Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Реки древней руси. Что вы не знали о Киевской Руси.... Сегодня наши знания о Древней Руси похожи на мифологию. Свободные люди, отважные князья и богатыри, молочные реки с кисельными берегами. Настоящая история менее поэтична, но от этого не менее интересна...........

Геогрфия Древней Руси. Тайна реки Океан. Реки древней руси


Что вы не знали о Киевской Руси.... Сегодня наши знания о Древней Руси похожи на мифологию. Свободные люди, отважные князья и богатыри, молочные реки с кисельными берегами. Настоящая история менее поэтична, но от этого не менее интересна........... | Блог NATA-SHA

«Киевской Руси» не было

 Название «Киевская Русь» появилось в XIX веке в трудах Михаила Максимовича и других историков в память о главенстве Киева. Уже в самые первые века Руси государство представляло собой несколько обособленных княжеств, живших своей жизнью и вполне независимо. 

При номинальном подчинении земель Киеву Русь не была единой. Такая система была обычной для ранних феодальных государств Европы, где каждый феодал обладал правом собственности на земли и всех находящихся на них людей. 

«Из варяг» куда угодно

 

Путь «Из варяг в греки» по Днепру не был самостоятельной торговой артерией. Скорее это собирательное название сухопутных, речных и морских путей между Балтикой и Византией. Об этом говорит малое количество византийских монет и крупные клады арабских. На важном отрезке пути вообще не найдено кладов монет. Трудностями пути по Днепру были сложность волоков и порожистость (летом и осенью пороги были непроходимы).

 Хотя Днепр и играл важную роль, такие реки как Припять, Неман и Западная Двина ничуть не меньше служили связью с Европой и Скандинавией. 

 Таким же разветвленным был и путь «из немец в хозары». Стены древних храмов скрывали органы .В Киевской Руси можно было увидеть органы и не увидеть колоколов в храмах. Хотя в крупных соборах колокола существовали, в мелких церквях их часто заменяли плоские «била». После монгольских завоеваний органы были утрачены и забыты, а первые колокольные мастера пришли заново из Западной Европы. 

Об органах в древнерусскую эпоху пишет исследователь музыкальной культуры Татьяна Владышевская. На одной из фресок Софийского собора в Киеве «Скоморохи» изображена сцена с игрой на органе. Полочане – «родственники» поляков.

 Язык древнерусского населения считают восточнославянским. Однако археологи и лингвисты с этим не совсем согласны. Предки новгородских словен и части кривичей (полочане) прибыли отнюдь не с южных просторов от Карпат до правобережья Днепра, а с Запада. Исследователи видят западнославянский «след» в находках керамики и берестяных записях. К этой версии склоняется и крупный историк-исследователь Владимир Седов. 

Предметы быта и особенности обрядов схожи у ильменских и балтийских славян. Князья имели восточную внешность .Внешность киевских князей была не всегда подлинно «славянской» как это принято представлять. Все дело в тонкой киевской дипломатии, сопровождавшейся династическими браками, как с европейскими династиями, так и с кочевниками – аланами, ясами, половцами. Известны половецкие жены русских князей Святополка Изяславича и Всеволода Владимировича. 

На некоторых реконструкциях русские князья имеют монголоидные черты.

 Не по-русски, а по-псковски Новгородские и псковские говоры отличались от других наречий Древней Руси. В них были черты, присущие языкам полабов и поляков, и даже совсем архаичные, праславянские. Известные параллели: кьркы- «церковь», хѣде - «седой». Остальные говоры были весьма схожи между собой, хотя и не были таким единым языком ,как современный русский. Несмотря на различия, простые новгородцы и киевляне могли неплохо понимать друг друга: слова отражали общий для всех славян быт. 

«Ненародные» вече были нормой

 

,Вече не всегда были подлинно народными сходами, как красиво гласят летописи. Множество несвободных людей не обладали никакими правами. Часто вече собирало лишь самых влиятельных и богатых людей. В то же время любое многолюдное собрание свободных людей могло называться вече, вот только понятие «свободы» в IX-X вв. было еще довольно туманным: люди полностью зависели от феодалов. Поэтому даже вечевые площади вмещали только ограниченное количество «лучших» людей. 

Русины никогда не жили на Руси .

Судьба восточнославянского народа русинов сложилась очень странно. Русинами в старых договорах и летописях обычно называли жителей Руси. Но карпатский народ русин никогда живет куда западнее границ Руси, если можно было говорить о границах в ту далекую эпоху. По одной версии русинами прозвали этих людей из-за схожего с русскими наречиями языка венгры, румыны или поляки; по другой же название принесли мигрировавшие на запад тиверцы и уличи, побывав под властью Киева. 

«Белые пятна» на самом видном месте.

 

Мы почти ничего не знаем о первых Рюриковичах. События, описываемые в «Повести временных лет» уже на момент написания были легендарны, а свидетельства археологов и поздних летописей скудны и неоднозначны. Письменные договоры упоминают неких Хельга, Ингера, Сфендослава, но даты событий в разных источниках расходятся. Не очень ясна и роль в складывании русской государственности киевского "варяга" Аскольда . И это не говоря уже о вечных спорах вокруг личности Рюрика.

 «Столица» была пограничной крепостью.

Киев находился далеко не в центре русских земель, а был южной пограничной крепостью Руси, при этом размещаясь на самом севере современной Украины. Города южнее Киева и его окрестностей как правило служили центрами кочевых племен: торков, аланов, половцев, либо носили преимущественно оборонительное значение (например, Переяславль).

 Русь – государство работорговли 

Важной статьей богатства Древней Руси была работорговля. Торговали не только пленными чужеземцами, но и славянами. Последние пользовались большим спросом на восточных рынках. Арабские источники X-XI веков в красках описывают путь невольников из Руси в страны Халифата и Средиземноморье. Торговля рабами была выгодна князьям, крупные города на Волге и Днепре были центрами работорговли. Огромное количество людей на Руси были несвободны, за долги их могли продать в рабство иностранным купцам. Одними из главных работорговцев были евреи-радониты.

 В Киеве «наследили» хазары 

Во времена власти хазар (IX-X вв.) помимо тюрок-сборщиков дани в Киеве находилась большая диаспора евреев. Памятники той эпохи до сих пор отражены в «Киевском письме», содержащем переписку на иврите киевских евреев с другими еврейскими общинами. Рускопись хранится в Кембриджской библиотеке. Одни из трех главных киевских ворот назывались Жидовские. В одном из ранних византийских документов Киев называется Самбатас, что по одной из версий можно перевести с хазарского как «верхняя крепость».

 Киев – Третий Рим 

Древний Киев до монгольского ига занимал площадь около 300 га в период своего расцвета, счет церквей шел на сотни, впервые в истории Руси в нем была применена планировка кварталов, делавших улицы стройными. Городом восхищались европейцы, арабы, византийцы и называли соперником Константинополя. Однако от всего изобилия того времени не осталось почти ни одного строения, не считая Софийского собора, пары-тройки перестроенных церквей и воссозданных Золотых ворот. Первая белокаменная церковь (Десятинная), на которой киевляне спасались от набега монголов, была разрушена уже в XIII веке.

 Русские крепости старше Руси 

Одной из первых каменных крепостей Руси была каменно-земляная крепость в Ладоге (Любшанская, VII в.), основанная словенами. Стоявшая на другом берегу Волхова скандинавская крепость была еще деревянной. Построенная в эпоху Вещего Олега новая каменная крепость уже ничем не уступала аналогичным крепостям Европы. Именно она называлась в скандинавских сагах Альдегьюборг. Одной из первых твердынь на южной границе была крепость в Переяславле-Южном. Среди русских городов лишь единицы могли похвастаться каменным оборонительным зодчеством. Это Изборск (XI век), Псков (XII век) и позднее Копорье (XIII век). Киев в древнерусское время был почти полностью деревянным. Старейшей каменной крепостью был замок Андрея Боголюбского близ Владимира, хотя он знаменит больше своей декоративной частью. 

Кириллицу почти не использовали 

Глаголица, первая письменная азбука славян, не прижилась на Руси, хотя её знали и могли переводить. Глаголические буквы использовались лишь в некоторых документах. Именно она в первые века Руси связывалась с проповедником Кириллом и называлась «кириллицей». Глаголица часто использовалась в качестве тайнописи. Первой надписью на собственно кириллице оказалась странная надпись «гороухща» или «горушна» на глинянном сосуде из гнёздовского кургана. Надпись появилась незадолго до крещения киевлян. Происхождение и точное толкование этого слова до сих пор вызывает споры.

 Древнерусская вселенная 

Ладожское озеро называлось «озеро великое Нево» по реке Неве. Окончание "-о" встречалось часто (например: Онего, Неро, Волго). Балтийское море называлось Варяжским, Черное море – Русским, Каспийское – Хвалисским, Азовское – Сурожским, а Белое – Студёным. Эгейское море балканские славяне наоборот называли Белым (Бяло море). Великим Доном назывался не Дон, а его правый приток Северский Донец. Уральские горы в старину называли Большой Камень.

 Наследник Великой Моравии 

С упадком Великой Моравии, крупнейшей для своего времени славянской державы, начинается возвышение Киева и постепенная христианизация Руси. Так, летописные белые хорваты вышли из-под влияния терпящей крах Моравии, и попали под притяжение Руси. Их соседи, волыняне и бужане издавна участвовали в византийской торговле по Бугу, из-за чего во время походов Олега были известны как переводчики. Неизвестна роль моравских книжников, которых с распадом государства стали притеснять латиняне, однако самое большое количество переводов великоморавских христианских книг (около 39) находилось в Киевской Руси. 

Без алкоголя и сахара 

Алкоголизма ,как явления ,на Руси не было. Винный спирт пришел в страну уже после татаро-монгольского ига, даже пивоварение в классическом виде не сложилось. Крепость напитков обычно не была выше 1-2%. Пили мёд питный, а также хмельной или ставленый (слабоалкогольные), перевары, квасы. Простые люди в Древней Руси не ели масла, не знали пряностей вроде горчицы и лаврового листа, а также сахара. Варили репу, стол изобиловал кашами, блюдами из ягод и грибов. Вместо чая пили отвары из кипрея, который позднее станет известен как «копорский чай» или иван-чай. Кисели были несладкими и делались из злаков. Ели также много дичи: голубей, зайцев, оленей, вепрей. Традиционными молочными яствами были сметана и творог. 

 Две «Болгарии» на службе у Руси 

Эти два могущественнейших соседа Руси оказали на неё огромное влияние. После заката Моравии обе страны, возникшие на осколках Великой Болгарии, переживают расцвет. Первая страна попрощалась с "булгарским" прошлым, растворившись в славянском большинстве, перешла в православие и восприняла византийскую культуру. Вторая, вслед за арабским миром стала исламской, но сохранила булгарский язык в качестве государственного. В Болгарию переместился центр славянской книжности, на тот момент территория её расширилась настолько, что включала часть будущей Руси. Вариант староболгарского языка стал языком Церкви. Он использовался в многочисленных житиях и поучениях.

 Булгария в свою очередь стремилась навести порядок в торговле по Волге, пресекая атаки чужеземных бандитов и грабителей. Нормализация волжской торговли обеспечила княжеские владения изобилием восточных товаров. Болгария повлияла на Русь культурой и книжностью, а Булгария способствовала её богатству и процветанию. 

