Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Стоглав это в древней руси. 16. Вопросы церковного искусства на Стоглавом Соборе 1551 г. Дело дьяка Висковатого. Проблема иконографии Бога-Отца.

33. 33. Развитие церковного права. Стоглав 1551. Стоглав это в древней руси


Стоглав - это... Что такое Стоглав?

  • Стоглав — (Титульный лист) Стоглав  сборник решений Стоглавого собора 1551 года; состоит из 100 глав. Название утвердилось с конца XVI века: сам текст памятника содержит и иные наименования: соборное уложение …   Википедия

  • СТОГЛАВ — (Стоглав), (С прописное), стоглава, муж. (ист.). Законодательный сборник середины 16 века, состоящий из ста статей по вопросам церковной жизни и светского быта. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • СТОГЛАВ — СТОГЛАВ, сборник решений Стоглавого собора (см. СТОГЛАВЫЙ СОБОР) (1551), состоит из ста глав; кодекс правовых норм внутренней жизни русского духовенства и его взаимоотношений с обществом и государством. Стоглавый собор был созван ввиду того, что… …   Энциклопедический словарь

  • Стоглав — сборник, содержащий описание деяний и постановленийсобора1551 г. Такое название сборника установилось лишь в научной литературе.Описатели XVII в. называли его Стоглавником , в виду того, что онразделен на 100 глав. Отсюда и сам собор 1551 г.… …   Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

  • "СТОГЛАВ" — в Русском государстве сборник решений Стоглавого собора 1551 г., кодекс правовых норм внутренней жизни русского духовенства и его взаимоотношений с обществом и государством. Кроме того, С. содержал ряд норм семейного права. Состоит из 100 статей… …   Юридический словарь

  • СТОГЛАВ — сборник решений Стоглавого собора 1551. Состоит из 100 глав Кодекс правовых норм внутренней жизни русского духовенства и его взаимоотношений с обществом и государством …   Большой Энциклопедический словарь

  • СТОГЛАВ — сборник решений Стоглавого собора 1551. Состоит из 100 глав. Содержит постановления о структуре церкви, церковно право вые нормы внутренней жизни русского духовенства, разъяснения о соотношении норм государственного, судебного, уголовного права …   Русская история

  • стоглав — сущ., кол во синонимов: 1 • книга (160) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • Стоглав — в России сборник постановлений Стоглавого собора, проходившего в 1551 г. с участием царя и Боярской думы, включавший 100 статей глав. С. содержал нормы церковного права, а также регулировал имущественные правоотношения, преступления …   Энциклопедия права

  • Стоглав — сборник, содержащий описание деяний и постановления собора 1551 г. Такое название сборника установилось лишь в научной литературе. Списатели XVII в. называли его Стоглавником ввиду того, что он разделен на 100 глав. Отсюда и самый собор 1551 г.… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • old_russian_writers.academic.ru

    Стоглавый собор 1551 года. История России :: SYL.ru

    Стоглавый собор является важнейшим событием не только в истории России, но и Русской православной церкви. Он проходил в 1551 году. Назван стоглавым, так как в него входит 100 частей из постановлений (деяний или уложений) - отдельные главы. Стоглав является своего рода законодательным актом, который касался многих сфер жизни. И этому документу Церковь должна была следовать неукоснительно. Однако некоторые введения остались существовать только на бумаге, на практике им никто не следовал.

    Место проведения и участники

    Стоглавый собор проходил с 23 февраля по 11 мая 1551 года в Москве. Все происходило в Кремле, в Успенском соборе. На нем присутствовал царь Иван Грозный, высшее духовенство, князья и представители Боярской думы. Среди присутствовавшего духовенства следует выделить:

    • митрополита Макария - председателя;
    • архиепископа Акакия из Тверской епархии;
    • архиепископа Гурия из Смоленской епархии;
    • архиепископа Касьяна из Рязанской епархии;
    • архиепископа Киприана из Пермской епархии;
    • архиепископа Никандра из Ростовской епархии;
    • архиепископа Савву из Крутицкой епархии;
    • архиепископа Трифона из Суздальской епархии;
    • архиепископа Феодосия из Новгородской епархии;
    • архиепископа Феодосия из Коломенской епархии.

    История создания

    Иван Грозный в начале 1551 года принялся за созыв Стоглавого собора. Он взял на себя эту миссию, поскольку был убежден, что он преемник византийских императоров. Во второй главе Стоглава есть упоминание о том, что иерархи испытывали великую радость по поводу царского приглашения. В первую очередь это объясняется необходимостью разрешения многих вопросов, которые были особенно значимы в середине XVI века. К ним относилось укрепление церковной дисциплины среди духовенства, вопросы о полномочиях церковного суда. Надо было бороться против порочного поведения священнослужителей и прочих представителей церкви. Много проблем также было с ростовщичеством монастырей. Продолжалась борьба с пережитками язычества. Кроме того, возникла необходимость в унификации церковных обрядов и служб. Порядок переписки церковных книг, строительства церквей и писания икон должен быть жестко регламентирован. Поэтому Стоглавый собор Русской православной церкви был необходим.

    Собор начался с торжественного молебна по случаю открытия. Произошло это в московском Успенском соборе. Далее Иван Грозный зачитал свое обращение к участникам, которые можно расценивать как его раннее сочинение. В нем уже можно было заметить художественный стиль царя. Он рассказывал о своем раннем сиротстве, плохом обращении бояр, каялся в своих грехах и просил покаяния. После этого царь представил новый судебник, который собор быстро утвердил.

    На сегодняшний день исследователи не могут назвать точную дату, когда собор начал свою работу. В первой главе указано 23 февраля. Существует две версии, что произошло в этот день:

    1. Началось заседание собора.
    2. Составлялось Соборное уложение.

    Вся работа протекала в два этапа: совещание (и обсуждение вопросов) и обработка материала.

    Первая глава также содержит примерную программу: собор дает ответы на вопросы царя. Он выдвигал различные проблемы для соборного обсуждения. Участники могли высказать только свое мнение по предложенным темам. Всего царь предложил 69 вопросов. Составитель Стоглава явно не ставил перед собой задачу полностью раскрыть те исправления, с которыми работал. Вместо ответов составитель предлагает документы, в соответствии с которыми принимались решения. Каноническая литература не позволяла принимать решения, которые не соответствовали ей. Некоторая литература отражена в первой главе:

    • правила святых апостолов, отцов церкви;
    • правила, которые были установлены на соборах духовенства;
    • поучения канонизированных святых.

    Структура Стоглава:

    • 1-4-я главы - сведения об открытии собора, участники, причины и цели;
    • царские вопросы были в двух частях, первые 37 отражены в 5-й главе, вторые 32 - в 41-й главе;
    • ответы находятся в 6-40-й главах и 42-98-й;
    • глава 99 говорит о посольстве в Троицкий монастырь;
    • 100-я глава содержит ответ Иосафа. Он предложил ряд замечаний и дополнений к Стоглаву.

    Знакомясь со Стоглавом, можно оценить, насколько сильна была роль царя. Но больше всего видно, насколько различны мнения между царем и Макарием. Каждый из них преследовал свои цели и старался продвинуть их вперед.

