Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
История россии зубов. Книга "История России. XX век. 1894-1939" автора Зубов Андрей Борисович - Скачать бесплатно, читать онлайн

Книга: Зубов Андрей Борисович «Лекции по истории религий, прочитанные в Екатеринбурге». История россии зубов


«История России. XX век» | Уроки истории XX век

М.: АСТ, 2009, в 2-х тт.Том I – 1894-1939 гг. – 1024 стр. Том II – 1939-2007 гг. – 848 стр.

Иллюстрация: russia-xx

«История России. XX век» начинала писаться как школьный учебник под редакцией Солженицына, а вышла в виде почти две тысячи страничного фундаментального труда под редакцией А.Б. Зубова, профессора МГИМО(У) и специалиста по религиоведению. Двухтомник, поступивший в продажу в книжные магазины, имеет все шансы стать гуманитарной сенсацией: авторский коллектив (около 40 человек) предпринял попытку полностью отказаться от советской историографии, и подойти к истории не с точки зрения геополитики, а с точки зрения общества и человека. Более того, история рассматривается здесь ещё и как нравственный вызов. «Добро и зло не должны быть безоценочно перемешаны в историческом повествовании», – поясняется в предисловии.

О самой книге можно получить некоторое представление заранее в специально созданном блоге. В частности, из предисловия, написанного ответственным редактором и генеральным директором проекта Андреем Борисовичем Зубовым (он также директор учебно-исследовательского центра «Церковь и международные отношения», заведующий кафедрой истории религий Российского православного университета апостола Иоанна Богослова, см. также видео с его участием), становятся понятны основные задачи и принципы издания:

1) рассказать правду о России,

2) не только фиксировать факты, но и осуществлять их нравственное осмысление

(в отзыве на Озоне один из первых читателей оставил любопытный комментарий:Если угодно, проф. А.Б. Зубов и его огромный авторский коллектив стали продолжателями дела русских летописцев и дореволюционных историков, а также религиозных философов русской эмиграции, искавших смыслы и значения истории и поступков людей с позиций высших, абсолютных ценностей),

3) сделать историю человеческой (человек, а не страна или государство – главная ценность):

«русской истории вернуть человека и исторический факт, из безличного описания «объективных процессов» и «движущих сил» вновь сделать историю личностной и фактичной. Поэтому воспоминания очевидцев, биографические справки, да и самые имена людей, а также фрагменты важных документов часто встречаются на страницах книги. Мы старались писать историю людей, а не историю процессов и сил»,

4) показать историю России как историю нескольких Россий:— «внутренней» и зарубежной (внутренняя Россия – Россия без свободы, но на родной земле, зарубежная Россия – свободная русская послереволюционная эмиграция, но без земли),— официальной (государственной, коммунистической) и общественной (готовой к сопротивлению режиму).В историю России включены «история общества внутри Российской Империи, СССР и Российской Федерации, и история русской эмиграции, довоенная история Польши и Финляндии, история СНГ после 1991 года».

Мы приводим также подробное содержание книги, в котором хорошо видны структура (в том числе очевидная новизна категоризации исторического «материала»), основные акценты и своеобразие языка, на котором рассказывается история российского общества («война за Россию» вместо гражданской войны, «советско-нацисткая война», «культура и право как пропаганда в СССР», «кризис советской всемирной “империи”» и т.д.). Само же содержание можно рассматривать как своеобразный конспект к урокам – фактическим, этическим и человеческим – истории России XX века.

Предисловие Ответственного редактораВводная глава. Как Россия шла к ХХ векуОт складывания восточно-славянской общности до начала царствования Николая II1. Начало Русской земли2. Крещение Руси. Сложение русского народа3. Татарское иго и его преодоление4. Русские земли в XV–XVI веках5. Сползание в смуту. 1564–1612 годы6. Возрождение России. От Царства к Империи. 1613–1894 гг.

Часть 1. Последнее царствование Глава 1. Начало царствования Императора Никола II. (1894-1904)1.1.1 Государь Николай II1.1.2 Положение крестьянства1.1.3 Земельный вопрос1.1.4 Казачество1.1.5 Дворянство1.1.6 Рост промышленности и городов1.1.7 Государственные финансы1.1.8 Положение рабочих. Рабочий вопрос1.1.9 Чиновничество и административный аппарат1.1.10 «Предпринимательское сословие»1.1.11 Внешняя политика Империи1.1.12 Интеллигенция в России1.1.13 Духовное состояние общества. Русская Церковь1.1.14 Тенденции в области просвещения, науки и культуры1.1.15 Политические настроения в обществе1.1.16 Земское либеральное течение1.1.17 Народничество на рубеже XIX-ХХ вв.1.1.18 Партия социалистов-революционеров1.1.19 Марксизм ортодоксальный и критический1.1.20 Национальный вопрос и национальные движения1.1.21 Мусульманское общество России1.1.22 Буддийское общество в России

Глава 2. Первая Русская революция (1905-1906)1.2.1 Русско-японская война 1904-1905 гг.1.2.2 Портсмутский мир1.2.3 Кровавое воскресение и его последствия. Создание советов1.2.4 Либеральное движение в 1905 г.1.2.5 Манифест 17 октября 1905 г.1.2.6 Министерство графа С.Ю.Витте1.2.7 Народное представительство и Конституция 1906 г.1.2.8 Политические партии Думской России1.2.9 Первая Государственная Дума. Выборгское воззвание1.2.10 Вторая Государственная Дума.1.2.11 Нравственное состояние общества и Церковь во время Первой революции1.2.12 Террор, антитеррор и отношение к нему в обществе

Глава 3. Думская монархия (1907-1914)1.3.1 Третьеиюньская реформа избирательного закона1.3.2 П.А.Столыпин и политическая стабилизация1.3.3 Аграрная реформа1.3.4 Деятельность земства1.3.5 Города и городское самоуправление1.3.6 Переселенческое и кооперативное движение1.3.7 Промышленность, транспорт, национальный доход1.3.8 Государственные финансы1.3.9 Имперская администрация1.3.10 Внешняя политика: отношения в Европе1.3.11 Политика России на Балканах1.3.12 Дальневосточная политика России1.3.13 Государственная Дума1.3.14 Национальные окраины и национальные движения1.3.15 Украинский национализм1.3.16 Народное образование, наука и культура1.3.17 Духовно-религиозное состояние общества1.3.18 Русская Церковь на путях к поместному собору1.3.19 Исламское общество в Думской России. 1905-1917 гг.1.3.20 Общество и государственная власть

Глава 4. Мировая война 1914-1918 гг. и Вторая революция в России1.4.1 Балканский кризис 1914 г. и начало войны1.4.2 Была ли неизбежна война?1.4.3 Военное положение России в 1914 г.1.4.4 Военные действия России в Первой Мировой войне1.4.5 Дипломатическая поддержка войны. Планы послевоенного обустройства1.4.6 Русская экономика в условиях войны1.4.7 Русское общество и война1.4.8 Имперская администрация и война1.4.9 Национальные и конфессиональные движения и война1.4.10 Оккупационная политика Германии в России1.4.11 Оккупационная политика России в Австрии и Турции1.4.12 Идеологическая война1.4.13 Дух русской армии и дух тыла. Потери и плен1.4.14 Февральская революция: причины, характер и ход1.4.15 Отречение 2 марта 1917 г. и его правовые и политические последствия

Часть 2. Россия в революции 1917-1922 гг. Глава 1. Временное правительство (март-октябрь 1917 г.)2.1.1. Временное правительство и Советы2.1.2. Настроения в обществе между февралем и октябрем2.1.3. Апрельский кризис и июльское восстания большевиков2.1.4. Армия и флот между февралем и октябрем2.1.5. Внутренняя и внешняя политика Временного правительства2.1.6. Деревня между февралем и октябрем2.1.7. Государственное совещание в Москве2.1.8. Выступление генерала Л.Г.Корнилова2.1.9. Враги справа и враги слева2.1.10. Национальные отношения. Народы и национальные элиты2.1.11. Провозглашение независимости Польши и славянский вопрос2.1.12. Церковь и отношение к вере после февраля. Московский собор 1917-1918 гг.2.1.13. Агония Временного правительства и захват власти большевиками

Глава 2. Война за Россию (октябрь 1917 – октябрь 1922)2.2.1. Установление большевицкой диктатуры. Совнарком2.2.2. Цели большевиков. Мировая революция и восстание на Бога2.2.3. Конфискация всей собственности. Спланированный голод2.2.4. Контроль над войсками. Захват Ставки2.2.5. Выборы и разгон Учредительного Собрания2.2.6. Война против деревни2.2.7. Политика военного коммунизма и ее результаты. Милитаризация труда2.2.8. Брестский мир и союз большевиков с австро-германцами2.2.9. Распад России.2.2.10. Русское общество в 1918 г. Политика держав.2.2.11. Убийство царской семьи и членов династии2.2.12. ВЧК, красный террор, заложничество. Избиение ведущего социального слоя России2.2.13. Борьба с верой и Церковью. Новомученичество2.2.14. Создание однопартийного режима2.2.15. Начало сопротивления большевицкому режиму2.2.16. Комитет членов Учредительного собрания (Комуч). Народная армия2.2.17. Уфимское совещание. Директория2.2.18. Создание Добровольческой армии2.2.19. Политика держав в отношении России. Ясское совещание2.2.20. Сибирское правительство. Адмирал Колчак2.2.21. Цели и задачи антикоммунистической борьбы2.2.22. Ход военных действий в 1918-1919 гг. Красная армия и Белые армии2.2.23. Русские области, освобожденные от большевиков. Положение, управление, общественные настроения2.2.24. Церковь и религиозные движения в годы Гражданской войны2.2.25. Евреи в Гражданской войне2.2.26. Украина в Гражданской войне2.2.27. Балтийские области в годы гражданской войны2.2.28. Финляндия в годы Гражданской войны2.2.29. Белоруссия в годы Гражданской войны2.2.30. Кавказ в годы Гражданской войны2.2.31. Средняя Азия в годы Гражданской войны2.2.32. Польша в годы Гражданской войны. Советско-Польская война и Рижский мир2.2.33. Белая дипломатия в годы Гражданской войны2.2.34. Красная внешняя политика в годы Гражданской войны. Коминтерн2.2.35. Отступление Белых армий в 1919-1920 гг.2.2.36. Белый Крым. 1920 г. Политика генерала Врангеля2.2.37. Дальневосточная республика и Земский собор 1922 г.2.2.38. Захват большевиками национальных образований. Национальное сопротивление2.2.39. Уход Белой России в подполье и изгнание2.2.40. Причины поражения Белого движения2.2.41. Народные восстания 1920-22 гг.2.2.42. Расказачивание2.2.43. Спланированный голодомор 1921-22 гг. его формы и цели. Борьба с Церковью2.2.44. Общество под большевиками в годы Гражданской войны2.2.45. Советская пропаганда и русская культура в 1918-22 гг.2.2.46. Коммунистическая элита в 1918-23 гг.2.2.47. Гуманитарные и экономические итоги Гражданской войны

Часть третья. Россия в годы становления коммунистического режима (1923 – 1939) Глава 1. Поиски путей и утверждение сталинизма 1923-1928 гг. 3.1.1 От военного коммунизма к нэпу. Лжетермидор3.1.2 Построение коммунистического государства. Создание СССР3.1.3 Восстановление народного хозяйства3.1.4 Национальная политика большевиков в 1923-28 гг.3.1.5 Внешняя политика большевиков3.1.6 Крушение мировой революции3.1.7 Борьба за власть в коммунистической элите. Псевдо-правые и псевдо-левые3.1.8 Культура и право как пропаганда в СССР.3.1.9 Борьба против религии. Обновленчество3.1.10 Отношение большевицкой власти к национальным культурным ценностям России в годы НЭПа3.1.11 Репрессивный аппарат ВЧК-ОГПУ. Тюрьмы и лагеря3.1.12 Русское общество в 1923-28 гг. в России3.1.13 Сопротивление большевизму в годы НЭПа3.1.14 Русское общество в 1923-28 гг. в Зарубежье. Миссия русской эмиграции: изгнание и свидетельство3.1.15 Русская Церковь за границей3.1.16 Общественно-политические движения русского Зарубежья3.1.17 Национально-государственная дискуссия в Русском Зарубежье. Съезд 4-11 апреля 1926 г.3.1.18 «Народный» строй в Монголии, Туве, Бухаре и Хиве3.1.19 Некоммунистические «окраины» России: Польша, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва3.1.20 Урок большевизма миру. Большевизм, фашизм и национал-социализм

