата вдоль Окского рубежа был своевременно обнаружен русскими сторожевыми заставами. В связи с этим главные силы из Серпухова и Тарусы были переведены западнее, к Калуге и непосредственно на берег реки Угры. Туда же направлялись и полки, идущие на подкрепление великокняжеским войскам из различных русских городов. Так, например, к Угре прибыли силы тверского княжества[7] во главе с воеводами Михаилом Холмским и Иосифом Дорогобужским. Опередить ордынцев, раньше их выйти к берегам Угры, занять и укрепить все удобные для переправы места – такая задача стояла перед русскими войсками.

Движение Ахмата к Угре таило в себе большую опасность. Во-первых, эта река, как естественная преграда, значительно уступала Оке. Во-вторых, выходя к Угре, Ахмат продолжал оставаться в непосредственной близости от Москвы и при быстром форсировании водного рубежа мог достичь столицы княжества за 3 конных перехода. В-третьих, вступление ордынцев в пределы Литовской земли подталкивало Казимира к выступлению и усиливало вероятность соединения ордынцев с польскими войсками.

Все эти обстоятельства заставили московское правительство принять чрезвычайные меры. Одной из таких мер стало проведение совета. В обсуждении сложившейся ситуации приняли участие сын и соправитель великого князя Иван Молодой, его мать – князя инокиня Марфа, дядя – князь Михаил Андреевич Верейский, митрополит всея Руси Геронтий, архиепископ ростовский Вассиан и многие бояре. На совете был принят стратегический план действий, направленный на предотвращение вторжения ордынцев в русские земли. В нем предусматривалось одновременное решение нескольких различных по характеру задач.

Во-первых, было достигнуто соглашение с мятежными братьями об окончании «замятни». Прекращение феодального мятежа значительно укрепляло военно-политическое положение Русского государства перед лицом ордынской опасности, лишало Ахмата и Казимира одного из главных козырей в их политической игре. Во-вторых, было принято решение о переводе Москвы и ряда городов на осадное положение. Так, по словам Московской летописи, «...в осаде в граде Москве сел митрополит Геронтий, да великая княгиня инока Марфа, да князь Михаил Андреевич, да наместник московский Иван Юрьевич, и многое множество народа от многих градов»[8]. Проводилась частичная эвакуация столицы (из Москвы на Белоозеро отправлялись жена Ивана III великая княгиня Софья, малолетние дети и государственная казна). Частично эвакуировалось населения приокских городов, а гарнизоны в них укреплялись государевыми стрельцами из Москвы. В-третьих, Иван III распорядился о проведении дополнительной воинской мобилизации на территории Московского княжества. В-четвертых, было принято решение о рейде русских отрядов на территорию Орды для проведения отвлекающего удара. С этой целью вниз по Волге была направлена судовая рать под руководством служилого крымского царевича Нур-Даулета и князя Василия Звенигородского-Ноздроватого[9].

3 октября великий князь отправился из Москвы к полкам, охранявшим левый берег Угры. Прибыв к войску, Иван III остановился в городе Кременце, расположенном между Медынью и Боровском и находящемся в непосредственной близости от возможного театра военных действий. По свидетельству Московской летописи он «...ста на Кременце с малыми людми, а людей всех отпусти на Угру к сыну своему великому князю Ивану»[10]. Занятие позиции, расположенной на 50 км в тылу войск, развернутых вдоль берега Угры, обеспечивало центральному военному руководству надежную связь с главными силами и позволяло прикрыть путь на Москву в случае прорыва ордынских отрядов через заградительные заслоны русских войск.

Источники не сохранили официального летописного отчета об «Угорщине», отсутствуют росписи полков и воевод, хотя от времени Ивана III сохранилось немало воинских разрядов. Формально во главе армии стоял сын и соправитель Ивана III Иван Молодой, при котором находился его дядя – Андрей Меньшой. Фактически же военными действиями руководили старые испытанные воеводы великого князя, имевшие большой опыт ведения войны с кочевниками. Большим воеводой являлся князь Данила Холмский. Его соратниками были не менее известные полководцы – Семен Ряполовский-Хрипун и Данила Патрикеев-Щеня. Основная группировка войск была сосредоточена в районе Калуги, прикрывая устье Угры. Кроме того, русские полки были расставлены вдоль всего нижнего течения реки. Как сообщает Вологодско-Пермская летопись, великокняжеские воеводы «…ста по Оке и по Угре на 60 верстах» на участке от Калуги до Юхнова»[11].

Главная задача полков, разбросанных вдоль берега реки, состояла в предотвращении прорыва противника через Угру, а для этого необходимо было надежно защищать удобные для переправы места.

Непосредственная оборона бродов и перелазов была поручена пехоте. В местах, удобных для переправы, возводились укрепления, которые охранялись постоянными заставами. В состав таких застав входили пехотинцы и «огненный наряд», состоящий из стрельцов и артиллерийской прислуги.

Несколько иная роль отводилась коннице. Небольшие конные разъезды патрулировали берег между заставами и поддерживали тесную связь между ними. В их задачу входил также захват вражеских разведчиков, пытавшихся выяснить расположение русских отрядов на берегах Угры и разведать удобные места для форсирования реки. Большие конные полки спешили на помощь заставам, стоящим у переправ, лишь только определялось направление главного удара противника. Допускались и атакующие или разведывательные походы на противоположный, занятый врагом берег.

