Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 2

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 5

Notice: Use of undefined constant DOCUMENT_ROOT - assumed 'DOCUMENT_ROOT' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 11

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Use of undefined constant REQUEST_URI - assumed 'REQUEST_URI' in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: flag in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 28

Notice: Undefined variable: adsense7 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 39

Notice: Undefined variable: adsense6 in /var/www/www-root/data/www/ppt-history.ru/index.php on line 40
Напитки древней руси. Напитки Древней Руси – ставленый и варёный мёд. Медовуха

Когда и как появились алкогольные напитки на Руси?…. Напитки древней руси


7 лучших алкогольных напитков Древней Руси, которые незаслуженно забыли — vkusno.co

Водку в России узнали только в 16 веке, а вот выпить любили всегда. К тому же в изобретательности нашему народу не откажешь. Именно эти факты обусловили такое разнообразие алкогольных напитков на русском столе во все времена. Правда, большая часть из этого изобилия либо не дошла до нас с достоверными рецептами вовсе, либо уже не употребляется повсеместно. Хотя, судя по описанию напитков, они могли бы составить конкуренцию если не пиву и водке, то привычным ликерам и настойкам точно. К тому же все они готовятся из традиционно русских продуктов, а значит могли бы упрочить положение русской национальной кухни в мировом кулинарном наследии.

Ол

Ол, или олус впервые упоминается в документах 13 века. Именно тогда он вошел в русскую традицию как один из любимых алкогольных напитков. Если сопоставить все известные нам описания, ол был похож по рецептуре и технике приготовления на современное пиво с той лишь разницей, что полноправным ингредиентом в нем были травы вроде полыни или хмеля. В отличие от большинства других древнерусских алкогольных напитков, ол не подвергался дистилляции. Напротив, его варили, как варят современное пиво.

Мед

Мед в древней русской кухне был исключительно многофункционален. Его использовали и как десерт, и как прохладительный напиток, и как алкоголь, и как подсластитель для других блюд. Как спиртное мед начали употреблять бортники, которые добывали его из ульев диких пчел. При этом, чтобы густую массу превратить в питье, мед варили или настаивали. Первый был более низкого качества, а второй требовал длительной выдержки, исчисляемой чуть ли не десятилетиями. За это время происходило холодное брожение за счет добавленного в мед сока диких ягод.

Полугар

Полугаром теперь называют эталон крепости водки, а раньше это был самостоятельный «высокоградусный» напиток – так называемое хлебное вино. С содержанием 38% спирта полугар был популярен на Руси, начиная с 15 века. Лишь с ростом популярности водки он был окончательно вытеснен с рынка. Что странно, потому что у полугара, судя по всему, был более насыщенный «хлебный» вкус, а получали его естественным способом дистилляции. Цветом полугар походил на коньяк или виски.

Сикера

Сикера – это все же не вполне русский алкогольный напиток, потому что название это встречается еще в Библии и означает, по-видимому, алкогольные напитки вообще. На Руси сикерой называли напиток, похожий на вино. Для его изготовления брали сок фруктов, мед и иногда квас. По вкусу он немного напоминает медовуху, однако считается более крепким и насыщенным напитком.

Березовица пьяная

Нетрудно догадаться, что березовица – это алкогольный напиток, который русские крестьяне получали из березового сока. В первый раз он получился случайно, когда березовый сок, оставленный без внимания на долгое время в деревянных бочках, забродил. Рискнув попробовать то, что из него получилось, люди поняли, что напиток обладает опьяняющим эффектом. Этот факт и обусловил выросшую популярность березовицы.

Лампопо

Странное для русского уха название «лампопо» на самом деле является анаграммой слова «пополам» и отражает таким образом способ приготовления этого алкогольного напитка. Он не является самостоятельным спиртным, а скорее представляет собой нечто вроде коктейля. Для того, чтобы сделать лампопо, брали обычное пиво и ром и настаивали их на кисло-сладком хлебе. Разночтения в рецептах дают понять, что некоторые любители добавляли туда еще и сахар и лимонный сок, но для этого нужно было быть зажиточным дворянином. Простой люд лампопо не употреблял.

Вишняк

Вишняк – это еще один незаслуженно забытый напиток, рецептуру которого, впрочем, удалось восстановить, хотя это и не добавило ему популярности. Вишняк, как следует из названия, готовили из вишни. Сам процесс занимал довольно много времени, но зато и хранить напиток можно было несколько лет без ущерба для его качества. Вишню помещали в деревянную бочку и заливали медом. Смесь герметично закрывали и оставляли бродить на 3 месяца.

vkusno.co

7 забытых алкогольных напитков Древней Руси — Рамблер/женский

Водку в России узнали только в 16 веке, а вот выпить любили всегда. К тому же в изобретательности нашему народу не откажешь.

Именно эти факты обусловили такое разнообразие алкогольных напитков на русском столе во все времена. Правда, большая часть из этого изобилия либо не дошла до нас с достоверными рецептами вовсе, либо уже не употребляется повсеместно. Хотя, судя по описанию напитков, они могли бы составить конкуренцию если не пиву и водке, то привычным ликерам и настойкам точно.

К тому же все они готовятся из традиционно русских продуктов, а значит могли бы упрочить положение русской национальной кухни в мировом кулинарном наследии.

— Ол —

Ол, или олус впервые упоминается в документах 13 века. Именно тогда он вошел в русскую традицию как один из любимых алкогольных напитков. Если сопоставить все известные нам описания, ол был похож по рецептуре и технике приготовления на современное пиво с той лишь разницей, что полноправным ингредиентом в нем были травы вроде полыни или хмеля. В отличие от большинства других древнерусских алкогольных напитков, ол не подвергался дистилляции. Напротив, его варили, как варят современное пиво.

— Мед —

Мед в древней русской кухне был исключительно многофункционален. Его использовали и как десерт, и как прохладительный напиток, и как алкоголь, и как подсластитель для других блюд. Как спиртное мед начали употреблять бортники, которые добывали его из ульев диких пчел. При этом, чтобы густую массу превратить в питье, мед варили или настаивали. Первый был более низкого качества, а второй требовал длительной выдержки, исчисляемой чуть ли не десятилетиями. За это время происходило холодное брожение за счет добавленного в мед сока диких ягод.

— Полугар —

Полугаром теперь называют эталон крепости водки, а раньше это был самостоятельный «высокоградусный» напиток — так называемое хлебное вино. С содержанием 38% спирта полугар был популярен на Руси, начиная с 15 века. Лишь с ростом популярности водки он был окончательно вытеснен с рынка. Что странно, потому что у полугара, судя по всему, был более насыщенный «хлебный» вкус, а получали его естественным способом дистилляции. Цветом полугар походил на коньяк или виски.

— Сикера —

Сикера — это все же не вполне русский алкогольный напиток, потому что название это встречается еще в Библии и означает, по-видимому, алкогольные напитки вообще. На Руси сикерой называли напиток, похожий на вино. Для его изготовления брали сок фруктов, мед и иногда квас. По вкусу он немного напоминает медовуху, однако считается более крепким и насыщенным напитком.

— Березовица пьяная —

Нетрудно догадаться, что березовица — это алкогольный напиток, который русские крестьяне получали из березового сока. В первый раз он получился случайно, когда березовый сок, оставленный без внимания на долгое время в деревянных бочках, забродил. Рискнув попробовать то, что из него получилось, люди поняли, что напиток обладает опьяняющим эффектом. Этот факт и обусловил выросшую популярность березовицы.

— Лампопо —

Странное для русского уха название «лампопо» на самом деле является анаграммой слова «пополам» и отражает таким образом способ приготовления этого алкогольного напитка. Он не является самостоятельным спиртным, а скорее представляет собой нечто вроде коктейля. Для того, чтобы сделать лампопо, брали обычное пиво и ром и настаивали их на кисло-сладком хлебе. Разночтения в рецептах дают понять, что некоторые любители добавляли туда еще и сахар и лимонный сок, но для этого нужно было быть зажиточным дворянином. Простой люд лампопо не употреблял.

— Вишняк —

Вишняк — это еще один незаслуженно забытый напиток, рецептуру которого, впрочем, удалось восстановить, хотя это и не добавило ему популярности. Вишняк, как следует из названия, готовили из вишни. Сам процесс занимал довольно много времени, но зато и хранить напиток можно было несколько лет без ущерба для его качества. Вишню помещали в деревянную бочку и заливали медом. Смесь герметично закрывали и оставляли бродить на 3 месяца.

Читайте также

woman.rambler.ru

Спиртные напитки Древней Руси - журнал Ани-Эл

В период между IX и XIV веками в Древней Руси существовали следующие термины для обозначения напитков: сыта, вино, мед, квас, сикера, пиво, ол, березовица. Большая часть этих напитков была алкогольными, охмеляющими. Безалкогольными являлись лишь первые два, то есть вода и сыта, в то время как третий — березовица — уже не был полностью безалкогольным, поскольку различали березовицу простую и березовицу пьяную. То же самое относилось и к квасу. Таким образом, грань между алкогольными и безалкогольными напитками была весьма подвижной.

Даже сыта, то есть смесь воды и меда, также легко могла забродить и тем самым превратиться в слабоалкогольный напиток, сохраняющий то же самое название, что и безалкогольный. Если же вспомнить, что и вино, то есть виноградное вино, привозимое из Византии и Крыма точно так же разбавлялось по древнему греческому обычаю водой, то станет более понятным, почему вода оказалась тесно связанной с алкогольными напитками как постоянный компонент при их употреблении и почему вода входила в число именно напитков, а не была просто жидкостью для разных целей, какой она является в наши дни.Это отличие в восприятии воды древним человеком и нашими современниками, этот древнерусский взгляд на воду как основу многих или даже всех напитков и, конечно, всех алкогольных напитков надо иметь в виду, когда мы будем говорить о том, почему один из самых крепких алкогольных напитков русского народа — водка — был назван по имени столь безобидного питья, как вода.

Нет никакого сомнения, что к моменту появления водки древнее значение термина «живая вода» хотя и не употреблялось в быту, но все же воспринималось сознанием и потому на Руси новый спиртной напиток не получил названия «воды жизни» и «живой воды», как это было всюду на Западе и у западных славян, испытавших латинское влияние. Именно в Западной Европе первые «водки», то есть винный спирт, содержащий половину или менее половины объема воды, получил латинское название «аквавита» (aqua vitae) (вода жизни), откуда произошли французское «одеви» (eau-de-vie), английское «виски» (whisky), польское «оковита» (okowita), являвшиеся простой калькой латинского названия или его переводом на тот или иной национальный язык.