    Цели Стоглавого собора

    Стоглавый собор 1551 года основной целью считал преодоление "нестроений" в жизни Русской церкви. Следовало благоустроить и упорядочить все стороны духовной жизни. В ходе работы был прослушан огромный список вопросов и сообщений. Во всех них описывались недостатки и трудности церковно-народной жизни. Собор обсуждал проблемы церковного управления, соблюдение церковного устава в богослужении. Для осуществления последней задачи необходимо было избрать поповских старост - благочинных. Кроме того, большое внимание уделялось проблемам избрания грамотных и достойных служителей алтаря. Возникли вопросы о создании духовных училищ, где подготавливали бы священнослужителей. Это также способствовало бы повышению грамотности среди населения.

    Решения Стоглавого собора

    Стоглавый собор собрал и систематизировал все нормы действующего права Церкви. В постановлениях Стоглава говорится об архиерейских пошлинах, церковном суде, дисциплине духовенства, монахов и мирян, богослужениях, монастырских вотчинах, народном образовании и так далее.

    Нравственность и контроль за жизнью

    Беспорядки, порочившие церковь и угрожавшие ее будущему, все-таки были признаны собором. Именно поэтому повсеместно был введен институт поповских старост. В каждом городе число старост определялось индивидуально. Так, для Москвы было определено 7 поповских старост. Это число соответствовало числу соборов, которые были центральными в своем округе. Поповские старосты также имели помощников - десятских. Последние избирались из священников. В селах и волостях избирались только десятские священники. В Стоглаве были зафиксированы обязанности: контроль за правильным ведением службы в подведомственных церквях и благочиниях священников.

    Также было вынесено важное решение о "двойных" монастырях. В них проживали как мужчины, так и женщины.

    Стоглавый собор русской церкви осуждал народные бесчинства и пережитки язычества: судебные поединки, пьянство, скоморошеские представления, азартные игры.

    Постановления Стоглавого собора также касались еретических и безбожных книг. К ним относились Secreta secretorum, "Аристотель" - сборник средневековой мудрости, астрономические карты Эммануила Бена Якоба. Также было запрещено общаться с иностранцами.

    Богослужение

    Большинство решений собора касаются богослужений.

    Двоеперстное сложение (при крестном знамении) было узаконено именно в 1551 году. Также узаконена была сугубая аллилуйя. Спустя время эти решения были основными аргументами старообрядчества.

    Существует мнение, что именно Максим Грек приложил руку к тому, чтобы священные книги начали исправлять. Также было постановлено открыть Московскую типографию. Но она просуществовала недолго. В ней печатались исправленные книги.

    Икона "Святая Троица"

    Во время собора также рассматривался очень важной вопрос об иконографии Святой Троицы. Он состоял в том, что обсуждалось традиционное православное изображение Троицы как трех ангелов.

    Часть исследователей полагает, что участники собора не дали определенный ответ, или вовсе вопрос остался неразрешенным. Одно мы знаем точно: осталась только надпись "Святая Троица" без надписей и перекрестий. Однако богословское обоснование этому предписанию отцы дать не смогли, ссылаясь на Андрея Рублева и древние образцы. Это оказалось слабым местом Стоглавого собора, что привело к печальным последствиям. Большинство сохранившихся икон Святой Троицы не имеет крестчатых нимбов и выделяющей надписи.

    Еще одним важным вопросом, неразрывно связанным с написанием Троицы, был вопрос об "изобразимости Божества" (43-я глава). Текст постановления относится по прямому его значению как будто к Божеству Христа. Но проблема в том, что Божество неизобразимо. Скорее всего, здесь имеется в виду неизвестное изображение. И правда, при Стоглаве имели место три манеры изображения: традиционная, Отечество и новозаветная.

    Новозаветная Троица имеет наиболее известное изображение в Благовещенскм соборе на четырехчастной иконе. Ее написали мастера по заказу протопопа Сильвестра. Не заметить тогда это изображение было невозможно. Кроме того, на эту икону ссылался царь, когда обсуждался вопрос об изображении не святых людей на иконах.

    Собор имел причины замалчивать иконографию Святой Троицы. Во-первых, никто не имел четкого представления, как изображать Божество на иконах. Во-вторых, некоторые исследователи утверждают, что собор и митрополит не обладали единомыслием.

    Церковный суд

    Определились взаимоотношения между духовной властью и гражданской. Это происходило на принципе самостоятельности церкви в делах церковных. Стоглавый собор решил отменить "несудимые" грамоты. В результате все приходские причты и монастыри стали подсудными своим епископам. Светские же суды не могли предавать суду духовных лиц. Но так как не могли сразу упразднить существующую систему, то решили предоставить священникам право участвовать в судах посредством собственных выборных старост и сотских. Последним забыли определить роли в суде.

    Церковное землевладение

    По-видимому, вопрос о землевладении поднимался на соборе, но его не включили в Соборное уложение. Но через некоторое время появилась 101-я глава - "Приговор о вотчинах". В этом документе царь и митрополит отразили свое стремление снизить рост церковных земельных владений. В последней главе были закреплены пять основных решений:

    1. Архиепископы, епископы и монастыри не имеют права покупать без царского разрешения у кого-либо вотчины.
    2. На помин души допускаются земельные вклады, но необходимо оговорить условие и порядок их выкупа родственниками.
    3. Вотчинники некоторых областей не имеют права продавать людям иных городов вотчины. Также запрещено дарить вотчины монастырям без доклада царю.
    4. У приговора нет обратной силы, он не распространяется на сделки, совершенные до Стоглавого собора.
    5. Установлена санкция за нарушение договора: вотчина конфискуется в пользу государя, и продавцу деньги не возвращаются.

    Значение собора

    Реформы Ивана Грозного несли в себе большое значение:

    • они поспособствовали усилению самодержавия;
    • изменилась расстановка сил внутри класса феодалов в пользу дворянства;
    • царская личная власть была укреплена;
    • начало создаваться сословное общество. Каждый слой имел свою внутреннюю организацию и собственные органы самоуправления. С властью можно было договариваться;
    • вельможи потеряли часть своих прав и влияния. Но теперь они имели новый вес и значение, став верхушкой создававшегося дворянского сословия. Когда роль и значение дворянских объединений стала расти, знать опиралась на их поддержку. Таким образом, она занимала более самостоятельную позицию по отношению к своему монарху.

    Выводы

    Стоглавый собор, кратко говоря, произвел фиксацию правовых норм внутренней жизни Церкви. Также был разработан своего рода кодекс взаимоотношений между духовенством, обществом и государством. Русская церковь приобрела самостоятельность.

    На соборе было подтверждено, что двуперстное знамение и сугубая аллилуйя правильны и спасительны. Но споры вокруг правильного написания долго не утихали.

    Церковный Стоглавый собор требовал писать все иконы по старому образцу, не внося каких-либо изменений. При этом следовало повышать качество иконописи, а также нравственный уровень иконописцев. Вся 43-я глава была посвящена этой проблеме. Порой она вникала в самые разные подробности отношений и жизненных положений. Этот вопрос остается самым пространным и неясным.

    Земский и Стоглавые соборы стали равными.

    Для Ивана Грозного было необходимо ограничить церковно-монастырское землевладение. Государство нуждалось в свободной земле, чтобы обеспечивать поместьями растущее военно-служивое сословие. В это же время священноначалие собиралось твердо отстаивать имущественную неприкосновенность Церкви. А также следовало узаконить множество возникших общецерковных преобразований.

    Стоглавый собор нельзя назвать удачным, так как многие обсуждаемые вопросы стали причиной раздора между старообрядцами и православными. И со временем этот спор только разгорался.