Таким образом, на широком фронте вдоль реки Угры была создана позиционная оборона с активными вылазками конных отрядов. Причем основной силой, находящейся в укрепленных узлах обороны у мест переправы, являлась пехота, оснащенная огнестрельным оружием.

Массовое использование русскими воинами огнестрельного оружия во время «стояние на Угре» отмечается всеми летописями. Применялись пищали – длинноствольные орудия, обладавшие прицельным и эффективным огнем. Использовались и так называемые тюфяки – огнестрельные орудия для стрельбы каменным или металлическим дробом на близкое расстояние по живой силе противника. «Огненный наряд» широко и с наибольшей пользой мог быть применен в позиционном, оборонительном сражении. Поэтому выбор именно оборонительной позиции на берегу Угры кроме выгодного стратегического положения диктовался еще и желанием эффективно использовать новый род войск в русской армии – артиллерию.

Навязываемая ордынцам тактика лишала тех возможности использовать преимущества своей легкой конницы во фланговых или обходных маневрах. Они вынуждены были действовать лишь во фронтальном наступлении на русские засеки, идти в лоб на пищали и тюфяки, на сомкнутый строй тежеловооруженных русских воинов.

Летописи сообщают, что Ахмат шел со всеми своими силами по правому берегу реки Оки через города Мценск, Любуцк и Одоев к Воротынску, городку, расположенному недалеко от Калуги близ впадения Угры в Оку. Здесь Ахмат собирался дождаться помощи от Казимира.

Но в это время крымский хан Менгли-Гирей по настоянию Ивана III начал боевые действия в Подолии, тем самым частично оттянув на себя войска и внимание польского короля. Занятый борьбой с Крымом и ликвидацией внутренних неурядиц тот не смог оказать содействие ордынцам.

Не дождавшись помощи поляков, Ахмат решил сам переправиться через реку в районе Калуги. Ордынские войска вышли к переправам на Угре 6–8 октября 1480 г. и развернули военные действия сразу в нескольких местах: «...татарове ...же приидоша против князя Ондрея, а инии проти великого князя мнози, а овии против воевод вдруг приступиша»[12].

Противники сошлись лицом к лицу, разделяла их только речная гладь Угры (в наиболее широких местах до 120–140 м). На левом берегу у переправ и бродов выстроились русские лучники, были расположены пищали и тюфяки с пушкарями и пищальниками. Полки дворянской конницы в блестящих на солнце доспехах, с саблями находились в готовности ударить по ордынцам, если бы тем удалось где-нибудь уцепиться за наш берег. Сражение за переправы началось в час дня 8 октября и продолжалось по всей линии обороны почти четверо суток.

Русские воеводы с максимальной выгодой использовали преимущества своих войск в стрелковом вооружении и расстреливали ордынцев еще в воде. Им так и не удалось форсировать реку ни на одном участке. Особую роль в боях за переправы сыграл «огненный наряд». Ядра, дроб и картечь наносили значительный урон. Железо и камень прошивали насквозь бурдюки, которые использовались ордынцами для переправы. Лишенные поддержки лошади и всадники быстро выбивались из сил. Те, кого щадил огонь, шли на дно. Барахтающиеся в холодной воде ордынцы стали хорошей мишенью русским стрелкам, а сами они не могли использовать излюбленный прием – массированную стрельбу из луков. Долетавшие через реку на излете стрелы теряли свою убойную силу и практически не приносили вреда русским воинам. Несмотря на огромные потери, хан снова и снова гнал вперед свою конницу. Но все попытки Ахмата с хода форсировать реку окончились безрезультатно. «Царь же не возможе берег взяти и отступи от реки от Угры за две версты и ста в Лузе» – сообщает Вологодско-Пермская летопись[13].

Новую попытку осуществить переправу ордынцы предприняли в районе Опакова городища. Здесь условия местности позволяли скрытно сосредоточить конницу на литовском берегу, а затем сравнительно легко форсировать мелководную реку. Однако русские воеводы внимательно следили за передвижением татар и умело маневрировали полками. В результате, на переправе ордынцев встретила не малочисленная сторожевая застава, а крупные силы, которые отразили последнюю отчаянную попытку Ахмата.

Русское войско остановило Орду на пограничных рубежах и не пропустило неприятеля к Москве. Но окончательный перелом в борьбе с нашествием Ахмата еще не наступил. Грозное ордынское войско на берегах Угры сохранило свою боеспособность и готовность возобновить сражение.

В этих условиях Иван III начал дипломатические переговоры с Ахматом. К ордынцам отправилось русское посольство во главе с думным дьяком Иваном Товарковым. Но эти переговоры показали принципиальную несовместимость взглядов сторон на возможность достижения перемирия. Если Ахмат настаивал на продолжении властвования Орды над Русью, то Иван III рассматривал это требование как неприемлемое. По всей вероятности, переговоры были затеяны русскими лишь для того, чтобы как-то протянуть время и выяснить дальнейшие намерения ордынцев и их союзников, а также дождаться свежих полков Андрея Большого и Бориса Волоцкого, спешащих на подмогу. В конечном счете переговоры так ни к чему не привели.