В русском языке этого не произошло, ибо практика производства водки имела не латинский, не западноевропейский, а иной источник — отчасти византийский и отчасти отечественный. Вот почему в терминологии русских спиртных напитков ни до XIII века, ни после него аквавита не нашла никакого отражения. А сам термин «живая вода» на русском языке относился только к питьевой воде.

Вино

Под этим термином в IX-ХIII веках понималось только виноградное вино, если оно употреблялось без других прилагательных. Вино стало известно на Руси с IX века, еще до принятия христианства, а после принятия христианства, в конце Х века, оно стало обязательным ритуальным напитком. Привозилось вино из Византии и Малом Азии и называлось греческим и сирским (сурьским), то есть сирийским. До середины XII века оно употреблялось только разбавленным водой, так же как его традиционно пили и Греции и Византии. Источник указывает: «Месят воду в вино», то есть воду доливать следует в вино, а не наоборот, не вино подливать в чашу с водой. Это имело глубокий смысл, ибо всегда более тяжелые по удельному весу жидкости следует наливать в легкие. Так, чай надо наливать в молоко, а не наоборот. Сам термин «вино» был воспринят при переводе Евангелия на старославянский язык от латинского слова «винум» (vinum), а не от греческого «ойнос».

С середины XII века под вином подразумевают уже чистое виноградное вино, не разбавленное водой. В связи с этим, чтобы не делать ошибок, в старой и новой терминологии стали обязательно оговаривать все случаи, когда имелось в виду не чистое вино. «Еко же вкуси архитриклин (т. е. распорядитель пира) вина, бывшего от воды». А чтобы избежать длинных оговорок, стали все чаще употреблять прилагательные для уточнения, какое вино имеется в виду. Так появились термины «оцьтьно вино», то есть вино кислое, сухое; «вино осмрьнено», то есть вино виноградное сладкое, с пряностями: «вино церковное», то есть вино виноградное красное, высшего качества, десертное или сладкое, не разбавленное водой. Наконец, в конце XIII века, под 1273 годом, впервые в письменных источниках появляется термин «вино твореное».Здесь отметим, что он возникает спустя почти 400 лет после появления вина виноградного и спустя 200-250 лет после письменного закрепления разных эпитетов за разными видами виноградного вина. Уже одно это обстоятельство говорит о том, что здесь мы имеем дело не с виноградным, не с естественным вином, а с вином, полученным каким-то иным, искусственным, производственным путем, вином, сделанным, сотворенным самим человеком, а не природой.Таким образом, термин «твореное вино» не относится уже к собственно вину, как его понимали до XIII века.

Мед

Вторым по значению спиртным напитком Древней Руси был мед. Он известен уже в глубокой древности и как сладость (лат. — mel), и как алкогольный напиток (лат. — mulsum). Мед не был, как подчас думают, исключительно алкогольным напитком русских. Он служил основным парадным напитком большинства европейских народов средней полосы — между 40° и 60° с. ш. и встречался у древних германцев (Meth), у скандинавов (Mjod), где считался напитком богов, и особенно у древних литовцев (medus).Основа слова «мед» вовсе не русская, а индоевропейская. В греческом языке слово «мэду» означало «хмельной напиток», то есть общее понятие алкоголя, а иногда употреблялось в значении «чистое вино», то есть слишком крепкое, слишком опьяняющее, не питьевое по греческим традициям и представлениям. Слово же «мэдэе» означало по-гречески «пьянство». Все это говорит о том, что крепость меда как алкогольного напитка была во много раз больше, чем крепость виноградного вина и поэтому древние греки и византийцы считали, что употребление столь сильных напитков свойственно варварам.В Древней Руси, насколько это можно судить по фольклорным данным, мед был самым распространенным напитком из числа алкогольных, в то время как вино в фольклоре почти не упоминается. Между тем документальные памятники говорят как будто о другом. Из них известно об употреблении привозного вина с IX века, но мед впервые встречается на Руси, да и то в значении сладости, лишь под 1008 годом, а в Македонии — под 902 годом; в значении алкогольного напитка в Литве и Полоцке — в XI веке, в Болгарии — в XII веке, в Киевской Руси — только в XIII веке (1233 г.), Чехии и в Польше — с XVI века. Только в летописи Нестора под 996 годом упоминается, что Владимир Великий велел сварить 300 проварь меду. Да еще Ибн-Даст (Ибн-Рустам) — арабский путешественник в начале Х века (921 г.) — упоминает, что руссы имеют медовый хмельной напиток, и что древляне в 946 г. дают Ольге дань не пчелиным, а «питным» медом.

Вместе с тем из ряда косвенных византийских сообщений известно, что еще в конце IX века, во времена язычества, отдельные славянские племена, особенно древляне и поляне, умели забраживать мед и по закисании превращали его из mel в rnelsum, а также выдерживали его подобно вину и использовали для улучшения его качества переливы (т. е. неоднократное переливание из одного сосуда в другой — новый и чистый).

Все это дает возможность прийти к следующим выводам: мед как алкогольный напиток был вначале более всего распространен в самой лесистой части Древней Руси, на территории нынешней Белоруссии, в Полоцком княжестве, где процветало бортничество, то есть добыча меда от диких пчел. Отсюда мед по Припяти и Днепру поступал в Киевскую Русь. В X-XI веках мед в Киеве употребляли в исключительных, чрезвычайных случаях и при этом изготовляли его сами из запасов медового сырья: мед варили. Вареный мед как напиток был более низкого качества по сравнению с медом ставленым.

Последний выдерживали по 10-15 лет и более, и он представлял собой результат естественного (холодного) брожения пчелиного меда с соком ягод (брусники, малины). Известны случаи, когда в XIV веке на княжеских пирах подавался мед 35-летней выдержки. Поскольку широкое употребление медов (вареных и ставленых) приходится на XIII-XV века, то представление о том, что в древности основным напитком был мед, нашло отражение прежде всего в фольклоре, произведения которого создавались именно в это сравнительно позднее время, когда началось формирование национальной русской культуры.

Кроме того, расцвет медоварения в XIII-XV веках был связан не с его возникновением в это время (ибо оно возникло в X-XI вв.), а с сокращением привоза греческого вина вследствие сначала монголо-татарского нашествия (XIII в.), а затем упадка и крушения Византийской империи (XV в.). Таким образом, историческая обстановка, включая не только изменения в системе международных отношений и международной торговли, но и изменения чисто географического характера (перемещение территории Русского государства на северо-восток, перенесение столицы из Киева во Владимир, а затем в Москву), приводила к изменению характера потребляемых спиртных напитков. Все это удаляло Русь от источников виноградного вина и заставляло изыскивать местное сырье и местные способы для производства алкогольных напитков.

Мед, хотя и был древним напитком, но в XIII-XV веках он как продукт местного сырья выдвигается на первый план главным образом в обиходе знати, зажиточных слоев. Длительность производства хорошего, настоящего ставленого меда ограничивала круг его потребителей, несомненно, удорожала товар. Для массовых сборищ даже при дворе великого князя употребляли более дешевый, более быстро приготавливаемый и более пьянящий — вареный мед. Тем самым XIII век является рубежом, знаменующим переход к напиткам, во-первых, из местного сырья и, во-вторых, к напиткам значительно более крепким, чем в предыдущие пять столетий.

Нет сомнений, что привычка к употреблению более крепких, более охмеляющих напитков в XIII-XV веках подготовила почву и для появления водки.В то же время развитое, широкое медоварение было просто невозможно без наличия винного спирта как компонента дешевых, но крепких медов. Уже в XV веке запасы меда сильно сокращаются, он удорожается в цене и потому становится предметом экспорта за счет сокращения внутреннего потребления, ибо находит спрос в Западной Европе. Для местного же употребления приходится и изыскивать более дешевое и более распространенное сырье. Таким сырьем оказывается ржаное зерно, уже с древнейших времен используемое для производства такого напитка, как квас.

Квас

Слово это встречается в древнерусских памятниках одновременно с упоминанием о вине и даже раньше меда. Значение его, однако, не вполне соответствует современному. Под 1056 годом мы находим явное упоминание кваса как алкогольного напитка, поскольку на языке того времени слово «квасник» употреблялось в значении «пьяница».В XI веке квас варили, как и мед, а это означает, что по своему характеру он был ближе всего к пиву в современном понимании этого слова, но только был гуще и действовал более охмеляюще.

Позднее, в XII веке, стали различать квас как кислый слабоалкогольный напиток и квас как сильно опьяняющий напиток. Оба они, однако, носили одинаковые названия, и только по контексту иногда можно догадаться, о каком виде кваса идет речь. По-видимому, во второй половине XII века или в самом конце XII века сильно опьяняющий квас стали называть твореным квасом, то есть сваренным, специально сделанным, а не произвольно закисшим, как обычный квас.

Этот твореный квас считался таким же крепким алкогольным напитком, как чистое вино, их приравнивали по крепости. «Вина и творена кваса не имать пити», говорится в одном из церковных предписаний. «Горе квас гонящим», — читаем в другом источнике, и это ясно указывает на то, что речь идет не о безобидном напитке. Из всех разновидностей твореного кваса самым опьяняющим, самым «крепким», дурманящим был «квас неисполненный», который весьма часто сопровождается эпитетом «погибельный». На старославянском языке слово «неисплънены» означало незавершенный, не полностью готовый, не доведенный до конца, плохого качества (противоположный латинскому — perfect). Таким образом, речь вероятно, шла о недоброженном или плохо перегнанном продукте, который содержал значительную долю сивушных масел. По-видимому, к этому роду «кваса» относилось и редко встречающееся в источниках слово «кисера» как сильно одуряющий напиток. Если учесть, что слово «квас» означало «кислое» и его иногда именовали квасина, кислина, кисель, то слово «кисера» можно рассматривать как пренебрежительную форму от кваса неисполненного, незавершенного, испорченного, плохого. Но есть указания и на то, что кисера — искажение слова «сикера», также означающего один из древних алкогольных напитков.