Глава 2. Россия в годы тоталитарного сталинизма (1928 – 1939 гг.)3.2.1. Внутрибольшевицкая победа Сталина и курс на тоталитарную диктатуру3.2.2. Иосиф Сталин3.2.3. Подготовка к разгрому крестьянства3.2.4. Борьба с Зарубежной Россией. Террор ОГПУ3.2.5. Раскол Церкви и «сергианство». Усиление гонений на веру3.2.6. Уничтожение старой интеллигенции3.2.7. Коллективизация – «Второе крепостное право (большевиков)»3.2.8. «Вторая гражданская война» – антикоммунистическое сопротивление в русском обществе. Подготовка национального восстания в 1930 г.3.2.9. Второй голодомор 1932-33 гг.3.2.10. Репрессии середины 1930-х гг.3.2.11. Индустриализация3.2.12. Плановое народное хозяйство в России3.2.13. Выдвиженцы, активисты и специалисты3.2.14. Ликвидированная беспризорность3.2.15. Природа России в преобразовательной деятельности большевиков3.2.16 Культурная революция и всеобщее одичание. Борьба с исторической памятью и совестью. Судьба национальных культурных ценностей в СССР.3.2.17. Убийство Кирова и окончательное утверждение единоличной диктатуры Сталина3.2.18. Смена политических целей с мировой революции на строительство коммунистической державы. Советский патриотизм3.2.19. Попытка полного уничтожения «последнего врага» – веры и Церкви в СССР.3.2.20. Коминтерн и международная политика СССР в 1930-е гг.3.2.21. Конституция 1936 г. и создание «единого социалистического общества в СССР»3.2.22. Перепись января 1937 г. и курс ВКП(б) на массовость террора3.2.23. Смена Сталиным коммунистической элиты в 1937-38 гг.3.2.24. Русское общество в СССР в 1930-е гг.3.2.25. Буддисты в России при большевицком режиме3.2.26. Мусульмане в СССР в 1930-е гг.3.2.27. Части былой России, свободные от коммунизма в 1930-е гг.3.2.28. Гражданская война в Испании и Россия3.2.29. Русское общество на Дальнем Востоке и советско-японский конфликт3.2.30. Подготовка к «последней войне». Гонка вооружений3.2.31. Отношение мирового сообщества к сталинскому режиму3.2.32. Международная политика большевиков в конце 1930-х гг.3.2.33. Сломленный, обеспамятованный и порабощенный в СССР народ России. Цена большевицкого эксперимента к 1939 г.3.2.34. Русское общество вне СССР Политические тенденции 1930-х гг. РОВС. Создание НТС-рс.3.2.35. Русская Церковь и русская культура «в послании» миру.

Часть 4. Россия в годы Второй Мировой войны и подготовки к Третьей Мировой войне (1939 – 1953) Глава 1. От сентября 1939 к июню 1941 гг.4.1.1 Расстановка сил в мире к 1939 г., агрессоры и их жертвы. С англо-французами или с нацистами? Пакт Молотова – Риббентропа4.1.2 Завоевание и раздел Польши. Катынь4.1.3 Захват Балтийских государств, Бессарабии и Северной Буковины4.1.4 «Зимняя война» 30 ноября 1939 г. – 13 марта 1940 г.4.1.5 Международная обстановка и подготовка СССР к войне с Германией, осень 1939 – лето 1940 гг.4.1.6 Русское общество за пределами СССР и начало мировой войны4.1.7 Изменения в планах Сталина в связи с блицкригом Гитлера во Франции. Попытка Сталина переделить Балканы и Средний Восток4.1.8 «Барбаросса» и планы Сталина, декабрь 1940 – июнь 1941 гг.

Глава 2. Советско-нацистская война 1941-1945 гг. и Россия4.2.1. Нападение Германии на СССР 22 июня 1941 г.4.2.2. Русское общество и советско-нацистская война в СССР. Отказ от эвакуации населения4.2.3. Советско-нацистская война и Зарубежье4.2.4. Военные действия в июне-ноябре 1941 г.4.2.5. Московская битва 1941-42 гг.4.2.6. Трагедия Ленинграда, 1941-1942 гг.4.2.7. Эвакуация промышленности на Восток. Создание новой индустриальной базы на востоке СССР. Тыл4.2.8. Новый внешнеполитический курс СССР. Присоединение к Атлантической хартии. Ситуация на фронтах Второй Мировой войны к середине 1942 г. Проблема «второго фронта».4.2.9. Помощь и условия новых союзников. Ленд-лиз4.2.10. Прибалтика в годы войны4.2.11. Военные действия в 1942 г. Неудачи СССР4.2.12. Битва под Сталинградом 1942-43 гг. и перелом в ходе войны. Военные действия в начале 1943 г.4.2.13. Курская дуга, 1943 г.4.2.14. Русское общество и германская администрация на оккупированных территориях4.2.15. К западу от линии фронта. Беженцы и остарбайтеры. Трагедия Холокоста4.2.16. Трагедия плена. Сталин и конвенция о военнопленных4.2.17. Русская Церковь и начало войны. Зарубежье, Внутренняя Россия, Псковская миссия4.2.18. Германское антинацистское движение и русское общество4.2.19. Попытки создания Русской Освободительной Армии (РОА)4.2.20. Надежды в русском обществе в СССР на послевоенную свободную жизнь4.2.21. Новые отношения большевицкой власти с Церковью4.2.22. Новое изменение сталинской идеологии – курс на русский национализм4.2.23. Карательная система коммунистического режима в годы войны. Репрессии против военного и мирного населения, штрафные батальоны и заградительные отряды. Обращение с военнопленными4.2.24. Репрессии против народов России. Насильственные депортации и геноцид4.2.25. Русское антинацистское сопротивление в Европе4.2.26. Планы послевоенного урегулирования. Тегеранская встреча. Народы Восточной Европы и планы Союзников4.2.27. Военные действия в 1944 г. Изгнание врага за пределы СССР.4.2.28. Варшавское восстание и занятие Польши. 1944-45 гг.4.2.29. Политика Сталина в отношении Восточной Европы. «Народная демократия»4.2.30. Балканские страны в 1945 г. Красное и белое подполье4.2.31. Ялтинская конференция4.2.32. Создание русской армии на стороне Гитлера. Идеология РОА. РОА и Русское Зарубежье. Пражский манифест КОНР4.2.33. Занятие Австрии и Германии4.2.34. Советская армия в Восточной и Центральной Европе в 1945 г.4.2.35. Занятие Чехословакии. Пражское восстание 1945 г. Конец власовской армии4.2.36. Капитуляция Германии и Потсдамская конференция4.2.37. Жертвы Ялты4.2.38. Война с Японией. Сталин, Мао и судьба русской дальневосточной эмиграции4.2.39. Итоги и цена Второй Мировой войны для России и сталинского режима. Невосполнимые потери

Глава 3. Россия и подготовка Сталина к несостоявшейся Третьей Мировой войне (1946-53 гг.)4.3.1. Несбывшиеся надежды на либерализацию большевицкого режима. Сталинская послевоенная идеология4.3.2. Внешняя политика СССР. Организация Объединенных Наций и всемирное признание сталинского режима. Углубление трений с западными союзниками. Дипломатия Сталина – Молотова4.3.3. Советская реакция на атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Начало советского атомного проекта. Гонка вооружения4.3.4. Восстановление народного хозяйства после победы. Послевоенный голод4.3.5. От «подсоветского» к «советскому» обществу4.3.6. Попытки захватить Иранский Азербайджан, Западную Армению и Проливы. «Фултонская речь» Черчилля и реакция Сталина. Начало «холодной войны»4.3.7. Советизация Восточной и Центральной Европы. Репрессии и реформы4.3.8. Советская политика в Азии4.3.9. Борьба с титовской Югославией. Берлинский кризис4.3.10. Отказ от Плана Маршалла. Окончательный раскол Европы. Поддержка коммунистического наступления в Греции и Италии4.3.11. «Ждановщина»4.3.12. Подготовка советского общества к новой войне. Мобилизация экономики. СЭВ4.3.13. Война в Корее4.3.14. Закрепощенная Церковь в России. Львовский собор и запрещение унии4.3.15. Планы Сталина на новую «чистку» коммунистического аппарата Ленинградское дело. Был ли заговор Берии?4.3.16. Национальная политика Сталина после 1945 г. Выселение «этнических меньшинств» из «прифронтовой полосы». Спецпоселенцы. Борьба с космополитизмом. Дело врачей4.3.17. Наука и культура в СССР в 1945-53 гг. Лысенко и «лысенковщина»4.3.18. Первая и вторая эмиграция. Политика Сталина в отношении Русского Зарубежья. Раскол эмиграции и трагедия «возвращенцев». Уход в обе Америки4.3.19. Русская наука и культура в Зарубежье в 1945-53 гг.4.3.20. Русская Церковь за пределами коммунистического лагеря4.3.21. Антикоммунистические движения в Зарубежной России4.3.22. Антикоммунистические движения на территории СССР4.3.23. Отношение русского общества к смерти Сталина. Март 1953 г.

Часть пятая. Россия в период деградации коммунистического тоталитаризма (1953 – 1991) Глава 1 (13). Россия в годы «мирного сосуществования» 1953-1985 гг. 5.1.1. Борьба за сталинское наследство. Свержение Берии5.1.2. Волнения в Восточной Европе. Восстание в Восточной Германии. Русское общество и восточноевропейские восстания5.1.3. «Холодная весна» 1953 г. Восстания в лагерях5.1.4. Реформа органов госбезопасности и создание КГБ. Борьба в коммунистическом руководстве СССР и возвышение Хрущева5.1.5. Изменение стратегии коммунистического режима с неизбежной войны на мирное сосуществование. Нейтрализация Австрии. Варшавский договор. Примирение с Тито. Женевское совещание. Борьба за влияние в третьем мире5.1.6. «Оттепель». Реабилитации и смягчение репрессивного строя5.1.7. Борьба с русской политической эмиграцией5.1.8. ХХ съезд и развенчание Сталина Хрущевым. Большевицкий ренессанс: «Назад к Ленину!»5.1.9. Польская и венгерская революции 1956 г. и русское общество5.1.10. Завершение борьбы за власть в Кремле и утверждение единоличной власти Хрущева5.1.11. Приоткрытие «железного занавеса». Контакты с внешним миром. Фестиваль 1957 г.5.1.12. Гуманизация советского строя, курс на повышение жизненного уровня населения, отмена деревенского рабства и репрессивного рабочего законодательства5.1.13. Экономическое развитие СССР в годы правления Хрущева. Совнархозы. Целина. «Догнать и перегнать Америку». Сельскохозяйственный «волюнтаризм» и приписки. Программа «построения коммунизма»5.1.14. Ракетно-ядерная гонка и выход в космос5.1.15. Автономизация восточно-европейских сателлитов СССР Внешняя политика в противостоянии с Западом. Попытка Хрущева принудить Запад к «разрядке». Берлинский кризис5.1.16. Конфликт российского и китайского коммунистических режимов. Развал единого коммунистического лагеря5.1.17. XXII съезд КПСС и новая атака Хрущева на Сталина5.1.18. Вторая «оттепель». Пределы хрущевской «либерализации»5.1.19. Русская Православная Церковь при Хрущеве5.1.20. Христианская жизнь вне Московской патриархии5.1.21. Берлинская стена. Кубинская революция и Карибский кризис5.1.22. Советское народное хозяйство в 1960-64 гг. Военный и гражданский секторы советской экономики. Обсуждение реформ. Нарастание кризиса в сельском хозяйстве. Смерть деревни. Финансовые трудности. Восстание в Новочеркасске5.1.23. Культурные сдвиги в русском обществе в СССР5.1.24. Советская система народного образования и воспитания. Коммунистическая идеология и советское общество. Начало идеологического размежевания в советских элитах5.1.25. Сокровища национальной культуры в 1950-60-е гг.5.1.26. Переворот 1964 г. и приход к власти Брежнева. Попытки экономических реформ5.1.27. Коммунистическая номенклатура и русское советское общество в первые годы после Хрущева. Истоки «застоя»5.1.28. Русское Зарубежье в 1950-70-е гг. «СССР – не Россия». НТС, РСХД5.1.29. Культурные процессы в русском обществе. Встреча двух Россий. Тамиздат и самиздат. Появление правозащитного движения. «Еврейский вопрос»5.1.30. «Пражская весна» и отношение к ней в русском обществе. Раскол и конформизм элит5.1.31. Внутреннее освобождение русского общества в СССР в 1970-е годы. Религиозные искания. Линия Сахарова и линия Солженицына на противодействие коммунистическому режиму5.1.32. Московская патриархия и коммунистическое государство в 1960-70-е гг.5.1.33. Конфликт на Даманском. Вьетнамская война. КПСС и международное коммунистическое и национально-освободительное движение. «Деньги партии»5.1.34. Еврокоммунизм и КПСС5.1.35. Разрядка и соглашения с Западом. Продолжение военной гонки. Хельсинские соглашения и русское общество. Борьба за права человека5.1.36. Советские авантюры в Африке и Центральной Америке. Распыление средств. Кризис советской всемирной «империи»5.1.37. Афганская война и отношение к ней русского общества5.1.38. Общества «союзных республик» в эпоху застоя. Прибалтика, Закавказье, Восточная и Западная Украина, Средняя Азия и Казахстан, Белоруссия. Национальная политика коммунистов в 1960-70-е гг.5.1.39. Мусульманское общество в России в 1950-70-е гг.5.1.40. Жизнь российских буддистов в 1950-70-е гг.5.1.41. Поиски коммунистической элитой новой идеологии. Новая версия советско-русского национализма.5.1.42. Третья волна русской эмиграции.5.1.43. Подъём антикоммунистических настроений в Восточной Европе. Польская революция 1980-81 гг. Движение «Солидарность»5.1.44. Назревающий кризис брежневского «общества благоденствия». Экономика и ее пороки, скрытая инфляция, постоянный дефицит, временное облегчение за счет «нефтедолларов» и импорта западных товаров. Цена системы5.1.45. Советский быт в 1950-80-е гг.5.1.46. Спорт в 1950-80-е гг.5.1.47. Природа России. Её охрана и разрушение в 1950-80-е гг.5.1.48 Новое обострение «холодной войны». Реакция на вызов Рейгана. Экономический и духовный склероз советского коммунизма. Смерть Брежнева.5.1.49. Геронтократия. Андропов, Черненко. Тупик власти