Но Ахмат продолжал верить в успешное завершение предпринятого похода на Москву. В Софийской летописи есть фраза, которую летописец вложил в уста ордынского хана по окончанию неудачных переговоров: «Дай Бог зиму на вас, и реки все станут, ино много дорог будет на Русь»[14]. Установление ледового покрова на порубежных реках существенно меняло обстановку для противоборствующих сторон и не в пользу русских. Поэтому великим князем были приняты новые оперативно-тактические решения. Одним из таких решений был перевод основных русских сил от левого берега реки Угры на северо-восток в район городов Кременец и Боровск. Сюда же, на помощь главным силам, двигались свежие полки, набранные на севере. В результате этой передислокации ликвидировался растянутый в длину фронт, который при потере такого естественного защитного рубежа, каким являлась Угра, существенно ослаблялся. Кроме того, в районе Кременца формировался мощный кулак, быстрое перемещение которого позволило бы преградить дорогу ордынцам на возможном пути наступления на Москву. Отвод войск от Угры начался сразу после 26 октября. Причем войска отводились сначала к Кременцу, а затем еще дальше в глубь страны, к Боровску, где великого князя Ивана III поджидали прибывшие из Новгородской земли войска его братьев. Перенос позиции с Кременца в Боровск был сделан вероятнее всего потому, что новое расположение русских войск прикрывало путь на Москву не только со стороны Угры, но и со стороны Калуги; из Боровска можно было быстро переместить войска к среднему течению Оки между Калугой и Серпуховом, если бы Ахмат решил изменить направление главного удара. По словам Типографской летописи «...князь великий приидоша к Боровску, глаголюще яко – и на тех полях бой с ними поставим»[15].

Местность под Боровском была очень удобна для решающего сражения в том случае, если бы Ахмат все же решился перейти через Угру. Город располагался на правом берегу Протвы, на холмах с хорошим обзором. Покрытая густым лесом местность под Боровском не позволила бы Ахмату полностью использовать свою главную ударную силу – многочисленную конницу. Общий стратегический план русского командования не менялся – дать оборонительное сражение в выгодных для себя условиях и не допустить прорыва противника к столице.

Однако Ахмат не только не предпринял новую попытку перейти Угру и вступить в сражение, но 6 ноября начал отступать от русских рубежей. 11 ноября это известие достигло лагеря Ивана III. Маршрут отступления Ахмата проходил через города Мценск, Серенск и далее в Орду. Муртоза, самый энергичный из сыновей Ахмата, предпринял попытку разорить русские волости на правом берегу Оки. Как пишет летописец, захвачены были два сельца в районе Алексина. Но Иван III приказал своим братьям не мешкая выступить навстречу неприятелю. Узнав о приближении княжеских дружин Муртоза отступил.

На этом бесславно закончился последний поход Большой Орды на Русь. На берегах Оки и Угры была одержана решающая политическая победа – фактически свергнуто ордынское иго, тяготевшее над Русью более двух веков.

28 декабря 1480 г. великий князь Иван III возвратился в Москву, где был торжественно встречен ликующими горожанами. Война за освобождение Руси от ордынского ига была закончена.

Остатки воинства Ахмата бежали в степи. Против побежденного хана немедленно выступили соперники. Эта борьба закончилась его гибелью. В январе 1481 г. в донских степях утомленные долгим и бесплодным походом ордынцы потеряли бдительность и были настигнуты ногайским ханом Иваком. Убийство Ахмата мурзой Ямгурчеем привело к мгновенному распаду ордынского войска. Но решающим фактором, приведшим Ахмата к гибели, а его орду к разгрому было, конечно, их поражение в осенней кампании 1480 г.

Действия русского командования, приведшие к победе, имели некоторые новые черты, характерные уже не для удельной Руси, а для единого государства. Во-первых, строгая централизация руководства отражением нашествия. Все управление войсками, определение рубежей развертывания основных сил, выбор тыловых позиций, подготовка городов в тылу к обороне, все это находилось в руках главы государства. Во-вторых, сохранение на всех этапах противостояния постоянной и хорошо отлаженной связи с войсками, своевременное реагирование на быстро меняющуюся обстановку. И последнее, стремление действовать на широком фронте, умение собирать в кулак силы на наиболее опасных направлениях, высокая маневренность войск и отличная разведка.

Действия русских войск в ходе осенней кампании 1480 г. по отражению нашествия Ахмата – яркая страница в военной истории нашей страны. Если победа на Куликовом поле означала начало перелома в русско-ордынских отношениях – переход от пассивной обороны к активной борьбе за свержение ига, то победа на Угре означала конец ига и восстановление полного национального суверенитета Русской земли. Это крупнейшее событие ХV века, а воскресенье 12 ноября 1480 г. – первый день полностью независимого Русского государства – одна из важнейших дат в истории Отечества. ПCPЛ. T.26. M.-Л., 1959.

Памятник Великому Стоянию на реке Угре. Расположен в Калужской области на 176-м км автотрассы Москва-Киев у моста через реку. Открыт в 1980 г.Авторы: В.А. Фролов. М.А. Неймарк и Е.И. Киреев. 

____________________________________________________[1] См.: Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. Полное собрание русских летописей (далее – ПСРЛ). Т. XII. СПб., 1901. С. 181.

[2] Цит. по: Boинcкиe повести Древней Руси. Л., 1985, С. 290.

[3] Калугин И.К. Дипломатические сношения России c Крымом в княжение Ивана III. M., 1855. С. 15.

[4] Разрядная книга 1475-1598 гг. M., 1966. С. 46.

[5] Воинские повести Древней Руси. С. 290.

[6] Mocкoвcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.25. M.-Л., 1949. С. 327.

[7] Tвepcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.15. CПб., 1863. Стб. 497-498.

[8] Mocкoвcкaя лeтoпиcь. С. 327.

[9] Черепнин Л.B. Oбpaзoвaниe pyccкoгo цeнтpaлизoвaннoгo гocyдapcтвa в XIV-XV вeкax. M., 1960. С. 881.

