Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Русалки в древней руси. Русалка. Правда ли, что настоящая русалка существует? 

Откуда взялись русалки на самом деле? Русалки в древней руси


Русалка. Правда ли, что настоящая русалка существует? 

Русалка. Кажется, про русалок слышали даже те, кто очень смутно знаком со славянской мифологией. Образ узнаваем, присутствует во многих сказках, литературных произведениях, можно увидеть его и на картинах. У нас на Севере считают, что русалки и по сей день существуют. Столько историй про них рассказывают! Но какие они, настоящие русалки?

 

Кто такая русалка?

Русалка — персонаж славянской мифологии, опекающий поля, леса и воды. Один из наиболее вариативных образов народной мистики. В то, что русалки существуют, верили повсюду на Руси, но идеи о том, какая она — настоящая русалка —  в разных местах различались.

 

Русалки существуют! Подлинные северные былички

Казалось бы, персонаж этот настолько фантастический, что остался только в сказках. Но наши северные былички утверждают — настоящих русалок можно увидеть и по сей день. 

Живут русалки в воде, но могут выходить и наружу. К людям они не слишком благосклонны, их стоило опасаться:

Маленьки были, так говорили нам старики-то, что нельзя после дождя купаться, русалка там моется. Волосы-то у ей длинные. Утащит она…

Рассказывали о них довольно страшные истории:

Русалки-то? Да, слыхивала. Сейчас уж никого не стало, а раньше много было всего, много рассказывали историй всяких.

Вот у одной женщины утонул сын. Он и плавал-то неплохо, хорошо плавал-то и вот вдруг утонул. А было летом, конечно. Ну, народ-то: «Водяной утащил!» А потом, уж много времени прошло-то, пошла она стирать на реку и глядит, сидит на камне девушка, красивая, да голая, волосы черные, длинные. Она их чешет. Та [женщина] как увидела ее, и сердце захолонуло сразу. Спугалась сильно, стоит, не дышит аж. Забоялась шибко сильно. А как же, ошарашно ведь! Что ты! Эта русалка как посмотрит на кого, как застывши человек стал, так и будет стоять, долго может так, да. Вот та и стоит. Вдруг русалка повертывается и говорит: «Твому сыну хорошо, иди домой и не ходи больше сюда». И в воду прыгнула, а гребень оставила на камне.  А сына тело так и не нашли, глубоко больно.

Русалки в реке и сейчас есть. Оны как человек, волосы длинные, распущены, на камне сидят  и волосы чешут. И груди есть. В глыбких местах живут. Выходит утром и вечером.

Русалки были тож. Разны виды показывали: и женщиной, и мужчиной, и скотиной. Как привидится. Увидят их и болеют.

Бабушка умерла. Приехавши был дядя с Москвы. Пошел на речку. В костюме, одевши как следует. Ему показалась девушка красивая. Он приобнять хотел, руками так сделал — и нырнул в речку. Привиделась хорошая девушка, красивая. А он пришел, льет с него, а в хорошем костюме был.

Маленьки были, так говорили нам старики-то, что нельзя после дождя купаться, русалка там моется. Волосы-то у ей длинные. Утащит она.

Русалки в реках и сейчас есть. В русалку обращается, говорят, проклятый человек. Оны как человек, волосы длинные, распущены, на камне сидят и волосы чешут. И груди есть. В глыбких местах живут. Выходит утром и вечером. И попка, как у человека. Красивая, груди стоят, как у женщины. Белье полоскала, ручной палкой колотила, чтоб пыль выходила. Вижу, волосы длинные, распущены. А заметили, и она исчезла.

Шишихи, русалки, хватают за ноги и топят. Бабки свиклу сажали, а женщина в воду зашла. Ее кто-то тянет, а потом на ногах следы от пальцев.

Рассказывали, служил один какой-то во флоте, а она [русалка] выходила, песни пела. И так она ему понравилась, что влюбился. А любовь у ей настоящая. И ребенка нажили. А что моряку делать, как ее с собой привезти, ведь она не умеет говорить, и ребенок не умеет говорить. И переслали его на другой корабль. Она приходит, смотрит, где он. А ей показывают: уехал. Тосковала горазд. А потом разорвала ребенка и бросилась в воду.

 

Как выглядит настоящая русалка? Есть ли у неё хвост?

Образ русалки в книгах и на картинах вполне узнаваем — красивая девушка с рыбьим хвостом. Однако, как многие духи славянской мифологии, выглядеть они могут по-разному:

Разные виды показывали: и женщиной, и мужчиной, и скотиной. Как привидится.

Но чаще всего настоящие русалки напоминают красивых юных девушек, обнаженных, с длинными распущенными волосами зеленоватого, русого или черного цвета, которые они постоянно расчесывают. Есть ли у русалок хвост? На Севере Руси полагали, что русалки обликом полностью подобны людям. Ведь они не только сидят в воде, но и передвигаются по суше, могут заходить в мельницы, бегать по берегу реки или водоема, качаться на ветвях деревьев. На Юге Руси рассказывали, что русалки живут только в воде, поэтому хвост у них есть.

Хотя настоящая русалка выглядит подчас красиво и соблазнительно, весь ее облик говорит о том, что это неживой человек. Если приглядеться, можно заметить закрытые или тусклые глаза, бледную кожу.

Есть рассказы, в которых русалки выглядят настоящими чудовищами: неприглядные, с длинными отвисшими грудями, острыми когтями, полностью покрытыми шерстью. Сразу становится понятно, что такое существо к людям будет совсем не благосклонно.

 

Как стать русалкой?

Почему же настоящие русалки так враждебны к людям? Потому, что они и сами когда-то были людьми, но умерли слишком рано или «неправильно» (стал жертвой преступления, покончил с собой, трагически погиб) и сделались «заложными» покойниками. Рассказывали, что стать русалкой может погибший (особенно утонувший) ребенок, юная девушка, молодая женщина или же вообще любой, кто скончался во время особой недели года — Русальной.   Русалки утягивают на дно купающихся в неурочное время и без благословения людей, при встрече на берегу могут напасть и защекотать до смерти, удушить своими длинными волосами, заманить в воду стирающих на берегу женщин. Те, кто погиб по вине этих духов, тоже становятся русалками. Чтобы души умерших маленьких детей или девушек не стали русалками, при их похоронах соблюдали особые ритуалы.

 

Чем опасны русалки?

Несмотря на довольно романтические представления об этих духах, они живых людей не  любят, стремятся их погубить, чтобы пополнить свои ряды. Особенно русалки активны и опасны на Русальную неделю в мае-июне, в период цветения ржи. Тогда-то они чаще всего и показываются людям. В этот период советовали не только воздержаться от купания в водоемах, но и подходить к воде вообще, гулять в лесу.

При встрече с русалками нужно было не смотреть на них — лучше всего оборотить взгляд в землю. Были и заговоры против этих духов. Советовали от них также откупаться — бросать им какой-то элемент одежды, гребешки, украшения.

Русалки существуют и поныне, и наши предки отлично это знали. Духи природы окружают нас и поныне. Вся славянская мифология свидетельствует об этом. Изучая ее, мы заново открываем для себя мир духов окружающей среды.