Глава 2 (14). Попытка перестройки коммунистического режима.1985 – 1991 гг.5.2.1. Михаил Горбачёв: «Перестройка в рамках системы»5.2.2. Новое политическое мышление. Приоритет общечеловеческих ценностей5.2.3. Завершение Афганской войны5.2.4. Антикоммунистические революции в Восточной Европе5.2.5. Начало внутриполитической демократизации и экономической либерализации5.2.6. «Гласность». Подъём общественной активности. Национальные и демократические движения5.2.7. Возвышение Бориса Ельцина5.2.8. Освобождение Церкви5.2.9. Межэтнические конфликты в Карабахе, Осетии, Абхазии и Приднестровье – 1988-1991 гг.5.2.10. Первые свободные выборы органов власти в России за 72 года. Съезд Народных Депутатов 1989 г.5.2.11. Восстановление независимости стран Балтии.5.2.12. Отказ Коммунистической партии от тотальной власти над обществом. Возникновение многопартийности.5.2.13. Парад суверенитетов. Борьба за власть между Ельциным и Горбачёвым. Поиски формы Союзного договора.5.2.14. Неудача коммунистического реванша и Августовская революция 1991 г. Запрет КПСС.5.2.15. Последняя осень СССР. Беловежские соглашения.

Часть шестая. От Советского Союза к возрожденной России (1992 – 2007) Глава 1 (15). Российская Федерация в годы президентства Бориса Ельцина и Владимира Путина. 6.1.1. Освобождение России от коммунизма. Радикальные экономические реформы Гайдара и их последствия6.1.2. Приватизация «общенародной» собственности6.1.3. Восстановление системы правосудия6.1.4. Кризис 1993 г. и разгон советов. Новая конституция 12 декабря 1993 года6.1.5. Выборы в Государственную Думу 12 декабря 1993 г.6.1.6. Режим Бориса Ельцина. Развитие народного хозяйства. Залоговые аукционы. Складывание государственно-олигархического капитализма6.1.7. Экономический кризис 1998 г. и отказ Президента Ельцина от власти6.1.8. Президентство Владимира Путина. Старые вызовы и новые тенденции развития. Реформы политической системы, государственного аппарата и армии. Идейная основа политики Президента6.1.9. Социально-экономические реформы администрации В.Путина. Российская экономика в начале XXI века6.1.10. Проблемы политического народовластия в послесоветской России. Отсутствие гражданского общества. Политические партии и общественно-политические организации6.1.11. Крайнее имущественное расслоение в послекоммунистической России. «Новые русские» и «старые советские». Обнищание. Коррумпированность государственного аппарата.6.1.12. Трудности в переходе к новой национально-административной политике. Строительство вертикали власти6.1.13. Чеченская война6.1.14 Местное самоуправление в послесоветской России6.1.15. Сельское хозяйство: проблемы перехода от колхозного к фермерскому земледелию. Проблема собственности на землю6.1.16. Человек в послекоммунистической России. Уровень жизни6.1.17. Человек в послекоммунистической России. Народонаселение6.1.18. Человек в послекоммунистической России. Нравственно-духовное состояние6.1.19. Русское Зарубежье возвращается в Россию6.1.20. Охрана природны в послекоммунистической России6.1.21. Охрана культурных ценностей6.1.22. Церковь и вера в послесоветском обществе6.1.23. Воссоединение Русской Церкви6.1.24. Россия в мировой политике6.1.25. Россия и международный терроризм6.1.26. Восточно-европейский и российский пути выхода из коммунизмаГлава 2 (16). Политические процессы на пространствах исторической России за пределами Российской Федерации6.2.1. Украина6.2.2. Белоруссия.6.2.3. Путь Балтийских обществ в Объединенную Европу6.2.4. Молдавия (Республика Молдова)6.2.5. Приднестровский конфликт и попытки его решения6.2.6. Грузия6.2.7. Конфликт в Южной Осетии6.2.8. Абхазия6.2.9. Азербайджан6.2.10. Армения6.2.11. Карабахская проблема6.2.12. Узбекистан6.2.13. Туркменистан6.2.14. Казахстан6.2.15. Киргизстан6.2.16. ТаджикистанВоссоединение исторического пространства (вместо заключения)

Дополнительные материалы:

urokiistorii.ru

“История России. ХХ век”.

Иван Толстой: Откроем новый год передачей, подводящей итоги прошедшего столетия. Московское издательство “АСТ-Астрель” выпустило двухтомник “История России. ХХ век”. Легко сказать: двухтомник. Это кирпичи общим объемом 1900 страниц, в которых повествование начинается с 1894 года (воцарения Николая Второго) и доходит до 2007 года. В предисловии, написанном ответственным редактором двухтомника, говорится о том, что перед читателем не история процессов и сил, а история людей. Авторы ставили своей задачей не только зафиксировать те или иные факты, но и нравственно их осмыслить. “Эта книга, - я цитирую, - возвращает русской истории человека и исторический факт, из безличного описания “объективных процессов” и “движущих сил” вновь делает историю личностной и фактичной”.Книгу написали около сорока человек из десяти стран. Перечислить всех не могу, назову лишь несколько имен историков: Кирилл Александров, Сергей Волков, Владислав Зубок, Алексей Келин, Борис Любимов, Борис Пушкарев, Витторио Страда, Никита Струве, Леон-Габриэль Тайванс, Николай Толстой-Милославский, Тихон Троянов, Василий Цветков, Юрий Цурганов. Прошу не упомянутых не обижаться.Сразу отмечу давно уже не встречавшуюся сторону российской книги: в списках литературы после каждого раздела приводятся не только отечественные издания, но и эмигрантские, и собственно западные – Роберт Конквест, Энн Эплбаум, Шейла Фицпатрик и многие другие. Словом, отключить телефон, отослать детей к бабушке – и читать. Тем же, кто еще не стал счастливым обладателям двухтомника (а он, надо сказать, расходится как горячие пирожки), мы предлагаем сегодня беседу с ответственным редактором издания, его мотором и душой, соавтором и концептуальным руководителем Андреем Борисовичем Зубовым, доктором исторических наук, профессором МГИМО. Сегодня он гость нашей московской студии.

Андрей Зубов: Одна из идей книги заключается в том, что за 20 лет после падения коммунистического режима написано очень много хороших специальных исследований по русской истории и в России, и за рубежом, опубликовано огромное количество документов, а обобщающих, нового уровня книг для русского общества, для любого интеллигентного человека по русской истории, аналогичной, скажем, книге Сергея Михайловича Соловьева или Василия Осиповича Ключевского, их нет. Поэтому была задача всё то, что не читает никто, кроме специалистов, но что очень хорошее, соединить вместе. А для этого надо было просто пригласить хороших специалистов, которые раньше писали в основном, монографии, специальные исследования, а тут им предложено было написать какие-то разделы в общую книгу. Это был первый принцип. То есть, это должны были быть люди, хорошо знающие свою тему, скажем, холодную войну, эмиграцию или культуру России советского периода, историю церкви, искусства. Второй принцип был, чтобы люди были достаточно близких мне взглядов, потому что условием книги было то, что это не сборник статей, это единый текст. И я оставлял за собой право редактировать, как я считаю нужным любой текст любого автора, переносить куски из раздела в раздел, что-то убирать, что-то дописывать сам, поскольку у нас, как вы знаете, разделов около шестисот, они не подписные, даже я не люблю говорить, кто что писал. И список авторов - только вначале. Поэтому второе - это какая-то близость взглядов. Она не полная, разумеется, это вообще невозможно - где есть три русских человека, там четыре политических партии, но, все же, вот такие были два принципа.

Иван Толстой: Были ли какие-то связаны с этим конфликты, недовольство ваших авторов - с тем, что вы переносили какие-то абзацы?

Андрей Зубов: Нет, это было предварительное условие, это жесткое было предварительное условие. Кто не хотел на это идти, тот не подписывал договор. Но такого ни единого человека не оказалось, все согласились.

Иван Толстой: Конечно, можно было бы нам с вами в сегодняшнем разговоре пойти по пути общих, обобщающих вопросов и спрашивать, какого вы лада человек, какого вы склада, как вы смотрите на вообще историю России, но, по-моему, плодотворнее будут задавать вам конкретные вопросы, и тогда мы поймем, с кем имеем дело в сегодняшней программе. Итак, мой первый вопрос. Николай Второй - тихий, робкий человек, почти святой, жертва предательства, жертва обстоятельств. Есть такое мнение о последнем Государе. Позиция вашего труда?

Андрей Зубов: По крайней мере, это не точка зрения, отраженная в книге. Безусловно, Николай Второй - трагическая фигура. Это следует не только из его трагической гибели, но и из его достаточно трагической жизни. Как у нас написано в книге, в общем, это тип чеховского интеллигента, человек никогда не уверенный в себе, никогда не знающий до конца, как правильно поступить, оказавшийся во многом под каблуком собственной жены, из-за собственной жены вынужденный терпеть нелюбимого им Распутина, страдавший от тяжкой болезни сына. В то же время, воспитанный своим отцом, намного более сильной авторитарной личностью, в принципах абсолютной монархии, он не мог этот принцип сохранить, хотя и хотел, хотя не раз об этом заявлял. Но, в итоге, пошел на Манифест 17 октября не по доброй воле, а вынужденный, принужденный к этому, и потом все время мучился этим, мучился, что уже не передаст трон сыну в том виде, в каком ему передал его Александр Третий. И наконец, конечно, в самый неподходящий момент своего правления, когда более всего не надо было этого делать, он отрекается от престола, перед генеральным наступлением весны 17-го года, якобы, надеясь сделать лучше России. Но, скорее всего, просто ему все надоело, вот ему уже все было в тягость. Так же как ему надоели истерики жены, теперь ему надоела эта постоянная подковровая борьба, обвинения в Думе, заговоры близких ему людей из высшей аристократии. И он уходит. Не нравлюсь я вам, я ухожу, вместе с сыном ухожу. Нарушает при этом государственные законы, уходит, а то, что произошло после этого, всем хорошо известно.