    Спустя 100 лет

    Древняя православная традиция теперь была ограждена от искажений и изменений, проявлявшихся за границей. Обсуждая необходимость введения двуперстного знамения, собор повторил греческую формулу XII-XIII веков, что если кто-то крестное знамение делает не двумя пальцами, как наш Христос, будет проклят. Собравшиеся полагали, что такое исправление духовных непорядков способствует приведению всех сфер церковной жизни к благодатной полноте, совершенству. Следующие десятилетия собор представлял собой непререкаемый авторитет.

    Поэтому деятельность Стоглавого собора очень не любили последователи патриарха Никона, реформаторы и гонители церкви. Через 100 лет - в 1666-1667 годах - на Московском соборе новообрядцы не только отменили клятву, которая была положена на не крестящихся двоеперстно, но и полностью отвергли весь Стоглавый собор, осудив некоторые догматы.

    Московский собор утверждал, что положения Стоглава написаны неразумно, просто и невежественно. Неудивительно, что вскоре многие засомневались в подлинности этого сборника. Долгое время не утихал жаркий спор между раскольниками - старообрядцами и представителями официальной Церкви. Первые возвели собор в ранг незыблемого закона. Последние же осуждали постановление как плод заблуждения. Все участники Стоглавого собора были обвинены в невежестве. Желая смыть позор, противники постановлений выдвинули версию о непричастности собора 1551 года к Стоглаву.

    www.syl.ru

    33. 33. Развитие церковного права. Стоглав 1551.

    Сложилась система органов церков­ного управления — епископаты, епархии, приходы. С 1589 г. в России было учреждено патриаршество, что усилило при­тязания церкви на политическую власть. Они вылились в кон­фликты патриарха Никона с царем Алексеем Михайловичем, а на более широком уровне — в раскол, столкновение старых и новых политических позиций церкви.Высший церковный орган — «Освященный Собор» — в полном составе входил в «верхнюю палату» Земского собора. Духовенство как особое сословие наделялось рядом привиле­гий и льгот: освобождением от податей, телесных наказаний и повинностей.

    Церковь в лице своих организаций являлась субъектом земельной собственности, вокруг которой уже с XVI в. разгорелась серьезная борьба. С этой собственностью было связа­но большое число людей—управляющих, крестьян, холопов, проживающих на церковных землях. Все они подпадали под юрисдикцию церковных властей. До принятия Соборного Уложения 1649 г. все дела, относящиеся к ним, рассматрива­лись на основании канонического права и в церковном суде. Под эту же юрисдикцию подпадали дела о преступлениях про­тив нравственности, бракоразводные дела, субъектами кото­рых могли быть представители любых социальных групп.

    Власть патриарха опиралась на подчиненных церковным организациям людей, особый статус монастырей, являвших­ся крупными землевладельцами, на участие представителей церкви в сословно-представительных органах власти и управ­ления. Церковные приказы, ведавшие в опросами управления церковным хозяйством и людьми, составляли бюрократичес­кую основу этой власти.Свою судебную власть церковь осуществляла через суды епископов, своих наместников и монастырские суды во главе с игуменом. Епископ назначался митрополитом или госуда­рем.В конце XV в. место духовных судей начинают занимать чиновники — архирейские и митрополичьи бояре, наместни­ки и дьяки. Мелкие дела рассматривали десятинники.Юрисдикция церковного суда распространялась на духо­венство, церковных крестьян и монашество.

    Все дела, рассматриваемые духовными судами, делились на церковные и светские. В число первых включались «гре­ховные» дела и рассматривались они епископом с архиманд­ритами и игуменами без участия митрополичьих бояр, т. е. светских чиновников. Суд вершился на основании Новокано-на, церковных правил. Светским судам прямо запрещалось вторгаться в эту сферу, что подтверждали судебники и Сто-глав(сборник постановлений церковного Собора 1551 г.), за исключением наиболее тяжких уголовных правонарушений.

    К светским делам относились гражданские и малозначи­тельные уголовные дела духовных лиц, а также споры, связан­ные с семейным правом. Суд вершили светительские бояре и десятинники, поповские старосты и целовальники, избран­ные населением.Из подсудности духовному суду постепенно был изъят целый ряд дел: «татины», разбойные и убийственные дела, 1^ святотатство, споры о земле, споры между лицами разной подсудности. С середины XVI в. десятинники уже не могли вести расследование единолично — им помогали поповские старосты и десятские священники. Деятельность наместни­ческого духовного суда также контролировалась поповскими старостами, пятидесятниками, градскими старостами, цело-вальниками и земскими дьяками, т. е. представителями мест­ного самоуправления.С 1589 г. центральным судебным органом церкви стано­вится суд патриарха. В XVII в. разбором церковных дел зани­мались Патриарший двор, Тиунская изба или Приказ церков­ных дел. Гражданские дела принял на себя Приказ Большого двор

    ца, ведавший до 1625 г. монастырскими и церковными имуществами. Позже из него выделяются Монастырский приказ, на который было возложено рассмотрение граждан­ских дел всех духовных лиц и организаций. Апелляционной инстанцией приказа была Боярская Дума.Церковь в своей деятельности опиралась на целую систе­му норм церковного права, содержащихся в Кормчей книге, Правосудье митрополичьем и Стоглаве.

    1551 созван церк собор, восшедш в историю как Стоглавый. Сборник его постановлен состоял из 100 глав.Церковь одобрила. Был оформлен общерусск список святых.Вспыхн спор между иосифлян и нестыжат по вопр о церк землевлад.Поб одерж иосифл Между церк и цар компромисс.

    СТОГЛАВ

    Стоглав - сборник постановлений церковно-земского собора, состоявшегося в 1551 в Москве. Деление на 100 глав весьма условно. Так же условно и название памятника, тем более что многие списки оканчиваются не сотой, а сто первой главой, которая содержит приговор цар со священным собором о вотчинах, датированный 11 мая 7059г. (1551г.).

    Почти все списки открываются оглавлением или сказанием главам, где в качестве заглавия первой главы значатся слова, которые отражают содержание всего документа: Царские вопросы и соборные ответы о многоразличных церковных чинах. Заглавие первой главы служит в ряде списков наименованием всего документа.

    Более ста лет Стоглав рассматривался как сборник постановлений непререкаемой авторитетности. Но отношение к нему резко изменилось после "большого" Московского церковного собора 1666-1667 гг. На нем были осуждены некоторые догматы утвержденные Стоглавым собором (о двуперстном крестном знамении, о сугубой аллилуйе, о брадобритии и др.). На Московском соборе было признано, что положения Стоглавого собора были написаны неразсудно, простотою и невежеством

    Одно из основных мест в содержании Стоглава занимают вопросы судоустройства, организации церковного суда. В литературе отмечалось, что Стоглав впервые дает возможность составить представление об устройстве епархиальных судов в средневековой России и судопроизводстве в них40. Действительно, с появлением Стоглава связана четкая регламентация устройства церковного суда, его юрисдикции, судопроизводства и т. д.