 

Подробнее о славянской мифологии:

Славянские Боги

Мифические существа славян

Славянские мифы

xn--80aejvmu5h.xn--80aswg

Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси

Русалки :: Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси

Н.М. Гальковский, Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси 

Перун, Хорс и др. вышеупомянутые боги были, так сказать, божествами высшего порядка. Но кроме их наши предки признавали и чтили ещё божества меньшие: русалок, водяного, лешего, домового. Перун, Дажьбог, Стрибог – были боги солнечного тепла, грозовой тучи, ветра. В силу своего могущества и отдалённости от человека, эти высшие божества носили более отвлечённый характер и наделялись в некоторой мере духовным началом. Русалки же, домовой и леший носят вполне антропоморфический характер; эти существа вполне материальные по своей организации, близкие к человеку, только природа у них иная, не человеческая: русалки, наприм. живут в воде, в которой человек жить не может. Следовательно, по сравнению с человеком, живущим только на земле, человекообразные русалки, живущие и на земле и в воде, существа высшего порядка; хотя леший и домовой обитатели земли, но их жизнь – загадка для людей, следовательно, они существа иной категории. Впрочем, этот таинственный и повидимому более совершенный мир не привлекаем к себе внимания людей живых: жить на земле, и веселей и приятней. Русалки и леший завидуют живым людям. Причины этому будут указаны ниже.

Верование в русалок распространено повсеместно в России. По современным верованиям, русалки – это души младенцев, умерших без крещения, или же добровольные утопленницы; русалкой может стать и всякая девушка, если будет купаться без креста, - её может утащить водяной. Из этого видно, что вера в русалок возникла в до-христианскую эпоху.

Теперь по народным верованиям, русалки делаются некрещёные; а когда все были не крещенными, то, следовательно, все девушки после смерти обращались в русалок. Народ представляет русалок в виде прекрасных, вечно юных девушек; они полны обаяния, и только зелёные глаза и зелёные волосы доказывают, что это особые существа. Лица русалок бледны и носят отпечаток загадочной грусти. Русалки живут обществами в воде: в озёрах, речных омутах, источниках. В Новгороде-Северском уезде есть две криницы – колодца, на срубах которых каждый год на зелёной неделе на разсвете сидят две прекрасные девушки и расчёсывают гребнем волосы. Народ называет этих девушек криницами и русалками. Живут ли русалки в самых криницах, или же в уединённых болотистых и поросших густым кустарником местах, где обыкновенно бывают криницы, народ не даёт ответа. Полагаем, что криницы – те же русалки, но обитающие в источниках. Есть мнение, что криницы – не русалки, а богини плодородия. Этот взгляд не считаем обоснованным. Известно, что русалки живут ещё в лесах; есть и горные русалки. Всю зиму русалки спят в омутах непробудным сном. Но когда весеннее солнце растопит лёд, прилетят птицы, расцветут цветы, тогда и русалки пробуждаются. Вода вообще считается дорогой в царство мёртвых, а, следовательно, и обратно. До Троицына дня русалки живут в воде, и только ночами они выходят на берег погреться и понежиться в лучах месяца. Резвой толпой водят они хороводы на берегах рек или же, усевшись на берегу, расчёсывают свои роскошные волосы, которые служат им вместо одежды. До Троицына дня купаться не следуем: русалки утащат; особенно же не следует купаться на Троицу. Семик (четверг седьмой недели после Пасхи) в некоторых местах России называется “русалка”. Семицкую неделю называют “зелёной”, “клечальной”, а три последние её дня и три первые дня Троицкой недели называются “зелёными святками”. Как известно с семик девушки ходят в лес петь песни, завивать венки, по которым потом гадают. В семик же бывают поминки покойников. Вообще семик – праздник русалок и мёртвых. В семик теперь главным образом поминают умерших насильственною смертью, умерших без церковного покаяния и некрещёных детей, которым предварительно дают христианские имена.

Поминовение некрещённых детей следует сопоставить с обычаем: “крестить кукушек”: на ветку, на которой помещают чучело кукушки или на самое чучело, вешают шейный крестик; иногда чучело заменяется травою, называемой кукушкой. Вероятно, этот обряд стоит в связи с верованием, что душа по смерти принимаем различные образы. Верить, что душа некрещённого младенца в течение семи лет, до обращение в русалку, летает по воздуху и жалобно просит окрестить её. Если кто произнесёт формулу крещения, душа возносится на небо, как бы приняв крещение. Полагаем, что семицкие празднества доисторического, языческого происхождения. Отметим протест против этих празднеств, выраженный в Стоглаве.

На зелёной или русальной неделе, русалки, выйдя из воды, бегают по нивам, лугам и рощам, лазают по деревьям, бьют в ладоши, водят хороводы, пляшут и поют песни. Ходить на этой неделе в лес опасно, особенно мужчинам: русалки могут поймать и защекотать. Но с Троицына дня они уже не могут днём выходить на берег: в песне на Троицу поётся

Русалочки земляночки

На дуб лезли, кору грызли,

Свалилися, забилися.

Но ещё и до Перова дня русалки продолжают выходить на берег. В понедельник Петрова поста в некоторых местах бывают игрища – проводы русалки: соломенную куклу разрывают в игре. Такой обряд по местам проделывается на зелёной неделе. Летом можно видеть русалку только на берегу реки и при исключительных каких-либо обстоятельствах.

Русалки, по народным воззрениям, скорее враждебные, чем безразличные для человека существа: они могут защекотать или утопить человека, путать рыбакам сети, ломают плотины и мосты, заночевавшим на воде гусям завёртывают крылья и прочь.