Забытые «мегаполисы» Руси 

Киев и Новгород были не единственными крупными городами Руси, не зря в Скандинавии её прозвали «Гардарикой» (страна городов). До возвышения Киева одним из самых крупных поселений во всей Восточной и Северной Европе было Гнёздово – город-предок Смоленска. Название условное, так как сам Смоленск находится в стороне. Но, возможно, мы знаем его имя по сагам – Сюрнес. Самыми населёнными также были Ладога, символически считающаяся «первой столицей», и Тимерёвское городище близ Ярославля, что был построен напротив пользующегося славой города-соседа. 

Русь крестили к XII веку 

Летописное крещение Руси в 988 году (а согласно данным некоторых историков в 990 году) затронуло лишь малую часть людей, в основном ограничившись киевлянами и населением самых крупных городов. Полоцк был крещен только в начале XI века, а в конце века - Ростов и Муром, где оставалось еще много финно-угров. Подтверждением того, что большáя часть простого населения оставалась язычниками, были регулярные восстания волхвов, поддерживаемые смердами (Суздальское в 1024 году, Ростовское и Новгородское в 1071). Двоеверие возникает позже, когда христианство становится истинно довлеющей религией. 

Тюрки тоже имели города на Руси

 

В Киевской Руси были и совсем "неславянские" города. Таким был Торческ, куда князь Владимир разрешил поселиться кочевникам торкам, а также Саков, Берендичев (назван по берендеям), Белая Вежа, где проживали хазары и аланы, Тмутаракань, населенная греками, армянами, хазарами и черкесами. Печенеги к XI-XII векам уже не были типично кочевым и языческим народом, часть из них крестилась и поселилась в городах союза «черных клобуков», подчиненного Руси. В старых городах на месте или в окрестностях Ростова, Мурома, Белоозера, Ярославля жили в основном финно-угры. В Муроме – мурома, в Ростове и близ Ярославля - меря, в Белоозере – весь, в Юрьеве – чудь. Названия многих важных городов нам неизвестны – в IX–X веках в них почти не было славян. «Русь», «Роксолания», «Гардарика» и не только Балты называли страну «Кревия» по соседним кривичам, в Европе прижилось латинское «Рутения», реже «Роксолания», скандинавские саги называли Русь «Гардарика» (страна городов), чудь и финны «Венемаа» или «Венайа» (от венедов), арабы называли основное население страны «Ас-Сакалиба» (славяне, склавины)

 Славяне вне границ 

Следы славян можно было отыскать и за пределами государства Рюриковичей. Многие города по средней Волге и в Крыму были многонациональны и заселены в том числе и славянами. До половецкого нашествия много славянских городков существовало на Дону. Известны славянские названия многих Византийских черноморских городов – Корчев, Корсунь, Сурож, Гуслиев. Это говорит о постоянном присутствии русских торговцев. Чудские города Эстландии (совр. Эстонии) – Колывань, Юрьев, Медвежья голова, Клин – с переменным успехом переходили в руки то славян, то германцев, то местных племен. По Западной Двине вперемежку с балтами селились кривичи. В зоне влияния русских торговцев был Невгин (Даугавпилс), в Латгалии – Режица и Очела. Летописи постоянно упоминают походы русских князей на Дунай и взятие местных городов. Так, например, галицкий князь Ярослав Осмомысл «запер дверь Дуная на ключ». И пираты, и кочевники Беглые люди различных волостей Руси составляли независимые объединения задолго до казачества. Были известны берладники, населявшие южные степи, главным городом которых были Берлады в Прикарпатье. Они часто нападали на русские города, но в это же время участвовали в совместных походах с русскими князьями. Летописи также знакомят нас с бродниками, смешанным населением непонятного происхождения, имевшим много общего с берладниками. Морскими пиратами от Руси были ушкуйники. Первоначально это были новгородцы, занимавшиеся набегами и торговым промыслом на Волге, Каме, в Булгарии и на Балтике. Ими предпринимались походы даже в Предуралье – на Югру. Позднее они отделились от Новгорода и даже обрели собственную столицу в городе Хлынов на Вятке. Возможно, именно ушкуйники вместе с карелами разорили древнюю столицу Швеции – Сигтуну в 1187 году. 

https://youtu.be/SmfAXVZHClo

Источник: Что вы не знали о Киевской Руси

© Русская Семерка russian7.ru

×

cont.ws

7 великих рек | Русская семерка

Парусная регата от “Русской Семерки”. Сплавляемся по главным рекам России!

1

Волга. Течет река

Главный водный бренд России - Волга.  Безумно популярная река, пусть и не самая длинная, не самая многоводная. Почему? Ответ прост: бассейн Волги занимает около 1/3 Европейской территории России. К слову длина реки 3530 км. Это примерно как от Москвы до Берлина и обратно.

Волге посвящена не только известная без преувеличения всем россиянам песня и фильм с заглавным названием. Действие пьес А. Островского происходит, как правило, в городах на Волге. Особенно сильный образ реки создан в фильме "Жестокий романс"!

Деталь: Лотосы - цветы, которые ассоциируются с экзотикой и Востоком, давно живут и у нас на Волге.

2

Ока. Не только малолитражка

Река Ока – Великая русская река, и мы незря пишем это слово с большой буквы! На берегах лежит почти вся Центральная Россия, площадь бассейна реки (245 000 кв. км) равна территории всей Великобритании, а длина составляет 1500 км.

По многим показателям (судоходство, площадь бассейна и др.)для России Ока превосходила значение Нила для Египта. Не случайно в 9-10 веках чужестранцы называли реку Оку "Русской рекой", "рекой Рус".

Кстати, название реки "Ока" по предположениям происходит от праевропейского "aqva"– "вода", настолько оно древнее! Есть гипотеза, что даже слово "океан" (понимаемый как "великая река, окаймляющая мир") в русском языке происходит от слова "Ока".

3

Дон. Тысячелетний свидетель русской истории

Дон - тысячелетний свидетель русской истории. Эта река появилась на Земле - страшно сказать! - примерно 23 миллиона лет назад. И как утверждают ученые, палео-Дон, собирал воды всей Русской равнины.

У древних греков и римлян низовья Танаиса (Дона) слыли местом обитания легендарных амазонок. Эти женщины-воительницы попали и в наши былины, которые часто повествуют о схватках русских богатырей с удалыми наездницами-"поляницами".

Деталь: У нашего "батюшки-Дона" есть две младшие тезки в Англии: pека Дон (Don) в шотландском графстве Абердин и одноименная река в английском графстве Йорк.

4

Днепр. Редкая птица долетит до его середины

Днепр известен с давних времен! Еще Геродот называл его в своих исторических трактатах Борисфеном (что означает "река, текущая с севера").

Вот что писал древнегреческий историк: "Борисфен - самая прибыльная река: по берегам ее простираются прекрасные тучные пастбища для скота; в ней водится в больших количествах наилучшая рыба; вода приятна на вкус для питья и прозрачна (по сравнению с водой других мутных рек Скифии)".

В период Киевской Руси реку называли Славутичем ("река славян"), в те времена по ней проходил водный путь "из варяг в греки", связывающий Балтийское (Варяжское) море с Чёрным (Русским) морем.

Деталь: "Редкая птица долетит до середины Днепра", - писал Н. Гоголь. У пернатых вполне хватит сил и до середины долететь и перелететь реку. А под редкой птицей подразумевался попугай, которого в этих краях встретить действительно непросто.

5

Енисей. Природная граница между Восточной и Западной Сибирью

На левом берегу Енисея заканчиваются западносибирские равнины, а на правом начинается горная тайга. Поэтому, в его верховьях можно встретить верблюдов, а спустившись вниз по течению к Океану – белых медведей.

До сих пор ходят легенды о происхождении слова Енисей: то ли это переделанное на русский лад тунгусское слово "енеси" ("большая вода"), то ли киргизское "энее-Сай" (мать-река).

Деталь: Енисей и другие ибирские реки приносят в Ледовитый океан столько тепла, сколько дало бы сжигание 3 миллиардов тонн топлива. Если бы не реки, климат Севера был бы более суровым.

6

Амур. Река с самым романтичным названием

Главный символ Дальнего Востока в Забайкалье и, пересекая горные хребты и равнины, пробивается к Тихому океану.

Река Амур протекает по территории России и границе России и Китая. «Река черного дракона», как называют Амур в Китае – река пограничная. В любое время года главные ворота обоих государств на Амуре – речные порты - остаются открытыми.

В путешествии по Амурской области туристов больше всего привлекают теплоходные экскурсии по Амуру. Красотища невообразимая!

7

Урал. Граница между Европой и Азией

Один берег реки Урал находится в Европе, другой - в Азии. Допустим ваша дача находится  на левом, азиатском берегу реки Урал, а городская квартира – на правом, европейском. Значит, десятиминутное плавание на пароме - настоящий скачок из одной части света в другую.

russian7.ru

Геогрфия Древней Руси. Тайна реки Океан

Множество ранее существовавших версий о порядке заселения ныне живущими здесь русскими людьми окрестностей Москвы вдребезги разбилось о позднейшие находки археологов. Оказалось, что никаких угро-финнов в наших местах даже изначально не проживало. Но первым человеком, который поселился здесь после таяния ледника, был русский человек. И городище, раскопанное в селе Дьяково, где еще за несколько веков до Р. Х. уже проживал обученный грамоте говорящий на нашем же наречии горожанин — наиболее яркое тому подтверждение:

«Раскопки Дьякова городища, например (в южной части Москвы, у Коломенского), показали, что здесь существовало поселение уже с середины I тыс. до н.э.» [1] (с. 14).

Но почему именно здесь, а не на Боровицком холме возникло это древнее поселение?

Разберем несколько поподробнее этот момент истории, напрямую увязанный с климатом тех времен на планете. После Всемирного потопа вода, поднявшаяся на высоту нескольких километров над уровнем земной поверхности, замерзла, оставив лишь узкую полоску незамерзшего мирового океана там, где очень тепло. То есть в районе экватора. Затем, когда в результате продолжающегося катаклизма вселенских масштабов стали образовываться в определенных местах земной поверхности высочайшие горы, а в иных местах глубочайшие впадины, уровень воды несколько уменьшился. Сегодня эта береговая линия заметна на высоте 3 500 м над нынешним уровнем мирового океана. Затем, когда вода стала уходить в образовавшиеся после подъема гор в результате вулканической деятельности морские впадины, этот панцирь, покрывший льдом планету, стал оттаивать. А потому люди, сошедшие с Ноева ковчега когда-то на одну из нынешних горных вершин, стали теперь переселяться в долины. Лед постепенно таял, освобождая все новые пространства для поселения людей, а потому границы их расселения уходили все дальше на север от своего изначального обитания. Горы эти, за которыми простирается безконечная ледяная пустыня, именовали: Гиперборейскими, Рифейскими или поясом мира. И вот главная особенность этих гор, которая отличает их от всех иных пусть даже достаточно высоких. Как свидетельствуют средневековые авторы:

«…в Рипейских горах никогда не сходит снег» [2] (с. 374).

А причина одна — именно эти горы представляют собой гигантскую глыбу ледника, который к сегодняшнему дню сохранился лишь в Гренландии и Антарктиде, таяние которого происходит в основном лишь по краям. Верхушки же гор покрыты вечными снегами.

«Горы эти тянулись с востока на запад и, по мнению древних географов, с них текли все большие реки Восточной Европы, кроме Истра (Дуная). Причем, чем раньше жил античный ученый, тем южнее на его карте располагались южные склоны Рифейских гор.