[10] Mocкoвcкaя лeтoпиcь. С. 327.

[11] Boлoгoдcкo-Пepмcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.26. M.-Л., 1959. С. 263.

[12]Tипoгpaфcкaя Aкaдeмичecкaя лeтoпиcь». ПЛДP. Bтopaя пoлoвинa XV в. M., 1982. С. 516.

[13] Boлoгoдcкo-Пepмcкaя лeтoпиcь. С. 264.

[14] Coфийcкaя-Львoвcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.20, ч.1. CПб, 1910-1914. С. 346.

[15] Boинcкиe пoвecти Дpeвнeй Pycи. С. 290.

hochyznat.ru

11 ноября 1480г. Завершилось стояние на реке Угре.

 

«ТВОЙ И МОЙ ВРАГ, ЗЛОДЕЙ РУСИ ЛЕЖИТ В МОГИЛЕ»

Одной из главных национальных задач Руси являлась стремление покончить с ордынской зависимостью. Необходимость освобождения была основной предпосылкой объединения русских территорий. Только встав на путь противостояния Орде во времена княжения Дмитрия Донского, Москва приобрела статус национального центра собирания русских земель.

Москва сумела по-новому построить отношения с ордынцами. К концу XV  века Золотой Орды как единой державы уже не  существовало. На месте Золотой Орды возникли автономные ханства - Крымское, Астраханское, Ногайское, Казанское, Сибирское и Большая Орда. Только Ахмат, хан Большой Орды, занимавшей значительную область Среднего Поволжья, стремился воссоздать былое единство Золотой Орды. Он желал получать с Руси, как с вассала Орды, дань, давать ярлыки русским князьям. Другие ханы во времена Ивана III не предъявляли подобных требований к Московской Руси. Напротив они рассматривали московского князя, как союзника в борьбе с претензиями Ахмата на золотоордынский трон и власть.

Хан Большой Орды Ахмат, который считал себя наследником золото-ордынских царей, в 1470-х гг. стал требовать от Ивана III дани и поездки в Орду за ярлыком. Это было очень некстати для Ивана III. Он находился в трениях со своими младшими братьями - удельными московскими князьями Андреем Галицким и Борисом Волоцким. (Они были недовольными тем, что великий князь не поделился с ними дмитровским уделом их брата Юрия, умершего бездетным в 1472 г.) Иван III пошел на компромисс с братьями, а к Axмату в 1476 г. отправил посольство. Мы не имеем сведений - возило ли оно хану дань. Очевидно, дело ограничилось дарами, потому что вскоре хан Ахмат вновь требовал «ордынского выхода» и личной явки московского князя в Большую Орду.

По преданию, которое Н.М. Карамзин поместил в свою «Историю государства Российского», Иван III растоптал ханскую басму (грамоту) и велел передать Ахмату, что если тот не оставит его в покое, с ханом произойдет то же, что с его басмой. Современные историки считают эпизод с басмой не более чем легендой. Такое поведение не соответствует ни характеру Ивана III - как политика, ни его действиям летом-осенью 1480 г.

В июне 1480 г. Ахмат выступил в поход со 100-тысячным войском. Он собирался напасть на Ивана Московского еще ранее, но крымский хан, друг Москвы и враг Большой Орды, атаковал Ахмата и расстроил его планы. Союзником Ахмата в походе 1480 г. был польский король и великий князь литовский Казимир IV, но он не оказал хану помощи, так как в Литве началась междоусобица, и крымцы принялись опустошать литовские владения.

Ахмат подошел к притоку Оки Угре, протекавшей в рязанской земле у южных русских рубежей. Русское войско во главе с Иваном III и Иваном Младым заняло оборону. Весь август и сентябрь прошел в незначительных схватках. Русские, вооруженные пушками, огнестрельными пищалями и самострелами (арбалетами), наносили татарской коннице существенный урон. Видя это, княжич Иван Молодой, а также многие воеводы рассчитывали на успех и желали биться с татарами. А вот великий князь сомневался. В его ближайшем окружении находились люди, которые советовали Ивану III помириться с ханом.

Тем временем Москва готовилась к нашествию. Построенный по приказу Ивана III новый кирпичный кремль мог вынести осаду. Однако осторожный Иван III велел своей второй жене - великой княгине Софьи укрыться на севере в Белоозере. С Софьей покинула столицу  и московская казна. Москвичей смутило это. Когда московский князь Иван Васильевич приехал в столицу, горожане встретили его с возмущением, думая, что он не желает их защищать. Духовенство послало Ивану III два письма. В своих посланиях отцы русской православной церкви призывали великого князя решительно бороться с ордынцами. Иван III по-прежнему сомневался. Он решил провести в Москве большой совет и вызвал сына-соправителя. Однако Иван Молодой на повеление отца оставить Угру и приехать в Москву ответил отказом. Пришлось московскому правителю вернуться к Угре.

В октябре ордынцы дважды пытались перейти Угру, но оба раза были отбиты. Иван III, все еще не веря в победу, пошел на переговоры с Ахматом. Ахмат поставил унизительные условия: он пожалует князя, если тот будет просить мира у стремени ханского коня. В итоге переговоры сорвались. Ахмат еще постоял у Угры, а 11 ноября 1480 г. увел свои войска в поволжские степи. Вскоре Ахмат погиб: его спящим зарезал соперник - сибирский хан Ивак. Ивак же прислал в Москву гонца сказать: «Твой и мой враг, злодей Руси лежит в могиле». Большая Орда начала распадаться, расхищенная соседними ханствами. Так длившееся 240 лет иго пало. Русь стала окончательно независимой.