Сикера

Слово это вышло из употребления в русском языке, причем из активного бытового языка, как раз в XIV-XV веках, на том самом рубеже, когда произошла смена и в терминологии, и в существе производства русских алкогольных напитков. Поскольку слово это исчезло из языка совершенно бесследно, не оставив никакой замены, аналога или иного лексического рудимента, то мы постараемся как можно тщательнее выяснить его значение и первоначальный смысл, ибо оно проливает свет на историю русских спиртных напитков. Слово «сикера» вошло в древнерусский язык из Библии и Евангелия, где оно упоминалось без перевода, так как переводчики в конце IX века затруднялись подыскать ему эквивалент в славянских языках, в том числе и в древнерусском языке. Оно было употреблено и понималось как первое общее обозначение алкогольных напитков вообще, но в то же время четко отделялось от виноградного вина. В греческом языке, с которого переводилось Евангелие, «сикера» также означала искусственный «хмельной напиток» вообще, причем любой пьянящий напиток, кроме естественного вина. Однако источником этого слова послужили слова на древнееврейском и арамейском языках — «шекар» («шехар») и «шикра».

Шикра (sikra) на арамейском означало род пива, это слово и дало «сикеру». Шекар (Schekar) на древнееврейском — «всякий пьяный напиток, кроме лозного вина». Это слово дало в русском «сикер». Поэтому в одних источниках встречается «сикера», в других — «сихер». Совпадение обоих этих слов по звучанию и очень близких по значению привело к тому, что даже лингвисты считали их за вариации одного и того же слова. Однако это были не только разные слова, но они означали и разные понятия с технологической точки зрения.

Дело в том, что в Палестине и у греков «сикер» изготовлялся из плодов финиковой пальмы и был, по сути дела, финиковой водкой. Арамейское же понятие «сикера» означало хмельной, опьяняющий напиток, по технологии близкий к медо- или пивоварению, без гонки.

Нет сомнения, что в древнерусских монастырях ученые монахи доискивались до подлинного значения упоминаемых в Библии и Евангелии греческих, арамейских и древнееврейских слов и тем самым получали полное представление о технологических процессах и их отличиях.

Пиво

Помимо перечисленных выше алкогольных напитков — вина, меда, кваса и сикеры — в источниках XI-XIII веков весьма часто упоминается и пиво. Однако из текстов того времени видно, что пиво первоначально означало всякое питье, напиток вообще, а вовсе не рассматривалось как алкогольный напиток определенного вида в современном нашем понимании. «Благослави пищу нашу и пиво», — читаем в памятнике XI века. Позднее, однако, появляется термин «твореное пиво», то есть напиток, питье, специально сваренное, сотворенное, как вино. Твореным пивом, как видно из источников, называли очень часто сикеру, а иногда и другой напиток — ол. Таким образом, термин «пиво» сохранил свой широкий смысл и для XII-XIII веков. Если в X-XI веках так назывался всякий напиток, всякое питье, то в XII-XIII веках так стали называть всякий алкогольный напиток: сикеру, квас, ол, твореное вино — все это было в целом твореное пиво или искусственно созданное самим человеком алкогольное питье. Пиво в современном понимании имело другой термин, другое обозначение — ол.

Ол

В середине XIII века впервые появляется новый термин для обозначения еще одного алкогольного напитка «ол», или «олус». Есть также данные, что в XII веке зафиксировано название «олуй», что, по всей видимости, означало то же самое, что и «ол». Судя по скупому описанию источников, под олом понимали напиток, подобный совре-менному пиву, но только приготавливалось это пиво-ол не просто из ячменя, а с добавлением хмеля и полыни, то есть трав, зелий. Поэтому иногда ол называли зелием, зельем. Имеются также указания на то, что ол варили (а не гнали, как сикеру или квас), и это еще более подтверждает, что ол был напитком, напоминающим современное пиво, но только сдобренное травами. Его наименование напоминает английский эль, также приготавливаемый из ячменя с травами (например, с добавлением цветов вереска). То, что позднее ол стали отождествлять с корчажным пивом, еще более подтверждает, что олом в XII-XIII веках называли напиток, подобный пивному в современном понимании этого слова.

Вместе с тем ясно, что термин «ол» давался весьма высококачественному и довольно крепкому и благородному напитку, ибо и конце XIII века в «Номоканоне» указывается, что ол может быть принесен в храм «в вина место», то есть может быть полноценной заменой церковного, виноградного вина. Ни один из других видов напитков того времени не пользовался этой привилегией — заменять собой вино.

Березовица пьяная

Этот термин отсутствует и письменных памятниках старославянского языка, но из сообщений арабского путешественника Ибн-Фадлана, посетившего Русь в 921 году, известно, что славяне употребляли березовицу пьяную, то есть самопроизвольно забродивший сок березы, сохраняемый долгое время в открытых бочках и действующий после забраживания опьяняюще. Первое упоминание алкогольных напитков или их терминов в Древней Руси IX-XIV веков (Хронологическая таблица)

Конец IX в. около 880-890 гг. Мед ставленыйНачало Х в. 907 г. Вино виноградноеНачало Х в. 921 г. Березовица пьяная1-я пол. Х в. 920-930 гг. Мед хмельнойКонец Х в. 996 г. Мед вареныйКонец Х в. 988-998 гг. Вина виноградные (кислые, сладкие)Середина XI в. 1056-1057 гг. КвасСередина XI в. Сикера2-я пол. XI в. Квас неисполненный2-я пол. XII в. Квас твореный2-я пол. XII в. Пиво твореноеКонец XIII в. 1265-1270 гг. Хмельное КонецXIII в. 1284 г. Ол (олуй, олус) XIII-XIV вв. Вино твореное

источник

ani-al.livejournal.com

Напитки Древней Руси – ставленый и варёный мёд. Медовуха

Напитки Древней Руси – ставленый и варёный мёд. Медовуха 

 

Медовуха - это современное название алкогольного напитка с мёдом, которое появилось в XIX веке и не имеет никакого отношения к настоящему древнерускому напитку. Настоящий питный мёд называли уважительно - медок или просто мёд, а процесс приготовления назывался - мёдостат.

 

Ставленый мёд (медок)

Держать пчел или водить. Конструкция улья для очень занятых или ленивых.Держать пчел или водить. Конструкция улья для очень занятых или ленивых.

 

Питный мёд - это исконно руский напиток, который ставили с незапамятных времен. Смешивали две трети или более мёда с соком ягод (обычно брусника, малина или вишня) и ставили бродить. Затем несколько раз переливали и в засмоленных дубовых бочках зарывали в землю на 15–20 лет минимум. Назывался такой мёд – ставленым

Рецептов ставленого мёда было множество - добавляли хмель для крепости и различные пряности, травы, ягоды, соответственно менялись и названия – хмельной, поддельный, украшенный. Каждый вид мёда на отдельный случай жизни, т.к. пили медок только в особых случаях – рождение, свадьба, похороны, жертвоприношение. Мёд получался крепостью 10–16 градусов.

Полюбите мед!Полюбите мед!

Многие ученые считают, что питный мёд, это прародитель вина. К вину относились как к обычному алкогольному напитку, а к мёду у разных народов было одинаковое отношение - это не повседневный, а религиозный напиток - Дар Богов, обладающий целебными и магическими свойствами. Мёд разрешалось пить только в особых случаях, разделяя трапезу с Богами, а пчёлы считались связующим звеном между миром людей и Богов.

В древнем Египте мёду поклонялись, в гробницах археологи находят сосуды с символикой пчёл, которые были подношением и могли пригодиться в царстве мёртвых, поскольку там текут медовые реки, а мёд и медовые напитки, это пища Богов (амброзия). В одном из храмов нашли надпись «Бог Ра рыдал, а его слёзы падая на землю, превращались в пчёл». На стенах гробниц множество рисунков, которые рассказывают о процессе и циклах приготовления медовых напитков. Возраст рисунков 7 тыс. лет до н.э. Скандинавы считали мёд даром Одина, дарующий магическую власть и умение обращаться со словом. Германцы называли убитого «опьяненным», а мёд служил ритуальным переходом в потусторонний мир. Финны считали медовый напиток «живой водой», способной возродить к жизни мертвого. У разных народов «Дар Богов» назывался почти одинаково – в Греции «меду», т.е. опьяняющее, на Руси «мёд», шведы и норвежцы называли «мьод», а у германцев «меет».

Наши предки считали медок божественным напитком, который разрешалось готовить только волхвам. Они решали когда напиток готов и по какому случаю, какой мёд следует пить. Считалось, что в потустороннем мире текут медово-молочные реки (мёд с молоком), если учесть, что мёд практически соответствует крови человека, возможно отсюда и произошло выражение «кровь с молоком», т.е. идеальное здоровье, дарованное Богами. Есть версия, что к Илье Муромцу пришли старцы именно с таким напитком, подарившее ему богатырское здоровье и силу.

 

Косметика на основе мёда.Косметика на основе мёда.

Варёный мёд (мёд-пиво)

 

Начиная с XI века, наравне со ставленым мёдом начали делать варёный, напоминающий приготовление пива, что ускорило и удешевило процесс производства, т.к. стали добавлять воду (1 к 0,5 или 1 к 1, или 1 к 2), 1 часть мёда, 2 части воды. Мёд варили, добавляя фрукты, ягоды, зелень или овощи – называлась такая смесь - сыта, а мёд «сытный». После того, как сыта остывала, добавляли закваску и оставляли бродить - через 2–3 недели мёд-пиво был готов. Такой мёд получался гораздо хуже ставленого и по вкусовым и по целебным свойствам, но зато удовлетворял возросшие потребности.

Вареный мёд уже не был религиозным напитком, его стали варить на любой пир и в каждой семье, на праздник обязательно варили мёд для угощения гостей. Хотя еще и оставалась традиция пить мёд только до еды (это было связано с религиозными обычаями), но о причине такой культуры пития постепенно забывали и вскоре начали пить до, после и во время еды.

«И я там был, мёд-пиво пил…»

 

Медовуха

 

Как правильно употреблять медКак правильно употреблять мед

В XVI - XVII веках появляется водка, которая вытесняет мёд (готовить водку быстро и дешево). В XIX веке у людей просыпается интерес к традициям и напиткам Древней Руси. На рынке появляется «медовуха» - дешевая подделка староруского медка. Готовится из фруктовой или ягодной бражки с добавлением небольшого количества мёда. Некоторые для крепости добавляют водку или спирт.