У Гекателя и Гесиода [VIII–VII в. до Р.Х. — А.М.] они шли практически по северному побережью Черного моря, рассекая Европу пополам и отделяя ее юго-западную часть (Балканы, Апеннинский и Пиренейский полуострова) от северо-восточной. Маркиан говорит о горах, “которые называются Рипейскими… и лежат внутри материка между Меотийским озером и Сарматским океаном” (т.е. между Азовским и Балтийским морями).

У Птолемея Гиперборейские горы проходят уже между 55–57 параллелями, то есть, там, где сегодня стоит Москва. С них текут Танаис (Дон) и Ра (Волга). И, наконец, Аристотель [IV в. до Р.Х. — А.М.] говорит, что Рифейские горы “лежат под самым севером, выше крайних пределов Скифии” [3] (с. 204).

Правда, уже Страбон [I в. — А.М.] называет Рипейские горы мифическими, верить в которые заставляет лишь “незнакомство с этими странами” [5] (с. 270)» [4] (с. 163).

«Европейские путешественники позднего средневековья, слепо верившие древним авторитетам, посещая Московию, с изумлением обнаружили, что никаких гор там, где рисовали их на античных картах, нет… “Что там нет гор, называемых Гиперборейскими, Рифейскими и Аланскими, это мы точнее точного знаем” [6]» [4] (с. 164).

Итальянец Франческо да Колло, в 1518 г. побывавший в России, вот что писал на эту тему:

«Имеются в этой области разные горы огромнейшей высоты, среди которых чаще всего называют — она же самая высокая — Югорскую, которая среди Рифея признается самой высокой, так что хотя она и легко доступна, невозможно добраться до ее вершины иначе, как в четыре дня и четыре ночи; и — насколько мне говорили и заверяли люди, достойные доверия, в особенности маэстро Николай Любчанин, профессор медицины и астрологии и всех ученых наук — на сей вершине вечный свет» [7] (с. 64).

То есть находилась она, судя по вечному свету на ее вершине, где-то в приделах Полярного круга. Но была к тому времени уже вполне доступна. То есть льда она с каждым годом лишалась все больше и больше.

А потому уже Павел Иовий в 1525 г. в своей книге про Московию записывает, что Рифейские горы:

«как положительно известно в настоящее время, нигде не существуют» [8] (с. 252).

Однако ж, вопреки вышесказанному, и столетие спустя о горах таинственной Гипербореи продолжаются упоминания. Петр Петрей:

«В нескольких сотнях миль [немецкая миля равна пяти километрам — А.М.] пути оттуда [от Пустозерска — А.М.] далее к северу и несколько к востоку есть чрезвычайно высокие горы, на которых не растет ни травы, ни деревьев, потому что они такой высоты, что милое солнце не может там действовать своим теплом: горы всегда покрыты льдом и снегом. Еще удивительнее, по словам русских, то, что если там зажгут огонь, он горит ни так ясно и светло, ни так сильно, чтобы можно было варить на нем мясо или рыбу, по случаю чрезвычайной стужи в том краю. Эти горы будто бы простираются до Ледовитого моря. Они поднимаются так высоко, что зеленых лугов совсем не видать там по причине тени и вышины гор. По мнению некоторых, эти самые горы у писателей называются Гиперборейскими или Рифейскими. Великий князь посылал нескольких человек для узнавания положения этих гор и собирания сведений, что за страна за ними и какой народ живет в ней и занимает ее. Но они не могли этого сделать. Они пытались всходить на горы 17 дней кряду и все же не могли добраться до их вершины, но должны были вернуться назад. Там нет птиц и не бывает ни на кого охоты по причине стужи и великой высоты гор, которые не могут доставить животным никакого корма. Однако ж посланные узнали, что за горами живут народы…» [9] (с. 196–197).

А книга Петрея, упомянувшего о наличии Рифейских гор, вышла не так-то уж и давно — в начале XVII столетия (Стокгольм, 1607). Так что Рифейские горы, причем очень еще большой высоты, судя по плохому горению огня — не ниже двух с половиной километров, существовали уже на памяти не столь и давних исследователей географии России. Вот что об этих горах сообщает голландец А.И. Малеин, вместе с экспедицией в 1598 г. посетивший наши северные океанские широты и увидевший остатки Гиперборейских гор уже не со стороны суши, а со стороны Северного Ледовитого океана:

«на брегах великие и страшные ледяные горы; лесов никаких нет, токмо в некоих местах трава ниская и мох» [10] (с. 3–5).

Несколько ранее, что и понятно, эти горы залегали много южнее и много западнее и запирали сток сибирских и восточноевропейских рек в Северный Ледовитый океан. И пока уклон местности позволял талым водам этого ледяного панциря удаляться по Среднерусской возвышенности в сторону акватории Черного, Азовского и Каспийского морей эти горы были прекрасно видны следующим вдоль них путешественникам. Но когда ледник отступил на север за водораздел Волго-Окского бассейна, между его крутыми ледяными скалами и водоразделом стали образовываться сначала огромные озера. А затем, когда он отступил на север еще на сотню-другую километров, между ним и сушей образовались огромные пресноводные моря. Мало того, постоянно таящие ледники, если находились на равнине, были отгорожены от любопытствующих мощным потоком воды, который именовался рекой Океан. Эта река не пускала сухопутных путешественников к Рифейским горам и приблизиться. Потому Рифейские горы, когда между ними и сушей образуются моря, уже исчезают из поля зрения сухопутных путешественников. Потому и Страбон, пользуясь, вероятно, рассказами лишь сухопутных варваров, о Рифейских горах уже упоминает как о не существующих.

Вот что сообщает об этой неприступной ледяной реке, за которой простирается ледяная пустыня, Геродот (V в. до Р.Х.):

«Океан, по утверждению эллинов, течет, начиная от восхода солнца, вокруг всей земли, но доказать этого они не могут» [11] (т. IV, с. 8).

А вот как в те времена выглядела обитаемая часть суши. Картографы древности, как сообщает Геродот:

«…уже начертили карты земли, хотя никто из них даже не может правильно объяснить очертания земли. Они изображают Океан обтекающим землю, которая кругла, словно вычерчена циркулем» [12] (гл. 39).

Сами же эллины, да и Геродот, жили в те времена еще много южнее. Судя по всему, на территории Африки. Ведь если ледник, о чем упоминают древние, залегал в ту пору на севере Апеннин, Балкан и Пиренейского полуострова, то становится ясно, что в таком холодном климате, конечно же, никакого сколько-нибудь многолюдного государства, в котором проживал Геродот, образоваться не могло бы. Да и сам он Европу на нынешнее ее место вовсе не помещает, сообщая лишь о наличии:

«Адриатического моря на крайнем западе» [12] (гл. 33).

И если даже имелось им в виду не какое-либо более южное, но именно нынешнее Адриатическое море, то даже в этом случае Европа в те времена, ограниченная им, являлась самым холодным из материков. То есть льды Гипербореи залегали на Апеннинах, образуя своим таянием границу обитаемого мира: реку Океан.

А вот как описывает климат, например, Причерноморья, практически сходный с климатом Южной Европы, Дионисий Галикарнасский (I в. до Р.Х.):

«несчастны те люди, вечно у них холодный снег и холодом веющий лед; когда же настанет от ветров еще большая стужа, тогда можно увидеть своими глазами замерзающих лошадей и мулов» [2] (с. 376).

И чтобы не замерзнуть в лютые зимние холода, живущие здесь люди ежегодно с наступлением холодов вынуждены откочевывать южнее:

«Всеми признано, что страна этих бродячих кочевников очень холодна, почему в ней нет даже ослов, так как это животное не выносит холода… Подобно этому и Геродот называет Скифию холодной страной, и прибавляет, что “восемь месяцев там бывают невыносимые морозы… море и Киммерийский Боспор замерзают”» [2] (с. 376).

Геродот сообщает, что Европа окружена ледяными горами:

«Омывается ли Европа морем с востока и с севера, никому достоверно не известно. Мы знаем лишь, что по длине она равна двум другим частям света» [12] (гл. 45).

Причем, и век спустя здесь было не многим более теплей. Ксенофонт (IV в. до Р.Х.):

«…фины покинули свои дома и бежали в горы. Тем временем выпал глубокий снег и настал такой холод, что вода, приносимая к обеду, замерзала, так же как и вино в глиняных сосудах, и многие эллины отморозили себе носы и уши. Тогда выяснилось, почему фракийцы носят на головах и ушах лисьи шкуры» [13] (гл. 4, аб. 2–4).

Так что во времена Ксенофонта в этой Южной Европе той поры, во Фракии, то есть окрестностях нынешнего Стамбула, проживали северные народности. Одна из них, о чем сообщает Ксенофонт, — финны. А может и знаменитые Афины, учитывая привычку эллинов прибавлять к чуждым им терминам букву «А», аккурат и отражают собою наименование первых в будущей столице поселенцев?

Но и уровень воды мирового океана, за нами рассматриваемый период, изменялся несколько раз. Судя по всему, вода после Потопа сначала убывала: лед таял и заполнял пустоты, образовавшиеся в ту пору в морских впадинах, а потому люди расселялись все дальше и дальше на север. Но затем, когда впадины были заполнены, а лед таять все продолжал, океан вновь начинает наступать. И с этого момента:

«Уровень мирового океана поднялся на 100–130 метров. Были затоплены огромные участки земной поверхности. Так, на дне пролива Ла-Манш обнаружено “продолжение” реки Сена, составлявшей некогда одну систему с реками Британии, а на дне Северного моря — “продолжение” Рейна. Там же, под водой Северного моря, обнаружен торф сухопутных болот и найдены изделия людей каменного века [14] (, с. 27–28).

Здесь протекает теплое течение Гольфстрим, а потому, очевидно, именно эта местность освободилась ото льда раньше многих иных. Потому именно сюда и пришли в древности люди, чьи поселения и оставили свои следы.

Много же позднее поток реки Океан, когда ледник отступил за пределы севернее местонахождения Москвы, направился в Балтийское море:

«По представлению Гиппарха (II в. до Р.Х.), рекой Океан ограничивался предел обитаемого мира на севере. Она текла у подножия Рифейских гор, и соединялась как с Каспийским, так и с другими морями. Марк Терренций Варрон (116–27 г. до Р.Х.) сообщает, со ссылкой на римского автора I в. до Р.Х., Корнелия Непота, об индийцах, которых при плавании по Океану пронесло мимо Каспийского моря и вынесло к Германии» [4] (с. 173).

И если как следует взглянуть на нынешнюю карту Евразии, то становится совершенно очевидным, что именно с востока на запад и могла протекать эта удивительная река. Ведь перепад высот идет именно в данном направлении, упираясь на востоке в высочайшие мировые вершины, где и находились самые несметные запасы этой теперь веками вытекающей из ледников воды, а на западе, транзитом проходя через пологие равнины России, эти воды смешивались с водами Балтики. Потому «индийцев», скорее всего славянских носителей недавно обнаруженной древнейшей в Индии цивилизации, Мохенджодаро, и вынесло аж к Германии, что поток этот всегда шел в одном направлении.

Так почему же именно Дьяково становится первым пристанищем пращуров москвичей здесь — на берегах Москвы реки?