 

«БОГ ДА СОХРАНИТ ТВОЕ ЦАРСТВО И ДАСТ ТЕБЕ ПОБЕДУ»

Тогда услышали в Москве о походе Ахмата, который шел медленно, ожидая вестей от Казимира. Иоанн все предвидел: как скоро Золотая Орда двинулась, Менгли-Гирей, верный его союзник, по условию с ним напал на Литовскую Подолию и тем отвлек Казимира от содействия с Ахматом. Зная же, что сей последний оставил в своих Улусах только жен, детей и старцев, Иоанн велел Крымскому Царевичу Нордоулату и Воеводе Звенигородскому, Князю Василью Ноздреватому, с небольшим отрядом сесть на суда и плыть туда Волгою, чтобы разгромить беззащитную Орду или по крайней мере устрашить Хана. Москва в несколько дней наполнилась ратниками. Передовое войско уже стояло на берегу Оки. Сын Великого Князя, младой Иоанн, выступил со всеми полками из столицы в Серпухов 8 июня [1480 г.]; а дядя его, Андрей Меньший, из своего Удела. Сам Государь еще оставался в Москве недель шесть; наконец, сведав о приближении Ахмата к Дону, 23 июля отправился в Коломну, поручив хранение столицы дяде своему, Михаилу Андреевичу Верейскому, и Боярину Князю Ивану Юрьевичу, Духовенству, купцам и народу. Кроме Митрополита, находился там Архиепископ Ростовский, Вассиан, старец ревностный ко славе отечества. Супруга Иоаннова выехала с двором своим в Дмитров, откуда на судах удалилась к пределам Белаозера; а мать его, Инокиня Марфа, вняв убеждениям Духовенства, к утешению народа осталась в Москве.

Великий Князь принял сам начальство над войском, прекрасным и многочисленным, которое стояло на берегах Оки реки, готовое к битве. Вся Россия с надеждою и страхом ожидала следствий. Иоанн был в положении Димитрия Донского, шедшего сразиться с Мамаем: имел полки лучше устроенные, Воевод опытнейших, более славы и величия; но зрелостию лет, природным хладнокровием, осторожностию располагаемый не верить слепому счастию, которое иногда бывает сильнее доблести в битвах, он не мог спокойно думать, что один час решит судьбу России; что все его великодушные замыслы, все успехи медленные, постепенные, могут кончиться гибелию нашего войска, развалинами Москвы, новою тягчайшею неволею нашего отечества, и единственно от нетерпения: ибо Золотая Орда ныне или завтра долженствовала исчезнуть по ее собственным, внутренним причинам разрушения. Димитрий победил Мамая, чтобы видеть пепел Москвы и платить дань Тохтамышу: гордый Витовт, презирая остатки Капчакского Ханства, хотел одним ударом сокрушить их и погубил рать свою на берегах Ворсклы. Иоанн имел славолюбие не воина, но Государя; а слава последнего состоит в целости Государства, не в личном мужестве: целость, сохраненная осмотрительною уклончивостию, славнее гордой отважности, которая подвергает народ бедствию. Сии мысли казались благоразумием Великому Князю и некоторым из Бояр, так что он желал, если можно, удалить решительную битву. Ахмат, слыша, что берега Оки к Рязанским пределам везде заняты Иоанновым войском, пошел от Дона мимо Мценска, Одоева и Любутска к Угре, в надежде соединиться там с Королевскими полками или вступить в Россию с той стороны, откуда его не ожидали. Великий Князь, дав повеление сыну и брату идти к Калуге и стать на левом берегу Угры, сам приехал в Москву, где жители посадов перебиралися в Кремль с своим драгоценнейшим имением и, видя Иоанна, вообразили, что он бежит от Хана. Многие кричали в ужасе: «Государь выдает нас Татарам! Отягощал землю налогами и не платил дани ординской! Разгневил Царя и не стоит за отечество!» Сие неудовольствие народное, по словам одного Летописца, столь огорчило Великого Князя, что он не въехал в Кремль, но остановился в Красном селе, объявив, что прибыл в Москву для совета с материю, Духовенством и Боярами. «Иди же смело на врага!» - сказали ему единодушно все духовные и мирские сановники. Архиепископ Вассиан, седой, ветхий старец, в великодушном порыве ревностной любви к отечеству воскликнул: «Смертным ли бояться смерти? Рок неизбежен. Я стар и слаб; но не убоюся меча Татарского, не отвращу лица моего от его блеска». - Иоанн желал видеть сына и велел ему быть в столицу с Даниилом Холмским: сей пылкий юноша не поехал, ответствуя родителю: «Ждем татар»; а Холмскому: «Лучше мне умереть здесь, нежели удалиться от войска». Великий Князь уступил общему мнению и дал слово крепко противоборствовать Хану. В сие время он помирился с братьями, коих Послы находились в Москве; обещал жить с ними дружно, наделить их новыми волостями, требуя единственно, чтобы они спешили к нему с своею воинскою дружиною для спасения отечества. Мать, Митрополит, Архиепископ Вассиан, добрые советники, а всего более опасность России, к чести обеих сторон, прекратили вражду единокровных. - Иоанн взял меры для защиты городов; отрядил Дмитровцев в Переславль, Москвитян в Дмитров; велел сжечь посады вокруг столицы и 3 Октября, приняв благословение от Митрополита, поехал к войску. Никто ревностнее Духовенства не ходатайствовал тогда за свободу отечества и за необходимость утвердить оную мечом. Первосвятитель Геронтий, знаменуя Государя крестом, с умилением сказал: «Бог да сохранит твое Царство и даст тебе победу, якоже древле Давиду и Константину! Мужайся и крепися, о сын духовный! как истинный воин Христов. Добрый пастырь полагает душу свою за овцы: ты не наемник! Избави врученное тебе Богом словесное стадо от грядущего ныне зверя. Господь нам поборник!» Все Духовные примолвили: Аминь! буди тако! и молили Великого Князя не слушать мнимых друзей мира, коварных или малодушных.