    34. Семейное право в XV—XVI вв. в значительной мере осно­вывалось на нормах обычного права и подвергалось сильно­му воздействию канонического (церковного) права. Юриди­ческие последствия мог иметь только церковный брак. Для его заключения требовалось согласие родителей, а для кре­постных — согласие их хозяев. Стоглав определял брачный возраст: 15 лет для мужчин, а для женщин — 12 лет. «Домо­строй» (свод этических правил и обычаев) и Стоглав закреп­ляли власть мужа над женой и отца над детьми. Устанавлива­лась общность имущества супругов, но закон запрещал мужу распоряжаться приданым жены без ее согласия. Влияние обычая сказывалось на такой особенности имущественных отношений супругов, как семейная общность имущества. При этом общее право супругов распространялось на имущество, предназначенное на общие цели семьи, а также совместно приобретенное супругами в браке. Независимо от источника (принесенное супругами в семью или совместно нажитое в браке) семейное имущество подлежало сох

    ранению и после­дующей передаче детям-наследникам. Имущество, ранее принадлежавшее одному из супругов, будучи включенным в ком­плекс семейного имущества, меняло свой характер и станови­лось общим. В интересах общего семейного бюджета, чтобы гарантировать сохранность приданого, принесенного женой, муж вносил своеобразный залог — «вено», обеспечи­вая его третьей частью своего имущества. После смерти мужа вдова владела веновым имуществом до тех пор, пока наслед­ники мужа не выплачивали ей стоимость приданого.После XV в. актом, обеспечивающим сохранность прида­ного, становится завещание, которое составлялось мужем сразу же после заключения брака. Имущество, записанное в завещании, переходило к пережившей супруге, чем и компен­сировалась принесенная ею сумма приданого. В случае смер­ти жены к ее родственникам переходило право на восстанов­ление приданого. При отсутствии завещания переживший супруг пожизненно или вплоть до вступления во второй брак пользовался недвижимостью, принадлежавшей покойному супругу.

    В течение брака приданое оставалось в общем распоряже­нии супругов. Общность имущества подтверждал также уста­новленный порядок распоряжения им, при котором все за­ключавшиеся с этим имуществом сделки подписывались одновременно обоими супругами.Преступления против церкви до середины XVII в. состав­ляли сферу церковной юрисдикции. Наиболее тяжкие рели­гиозные преступления подвергались двойной каре: со сторо­ны государственных и церковных инстанций. Еретиков стега­ли по постановлению церковных органов, но силами государ­ственной исполнительной власти (Разбойный, Сыскной при­казы).С середины XVI в. церковные органы своими предписа­ниями запрещают светские развлечения, скоморошество, азартные игры, волхование, чернокнижие и т. п. Церковное право предусматривало собственную систему наказаний: от­лучение от церкви, наложение покаяния (епитимья), заточе­ние в монастырь и др.Внутрицерковная деятельность регулировалась собствен­ными правилами и нормами, круг субъектов, им подчинен­ных

    , был достаточно широким. Идея о «двух властях» (духов­ной и светской) делала церковную организацию сильнымконкурентом для государственных органов: в церковном рас­коле особенно очевидно проявилось стремление церкви встать над государством.Эта борьба продолжалась вплоть до начала XVIII в.

    studfiles.net

    16. Вопросы церковного искусства на Стоглавом Соборе 1551 г. Дело дьяка Висковатого. Проблема иконографии Бога-Отца.

    Вопросы церковного искусства на Стоглавом соборе 1551 г.

    В 1551 году в Москве под председательством митрополита Макария состоялся Собор, вошедший в историю под названием Стоглава. Он был созван для упорядочивания разных сторон церковной жизни, в том числе и искусства. Среди правил Стоглава, касающихся церковного искусства, одни являются определениями по частным и конкретным вопросам иконографии, а другие относятся к самым основам иконописания, а также к иконописцам.

    Стоглавый Собор формулирует очень важное постановление. Он формирует образ иконописца. Собор пишет, каким должен быть иконописец. Это знаменитая 43 статья Стоглава: "подобает быть живописцу смирену, кротку, благоговейну, не празднословцу, не смехотворцу, не сварливу, не завистливу, не пьянице, не грабежнику, не убийце. Наипаче хранить чистоту душевную и телесную со всяким опасением...и приходити ко отцем духовным на часте... и жити в посте и в молитвах воздержании со смиренномудрием..."

    Собор говорит о покаянии, о частом, постоянном исповедании грехов. Жить по учению и наказанию своих духовников в посте, молитве и в воздержании. Но иконописец может быть семейным человеком. Но в остальном его жизнь должна быть очень близка монашеской.

    За основу этого образа отцы Собора берут 1 Послание ап. Павла к Тимофею, содержащее требование, предъявляемое епископу, расширяют и дополняют его.

    В этой же статье Стоглав говорит: "почитати иконописцев паче простых людей". Т.е иконописцы составляют особый чин Церкви. Они должны иметь специальное благословение и даже посвящение. Такой чин посвящения существовал на Афоне.

    Сам Стоглавый Собор был аннулирован на Большом Московском Соборе 1667 года, но эта глава осталась в церковном обороте, в церковной традиции.

    Далее Стоглав говорит, что иконописец должен трудиться смотря на образ древних живописцев и ... с добрых образцов, "а самосмышление бы своими догадками не описывали". Т.е. утверждается необходимость канонической преемственности иконописи. Самосмышление - это всевозможные фантазии, произвольное творчество. Иконописец ограничен текстами Св. Писаний или житий святых, и если в этих текстах идут какие-то подробности, их можно изобразить; если их нет, изображать нельзя.

    Здесь Стоглав переходит от идеального образа иконописца к иконописной практике. Епископы обязаны по своим епархиям следить, чтобы иконописцы писали с добрых образцов. Никакой епископ не имеет права вводить новшества в иконопись, а должен следить за соблюдением древней традиции.

    Частные вопросы рассмотренные на Соборе:

    гл.41 ст. 7. касается возможности изображения на иконах людей не святых. Эта традиция восходит к первым векам христианства, т.е. это не новшество, а обычное явление в церковном искусстве.

    Гл. 41 ст. 1. касается иконографии Св. Троицы. Речь идет об изображении Троицы в виде Ангелов. Нужно ли у Одного из Ангелов изображать крестчатый нимб с надписью IC XC, или делать лишь одну надпись СТАЯ ТРЦА. Собор определил делать лишь надпись СТАЯ ТРЦА.

    Гл. 43 "об неизобразимости Божества". Стоглав утверждает, что не следует изображать Бога Отца, хотя очень туманно.

    Вопросы, которые необходимо было решить, Собору задавались от имени царя. В частности, царь говорит об иконном деле: «поисшатались обычаи и самовластие учинилось по своим волям». Собор, обсуждая многие вопросы иконописания, на многие же дал ответы. Так, на Соборе обсуждались сложные вопросы новой иконографии и дается ей оценка. Не всегда ответы собора были достаточно ясны и конкретны, что, впоследствии, принесло новые нестроения в иконописании. В 43 главе Соборного уложения сосредоточены вопросы, касающиеся основ иконописи и самих иконописцев. Собор требует писать иконы по старым образцам, «по образу, и по подобию, и по существу, смотря на образы древних живописцев и знаменовати с добрых образцов» В некоторых светских изданиях такое решение Собора рассматривается как желание ограничить творческие возможности иконописце, что в корне не верно.

    Среди правил «Стоглава», касающихся церковного искусства, одни являются определениями по частным и конкретным вопросам иконографии (глава 41, вопрос 1 и 7), другие относятся к самым основам и принципам иконописания, а также к иконописцам.