Это место, расположенное рядом с Коломенским, от Москвы реки находится на почтительном расстоянии. То есть достаточно далеко от соседства с водяной артерией, к которой должно было бы иметь прямое отношение раскопанное здесь археологами древнее городище, относящееся к середине I тысячелетия до Р.Х. А потому следует задаться вопросом: почему именно здесь, где сегодня отсутствует связь с необходимой торговому поселению гладью судоходной реки, возник самый первый поселок на территории нынешней Москвы.

Если перенестись ко временам некогда протекающего здесь Океана, упомянутого еще древними географами, то есть тем временам, когда уровень воды Москвы реки должен был быть выше ныне существующего на несколько десятков метров, то стало бы совершенно ясно, что более удобного места для устройства здесь торговой фактории и не сыскать. Здесь находятся два глубочайших на территории Москвы оврага. И если их залить водой, то корабельная пристань, имеющая сразу чуть ли ни с десяток спокойных глубоководных бухточек, придется как раз на уровень раскопанного городища на высоте 145 м над уровнем мирового океана. Так что очень не зря это место до самых недавних времен оставалось обжитым и очень не зря именно в этом районе столь любили строить себе дворцы Русские Цари. Может быть, знали, что центром города когда-то являлась именно данная местность? А ведь святость нашей земли всегда отмечалась или наличием мощей русских святых, или наличием святых источников. С мощами здесь пока не слишком ясно, так как раскопан лишь маленький холмик, когда-то представлявший собой островок, но вот источники со святой водой здесь имеются, что и указывает на наличие здесь не просто древнего поселения, но очень древнего поселения русских людей, еще с I века принявших Христианство.

Затем, когда где-то в XI веке уровень воды в мировом океане, а вместе с ним и в Русском море, резко падает, село Дьяково, пусть жители никуда отсюда так и не ушли, значение свое теряет. Центр будущей Москвы перемещается сначала в Почернев Стан (район г. Балашиха [г. Железнодорожный — бывшая Обираловка] д. Соболиха), а уже затем, когда Западно-сибирское море прорывается в Северный Ледовитый океан, и в устье Яузы. Однако здесь остается второй центр Москвы: Южный порт и село Котлы.

В период, когда вода в мировом океане падает на 145 м, а пролива Босфор еще не существует, столицей Римской империи на не продолжительный отрезок времени становится Никомидия. Она находится где-то в районе нынешней турецкой речки Сакарья, чье русло и могло связывать Черное и Мраморное моря. Но вот появляется Босфор и этот город становится в стороне от торговых трасс, а потому его заменяет собою нынешний Стамбул.

А вот что о существовании в древности на месте Каспийского моря могучего водоема, из которого отток вод осуществлялся как в Черное, так и в Балтийское моря, повествует и дореволюционная наука. Самуил Гмелин исследовавший низовья Волги в 1769–1770 гг., считал, что совсем недавно эта местность являлась дном моря. Так как:

«Вся страна вниз по Волге, из морских раковин состоящая, и соленое свойство кубанской и яицкой степей кажется с сим мнением согласуются…» [15] (с. 272).

А вот что на эту же тему сообщает иной профессор — уже XIX века:

«Почва плоской котловины, какую представляет наша страна, состоит из рыхлых наносных пластов новейшего образования… покрывая сплошной толщей всю поверхность равнины…» [16] (с. 68).

«В наносных слоях ее, представляющих морские осадки, находятся стволы деревьев и остовы допотопных животных, а по степи рассеяны каспийские раковины. Эти признаки заставили геологов предположить, что поверхность нашей равнины сравнительно нового образования и если не вся, то на большей части своего пространства была дном моря…» [16] (с. 69).

Вот что на эту тему сообщает профессор Казанского университета Эдуард Эверсман:

«Надо полагать, что в те времена, когда хребет Уральский воздвигся взломом из поверхности земли, море заливало все нынешние степи и простиралось до самой подошвы гор. Последнее геогностическое произведение моря есть солонцеватый, мергелистый ил, составляющий поныне отличительный признак этих степей и повсюду на них распространенный: ил этот на пространствах вовсе безплодных составляет, в виде обнаженном, верхний слой; на степях плодородных он покрыт уже черноземом. По мере того, как вода убывала, илистая почва порастала свойственными ей травами» [17] (с. 52).

Но уже и к XX веку все вышеизложенное вполне согласовывалось с изысканиями науки. Ключевский пишет:

«Берегами этого моря служили Уральские и Карпатские горы, чем объясняется присутствие обильных залежей каменной соли в этих горных хребтах. Воды, покрывавшие равнину, отлили в огромные водоемы, образуемые морями Каспийским и Аральским… Оба этих моря вместе с Черным признаются остатками вод обширного морского бассейна, некогда покрывавшего южную Россию и Прикаспийскую низменность. Осадки, отложившиеся от ушедшего моря, и образовали те правильные, однообразно расположенные глинисто-песчаные пласты, из которых состоит почва равнины на обширном протяжении. Севернее пространства, которое было покрыто этим морем, подобные пласты песку, глины и суглинка отложились при таянии от обширных ледников, покрывавших всю северную и большую часть средней России…

ПОЧВА. По предположению геологов, море, покрывавшее некогда южную и юго-восточную Россию, отступило не сразу, а в два приема. Они находят следы, указывающие на то, что северный берег этого моря своим северо-восточным углом шел приблизительно по 55º северной широты [это Серпухов–Зарайск–Касимов–Дивеево–Альметьевск — А.М.], несколько южнее впадения Камы… Потом море отступало градуса на 4, так что северным берегом его стал Общий Сырт, отрог, идущий от южной оконечности Уральского хребта к Волге в юго-западном направлении. Этим геологи объясняют резкую разницу в почве и флоре по северную и южную сторону Общего Сырта» [16] (с. 69–70).

Итак, сначала спадает на 145 м уровень воды в мировом океане. Но пролива Босфор еще нет, а потому вода в Черноморско-Каспийском бассейне выше нынешнего где-то на 50 м. На этот период пролив, стоящий на берегах Никомедии, представляет собой воронку, пропускающую через себя воды бассейна этих двух морей. Вода также выливается через Дарданеллы и Гибралтар. Потому на этот период наш путь «из варяг в греки» и представляет собой самую настоящую кругосветку, путь в обратную сторону по которой просто не возможен. Потому на этот период во времена весеннего паводка еще судоходен Днепр, а Волга представляет собой морской залив до Казани. Потому товарооборот по ней свободно проходит, как по каналу, через Тмутаракань.

Причем, эти два этапа ухода воды с Русской равнины отмечены и разностью почвы этих регионов страны. Где изначально проходила граница на 145 м возвышающегося над уровнем мирового океана морского бассейна, сегодня проходит и граница черноземов. Ведь наши черноземы представляют собой что-то совершенно уникальное, не встречаемое нигде более на планете. В чем же разгадка того весьма удивительного обстоятельства, что палистраты, то есть допотопные гигантские деревья, представляют собой в этом районе земли не торф или уголь, газ или нефть, но именно продукт гниения дерева при нормальных условиях, максимально приближенных к нынешним?

Ответ на поверхности. Именно в нашем климате и по сию пору находят законсервированные во льдах туши мамонтов, чье мясо и сейчас вполне съедобно. Таким же образом, судя по всему, сохранилась во льдах Гипербореи и некоторая часть допотопных деревьев. А когда они начинали освобождаться из-под панциря льда, то потихоньку сгнивали, преобразуясь в чернозем.

«…пространство к югу от этого пояса, образующее степную полосу и позднее вышедшее из-под моря, успело покрыться лишь тонким растительным слоем, лежащим на песчаном солончаковом грунте, какой остался от ушедшего моря, и с гораздо слабейшим содержанием перегноя. Ближе к Каспийскому морю, в астраханских степях, почва лишена и такого тонкого покрова и голые солончаки часто выступают наружу… в этом главная причина безлесья степной полосы» [16] (с. 70).

То есть уже второй этап ухода воды оставляет солончаки. Потому этот раздел ухода моря на два периода здесь отмечен очень существенными деталями состава почвы.

И вот что в данном рассказе просто переплетается с повествованием нашим, зафиксированном историками:

«…отлив моря с южной половины Европейской России завершился сравнительно поздно, может быть, уже на памяти людей, в историческую пору…» (там же).

Вот по какой причине имеется достаточно твердое убеждение практически всех мало-мальски известных не только древних, но даже средневековых авторов:

«…будто Каспийское море соединено, с одной стороны, с Северным океаном, а с другой — с Азовским морем… и даже считают Кума-Манычскую низину дном этого пролива» (там же).

Вот что свидетельствует о существовании этого пролива еще в XIII веке посетивший эти места папский посланник к монгольскому хану Плано Карпини:

«Море же это [Каспийское — А.М.] есть Великое Море, из которого выходит рукав Св. Георгия, текущий в Константинополь» [18] (с. 71).

И вот по какой причине этот сегодня совсем небольшой морской бассейн поименован Великим:

«Что касается Северного океана, то, по соображениям геологов, между ним и Каспийским морем в пределах нашей равнины некогда проходил сплошной водный бассейн, параллельный Уральскому хребту…» [16] (с. 71).

Вот как описывает соединение Каспия с Северным океаном Страбон. Это море кроме как Каспийским:

«…называется еще Гирканским… Это — залив, вдающийся из Океана к югу, сначала довольно узкий, но затем расширяющийся по мере углубления в материк» [19] (с. 284).

Дионисий, со слов Евстафия (XII в.):

«Дионисий называет фигуру Каспийского моря круглой или колесообразной, со всех сторон извивающейся, т.е. в виде круга, и говорит, что оно соединяется с Океаном. Вот его слова: “острым углом выдаваясь к северу, оно соединяется с Океаном”. Так думает Дионисий, который, как кажется, обозначает устье, через которое Океан изливается в это море…» [2] (с. 380).

А вообще:

«Заливом Океана предстает Каспийское море на всех европейских картах раннего средневековья» [20] (прим. 36 к с. 211).

Свидетельством же в совсем недавние времена связи Каспийского моря с Северным Ледовитым океаном:

«…остались каспийские тюлени» [21] (с. 49).

Другим же свидетельством является невозможность проживания в приморских городах уже нынешнего Каспия три-четыре века спустя обмеления этого водоема до нынешнего его уровня. После того, как от нагрянувшей туда армады Петра I местные сардары, не имея сколько-нибудь пригодного флота для оказания им сопротивления, из приморской местности разбежались, эту местность за собой удержать все равно так и не удалось:

«…от тамошнего нездорового воздуха ежегодно умирали многие тысячи солдат…» [22] (с. 63).

А потому:

«…русские решились наконец уступить все эти завоевания опять Персии…» (там же).

Кстати, от подобного же рода проблем очень затруднено было и освоение нами Черноморского побережья Кавказа. Что еще раз указывает на то, что и уровень Черного моря был в не слишком далекие от нас эпохи тоже выше нынешнего. Как свидетельствуют дамбы крепости Анакопия, на те же 145 м. Мало того, сегодня находят оборудованные огромными железными кольцами для фиксации океанских кораблей морские причалы в горах Черноморского побережья Кавказа. Судя по всему, эти пристани располагались на побережье вдававшихся в горные массивы морских заливов.

А вот доказательство несомненного вымывания соли талой ледниковой водой, поступающей с севера из запертого ледниками моря, чьи воды в ту пору покрывали большую часть Западной Сибири, через Тургайскую ложбину.