Н.М. Карамзин. История государства российского

 

«МНОГО ДОРОГ БУДЕТ НА РУСЬ»

Ахмат, не пускаемый за Угру полками московскими, все лето хвалился: «Даст бог зиму на вас: когда все реки станут, то много дорог будет на Русь». Опасаясь исполнения этой угрозы, Иоанн, как только стала Угра 26 октября, велел сыну, брату Андрею Меньшому и воеводам со всеми полками отступить к себе на Кременец, чтоб биться соединенными силами; этот приказ нагнал ужас на ратных людей, которые бросились бежать к Кременцу, думая, что татары перешли уже чрез реку и гонятся за ними; но Иоанн не довольствовался отступлением к Кременцу: он дал приказ отступить еще от Кременца к Боровску, обещая дать битву татарам в окрестностях этого города. Летописцы опять говорят, что он продолжал слушаться злых людей, сребролюбцев, богатых и тучных предателей христианских, потаковников бусурманских. Но Ахмат не думал пользоваться отступлением русских войск; простоявши на Угре до 11 ноября, он пошел назад чрез литовские волости, Серенскую и Мценскую, опустошая земли союзника своего Казимира, который, будучи занят домашними делами и отвлечен набегом крымского хана на Подолию, опять не исполнил своего обещания. Один из сыновей Ахматовых вошел было в московские волости, но был прогнан вестью о близости великого князя, хотя за ним в погоню пошли только братья великокняжеские. О причинах отступления Ахматова в летописях говорится разно: говорится, что когда русские начали отступать от Угры, то неприятель, подумав, что они уступают ему берег и хотят биться, в страхе побежал в противную сторону. Но положим, что татары подумали, будто русские отступают для завлечения их в битву; все же они отступали, а не нападали; следовательно, татарам не для чего было бежать; потом великий князь дал приказание своим войскам отступить от Угры, когда эта река стала, она стала 26 октября; положим, что между установлением ее и приказанием великого князя протекло несколько дней, но все же не пятнадцать, ибо хан пошел от Угры только 11 ноября; следовательно, если мы даже и допустим, что татары побежали, видя отступление русских, то должны будем допустить, что они потом остановились и, подождав еще до 11 ноября, тогда уже выступили окончательно в обратный поход. Другие летописцы говорят правдоподобнее, что с Дмитриева дня (26 октября) стала зима и реки все стали, начались лютые морозы, так что нельзя было смотреть; татары были наги, босы, ободрались; тогда Ахмат испугался и побежал прочь 11 ноября. В некоторых летописях находим известие, что Ахмат бежал, испугавшись примирения великого князя с братьями. Все эти причины можно принять вместе: Казимир не приходил на помощь, лютые морозы мешают даже смотреть, и в такое-то время года надобно идти вперед, на север, с нагим и босым войском и прежде всего выдержать битву с многочисленным врагом, с которым после Мамая татары не осмеливались вступать в открытые битвы; наконец, обстоятельство, главным образом побудившее Ахмата напасть на Иоанна, именно усобица последнего с братьями, теперь более не существовало.

С.М. Соловьев. История России с древнейших времен

 

Источник: ИСТОРИЯ.РФ

soldiers-of-russia.ru

Конец ордынского ига. Стояние на Угре. Самодержавная Русь

Конец ордынского ига. Стояние на Угре

Скопировано с сайта "Русская идея"

Миниатюра летописного свода. XVI век.

В 1480 г. Великий Князь Иоанн III Васильевич отказался платить дань Орде и разорвал ханскую басму. Тогда ордынский хан Ахмат, решив проучить строптивого князя, собрал огромные полчища и двинулся на Москву. Он остановился около реки Угры, называемой русскими "Поясом Богоматери"; на другой стороне реки стояло русское войско. Несколько месяцев длилось противостояние двух войск, никто не решался начать битву.

Наконец, опасаясь, что река замерзнет и численно превосходящие татары ринутся в наступление, Великий князь приказал отойти к городским укреплениям. И в этот момент по предстательству Пресвятой Богородицы, Которой непрестанно молились во всех церквах, совершилось дивное избавление Отечества. На татар напал неведомый страх, и они, думая, что русские готовят засаду, тоже начали отступать, а ночью побежали, гонимые одним страхом, не пролив русской крови и не выведя ни одного пленника. Так в 1480 г. закончилось 243-летнее татаро-монгольское иго на Руси.

В летописной "Повести о стоянии на Угре" (XV в.) говорится: «...но да не хвалятся неразумные в безумии своем, говоря: "Мы своим оружием избавили Русскую землю", но воздадут славу Богу и пречистой Его Матери Богородице, ибо Он нас спас, и отринут это безумие, и творят битву за битвой и доблесть за доблестью ради православного христианства против басурманства, чтобы воспринять в этой жизни от Бога милость и похвалу, а в том міре венчаться нетленными венцами Бога-вседержителя и обрести царство небесное. Да получим и мы, грешные, это царство по молитвам Богородицы. Аминь».