Корень и происхождение слова русалка определить затруднительно, У нас есть слово рус-ый, русло, Руса. В санскрите rasa -–жидкость, влага, вода; в кельтск. rus, ros – озеро, пруд; в лат. ros – роса. Теперь русалку производят от слова русалии. Этот взгляд обстоятельно разработан акад. Веселовским, по мнению которого “римский праздник весенних поминок”, dies rosae rosalia, сохранился в христианском переживании под названием русалий. Там, где удержались русалии, они приурочиваются к Духову и Троицыным дням, когда по греческому поверью душам умерших дозволяется возвращаться на землю. В России неделя Святых Отец и следующая за нею Пятидесятница назывались – русальною, зелёную, клечальною или семицкою. Семик, четверг на седьмой неделе по Пасхе, в Вологодской губернии называется русалкой; в Малороссии - носить название русалочий или мавский Велик – день. Особенно семика – поминовение умерших на убогих домах простирается и на другие дни, предшествующие и последующие за семиком: умерших поминают во вторник и в субботу. Вероятно, в этом сказывается старая память, что в это приблизительно время поминали покойников. “Анализ русских суеверий приводит к заключению”, говорит акад. Веселовский: “что весенние русалии, главным образом, поминальный обряд; русалки – manes”. Веселовский указал, что справляемые в январе в южной Македонии русалии сопровождаются играми воинственного характера. Эти воинственные игры должны быть считаемы древней тризной. Тризна – это погребальное состязание, погребальные игры. Известно, что были зимние и весенние русалии. В Эпире русалии справлялись в мае; участники веселились различным образом, потом разделялись на два отряда и изображали примерную борьбу христиан с османами, которая была заменой старой борьбы между летом и зимой, как полагал Веселовский. И зимние и весенние русалии совершались в честь мёртвых. Таким образом, русалки – это умершие, что совершенно согласно с нашими народными верованиями. Интересны русалии, справляемые в албанских колониях Апулии в первые три дня Пасхи. Главная роль в этих русалиях принадлежит парням, одетым в военный костюм; участники поют военные песни и пляшут. К ним присоединяются ряженые, с вымазанными мелом, мукой или сажей лицами, одетые в козьи шкуры, с погремушками у пояса и проч. Эти русалии весьма важны: не переставая быть культом умерших (военные песни – остаток тризны), они переходят в культ природы, что видно из переряживания, обозначавшего обновление природы весной. Здесь эта двойственность, совместность культа природы и культа предков, выступает недостаточно ясно. Это же двойственность видна в русском слове 14 – 15 века, приписываемом Златоусту, где обличаются те, кто совершал жертву принося и проч. Текст слова Златоуста не даёт ясных указаний, в честь каких собственно богов резали и торили кур: выходит, что этот вид жертвы употреблялся в честь всех богов, хотя это вряд ли так было. Можно думать, что погружение в воду кур было жертвой специально в честь умерших. Так, по крайней мере, можно думать на основании Льва Диакона: воины Святослава в Доростоле по ночам, при свете луны, выходили в поле сожигать тела своих убитых сотоварищей и потом с какими-то обрядами погружали младенцев и петухов в струи Дуная.

Итак, в древности на Руси кланялись рекам, источникам, берегиням и деревьям и приносили им жертву. Выше мы говорили, что и в настоящее время наши простолюдины почитают источники и деревья и приносят им жертвы. Афанасьев сообщает, что в народе принято от болезней купаться в реках, прудах или источниках и оставлять на прибрежных кустах и деревьях полотенца и сорочки. Замечательно, что такие же требокладения совершаются и в честь русалок. Наши крестьяне вешают в дар русалкам холсты и нитки. В Малороссии и теперь в обычае, во время русальной недели, на деревьях вешать холсты, полотенца, сорочки и мотки ниток в дар русалкам. В Белоруссии разсказывают, что на Троицкой неделе по лесам ходят голые женщины и дети (русалки), и всякий встретивший их должен, во избежание преждевременной смерти, бросить им платок или лоскуток от своей одежды. Таким образом, культ мёртвых русалок объединился с культом природы. Причины такого совместного культа сложны. В доисторическое время леса сплошь покрывали русскую равнину. В сущности, первые поселенцы на этой территории были жители лесов, не даром целое русское племя называлось древлянами. Прежде, чем заняться земледелием, приходилось расчистить леса. В воде, как известно, недостатка не было, и селения располагались именно по берегам рек, на опушке леса.

В прежние времена покойника клали в воду и пускали по воде; памятником такого способа погребения служит слово навь, навье – мертвец, того же корня лат. navis – корабль. Старинные гробы имели форму лодки. Пропавшие из дома некрещеные дети обращаются, по народным повериям, девочки в русалок, а мальчики в леших. Могла быть и другая причина, в силу которой лес считался обиталищем умерших. У скифов был, между прочим, такой способ погребения: мёртвое тело вешали на дереве в честь божества неба. Мы не думаем отождествлять скифов и славянами, но, принимая Скифию в этнографическом смысле, допускаем, что среди населения Скифии могли быть и славяне. Во всяком случае, не трудно допустить взаимодействие между скифами и славянами. Но если бы даже такого взаимодействия и не было, а славяне заняли территорию скифов, когда те очистили южно-русскую равнину, то и в этом случае можно допустить, что некоторые обычаи и верования скифов могли сделаться известными и повлиять на новых пришельцев. Особенно возможно сделать такое предположение относительно погребения при посредстве повешения на дереве; фактические остатки такого обычая могли существовать значительное время, и память о таком способе погребения могла сохраниться весьма долгое время. Ибн-Фодлан удостоверяет, что у руссов существовал способ предания смерти чрез повешение или задушение. Наши церковные правила особенно вооружались против ядения удавленины, вероятно потому что этот способ смерти животных имел религиозное значение: жертва удавливалась. Такой взгляд существовал и среди скандинавов: герой Гаддинг, обрекши себя Одину, повесился на дереве на глазах толпы, собравшейся присутствовать при таком религиозном действии.

Можно считать установленным, что русалки – души умерших. И, тем не менее, русалии – праздники в честь умерших – почти всегда сопровождались играми и плясками, что повидимому не вяжется со скорбию, которая возникает у нас при потере близкого человека или даже при одном воспоминании о такой потере. Попытаемся дать объяснение такому, странному на первый взгляд, факту.

По народным верованиям, умерший сохраняет за собою те же потребности, какие он имел при жизни. Вот почему в могилу или на костёр с умершим клали пищу, коня, жену и т. д. Покойники нуждаются в пище, питье и даже бане, как видно из слова “к невежам”. В честь умершего совершается поминальная трапеза, за которой, как верят, невидимо присутствует сам покойник. По русскому обычаю такая трапеза обильно уснащается крепкими напитками, так что, помянув душу умершего, участники встают из-за стола далеко не в скорбном настроении: вино веселит сердце человека. А весёлый человек не прочь попеть и поплясать. Слово тризна, первоначально означавшее – погребальное состязание, погребальные игры, не даром употребляется в значении попойки.

Была и другая причина, более глубокая, в силу которой праздники в честь умерших сопровождались песнями и плясками. Поворот солнца с зимы на лето (генварские русалки) и весенний расцвет природы наводил нашего предка на мысль о воскресении, о возврате от зимы к лету, то холода к теплу, от смерти к жизни. Восточные славяне верили, что покойники на зиму улетают в рай, а весной воскресают. На рождественских святках и весной совершались главные праздники в честь умерших. В это время скорбь о близких умерших смешивалась с радостным убеждением, что возвратятся, хотя и временно, дорогие умершие вместе с расцветающею и воскресающею природою. Такие чувства требовали обнаружения и проявлялись во вне, песнями и плясками. Известно, что пляска в древности имела религиозное значение, как и теперь у дикарей. Мы знаем, что в древности, например в Греции, в честь умерших совершались игры, примерные сражения. Этот обычай частью сохранился у нас в христианскую пору, как видно из жития Константина Муромского. Среди исповедных вопросов кающемуся встречается и такой: “по мертвеци дрался?” и согрешившему налагалась епитемия. Серьёзное пение и религиозные действия к концу празднества после трапезы естественно принимали более весёлый характер. С течением времени элемент весёлый мог получить преобладающее значение. Возрождающаяся и мысль о переряживании, что нами и отмечено выше; остатком такого обычая являются наши ряжения на рождественских праздниках. барвиха xxi

www.vernost.ru

Русалки на Руси | Русалки

В понятии современного человека русалка — девушка с рыбьим хвостом, начинающимся от пояса, и чарующим голосом. Но не всегда в России её представляли именно так. Раньше в славянской мифологии считали, что русалка – это утонувшая, некрещеная или не вышедшая замуж девушка. Они ходили нагими и с длинными распущенными волосами. Русалка была не только покровительницей вод и рек, но и полей, лесов.