    Помимо конкретных вопросов и принципов иконописания главные распоряжения «Стоглава» направлены на то, чтобы повысить качественный уровень иконописи и нравственный уровень иконописцев. Этим двум последним целям посвящена обширная 43-я глава. Собор устанавливает надзор не только над качеством иконописи, но и над нравственным поведением иконописцев, и епископам предписывается налагать запрещения в писании икон на мастеров и их учеников, которые начнут «жити не по правильному завещанию, во пияньстве, и в нечисоте, и во всяком безчинстве». Мера эта была весьма целесообразна, тем более, в старину некоторые из епископов сами занимались иконописанием. Таковыми были сам председатель Собора свт. Макарий, а также – свт. Петр Митрополит Московский (+ 1326 г.), свт. Федор Архиепископ Ростовский (+ 1394 г.), митрополит Симеон (+1512 г.), митрополит Варлаам (+ после 1521 г.), митрополит Афанасий (+ после 1567 г.).

    Определение «Стоглавого Собора» в отношении иконописания можно сформулировать по нескольким пунктам: 1) дает разъяснения отцов по вопросам иконописания, 2) отмечает, наряду с положительными сторонами иконописи в XVI в., недостатки, 3) предлагает ряд мер, направленных к устранению недостатков.

    Вопросы, решавшиеся на Соборе 1553–1554 гг., были связаны с появившейся в Москве ересью Башкина, игумена Артемия и их единомышленников. Рассмотрению Собора был представлен и вопрос дьяка Ивана Михайловича Висковатого о неправильном писании икон в Благовещенском соборе Кремля. Поводом послужило то, что после пожара 1547 г. многие соборы Москвы расписывались вновь. Сюда же свозились и иконы из разных мест. Росписи и иконы в Благовещенском соборе были выполнены под руководством священника Сильвестра (духовника царя), который был близок игумену Артемию, признававшемуся еретиком. Это послужило поводом к сомнениям, которые Висковатый изложил на бумаге «список своя руки» и подал митрополиту.

    СТОГЛАВ, Стоглавник - поделенный на сто частей сборник, содержащий описание деяний и постановления Церковного Собора 1551 г., который был созван митрополитом Макарием и состоялся в Москве при участии Ивана IV Грозного. Постановления Собора касались вопросов богослужения и обрядов, епархиального управления и управления монастырями, участия церкви в мирских делах и т.д. В области церковного искусства Собор высказался за строгую регламентацию и контроль над деятельностью иконописцев и рассмотрел несколько спорных иконографических вопросов (в частности , вопрос об изображении Троицы ). Постановления Стоглава были отменены Собором 1667 г. - в связи с реформаторской деятельностью патриарха Никона. Большой Московский Собор 1667 г. подтвердил правильность решений Стоглава, касающихся иконографических вопросов.

    Дело дьяка Висковатого и начало упадка церковного искусства.

    Через два года после Стоглавого Собора возникло дело дьяка Висковатого.

    Причиной выступления дьяка и его спора с митрополитом Макарием послужили новые иконы, написанные псковскими мастерами после Московского пожара 1547 года для Благовещенского Собора, а также роспись Царской палаты.

    Осмотрев Благовещенский Собор дьякон увидел неполадки, о которых заявил Стоглавый собор, что иконы написаны по плотскому разумению и воображению, а не по образу и подобию древнему. Иконы, в которые входили сюжеты, смутившие Висковатого и вызвавшие его протест, представляли собой новые символические композиции: Символ Веры, Троица в деяниях, Предвечный Совет и четырехчастная икона Благовещенского Собора, которая до сих пор в нем находится: "почи Бог в день седьмый", "Единородный Сыне...", "Приидите, людие, Триипостасному Божеству поклонимся" и "Во гробе плотски". Сюжеты, входившие сюда, Висковатый называет самосмышлением и латинским мудрованием. И написал это в письме митрополиту Макарию. Митрополит ему довольно резко, в том смысле, что это не его дело. Но дьяк не успокоился и снова принес ему "Список" - "О мудровании и о своем мнении о святых иконах", прося рассмотреть его на Соборе, который в это время проходил в Москве

    И, как сказано в древних текстах, "три года вопил об этом", но его никто не слушал. Наконец собрался Собор, на котором все это дело стало рассматриваться. Но сам митрополит Макарий благословил эту аллегорическую картину - по всей видимости потому, что гимнография рассматривалась как часть Св. Писания. И казалось возможным Макарию писать иконы на аллегорические сюжеты, сюжеты гимнографических текстов. Макарий считал это возможным, плохо зная учение древней Церкви. Он был совершенно неправ.

    Висковатый выступает против изображений Бога Отца и проводит резкую грань между видениями Божества в пророческих прозрениях и Откровениями, совершившимися в воплощениях, ссылаясь на 82 правило Шестого Собора, на Седьмой Вселенский Собор, Синодик Торжества Православия и писания Иоанна Дамаскина.

    Так же как изображение невоплотившегося Бога Отца, "мудрованием" является для Висковатого и изображение Сына Божия иначе, чем в человеческом образе, так, говорит дьяк, умаляется слава "плотьского образования Господа нашего Иисуса Христа".

    В представлении Висковатого икона, чтобы быть достоверным свидетельством, должна быть иконографически определенной и узнаваемой. В то время как художники вырывают пророческие образы из контекста и применяют к другим контекстам по своему домыслу, и поэтому свидетельство их теряет свою достоверность.

    Митрополит находит на все аргументы дьяка свои аргументы, которые не оправдываются церковным Преданием, в полном разрыве со святоотеческой традицией.

    Если Висковатый пытается выяснить смысл изображения, замысел новых икон как соответствие или несоответствие православному Преданию, то митрополита удовлетворяют внешние приметы их соответствия словам из Св. Писания. Поскольку Висковатого не удовлетворяет такой способ обоснования, то митрополит решил сам его обвинить в "самомышлении".

    Иногда митрополит и Собор соглашаются с Висковатым и одну из икон было велено переписать.

    Также смущение дьяка вызвал образ Спасителя с неуместным соседством "тутож близко Него написана жонка, спустя рукава кабы пляшет...", то что образ Спаса тонет в неуместных аллегориях и иносказаниях.

    Диакон, конечно, был не прав в том, что он задолго до Собора "вопил на народе" о неправильности новых икон, а не обратился сразу к митрополиту, что ему тоже было поставлено на вид.

    В результате Собор 1553-54 гг. принял решение, прямо противоположное решениям Стоглава - эти аллегорические композиции были разрешены, а писания Висковатого названы "развратными и хульными". Митрополит искренне не понимал существа затронутых дьяком вопросов. После этого процесс упадка в иконописи убыстряется, потому что иконописцы начинают писать то, что им заказывают. Богословское и духовное уступает место интеллектуализму и мастерству. Этот сдвиг, происходящий в церковном искусстве и его понимании, находит защитника и идеолога в лице митрополита Макария и санкционируется им и Собором, и создает благоприятную почву для западных влияний.

    Типы свящ. Изображений. Иконы и "притчи".

    На Стоглавом Соборе вводится очень важное различие между образами для поклонения и образами для научения, для возведения к высшему разуму. Это очень важное различие нигде не прослежено. Т.е. во времена Стоглава выделяются два вида живописи. Одна живопись чисто церковная, литургическое искусство, о которой мы все время говорим, а другой вид живописи - притча, рассчитанная на возведение к высшему разуму.