Иван Толстой: Позиция русской эмиграции в отношении Николая Второго. Конечно, русская эмиграция абсолютно не монолитна, она разделена более или менее на такое же количество сегментов и осколков, как и общество в метрополии, и, тем не менее, вот уж в чем русская эмиграция сближается, или большая часть ее, так сказать, сегментов в этом круге сближается - это отношение к памяти Николая Второго. Портрет Государя Императора - во многих домах, уж точно во всех старческих домах, и так далее. Насколько близко разговаривать с русскими эмигрантами монархического толка вам или вашим авторам, насколько могут смело смотреть они в глаза своим эмигрантским читателям монархического толка после этого двухтомника?

Андрей Зубов: Вы понимаете, монархические читатели могут быть нескольких видов. Если это монархический читатель с трезвым взглядом (кстати, у меня дома тоже стоит портрет Государя Императора), то с ним вполне может быть нормальный разговор, потому что ясно, что никто не свят, только один Бог. А ежели это человек, который считает, что второе миропомазание, которое получает при венчании русский монарх, оно делает его уже надмирным и сверхчеловеческим существом, человеком без слабостей и без грехов, то с таким человеком просто не о чем говорить. Поэтому никаких проблем, по-моему, у меня не возникало. Да, некоторые говорили, что слишком критично написано. Но здесь вопрос с том, что мы вообще не старались критиковать, мы старались говорить правду. Вот там собрана сумма фактов. Кто-то, может быть, будет их считать великим достоинством, кто-то будет считать их недостатками, но доказывать, например, что Государь не находился, скажем, под авторитарной властью своей супруги, это неправильно. Достаточно посмотреть переписку, достаточно посмотреть воспоминания ближайших очевидцев. Говорить, что Распутин никакого влияния не имел ни на Государя, ни на Государыню - это неправильно. Поэтому мы исходили просто их того, что надо говорить правду. А уже выводы из этой правды каждый будет делать сам.

Иван Толстой: Загадочная вещь - правда. Следующий миф. Либералы и интеллигенция погубили великую страну. Ваш комментарий?

Андрей Зубов: Опять же, ничего подобного в книге не сказано нигде.

Иван Толстой: Нет, нет, я тезисы не из вашей книги извлекаю, я извлекаю из молвы народной.

Андрей Зубов: Вы понимаете, на первый взгляд - да, а в действительности - нет. Да, потому что, когда мечтавшие порулить русские либералы, наконец, после Февраля и отречения Государя, взяли руль того самого автомобиля, о котором говорил Родичев, что он несется по горной дороге, вот, наконец, они сместили шофера, взялись за руль и тут же улетели в пропасть, они не смогли вписаться в первый же поворот. Шофер, худо-бедно, но все-таки довел машину до того момента, пока его не сбросили, и все-таки, может быть, не лучшим образом, может быть, с какими-то шатаниями и вихляниями, но государство российское не развалилось, в пропасть не свалилось, войну практически выиграло, своими союзниками уважалось, а тут оно тут же улетело в пропасть. То есть, руль удержать не смогли. В этом смысле, разумеется, либералы, интеллигенты – Милюков, Гучков и Керенский… Кстати, поразительный тоже человек, у нас все литературные герои, если Государь похож на чеховского интеллигента, то Керенский просто похож на героев Александра Блока, поразительно, понимаете. Вот это удивительно всегда. Но, с другой стороны, не надо их тоже воспринимать очень комично. Россия ведь была последней абсолютной монархией Европы к началу ХХ века, больше ни одной не было, даже Болгария, Сербия и Черногория, не говоря уже про Швецию и Великобританию, не были, все христианские страны уже давно были странами с конституционной монархией. Поэтому наш народ не умел управлять страной, а Государи тоже управляли далеко не лучшим образом. И в этом плане революция - это была трагическая ситуация, когда никто не сумел выправить государство. Эти либералы не понимали, что не лучший момент брать власть, Государь не понимал, что не лучший момент ее отдавать. В итоге, власть захватили политические авантюристы и, фактически, бандиты.

Иван Толстой: Движемся дальше. Старая Россия, как говорит Александр Исаевич Солженицын, была напоена православием. Как ваш исторический труд смотрит на религиозность русского народа?

Андрей Зубов: Если бы Россия была напоена православием, то, естественно, революции бы никакой не было, потому что все призывы как раз тех авантюристов, которые захватили власть, еще когда они ее не захватили, когда народ только склонился, сначала в 1905 году, потом между февралем и октябрем, это были призывы к нарушению всех возможных заповедей, в первую очередь, брать чужое, но также и не останавливаться перед убийством ни в чем не повинных людей только за то, что они принадлежат к другим социальным группам. Понимаете, ситуация совершенно иная. Наша книга использует и статистику, и глубокие взгляды отдельных епископов, священников, верующих и умных мирян, типа генерала Киреева. Она показывает, что в России, во-первых, вера уже практически (я не залезаю слишком далеко в прошлое), но, по крайней мере, в 18-19-м веке народная вера была совершенно не христианская, это было не христианство. Формально это называлось христианство, всех людей крестили в детстве, но это не было христианство, потому что основные принципы христианства - стремление к обоженности, “подражайте мне, как я Христу”, как говорил Апостол Павел - всего этого не было.Иван Толстой: А как назвать то, что происходило в России?

Андрей Зубов: А это можно назвать только одним, что, фактически, под видом христианства возвращался самый простой и дикий паганизм, язычество простонародья. А культурное общество искало, кто-то уходил от веры, кто-то уходил в масонство, в 18-м веке это было общепринятое явление. И, читая, скажем, архиепископа Фенелона, люди открывали для себя христианство для умных людей, которое у себя дома найти не могли. В 19-м веке возникает сразу два течения. С одной стороны, вновь, как и в 14-м веке при преподобном Сергии, начинается движение к внутреннему глубокому христианству в обществе, через Паисия Величковского, через Учение об умной молитве, о частом причастии, которое было инициировано Никодимом Святогорцем, Макарием Коринфским, греческими подвижниками и мыслителями. И эта традиция через Серафима Саровского, через Оптину пустынь транслируется в ХХ век, а потом в русское зарубежье. А большинство оно не затрагивает, поскольку большинство - люди совершенно неграмотные, Писание не читали, службу не понимают, русский священник не проповедует православное или читает чужую проповедь на непонятном языке, вот живут, продолжают жить в этом мире обрядоверия, фактически не христианства, с причастием раз в год, что совершенно невозможно по всем канонам православной церкви. И такой человек, естественно, в итоге теряет веру. Тем более, что есть еще один очень важный момент. Понимаете, вера всегда строится на принципе доверия священнослужителю, человеку, который должен представлять, персонализировать эту веру перед простыми людьми, а этот священнослужитель служит не этим людям, а служит государству. А государство сначала держало в рабской зависимости большую часть населения или как государственных, или как частно-крепостных, а после этого дало им такую свободу, которая народу не понравилась. Собственно, в этом причина революции. То есть, им была дана свобода с выкупом земли, которую они считали своей. И церковь опять же устами митрополита Филарета (Дроздова) и фактически всех священнослужителей церкви одобрила эту реформу Александра Второго, а народ ее принял с большим скрипом. И отсюда постепенная потеря почти у всех доверия к церкви. Я помню, как мой прадед, церковный староста витебский в одном из храмов, говорил, что “я в Бога верю, а попам не верю”. Это была классическая фраза. У многих это была потеря веры в Бога, и отсюда и революция, и массовый атеизм, массовая апостасия в первые годы советской власти. Ведь народ никто не принуждал, в целом, отходить от веры, народ сам отошел от веры. Да, было сопротивление, да, были крестные ходы в Шуе, в Москве, были их расстрелы. Но лучше всего показывают ситуацию выборы в Учредительное собрание. Христианские партии, суммарно, православные и старообрядческие (протестантская была партия), за них суммарно было подано около одного процента голосов. То есть, в этот великий слом народ в целом увлекся эсерами, которые были совсем не христиане, большевиками и меньшевиками, которые тоже были совсем не христиане, кадетами, которые тоже никак свое христианство не артикулировали, хотя среди них были верующие люди. А в православной стране за религиозные партии никто не голосовал.

Иван Толстой: Трагическое одиночество “веховцев”.

Андрей Зубов: Ну, как вам сказать, они просто опередили во многом свое время и заложили ту основу, которой питалось, как известно, русское зарубежье во многом и, в конечном счете, питаемся мы сейчас. Ведь столетие “Вех”, здесь, конечно, не на уровне всего общества, но очень многими - людьми, организациями, журналами и клубами - было отмечено очень серьезно.

Иван Толстой: Два взгляда есть на русскую культуру, два мифа. Один говорит, что русская культура оказалась в эмиграции, а в СССР остались люди случайные, другой миф переворачивает эту формулу и утверждает, что за границу бежали предатели, а настоящие русские остались со своим народом. Другими словами, ваш двухтомник за красных или за белых?

Андрей Зубов: Вы понимаете, я могу сразу сказать, что, конечно, не за красных и, безусловно, белое дело ближе авторам двухтомника и мне лично. И оно кажется и по-человечески справедливым и правильным. Эмиграция, изгнание, это трагедия, а не выбор между двумя хорошими вещами: поехать, как сейчас, жить в Праге или остаться жить в Москве. Это вопрос жить или не жить, жить или быть расстрелянным. Ни от кого никогда мы не сможем с вами потребовать, чтобы люди сознательно согласились всей семьей быть пристреленными в затылок, да еще после мучений и страданий, что в эпоху красного террора было совершенно обычным делом. Что касается культуры, то, безусловно, культура России, как целое, сохранилась в эмиграции, чтобы потом постепенно рассеяться в изгнании, уже со сменой поколений, в 60-70-е годы. Но вот сейчас культура современной России немыслима без возвращения произведений эмиграции в Россию. Тогда бы 20-й век был бы для нас зиянием, почти дырой. А так все - и литература, и живопись, и музыка, и философия, и точные науки - на самом деле тоже все это во многом сохранила и вернула в Россию, в конечном счете, эмиграция. Что же касается сохранения здесь, в России, то практически возможность творить сохранялась, но возможность творить тоже ценой своей жизни или, по крайней мере, ценой своего человеческого счастья. Надо вспомнить судьбу Мандельштама, Ахматовой, Пастернака, Булгакова - настоящих писателей, настоящих поэтов, настоящих историков. Сергей Платонов уже ничего не мог написать, он увидел расстрел собственного сына, он сам умер в ссылке, а, скажем, историк Покровский был просто идеологическим человеком, уже принадлежавшим большевикам. Да, постепенно в России все равно сформировалась новая наука, хорошая гуманитарная, настоящая наука, и даже в советский период, но это все было с обманом идеологического ведомства, с потерей бдительности. Когда выходили книги Аверинцева или Лихачева, всегда это более или менее приходилось говорить эзоповым языком, всегда было то, что нельзя было говорить вообще. В этом смысле мне кажется, что, конечно же, люди, которые покинули Россию, тем более, что многих просто выслали, не хотели уезжать, как тот же Бердяев, который советовался с отцом Алексеем Мечевым, уезжать или не уезжать, тот сказал: “Уезжайте, ваша миссия - за границей, для всего мира”. То есть, эти люди, я думаю, сделали великое дело для нашей родины и для нашего общества. Кстати говоря, в книге никогда не делается различий на то, что общество в России и общество в зарубежье это одно – русское, другое - не русское. Мы всегда продолжаем эту традицию, которую предложил Петр Бернгардович Струве, и была она принята в русском зарубежье, традиция, что есть внутренняя Россия, которая имеет почву, но не имеет свободу, и есть зарубежная Россия, живущая в неслыханной свободе, но без почвы.