Все дело в том, что в водах Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи находится очень большое содержание соли. Воды же Аральского моря, в которое они втекают, что при этом в особенности удивительно, имеют слишком невеликое содержание солей. По расчетам Л.С. Берга:

«достаточно 322 лет, чтобы реки принесли морю такое же количество по весу солей, какое в нем содержится» [23] (с. 266).

А говорил он об этом в начале XX века. То есть поиски во времена Петра I рукава, выбрасывающего эти соли в Каспийское море, являются вполне правомерными. Очень похоже, что рукав этот пересох буквально за несколько десятилетий до вышеупомянутых событий. А пересох он, что также выясняется, по причине прекращения поступления сюда талой воды через Тургайскую ложбину.

Но и сами местные почвы указывают как раз на то, что уровень воды бытовавших здесь совсем недавно огромных водоемов, много превышающих нынешний уровень воды Арала и Каспия, был достаточно велик. А потому близлежащие земли были достаточно увлажнены и не требовали прорытия каналов, как впоследствии, когда вода ушла и земля подсохла:

«…земледельческая культура была связана с окраинами этих водоемов, с так называемыми “каирами” (“каирными землями”), которые не требуют орошения благодаря высокому стоянию почвенных вод [24] (с. 81)» [25] (с. 41).

Библиография

1. Смолицкая Г.П., Горбаневский М.В. Топонимия Москвы. Издательство «Наука». М., 1982.

2. Латышев В.В. Вестник древней истории. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. Издательство Академии наук СССР. М., 1948.

3. Янович В. Наследие тысячелетий. Задруга. Киев, 2006.

4. Медведев В.С., Хомяков В.Е., Белокур В.М. Национальная идея или Чего ожидает Бог от России. Издательство «Современные тетради». М., 2005.

5. Страбон. География. Ладомир. М., 1994.

6. Матвей Меховский. Трактат о двух Сарматиях (Краков, 1517). М-Л. АН СССР. М., 1936.

7. Колло Ф. Доношение о Московии. Цит. по: Итальянец в России XVI в. Франческо да Колло. Донесение о Московии. Наследие. М., 1996.

8. Иовий П. Книга о посольстве Василия, великого государя московского к папе Клименту VII. СПб., 1908.

9. Петр Петрей. История о Великом княжестве Московском. М., 1997.

10. Белокуров С.А. О плавании голландских двух кораблей, для изыскания проходу мимо Новой Земли в Китайское государство… Кн. 4. 1895.

11. Геродот. История. Ладомир, АСТ. М., 1999.

12. Геродот, «История». Книга 4. Библиотека «Вехи». 2008.

13. Ксенофонт. Анабасис. Xenophontis Expeditio Cyr recensuit Guilelmus Gemoll. Editio minor. BibliothecaTeubneriana Lipsiae, 1910. Книга 7. Библиотека «Вехи». 2003.

14. Шамбаров В.Е. Великие империи Древней Руси. Алгоритм. М., 2007.

15. Гмелин С.Г. Самуила Георга Гмелина, доктора врачебных наук, императорской академии наук, Лондонского, Гарлемского и вольного Санкт-Петербургского общества члена путешествие по России для исследования трех царств природы. Цит. по: Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV–XVIII вв. Краевое книгоиздательство. Сталинград., 1936.

16. Ключевский В.О. Курс русской истории. Сочинения в девяти томах. Том I. «Мысль». М., 1987.

17. Эверсман Э. Естественная история Оренбургского края. Часть 1. В типографии Штаба Отдельного Оренбургского корпуса. Оренбург, 1840.

18. Джиованни дель Плано Карпини. История Монгалов. Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны. Государственное издательство географической литературы. М., 1957.

19. Латышев В.В. Вестник древней истории. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. Издательство Академии наук СССР. М., 1947.

20. Бэкон Р. Великое сочинение. Цит. по: Английские средневековые источники IX–XIII вв. Наука. М., 1979.

21. Манягин В.Г. История русского народа от потопа до Рюрика. Эксмо. Алгоритм. М., 2009.

22. Фоккеродт И.Г. Россия при Петре Великом, по рукописному известию Иоганна-Готтгильфа Фоккеродта. Цит. по: Неистовый реформатор. Фонд Сергея Дубова. М., 2000.

23. Берг Л.С. Аральское море. С-Пб, 1908.

24. Георгиевский Б.М. Южный Хорезм, ч. 1. Ташкент, 1937.

25. Толстов С.П. Древний Хорезм. Издание МГУ. М., 1948.

hystory.mediasole.ru

Русь - речные люди | Русские мы

16 сентября 2014 21

почему мы русские

1.Без  воды ни туды, ни сюды

 

По мнению некоторых историков, само святое для нас имя Русь мы получили в виде родового не от легендарного праотца восточных славян Руса, пришедшего якобы со дружиной, с жёнами и  чадами из Паннонии.  Не от придуманных немецкими учёными заморских варягов, не от  племени Полянского союза, сидевшего в долине речки Рось, что впадает в Днепр ниже Отца городов русских. Ларчик открывается просто: русь (как самоназвание множества людей) – это  жители речных берегов, страны рек.  Наши далёкие предки для текучей стихии, без которой невозможна сама жизнь, имели несколько названий.

 

Кроме «вода» (финны переняли «ва»)  существовал синоним с корнем «рос» или «рус». От него сохранились до наших дней слова  «русло» (ложе водного потока) и «русалка» - сказочная обитательница водных глубин. Да и сама речка Рось – это река Речка.  А как же варяги? – спросите вы. Варяги – это вряги, враги, коими были все на западе, кто не русь. Когда они сменили  боевой драккар на  грузовую купеческую ладью, с которой «капало» русам в каждом речном порту, то враги-варяги превратились в  отличных парней, своих в доску,  и также получили право на имя русь.

 

Таким образом русские – это люди рек! Их порождение. Недаром в народных песнях и сказаниях чаще слышим «реченька», чем «река». Текучие дороги – наши древнейшие, самые надёжные пути сообщения между соотечественниками. Не потому ли сухопутные дороги – наша изначальная отечественная беда? Вполне может быть. Русская земля обширна. Строить путь по суху – долго и накладно. Не лучше ли летом довериться речным струям, то доверяясь их воле, то двигаясь супротив, на вёслах, под ветрилом, при помощи бечевы? А зимой, когда реки станут, какое дорожное покрытие может быть глаже прочнее льда? Ответ очевиден.  Но здесь необходима оговорка: естественными дорогами реки могут быть только  на равнинах, где пороги и перекаты – редкость, где глубина потоков и плавность хода – не помеха судовождению. И здесь природа пошла нам навстречу!  Правда, не везде. Вспомним днепровские пороги и перекаты, то же - северных рек. Однако на то дана людям голова и руки, и смекалка.

 

 

2.Первый путь – главный путь

 

Начну с того пути сообщения Отечества, который предшествовал государству. Без него оно не могло бы состояться.  Вспомните из школьной программы, Русь изначальная возникла… на чём?.. Правильно, на пути из Варяг в Греки. На Пути!   Так и напишем – с большой буквы. Сначала появился Путь, потом на него как бы нанизались племенные земли, образовав государство. Это нить, без которой отдельные жемчужины – ещё не ожерелье.

 

Но каков был этот путь? В основном, водный, прерываемый волоками к досаде путников, отягощённых грузами. То здесь, то там к этому водному, в основном, пути примыкали с боков другие водные дороги с однонаправленным движением, вынуждавшим искать способы хождения против течения, а к тем  - иные, и так до тех пределов,  пока естественный путь не терял практического значения. На памяти прежде всего Днепр с его крупными притоками Припятью и Десной, Западная Двина, Ловать, оз.Ильмень,  Волхов-река, Ладожское озеро, наконец, Нева, выводящая в Финский залив. Также Буг, сокращающий путь в Европу. Если вы посмотрите на  карту  Киевской Руси, то увидите, что все без исключения города и веси молодой державы стоят на берегах водных потоков и водоёмов, отдельные – у волоков, с их  не простым техническим хозяйством. Ведь надо было кому-то обслуживать трудные участки древних путей и оборонять их от любителей поживиться за чужой счёт. Столицы же отдельных княжеств контролировали важнейшие узлы и участки водных дорог. Когда  подданные Великого князя Киевского расселились по Восточно-Европейской равнине, их политический центр естественно переместился туда, где сходились верховья крупнейших рек этой равнины, откуда  все державные украйны одинаково были доступны – на Окско-Волжское междуречье, на Валдай.

 

                                                                                                                                

3. Благодарственное слово русским рекам

 

Уже в начале образования державы Рюриковичей, когда Киев и Новгород Великий оказались в составе одного княжества, Русь предстала перед растерянной Европой самым большим по территории государством континента. На 1000 год от Р.Х. оно занимало площадь в 1.333.000 кв. км на  пространстве между Чёрным и Балтийским морями, Карпатами и верхней Волгой (даже «однодневная империя» Карла Великого  не достигала таких размеров). С тех пор восточнославянский мир только разрастался, не переставая оставаться Русью и в  период феодальной раздробленности, и во временном подчинении её различных частей чужим коронам. 

 

Вспомните из древней истории, на чём держался  расползшийся по трём континентам Старого Света  Pax Romana.  Гордые хозяева античного мира надёжно привязали завоёванные территории к Риму великолепными шоссейными дорогами с отличной инфраструктурой. Они позволяли легионам достичь крайних границ владений Вечного города за три-четыре  декады, а гонцам - в считанные дни. Русские таких дорог посуху не имели. И причина тому изначально не в «дураках», не в перманентной отсталости, а в том, что суровая, но щедрая природа одарила наших предков разветвлённой водной системой, которая и стала удовлетворительной дорожной сетью летом и зимой. Такие реки хвалёные римляне видели лишь на окраинах своих владений, до них надо было дотопать, сносив не одну пару солдатских котурнов.

 

Ни в Киеве, ни, впоследствии, в центрах удельных княжеств, ни во Владимире, что на Клязьме, ни в Москве не пришлось ломать головы, как держать под контролем отдалённые регионы. В какой бы угол ни забился изнурённый тяглом холоп, где бы ни укрылся любитель воли из служилых, водный путь (не этот, так другой) обязательно приведёт сборщика налогов к порогу курной избы или к воротам барской усадьбы. Не обидел Господь Русь и озёрами: Ладога, Онежское, Ильмень, Псковское и Чудское, Плещеево, Белое, Неро, Переяславское (последнее в своё время «родит» от Брантова утлого челна русский флот). Водными путями перемещалась подавляющая часть товаров для обмена и  купли-продажи, войска, которым надо было успеть перехватить вторгшихся врагов; переселенцы, путники, в одиночку и семьями,  хлеб, руды, лес, стройматериалы, скот, оброк (вначале сами князья объезжали, точнее, «обплывали» владения, верша полюдье). Реками же перемещались по Руси народные говоры, распространялись культура, ремёсла. С верховьев Волги начал своё знаменитое   хождение за три море  тверской купец Афанасий Никитин. Дружина Ермака вторглась в Сибирь, использовав Каму и её  притоки.

 

Как обеспечили единство Руси Днепровской и Руси Северо-Западной водные пути и волоки «из Варяг в Греки», так и Русь Заокская стала частью единой хозяйственно-политической системы, благодаря доступности бассейна Верхней Волги из долин Днепра и Западной Двины, также из рек и озёр Новгородской земли. Окиньте мысленным взором карту: на Волок Ламский «завязаны» Волга, Клязьма и Москва-река, а значит, Ока и Шексна; из последней вы попадаете волоком в оз. Кубенское, из него Сухоной-рекой – в Северную Двину, выводящую в Белое море.