Медовуха к питному мёду не относится. Варёный мёд хотя и был полезный и вкусный, но ни шел, ни в какое сравнение с настоящим божественным ставленым мёдом, секрет которого знали волхвы. Именно о ставленом мёде гости Древней Руси слагали песни и поговорки:

«пиво – не диво, а мёд – хвала и всему голова»

 

 

Источник: fizrazvitie.ru

 

Если эта статья на нашем сайте ecology.md , была для вас полезна, то предлагаем вам книгу с Рецептами живого, оздоравливающего питания. Веганские и сыроедческие рецепты известного итальянского шеф-повара Анджелы Аграти-Прейндж. А так же предлагаем вам подборку самых лучших материалов нашего сайта по мнению наших читателей. Подборку - ТОП лучших статей об здоровом образе жизнии здоровом питании вы можете найти там, где вам максимально удобно ВКонтакте или В Фейсбуке Если у вас неправильно отображается страница, не воспроизводится видео или нашли ошибку в тексте, пожалуйста, нажмите сюда.

ecology.md

Спиртные напитки Древней Руси | На Завалинке

В период между IX и XIV веками в Древней Руси существовали следующие термины для обозначения напитков: сыта, вино, мед, квас, сикера, пиво, ол, березовица.

 Большая часть этих напитков была алкогольными, охмеляющими. Безалкогольными являлись лишь первые два, то есть вода и сыта, в то время как третий — березовица — уже не был полностью безалкогольным, поскольку различали березовицу простую и березовицу пьяную. То же самое относилось и к квасу. Таким образом, грань между алкогольными и безалкогольными напитками была весьма подвижной.

Даже сыта, то есть смесь воды и меда, также легко могла забродить и тем самым превратиться в слабоалкогольный напиток, сохраняющий то же самое название, что и безалкогольный. Если же вспомнить, что и вино, то есть виноградное вино, привозимое из Византии и Крыма точно так же разбавлялось по древнему греческому обычаю водой, то станет более понятным, почему вода оказалась тесно связанной с алкогольными напитками как постоянный компонент при их употреблении и почему вода входила в число именно напитков, а не была просто жидкостью для разных целей, какой она является в наши дни.

Это отличие в восприятии воды древним человеком и нашими современниками, этот древнерусский взгляд на воду как основу многих или даже всех напитков и, конечно, всех алкогольных напитков надо иметь в виду, когда мы будем говорить о том, почему один из самых крепких алкогольных напитков русского народа — водка — был назван по имени столь безобидного питья, как вода.

Нет никакого сомнения, что к моменту появления водки древнее значение термина «живая вода» хотя и не употреблялось в быту, но все же воспринималось сознанием и потому на Руси новый спиртной напиток не получил названия «воды жизни» и «живой воды», как это было всюду на Западе и у западных славян, испытавших латинское влияние. Именно в Западной Европе первые «водки», то есть винный спирт, содержащий половину или менее половины объема воды, получил латинское название «аквавита» (aqua vitae) (вода жизни), откуда произошли французское «одеви» (eau-de-vie), английское «виски» (whisky), польское «оковита» (okowita), являвшиеся простой калькой латинского названия или его переводом на тот или иной национальный язык.

В русском языке этого не произошло, ибо практика производства водки имела не латинский, не западноевропейский, а иной источник — отчасти византийский и отчасти отечественный. Вот почему в терминологии русских спиртных напитков ни до XIII века, ни после него аквавита не нашла никакого отражения. А сам термин «живая вода» на русском языке относился только к питьевой воде.

Вино

Под этим термином в IX-ХIII веках понималось только виноградное вино, если оно употреблялось без других прилагательных. Вино стало известно на Руси с IX века, еще до принятия христианства, а после принятия христианства, в конце Х века, оно стало обязательным ритуальным напитком. Привозилось вино из Византии и Малом Азии и называлось греческим и сирским (сурьским), то есть сирийским. До середины XII века оно употреблялось только разбавленным водой, так же как его традиционно пили и Греции и Византии. Источник указывает: «Месят воду в вино», то есть воду доливать следует в вино, а не наоборот, не вино подливать в чашу с водой. Это имело глубокий смысл, ибо всегда более тяжелые по удельному весу жидкости следует наливать в легкие. Так, чай надо наливать в молоко, а не наоборот. Сам термин «вино» был воспринят при переводе Евангелия на старославянский язык от латинского слова «винум» (vinum), а не от греческого «ойнос».

С середины XII века под вином подразумевают уже чистое виноградное вино, не разбавленное водой. В связи с этим, чтобы не делать ошибок, в старой и новой терминологии стали обязательно оговаривать все случаи, когда имелось в виду не чистое вино. «Еко же вкуси архитриклин (т. е. распорядитель пира) вина, бывшего от воды». А чтобы избежать длинных оговорок, стали все чаще употреблять прилагательные для уточнения, какое вино имеется в виду. Так появились термины «оцьтьно вино», то есть вино кислое, сухое; «вино осмрьнено», то есть вино виноградное сладкое, с пряностями: «вино церковное», то есть вино виноградное красное, высшего качества, десертное или сладкое, не разбавленное водой. Наконец, в конце XIII века, под 1273 годом, впервые в письменных источниках появляется термин «вино твореное».

Здесь отметим, что он возникает спустя почти 400 лет после появления вина виноградного и спустя 200-250 лет после письменного закрепления разных эпитетов за разными видами виноградного вина. Уже одно это обстоятельство говорит о том, что здесь мы имеем дело не с виноградным, не с естественным вином, а с вином, полученным каким-то иным, искусственным, производственным путем, вином, сделанным, сотворенным самим человеком, а не природой.

Таким образом, термин «твореное вино» не относится уже к собственно вину, как его понимали до XIII века.

Мед

Вторым по значению спиртным напитком Древней Руси был мед. Он известен уже в глубокой древности и как сладость (лат. — mel), и как алкогольный напиток (лат. — mulsum). Мед не был, как подчас думают, исключительно алкогольным напитком русских. Он служил основным парадным напитком большинства европейских народов средней полосы — между 40° и 60° с. ш. и встречался у древних германцев (Meth), у скандинавов (Mjod), где считался напитком богов, и особенно у древних литовцев (medus).

Основа слова «мед» вовсе не русская, а индоевропейская. В греческом языке слово «мэду» означало «хмельной напиток», то есть общее понятие алкоголя, а иногда употреблялось в значении «чистое вино», то есть слишком крепкое, слишком опьяняющее, не питьевое по греческим традициям и представлениям. Слово же «мэдэе» означало по-гречески «пьянство». Все это говорит о том, что крепость меда как алкогольного напитка была во много раз больше, чем крепость виноградного вина и поэтому древние греки и византийцы считали, что употребление столь сильных напитков свойственно варварам.

В Древней Руси, насколько это можно судить по фольклорным данным, мед был самым распространенным напитком из числа алкогольных, в то время как вино в фольклоре почти не упоминается. Между тем документальные памятники говорят как будто о другом. Из них известно об употреблении привозного вина с IX века, но мед впервые встречается на Руси, да и то в значении сладости, лишь под 1008 годом, а в Македонии — под 902 годом; в значении алкогольного напитка в Литве и Полоцке — в XI веке, в Болгарии — в XII веке, в Киевской Руси — только в XIII веке (1233 г.), Чехии и в Польше — с XVI века. Только в летописи Нестора под 996 годом упоминается, что Владимир Великий велел сварить 300 проварь меду. Да еще Ибн-Даст (Ибн-Рустам) — арабский путешественник в начале Х века (921 г.) — упоминает, что руссы имеют медовый хмельной напиток, и что древляне в 946 г. дают Ольге дань не пчелиным, а «питным» медом.

Вместе с тем из ряда косвенных византийских сообщений известно, что еще в конце IX века, во времена язычества, отдельные славянские племена, особенно древляне и поляне, умели забраживать мед и по закисании превращали его из mel в rnelsum, а также выдерживали его подобно вину и использовали для улучшения его качества переливы (т. е. неоднократное переливание из одного сосуда в другой — новый и чистый).

Все это дает возможность прийти к следующим выводам: мед как алкогольный напиток был вначале более всего распространен в самой лесистой части Древней Руси, на территории нынешней Белоруссии, в Полоцком княжестве, где процветало бортничество, то есть добыча меда от диких пчел. Отсюда мед по Припяти и Днепру поступал в Киевскую Русь. В X-XI веках мед в Киеве употребляли в исключительных, чрезвычайных случаях и при этом изготовляли его сами из запасов медового сырья: мед варили. Вареный мед как напиток был более низкого качества по сравнению с медом ставленым.

Последний выдерживали по 10-15 лет и более, и он представлял собой результат естественного (холодного) брожения пчелиного меда с соком ягод (брусники, малины). Известны случаи, когда в XIV веке на княжеских пирах подавался мед 35-летней выдержки. Поскольку широкое употребление медов (вареных и ставленых) приходится на XIII-XV века, то представление о том, что в древности основным напитком был мед, нашло отражение прежде всего в фольклоре, произведения которого создавались именно в это сравнительно позднее время, когда началось формирование национальной русской культуры.

Кроме того, расцвет медоварения в XIII-XV веках был связан не с его возникновением в это время (ибо оно возникло в X-XI вв.), а с сокращением привоза греческого вина вследствие сначала монголо-татарского нашествия (XIII в.), а затем упадка и крушения Византийской империи (XV в.). Таким образом, историческая обстановка, включая не только изменения в системе международных отношений и международной торговли, но и изменения чисто географического характера (перемещение территории Русского государства на северо-восток, перенесение столицы из Киева во Владимир, а затем в Москву), приводила к изменению характера потребляемых спиртных напитков. Все это удаляло Русь от источников виноградного вина и заставляло изыскивать местное сырье и местные способы для производства алкогольных напитков.

Мед, хотя и был древним напитком, но в XIII-XV веках он как продукт местного сырья выдвигается на первый план главным образом в обиходе знати, зажиточных слоев. Длительность производства хорошего, настоящего ставленого меда ограничивала круг его потребителей, несомненно, удорожала товар. Для массовых сборищ даже при дворе великого князя употребляли более дешевый, более быстро приготавливаемый и более пьянящий — вареный мед. Тем самым XIII век является рубежом, знаменующим переход к напиткам, во-первых, из местного сырья и, во-вторых, к напиткам значительно более крепким, чем в предыдущие пять столетий.