Иван Толстой: Для человека всегда очень важно оправдать свою жизнь и свою судьбу и понять ее в каких-то очень правильных, оправдывающих координатах. Многие люди задаются вопросом: подфартила мне судьба, что я родился там, а не здесь, здесь а не там, за рубежом, либо в самой России? Очень многие люди пытаются провести какую-то параллель между теми деятелями культуры, которые уехали в эмиграцию и которые остались, и понять, какая же чаша весов при этом перевесит, где, так сказать, правильнее выбрал свой путь человек, где более русская, более настоящая, более достойная культура, в результате, сотворилась и воплотилась. Конечно, когда вы говорите об опасности расстрела любой семьи в затылок, тут нечего и выбирать: естественно, человек спасает жизнь своего потомства и свою собственную. Но когда в начале 20-х годов стали выезжать в эмиграцию по собственной воле, тут мы вправе сопоставить, и всегда на своего Набокова есть свой Булгаков, всегда на свою Цветаеву остается своя Ахматова, и так далее. Я понимаю, что в вашем двухтомнике вы не пытаетесь оценить, чья культура лучше, чья культура более русская, как вы сказали, и, тем не менее, проводите ли вы такой пропедевтический обзор оставшихся и уехавших для того, чтобы, может быть, развеять какие-то мифы или, может быть, что-то утвердить, важное для вас, как для редактора?

Андрей Зубов: Ну, что касается пропедевтики, я не знаю, вообще эта цель не ставилась в книге, но что касается сопоставления, то постоянно. То есть, например, рассказ о судьбе русской интеллигенции, оставшейся в России в 30-е годы, если говорить о Первом съезде советских писателей, о речах, которые на нем говорились, и о подпольных листовках, которые на нем распространялись, и о том, что произошло после этого в годы Большого террора, и судьба Шпета несчастного, за этим идет рассказ об этом же периоде в русской эмиграции, цветущем периоде, когда издавался еще до 1940-го года журнал “Путь”, когда была масса направлений левых, правых, в философии, в культуре, в поэзии, когда мы говорим о ждановщине в послевоенное время, целая глава “Ждановщина”, вот эти ужасы, которое когда людям затыкают рты, заставляют лгать, клеветать друг на друга, стучать или вообще умирать с голоду, как та же Ахматова или Зощенко. А эмиграция, опять же, - новый культурный подъем, последний подъем старой русской эмиграции, это конец 40-50-е годы, когда уже эмиграция говорит для всего мира, очень многие пишут по-английски, по-французски, уже становятся профессорами каких-то крупных западных университетов, и при этом продолжают нести очень много для России, и сознательно говорят все, что мы работаем для России, для русского общества. Да, мы эти вещи сопоставляем, и каждый потом дальше может сам делать вывод, где можно было честно служить своим идеалам и идеям, а где надо было или умирать, или страдать на грани выживания, или отправляться в ссылку, или становиться, в общем-то, сволочью, становиться доносчиком, лжецом, лизать задницу Сталину, Жданову - ну, вот, кому что нравится, как говорится.

Иван Толстой: Ну вот, давайте как раз поговорим о батьке усатом, об этом “эффективном менеджере”. Какова природа сталинского террора в изложении вашего двухтомника: это борьба с оппозицией, необходимость держать в узде вечно филонящий народ (с ним иначе нельзя, с нашим быдлом иначе нельзя, как говорят), или это была паранойя?

Андрей Зубов: Нет, ну, меньше всего тут было паранойи, хотя, разумеется, какие-то элементы маниакальные, наверное, в отношении отдельных лиц и были. Вы знаете, террор - многообразное явление. Дело в том, что он всегда есть реакция на опасность потерять власть, или опасность реальную, или опасность мнимую, но не на уровне паранойи, а на уровне того, что там Сталин переоценивал, безусловно переоценивал мощь русской эмиграции. Он боялся ее больше, чем она того заслуживала, положим. Боялся какого-то там РОВСа, Кутепова и Миллера даже несчастного больше, чем они того заслуживали. Но это не паранойя, это политическая ошибка, скажем. И совершенно очевидно, что первый виток сталинского, не ленинского, террора, это коллективизация, с ним связаны и первые после Ленина сильные гонения на церковь и гонения на остатки старой интеллигенции, и попытка пенетрации в эмиграцию, и растление, выкрадывание, заманивание каких-то отдельных людей из русской эмиграции. На самом деле, террор, который стоил жизни вместе с голодомором 1932-33-го года, боюсь назвать точную цифру, но где-то около 10 миллионов человек, видимо, погибло или по крайней мере было совершенно изувечено, дети выживали без родителей, умерших от голода где-то на Енисее. Все это читаешь, и волосы становятся дыбом. Вот это было сделано с одной единственной целью - потому что крестьяне, если бы они остались независимым сословием со своей землей и со своим зерном, то, разумеется, коммунистам скоро пришлось бы уйти. Поэтому - или тоталитарный режим, или власть Сталина и политбюро, или потеря этой власти. Но тогда - все, конец. Поэтому коллективизация не ради модернизации проводилась, это только Филиппов так считает или некоторые наши современные ученые, а, конечно, проводилась в первую очередь ради того, чтобы сохранить и упрочить собственную власть в тот момент, когда она могла ускользнуть из рук. А Большой террор 37-го года, и так он и продолжался до начала войны на самом деле, хотя один почерк у Ежова, другой почерк у Берии, этот террор вызван, понятно, переписью января 37-го года, которая показала, что после 20 лет атеистической пропаганды, борьбы с инакомыслием и промыванием мозгов, неожиданно 60 процентов людей России объявили себя верующими в именных анкетах, в которых написано было имя, отчество, фамилия и адрес. То есть, люди не побоялись усатого, это было еще страшнее чем то, что они верующие. То есть, в сравнении с Богом или собственной шкурой люди предпочли быть с Богом, даже ценою гибели собственной шкуры. И вот это известное письмо 20 мая 1937 года Маленкова Сталину, что с таким народом мы не можем выиграть грядущую войну, предложение серьезно народ почистить, и в июне принимается решение о массовом терроре, как известно. Вот Большой террор. А третий террор, уже послевоенный, тоже понятно, почему был. Потому что народ вернулся совершенно не с теми настроениями, с которыми хотел, чтобы вернулся народ, сам Сталин. Люди пришли с любовью к России, с гордостью, может, с болезненной гордостью за Россию, но отнюдь не с любовью к Иосифу Виссарионовичу. И вернулись солдаты, офицеры и, кроме того, как известно, Иван увидел Европу, а Европа увидела Ивана, и это тоже было очень опасно.

Иван Толстой: Следующий важнейший вопрос и тоже весь погруженный в миф и клубящийся всевозможными расхождениями мнений по своему поводу: какова репутация власовского движения, как представлен этот миф на станицах вашей истории?

Андрей Зубов: Как величайшая трагедия и как демонстрация того, что ошибочный выбор русского народа во время гражданской войны, когда русский народ мог вполне выбрать не красных, уже знал, что такое красные, знал, что они безбожники, богоборцы, что убийцы, а он выбрал красных все равно или, по крайней мере, предпочел вообще ничего не делать. Белые проиграли. Вот этот выбор предрешил полный тупик во время Второй мировой войны. Во-первых, мы называем эту войну не Великой Отечественной, как предложил ее называть Сталин, а называем мы эту войну советско-нацистской, не обижая никого, а чтобы убрать идеологему, у нас есть советско-польская война, советско-финская война, так называемая, зимняя, и советско-нацистская война. Что касается власовского движения и, шире, русских настроений Германии, мы говорим, что после того, что устроили Ленин и Сталин за 25 лет в России, а все это описано в книге, все эти кошмары, ужасы, цифры и факты, все описано, 30-е, 20-е годы, после этого перед человеком стояла реальная проблема: сражаться, защищать свою родину Россию, но одновременно защищать и усатого, или же сражаться против усатого, но, одновременно, и против своей родины, против своего народа. И обе позиции ущербны, потому что на самом деле от усатого России не лучше было, чем от Гитлера. И вот в этой великой трагедии, из которой не было выхода, в этой трагедии оказались миллионы и миллионы людей в России. И в эмиграции, кстати, но, конечно, в основном, во внутренней России. Легко было генералу Деникину, старому уже тогда человеку, просто жить на берегу Бискайского залива и отказываться от всех предложений Гитлера. Ну, порядочный человек, но никто от него ничего особенного и не требовал, а каково было молодому человеку, которого призывали в армию, куда ему было деваться? Ну, вот были отдельные сознательные люди, опять же, мы приводим в пример воспоминания такого Цыбушева, который сознательно, живя в Советском Союзе, предпочел говорить: “Я не хотел за Сталина ложиться под танки, я готов был умереть за Россию. Но Россия для меня - это общество, свобода, а отнюдь не березки, и поэтому я предпочел получить освобождение, пойти на завод работать, чтобы просто не орать “за родину, за Сталина!”. Конечно, такие люди тоже были, но это единицы в сравнении с теми, кто уклонялись, чтобы просто их не убили, и теми, кто шел на фронт, даже в большом очень порыве, но потом многие начинали понимать, в процессе войны.

Иван Толстой: Вы сказали, что в связи с поступком генерала Власова и подобных ему вы снимаете вопрос о предательстве, а читатель требует, чтобы этот момент был прояснен. Так предательство или не предательство? Вы чувствуете, что в читательской аудитории есть потребность получить этот ответ?

Андрей Зубов: Конечно, по отношению к режиму - предательство, присяга коммунистам, целование красного знамени. По отношению к России - открытый вопрос. Это ошибка, безусловно, потому что если Власов надеялся на Гитлера, конечно, он был полный дурак, потому что на Гитлера надеяться было нельзя. Власов лично мне, например, не очень убедительная личность, но, в то же время, человек, который, как тот же Жуков, сражался за Сталина и, в итоге, облегчил Сталину восстановление тоталитарного режима над уже не только Россией, но и половиной Европы после Второй мировой войны, - разве он не совершал предательства России? Разве голод 46-47-го года, когда у нас ломилось от золота и платины казначейство, разве все эти массовые шарашки, да и, в общем, расстрелы, разве вывоз, депортация огромного количества и русских эмигрантов и даже коренных народов Восточной Европы, тех же немцев почти 300 тысяч было насильно вывезено молодых, финнов, румын - разве все это не преступление? А это же все те, кто сражались на стороне Сталина, они расчищали дорогу этому преступлению. И самое трагическое даже не то, что выбора не было, а то, что никто не захотел воспользоваться выбором, который все же был выбором, который сделал в Германии граф Штауфенберг. Вот этого в России никто не сделал, никто же не стал, если использовать известную притчу Корнея Чуковского, никто не стал таким воробьем, который склевал тараканище. Жуков, Рокоссовский - все покорно склонили свои головы. Так что на самом деле это вопрос, на который нет ответа, у нас не нашлось достойного человека, который бы мог, победив Гитлера, угробить Сталина. И вот в этом - великая трагедия России.

Иван Толстой: Холодная война, на ком большая вина - на Советском Союзе или на Западе? С чего она началась? Если читатель откроет ваш двухтомник, что он прочет?

Андрей Зубов: Он прочтет, безусловно, то, что вина Запада, как всегда, заключается в попустительстве, в согласии в Тегеране, в Ялте, в Потсдаме на раздел Европы, фактическое закрывание глаз на установление тоталитарных однопартийных режимов повсюду к Востоку от того самого железного занавеса, о котором в Фултоне говорит Черчилль. Вот в этом вина Запада. А в том, что эти режимы устанавливаются, в том, что противники коммунизма массами в странах Восточной Европы убиваются, в лучшем случае им разрешают уехать, как королю Михаю, а, как правило, отправляют в прямо противоположном направлении, в сибирские лагеря, в этом, конечно, вина Сталина. Холодная война началась с того момента, когда Сталин не освободил Восточную Европу, а навязал ей себя и навязал режимы немыслимые в странах Западной Европы. Страны Западной Европы остались самостоятельными. Бедными, зависимыми от США экономически и в смысле обороны, но там были самостоятельные режимы, свободные выборы. Наоборот, после Парижской конференции 46-го года были восстановлены старые границы, а в Восточной Европе были установлены деспотические тоталитарные режимы, и это есть причина начала холодной войны. И, кроме того, Сталин не скрывал ни на минуту, что его задача - завершить диалог с Западом и победить его окончательно. И ориентация на ядерное оружие, ориентация на строительство сверхмощного флота, успешная попытка на основе немецкого ракетного комплекса создать отечественные ракеты - все это ведь знамение того, что Сталин думал но об обороне, а о продолжении наступления. И в нашей книге соответствующий раздел послевоенный, от 45-го до 53-го года, так и назван “Россия в годы подготовки Сталиным Третьей мировой войны”.