русалки

русалки

Если следовать теории, которую выдвинули Ф. Миклошин и А. Н. Веселовский, то само слово «русалка» происходит от названия древнего праздника в Риме – Розалия. Но другие мифологи считают, что образ русалки-утопленницы возник очень давно и является чисто славянским. По другому мнению это слово имеет корень в словах «русло» и «русый» или в названиях рек. Тогда становится понятно, что вследствие происхождения от слова «русло» образ русалки стал похож на водную нимфу.

Русалка - водная нимфа.

Русалка — водная нимфа.

До славянского праздника Троицы проходила так называемая Русалочья неделя. В этот день, гуляя по лесу, можно встретить русалок. Эта длинноволосая девушка очень вредоносный дух. Она способна, встретив человека, защекотать до смерти или даже утопить. Чтобы русалка ушла, нужно было кинуть на землю платок или фрагмент одежды.

Русалки на руси

Русалки на руси

Существует легенда, что отец умершей девушки привязывал свою дочь к столбу, чтобы она не стала русалкой. В некоторых летописях русалкам приписывают умения превращаться в разных животных, таких как грызуны, лягушки или птицы.

Образ русалки сейчас тесно переплетается с образом морской девы, девушки с хвостом рыбы. Славянские русалки имеют вид девушки, женщины или девочки с длинными растрёпанными волосами. Есть даже такая поговорка – «Ходит как русалка», то есть с нечесаными, распущенными волосами, что было неприлично у крестьянской девушки. Но всё-таки и у них были гребешки, состоящие из рыбьих костей. Некоторые русалки хотели одеться и поэтому они ночью крали из домов людей пряжу. Но не все из них умели прясть. Кожа у русалок бледная, мертвенная. Согласно некоторым поверьям они любят плести венки из трав, цветов и тонких веточек. Питаются русалки в основном ягодами и травами, возделанной пшеницей и очень любит горох, поэтому её часто можно встретить на огороде или в поле.rusalki-na-rusi_2Как сказано в мифологии, русалки не очень любили людей, особенно девушек. В них они часто кидались камнями. Юношей русалки заманивали на глубину и топили. По другим поверьям они шутили над людьми и кривлялись, а тот, кто увидит, перенимал это у них. Одна русалка несколько раз тушила костёр, разведённый людьми в лесу, и её прогнали, чуть не побивши палками. Крестьяне даже придумали заговор, чтобы отпугивать русалок.

rusalki-na-rusi_4

В поверьях сказано, что русалки, чтобы пережить долгую холодную зиму, ныряют в реки и находятся там до славянского народного весеннего праздника Зелёные святки. Во время праздника они выходят на сушу и живут на ней всё лето. На седьмой четверг после Пасхи девушки собирались вместе и ходили в лес «русалок крестить». В день воды русалок провожали.

Более полная информация про русалок ЗДЕСЬ

rusalki-in-russia.ru

Откуда взялись русалки на самом деле? — История России

Большинство людей прекрасно знают историю русалочки Ариэль благодаря сказке Ганса Христиана Андерсена и мультфильму студии Уолта Диснея. Однако русалки в восточнославянском фольклоре – явление не столь веселое и радостное и связано с «неправильной» смертью. Кстати, никаких хвостов они не имели.

«Неправильная» смерть

У восточных славян, как и у многих других народов, считалось, что покойники делятся на две категории: умершие «правильной» и «неправильной» смертью. Собственно, «правильно» умершие – те, кто умер естественной смертью, прожив отмеренный срок. Самоубийцы; убитые матерями младенцы; некрещеные; погибшие в результате несчастного случая; те, кого прокляли родители; колдуны (те, кто водил дружбу с нечистой силой) и т. п. – умерли «неправильно». Такие люди не попадают на «тот» свет, они «доживают» жизнь (в этом, кстати, наблюдается отличие от христианского понимания «неправильной» смерти, где самоубийца совершил страшный грех, а гибель в результате несчастного случая ни к чему «эдакому» не ведет). Все, кто умер «неправильно», опасны для живых, они не могут быть погребены обычным способом и недостойны поминовения. Такие покойники становятся русалками, кикиморами, упырями и различными мелкими демонами.

В науке «неправильных» мертвецов называют «заложными» или ходячими. Любопытно, что представления о таких покойниках были сформированы у славян в глубокой древности, но до сих пор сохраняются в слегка измененном виде. Кстати, к глубоким старикам тоже относились нехорошо, так как считали, что они «чужой век заедают», ведь дело не может быть только в крепком здоровье, тут однозначно присутствует колдовство, в результате которого ведьма/колдун питается жизненной силой цветущих растений, живых людей и даже сливками с молока.

Кого называют русалками?

Итак, кто становится русалкой? Девушка, умершая «неправильной» смертью; некрещеный или родившийся мертвым ребенок; редко – мужчина, если умрет во время Русальной недели (после или до праздника Троицы). Но все же, как правило, это утонувшая обрученная девушка или утопившаяся из-за любви. В этом смысле удивительно читается сказка Андерсена о русалочке Ариэль. Ведь она пожертвовала собой ради возлюбленного и стала морской пеной, вдобавок обретя душу. Как принято теперь говорить: «сломала систему».

Происхождение слова «русалка» – серьезный вопрос. Среди ученых существуют разные мнения на этот счет, но более или менее популярное в данный момент гласит, что это слово берет начало в античном празднике роз – rosalia, который был посвящен душам умерших. При этом образ русалки сложился в жизни древних славян. Но славяне, в зависимости от региона проживания, называли это существо и другими словами: «шутовка», «чертовка», «водяниха», «лоскотуха» (от укр. «лоскотать» – «щекотать»), «мавка», «купалка», «казытка» (от бел. «казычут» – «щекочут»).

Образ русалки

Русалка выглядит так: никакого рыбьего хвоста, белая (цвет траура в Древней Руси) одежда, длинные распущенные зеленые (как осока) или русые волосы и цветочный венок на голове (так хоронили незамужних девушек). Рыбьего хвоста у них нет – это явление, характерное для западноевропейских легенд и относится к морским людям, о которых мы писали ЗДЕСЬ. Восточнославянский образ русалок дополнялся красотой, бледным лицом, холодными руками и закрытыми, как у трупа, глазами, почти прозрачным телом. В некоторых поверьях говорится, что ростом они с деревья. Менее распространенный в народе образ русалки подчеркивает ее принадлежность к нечисти: страшная, безобразная, заросшая шерстью, горбатая, брюхастая, когтистая и с длинными, обвисшими грудями.