 

Упомяну  вскользь, что  реченьки-матушки и в древности связывали нашу страну с соседями всех четырёх сторон света для мирного, обоюдополезного общения. И редко какой  незваный гость  приходил к нам рекой со злом.  Вспомнился мне только   ярл Биргер, сунувшийся было в Неву шведским флотом, где его встретил с дружиной юный князь Александр Ярославич. Чем кончился визит, известно.

 

Так что реки России – это наше всё. Возблагодарим Господа Бога за сей дар, а наших предков – за его умножение рукотворными водными путями, за бережливое отношение к воде-русе.  Недаром мы стали самой речной страной мира, владея 20% мировых запасов пресной воды.

 

maxpark.com

Реки – древние дороги Руси, или Путь «из варягов в греки»

08.05.2015Реки – древние дороги Руси

Хороши ли в России пути? Очень. Только по ним надо уметь передвигаться. По преданиям, Рус – Бог речных порогов (до 1998 года). После, в том же словаре «Живого великорусского языка» Даля, его стали называть чудовищем Днепровских порогов. Почему Днепровских? Мало ли на Руси порожистых рек?

А потом, есть реки очень тихие, по которым идти – удовольствие. Не такое, конечно, как по рекам порожистым на плотах. Попробуйте передвигаться в тайге, болотистой и озёрной, не по рекам. Сразу поймёте, что автомобили здесь – лишняя обуза, а лодки – самая необходимая вещь. Поддержание этих дорог в порядке очень дёшево и выгодно. Главное, ничего не делать и беречь лес, особенно вдоль берегов.

А вот что, действительно, дорого всегда было на Руси, так это дороги.  Потому и назвали так: дорога – то, что дорого стоит. Да и для чего их строить, чтобы гостям из-за кордона приятнее было? Но ведь натура у них такая, попав в тайгу, начнут требовать, крекеры, чипсы, тосты, кофемашину и биде, на удивление белкам. А на русских смотрят, как на чудовищ. Мы, впрочем, не возражаем никогда. Не принято это у нас.

Только вот дороги строить, чтобы иностранцам легче было Русь завоёвывать – уж, извините.  Русские так строили свои корабли, что ходить они могли и по морям, и по рекам. Нас вода ведёт. Поэтому и в древности седой, и сейчас пути наши те же. Но историки и политики испытывают пристальный интерес лишь к одному из них. В средневековье он был известен как путь «из варяг в греки».

К пути «из варяг в арабы» того же времени гуманитарии равнодушны, не то, что «из варяг в греки». Знаменательный путь. Интересно, что, кто такие греки – в мире помнят, а кто такие варяги – решительно, забыли.  Вообще, у нас так варежки на Севере называют. В них теплее, чем в перчатках. Ни арабы, ни греки, понятно, варяг не носят. Но русы их могут снимать, одевать и делать. Начинался путь «из варяг в греки» в северной крепости русов.

На Севере у нас много крепостей, современных и древних.  Например, Старая Ладога, на Волхове, рядом с Ладожским озером. Не одну осаду шведских и союзнических войск западных доброжелателей выдержала крепость (первая была в 1164 году), но так и осталась непобеждённой. Манипулировали ей лишь путём договоров, по смутным политическим причинам. Время это в истории России так и называют – смутным.

Крепость воинской славы русских – Орешек, в истоке Невы. Внук Александра Невского, князь Юрий Данилович основал её в 1323 году. В Великую Отечественную войну 350 бойцов из гарнизона крепости 500 дней сдерживали фашистов, оберегая Дорогу Жизни, до самого снятия блокады Ленинграда. Перейти Неву враг так и не смог. В 1702 году Пётр Великий переименовал Орешек в Шлиссельбург или Шлюсенбург, народ откорректировал – Шлюшин.

Сердоболь на Севере Ладожского озера – теперь Сортавала, из уважения к финнам.  Крепость на Соловках – только предательство открыло туда путь нежеланным гостям. Выборг, построенный Гостомыслом, новгородским князем дорюриковых времён. Усть-Нарову в устье своенравной реки Норовы вспоминать не будем. Нарва теперь заграница. Зачем русским города? Такое впечатление, что им достаточно двух: город и Новгород.

У нас «Новгородов» сейчас три штуки: Великий, Нижний и Неаполь Скифский – Симферополь современный, из уважения к грекам. А, Старый город, знаете где? Не догадаетесь, в Ольденбурге, в Нижней Саксонии, из уважения к немцам.  В сохранившихся средневековых текстах, византийский император, Константин Багрянородный настаивает, однако, что крепость, с которой начинался путь русских к ним в Константинополь, называлась Невоград.

Есть у нас один красивый город на севере, который потомки между Петром и Лениным поделить не могут. Нева бы всех, может, примирила? Самое трудное на этом пути было пройти пороги. И кто поджидал там русских? Невероятно, их предок, Рус – Бог речных порогов, или чудовище днепровских порогов, если кому-то так любо. Загадочный народ.

Рейтинг статьи: 1728 просмотров

Автор: Ульяна Кор

geo-storm.ru

Древние славяне на берегах Москвы-реки — Славянская культура

Древние славяне

Расселение славян в Москворечье представляет собой один из самых загадочных вопросов в истории Москвы. Вообще, историки и археологи до сих пор не имеют четкого представления о том, как происходило продвижение славянских племен в центральные районы Русской равнины: откуда и когда оно началось, как долго происходило, и что, в конце концов, заставило славян решиться на такое переселение.  

Письменных свидетельств той далекой поры не сохранилось, а в летописях, создававшихся через 200-300 лет после переселения, имеются только отрывочные припоминания о давних событиях.

За последние полвека накоплен огромный научный материал, обобщением и сопоставлением которого с данными других наук, в наше время занимается автор монографий «Славяне в древности» и «Славяне в средневековье» член-корреспондент РАН В.В. Седов. Ему удалось узнать некоторые любопытные моменты из жизни древних славян.

«Из работ немецкого лингвиста Х. Карэ, выполненных в середине 50-х годов нашего столетия, известно, что во 2-м тысячелетии до нашей эры в центре Европы, в бассейнах Верхнего и Среднего Дуная, верховьях Эльбы, Одера, Вислы и в Северной Италии, существовала древнеевропейская общность с единым языком и культурой.

С началом железного века племена стали расселяться, смешиваясь с местным населением, образуя новые этносы: на Рейне и Дунае – кельтский, быстро распространившийся на земли Северной Франции и Испании; в регионах, где сегодня расположены восточная Австрия, южная Венгрия, Югославия и Албания сформировалась культура иллирийцев; на Апеннинском полуострове – италийцев; в Ютландии, южной Швеции, на землях от Эльбы до Одера – германцев; наконец в бассейне между Вислой и Одером – славян.

Всюду, под влиянием традиций местных аборигенов и новых условий жизни, возникали новые культуры, новые языки, характерные особенности, присущие только данному этносу. Скажем, археологические материалы позволили выявить своеобразный, ставший на многие века отличительным знаком славян обряд – подклошовые погребения. Останки кремации ссыпали в яму, которую сверху закрывали перевернутым вверх дном глиняным кувшином – клошом. Появление в том или ином регионе в период 400-100 годов до нашей эры подобных захоронений указывало – здесь жили или сюда пришли славяне.

Славяне расселились там, где аборигены по своему развитию им значительно уступали, что позволило нашим предкам дольше сохранять свою самобытность. Резкий перелом в истории славян произошел в конце IV века нашей эры. Вторгшиеся из Азии племена гуннов заставили славян покинуть южные и юго-западные территории. В тот же период грянуло новое несчастье – резкое похолодание, самое жестокое за 2000 лет. Многие земли Средней Европы оказались затопленными, пашни – непригодными для земледелия. Началась великая славянская миграция, разбросавшая их по всей Средней и Восточной Европе. Они двинулись на запад, до Эльбы, на юг – на Балканский полуостров, на восток – в лесную зону Восточной Европы, до Новгорода и Ростова Великого. Славяне оказались очень жизнестойкими, в большинстве районов, куда они пришли, стала доминировать их культура.

Такая разбросанность по континенту сказалась на славянской общности. Говорившие на одном языке, они перестают понимать друг друга, под влиянием изменившихся условий жизни у них зарождаются новые обычаи и традиции. А к X веку нашей эры единый славянский этнос прекратил свое существование. Началось становление конкретных славянских народов.

Возникновение русских – очень увлекательная и по-своему удивительная история. В сравнительно короткий срок на одной территории сошлось несколько разных и высокоразвитых группировок. Подчеркну: ни одна не подчинила себе остальных, не стала главенствующей, а внесла в зарождающуюся общность что-то свое.

Долгое время считалось, что заселение славянами лесов Восточной Европы в районах Смоленска и Новгорода, шло с юга на север, причем до IX века их здесь вообще не было. Однако последние археологические данные говорят, что это не так. Характерная славянская «атрибутика» - захоронения, украшения, орудия труда – появились здесь уже в V веке, в период великого переселения. Это были племена, которые затем вошли в славянский этнос».

Вторая группировка – Русский каганат, первое русское государство, доказательства существования которого обнаружены в древних арабских и западноевропейских рукописях, сформировалась группой славян из Северного Причерноморья, под давлением гуннов переселившихся на Среднюю Волгу, а затем, под давлением тюрков, в междуречье Дона и Днепра, так же, по всей видимости, вошла в состав нового этноса.

«Удалось выявить еще одну группировку, участвовавшую в оформлении этого этноса, - это славяне, пришедшие на Восточно-Европейскую равнину с Дуная, о чем свидетельствует неожиданное появление здесь только им присущих украшений, приемов ремесленничества и обрядов.

И, наконец, в тот же период в лесной зоне Восточной Европы появились скандинавы. Таким образом, здесь сошлись почти единовременно различные группировки со своей культурой, ремеслами, обрядами. Они начали взаимодействовать, и каждая вносила в общество что-то свое.

К примеру, благодаря скандинавам зародилось дружинное сословие с особой культурой, их обряды захоронения переняли богатые славяне. А взаимообогащение приемами ремесленничества привело к тому, что древнерусские мастера, вплоть до татаро-монгольского нашествия считались одними из лучших в Европе.

И еще отметим, что быстро формировались города, их насчитывалось более 300 – как нигде в Европе. Сюда сходились люди из разных регионов, что способствовало быстрому единению культур, образованию единого языка.

В итоге возник удивительный «сплав» - древнерусский этнос.

Отметим еще, что данные лингвистики и археологии однозначно говорят: в период с X века по середину XIII века на всей территории Восточной Европы, от Новгорода до Киевской и Галицкой земель, существовал единый древнерусский этнос с общей культурой и языком. Его разрушило татаро-монгольское нашествие, и западнорусские территории смоленская, киевская, полоцкая - отошли к литовскому княжеству, а галицкая – к Польскому королевству.

В славянской общности были нарушены политические, культурные, экономические и языковые связи. Подобная раздробленность привела к тому, что стали возникать отдельные этносы – русский, украинский, белорусский, окончательно оформившиеся к XV-XVII векам».