Комментарии

02.08.2013   Женя

класс)

Для удобства общения рекомендуем Зарегистрироваться

samoderzhavnaya.ru

11 НОЯБРЯ 1480 г ЗАВЕРШИЛОСЬ СТОЯНИЕ НА РЕКЕ УГРЕ - Мои статьи - Каталог статей

Начало военных действий

В 1472 году ордынский хан Ахмат с большим войском двинулся к русским границам. Но у Тарусы захватчики встретили многочисленную русскую рать. Все попытки ордынцев переправиться через Оку были отбиты. Ордынское войско сожгло город Алексин и уничтожило его население, однако поход окончился провалом[1]. В 1476 году великий князь Иван III прекратил уплату дани хану Золотой Орды, а в 1480 году отказался признать зависимость Руси от неё.

Хан Ахмат, занятый борьбой с Крымским Ханством, лишь в 1480 году начал активные действия. Ему удалось договориться с польско-литовским королём Казимиром IV о военной помощи. Западные границы Московского государства (Псковские земли) в начале 1480 года подверглись нападениям Ливонского ордена. Ливонский хронист сообщал, что магистр Бернд фон дер Борх:«…собрал такую силу народа против русского, какой никогда не собирал ни один магистр ни до него, ни после… Этот магистр был вовлечён в войну с русскими, ополчился против них и собрал 100 тысяч человек войска из заграничных и туземных воинов и крестьян; с этим народом он напал на Россию и выжег предместья Пскова, ничего более не сделав»[2]

В январе 1480 года против Ивана III восстали его братья Борис Волоцкий и Андрей Большой, недовольные усилением власти великого князя. Используя сложившуюся обстановку, Ахмат в июне 1480 года организовал разведку правого берега реки Оки, а осенью выступил с основными силами.«Того же лета, злоименитый царь Ахмат… поиде на православное христьяньство, на Русь, на святые церкви и на великого князя, похваляся разорити святые церкви и все православие пленити и самого великого князя, яко же при Батый беше.»

Боярская верхушка Московского государства раскололась на две группы: одна («сребролюбцев богатых и брюхатых») во главе с окольничим Иваном Ощерой и Григорием Мамоном советовала Ивану III спасаться бегством; другая отстаивала необходимость бороться с Ордой. Возможно, на поведение Ивана III повлияла позиция москвичей, которые требовали от великого князя решительных действий.

Иван III начал стягивать войска к берегам реки Оки. В том числе, он отправил своего брата Вологодского князя Андрея Меньшого в его вотчину — Тарусу, а сына Ивана Молодого в Серпухов. Сам великий князь прибыл 23 июня к Коломне, где и остановился в ожидании дальнейшего хода событий. В тот же день из Владимира в Москву была привезена чудотворная Владимирская икона Божией Матери, с заступничеством которой связывали спасение Руси от войск Тамерлана в 1395 году.

Войска Ахмата беспрепятственно двигались по литовской территории и в сопровождении литовских проводников[3] через Мценск, Одоев и Любутск к Воротынску. Здесь хан ожидал помощи от Казимира IV, но так её и не дождался. Крымские татары, союзники Ивана III, отвлекли литовские войска, напав на Подолию. Зная, что на Оке его ожидают русские полки, Ахмат решил, пройдя по литовским землям, вторгнуться на русскую территорию через реку Угру. Иван III, получив сведения о таких намерениях, направил своего сына Ивана и брата Андрея Меньшого к Калуге и к берегу Угры.

Противостояние на Угре

30 сентября Иван III вернулся из Коломны в Москву «на совет и думу» с митрополитом и боярами. Великий князь получил единодушный ответ, «чтобы стоял крепко за православное христьяньство противу безсерменству». В те же дни к Ивану III пришли послы от Андрея Большого и Бориса Волоцкого, которые заявили о прекращении мятежа. Великий князь пожаловал братьям прощение и повелел им двигаться со своими полками к Оке. 3 октября Иван III оставил Москву и направился к городу Кременец (сейчас село Кременское Медынского района), где остался с небольшим отрядом, а остальные войска отправил к берегу реки Угры.

Чтобы исключить нападение с тыла, татары разорили район верховья р. Оки на протяжении 100 км, населенный русскими, захватив города: Мценск, Одоев, Перемышль, Старый Воротынск, Новый Воротынск, Старый Залидов, Новый Залидов, Опаков, Мещевск, Серенск, Козельск. Не удалась попытка хана Ахмата форсировать р. Угру в районе Опакова городища, она также была отбита.

Тем временем 8 октября Ахмат попытался форсировать Угру, но его атака была отбита силами Ивана Молодого.«И приидоша татарове и начаша стреляти москвичь, а москвичи начаша на них стреляти и пищали пущати и многих побиша татар стрелами и пильщалми и отбиша их от брега…».

Указанное историческое событие происходило в районе пятикилометрового участка реки Угры вверх от устья её до впадения в неё р. Росвянки. Несколько дней продолжались попытки ордынцев переправиться, пресекаемые огнем русской артиллерии[источник не указан 49 дней] ; попытки не принесли ордынцам желаемого успеха; они отступили на две версты от р. Угры и встали в Лузе. Войска Ивана III заняли оборонительные позиции на противоположном берегу реки. Началось знаменитое «стояние на Угре». Периодически вспыхивали перестрелки, но на серьёзную атаку ни одна из сторон не решалась.