    К притчам можно отнести некоторые композиции, издревле применяемые в Церкви. В летописях упоминается, что когда к св. князю Владимиру пришел греческий философ, то этот философ показал князю изображение Страшного Суда. И князь, глядя на это изображение, вздохнул и сказал: "Хорошо тем, которые наверху, и плохо тем, которые внизу". Т.е. он был научен как раз изображением. Икона Страшного Суда была по существу использована как притча, каковой, собственно, она и является, потому что это не есть поклонный образ. Кстати, изображение Страшного Суда всегда помещалось на западной стене или в притворе храма. Это типичная притча по своему жанру.

    В этом же веке происходит смешение жанров притчи и иконы и появляются аллегорические иконы. Обычно это иконы на сложные богословские сюжеты. Они содержат в себе элементы притчи (скажем, на какие-нибудь песнопения, - например, знаменитый сюжет "Приидите, Триипостасному Божеству поклонимся"), в них много аллегорий, но нет целостного образа. Икона поставлена для поклонения, а по содержанию является композицией для размышления. Это смешение жанров характерно для 16 века.

    studfiles.net

    34. Развитие церковного права. Стоглав 1551г.

    Стоглав 1551 г. – это источник церковного права.

    Он принят в мае 1551 г. на церковном Соборе в Москве, на котором председательствовал Иван IV.

    Стоглав включает в себя 100 глав. Его редакции делятся на: пространную, среднюю и краткую.

    Источники «Стоглава»:Библия; Церковный устав; другие богослужебные книги; различные канонические сборники; исторические и нравоучительные сборники.

    Стоглав 1551 г. имел 2 основные части:

    посвященную регулированию церковных дел;

    посвященную семейному праву.

    В Стоглаве в отношении церкви и ее имущества закреплялись: неприкосновенность церковного имущества; исключительная подсудность духовных лиц церковному суду; унификацировались церковные обряды и пошлины; нормы внутрицерковной жизни. «Стоглав» содержал честную критику недостатков русского духовенства и практики церкви и в то же время рекомендовал средства исцеления. Они состояли частично в усилении контроля высших деятелей церкви над поведением священников и монахов, частично – в более конструктивных мерах. Для подготовки духовенства рекомендовалось основать школы в Москве, Новгороде других городах.

    Особая глава «Стоглава» касается иконописи и иконописцев. Подчеркивается религиозная природа искусства. Рекомендовалось соответствие икон священной традиции. Художники должны были подходить ходить к работе с почтением и быть сами религиозными людьми.

    Некоторые другие положения «Стоглава» не были столь адекватно сформулированы как положение об иконописи и позднее оказались открытыми для критики. Их переоценка в середине XVII столетия – почти через сто лет после Стоглавого собора – послужила побудительной причиной конфликта между патриархом Никоном и старообрядцами.

    Одним из таких прецедентов, в конце концов приведших к смуте и разногласиям, было решение Собора о способе соединения пальцев при крестном знамении. Собор одобрил двоеперстие, с тем чтобы символизировать двойственную природу Христа.

    Другое решение Стоглавого собора, которое позже оказалось предметом разногласий, затрагивало детали церковного ритуала. Было отмечено, что «алилуя» пелось трижды во многих церквах и монастырях в Пскове и Новгороде вместо двух раз, как это было принято в московских церквах. Собор полагал трехкратное исполнение «алилуя» в латинском варианте и одобрил двухкратное повторение «алилуя» (сугубая алилуя).

    Митрополит Макарий и большинство прелатов – членов собора 1551 г. – были консерваторами. Они стремились избавить русскую церковь от ее недостатков, но не собирались вводить ничего нового в ее практику, и в особенности в догматику.

    И все же собор дал импульс постепенному подъему новых течений в русской религиозной и интеллектуальной жизни. Открытая и смелая критика Собором недостатков в жизни церкви послужила ферментом более сознательного отношения к церковным проблемам среди священников и мирян.

    Собор провозгласил принцип «симфонии» церкви и государства, что подразумевало определенное ограничение царского самодержавия. Собор подчеркнул важность поддержки образования и основания школ. Решения собора проверить аккуратность рукописей религиозных работ и церковных учебников и откорректировать их привело к более критичному отношению к древним текстам и к лучшему пониманию ценности учености.

    В области регулирования семейных отношений Стоглав 1551 г. основывался на нормах обычного права. По Стоглаву юридические последствия имел только церковный брак. Для заключения брака требовалось согласие родителей или опекунов, за исключением случаев, когда эти лица находились в плену, были невменяемыми или пропали без вести; возраст вступления в брак устанавливался 15 лет для мужчин и 12 лет для женщин.

    При заключении брака должен был быть составлен договор сторон (сговор, свод). Его форма – нотариальная, а его несоблюдение влекло судебную ответственность нарушителя и уплату неустойки.

    Законными считались для одного лица только 3 брака. При этом церковное венчание было возможно только во время первого брака, а второй и третий благословлялись.

    Помимо согласия родителей на брак, требовалась «венечная память», т. е. разрешение на брак епархиального архиерея. Венчание проводилось приходским священником.

    Развод допускался в исключительных случаях. Ранее установленные поводы к разводу значительно сокращены.

    По Стоглаву прекращение брака возможно в случаях:

    физической смерти;

    прелюбодеяния – главного повода для развода, он мог быть применен только мужем по отношению к жене;

    длительного отсутствия одного из супругов;

    неспособность мужа к супружеской жизни или бесплодие жены;

    длительной и тяжелой болезни супруга;

    пострижения одного из супругов в монахи.

    Осуждение за преступление не прекращало брака. Жена и дети в этом случае несли ответственность совместно с мужем.

    Главный принцип семейных отношений по Стоглаву – безраздельная власть мужа над женой и родителей над детьми.

    Жена всегда следовала судьбе мужа: муж был вправе «закладывать» ее и отдавать по служилой кабале в «работу на прокорм». Муж имел право наказывать жену, если эти наказания не превращались в членовредительство.

    Родители были вправе распоряжаться брачной судьбой своих детей, решать вопрос об их пострижении в монахи, передаче в холопство.

    Особенности имела опека над малолетними детьми. Опекунами могли быть только родственники мужа, поэтому мать-вдова, остающаяся с детьми, не могла быть опекуншей. Власть опекуна над детьми продолжалась до их совершеннолетия.

    Имущественные права супругов были равными, но муж не мог распоряжаться приданым жены без ее согласия. Супруги по долгам отвечали не только общим имуществом, но и в случае смерти одного из них – собственным.

    studfiles.net

    СТОГЛАВ - Древо

    Стоглав, сборник, содержащий описание деяний и постановления собора 1551 г. Такое название сборника установилось лишь в научной литературе. Писатели XVII в. называли его «Стоглавником», ввиду того, что он разделен на 100 глав. Отсюда и самый собор 1551 г. принято называть Стоглавым.

    Постановления Стоглава представляют богатейший материал для изучения культурного быта московского общества середины XVI в, и имеют важное практическое значение. Стоглав служит для старообрядцев одним из главных опорных пунктов в их полемике с представителями Русской православной церкви.

    Самым важным, но и наиболее спорным является вопрос: был ли Стоглав официальным памятником, имел ли он каноническое значение в том виде, как сохранился до наших дней, или нет? Решение этого вопроса затрудняется тем, что до нас не дошло почти никаких известий о порядке заседаний собора и выработки его постановлений.