«Многие славяне, единоплеменные с ляхами, обитавшими на берегах Вислы, поселились на Днепре в Киевской губернии и назывались полянами от чистых полей своих. Имя сие исчезло в древней России, но сделалось общим именем ляхов, основателей государства польского. От сего же племени были два брата, Радим и Вятко, главами радимичей и вятичей: первый избрал себе жилище на берегах Сожа, в Могилевской губернии, а второй на Оке, в Калужской, Тульской или Орловской. Древляне, названные так от лесной земли своей, обитали в Волынской губернии; дулебы и бужане по реке Бугу, впадающему в Вислу; лутичи и тивирцы по Днестру до самого моря и Дуная, уже имея города в земле своей;…; северяне, соседы полян, на берегах Десны, Семи и Сулы, в Черниговской и Полтавской губернии; в Минской и Витебской, между Припетью и Двиною Западною, дереговичи; в Витебской, Псковской, Тверской и Смоленской, в верховьях Двины, Днепра и Волги, кривичи; а на Двине, где впадает в нее река Полота, единоплеменные с ними полочане; на берегах же озера Ильменя собственно так называемые славяне, которые после Рождества Христова основали Новгород.»

Н.М.Карамзин, История государства Российского, из главы II (повествование по Несторовской летописи).

«Кривичи – одно из древнерусских племен в верховьях Днепра, Волги, Западной Двины и южной части бассеина Чудского озера. Последний раз упоминается в летописи под 1162 годом;

Чудь – древнерусское название эстов и других фино-угорских племен, живших во владениях Великого Новгорода. С названием этих племен связан топоним – Чудское озеро;

Вятичи – древнерусское племя, жившее в бассейне реки Оки. Название свое получили, по летописи, от имени вождя Вятко.»

С.М. Соловьев, Чтения и рассказы по истории России.

Согласно летописям, уже к середине XII века Москворечье было плотно заселено славянами, точно так же, как были к тому времени освоены ими все земли в Волго-Окском междуречье. В то же самое время, княжеские семьи, обосновавшиеся в крупнейших городах Руси, активно производили раздел земель, занятых славянскими племенами. Так долина Москвы-реки оказалась поделена между Смоленским (верховья долины), Ростово-Суздальским (среднее течение реки), Черниговским (правобережье нижнего течения реки) и Муромо-Рязанским (левобережье нижнего течения) княжествами. В XIII веке Ростово-Суздальское княжество (столица которого переместилась к тому времени во Владимир на Клязьме) оттеснило соседей и завладело всей территорией Москворечья – от истока реки, до ее впадения в Оку.

Другим важным источником сведений о славянском заселении Волго-Окского междуречья являются археологические исследования. В XIX веке и начале XX века в Подмосковье проводились широкомасштабные раскопки курганов . В результате были накоплены данные, которые позволили археологам установить, что в XII веке долину реки Москвы занимали славяне, принадлежавшие к потомкам племени вятичей. При этом совсем рядом, в долине реки Клязьмы проживали потомки уже совсем другого племени – кривичей. Следует заметить, что в XII веке племенное разделение у славян Восточной Европы уже не существовало. Оно исчезло в IX-X веках. Однако остались потомки населения этих племен (радимичей, кривичей, вятичей, северян, древлян и других), которые помнили о своем происхождении, о племенном прошлом, сохраняли свои особые украшения. Поэтому, говоря о «племенах», мы будем подразумевать под ними славянское население, унаследовавшее и сохранившее в своей памяти некоторые племенные традиции и представление о былой племенной обособленности.

Границу между областями расселения вятичей и кривичей удалось установить по женским украшениям, найденным в курганных погребениях, поскольку у потомков каждого из этих племен существовала мода на такие украшения, которые в другом племени не носили. Особенно хорошо это различие можно проследить по височным кольцам. У вятичей височные кольца имели по 5-7 плоских выступов-лопастей, из-за чего их называют «лопастными», а у кривичей они были похожи на небольшие проволочные обручи или браслеты, поэтому за ними и закрепилось название «браслетообразных».

Кроме височных колец различались и другие украшения. Так, у вятичей излюбленными украшениями являлись гривны из перевитой проволоки, круглые бронзовые и серебряные привески, решетчатые перстни и бусы из сердолика и горного хрусталя. В погребениях кривичей, напротив, гривны встречаются редко, причем чаще всего использовались гривны в виде обыкновенных проволочных обручей. Особенно характерны для кривичей были также привески в виде стилизованных изображений животных и лунниц. Поскольку в одних курганных могильниках были найдены только (или преимущественно) вятичские украшения, а в других – кривичские, стало ясно, какие из древних курганных кладбищ принадлежат тому и другому племени. В результате удалось провести границу территорий, занятых каждым из этих племен. Оказалось, что граница между ними проходит несколько севернее Москвы. Значит, в процессе расселения эти два племени встретились приблизительно на водоразделе между Москвой-рекой и Клязьмой и закончили здесь свое продвижение. Но когда произошла эта встреча?

Мнения о времени расселения славян в Москворечье.

Долгое время эта загадка древней истории оставалась без ответа. Правда, отдельные источники и археологи высказывали различные предположения, опираясь на крайне скудный материал, добытый при раскопках. Например, крупный специалист по археологии Москвы Р.Л. Розенфельдт еще в 1976 году предположил, что продвижение вятичей и кривичей в долину Москва-реки началось в середине X века, но массовое переселение их сюда произошло после 988 года, то есть после Крещения Руси. Иначе говоря, этот ученый считал, что само переселение проходило под знаком бегства славян от надвигающегося христианства. Однако пока эта гипотеза не получила сколь-нибудь существенного подтверждения археологическими находками.

В последнее время археологи стали выдвигать предположения о том, что славянские племена начали проникать в долину Москвы-реки еще раньше – с IX века. Так думает, например, доктор исторических наук А.А. Юшко, отдавшая много сил археологическому изучению окрестностей Москвы. А крупнейший российский историк и археолог, член-корреспондент Российской Академии Наук В.В. Седов совсем недавно выдвинул предположение, что первые группы славян переселились в Волго-Окское междуречье еще в V-VII веках. Действительно, даже по летописным данным мы знаем, что к XI веку финно-угорское племя мурома (давшее имя городу Мурому) уже не существовало, а на его месте проживало смешанное славяно-муромское население. Но славянские племена кривичей и вятичей, о которых мы уже говорили, в это время еще только начинали переселяться в Поволжье и Поочье. Может быть, с муромой смешивались какие-то другие славяне, проникшие сюда задолго до вятичей и кривичей?

«Первая» волна славянского переселения в VI-VII веках.

В.В. Седов предположил, что эти таинственные славяне были родственны племенам землевладельцев и скотоводов, проживавшим в V-VIII веках в Верхнем Поднепровье и Подвинье (культура этих племен называется в археологической науке Тушемлинско-Банцеровской), а, может быть даже они пришли именно из этого региона. Эта «первая волна» славянского переселения обнаруживается археологами по редким находкам браслетообразных височных колец, очень похожих на височные кольца племени кривичей, но все же отличающихся от них некоторыми внешними деталями и технологией изготовления. Вероятно, такие древние височные кольца стали образцом для более поздних колец кривичей. В Москворечье эти древнейшие височные кольца были найдены археологами при раскопках Боршевского, Троицкого городищ и городища Луковня. Все эти городища относятся к Дьяковской археологической культуре, которая считается принадлежащей дославянскому финно-угорскому населению, в состав которого в III-IV веках влилось балтийское население из Верхнего Поочья. Возможно, эти находки говорят о том, что в VI-VIII веках на территории, занятой ранее финно-угорско-балтийским населением, стали проживать славяне. Но ведь височные кольца найдены здесь, как единичные вещи. Не означает ли это, что славяне из Приднепровья, пришедшие по стопам балтов, всего на 200-300 лет позже их, растворились в массе местного, уже сильно смешанного (можно даже сказать – метисного) населения? И только в некоторых местах на огромной Русской равнине, масса переселенцев могла оказаться настолько велика, что ее язык вытеснил местные говоры. Однако дальше предположений идти нельзя, потому что для определенных выводов нужны конкретные знания, материалы раскопок древних памятников, а их до обидного мало. Как бы там ни было, но «первая волна» славянского переселения почти не оставила после себя следов. Она разбилась о безбрежные просторы лесов и рек, смешалась с местным населением и исчезла. Дальнейшая история нашего края еще более загадочна – в VIII веке поселения здесь вообще прекращают свое существование. При этом археологи не находят никаких следов вражеского нашествия, погрома, разорения, пожаров. То есть жившие здесь люди, не были истреблены захватчиками.

Для объяснения этой загадки выдвигались различные предположения. Например о том, что население в это время оставляет долину Москвы-реки и куда-то уходит. Но куда и почему? На этот вопрос ответа пока нет. Очень может быть также, что эти люди никуда не уходили, а просто сменили места своего проживания. По крайней мере, четкого ответа на это вопрос без дальнейших археологических исследований дать нельзя.

«Вторая» волна славянского колонизации края в XI веке.

Итак, на 200-300 лет над Москворечьем повисает туман неизвестности. Новое переселение славян в этот край начинается, по-видимому, в начале XI века. Правда, в археологической литературе можно встретить свидетельства о славянских поселениях IX-X веков, но их датировка весьма сомнительна, поскольку основательные раскопки этих поселений не производились. Единственным поселением, подвергшимся раскопкам широкой площадью, было Жуковское селище, но его материалы не были ни обработаны, ни опубликованы. Кроме него до недавнего времени были известны еще только 4 селища со столь же ранней датировкой – Покров 5 и Стрельниково на реке Пахре, Заозерье и Беседы на реке Москве. Сама их датировка IX веком возникла из-за того, что здесь была найдена лепная керамика, чрезвычайно близкая по своим формам и орнаменту с посудой роменской культуры, оставленной в VII-XI веках славянским племенем северян. Здесь следует заметить, что похожая посуда использовалась также вятичами и радимичами. Новейшие исследования показали, что некоторые из подмосковных поселений, относившихся ранее к IX-X векам, в действительности возникли в середине XI века. Разумеется, совершенно исключать возможность появления в Москворечье славян в X веке (или того раньше) нельзя, однако достоверных данных на этот счет нет. Существовали ли здесь еще более ранние поселения славян – вопрос, требующий тщательного изучения.

Интересно, что на самых ранних славянских поселениях XI века встречаются вещи, которые известны только в зоне расселения радимичей – это типичные радимичские семилучевые височные кольца и своеобразные лопастные височные кольца так называемого «деснинского» типа (названные так по находкам на подмосковном поселении Десна). А на Щербаковском городище дьяковской культуры была найдена бронзовая подвеска с рельефным изображением головы быка, являющаяся типичным украшением радимичей. Замеченное сходство посуды этих переселенцев «второй волны» с горшками северян, вятичей и радимичей позволяет предполагать, что вместе и одновременно с радимичами сюда переселялись все вышеперечисленные племена.

Все эти факты позволяют сегодня говорить, что «вторая волна» славянского переселения в долину Москвы-реки поднялась в землях вятичей и радимичей в XI веке. «Волна» не была слишком большой: до сих пор нам известно лишь около десятка селищ, оставленных первыми славянскими переселенцами на берегах реки Оки, Москвы-реки и ее притоков. Даже если считать, что известны далеко не все поселения этих древних иммигрантов, все равно число их вряд ли превышало нескольких сот человек. Пробираться в Москворечье они могли двумя речными путями (в те времена сухопутных дорог на Руси не существовало, огромные лесные массивы были непроходимы и всякое передвижение было возможно только по рекам – на лодках или пешком по берегу). Первый путь вел по Днепру в самое его верховье, откуда можно было пробраться к истокам Москвы-реки. Этим путем могли пользоваться только радимичи. Второй путь шел по Оке и дальше вверх по Москве-реке – им могли идти вятичи и северяне. Впрочем, доступен он был и для радимичей, которые могли спуститься в Оку по реке Угре.