Нет сомнений, что привычка к употреблению более крепких, более охмеляющих напитков в XIII-XV веках подготовила почву и для появления водки.

В то же время развитое, широкое медоварение было просто невозможно без наличия винного спирта как компонента дешевых, но крепких медов. Уже в XV веке запасы меда сильно сокращаются, он удорожается в цене и потому становится предметом экспорта за счет сокращения внутреннего потребления, ибо находит спрос в Западной Европе. Для местного же употребления приходится и изыскивать более дешевое и более распространенное сырье. Таким сырьем оказывается ржаное зерно, уже с древнейших времен используемое для производства такого напитка, как квас.

Квас

Слово это встречается в древнерусских памятниках одновременно с упоминанием о вине и даже раньше меда. Значение его, однако, не вполне соответствует современному. Под 1056 годом мы находим явное упоминание кваса как алкогольного напитка, поскольку на языке того времени слово «квасник» употреблялось в значении «пьяница».

В XI веке квас варили, как и мед, а это означает, что по своему характеру он был ближе всего к пиву в современном понимании этого слова, но только был гуще и действовал более охмеляюще.

Позднее, в XII веке, стали различать квас как кислый слабоалкогольный напиток и квас как сильно опьяняющий напиток. Оба они, однако, носили одинаковые названия, и только по контексту иногда можно догадаться, о каком виде кваса идет речь. По-видимому, во второй половине XII века или в самом конце XII века сильно опьяняющий квас стали называть твореным квасом, то есть сваренным, специально сделанным, а не произвольно закисшим, как обычный квас.

Этот твореный квас считался таким же крепким алкогольным напитком, как чистое вино, их приравнивали по крепости. «Вина и творена кваса не имать пити», говорится в одном из церковных предписаний. «Горе квас гонящим», — читаем в другом источнике, и это ясно указывает на то, что речь идет не о безобидном напитке. Из всех разновидностей твореного кваса самым опьяняющим, самым «крепким», дурманящим был «квас неисполненный», который весьма часто сопровождается эпитетом «погибельный». На старославянском языке слово «неисплънены» означало незавершенный, не полностью готовый, не доведенный до конца, плохого качества (противоположный латинскому — perfect). Таким образом, речь вероятно, шла о недоброженном или плохо перегнанном продукте, который содержал значительную долю сивушных масел. По-видимому, к этому роду «кваса» относилось и редко встречающееся в источниках слово «кисера» как сильно одуряющий напиток. Если учесть, что слово «квас» означало «кислое» и его иногда именовали квасина, кислина, кисель, то слово «кисера» можно рассматривать как пренебрежительную форму от кваса неисполненного, незавершенного, испорченного, плохого. Но есть указания и на то, что кисера — искажение слова «сикера», также означающего один из древних алкогольных напитков.

Сикера

Слово это вышло из употребления в русском языке, причем из активного бытового языка, как раз в XIV-XV веках, на том самом рубеже, когда произошла смена и в терминологии, и в существе производства русских алкогольных напитков. Поскольку слово это исчезло из языка совершенно бесследно, не оставив никакой замены, аналога или иного лексического рудимента, то мы постараемся как можно тщательнее выяснить его значение и первоначальный смысл, ибо оно проливает свет на историю русских спиртных напитков. Слово «сикера» вошло в древнерусский язык из Библии и Евангелия, где оно упоминалось без перевода, так как переводчики в конце IX века затруднялись подыскать ему эквивалент в славянских языках, в том числе и в древнерусском языке. Оно было употреблено и понималось как первое общее обозначение алкогольных напитков вообще, но в то же время четко отделялось от виноградного вина. В греческом языке, с которого переводилось Евангелие, «сикера» также означала искусственный «хмельной напиток» вообще, причем любой пьянящий напиток, кроме естественного вина. Однако источником этого слова послужили слова на древнееврейском и арамейском языках — «шекар» («шехар») и «шикра».

Шикра (sikra) на арамейском означало род пива, это слово и дало «сикеру». Шекар (Schekar) на древнееврейском — «всякий пьяный напиток, кроме лозного вина». Это слово дало в русском «сикер». Поэтому в одних источниках встречается «сикера», в других — «сихер». Совпадение обоих этих слов по звучанию и очень близких по значению привело к тому, что даже лингвисты считали их за вариации одного и того же слова. Однако это были не только разные слова, но они означали и разные понятия с технологической точки зрения.

Дело в том, что в Палестине и у греков «сикер» изготовлялся из плодов финиковой пальмы и был, по сути дела, финиковой водкой. Арамейское же понятие «сикера» означало хмельной, опьяняющий напиток, по технологии близкий к медо- или пивоварению, без гонки.

Нет сомнения, что в древнерусских монастырях ученые монахи доискивались до подлинного значения упоминаемых в Библии и Евангелии греческих, арамейских и древнееврейских слов и тем самым получали полное представление о технологических процессах и их отличиях.

Пиво

Помимо перечисленных выше алкогольных напитков — вина, меда, кваса и сикеры — в источниках XI-XIII веков весьма часто упоминается и пиво. Однако из текстов того времени видно, что пиво первоначально означало всякое питье, напиток вообще, а вовсе не рассматривалось как алкогольный напиток определенного вида в современном нашем понимании. «Благослави пищу нашу и пиво», — читаем в памятнике XI века. Позднее, однако, появляется термин «твореное пиво», то есть напиток, питье, специально сваренное, сотворенное, как вино. Твореным пивом, как видно из источников, называли очень часто сикеру, а иногда и другой напиток — ол. Таким образом, термин «пиво» сохранил свой широкий смысл и для XII-XIII веков. Если в X-XI веках так назывался всякий напиток, всякое питье, то в XII-XIII веках так стали называть всякий алкогольный напиток: сикеру, квас, ол, твореное вино — все это было в целом твореное пиво или искусственно созданное самим человеком алкогольное питье. Пиво в современном понимании имело другой термин, другое обозначение — ол.

Ол

В середине XIII века впервые появляется новый термин для обозначения еще одного алкогольного напитка «ол», или «олус». Есть также данные, что в XII веке зафиксировано название «олуй», что, по всей видимости, означало то же самое, что и «ол». Судя по скупому описанию источников, под олом понимали напиток, подобный совре-менному пиву, но только приготавливалось это пиво-ол не просто из ячменя, а с добавлением хмеля и полыни, то есть трав, зелий. Поэтому иногда ол называли зелием, зельем. Имеются также указания на то, что ол варили (а не гнали, как сикеру или квас), и это еще более подтверждает, что ол был напитком, напоминающим современное пиво, но только сдобренное травами. Его наименование напоминает английский эль, также приготавливаемый из ячменя с травами (например, с добавлением цветов вереска). То, что позднее ол стали отождествлять с корчажным пивом, еще более подтверждает, что олом в XII-XIII веках называли напиток, подобный пивному в современном понимании этого слова.

Вместе с тем ясно, что термин «ол» давался весьма высококачественному и довольно крепкому и благородному напитку, ибо и конце XIII века в «Номоканоне» указывается, что ол может быть принесен в храм «в вина место», то есть может быть полноценной заменой церковного, виноградного вина. Ни один из других видов напитков того времени не пользовался этой привилегией — заменять собой вино.

Березовица пьяная

Этот термин отсутствует и письменных памятниках старославянского языка, но из сообщений арабского путешественника Ибн-Фадлана, посетившего Русь в 921 году, известно, что славяне употребляли березовицу пьяную, то есть самопроизвольно забродивший сок березы, сохраняемый долгое время в открытых бочках и действующий после забраживания опьяняюще. Первое упоминание алкогольных напитков или их терминов в Древней Руси IX-XIV веков (Хронологическая таблица)

Конец IX в. около 880-890 гг. Мед ставленый

Начало Х в. 907 г. Вино виноградное

Начало Х в. 921 г. Березовица пьяная

1-я пол. Х в. 920-930 гг. Мед хмельной

Конец Х в. 996 г. Мед вареный

Конец Х в. 988-998 гг. Вина виноградные (кислые, сладкие)

Середина XI в. 1056-1057 гг. Квас

Середина XI в. Сикера

2-я пол. XI в. Квас неисполненный

2-я пол. XII в. Квас твореный

2-я пол. XII в. Пиво твореное

Конец XIII в. 1265-1270 гг. Хмельное Конец

XIII в. 1284 г. Ол (олуй, олус) XIII-XIV вв. Вино твореное

maxpark.com

Когда и как появились алкогольные напитки на Руси?...

Когда и как появились алкогольные напитки на Руси?…

Алкогольные напитки появились на Руси очень давно и имеют свою богатую историю. Еще в период Киевской Руси были известны такие напитки, как березовица, мед, квас, сыта, вино, сикера, ол, пиво.

Почти все эти напитки были алкогольными, охмеляющими. Безалкогольной была лишь сыта, тогда как — березовица — уже не являлась полностью безалкогольной. Различали березовицу двух видов: простую и пьяную. То же можно сказать и о квасе.

Даже сыта, то есть разбавленный водой мед, также могла забродить и превратиться в алкогольный напиток. Если же учесть, что и вино, то есть виноградный напиток, который привозили из Крыма и Византии тоже разбавлялось водой, то станет понятным, почему вода оказалась в одной упряжке с алкогольными напитками как постоянный компонент при их изготовлении и употреблении ибо вода считалась именно напитком, а не являлась просто жидкостью и или просто компонентом для различных целей, какой она стала в наши дни.

Эта особенность в восприятии воды древними русами и нашими современниками, этот особый взгляд древних русов на воду как на основу всех алкогольных напитков объясняет то, почему и сегодня один из самых крепких и самых известных алкогольных напитков русского народа — «водка» —происходит от корня «вода».

Вино

Под таким названием в IX-ХIII веках понимали только виноградное вино, если сей напиток употреблялся без других определений. Вино появилось на Руси в IX веке, т. е. еще до христианства. После крещения, в конце Х в., вино становится обязательным ритуальным напитком. Вино было привозным.Оно доставлялось из Византии и потому называлось греческим или сирским (сурьским), т. е. сирийским. До сер. XII века вино обязательно разбавлялось водой, так же как это делалось в Византии. Источник сообщает:«Месят воду в вино», т. е. в вино следует доливать воду, а не наоборот. Это было не с проста, а имело глубокий смысл, т.к. всегда более тяжелые жидкости по удельному весу нужно наливать в более легкие. К примеру, чай нужно наливать в сосуд с молоком, а не наоборот. Собственно, само слово «вино» в русском языке появилось после перевода Евангелия на древнерусский язык от латинского «винум» (vinum).