    Сохранилось лишь известие, что собору должны были быть представлены дьяками доклады об указах прежних князей; в самом Стоглаве сказано, что все царские предложения и вопросы и ответы на них «писанию преданы» и в записанном виде посылались в Троице-Сергиев монастырь на просмотр бывшему митр. Иоасафу и другим находившимся там духовным лицам, которые, рассмотрев «царское и святительское уложение», к этому «соборному уложению» присоединились (гл. 99) и сделали лишь несколько к нему примечаний, которые также вошли в состав Стоглава (гл. 100).

    Указания на запись соборных постановлений и их название подтверждаются целым рядом официальных документов. Так, в промежуток времени от 17 мая 1551 по 1560 гг. издано до 12 грамот и актов, которыми проводятся новые меры в порядке церковного управления и суда по «новому соборному уложению» или просто «по соборному уложению», иногда именуемому еще соборным уложением митр. Макария, или соборным уложением царя и митрополита совместно, или, наконец, «царским советом и соборным уложением».Один раз предписано «чинити о всем потому, как в соборном уложении писано». Сверх того довольно обширные извлечения из соборных постановлений, под именем наказов или наказных списков, рассылались митрополитом и епископами по городам и монастырям подчиненных им епархий.

    До сих пор известны два типа таких наказов (по три наказа для каждого типа): наказы одного типа предназначались для руководства епархиальному духовенству, другого – для монастырей. В грамоте митрополита, при которой послан в июле 1551 года наказ в Симонов монастырь, сохранилась приписка, из которой видно, что с такими же грамотами предписано было разослать и по иным монастырям «поучение, главы из тое же соборные книги выписати».

    Подобное же указание на существование соборной книги сохранилось еще в записи деяний церковного собора 1553 г., на котором царь с митрополитом и со всем собором рассуждал «о прежнем соборном уложении, о многоразличных делех и чинех церковных, и по книге соборной чли, которые дела исправилися и которые еще не исправилися».

    Наконец, известно, что большой московский собор 1667 о соборе Стоглавом «и что писаша о знамении честнаго креста, сиречь о сложении двою перстов, и о сугубой аллилуйи, и о прочем, еже писано нерассудно, простотою и невежеством в книге Стоглаве», и о клятве в соблюдении соборных правил) постановил, что «той собор не в собор, и клятва не в клятву, и ни во что же вменяем, яко же и не бысть».

    Совокупность всех этих официальных свидетельств приводит некоторых исследователей к убеждению, что постановления собора 1551 получили законодательную силу в кодексе, известном под именем Стоглав (Голубинский).

    Подлинная соборная книга с подписями членов собора не сохранилась или до сих пор не разыскана. Списки Стоглава XVI и XVII вв. значительно между собой различаются; между ними отмечают три редакции: пространную, среднюю и краткую. Какую же из них следует считать основной?

    Лишь относительно средней установилось согласное мнение, что она возникла в XVII в. Относительно двух остальных мнения расходятся: одни, в том числе и защитники официальности Стоглава, считают основной краткую редакцию; другие убедительно доказывают неосновательность этой точки зрения и признают подлинными пространные списки.

    Детальные наблюдения над составом Стоглавом приводят к заключению, что «в Стоглаве мы имеем только извлечение из соборных деяний; в нем сохранились лишь немногие следы тех первоначальных материалов, которые послужили основой для соборных решений. Изборник этот мог и должен был служить исторической основой и материалом для таких чисто законодательных памятников, как царские и соборные наказы и грамоты» (И. Жданов).

    Источниками Стоглава послужили, прежде всего, канонические правила и законы византийских императоров; некоторые из них помещены в Стоглаве в обширных извлечениях. То же самое следует сказать и о церковно-юридических памятниках русского происхождения, каковы церковные уставы, послания представителей церкви, постановления прежних соборов и пр.

    Не все эти выдержки и ссылки отличаются канонической точностью, на что обратил уже внимание собор 1667, указавший, что неправильности Стоглава произошли от незнакомства членов собора 1551 с греческими и древними харатейными славянскими книгами.

    Трудно допустить, что указанные источники собирались по мере надобности уже по открытии собора; многое должно было быть заготовлено ранее. Как в подборе материала, так и в самой постановке вопросов не могли не сказаться те бурные течения общественной мысли, какие волновали московское общество со времени возникновения ереси жидовствующих.

    Литература

    • Илья Беляев, Об историческом значении деяний Московского собора 1551 г., РБ, 1858, № 4;
    • его же, Наказные списки соборного уложения 1551 г. или С., 1863;
    • И.Добротворский, Дополнительные объяснения к изданию С., ПС, 1862, ч. 3;
    • его же, Каноническая книга С. или неканоническая, ПС, 1863, ч. 1 и 2;
    • Митр. Макарий, История церкви, т. 6;
    • И. Жданов, Материалы для истории Стоглавого собора, ЖМНП, 1876, №№ 7 и 8;
    • Л. Н., Новооткрытый рукописный С. 16 в., БВ, 1899, №№ 9 и 10;
    • Е. Голубовский, История церкви, т. 2, стр. 771-793 и 892.

    Использованные материалы

    • Христианство: Энциклопедический словарь: в 3 т.: Большая Российская Энциклопедия, 1995.

    drevo-info.ru

    Стоглавый собор 1551 года - Русская историческая библиотека

    Церковные дела, в которых было много «нестроения и смуты», также обратили на себя внимание царя и «добрых» его советников. В 1551 году, 27 февраля, по приказу Ивана IV, в Кремлевский дворец было созвано на собор множество духовных лиц: митрополит, девять архиепископов, архимандриты, игумены и др.; тут же были и высшие мирские сановники.

    Царь обратился к ним с такою речью:

    «Преосвященный Макарий, митрополит всея Руси, и архиепископы и епископы и весь освященный собор... Попросивши у Бога помощи вместе с нами, поспособствуйте мне, порассудите и утвердите по правилам святых отцов и по прежним законам прародителей наших, чтобы всякое дело и всякие обычаи в нашем царстве творились по Божьему велению. О старых обычаях, которые после отца моего поисшатались, о преданиях и законах нарушенных, о пренебреженных заповедях Божиих о земском устройстве, о заблуждении душ наших – обо всем этом подумайте, побеседуйте и нас известите...»

    Стоглавый собор

    Сборник постановлений Стоглава. Титульный лист

     

    Затем Иван IV указал целый ряд вопросов, о которых, по его мнению, следовало подумать собору. Эти указания царя собору очень любопытны, так как по ним ясно можно представить положение русской церкви и народной нравственности в половине XVI ст.

    Вот некоторые из этих указаний.

    «По церквам звонят, поют и совершают службу не по уставу. Священники «чинят продажу великую» священными вещами (антиминсами). Божественные книги писцы пишут с неправильных переводов и не исправляют. Ученики учатся грамоте небрежно. В монастырях некоторые постригаются не для душевного спасения, а ради покоя телесного, бражничают, не по-монашески живут. Просвирни над просфорами наговаривают (волхвуют). В церквах люди нередко стоят непристойно: в тафьях и шапках, с палками, разговаривают громко, говорят иногда непристойные в церкви речи, ссорятся, а попы и дьяконы поют бесчинно, причетники часто пьяны. Случается, что попы и дьяконы служат в церкви в нетрезвом виде. Христиане приносят на велик день пасху, сыры, яйца, рыбу печеную, а в иные дни калачи, пироги, блины, караваи и всякие овощи, – все это вносится в Москве не только в церковь, но даже в алтарь. Слабость и нерадение у иных православных дошли до того, что люди в тридцать лет и старше бреют головы и бороды себе, платье и одежду иноверных земель носят, так что трудно и признать христианина. Иные крестное знамение не по существу кладут на себя, лживо клянутся именем Божиим, лаются без зазору (без стыда) всякими неподобными речами; даже у иноверцев не творится такого бесчинства. Как Бог терпит наше бесстрашие?»