В таком положении начались переговоры. Ахмат потребовал, чтобы к нему с изъявлением покорности явился сам великий князь, или его сын, или по крайней мере его брат, а также чтобы русские выплатили дань, которую задолжали за семь лет. В качестве посольства Иван III отправил боярского сына Товаркова Ивана Фёдоровича сотоварищи с подарками. Требования дани были отклоне­ны, подарки не приняты, переговоры прервались. Вполне возможно, что Иван пошёл на них, стремясь выиграть время, поскольку ситуация медленно менялась в его пользу:На подходе были силы Андрея Большого и Бориса Волоцкого.Крымский хан Менгли I Гирей, выполняя своё обещание, напал на Подолию — южные земли Великого княжества Литовского, и Ахмат уже не мог рассчитывать на помощь своего союзника — Литвы.Татарское войско — преимущественно конница, кроме того татары в качестве провианта использовали в основном овец, стада которых следовали за войском. Большое количество лошадей и скота в течение длительного стояния на одном месте опустошили все запасы корма в окру́ге, и войско начинало испытывать острый недостаток в фураже. Русское войско (преимущественно, пехота) снабжалось мукой и зерном из великокняжеских житниц.В татарском войске началась и стала набирать силу эпидемия повальной болезни (по описанным в летописях признакам[1], предположительно дизентерии). Русское войско эпидемия не затронула.«Ничейный» исход противостояния вполне устраивал Ивана, в то время как для Ахмата — инициатора военных действий такой исход был равносилен поражению.

В эти же дни, 15-20 октября Ивану III пришло пламенное послание архиепископа Ростовского Вассиана Рыло, в котором он призывал последовать примеру прежде бывших князей:«…которые не только обороняли Русскую землю от поганых (то есть не христиан), но и иные страны подчиняли… Только мужайся и крепись, духовный сын мой, как добрый воин Христов по великому слову Господа нашего в Евангелии: „Ты пастырь добрый. Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец"…»

Окончание противостояния

Узнав, что Ахмат, стремясь добиться численного преимущества, максимально мобилизовал Большую Орду, так что на её территории не оставалось значительных резервов войск, Иван выделил небольшой, но очень боеспособный отряд, под командованием звенигородского воеводы, князя Василия Ноздреватого, который должен был на челнах спуститься по Оке, затем по Волге до её низовий и совершить опустошительную диверсию во владениях Ахмата. В этой экспедиции принимал участие и крымский царевич Нур-Девлет со своими нукерами.[4]

28 октября 1480 года Иван III решил отводить войска к Кременцу и далее сосредоточиться к Боровску, чтобы там в благоприятной обстановке дать сражение, если ордынцы форсируют реку. Ахмат, узнав, что в его глубоком тылу действует диверсионный отряд князя Ноздреватого и крымского царевича Нордоулата, намеревающийся захватить и разграбить столицу Орды, а также испытывая недостаток продовольствия, не решился преследовать русские войска и в конце октября — первых числах ноября также начал отводить свои войска. 11 ноября Ахмат принял решение отправиться назад в Орду, разграбив на обратном пути принадлежавший Литве Козельск.

Для тех, кто наблюдал со стороны за тем, как обе армии почти одновременно (в течение двух дней) повернули вспять, не доведя дело до сражения, это событие казалось либо странным, мистическим, либо получало упрощённое объяснение: противники испугались друг друга, струсили принять сражение. Современники приписывали это чудесному заступничеству Богородицы, которая спасла русскую землю от разорения. Видимо поэтому Угру стали называть «поясом Богородицы». Иван III с сыном и всем воинством вернулся в Москву, «и возрадовашася, и возвеселишася все людие радостию велиею зело».

Иначе были восприняты результаты «стояния» в Орде. 6 января 1481 года Ахмат был убит в результате внезапного нападения тюменского хана Ибака на степную ставку, в которую Ахмат удалился из Сарая, вероятно, опасаясь покушений. В Большой Орде началась междоусобица.

Итоги

В Стоянии на Угре русское войско применило новые тактические и стратегические приёмы:предотвращёны попытки ордынцев форсировать реку в значительной мере с помощью огнестрельного оружия и артиллерии;[источник не указан 49 дней]согласованные действия с союзником Менгли I Гиреем, отвлекшие от столкновения военные силы Казимира IV;отправка Иваном III в Большую Орду по Волге войска для разорения беззащитной ханской столицы, что было новой военно-тактической уловкой и застало ордынцев врасплох;удавшаяся попытка Ивана III избежать военного столкновения, в котором не было ни военной, ни политической необходимости — Орда была сильно ослаблена, её дни как государства были сочтены.

«Стояние» положило конец монголо-татарскому игу. Московское государство стало суверенным не только фактически, но и формально. Дипломатические усилия Ивана III предотвратили вступление в войну Польши и Литвы. Свою лепту в спасение Руси внесли и псковичи, к осени остановившие немецкое наступление.

В 1502 году, когда Иван III из дипломатических соображений льстиво признал себя холопом хана Большой Орды, её ослабленное войско было разгромлено ханом Крыма Менгли I Гиреем, а сама Орда прекратила своё существование.

Память

Во время празднования 500-летия стояния на реке Угре в 1980 году на берегу легендарной реки был открыт памятник в честь знаменательного события российской истории, произошедшего в 1480 году в пределах Калужского края. 

 

al-nik.ucoz.ru