С сер. XII века под вином понимают уже чистое виноградное вино без добавления воды. Поэтому, чтобы не запутаться, обязательно стали оговаривать те случаи, когда подразумевалось не чистое вино. Стали употреблять прилагательные для уточнения. Так на свет появились названия «оцьтьно вино», т. е. кислое сухое вино; «вино осмрьнено», т. е. виноградное сладкое вино, с пряностями; «вино церковное», т. е. виноградное красное вино, десертное, высшего качества или сладкое без добавления воды. Наконец, в кон. XIII века, впервые в источниках появляется название «вино твореное».

Нужно сказать, что такое вино появляется только через 400 лет после вина виноградного и через 200-250 лет после закрепления различных эпитетов за теми или иными разновидностями виноградного вина. Это обстоятельство свидетельство того, что здесь мы, скорее всего, имеем дело не с естественным природным вином, сделанным из винограда, а с винным напитком, полученным каким-то другим, искусственным путем, вином, полученным (сотворенным) самим человеком.

Таким образом, название «твореное вино» уже не относится к собственно вину, как его понимали первоначально, т.е. до XIII в.

Мед

Вторым, после вина, по значению алкогольным напитком в Древней Руси был мед, известный еще с глубокой древности двояко: и как сладость (лат. — mel), и как алкогольный напиток (лат. — mulsum). Но мед не был, как иногда представляют, исключительно русским национальным алкогольным напитком. Мед был главным парадным напитком почти всех европейских народов средней полосы. Мед, например, встречался у древних германских племен (Meth), в Скандинавии(Mjod), где он считался напитком богов. Встречался мед как «божественный напиток» и у прибалтийских племен, особенно у литовцев.

Корень слова «мед» вовсе не русский, как многие полагают, а индоевропейский. У греков слово «мэду» подразумевало «хмельной напиток», то есть, вообще, алкоголь, а временами употреблялось в смысле «чистое вино», т. е. слишком крепкое, опьяняющее, не совсем питьевое по греческим представлениям. Похожим словом «мэдэе» греки обозначали «пьянство». Все это свидетельство того, что крепость меда была намного больше, чем крепость обычного виноградного вина и потому византийцы считали, что употребление таких крепких напитков свойственно не цивилизованным варварам.

В Древней Руси, судя по фольклору, мед был наиболее распространенным напитком из алкогольных, тогда как вино в народном фольклоре почти не упоминается. А между тем документальные данные говорят несколько о другом. В них говорится об употреблении вина с IX века, а мед впервые упоминается на Руси, и то в значении пряности, лишь в самом нач. XI в., а в Македонии — в нач. X в.; в значении алкоголя в Полоцке и Литве— в XI в., в Болгарии — в XII в., в Киевской Руси — в XIII в. (1233 г.), В Польше и Чехии— с XVI в.. Так, в летописи Нестора говорится, что Владимир I повелел сварить 200 проварь меду. И еще Ибн-Дуст (Ибн-Руст) — арабский путешественник в нач. Х в.— пишет, что русы употребляют медовое хмельное питье, что древляне в 946 г. дали Ольге дань «питным» медом, а не «пчелиным».

Также из ряда византийских источников известно, что еще в кон. IX века, в языческие времена, некоторые славянские племена ( поляне и древляне) умели забраживать и превращать мед из mel в melsum, а также держали его подобно вину с выдержкой и для улучшения его качества использовали переливы (т. е. переливание в двух сосудах).

Все это дает позволяет сделать следующие выводы: мед как алкогольный напиток получил вначале распространение в самой лесистой части Руси, на территории современной Белоруссии (Полоцкое княжество), где в наибольшей степени было развито бортничество, то есть получение меда от диких пчел. По всей видимости, отсюда мед по рекам Припяти и Днепру отправляли в Киевскую Русь. И в X-XI вв. в Киеве мед употребляли в исключительных случаях и при этом делали его сами из запасов природного сырья: мед варили. Мед вареный как напиток получался более низкокачественным,чем мед ставленый.

Напиток выдерживали до 10-15 лет и даже больше, и он представлял из себя результат естественного брожения пчелиного меда в холодном состоянии с соком ягод (малины, брусники). Бывали случаи, когда на княжеских пирах в XIV в. подавался мед 30-35-летней выдержки. Так как, наибольшее употребление медов ( и ставленых, и вареных) приходится на XIII-XV вв., то и представление о том, что в древние времена основным алкогольным напитком был мед, нашло свое отражение в первую очередь в фольклоре, произведения которого главным образом создавались именно в этот сравнительно поздний период, когда собственно и началось формирование национальной культуры.

Нужно также отметить, что расцвет медоварения в XIII-XV вв. был связан не с его появлением как такового именно в это время (точно известно, что оно возникло еще в X-XI вв.), а с сокращением привоза византийского вина вследствие вначале монголо-татарских завоеваний (XIII в.), а затем и крушения самой Византийской империи (XV в.). Все это позволяет говорить, что историческая обстановка (изменения в международных отношениях и системе международной торговли, изменения географического характера) приводила к изменениям в распространении основных алкогольных напитков. Все эти изменения удалило Русь от источников виноградного сырья и заставляло изыскивать местные ресурсы и свои способы для изготовления алкогольных напитков.

XIII-XV веках мед как продукт из местного сырья выходит на первый план в обиходе знати и зажиточных слоев. Длительность изготовления настоящего, качественного ставленого меда сильно ограничивала круг его потребителей, удорожала товар. Для массовых мероприятий даже при дворе великих князей употребляли более дешевый— вареный мед. Таким образом, XIII век явился рубежом, ознаменовавшим переход к алкогольным напиткам, во-первых, к значительно более крепким и, во-вторых, из местного сырья .

По всей видимости, все эти обстоятельства, связанные с вынужденным потреблением более крепких напитков и привели затем к появлению водки.

Но так долго продолжаться не могло. Запасы сырья для изготовления меда были ограничены и они быстро иссякали. Нужен был винный спирт, как компонент более дешевых медов. К тому мед становится предметом экспорта в Западную Европу. Он растет в цене и постепенно становитс не доступным даже для зажиточных слоев. Для широкого же употребления нужно было изыскать дешевое местное сырье. Таким сырьем становится ржаное зерно, которое более широко стали использовать для изготовления такого известного и по сей день напитка, как квас.

Квас

Слово Квас встречается в древнерусских источниках одновременно с вином и даже немного раньше меда. Однако, значение этого слова, не вполне соответствует современному. К сер. XI в. относится первое упоминание кваса как хмельного напитка, т.к. на древнерусском языке слово «квасник» означало «пьяница».

В XI в. квас, как и мед, варили, а это значит, что по своему вкусу он напоминал пиво в современном понимании, но был гуще и действовал, по всей вероятности, более охмеляюще.

Позже , в XII в., различали квас как напиток кислый и слабоалкогольный и квас как напиток сильно опьяняющий. Но, они оба, тем не менее носили идентичные названия, и только можно было догадаться, о какой разновидности кваса идет речь. Скорее всего, во втор. пол. XII в. или в самом кон. XII в. вторую разновидность кваса, т.е. сильно опьяняющий начали называть твореным квасом, т. е. сваренным, специально сделанным квасом, а не естественно закисшим, как обычный.

Этот твореный квас был таким же крепким напитком, как и чистое вино, они были одинаковы по крепости. «Вина и творена кваса не имать пити»,- читаем мы в одном из религиозных предписаний. «Горе квас гонящим», — написано в другом документе, и это ясно говорит о том, что здесь говорится не о каком-нибудь безобидном напитке. Из всех видов твореного квасат самым крепким считался «квас неисполненный», который в источниках часто упоминается эпитетом «погибельный». На древнерусском языке слово «неисплънены» обозначало незавершенный, не готовый полностью, до конца не доведенный. Вероятнее всего, речь идет о недоброкачественном продукте, содержавшем значительную долю вредных масел. По всей видимости, к этому виду «кваса» относилось и довольно редко встречающееся в документах слово «кисера» как сильно опьяняющий напиток. Если вспомнить, что слово «квас» имеет общий корень со словом «кислое» и его иногда называли кислина, квасина, кисель, то термин «кисера» скорее пренебрежительная форма от кваса плохого качества. Но есть основания и на то, что кисера — это искаженное «сикера», также означающее один из алкогольных напитков.

Сикера

Этого слова уже нет в современном русском языке. Это слово вышло из употребления, скорее всего, как раз на рубеже XIV-XV вв., когда произошла смена в существе производства алкогольных напитков на Руси. Поскольку это слово исчезло из языка бесследно, не оставив после себя какого-нибудь аналога или иного рудимента, то нужно тщательно выяснить его первоначальное значение, ибо это может пролить свет на историю возникновения русских алкогольных напитков. Слово «сикера» , по все видимости, пришло в древнерусский язык из Евангелия и Библии, где оно упоминалось на прямую, так как переводчики не смогли найти ему эквивалент в древнерусском языке. Первоначально это слово понималось как общее название алкогольных напитков вообще, кроме виноградного вина. Интересно,что в греческом (византийском) языке, с которого и было переведено Евангелие, слово «сикера» приблизительно имело такой же смысл. По видимому, источником этого слова стали слова на арамейском и древнееврейском языках — «шекар» («шехар»), «шикра».

«Шикра» (sikra) на древнеарамейском значит род пива, от этого слова и произошла «сикера». Шекар (Schekar) на языке древних евреев — «всякий пьяный напиток, окромя лозного вина».Сие слово и дало, собственно, в русском «сикер». Потому в одних документах встречается «сикера», а в других — «сихер». Близость этих двух слов по звучанию и по значению привела к тому, что даже специалисты считали их вариациями одного и того же слова. В действительности это были разные слова, и они они обозначали разные понятия и с точки зрения технологии.

Все дело в том, что и в Палестине, и в Византии для изготовления «сикер» использовали плоды финиковой пальмы, и по сути полученный таким образом напиток можно назвать финиковой водкой.Что же касается арамейского понятия «сикера», то оно означало «хмельной, опьяняющий напиток», по своей технологии напоминающий медо- или пивоварение, без гонки.

По всей видимости, в древнерусских монастырях монахи допытывались до истинного значения слов, упоминаемых в Библии и Евангелии, и тем самым получали адекватное представление о разных технологиях и их отличиях.