     

     

    Из этих царских указаний собору видно, что древнее благочестие, которым были сильны русские, начинало колебаться от грубости нравов; что даже духовные лица не всегда соблюдали церковное благочестие и грубые языческие суеверия (волхвование на просфорах) начали закрадываться в церковную жизнь. Наконец, из слов Ивана IV видно, что в самой общественной жизни было много грубости и бесчинства, противного христианскому духу.

    Собор, обсудив предложенные царем вопросы, порешил принять меры против указанных зол и недостатков и составил сборник правил церковного порядка и благочиния. Он имел целью обновить и улучшить церковно-общественную жизнь и уничтожить злоупотребления в церковном управлении и хозяйстве. Этот сборник содержал в себе 100 глав и потому был назван «Стоглавом». По названию сборника и сам церковный собор 1551 стали именовать Стоглавым собором или Стоглавом.

    Стоглав предписывал священникам избирать из среды своей протоиереев в церковные старосты – пастырей «искусных, добрых и житием непорочных». Старосты с их помощниками, десятскими, должны были, по решению собора, наблюдать, чтобы в церквах все (звон, богослужение и всякие требы) совершалось благочинно и чтобы все священники творили свое дело благообразно, как следует по уставу. Избранные старосты, по Стоглаву, должны являться для испытания и поучения к митрополиту. В соборных храмах должны храниться божественные правила, с которыми они обязаны постоянно справляться.

    Если найдут священные книги в какой-либо церкви неисправные с ошибками, то Стоглавый собор 1551 повелевал протопопам и старейшим священникам соборно (сообща) исправлять их, руководясь хорошим переводом, и писцам, списывающим книги, пусть велят списывать с добрых переводов и поверять. Иконописцам собор предписал писать иконы только с древних образов, как греческие живописцы писали, а «от своего замышления» ничего не изменять.

    Обучение детей грамоте Стоглавый собор возложил на обязанность священников. В Москве и в других городах в домах благочестивых и искусных священников, дьяконов и дьяков постановлено учредить училища, куда бы посылать всем православным христианам своих детей для учения грамоте, церковному чтению и письму. Наставники должны были внушать ученикам страх Божий и наблюдать за их нравственностью.

     

     

    О жизни священников Стоглав постановил, что они должны показывать пример всяких добродетелей, благочестия, трезвости. На пирах и во всяких мирских сборищах священникам должно духовно беседовать и божественным писанием поучать на всякие добродетели; а праздных слов, кощунства и смехотворения отнюдь бы и сами не делали, и детям своим духовным запрещали... Для того, чтобы сдерживать народ от бесчинства, собор 1551 велел по торгам кликать, чтобы православные христиане от мала до велика не клялись ложно именем Божиим, непристойными словами не бранились, бороды не брили, усов не подстригали, так как обычай делать это не христианский, но латинский и еретический.

    Постановил Стоглав также настоятелям и игуменам строго наблюдать, чтобы «церковный чин (порядок) и монастырское строение» ни в чем не нарушались бы. Все должно сообразовываться с Божественным уставом, с правилами св. отцов и апостолов. Иноки, по внушению Стоглава, должны остерегаться всякого греха и предосудительного дела, остерегаться хмельного, не должны держать по кельям ни водки, ни пива, ни меду, а пить квас и другие нехмельные напитки; фряжские (иноземные) вина не запрещаются, так как нигде не написано, что нельзя их пить. Где есть в монастыре эти вина, то иноки «пусть пьют во славу Божию, а не ради пьянства». Пища у игуменов должна быть общая с братиею.

    Кроме этих вопросов, Стоглавый собор 1551 обратил внимание на другие бесчинства и суеверия. Заявлено было, что на свадьбах играют скоморохи, и когда к церкви венчаться едут, священник с крестом едет, а пред ним скоморохи с играми бесовскими рыщут. Эти скоморохи, собравшись большими ватагами, ходят по деревням, творят всякие насилия, грабят имущество крестьян, даже разбоем занимаются по дорогам. Стоглав упоминает, что дети боярские и люди боярские и всякие бражники (гуляки) зернью играют, пьянствуют, ни службы не служат, не промышляют и много зла творят, иногда даже грабят и разбойничают. По селам и деревням ходят лживые пророки и пророчицы, мужики и бабы; иногда обнаженные, распустив волосы, трясутся и убиваются и говорят, что им является св. Пятница и св. Анастасия, заповедают в среду и пятницу ручного дела не делать, женщинам не прясть, не мыть и пр. Стоглавый собор вооружается против языческих гаданий и суеверий, перечисляет суеверные гадательные книги (Рафли, Шестокрыл, Воронограй и др.), нападает на языческие игрища накануне Иванова дня, Рождества, Крещения и пр.

    Но при всем добром желании духовных лиц, собравшихся на Стоглавом соборе 1551, они были не в силах устранить указанные бесчинства и суеверия. Да и что мог сделать Стоглав? Постановлял он, напр., заводить училища в домах священников, а между тем тут же на соборе объяснилось, почему приходится ставить в попы и дьяконы лиц, которые «грамоте мало умеют»: не поставить их – святые церкви будут без богослужения, православные будут умирать без покаяния; а когда святители этих ставленников спрашивают, почему они мало умеют грамоте, они отвечают: «Мы-де учимся у своих отцов или у своих мастеров, а больше нам учиться негде». Кому же было учить, когда во времена Стоглава не только ученых священников, но даже знавших порядочно грамоту было очень мало? Кому было править неисправные церковные книги, находить «добрые» переводы, с которых делать списки? Малограмотные священники, при всем их добром желании, могли скорее портить, чем исправлять книги. Откуда было в эпоху Стоглава выбирать таких церковных старост, которые действительно могли бы блюсти во всей чистоте Христово учение и православие, наставлять других священников, когда, по справедливому выражению Максима Грека, тогдашние русские грамотники «по чернилу только бродили, силы же писаного не разумели»? Сильный упадок просвещения – даже и в среде духовенства – вот самая главная причина тех неурядиц, которые занимали духовенство на Стоглавом соборе 1551. Но оно видело главную причину, подобно царю, только в том, что «прежние обычаи поисшатались и прежние законы порушены», и думало строгими предписаниями и запрещениями помочь беде. Не понимали тогда и лучшие люди, что дух веры и благочестия подавлялся невежеством и мертвою обрядностью. Сами участники Стоглава обряду и внешности придавали слишком большое значение: наряду с тяжкими грехами ставят они иноземную одежду и бритье бороды!.. Да если бы и признано было на Стоглавом соборе, что главное зло, с которым надо бороться, – это общее и крайнее невежество, то и тогда они не в силах были бы скоро помочь беде: невежество – болезнь, от которой общество исцеляется только веками.

     

    rushist.com