«Третья» волна славянского расселения в XII веке.

В XI веке в Москворечье сумели проникнуть только очень небольшие по численности группы славян-радимичей и вятичей, которые, надо полагать, хотели избежать феодальной зависимости от киевских князей, сумевших к этому времени подчинить своей власти радимичей и северян, а вятичей заставили платить себе дань. С начала XII века количество славянских поселений и могильников в Московском крае увеличивалось из года в год. Именно в это время на околомосковских землях встретились вятичи и кривичи, продвигавшиеся навстречу друг другу по долинам рек Москва и Клязьма. Это была уже «третья», самая массовая волна славянского переселения. Именно тогда вятичами была полностью освоена вся долина Москвы-реки – от впадения в Оку до самого истока, до всех ее притоков.

Вероятно, еще и в это время наши свободолюбивые предки переселялись сюда, желая ускользнуть от княжеской власти, подальше уйти от главных городских центров, в которых расположились князья со своими дружинами, спастись от их разорительных междоусобных войн. Однако там, где могли пройти земледельцы со своим скарбом, женами и детьми, с еще большей легкостью проходили хорошо снаряженные отряды княжеских дружинников. Были у вятичей и свои племенные старшины, принимавшиеся на службу князьями в качестве бояр. Вероятно, из числа этих старшин и происходил знаменитый боярин Кучка (или Кучко), у которого, согласно преданиям. Ростово-суздальский князь Юрий Владимирович (Долгорукий) отнял земли вокруг Москвы. Так что не позже, чем в первой половине XII века Москворечье уже оказалось охвачено княжеской властью и по большей части разделено между различными княжествами. В это же время, вероятно, и появился город Москва, упомянутый в летописи под 1147 годом. Возможно, с созданием княжеской административной системы, приток вятичей стал искусственно стимулироваться, путем предоставления им различного рода льгот. Нельзя также исключать возможность насильственного переселения в Москворечье крестьян, захваченных во время междоусобных войн, в которых сильное Ростовско-Суздальское княжество, как правило, побеждало своих соседей.

Итак, заселение Москворечья славянами произошло несколько позже, чем были освоены ими Верхнее Поволжье, Поочье, долина Клязьмы и другие территории Северно-Восточной Руси. Даже далекое Белое Озеро и его округа начали осваиваться раньше, чем Москворечье. Это может объясняться только тем, что славянская колонизация проходила крайне неравномерно, и ее потоки возникали и направлялись в значительной степени стихийно. В IX-X веках Москворечье лежало в стороне от главных торговых путей (Волжского и Окского), вдали от крупных центров дославянского (финно-угорского и балтского) населения, в глухом лесном захолустье. Поэтому-то, заселение края закончилось тогда, когда на других землях уже проживало пятое, а то и десятое поколение первопереселенцев.

Дославянское (финно-угорское и балтское) население в Москворечье.

За изучением вопроса о переселении в Москворечье славян скрывается еще одна загадка истории – пришли ли славяне (радимичи, вятичи и кривичи) в XI-XII веках в пустынный край или встретили здесь какое-то население? Ведь, как уже говорилось, неславянские поселения IX-XI веков археологи здесь пока не нашли, и даже возникло предположение, что в VIII веке предшественники славян куда-то бесследно удалились. Однако есть свидетельства того, что на землях Москворечья славяне встретили какое-то население, и даже можно представить себе, что это были за люди. Эти свидетельства – названия больших и малых рек, озер и ручейков, которые на славянском языке звучат как бессмыслица, но могут быть переведены с финно-угорских и балтских языков. С финского языка переводится, например, название озера Шатура, Икша из балтских языков – названия рек Протва, Пахра, Истра, Гжель. Возможно, даже имя реки Москва имеет финское происхождение. Как могли бы сохраниться в памяти переселившихся сюда славян непонятные им имена рек и озер, если бы их не передали им из уст в уста прежние жители этих мест? Следовательно, жили здесь предшественники славян, общались с ними и передавали свои знания об именах рек. Кто были по языку, культуре и облику эти аборигены? Это могли быть финно-угоры, смешавшиеся с балтами, но могли быть и славяне «первой волны» переселения, запомнившие древние названия из уст своих предшественников. Но, скорее всего, жившие здесь в XI веке люди не напоминали новоприбывшим вятичам и радимичам братьев-славян. Потому называли их славяне «мерей». Это имя сохранилось в названии реки Мерской (в современном написании – Нерской), левого притока Москвы-реки (около города Воскресенска). Оставались в Подмосковье и балтские племена. В летописи есть рассказ о походе князя Святослава Ольговича в 1146 году на племя, носившее чисто балтское имя «голядь»[1] и проживавшее на реке Протве (также носящей балтское имя). Значит, еще в середине XII века, совсем рядом с Москворечьем жило балтское племя! И, между прочим, поселения этого племени до сих пор не обнаружены. Точно так же, возможно, еще предстоит отыскать места проживания тех племен, которых встретили на Москве-реке славяне[2] .

Все эти факты ясно говорят о том, что славяне застали в XI-XII веках в Московском крае иноязычное население, среди которого наверняка были потомки финно-угров и балтов, а может быть и славян, переселившихся сюда в VI-VIII веках. Встреча эта, по всей видимости, была мирной. Это можно предполагать по тому, что во всех других места, при переселении на земли муромы, мери, веси, ижоры[3] и других финно-угорских племен, славяне не вступали в вооруженную борьбу, а мирно соседствовали. В Москворечье славян поначалу пришло немного, немногочисленным было и местное неславянское население. Вскоре начался процесс ассимиляции (смешивания), который прослеживается по редким находкам финно-угорских украшений в славянских курганных могильниках (например, в Мякининских курганах на северо-западе Москвы). С массовым притоком славян (потомков вятичей и кривичей) в XII веке этот процесс закончился полным растворением остатков финно-угров и балтов в славянской среде.

Мир древних представлений.

Первые славянские поселенцы в Москворечье были язычниками. Они хоронили своих мертвых по древнему славянскому обряду, который ведет свое начало от обычаев пяти-тысячелетней индоевропейской древности: умершего обряжали в его лучшие, самые красивые одежды и украшения, а затем сжигали на костре. Собранный пепел помещали в глиняный горшок, который устанавливали в кургане. В XI-XII веках у славян Восточной Европы повсеместно, вероятно под влиянием распространявшегося христианства, происходил процесс изменения похоронного обряда, при котором покойника перестали сжигать, а стали просто помещать в насыпь кургана. Этот процесс не миновал и Подмосковья, где курганы с остатками трупосожжений встречаются довольно редко.

Вместе с тем, нет никаких оснований допускать какое-то заметное влияние христианства на славянское население Москворечья, по крайней мере, до начала XII века. Ни церквей, ни монастырей, ни большого количества предметов христианского культа на раннеславянских поселениях XI-XII веков не найдено. В этом ничего удивительного нет. Дело в том, что христианство на Руси распространялось, прежде всего, в среде горожан, а уж затем простирало свое влияние на деревенскую округу. А поскольку в долине реки Москвы первые города появились только в XII веке, постольку и влияние христианства здесь ощущалось вначале очень слабо. В то же время, не найдено в Москворечье пока и никаких достоверных следов языческих капищ. Если они и существовали, то размещались, вероятно, отдельно от поселений.[4]

[1] ГОЛЯДЬ, балт. племя, в 1-м - нач. 2-го тыс. н. э. населяло басс. р. Протва между землями вятичей и кривичей; ассимилировано вост. славянами.

[2] Еще одним подтверждением существования балтских племен на территории современной Москвы – название одной маленькой реки, которая сегодня существует только в нижнем своем течении, впадая в Кузьминские пруды – Голедянка. Более подробнее вопрос рассмотрен в статьях об истории сел Косина и Выхино.

[3] МУРОМА , финно-угорское племя с 1-го тыс. до н.э.в басс. Оки. С х-во, охота, ремесла. Платило дань Руси, к 12 в. ассимилировано вост. славянами;

МЕРЯ, финно-угорское племя в 1-м тыс.н.э.в Волго-Окском междуречье. С. х-во, охота, ремесла. Слилось с вост. славянами на рубеже 1-2-го тыс. н. э.

ИЖОРСКАЯ ЗЕМЛЯ (Ижора), ист. название в 12-18 вв. терр., населенной ижорцами (ижорой), по берегам Невы и юго-зап. Приладожью (часть совр. Ленингр. обл.). ИЖОРЦЫ (самоназв. - изури), народ в Рос. Федерации (в Ленингр. обл., 449 чел., 1992) и Эстонии (306 чел.). Яз. ижорский. Верующие И. - православные.

[4] По мнению некоторых современных историков на территории нынешней Москвы существовало множество капищ (святилищ), оставшихся еще со времен финно-угров. В частности утверждается, что на месте нынешнего центрального корпуса МГУ им. Ломоносова на Воробьевых горах существовал некогда идол Солнца, на месте гостиницы «Ингтурист» - крылатой собаки Семаргла, на месте памятника 26 бакинским комиссарам – четырехглавого бога войны – Яровита и т.д. 

Похожие статьи:

Боги, духи и существа → День Бога Яровита

Поэзия → Поэзия. Ulv Sveneld / Ульф Свенельд

Славянские символы → Cеверо-Вендский славянский рунический строй

Музыка → Яровит - Мой край (2012)

Путешествия → Затерянная Русь

Рейтинг

последние 5

slavyanskaya-kultura.ru

Многие города Древней Руси возникали на берегах рек. Объясните, в чём состояли преимущества такого расположения города (

1) расположение города на берегу реки облегчало его торговые связи, поскольку в Древней Руси водные пути зачастую были более удобными, чем сухопутные; 2) расположение города на берегу (особенно высоком) реки делало его менее уязвимым для врагов в случае штурма; 3) город, расположенный на берегу реки, имел больше шансов успешно справиться с пожарами, поскольку большинство построек в Древней Руси были деревянными.

Река обеспечивала водой пресной. Река - естественная водная преграда перед врагами. (Флота ни у кого не было) . Канализации в городе не было, вода нужна.

Река достойная альтернатива дороги, особенно в отсутствии таковой.

город, расположенный на берегу реки, имел больше шансов успешно справиться с пожарами расположение города на берегу реки облегчало его торговые связи Река обеспечивала пресной водой

1) расположение города на берегу реки облегчало его торговые связи, поскольку в Древней Руси водные пути зачастую были более удобными, чем сухопутные; 2) расположение города на берегу (особенно высоком) реки делало его менее уязвимым для врагов в случае штурма; 3) город, расположенный на берегу реки, имел больше шансов успешно справиться с пожарами, поскольку большинство построек в Древней Руси были деревянными.

люди могли об рыть здание и вода заполнит ров. люди и могут брать воду и защищаться от врагов

так как на реках более влажная почва предохраняла урожай от засухи. А водившаяся в реках рыба обеспечивала дополнительное пропитание У Руси было мало выходов к морю, торговля по рекам очень помогала. Благодаря рекам Русь могла торговать с другими странами морским путём. Путь по суше был долгим, опасным и невыгодным, а по реке можно было везти больше груза, быстрей и безопасней.

touch.otvet.mail.ru