Живут русалки обыкновенно на дне водоемов, поэтому детей предостерегали не подходить в том числе и к колодцам. Русалки обычно опасны для людей, хотя не всегда, как любая нечистая сила, способны оборачиваться животными и предметами, используемыми в человеческом быту. Убивает русалка человека, защекотав его до смерти, но может и кусать, и душить, и щипать. Представления о деятельности русалок на суше радикально разнятся: то ли они вредят людскому хозяйству, то ли стерегут жито и помогают урожаю расти хорошо. Кстати, русалку, сидящую на дубе, Александр Сергеевич Пушкин придумал не сам. В народе говорили, что на Русальной неделе русалки селятся в лесах и особенно любят дубы и березы. Любовь русалок к растительности, особенно к деревьям, – дальний отголосок веры в то, что деревья связывают мир живых и мир потусторонний. Для молодого мужчины (русалки их особенно любят) верная погибель, если он присядет покачаться с такой русалкой на ветке или качелях. А кого убьет русалка – тот сам становится русалкой.

Спасение у попавшего к русалке одно – народные поверья гласят, что от нее можно откупиться: дать ей ткань или готовую одежду, чтобы она могла укрыться сама или укрыть своего ребенка. За такую добродетель русалка даже может наградить сверхъестественной способностью или дать волшебный предмет.

histrf.ru

Русалки на Руси

Поэтический образ фантастических жилиц надземных вод, вдохновлявший поэтов всех стран и соблазнявший художников всех родов изящных искусств, еще живет в народном представлении, несмотря на истекшие многие сотни лет. В качестве наследства от языческих предков славян, принесенного с берегов тихого Дуная на многоводные реки славянского востока и на его глубокие и светлые озера, этот миф значительно изменился в Великороссии.

Из веселых, шаловливых и увлекательных созданий западных славян л наших малороссов, русалки, в стране угрюмых хвойных лесов, превратились в злых и мстительных существ, наравне с дедушкой водяным и его сожительницами, вроде «шутовок» и «берегинь». Таким образом, между малороссийскими «мавками или майками» и «лешачихами» лесной России образовалась большая пропасть, отделяющая древние первобытные верования от извращенных позднейших. Русалок, поющих веселые песни восхитительными и заманчивыми голосами, заменили на лесных реках растрепы и нечесы: бледнолицые, с зелеными глазами и такими же волосами, всегда голые и всегда готовые завлекать к себе только для того, чтобы без всякой особой вины защекотать до смерти и потопить.

При этом следует заметить, что в Великороссии даже не всегда про них знают. В редких местностях, вообще, о них вспоминают и рассказывают, как о существах живых и действующих, подобно прочей злой и уродливой нечисти. Но зато повсеместно сохранилась, так называемая, «русальная неделя» и «русалкино заговенье» (на Петровки, или апостольский пост). И эти празднества ясно показывают, насколько северная лесная русалка не похожа на ту, которая пленяла и вдохновляла, между прочим, и наших великих поэтов.

Уже одно то, что русалка изображается (например, в приволжских местах) б виде соломенного чучела, а кое-где даже в виде взнузданного лошадиного черепа, укрепленного на шесте, – показывает, как потускнел и вылинял в Великороссии поэтический миф о грациозной красавице-русалке. Только в слабых и постепенно смолкающих песенных отголосках еще мелькает образ этих красивых существ и сберегаются о них слабеющие воспоминания.

Но зато тут успели уже войти в обычай иные чествования, именно чествования кукушки – весенней вестницы. Девушки крестят ее в лесу, кумятся между собой и завивают венки на березе (завивают на семик в четверг, а развивают на следующее воскресенье, приходящееся в Троицын день). Тем не менее, на десятой неделе по святой Пасхе, сохранившей древнее народное название «русальной», или «русальской», ни одна деревенская девушка не решится пойти в лес без товарок, именно из боязни «злых русалок», которые, по народному представлению, на это время переселяются из речных и озерных омутов в леса. В ту же самую пору мужики принимаются «русальничать», т. е. гулять на все лады и пить целую всесвятскую неделю до самого заговенья.

Вот почему, да точными справками о русалках, необходимо обращаться на юг – к малороссам. В Великороссии же более подробные сведения о русалках получаются, главным образом, из губерний тульской, орловской, калужской и пензенской*. Но и здесь веселый образ русалки омрачается недобрыми, злыми свойствами.

Оставляя с Троицына дня воды и рассыпаясь, вплоть до осени, по полям, перелескам и рощам, русалки выбирают себе развесистую, склонившуюся, над водой иву или плакучую березу, где и живут. Ночью, при луне, которая для них ярче обычного светит, они качаются на ветвях, аукаются между собой и водят веселые хороводы с песнями, играми и плясками. Где они бегали и резвились, там трава растет гуще и»зеленее, там и хлеб родится обильнее. Тем не менее, от русалок не столько пользы, сколько вреда: когда они плещутся в воде и играют с бегущими волнами, или прыгают на мельничные колеса и вертятся вместе с ними, то все-таки не забывают спутывать у рыбаков сети, а у мельников портить жернова и плотины. Они могут насылать на поля сокрушительные бури, проливные дожди, разрушительный град; похищают у заснувших без молитвы женщин нитки, холсты и полотна, разостланные на траве для беленья; украденную пряжу, качаясь на древесных ветвях, разматывают и подпевают себе под нос хвастливые песни. В таких случаях находятся разнообразные средства и способы для борьбы с затеями лихих русалок, чтобы делать их безвредными для деревенского домашнего хозяйства.

Кроме церковного ладана (незаменимого средства против всякой нечистой силы) – против чар и козней русалок отыскалось еще снадобье, равносильное священной вербе и свечам Страстной недели, – это «полынь, трава окаянная, бесколенная». Надо только пользоваться ее силой и применять ее на деле умеючи. Уходя после Троицына дня в лес, надо брать эту траву с собою. Русалка непременно подбежит и спросит:

– Что у тебя в руках: полынь или петрушка?

– Полынь.

– Прячься под тын, – громко выкрикнет она и быстро пробежит мимо. Вот в это-то время и надо успеть бросить эту траву прямо русалке в глаза. Если же сказать «петрушка», то русалка ответит:

– Ах, ты моя душка, – и примется щекотать до тех пор, пока не пойдет у человека изо рта пена, и не повалится он, как мертвый, ничком.

Хотя во Владимирской губ. и помнят еще древних русалок и признают даже два их вида (водяных и домашних), но ни те, ни другие не отмечаются такими нежными, привлекательными чертами, как южные их сестры. Поверья северян и южан связаны между собой лишь в том общем убеждении, что русалки – людские дети, умершие некрещенными, либо потонувшие или утопившиеся девушки. Во многих местах думают, что это – дети, обмененные в то время, когда роженицу оставляют одну в бане, и она лежит без креста, а ребенок подле нее спит некрещенным.

Всем русалкам разрешается выходить из воды еще на Светлое Воскресенье, когда обносят кругом церкви плащаницу. И потому в это время надо запирать двери в храм как можно крепче, из опасения, как бы не набежали русалки.

В этом поверий, на первый взгляд несколько странном, можно различить следы древнеславянского почитания душ умерших: весною, когда вся природа оживает, по верованию древних славян, оживали и души умерших и бродили по земле.

Эта связь между природой и душами умерших привлекала к себе внимание многих ученых, которые делают в этом направлении настолько остроумные сближения, что на них необходимо остановиться хоть на короткое время.