Иван Толстой: Перейдем в послесталинское время. Несколько самых разнообразных степеней свободы существовало в Советском Союзе, и очень многие эту свободу назначали себе сами, если можно так выразиться. От внутренней позиции человека, от его воли зависело очень многое, гораздо больше, чем сейчас, кажется. Что принесло большую нравственную пользу обществу - полуподпольное чтение запрещенного Солженицына или посещение критикующего, но разрешенного Театра на Таганке?

Андрей Зубов: Я, и никто из наших авторов, не оценивали, что больше, что меньше. Безусловно - все. Я думаю, что после смерти Сталина и, особенно, после ХХ съезда начинается принципиальное изменение отношения власти и общества. Если до этого, при Ленине и Сталине, был народ, которым понукала власть, которая, в общем-то, не считалась и даже не принимала в расчет возможное сопротивление народа, а если принимала, то тут же подавляла, это было отношение поработителей и порабощенных, то после смерти Сталина отношения изменились. Власть уже чувствовала себя зависимой от общества, от народа, потому что она понимала, что к такому массовому террору она больше не прибегнет, этот террор ударит по ней самой, не хотелось уже ударов по себе и, вообще, воли не было к массовому террору, боялись, это слишком страшно все было. Кроме того, видели, что произошло на ХХ съезде, понимали, что на каком-то ХХХ съезде этих товарищей так же точно заплюют, которые прибегнут к новому террору. Поэтому с народом стали играть в поддавки. То есть, мы вам больше материальных благ, а вы нам - лояльность, мы вам больше свободы, а вы нам - послушание в том, в чем надо слушаться. И вот это и было началом распада тоталитарного государства, тоталитарной идеологии, тоталитарной политической системы. И тут же появляется, естественно, Международный фестиваль молодежи и студентов, огромное значение сыгравший, и первые туристские поездки в это же время после фестиваля, и, разумеется, появление более свободной литературы, вплоть до “Одного дня Ивана Денисовича” и “Матрениного двора”, и самиздат, и тамиздат, и выставки, и глупые крики Хрущева на Вознесенского. Но все-таки уже Вознесенский остается при своем, а Хрущев - при своем. Постепенно приходит освобождение общества. И каждый выбирает здесь свой путь. Кто-то начинает ходить в церковь, религиозный подъем явно совершенно читаем после чешских событий, с конца 60-х - начала 70-х годов, кто-то начинает читать самиздат и тамиздат и его распространять, кто-то начинает слушать Радио Свобода. Кто-то просто создает себе частную жизнь, зная, что его уже не арестуют завтра, что можно рожать детей, что можно строить дачку на дачном участке, пусть с массой ограничений, но можно, ее не отберут. И вот эта новая жизнь на самом деле медленно-медленно за 30 лет привела к полной эрозии идеологии.

Иван Толстой: Миф о перестройке. Горбачев - предатель, Горбачев - спаситель России. Позиция вашего двухтомника?

Андрей Зубов: Мы рассматриваем период перестройки, период правления Горбачева шаг за шагом. И совершенно ясно из этого становится, что никакого замысла покончить с коммунистическим государством у Горбачева и в помине не было, когда он становится в 85-м году генеральным секретарем. Была идея сравнительно молодого, по сравнению с другими членами Политбюро, человека сначала, как вы помните, «больше социализма». Значит - компьютеризация, технизация. Ничего не получается. То есть, Горбачев сам не понимал, что не в косности технического оснащения, а в более глубоких формах социальных отношений лежит порок системы. Постепенно он начинает понимать глубже и, как вы понимаете, тогда, после нескольких к

www.svoboda.org

История Русской Церкви - Русская церковь в XX веке

Удивительным явлением веры на Руси была перепись 7 января 1937 года. В эту перепись лично Сталин повелел включить вопрос о вероисповедании, причем вероисповедании не формальном, я по традиции принадлежу, а реальном.

 

Спрашивать у всех людей старше 15 лет верят ли они в Бога, и если да, к какой конфессии они принадлежат. Это была не слепая перепись, были листы с ФИО и адресом, стандартная перепись населения.

 

Эта перепись вошла в историю страны под названием расстрельная перепись по двум причинам. Во-первых, почти всех ее организаторов уничтожили.

 

Результаты были частично уничтожены, частично засекречены так, что о них мы узнали только в 1990 году. А вторая причина в том, что результаты этой переписи явились причиной большого террора, который начался по постановлению ЦК с июля 1937 года.

 

Андрей Борисович Зубов — История Русской Церкви

 

Пять лекций в МГИМО

 

Андрей Борисович Зубов — История Русской Церкви — Содержание

 

Православная церковь домонгольской Руси

Православная русская церковь в XIII-первой половине XV века

Церковь в московском государстве вторая половина XV-начало XVII века

Церковь в России в XVIII–XIX вв.

Русская церковь в XX веке

 

Андрей Борисович Зубов — История Русской Церкви — Русская церковь в XX веке

 

Что же такого было в этой переписи? Оказалось, что после 20 лет советской власти и богоборческой пропаганды 57% граждан России старше 15 лет объявили себя верующими. Для сравнения, конечно, это не абсолютно адекватные сравнения, во время выборов в Учредительное собрание в ноябре 1917 года за христианские партии, православные, старообрядческие, лютеранские, проголосовало в общей сложности 1,5% населения, а за явно богоборческие – большевиков и эсеров – проголосовало 75% населения. Произошло явное изменение сознания общества под влиянием вот этих страшных гонений. Большинство людей вернулись к вере, среди них было много молодых. Количество молодых было больше среднестатистического среди верующих.

 

Результаты не замедлили сказаться. Сталин принял решение, что с таким народом нельзя, как он писал Маленкову, мы не сможет освободить пролетариат Европы от капитализма (читай, завоевать Европу) с такой пятой колонной. Принимается решение бороться со всеми остатками эксплуататорских классов и идеологией, с теми недорасстрелянными дворянами, земцами, образованными не принявшими советский режим полностью, и с потомками кулаков и с религией как таковой – не только с православием, с мусульманством, католичеством, лютеранством.

 

Что касается православных, летом принимается указ о борьбе с врагами советской власти, начинает осуществляться со 2 августа 1937 года, и уже в 1937 году за 5 месяцев было арестовано 136 900 людей, принадлежащих к православному духовенству (это не только священники, но и их жены, дети, активные миряне), из них убито 85 300. Напомню, за весь 19 век и вплоть до начала Первой мировой в России было казнено меньше 2 тысяч человек. Здесь за 5 месяцев только духовенства! А ведь уничтожались и другие группы населения, например, было решено уничтожить всех поляков в России. Катынь это капля в море по сравнению с тем, что было сделано с поляками, проживавшими на территории России. Было убито почти 60 тысяч человек.

 

В 1938 году арестовано 28 300 , из них убито 21 500. В 1939 году арестовано 1 500, убито 900. В 1940 году арестовано 5 100, убито 1 100. В 1941 году арестовано 4000, убито 1 918.

 

Убийства духовенства продолжались до конца войны, по крайней мере до 1943 года, когда 4 сентября произошла т.н. историческая встреча, о которой надо упомянуть хотя бы двумя словами. Дело в том, что как относились к религии вообще, к православию в частности, естественно было известно пусть и не в таких кошмарных масштабах, все эти цифры мы знаем по результатам расследований А.Н. Яковлева эпохи перестройки и Ельцина, когда архивы были открыты. Но понимали, что творится что-то ужасное. Священство убивают целыми епархиями во главе с епископами. Когда началась война, и Советский Союз волей-неволей был объявлен и стал союзником США и Великобритании, потому что как говорил Черчилль, если Гитлер нападет на ад, мы заключим союз с Сатаной, чтобы спасти Англию. Может, это сомнительное заявление, но он так сказал. Поэтому и Англия и США заключают союз с СССР. Но парламенты этих стран отказываются вотировать эти союзы. Англию бомбят, там сложнее отказаться, а американский конгресс отказался. Чтобы получить ленд-лизовский поставки Рузвельт прямо говорит Сталину, вы должны прекратить гонения на церковь. И он начинает это делать.

 

Впервые в 1942 году на пасху отменяется комендантский час, разрешается православным спокойно молиться. Начинается секретная подготовка тем же Тучковым новых отношений с церковью. Но церковь должна быть абсолютно поставлена на колени. Уже все убиты, остались те, кто чудом выжил в дальних лагерях и те, кто полностью, как митрополит Сергий, сломались или Алексий Симанский, и полностью поддерживали Сталина. Остальные были или убиты или тихо умирали в лагерях. И вот в этой ситуации Сталин разрешает легализовать церковь. Как разрешение на легализацию происходит встреча.

 

Еще один момент. Немцы, оккупировав значительную часть советской России, вели себя абсолютно жестоко, но церкви они повсюду разрешали открывать. Открылось в оккупированной части советского союза около 10 000 храмов, народ валил валом в эти храмы. И чтобы как-то показать, что оккупанты разрешают, а мы продолжаем стрелять священников, надо было легализовать церковь.

 

Стали разрешает восстановить патриаршество и восстановить подконтрольную церковную жизнь. В ответ, в благодарность 3 митрополита, которые участвовали в этой встрече, Сергий, Алексий и Николай Ярушевич, пишут Сталину письмо. Оно очень характерно как отношения церкви и государства в сталинские и послесталинские времена.

 

«Дорогой Иосиф Виссарионович!

 

Исторический день свидания нашего с великим для всей Русской земли вождем нашего народа, ведущим Родину к славе и процветанию, навсегда останется в глубине сердца нас, служителей Церкви. Мы почувствовали в каждом слове, в каждом обращении, в каждом предложении сердце, горящее отеческой любовью ко всем своим детям. Русской Православной Церкви особенно дорого то, что Вы своим сердцем почувствовали, что она действительно живет вместе со всем русским народом общей волей к победе и священной готовностью ко всякой жертве ради спасения Родины.

 

Русская Церковь никогда не забудет того, что признанный всем миром Вождь – не только Сталинской Конституцией, но и личным участием в судьбах Церкви поднял дух всех церковных людей к еще более усиленной работе на благо дорогого отечества».

 

От лица Русской Церкви приносим Вам великую благодарность.

 

Да сохранит Вас Бог на многие лета, дорогой Иосиф Виссарионович!

 

Сравнивая это с теми цифрами, о которых я вам сказал раньше, о которых знали митрополиты, как можно расценить это письмо? Вот в этом модусе жила РПЦ до эпохи Горбачева. И кончился советский период русской церкви только исторической встречей Горбачева с тогдашним патриархом Пименом 29 апреля 1988 года. Тогда Горбачев, будучи неверующим человеком, в соответствии с внутренним убеждением о свободе и достоинстве человека, дал полную свободу русской церкви, обещая и помощь, и всем другим исповеданиям России. Этот огромный и страшный период мученичества, подобному которому не было в истории человечества, закончился именно тогда – 29 апреля 1988 года.

esxatos.com

Книга "История России. XX век. 1894-1939" автора Зубов Андрей Борисович

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F_...

История России. XX век — двухтомное издание, освещающее проблемы истории России с конца XIX по начало XXI века. Подготовлено группой из более чем сорока российских и зарубежных авторов под общим руководством доктора исторических наук, профессора Андрея Зубова.

Андрей Борисович Зубов — ответственный редактор двухтомника «История России. XX век» (1 том: 1894-1939 и 2 том: 1939-2007). Авторский коллектив объединяет более 40 авторов из России и зарубежья.