Пиво

Первоначально слово Пиво означало любое питье, напиток вообще, т.е. данное слово не обозначало алкогольный напиток в современном смысле. «Благослави пищу нашу и пиво», — говорится в источнике XI века. И только со временем появляется понятие «твореное пиво», т. е. напиток, специально сваренный, сотворенный, как вино. Очень часто твореным пивом, как показывают источники, называли сикеру, а иногда и ол. Таким образом, понятие «пиво» сохранило свой широкое значение и в XII-XIII вв.. Если в X-XI вв. так назывался любой напиток, любое питье, то в XII-XIII вв. так стали называть любой алкогольный напиток: квас, сикеру, твореное вино, ол — в целом все это было твореное пиво, т.е алкогольное питье, специально созданное самим человеком для определенных целей. Пиво в современном смысле обозначалось уже другим термином — ол.

Ол

В сер. XIII в. появляется еще один алкогольный напиток-«ол», или «олус». Имеются также свидетельства, что еще в XII веке упоминается «олуй», что, скорее всего, обозначало то же, что и «ол». Ол представлял из себя напиток, в чем-то напоминавшее современное пиво, но приготавливалось оно не просто только из одного ячменя. К нему добавляли хмель и полынь, то есть травы, зелья. Потому часто ол называли зелием, зельем. Есть также данные, что ол варили (а не гнали, как например, квас, сикеру или мед), и это еще больше приближает нас к мысли, что ол был напитком, похожим на современное пиво, но сдобренное травами. Вообще, и название его напоминает английский эль, также получаемый из ячменя с травами. Позднее под олом стали подразумевать корчажное пиво. Это еще раз подтверждает мысль, что под олом в XII-XIII вв. понимали напиток, подобный современному пиву.

Березовица пьяная

Такого термина нет в источниках на древнерусском(старославянском) языке, но из сообщений Ибн-Фадлана -арабского путешественника, посетившего Русь в начале X в., известно, что древние славяне употребляли березовицу пьяную. Напиток под таким названием представлял собой самопроизвольно забродивший березовый сок, который затем долгое время сохраняли в открытых бочках. Березовица пьяная действовала после забраживания опьяняюще.

Первые упоминания алкогольных напитков или их названий в Древней Руси (Хронологическая таблица)

Кон. IX в. Мед ставленый

Нач. Х в. Вино виноградное

Нач. Х в. Березовица пьяная

1-я пол. Х в. Мед хмельной

Кон. Х в. Мед вареный

Кон. Х в. Вина виноградные (сладкие и кислые)

Сер. XI в. Квас

Сер. XI в. Сикера

2-я пол. XI в. Квас неисполненный

2-я пол. XII в. Квас твореный

2-я пол. XII в. Пиво твореное

Кон. XIII в. Хмельное

Кон. XIII в. Ол (олус, олуй)

XIII-XIV вв. Вино твореное

 

По материалам журнала Diletant

 

26.02.2018Admin

alpan365.ru

Спиртные напитки Древней Руси

В период между IX и XIV веками в Древней Руси существовали следующие термины для обозначения напитков: сыта, вино, мед, квас, сикера, пиво, ол, березовица.

Большая часть этих напитков была алкогольными, охмеляющими. Безалкогольными являлись лишь первые два, то есть вода и сыта, в то время как третий — березовица — уже не был полностью безалкогольным, поскольку различали березовицу простую и березовицу пьяную. То же самое относилось и к квасу. Таким образом, грань между алкогольными и безалкогольными напитками была весьма подвижной.

Даже сыта, то есть смесь воды и меда, также легко могла забродить и тем самым превратиться в слабоалкогольный напиток, сохраняющий то же самое название, что и безалкогольный. Если же вспомнить, что и вино, то есть виноградное вино, привозимое из Византии и Крыма, точно так же разбавлялось по древнему греческому обычаю водой, то станет понятным, почему вода оказалась тесно связанной с алкогольными напитками как постоянный компонент при их употреблении и почему вода входила в число именно напитков, а не была просто жидкостью для разных целей, какой она является в наши дни.

Это отличие в восприятии воды древним человеком и нашими современниками, этот древнерусский взгляд на воду как основу многих или даже всех напитков и, конечно, всех алкогольных напитков надо иметь в виду, когда мы будем говорить о том, почему один из самых крепких алкогольных напитков русского народа — водка — был назван по имени столь безобидного питья, как вода.Нет сомнения, что к моменту появления водки древнее значение термина «живая вода» хотя и не употреблялось в быту, но все же воспринималось сознанием и потому на Руси новый спиртной напиток не получил названия «воды жизни» и «живой воды», как это было всюду на Западе и у западных славян, испытавших латинское влияние. Именно в Западной Европе первые «водки», то есть винный спирт, содержащий половину или менее половины объема воды, получил латинское название «аквавита» (aqua vitae) (вода жизни), откуда произошли французское «одеви» (eau-de-vie), английское «виски» (whisky), польское «оковита» (okowita), являвшиеся простой калькой латинского названия или его переводом на тот или иной национальный язык.В русском языке этого не произошло, ибо практика производства водки имела не латинский, не западноевропейский, а иной источник — отчасти византийский и отчасти отечественный. Вот почему в терминологии русских спиртных напитков ни до XIII века, ни после него аквавита не нашла никакого отражения. А сам термин «живая вода» на русском языке относился только к питьевой воде.

Вино

Под этим термином в IX-ХIII веках понималось только виноградное вино, если оно употреблялось без других прилагательных. Вино стало известно на Руси с IX века, еще до принятия христианства, а после его принятия, в конце Х века, оно стало обязательным ритуальным напитком. Привозилось вино из Византии и Малой Азии и называлось греческим и сирским (сурьским), то есть сирийским. До середины XII века оно употреблялось только разбавленным водой, так же как его традиционно пили и Греции и Византии. Источник указывает: «Месят воду в вино», то есть воду доливать следует в вино, а не наоборот, не вино подливать в чашу с водой. Это имело глубокий смысл, ибо всегда более тяжелые по удельному весу жидкости следует наливать в легкие. Так, чай надо наливать в молоко, а не наоборот. Сам термин «вино» был воспринят при переводе Евангелия на старославянский язык от латинского слова «винум» (vinum), а не от греческого «ойнос».С середины XII века под вином подразумевают уже чистое виноградное вино, не разбавленное водой. В связи с этим, чтобы не делать ошибок, в старой и новой терминологии стали обязательно оговаривать все случаи, когда имелось в виду не чистое вино. «Еко же вкуси архитриклин (т. е. распорядитель пира) вина, бывшего от воды». А чтобы избежать длинных оговорок, стали все чаще употреблять прилагательные для уточнения, какое вино имеется в виду. Так появились термины «оцьтьно вино», то есть вино кислое, сухое; «вино осмрьнено», то есть вино виноградное сладкое, с пряностями: «вино церковное», то есть вино виноградное красное, высшего качества, десертное или сладкое, не разбавленное водой. Наконец, в конце XIII века, под 1273 годом, впервые в письменных источниках появляется термин «вино твореное».Отметим, что он возникает спустя почти 400 лет после появления вина виноградного и спустя 200-250 лет после письменного закрепления разных эпитетов за разными видами виноградного вина. Уже одно это обстоятельство говорит о том, что мы имеем дело не с виноградным, не с естественным вином, а с вином, полученным каким-то иным, искусственным, производственным путем, вином, сделанным, сотворенным самим человеком, а не природой.Таким образом, термин «твореное вино» не относится уже к собственно вину, как его понимали до XIII века.

Мед

Вторым по значению спиртным напитком Древней Руси был мёд. Он известен уже в глубокой древности и как сладость (лат. — mel), и как алкогольный напиток (лат. — mulsum). Мёд не был, как подчас думают, исключительно алкогольным напитком русских. Он служил основным парадным напитком большинства европейских народов средней полосы — между 40° и 60° с. ш. и встречался у древних германцев (Meth), у скандинавов (Mjod), где считался напитком богов, и особенно у древних литовцев (medus).Основа слова «мёд» вовсе не русская, а индоевропейская. В греческом языке слово «мэду» означало «хмельной напиток», то есть общее понятие алкоголя, а иногда употреблялось в значении «чистое вино», то есть слишком крепкое, слишком опьяняющее, не питьевое по греческим традициям и представлениям. Слово же «мэдэе» означало по-гречески «пьянство». Все это говорит о том, что крепость меда как алкогольного напитка была во много раз больше, чем крепость виноградного вина и поэтому древние греки и византийцы считали, что употребление столь сильных напитков свойственно варварам.В Древней Руси, насколько это можно судить по фольклорным данным, мёд был самым распространенным напитком из числа алкогольных, в то время как вино в фольклоре почти не упоминается. Между тем документальные памятники говорят как будто о другом. Из них известно об употреблении привозного вина с IX века, но мед впервые встречается на Руси, да и то в значении сладости, лишь под 1008 годом, а в Македонии — под 902 годом; в значении алкогольного напитка в Литве и Полоцке — в XI веке, в Болгарии — в XII веке, в Киевской Руси — только в XIII веке (1233 г.), Чехии и в Польше — с XVI века. Только в летописи Нестора под 996 годом упоминается, что Владимир Великий велел сварить 300 проварь меду. Да еще Ибн-Даст (Ибн-Рустам) — арабский путешественник в начале Х века (921 г.) — упоминает, что руссы имеют медовый хмельной напиток, и что древляне в 946 г. дают Ольге дань не пчелиным, а «питным» медом.Вместе с тем из ряда косвенных византийских сообщений известно, что еще в конце IX века, во времена язычества, отдельные славянские племена, особенно древляне и поляне, умели забраживать мед и по закисании превращали его из mel в rnelsum, а также выдерживали его подобно вину и использовали для улучшения его качества переливы (т. е. неоднократное переливание из одного сосуда в другой — новый и чистый).Все это дает возможность прийти к следующим выводам: мед как алкогольный напиток был вначале более всего распространен в самой лесистой части Древней Руси, на территории нынешней Белоруссии, в Полоцком княжестве, где процветало бортничество, то есть добыча меда от диких пчел. Отсюда мед по Припяти и Днепру поступал в Киевскую Русь. В X-XI веках мед в Киеве употребляли в исключительных, чрезвычайных случаях и при этом изготовляли его сами из запасов медового сырья: мед варили. Вареный мёд как напиток был более низкого качества по сравнению с мёдом ставленым.Последний выдерживали по 10-15 лет и более, и он представлял собой результат естественного (холодного) брожения пчелиного меда с соком ягод (брусники, малины). Известны случаи, когда в XIV веке на княжеских пирах подавался мёд 35-летней выдержки. Поскольку широкое употребление мёдов (вареных и ставленых) приходится на XIII-XV века, то представление о том, что в древности основным напитком был мёд, нашло отражение прежде всего в фольклоре, произведения которого создавались именно в это сравнительно позднее время, когда началось формирование национальной русской культуры.Кроме того, расцвет медоварения в XIII-XV веках был связан не с его возникновением в это время (ибо оно возникло в X-XI вв.), а с сокращением привоза греческого вина вследствие сначала монголо-татарского нашествия (XIII в.), а затем упадка и крушения Византийской империи (XV в.). Таким образом, историческая обстановка, включая не только изменения в системе международных отношений и международной торговли, но и изменения чисто географического характера (перемещение территории Русского государства на северо-восток, перенесение столицы из Киева во Владимир, а затем в Москву), приводила к изменению характера потребляемых спиртных напитков. Все это удаляло Русь от источников виноградного вина и заставляло изыскивать местное сырье и местные способы для производства алкогольных напитков.Мёд, хотя и был древним напитком, но в XIII-XV веках он как продукт местного сырья выдвигается на первый план главным образом в обиходе знати, зажиточных слоев. Длительность производства хорошего, настоящего ставленого мёда ограничивала круг его потребителей, несомненно, удорожала товар. Для массовых сборищ даже при дворе великого князя употребляли более дешевый, более быстро приготавливаемый и более пьянящий — вареный мёд. Тем самым XIII век является рубежом, знаменующим переход к напиткам, во-первых, из местного сырья и, во-вторых, к напиткам значительно более крепким, чем в предыдущие пять столетий.Нет сомнений, что привычка к употреблению более крепких, более охмеляющих напитков в XIII-XV веках подготовила почву и для появления водки.В то же время развитое, широкое медоварение было просто невозможно без наличия винного спирта как компонента дешевых, но крепких медов. Уже в XV веке запасы мёда сильно сокращаются, он удорожается в цене и потому становится предметом экспорта за счет сокращения внутреннего потребления, ибо находит спрос в Западной Европе. Для местного же употребления приходится и изыскивать более дешевое и более распространенное сырье. Таким сырьем оказывается ржаное зерно, уже с древнейших времен используемое для производства такого напитка, как квас.