Души умерших, т. е. русалки, суть представители царства смерти, тьмы и холода, поэтому-то, с наступлением весны, хотя они и оживают, но обитают все-таки в темных недрах земных вод, еще холодных весною. С Троицына дня русалки оставляют воды и живут в лесах на деревьях.

Но вот наступает время купальских дней. Солнце, купаясь в водах, освещает эти воды и оживотворяет. Уместно ли русалкам, представительницам смерти, обитать в водах, освященных купанием живоносного солнечного божества? И вот, по тому же народному поверью, они оставляют воды и везут на зеленые деревья, служившие, по верованию древних славян, жилищем мертвецов.

Так, между прочим, объясняет русальские праздники А. В. Балов, доставивший самые интересные данные по великорусской демонологии из Пошехонского уезда (Ярослав, г.).

С.В.Максимов. Нечистая, неведомая и крестная сила. 1903 год. Издательство: С.-Петербург. Товарищество Р.Голике и А.Вильборг

rus.ruolden.ru

Какими были русские русалки • Arzamas

Мифолог Елена Левкиевская — о русалочьих ногах и хвостах, колосящейся ржи, потерянном гребне, железных грудях, неправильной смерти, танцах, щекотке и соблазнении мужчин

Записала Ирина Калитеевская

Морские сирены. Лубок. 1866 год © New York Public Library

Русалка литературная

В русской литературе первой половины XIX века часто встречается сюжет о русалке — речной или морской женщине, часто с рыбьим или драконьим хвостом, которая соблазняет земного мужчину или мстит неверному возлюбленному, утягивая его в воду. Это есть и у Пушкина, и у Лермонтова, и у Ореста Сомова, и у многих других. Этот мотив является литературным романтическим штампом, почерпнутым отчасти из западноевропейской литературы, отчасти из западноевропейской мифологии. Он пришел вместе с романтизмом и связанным с ним комплексом идей, в том числе — интересом к национальным корням и народной традиции как квинтэссенции, как бы сейчас сказали, национальной идентичности. Прежде всего, это веяние приходит с Жуковским, который в 1820-е годы очень много переводил немецких романтиков. Он вбрасывает эти сюжеты в русскую литературу, и все тут же начинают интенсивно их использовать. Даже Гоголь, хорошо знавший народную традицию, был увлечен западноевропейским романтизмом и заимствовал западные сюжеты — это встречается и в «Вечерах на хуторе близ Диканьки», и в «Миргороде». Например, сюжет «Страшной мести» взят из новеллы Людвига Тика «Пьетро из Абано».

Образ русалки — литературный и романтический штамп, почерпнутый из западноевропейской литературы и мифологии

Между тем в славянской народной традиции тоже есть женские персонажи, которые называются русалками, и женские персонажи, связанные с водой и способные затянуть человека в воду. Чем они отличаются от русалок и морских царевен Лермонтова, Пушкина и Жуковского?

 Мелюзина. Рисунок Джузеппе Челлини. 1886 год © Иллюстрация к сборнику Габриэле д'Аннуцио «Isaotta Guttadàuro ed altre poesie»

Женщины с ногами, но без лиц

Русалка — один из центральных образов украинской и белорусской мифологических традиций. Это очень известный, хорошо сформированный персонаж, о котором существовало (и до сих пор существует) огромное количество текстов с очень разветвленной системой мифологических мотивов.   Прежде всего, это никакие не морские полудевы-полурыбы, а обычные женщины с ногами, без всяких хвостов. Они выглядят как девушки и женщины с распущенными светлыми волосами в белых одеждах. Очень часто у них не видно лиц, потому что они — покойницы. Причем не любые покойницы, а неправильно умершие и из-за этого не имеющие упокоения на том свете.

Русалочка. Иван Билибин. 1937 год © Иллюстрация к изданию «Albums du Pere Castor»

Представление о людях, умерших неправильной или нечистой смертью, — одно из самых древних в восточнославянской мифологии, оно восходит еще к индоевропейскому пласту. Сюда относятся чаще всего самоубийцы, те, кто умер без покаяния, занимавшиеся при жизни колдовством и знавшиеся с нечистой силой, а также люди, умершие до брака, — потому что с точки зрения народной традиции неправильной является всякая смерть человека, который не изжил своего положенного века и не выполнил заложенную для него жизненную программу, особенно если он умер, не вступив в брак и не оставив потомства (в первую очередь это касается девушек, умерших в период между обручением и венчанием). Кроме того, в украинской и белорусской традиции часто русалками становятся девушки, которые умерли на Троицкую неделю.   На Троицкую неделю приходится пик солнечной активности и цветения растений, и в соответствии с очень древними представлениями это связывается с возвращением душ умерших на землю. Вероятно, слово «русалка» восходит к древнегреческим «розалиям», или «русалиям», — празднику, который отмечался в античном мире в начале мая, когда расцветали розы. В этот период устраивались поминальные обряды и на могилы умерших возлагали розы и розовые венки. В восточнославянской традиции на Троицкую неделю, когда начинает колоситься рожь, на землю приходят русалки, поэтому по-украински эта неделя называется «Русальний тиждень» (Русальная неделя).   Вернувшись, русалки бегают по ржи, качаются на ветвях деревьев, танцуют, устраивают хороводы. Чаще всего появляются гурьбой. В этот период они очень опасны для людей: нападают, пугают, щекочут до смерти, вообще причиняют очень много неудобств. Кроме того, они могут приходить в свои дома, и там для них оставляют пищу и какую-то одежду, особенно люди, у которых кто-то из родни умер неправильной смертью и имел шанс стать русалкой. 

После окончания Троицкой недели, в первый день Петровского поста или в воскресенье перед ним, русалки должны уйти назад, в иной мир. Для того чтобы это наверняка произошло, существовал особый обряд, который назывался «проводы русалки», или «изгнание русалки». Для него в последний день Троицкой недели делали соломенное чучело и с пением специальных песен всем селом выносили за границы села, в поле или в лес, а там ритуально уничтожали: топили в реке, сжигали или разрывали на кусочки и разбрасывали по полю. Второй вариант этого обряда — когда какую-нибудь девушку наряжали русалкой (одевали в светлые одежды, закрывали лицо), под руки, с пением специальных обрядовых песен, выводили за пределы села и оставляли. Эта девушка, посидев какое-то время где-нибудь в поле или под кустом, тихонько возвращалась к себе домой и продолжала жить своей обычной жизнью.

Русалки почти не занимаются соблазнением мужчин

Мы видим, что семантически эти восточноевропейские русалки связаны с вегетацией растений, но не с водоемами. В текстах может говориться о том, что они выходят из воды, но это один из многочисленных вариантов — точно так же они могут приходить с кладбища или просто с того света. Кроме того, в народной традиции чрезвычайно слабо проявляется любовная сюжетная линия, которую так любят эксплуатировать писатели и поэты-романтики: русалки почти не занимаются соблазнением мужчин. Редкие тексты, в которых русалка все-таки соблазняет земного мужчину, как подозревает целый ряд фольклористов, спровоцированы именно книжностью, знанием литературных текстов, а не собственно народной традицией.