Концепцию книги А. Б. Зубов представляет следующим образом:

«В предисловии ответственного редактора я формулирую несколько моментов, которые мне кажутся важными <...> Первый момент: мы ставим в вершину угла человека, считаем, что высшей ценностью общества является судьба человека: его благополучие, свобода, внутреннее достоинство. Когда человека вынуждают не добровольно, ради коллективизации, ради геополитического расширения отдавать свою жизнь, силы, благополучие, свободу и т. д., это всегда историческая неудача. История определяется не тем, насколько сильно или велико государство, а насколько счастлив, свободен и благополучен человек.Мы исходили из принципа, что высшей ценностью человека является свобода воли. И там, где она не может реализовываться свободно, государство терпит фиаско. Не человек для государства, а наоборот — это первый наш девиз. И он исторически обоснован — ведь человек появился значительно раньше государства и создавал государство ради своих целей. Теперь второй принцип, и здесь мы уже даем некоторую оценку. Исходя из первого принципа, государство, созданное большевиками, было по своей природе бесчеловечным — оно ставило общее как главное, а человека — как второстепенное и служебное по отношению к общему[1].

www.rulit.me

Зубов Андрей Борисович. Лекции по истории религий, прочитанные в Екатеринбурге

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Зубов.

Андрей Борисович Зубов (род. 16 января 1952, Москва, СССР) — российский историк, религиовед и политолог, доктор исторических наук, профессор МГИМО.

Образование

Окончил Московский государственный институт международных отношений в 1973. Доктор исторических наук (1989, тема диссертации — «Парламентская демократия и политическая традиция Востока»). Профессор кафедры философии МГИМО (У) МИД РФ. Владеет английским, тайским и французским языками.

Научная деятельность

Вплоть до 2001 года работал в Институте востоковедения РАН. Первоначально специализировался на изучении вопросов политической истории Таиланда, парламентаризма в странах Востока. В настоящее время занимается проблемами религиоведения и истории России.

Профессор кафедры «Религиоведения, философии и вероучительных дисциплин» Философско-богословского факультета Российского православного института св. Иоанна Богослова.

Профессор кафедры философии МГИМО[1]. Генеральный директор Центра «Церковь и Международные отношения» МГИМО.

«История России. XX век»

Андрей Борисович Зубов — ответственный редактор двухтомника «История России. XX век» (1 том: 1894-1939 и 2 том: 1939-2007). Авторский коллектив объединяет более 40 авторов из России и зарубежья. Проект изначально создавался под руководством А. И. Солженицына, но затем Солженицын дистанцировался от него (причины раскрываются в письме Солженицына Зубову, копия письма доступна в блоге russia_xx[2].)

Концепцию книги А. Б. Зубов представляет следующим образом:

В предисловии ответственного редактора я формулирую несколько моментов, которые мне кажутся важными <...> Первый момент: мы ставим в вершину угла человека, считаем, что высшей ценностью общества является судьба человека: его благополучие, свобода, внутреннее достоинство. Когда человека вынуждают не добровольно, ради коллективизации, ради геополитического расширения отдавать свою жизнь, силы, благополучие, свободу и т. д., это всегда историческая неудача. История определяется не тем, насколько сильно или велико государство, а насколько счастлив, свободен и благополучен человек.Мы исходили из принципа, что высшей ценностью человека является свобода воли. И там, где она не может реализовываться свободно, государство терпит фиаско. Не человек для государства, а наоборот — это первый наш девиз. И он исторически обоснован — ведь человек появился значительно раньше государства и создавал государство ради своих целей. Теперь второй принцип, и здесь мы уже даем некоторую оценку. Исходя из первого принципа, государство, созданное большевиками, было по своей природе бесчеловечным — оно ставило общее как главное, а человека — как второстепенное и служебное по отношению к общему. [3]

Оценки творчества Зубова

Полемика вокруг книги «История России. XX век»

Книга «История России. XX век» (2009), ответственным редактором которой выступил А. Б. Зубов, получила положительную оценку целого ряда историков и общественных деятелей. Председатель Президиума СВОП, д.п.н., декан факультета мировой экономики и мировой политики ГУ-ВШЭ, профессор, председатель клуба «Валдай» С. А. Караганов сказал о нём:

Два этих тома нужно читать всем, кто хочет быть сознательным русским, кто хочет покончить с русской катастрофой XX века.Каждому нужно понять главную мысль книги. Вот какой ее увидел я. Мы — потомки миллионов белых и миллионов красных, убитых коллективизацией и голодоморами, и продразверсточников, продолжавших тайно верить, и рушивших церкви, репрессированных, и их охранников и палачей, мы, сильно поредевшие за XX век, миллионы русских, должны осознать, что своими самыми поступками и решениями выбираем судьбу — не только собственную, но и всей страны. А значит, нужно отвечать за свой выбор[4].

Заведующий кафедрой философии МГИМО, д.фил.н., профессор А. В. Шестопал так оценил книгу:

«История России. XX век» под редакцией Андрея Зубова адресована широкому кругу читателей. Так задумано, так написано. Живо, интересно, с привлечением огромного круга материалов, ранее недоступных, либо известных только специалистам, опубликованных малым тиражом, часто за пределами России.Это первая коллективная работа такого масштаба, соединившая под одной обложкой авторов, работающих в России, и авторов русского зарубежья. [5]

Архиепископ Виленский и Литовский Иннокентий на страницах «Журнала Московской патриархии» так отозвался о книге:

Мне кажется, авторов книги «История России. XX век» отличает именно этот подход: духовность и стремление к честности и правде, какой бы горькой и трагичной она ни была. Возможно, они и ошибались, возможно, есть и искажения, но они честно пытались рассказать об истории нашей Родины в ХХ столетии. [5]

Доктора исторических наук Михаил Фролов и Владислав Кутузов, доценты Е. В. Ильин и В. В. Василик крайне критически оценили том учебника «История России. ХХ век: 1939—2007», отметив, что критериям научного исторического исследования он не соответствует[6].

В то же время этот труд вызвал целый ряд критических статей части общественности из-за явной антисоветской направленности.[7]

26 апреля 2010 года в журнале «Эксперт» вышла статья «История фальсификатора», посвящённая книге «История России. XX век» и А. Б. Зубову. 6 июня 2011 года Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда обязала редакцию журнала «Эксперт» опубликовать «опровержение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию Зубова А. Б.»[8]

Полемика Зубова с Аверинцевым

В 1993-1994 годах в журнале «Континент» состоялась примечательная полемика между А.Б. Зубовым и академиком С.С. Аверинцевым о христианском осмыслении истории. Аверинцев писал в отклике на статью Зубова «Пути России»[9]

Христианину естественно, даже неизбежно искать христианского осмысления истории — отечественной и всеобщей. Но он должен ясно отдавать себе отчет, к какому делу он приступает. Ибо христианство — сразу и проще всего на свете, и сложнее всего на свете. …К сожалению, за духовный и мистический подход к истории уважаемый автор принимает самый тривиальный, обыденный, одномерный морализм. К вящему сожалению, морализм этот до того агрессивен, что слишком часто заставляет вспомнить, как русский простонародный ум производил встарь слово „мораль“ („мараль“) от глагола „марать“ („мараль пущать“).

Деликатная категория грамматического лица, которая в определенных контекстах просто безразлична с точки зрения формальной логики, сплошь да рядом определяет корректность или некорректность высказывания внутри христианского дискурса. Мытарь сказал о себе: «я грешник», — и был прав; Фарисей сказал об этом же Мытаре: «он грешник», — и поступил дурно… Переход к третьему лицу все портит[10].

Аверинцев выразил несогласие с используемой Зубовым дихотомической схемой «эвдемонизм» — «сотерия»:

история обеих революций вышеназванного года, купно с эпопеей гражданской войны, — что угодно, только не торжество эвдемонизма. Да, святыни были проданы, но не за фунт масла, не за снедь, а прежде всего за упоительную иллюзию: история — послушная глина под нашими руками. Это страшно; но разве это так непонятно?

Кроме того, Аверинцев не согласился с утверждения, будто «в 1941 году граждане СССР почти поголовно верили Сталину, готовы были умереть за него»:

Достаточно вспомнить одноединственное слово, чтобы утверждение это рассыпалось: такое слово «власовцы»… Русский народ гораздо меньше склонен класть головы по приказу начальства, чем это любят утверждать то в похвалу, то в укор ему. Лишь когда явственно, ощутимо встает вопрос о самом существовании отечества, пробуждаются силы, которых только что словно не было.

Зубов ответил Аверинцеву статьей «Опыт метанойи»[11].

Когда, стоя на исповеди у аналоя, говоришь о соседе, жене или начальнике как об источнике твоих бед, то тем самым ты обессмысливаешь и хулишь таинство, ни на йоту не приближаясь к освобождению от греха. Когда, переживая историю отечества, полагаешь, что кто-­то иной, не ты сам, виновен в его бедах, то этой самой мыслью продолжаешь разрушение России.

[…] И потому так убедительны слова Сергея Аверинцева о «собственном бытии» и «личном подвиге», о том, что введение «третьего лица» портит оценку и превращает покаянный самоанализ души в «уныло агрессивное морализаторство».

В своем ответе Зубов высказал резко критическое отношение к фигуре генерала Власова:

…для меня, сына и внука русских офицеров, нет большего позора, чем измена Власова и поступок генерала Краснова, благословившего казачество русской эмиграции на службу в частях СС. Именно такое согласие на войну с отечеством на стороне нацистов, ни на мгновение не дававших повода считать себя освободителями России, но только ее безжалостными поработителями и бесчеловечными мародерами, — полнейшее проявление нашей падшести. И если бы не было кроме них в русском народе генералов Карбышевых и Деникиных, отвергнувших все соблазны нацистов, то не было бы уже России, и право же не стоило бы и «мараль пущать».

Я не ведаю, и не смею фантазировать по поводу материала той пружины, которая вывела генерал-­лейтенанта Карбышева под струи лагерных брандспойтов, но я верно знаю, что в душе другого русского генерала, героя кровавых галицийских полей Антона Деникина, вертикаль веры и долга властно подчинила себе горизонталь земных расчетов, примитивную логику, объявляющую любого врага твоего врага твоим другом. И в этой его победе над собой я радостно ощущаю и толику своей победы, как в измене Власова — бездну своего предательства[11].

Позднее Зубов кардинально изменил свое отношение и к проблеме Власова, и к характеристике войны как Отечественной (что нашло свое выражение и в книге «История России. XX век»).

Эта дискуссия Зубова и Аверинцева была включена журналом «Континент» в «Избранное „Континента“ за 1992—2011»[12], что дополнительно подчеркивает ее значимость.

Общественная деятельность

Член Союза писателей Москвы. Член редколлегии журнала «Континент». В 1998 году награжден премией фонда «Знамя».

Координатор Общественного комитета «Преемственность и возрождение России», целью которого является «восстановление правового и культурно-исторического преемства с дореволюционной Россией как основы её возрождения».

Член Народно-трудового Союза российских солидаристов (НТС) с 2003 года. Член Совета НТС с мая 2006 до апреля 2008 года. Председатель Исполнительного Бюро НТС (2006-2008). Член редколлегии журнала «Посев» (до апреля 2008 г.).

Прихожанин и чтец в храме Рождества Богородицы в Крылатском (Москва).

Выступил в прессе в связи с делом Pussy Riot.[13]

Труды

Автор пяти монографий и около 150 научных и публицистических статей, в том числе:

Книги

  • «Парламентаризм в Таиланде: Опыт исследования современного восточного общества методом анализа избирательной статистики». М., Наука: Главная ред. восточной литературы, 1982.
  • «Парламентская демократия и политическая традиция Востока». М., Наука, Главная редакция восточной литературы, 1990.
  • L’Euroasia del Nord : Il rischio del caos dopo l’impero sovetico / Ed.San Paolo.- Turin — Milano, 1994.
  • «Обращение к русскому национальному правопорядку как нравственная задача и политическая цель». Москва: Группа Гросс, 1997.
  • «История религии. Кн. 1. Доисторические и внеисторические религии». М., «Планета детей», 1997.
  • Под ред. Зубова: «История России. XX век». М., АСТ, 2009.