Квас

Слово это встречается в древнерусских памятниках одновременно с упоминанием о вине и даже раньше мёда. Значение его, однако, не вполне соответствует современному. Под 1056 годом мы находим явное упоминание кваса как алкогольного напитка, поскольку на языке того времени слово «квасник» употреблялось в значении «пьяница».В XI веке квас варили, как и мёд, а это означает, что по своему характеру он был ближе всего к пиву в современном понимании этого слова, но только был гуще и действовал более охмеляюще.Позднее, в XII веке, стали различать квас как кислый слабоалкогольный напиток и квас как сильно опьяняющий напиток. Оба они, однако, носили одинаковые названия, и только по контексту иногда можно догадаться, о каком виде кваса идет речь. По-видимому, во второй половине XII века или в самом конце XII века сильно опьяняющий квас стали называть твореным квасом, то есть сваренным, специально сделанным, а не произвольно закисшим, как обычный квас.Этот твореный квас считался таким же крепким алкогольным напитком, как чистое вино, их приравнивали по крепости. «Вина и творена кваса не имать пити», говорится в одном из церковных предписаний. «Горе квас гонящим», — читаем в другом источнике, и это ясно указывает на то, что речь идет не о безобидном напитке. Из всех разновидностей твореного кваса самым опьяняющим, самым «крепким», дурманящим был «квас неисполненный», который весьма часто сопровождается эпитетом «погибельный». На старославянском языке слово «неисплънены» означало незавершенный, не полностью готовый, не доведенный до конца, плохого качества (противоположный латинскому — perfect).Таким образом, речь вероятно, шла о недоброженном или плохо перегнанном продукте, который содержал значительную долю сивушных масел. По-видимому, к этому роду «кваса» относилось и редко встречающееся в источниках слово «кисера» как сильно одуряющий напиток. Если учесть, что слово «квас» означало «кислое» и его иногда именовали квасина, кислина, кисель, то слово «кисера» можно рассматривать как пренебрежительную форму от кваса неисполненного, незавершенного, испорченного, плохого. Но есть указания и на то, что кисера — искажение слова «сикера», также означающего один из древних алкогольных напитков.

Сикера

Слово это вышло из употребления в русском языке, причем из активного бытового языка, как раз в XIV-XV веках,на том самом рубеже, когда произошла смена и в терминологии, и в существе производства русских алкогольных напитков. Поскольку слово это исчезло из языка совершенно бесследно, не оставив никакой замены, аналога или иного лексического рудимента, то мы постараемся как можно тщательнее выяснить его значение и первоначальный смысл, ибо оно проливает свет на историю русских спиртных напитков. Слово «сикера» вошло в древнерусский язык из Библии и Евангелия, где оно упоминалось без перевода, так как переводчики в конце IX века затруднялись подыскать ему эквивалент в славянских языках, в том числе и в древнерусском языке.Оно было употреблено и понималось как первое общее обозначение алкогольных напитков вообще, но в то же время четко отделялось от виноградного вина. В греческом языке, с которого переводилось Евангелие, «сикера» также означала искусственный «хмельной напиток» вообще, причем любой пьянящий напиток, кроме естественного вина. Однако источником этого слова послужили слова на древнееврейском и арамейском языках — «шекар» («шехар») и «шикра».Шикра (sikra) на арамейском означало род пива, это слово и дало «сикеру». Шекар (Schekar) на древнееврейском — «всякий пьяный напиток, кроме лозного вина». Это слово дало в русском «сикер». Поэтому в одних источниках встречается «сикера», в других — «сихер». Совпадение обоих этих слов по звучанию и очень близких по значению привело к тому, что даже лингвисты считали их за вариации одного и того же слова. Однако это были не только разные слова, но они означали и разные понятия с технологической точки зрения.Дело в том, что в Палестине и у греков «сикер» изготовлялся из плодов финиковой пальмы и был, по сути дела, финиковой водкой. Арамейское же понятие «сикера» означало хмельной, опьяняющий напиток, по технологии близкий к медо- или пивоварению, без гонки.Нет сомнения, что в древнерусских монастырях ученые монахи доискивались до подлинного значения упоминаемых в Библии и Евангелии греческих, арамейских и древнееврейских слов и тем самым получали полное представление о технологических процессах и их отличиях.

Пиво

Помимо перечисленных выше алкогольных напитков — вина, меда, кваса и сикеры — в источниках XI-XIII веков весьма часто упоминается и пиво. Однако из текстов того времени видно, что пиво первоначально означало всякое питье, напиток вообще, а вовсе не рассматривалось как алкогольный напиток определенного вида в современном нашем понимании. «Благослави пищу нашу и пиво», — читаем в памятнике XI века. Позднее, однако, появляется термин «твореное пиво», то есть напиток, питье, специально сваренное, сотворенное, как вино.Твореным пивом, как видно из источников, называли очень часто сикеру, а иногда и другой напиток — ол. Таким образом, термин «пиво» сохранил свой широкий смысл и для XII-XIII веков. Если в X-XI веках так назывался всякий напиток, всякое питье, то в XII-XIII веках так стали называть всякий алкогольный напиток: сикеру, квас, ол, твореное вино — все это было в целом твореное пиво или искусственно созданное самим человеком алкогольное питье. Пиво в современном понимании имело другой термин, другое обозначение — ол.

Ол

В середине XIII века впервые появляется новый термин для обозначения еще одного алкогольного напитка «ол», или «олус». Есть также данные, что в XII веке зафиксировано название «олуй», что, по всей видимости, означало то же самое, что и «ол». Судя по скупому описанию источников, под олом понимали напиток, подобный современному пиву, но только приготавливалось это пиво-ол не просто из ячменя, а с добавлением хмеля и полыни, то есть трав, зелий. Поэтому иногда ол называли зелием, зельем.Имеются также указания на то, что ол варили (а не гнали, как сикеру или квас), и это еще более подтверждает, что ол был напитком, напоминающим современное пиво, но только сдобренное травами. Его наименование напоминает английский эль, также приготавливаемый из ячменя с травами (например, с добавлением цветов вереска). То, что позднее ол стали отождествлять с корчажным пивом, еще более подтверждает, что олом в XII-XIII веках называли напиток, подобный пивному в современном понимании этого слова.Вместе с тем ясно, что термин «ол» давался весьма высококачественному и довольно крепкому и благородному напитку, ибо и конце XIII века в «Номоканоне» указывается, что ол может быть принесен в храм «в вина место», то есть может быть полноценной заменой церковного, виноградного вина. Ни один из других видов напитков того времени не пользовался этой привилегией — заменять собой вино.

Березовица пьяная

Этот термин отсутствует и письменных памятниках старославянского языка, но из сообщений арабского путешественника Ибн-Фадлана, посетившего Русь в 921 году, известно, что славяне употребляли березовицу пьяную, то есть самопроизвольно забродивший сок березы, сохраняемый долгое время в открытых бочках и действующий после забраживания опьяняюще.

Первое упоминание алкогольных напитков или их терминов в Древней Руси IX-XIV веков (Хронологическая таблица)

Конец IX в.Начало Х в.Начало Х в.1-я пол. Х в.Конец Х в.Конец Х в.Середина XI в.Середина XI в.2-я пол. XI в.2-я пол. XII в.2-я пол. XII в.Конец XIII в.Конец XIII в.XIII-XIV вв.  

около 880-890 гг.907 г.921 г.920-930 гг.996 г.988-998 гг.1056-1057 гг.

1265-1270 гг.1284 г. 

Мед ставленыйВино виноградноеБерезовица пьянаяМед хмельнойМед вареныйВина виноградные (кислые, сладкие)КвасСикераКвас неисполненныйКвас твореныйПиво твореноеХмельноеОл (олуй, олус)Вино твореное

http://www.liveinternet.ru/community/for_men_only/post254417496/

feja-nitok.ru