Шутовка с гребнем

В северорусской традиции есть другой женский персонаж. Он довольно редко называется русалкой — скорее шутовкой, чертовкой, какой-нибудь водяной бабой. Этот персонаж лишен четко выраженной сезонности, всегда появляется в одиночку и связан именно с водным пространством — с какой-нибудь рекой или озером. Очень часто говорят, что эти шутовки происходят из утопившихся девушек и женщин. Фактически этот персонаж проявляет себя только в одном сюжете: шутовка сидит на берегу, на каком-нибудь прибрежном камне или на мостках, где стирают белье, и расчесывает свои длинные волосы большим костяным, каким-то необычным гребнем. При приближении человека она бухается в воду и скрывается в ней. На берегу остается ее гребень. И если человек заберет этот гребень с собой, она потом будет ходить к нему под окна, просить, нудить, чтобы он ей его отдал, и не оставит его в покое, пока он не положит гребень на место. В некоторых случаях она может причинять вред, в том числе затягивать человека в воду, — но это никак не связано с гендерными признаками, затянуть могут и мужчину, и женщину. Сексуальная составляющая, которая так сильна в романтической литературе, здесь никак не эксплицируется.

При приближении человека она бухается в воду и скрывается в ней

И украинские и белорусские русалки, и русские шутовки — это вполне нормальные, даже красивые женщины. Но если в европейской романтической традиции их красота всячески подчеркивается, то у славянских русалок это не слишком актуально. Кроме выдающейся внешности западноевропейские русалки часто обладают прекрасными голосами и поют красивые песни, заманивая к себе земных мужчин. Славянские русалки ничего особенного не поют и вообще по большей части молчат. То есть славянские русалки похожи на обычных девушек и женщин, ничем особенно от них не отличаясь ни по облику, ни по поведению.

Русалки. Картина Ивана Крамского. 1871 год © Государственная Третьяковская галерея

Некрасивая русалка

Но в восточнославянской традиции есть еще один женский образ, который тоже может называться русалкой. Это безобразная русалка — косматая, некрасивая, старая, горбатая, одетая в какое-то рванье, с длинными отвисшими грудями, которые она может перекидывать через плечи. Она часто нападает на детей — убивает их, пугает, вообще им вредит и совершает над ними какое-то насилие. Иногда говорится, что у нее железные груди, и детей в Полесье, например, часто ими пугали: не ходи в жито, а то тебя русалка железной цыцькой затолчет. Как полагают исследователи, этот образ является заимствованием из тюркских представлений о женском демонологическом существе, которое называется «албасты», или «албаста», и которое специализируется на причинении вреда детям и роженицам. В тюркских традициях оно иногда нападает на взрослых мужчин, щекочет их и может даже выступать в качестве мифологической любовницы, заманивая их к себе и сожительствуя с ними.

Некрасивая, старая, горбатая, одетая в какое-то рванье, с длинными отвисшими грудями, которые она может перекидывать через плечи

Но в восточнославянских рефлексах на эту тему оно проявляет себя исключительно как страшная баба с длинными отвисшими грудями, которая может причинить вред детям.

Получается, что у восточных славян прототипа литературной романтической русалки мы не находим.

Русалочья болезнь

У южных славян тоже есть некие русалкоподобные существа, но они в некоторых своих проявлениях сближаются с украинскими и белорусскими русалками: это множественные и сезонные существа, появляющиеся на Троицкой неделе. Они появляются на земле во время цветения такого растения, которое по-болгарски называется «росен», и проявляют себя чаще всего в том, что поют и танцуют на полянах, где растет это растение, и оставляют на траве круги. Человек, ступивший на то место, где танцевали русалки, или нарушавший запреты на работу, предписанные для троицкого периода, заболевает «русальской болезнью», которая проявляется в некоторой слабости, в неадекватном сознании — человек находится, что называется, не в себе. Для того чтобы излечить его от этой болезни, односельчане должны танцевать вокруг него специальный танец хоро — типа нашего хоровода, только все время убыстряющийся, с высокими подскоками. Участники этого хоровода носили название «русалии».

Иллюстрация к стихотворению Лермонтова «Русалка». Рисунок Михаила Врубеля. 1891 год © Государственная Третьяковская галерея

Хвост, красивый голос и зачаровывание мужчин

Что касается западных славян, то у них как раз есть представления о полуженщинах-полурыбах. У поляков они называются сиренами, или сиренками: на старом гербе Варшавы изображена такая сиренка — девушка с рыбьим хвостом; ее же изображение есть на Рыночной площади Старого города. Но в тех польских фольклорных и этнографических материалах XIX–XX веков, с которыми я знакома, этот персонаж известен плохо, в крестьянской традиции он не популярен.

На польскую и чешскую мифологии во многих узловых моментах сильно повлияла западноевропейская, особенно германская, традиция.

Полуженщины-полурыбы или женщины с драконьими хвостами, иногда женщины с двумя драконьими или рыбьими хвостами, тоже встречаются в разных мифологиях на севере Европы — кельтской, балтийской, германской. У всех есть набор общих черт: они красивые, очень часто поют красивые песни, впечатления от их голоса специально отмечаются в рассказах. Проявляют себя они чаще всего, вступая в любовные отношения с земными мужчинами. Называться могут по-разному — никса, ундина, Лорелея или Мелюзина. Все они имеют ряд общих черт с древнегреческими сиренами. Я не берусь утверждать, что все эти североевропейские персонажи генетически связаны с древнегреческими, но ведут себя они аналогично. Скорее всего, этот сюжет, так же как и сюжеты о карликах, проник в польскую традицию с Запада — возможно, это произошло где-то в Средние века — и к нашему времени стал расхожим местом, таким туристическим брендом. Теперь эта сиренка изображается на сувенирах — магнитиках, открытках и значках — в качестве символа Варшавы.

Русалка в декоративной резьбе. Музей деревянного зодчества на Щелоковском хуторе в Нижнем Новгороде. Середина XIX века.© Ирина Бобылькова

То же самое произошло и в некоторых восточнославянских ареалах: эта сюжетная линия из книжности проникла в народную традицию России, Белоруссии и Украины, и там возник отдельный, совершенно самостоятельный сюжет о фараонках, или мелюзинах. В начале XX века русский этнограф и фольклорист Дмитрий Константинович Зеленин одним из первых выдвинул предположение о том, что образ полуженщины-полурыбы в восточнославянской мифологии был позаимствован. Он проник в устную традицию из библейского сюжета о воинах фараона, которые погибли в Красном море, преследуя еврейский народ, когда тот уходил из‑под египетского рабства. Волны моря расступились и пропустили евреев, а воины фараона потонули. Из них и возникли полулюди-полурыбы, живущие в море. Поэтому одно из русских названий таких персонажей — фараонки.  

arzamas.academy

Русалка в славянской мифологии — Славянская культура

Русалка в славянской мифологии

В отечественной мифологии так же существуют мифы о хвостатых девах, которые занимали большую часть легенд. Как считали славяне, значительная часть русалок - это души утонувших женщин, которые покончили жизнь самоубийством. В славянскую мифологию, считают исследователи, образ русалки пришел с Украины и из Восточной Европы. В России, впрочем, их облик изменился. Из веселых и шаловливых созданий русалки превратились в злых и мстительных существ, наравне с "дедушкой водяным".  