Некоторые статьи

  • «Пути России» // «Континент», № 1 (75), 1993; републикация: Избранное «Континента» 1992 - 2011, «Континент», № 148, 2011
  • «Опыт метанойи». «Континент», № 3 (81), 1994. Републикация: «На морали стоит социальный мир…». Из статьи А. Зубова «Опыт метанойи» // Избранное «Континента» 1992 - 2011, «Континент», № 148, 2011
  • «Европа и мир» // «Континент», № 1 (83), 1995; републикация: Избранное «Континента» 1992 - 2011, «Континент», № 148, 2011
  • «Будущее российского федерализма» // «Знамя», № 3, 1996 г.
  • «Если бы от мира сего было царство Мое…» // «Знамя», № 10, 1997 г.
  • «Единство и разделения современного русского общества: вера, экзистенциальные ценности и политические цели» // «Знамя», № 11, 1998 г.
  • «Сорок дней или сорок лет?» // «Новый Мир», № 5, 1999 г.
  • «Христианство и культура». // «Знамя», № 10, 1999 г.
  • «Политическое будущее Кавказа: опыт ретроспективно-сравнительного анализа». // «Знамя», № 4, 2000 г.
  • «Переписка из двух кварталов». // «Новый Мир», № 8, 2001 г.
  • «Россия 1991—2001: Победы и поражения» // «Знамя», № 8, 2001 г.
  • «Проблема монотеизма и политеизма в религии древнего Египта». // Сборник «Египет и христианство», Москва, 2004.
  • «Ислам и христианство: проблемы диалога». // «Континент», № 119, 2004.
  • «Размышления над причинами революции в России: Опыт восемнадцатого столетия» // «Новый Мир», № 7 за 2004 г.
  • «Размышления над причинами революции в России: Опыт восемнадцатого столетия». Окончание // «Новый Мир», № 8 за 2004 г.
  • «Циклы русской истории». // «Вопросы философии», № 3, 2005 г.
  • «Размышления над причинами революции в России: На грани веков. Царствование Павла I и начало царствования Александра Благословенного». // «Новый Мир», № 7, 2005 г.
  • «Почему не воплотились бессмысленные мечтания» // «Посев», № 12, 2005 г.
  • Размышления над причинами революции в России. Царствование Александра Благословенного. // «Новый Мир», № 7, 2006 г.
  • «Дом смерти предназначен для жизни» // «Посев», № 7, 2006 г.

В сети

Примечания

  1. ↑ Зубов, Андрей Борисович // Официальный сайт МГИМО
  2. ↑ russia_xx: О Солженицыне и книге «История России. ХХ век»
  3. ↑ «Наша книга — это история не государства, а общества» — МГИМО-Университет
  4. ↑ Сергей Караганов. Другая наша история. Российская газета (19 марта 2010). Проверено 13 августа 2010.
  5. ↑ 1 2 История России. XX Век — ХХ Век в истории России. Круглый стол «Журнала Московской патриархии». Часть 2. ЧАСТЬ 2
  6. ↑ Стенограмма заседания клуба «Конференция „Реальная война“/ ВНИМАНИЕ — ФАЛЬСИФИКАЦИЯ.
  7. ↑ Максим Хрусталев «Как наши историки во вранье превзошли даже Резуна»
  8. ↑ Центр защиты деловой репутации «Историк А.Б.Зубов vs „Эксперт“. Определение судебной коллегии» 6 июля 2011
  9. ↑ Андрей ЗУБОВ - Пути России // «Континент», № 1 (75), 1993; републикация: Избранное «Континента» 1992 - 2011, «Континент», № 148, 2011
  10. ↑ Сергей АВЕРИНЦЕВ - По поводу статьи А. Зубова «Пути России» // «Континент», № 3 (81), 1994; републикация: Избранное «Континента» 1992 - 2011, «Континент» № 148, 2011
  11. ↑ 1 2 «На морали стоит социальный мир…» // «Континент», № 3 (81), 1994; републикация: Избранное «Континента» 1992 - 2011, «Континент» № 148, 2011
  12. ↑ Избранное «Континента» 1992 - 2011
  13. ↑ Андрей Зубов Побойтесь Бога! Новая газета № 30 19.3.2012

Ссылки

dic.academic.ru

Персональный сайт - История религий

Профессор Андрей Борисович Зубов

 

  Скачать

     - рекомендация

"История религии. Курс лекций. Доисторические и внеисторические религии" А. Б. Зубова

 - одна из лучших книг по ...

 

  Скачать

     - рекомендация

"Лекции по истории религии, прочитанные в Екатеринбурге"

 - запись лекций, прочитанных А. Б. Зубовым в начале 9 ...

 

Православный mp3 архив

http://predanie.ru/audio/lekcii/andrei-zubov/

 

 

Род. в 1952 г. Доктор исторических наук, профессор, генеральный директор Центра «Церковь и Международные отношения» МГИМО, зав.кафедрой истории религий Православного Университета апостола Иоанна Богослова, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН. Предложенные здесь лекции, дают всеобъемлющий охват истории религиозных идей от палеолита до современности. Отличаются глубоким пониманием внутренней логики религиозных систем, чутким и корректным отношением к любой религии. Делается попытка понять религиозный опыт человечества как череду устремлений ко Христу и, соответственно, искажений на этом пути. 

скачать -  народ.ру

 

смотреть - яндекс видео

Зубов А.В. - Индоарийская традиция (2008 г.)

http://video.yandex.ru/users/c9594478/collection/277/

 

01 Индоарийская традиция-1 1:04:17

02 Индоарийская традиция-2 1:10:26

03 Брахман 1:09:16

04 Ведический ритуал 1:18:27

05 Содержание ведического ритуала-1 1:05:13

06 Содержание ведического ритуала-2 1:31:23

07 Судьба человека 1:15:01

08 Забвение 1:18:55

09 Попытки преодоления забвения. Зороастр-1 1:05:12

10 Зороастр-2 1:23:24

11 Индийский ответ на кризис. Упанишады. Понятие Атмана 1:00:18

12 Упанишады. Достижение Атмана 1:12:10

13 Упанишады. Сравнение с Ведами. Учение о пяти огнях 1:09:52

14 Упанишады. Учение о пяти огнях и двух путях 59:48

15 Кризис Упанишад. Возникшие учения. Буддизм 1:02:32

16 Буддизм-1 48:22

17 Буддизм-2 1:07:50

18 Буддизм-3 1:05:25

19 Буддизм-4 1:17:04

20 Буддизм-5 1:18:25

21 Буддизм-6 1:11:25

22 Джайянизм 1:06:56

23 Индуизм. Даршаны-1 1:15:12

24 Индуизм. Даршаны-2 1:09:45

25 Индуизм. Веданта Бхакти 1:06:55

26 Индуизм. Бхакти 1:15:09

27 Индуизм. Бхакти Шанкара 1:11:43

28 Индуизм. Вишишт-Адванта. Рамануджи 1:04:44

29 Шанкара и Рамануджи. Двайт-Адванта 1:05:40

 

 

 

Зубов А.Б. - История религий (краткий обзор)

http://video.yandex.ru/users/c9594478/collection/276/

 

01_Доисторические поиски Бога_1 36:33

02_Доисторические поиски Бога_2 36:40

03_Доисторические поиски Бога_3 33:31

04_Доисторические поиски Бога_4 33:38

05_Религии Древнего Египта и Месопотамии 36:52

06_Религия Древней Месопотамии_Индия эпохи Упанишад 36:21

07_Индия Буддизм 36:14

08_Дальний Восток 36:01

09_Вера Ветхого Завета 30:00

10_Христианство.mp3

11_Ислам_Иудаизм 29:16

12_Ответы на вопросы 25:19

 

 

Профессор Андрей Борисович Зубов.

История религий (краткий обзор)

Как скачать целиком?

Доисторические поиски Бога. Часть 1      Прослушать 36:34     Скачать (66.94 Мб)

Доисторические поиски Бога. Часть 2      Прослушать 36:40     Скачать (67.14 Мб)

Доисторические поиски Бога. Часть 3      Прослушать 33:31     Скачать (61.38 Мб)

Доисторические поиски Бога. Часть 4       Прослушать 33:38    Скачать (61.6 Мб)

Религии древнего Египта и Месопотамии  Прослушать 36:52   Скачать (67.52 Мб)

Религия древней Месопотамии и Индии

эпохи Упанишад                                          Прослушать 36:21   Скачать (66.57 Мб)

Индийские религии. Буддизм                     Прослушать 36:14   Скачать (66.35 Мб)

Религии дальнего Востока                          Прослушать 36:01   Скачать (65.95 Мб)

Вера Ветхого Завета                                   Прослушать 30:00   Скачать (54.94 Мб)

Христианство                                               Прослушать 29:55    Скачать (54.79 Мб)

Ислам и иудаизм                                          Прослушать 29:17   Скачать (53.62 Мб)

Ответы на вопросы                                      Прослушать 25:19    Скачать (46.37 Мб)

 

Скачать одним архивом (733 Мб) Ссылка на ftp папку

 

Профессор Андрей Борисович Зубов.  

История религиозных идей

Как скачать целиком?

Введение в историю религиозных идеи      Прослушать 64:29    Скачать (7.4 Мб)

Опыт всеобщности веры                              Прослушать 52:09     Скачать (5.99 Мб)

Многообразие религии                                  Прослушать 61:29     Скачать (7.06 Мб)

Восприятие религиозного опыта

в XVIII-XIX веках                                             Прослушать 72:01    Скачать (8.26 Мб)

Религия и власть                                            Прослушать 78:35    Скачать (9.02 Мб)

Категории религиоведения. Часть 1             Прослушать 63:47   Скачать (7.32 Мб)

Категории религиоведения. Часть 2             Прослушать 68:15   Скачать (7.83 Мб)

Доисторические религии. Часть 1                 Прослушать 84:30    Скачать (9.69 Мб)

Доисторические религии. Часть 2                 Прослушать 67:31    Скачать (7.75 Мб)

Религии раннего палеолита                           Прослушать 71:28    Скачать (8.2 Мб)

Феномен неандертальца                                Прослушать 68:57    Скачать (7.91 Мб)

Религия неандертальца                                 Прослушать 81:38     Скачать (9.36 Мб)

Религия верхнего палеолита. Часть 1           Прослушать 66:49    Скачать (7.67 Мб)

Религия верхнего палеолита. Часть 2           Прослушать 83:15     Скачать (9.55 Мб)

Религия верхнего палеолита. Часть 3           Прослушать 72:50      Скачать (8.36 Мб)

Неолит. Новый каменный век                         Прослушать 67:22      Скачать (7.73 Мб)

Неолит. Развитие земледелия. Мать-Земля  Прослушать 67:56     Скачать (7.8 Мб)

Идея жилища                                                     Прослушать 65:34   Скачать (7.53 Мб)

Неолит. Представления о Боге-Творце          Прослушать 70:58    Скачать (8.14 Мб)

Мегалит. Часть 1                                               Прослушать 66:48    Скачать (7.67 Мб)

Мегалит. Часть 2                                               Прослушать 57:53    Скачать (6.65 Мб)

Мегалит. Часть 3                                               Прослушать 77:37    Скачать (8.9 Мб)

Неписьменные неисторические народы         Прослушать 74:23    Скачать (8.54 Мб)

Духи в культуре неписьменных народов         Прослушать 77:15    Скачать (8.86 Мб)

Представления о душе в культуре

неписьменных народов                                     Прослушать 57:13    Скачать (6.57 Мб)

 

 

Скачать одним архивом (200 Мб) Ссылка на ftp папку

 

 

Профессор Андрей Борисович Зубов.

Ислам и иудаизм (1999-2000 гг.)

Как скачать целиком?

Современныи                                                          Прослушать 72:16   Скачать (16.56 Мб)

Проблема избранничества народа в иудаизме.

Мессия                                                                     Прослушать 70:23    Скачать (16.13 Мб)

Отдельные аспекты иудеи                                     Прослушать 106:09   Скачать (24.32 Мб)

Основы ислама                                                       Прослушать 70:12     Скачать (16.09 Мб)

Основные направления и течения в исламе        Прослушать 59:49     Скачать (13.71 Мб)

Исламская мистика                                                 Прослушать 85:31      Скачать (19.59 Мб)

Мусульманское благочестие                                  Прослушать 34:55      Скачать (8.02 Мб)

 

 

Скачать одним архивом (114 Мб) Ссылка на ftp папку

 

 

Профессор Андрей Борисович Зубов.

Религия Древнего Египта (2006 г.)

Как скачать целиком?

Египетская цивилизация и письменность                 Прослушать 67:41   Скачать (7.77 Мб)

Начало египетскои                                                      Прослушать 73:13    Продолжение »

c9594478.narod.ru


Смотрите также