Русалок, поющих веселые песни восхитительными и заманчивыми голосами, заменили на лесных реках растрепы и нечесы: бледнолицые, с зелеными глазами и такими же волосами, всегда голые и всегда готовые завлекать к себе только для того, чтобы без всякой особой вины защекотать до смерти и утопить.

Собственно, представления о русалках сложились у нас под воздействием, прежде всего, сказки Андерсена "Русалочка", а также одноименного диснеевского мультика. Посему большинство граждан (причем не только малолетних) не сомневаются, что русалки обитают в воде, плещут рыбьими хвостами и вступают с человеком в сложные отношения.

Однако большой знаток русского фольклора Александр Сергеевич Пушкин, конечно, не зря посадил свою русалку на дерево. Уж он-то знал, что русская русалка с заморскими подругами-ундинами имеет не слишком много общего. И рыбьего хвоста у нее в помине нет.

В одних местах (зап. Полесье, Украина) говорили, что русалка выглядят как молодые красивые девушки, обнаженные или в белом; что они появляются в том самом виде, в каком их похоронили, т.е. в нарядном убранстве, с распущенными волосами и с венком на голове (именно так по местному обычаю обряжали умерших девушек, как бы устраивая для них символическую свадьбу вовремя похорон). В других местах (Пинское Полесье, Центральная Белоруссия) русалок представляли в виде страшных, уродливых, косматых баб, с отвислой грудью, которую они закидывали за плечи. О таких русалках рассказывали, что они "кудлатые как ведьмы", "горбатые и старые", "черные, заросшие шерстью", что у них "груди как каменья" или "железные цыцки"; они ходят голые или в лохмотьях, в руках держат клюку, кочергу, пральник, пест.

Живут русалки не только в воде. С Троицына дня до дня Петрова (С.Б. Русальная неделя) они выходят и, рассыпаясь, вплоть до осени, по полям, перелескам и рощам, они выбирают себе развесистую, склонившуюся над водой иву или плакучую березу, где и живут. Ночью, при луне, которая для них ярче обычного светит, они качаются на ветвях, аукаются между собой и водят веселые хороводы с песнями, играми и плясками. Где они бегали и резвились, там трава растет гуще и зеленее, там и хлеб родится обильнее.

Но от них много и вреда. Могут, например, запутать сети у рыбаков или испортить, а у мельников портить жернова и плотины. Они могут насылать на поля сокрушительные бури, проливные дожди, разрушительный град; похищают у заснувших без молитвы женщин нитки, холсты и полотна, разостланные на траве для беленья; украденную пряжу, качаясь на древесных ветвях, разматывают и подпевают себе под нос хвастливые песни. Кое-где рассказывали, что русалки не причиняют никакого вреда, а могут лишь испугать человека или подшутить над ним. Однако подавляющая часть поверий относит русалок к опасным духам, которые преследуют людей, сбивают их с пути, душат или щекочут до смерти, заманивают в воду и топят, превращают в животных или в какие - нибудь предметы, могут забрать себе младенца, оставленного жницей на меже (С.Б.: Явное смешение с Кикиморой и Ветшицей). В таких случаях находятся разнообразные средства и способы для борьбы с затеями лихих русалок, чтобы делать их безвредными для деревенского домашнего хозяйства.

Как и прочая нежить, они не выносят вида креста, не могут переступить через начерченный на земле круг, осененный крестным знамением; боятся чеснока и любого железа, будь то иголка, булавка или нож. Когда русалка окликает человека по имени, следует хранить молчание: не зная имени, она не в силах причинить вред. "Против чар и козней русалок, - пишет фольклорист С.Максимов, - отыскалось еще снадобье, равносильное священной вербе и свечам Страстной недели, - это полынь, трава окаянная, бесколенная. Надо только пользоваться ее силой и применять ее на деле умеючи. Уходя после Троицына дня в лес, надо брать эту траву с собою. Русалка непременно подбежит и спросит: "Что у тебя в руках: полынь или петрушка?" - "Полынь". - "Прячься под тын", - громко выкрикнет она и быстро пробежит мимо. Вот в это-то время и надо успеть бросить эту траву прямо русалке в глаза. Если же сказать "петрушка", то русалка ответит: "Ах ты, моя душка", - и примется щекотать до тех пор, пока не пойдет у человека изо рта пена и не повалится он, как мертвый, ничком".

Для того чтобы в период Русальной недели не смогли навредить русалки, люди соблюдали специальные запреты, во многом совпадающие с поминальными: избегали работ, связанных с прядением, тканьем, шитьем, не выполняли никаких полевых и огородных работ, не подмазывали печь и стены избы, не ездили за дровами в лес и т.п. На ночь специально для русалки оставляли на столе ужин, на ближайших деревьях или ограде возле дома оставляли одежду.

Кстати, одну из них можно схватить за руку, надеть на нее нательный крест и привести домой. Русалки весьма охотно выполняют всякого рода бабью домашнюю работу, при этом не ворчат и питаются исключительно паром. Правда, живут они в доме всего год, а на следующую русалью неделю получают свободу и скрываются на дне речном.

С русалкой вполне реальна и семейная жизнь. Для этого она должна до смерти защекотать своего избранника, унести его на дно в собственный дом, где супруг оживет и счастливо проведет остаток дней своих в необыкновенной роскоши. Русалочьи свадьбы устраиваются только в самые короткие ночи.

Через неделю после Троицы устраивались русалочьи проводы. Для этого снаряжалась целая процессия. В разных местах русалка погребалась по-своему - в виде куклы или девушки в одной рубахе. Последний раз дозволялось русалкам явиться на землю в ночь на Ивана Купалу, после чего они затихали уже до будущего года.

У русалок есть родственницы - мавки. В мавок, по поверьям, превращаются дети, умершие без крещения. Та же судьба ожидает и тех несчастных младенцев, которых проклинают матери еще в утробе или до совершения над нами таинства крещения; они исчезают из дому и становятся русалками. Живут мавки в лесах и являются людям под видом молодых красивых девушек. Так же как и русалки, они завлекают мужчин, заговаривают их, принимаются щекотать и не отпускают, пока не защекочут до смерти. Мавки стараются мстить людям за то, что допустили их умереть некрещеными и лишили небесного царства.

В некоторых местах, где русалки считались водным духом, их называли фараонками. Фараонки - родные сестры зарубежных русалок, то есть ундин, потому что у всякой фараонки непременно есть рыбий хвост. Они водятся преимущественно в морях, и уж конечно, на ветвях сидеть никак не могут. 

Похожие статьи:

Боги, духи и существа → Мифы древних славян

История → Славяне. Происхождение, отличительные особенности мироощущения

Боги, духи и существа → Базовое понятие Триглава

Природа → Ветер. Поверья наших предков

Боги, духи и существа → Черти: какая она, настоящая нечисть?

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru